В гостях у троцкистов

poster_v1-01Был на днях проездом на конференции «Нового Прометея» (далее – НП) под названием «От Октября к коминтерну: нерешённая задача пролетариата». Описываю ниже запомнившиеся моменты, деля их на положительные и отрицательные относительно пользы для нашего дела. Деление, конечно, относительное, поскольку то или иное из описываемых ниже явлений может играть для большевизма, допустим, отрицательную роль, в то время как скрытая за этим явлением сущность будет безусловно положительным фактором. И наоборот. То, что явно играет двоякую роль, повторено с различным комментарием.

Положительные

Начнём, всё же, с приятного.

Было много молодёжи. Это первое, что бросилось в глаза.

Хотя не совсем так. Первое, кто действительно бросился (направить в зал конференции), — были активисты-функционеры, одетые по дресс-коду, т. е. одинаково, официально и политически нейтрально. Впечатление это производит настораживающее и даже отталкивающее, поэтому записал этот момент сюда, как полезный просчёт троцкистов.

Но вернёмся к молодёжи. Её было явно больше половины. Да что там, я думаю, что 75% гостей конференции было не больше 30 лет. Соответственно, явна видна тяга молодёжи к революции, к социализму, а это безусловно очень и очень хорошо.

Задача создания классовой партии пролетариата как будто вполне разделяется всеми участниками конференции. Сам НП позиционируется не более как м.-л. кружок, констатируется отсутствие настоящих коммунистических партий, в особенности партии ленинского типа. По этому вопросу докладчиками рекомендовалась ленинская «Что делать?», которая вероятно, является у них программной вещью, подаваемой, разумеется, под троцкистским соусом. (Насколько я понял, тут они поступают так же, как с Лениным вообще поступали в предперестроечный период: ленинские мысли топили в обилии комментариев и разборов «ведущих советских обществоедов». Так же и тут: вот я открыл «Предисловие к итальянскому изданию» из НП-шной книжки, и там куча раз упоминается «Что делать?», шаги итальянских «коммунистов» во второй половине XX века привязываются к тем или иным тезисам из «Что делать?» и т. д.)

Положительным моментом здесь я считаю именно всеобщее признание отсутствия в настоящее время классовой партии пролетариата, и, следовательно, необходимости её (вос-)создания как исторической задачи.

Понимают ли сторонники НП что́ на самом деле такое пролетарская партия ленинского типа? С этим сложнее. Вот, например, в очередном докладе позиция Р. Люксембург против Ленина по партийному строительству была обозначена однобоко, без разъяснения сути разногласия, что совершенно точно указывает на принятие позиции Ленина лишь на словах, без действительного понимания. Но об этом мы продолжим в отрицательной части. А пока ещё раз скажу, что раз основополагающая ленинская работа по этому вопросу у них в почёте, то значит можно надеяться, что среди сторонников НП наверняка найдутся те, кто действительно захочет изучить её и будет думать над ней самостоятельно.

Пролетариат, как класс, безусловно существует и растёт наперекор мнениям постиндустриалистов и скептиков — такой тезис прозвучал в нескольких докладах. Причём по докладам молодёжи можно заключить, что докладчик старается не смешивать пролетариат со всеми остальными категориями трудящихся, что он, следовательно, ставил себе вопрос о том, чем отличается пролетариат от других наёмных работников.

Напротив, все «крупные» докладчики — «зубры» и «вожди», — явно путались и вносили путаницу по данному вопросу.

Неоднородность рабочего класса, необходимость внесения социалистического сознания в РК вместо пассивной формулы «пролетарий, значит автоматически социалист» — обо всём этом также говорилось с трибуны конференции. Приводились примеры контрреволюционных действий рабочих в новой и современной истории. Правда, не все эти примеры были одинаково хороши. Один из них будет отдельно проиллюстрирован в отрицательной части. Несмотря на то, что в программных заявлениях НП идея неоднородности пролетариата используется с явно вредоносными целями, мне кажется, что сам факт исторических примеров, на которых это у них иллюстрируется, вполне способен толкнуть некоторых слушателей на попытку доискаться действительных корней тех событий, в которых та или иная группа рабочих действовала вопреки интересам своего класса. То-есть, начать изучать вопрос о корнях оппортунизма.

Работа с людьми в цеху, на кафедре и улице для вовлечения их в работу была, несмотря на несколько пессимистичное вступление, объявлена главным методом работы и противопоставлялась работе в интернете. (Правда, насколько резко у них это противопоставление я не смог уловить. Естественно, что полное отрицание интернет-работы есть большая неправильность.) «Наши люди работают с людьми», — утверждал докладчик. Среди главных категорий для агитации им обозначались рабочий класс и студенчество (вот откуда, стало быть, молодёжь). Воспитанию такого взгляда на революционную работу, действительно, можно только порадоваться. Даже если сейчас эта работа будет вестись не в ту сторону, опыт работы с рабочими, с трудящимися у молодых революционеров всё равно появится. А опыт, в свою очередь, обязательно поможет тем из них, кто захочет это сделать, разобраться в ошибках их теоретической позиции.

Обязательность наличия печатной литературы и своего издательства обозначалась упомянутым докладчиком как необходимая (теперь уже) ступень в развитии революционной организации, желающей работать с массой. Безусловно это верно и вплотную подходит к предыдущему пункту. Пользу для дела здесь я опять же усматриваю, конечно, не в содержании литературы НП, а в том, что формируется привычка работать с массой через литературу. Это безусловно та форма, в которую можно будет влить и обязательно будет влито в будущем новое, большевистское содержание.

Основное обсуждение содержания их литературы пойдёт, как можно догадаться, в отрицательной части, но и здесь, в положительной, вполне уместно сказать пару слов о газете «Пролетарский интернационализм», издаваемой НП. Нужно сказать, что тот номер, что был на конференции, однозначно является «газетой для рабочих» (и ещё для студентов и т. д.), а вовсе не «газетой самих рабочих», как того требует большевизм. А отсюда следует, что такая газета не будет интересна рабочим, что, несомненно, является плюсом для нас.

Номер заполнен аналитикой и, с позволения сказать, теоретическими статьями. Язык статей, в особенности аналитических статей, совершенно не марксистский, мелкобуржуазный, сродни выверенному и более-менее грамотному в отношении языка м.-б. ресурсу в интернете. Вполне в духе дресс-кода на входе и монологического характера ведения докладов (никто из докладчиков ведь не поинтересовался по окончании своего доклада, есть ли у слушателей какие-либо вопросы в связи с услышанным, всё ли было ясно?).

Но всё же есть и такие темы, за привлечение внимания к которым как в газете, так и в докладах конференции, «Новый Прометей» вполне заслуживает справедливого одобрения.

Организованность пролетариата в связи с близостью новой империалистической войны — вот пример такой темы. О новой войне сейчас кто только не говорит. А вот о том, что единственной силой, способной помешать планам империалистов, является революционный пролетариат, выступающий под руководством своей классовой, коммунистической партии во главе международного, интернационального антифашистского, антиимпериалистического движения, говорят немногие. Конечно в том, что и как НП говорит об интернационализме, безусловно присутствуют сугубо троцкистские мотивы — это вполне ясно. Но всё же, это большой плюс, что пропагандистам от НП приходится готовиться по таким сложным для пропаганды вопросам, как защита отечества, революционное пораженчество и борьба за превращение империалистической войны в войну гражданскую. Я уверен, что критика троцкизма, если они, конечно, пожелают в неё вникнуть, поможет им гораздо глубже и полнее разобраться в этом вопросе.

Материалы Коминтерна объявляются представляющими исключительный интерес для сегодняшнего дня — вот ещё одна тема, поднятие которой заслуживает одобрения. Правда почему-то именно «Рабочий Путь», а вовсе не НП переиздал недавно одну из книжечек III конгресса КИ – Программу Коммунистического Интернационала (вообще говоря, РП переиздал не одну книгу из материалов Коминтерна). Как это вяжется с вышеуказанным верным утверждением о необходимости издательской работы — непонятно. Вероятно, материалы Коминтерна всё ж таки не предназначаются у них для массы и для работы с массой. Но поскольку здесь имеется противоречие, постольку, при соответствующих усилиях по пропаганде большевизма и критике троцкизма, лозунг изучения материалов КИ может и будет наполнен соответствующим ему содержанием.

Троцкого, между прочим, несколько раз лягнули, как верхогляда, не умеющего на самом деле оценить дальнюю перспективу (только лишь дальнюю?), как не бравшего на себя труд вникать в политэкономические вопросы (только лишь в политэкономические?), а действовавшего больше «интуицией» и «революционным напором». Чем это может быть вызвано, что махровые троцкисты вынуждены поступать таким образом? А только одним: что авторитет Троцкого, не смотря на все их старания, безусловно падает (в то время, как авторитет Сталина неуклонно растёт).

Прежде чем перейти к отрицательной части, хочу ещё отметить одно положительное (для большевизма) качество их собственной «большой» литературы.

Троцкистам из НП, по сути, нечего рассказать, фактического исторического материала явно недостаёт у них. Почему? Да потому, что они, фактически, вычёркивают из истории весь советский период!

Нам часто ставят в вину то, что РП «застрял» в сталинской эпохе, что всё и вся мы сравниваем с «отсталыми» 30-ми, 40-ми и 50-ми годами XX века в СССР, на всё смотрим их глазами. Такая наша позиция объясняется прежде всего тем, что марксизм и, в особенности, ленинизм, большевизм мы стараемся изучать не только теоретически, но и практически, не только в статике, но и в динамике, т. е. на основе изучения опыта строительства социализма. Почему? Потому что только процесс строительства — процесс реализации на практике того или иного теоретического вывода марксизма — способен вскрыть, показать в явном виде его диалектику, его связь как с естественными, так и с общественными явлениями, со всей исторической борьбой классов. Поэтому, вполне естественно, что период активного, интенсивного строительства социализма и, в особенности, начавшийся следом за ним период постепенного перехода СССР к коммунизму представляет для нас наибольший исторический интерес. Но при этом, естественно, РП не «брезгует» заглядывать и в остальные периоды жизни страны. Так, фактом новейшей истории является то, что именно РП первым указал на выяснение действительных причин гибели СССР как на необходимый фактор победы над оппортунизмом в международном рабочем движении. Тем не менее, сталинский Советский Союз, как грандиозный исторический пример социалистического государства, был и остаётся уникальным источником знаний марксизма.

Для НП подобный подход невозможен в принципе. Ведь на всё, что касается эпохи Сталина и связано с его именем, фактически, наложено у них табу, главную защитную функцию в котором, как это ни смешно, играют эмоциональная окраска и поэтические образы. Фактически, это типичная солжениценщина на марше, которая надеется лишь на то, что никто не станет особенно задумываться над прочитанным или услышанным, если подать его под фирменным соусом «О ужас!». Правда, справедливости ради нужно отметить, что в этой их методике, к сожалению, есть определённый смысл, потому что страх, как известно, способен у человека подавлять логику.

Фактически же, в плане исторических данных, НП вынужден «сидеть» в историческом периоде от II до III Интернационала и стараться при этом рассматривать III Интернационал отдельно от СССР. И вот как же выкручивается НП, чтобы обеспечить себя фактическим материалом для своих изданий? А вот как: их собственные издания представляют собой, главным образом, биографические описания жизни революционеров. О том что это за описания и как они используются мы поговорим уже в отрицательной части, к которой, собственно и переходим.

Отрицательные

Здесь я предпринял попытку критики троцкизма по отдельным вопросам, связанным с деятельностью «Нового Прометея», постарался вскрыть замеченные уловки и просто неподобающие поступки. Начнём с очевидного.

Сбор личных данных. Сразу же, как переступаешь порог, спрашивают имя, фамилию и номер телефона. Следом, как берёшь газету, записывают ещё раз. Подозреваю, что непосредственной целью этой бюрократии является не продажа данных охранке, а адресная агитация — что, следовательно, будут звонить с приглашением на очередное мероприятие или с объявлением о выходе новой книжки. Но это, конечно, не отменяет того факта, что сбор личных данных — это вопиющее нарушение конспирации вкупе с самой тупой политической близорукостью.

Отчасти положительный подмомент тут — спрашивают и о социальном положении и вроде бы нацелены на поиск рабочих. Под положительностью фактора я здесь, опять-таки, имею в виду ориентировку молодых революционеров на рабочий класс, но само собой понятно, что раз они находятся пока под влиянием троцкистов и троцкизма, влияние их на рабочий класс будет отрицательным и минимальным.

Нужно добавить, что такой поступок организаторов конференции несомненно отражает их теоретическую линию, их взгляд на рабочий класс, на всю революционную деятельность. И доклады конференции рассказали о ней не меньше, чем её организация. Вот конкретные примеры.

Позиция Р. Люксембург по вопросу партийного строительства была процитирована так: «авангард класса, а не авангард над классом», в противоположность позиции Ленина, которая никак при этом объяснена не была. Что же из этого получается? Может быть имелось в виду, что все участники конференции настолько прекрасно знают ленинскую позицию и а также то, что в чём здесь состояла ошибка Люксембург? Сомневаюсь, поскольку позиция Ленина, упомянутая лишь вскользь, сводилась у докладчика к наличию ядра партии из профессиональных революционеров, то-есть (!) партийной элиты. Поэтому тут у меня безусловно версия сознательного подлога.

Перейдём к более серьёзным ошибкам и провокациям.

Принижение революционности рабочих развитых стран и, в особенности, российских рабочих было одной из главных тем конференции, протаскиваемых контрабандой.

Прежде всего, докладчики не раз и не два ссылались на такую общественную категорию, как «семья с несколькими источниками дохода, живущую при развитом империализме», как на пассивную, нереволюционную категорию граждан. Причём делало так, насколько я уловил, прежде всего подрастающее поколение идеологов НП, а следовательно почти наверняка данные формулы являются в НП программными. Хочется спросить, что это за новый классовый признак — количество источников дохода? В чём его смысл?

Может быть речь идёт всё же об уровне дохода? Такой признак действительно знает марксизм. Но нужно сразу же отметить, что марксизм знает его как производный, второстепенный признак, в ряде случаев помогающий провести классовый анализ более точно, но не позволяющий сделать решающего вывода в отношении принадлежности того или иного трудящегося и его семьи к тому или иному общественному классу. Если обозначенные докладчики стремились к тому, чтобы быть понятыми правильно, то тогда им так и следовало бы говорить, «семья с высоким уровнем дохода» вместо того, чтобы говорить намёками и оставлять широкое пространство для спекуляций. Это, конечно, если специально не преследовалась цель говорить двусмысленности.

Не исключено, правда, что под «несколькими источниками дохода» имелись ввиду различные типы источников дохода, в том числе, не связанные с наёмным трудом. Действительно, сегодня существуют такие семьи, где кроме работы по найму, люди вынуждены еще, допустим, сдавать в аренду квартиру или выращивать что-то на своем участке и продавать. То-есть полупролетарии с марксистской точки зрения.

Но может быть, всё же, докладчики имели в виду тот простой факт, что рабочий, загоняемый в голод и нищету регулярными задержками заработной платы, вынужден работать сразу в нескольких местах, постоянно искать подработки и всё время мыкаться от одного капиталиста к другому, оставаясь при этом, по существу, лишь частично занятым? Совершенно непонятно, как в таком случае, всё это вяжется с низким революционным потенциалом такого рабочего. Конечно, у такого рабочего, постоянно бегающего с места на место, может затрудняться формирование прочных взаимоотношений с трудовым коллективом, вернее, с трудовыми коллективами, в которые он так или иначе входит. Но при других обстоятельствах, например, при иной форме найма, при ином делении на бригады и смены, оно может и, наоборот, для него облегчаться. Поэтому никак нельзя огульно записывать такого «слугу двух господ» в отсталые слои пролетариата.

Наконец, ещё один вариант «семьи с несколькими источниками дохода» — это типичная пролетарская семья, в которой вынуждены работать все её трудоспособные члены. Такая пролетарская семья известна промышленной истории с давних пор, с самого начала эры промышленного капитализма, и конечно не представляет никакой угрозы для революционности своего класса. Как раз наоборот — в рабочих династиях концентрируется, передаётся из поколения в поколение опыт борьбы за права рабочих.

Всё это заставляет думать, что упоминание «семьи с несколькими источниками дохода» призвано заставить незадачливого слушателя представить на месте рабочего мелкого буржуа и перенести на первого известные характерные признаки сознания последнего. Но это навряд ли удастся провернуть с рабочим, трезво оценивающим своё положение — в его голове будут возникать совершенно иные картины. А вот на слушателей, заражённых мелкобуржуазным сознанием, эта уловка несомненно подействует и так же несомненно усилит это заражение, утвердит их на классовой позиции мелкой буржуазии. А тот факт, что пролетарская семья с несколькими низкими и продолжающими снижаться источниками дохода является на самом деле типичной, того, кто не захочет вникать в детали, без всякого сомнения подведёт к выводу о том, что пролетариат в массе своей не является революционным.

Имел место также и следующий казус, вполне вероятно, сознательный, при котором уже напрямую, без обиняков было обозначено, что российским рабочим, вообще говоря, никакой социализм и не требуется. Дело было так. Верно отметив отдельные исторические факты контрреволюционного выступления рабочих, т. е. выступления против коренных интересов своего класса, один из докладчиков повёл дальше разговор о настроениях рабочих РФ, измеренных правда буржуазными социологами из «Левады», по которым значительная масса их высказалась якобы за желание иметь заботливое государство. И в этом желании, горе-докладчик из «Прометея» не смог, или не захотел разглядеть ясно обозначенного вроде бы стремления наших рабочих к социализму! Может быть наивного стремления, но всё же стремления к социализму. Вместо этого, данная группа рабочих была причислена к людям, высказавшимся в поддержку существующего строя, в поддержку буржуазного российского государства! Хочется спросить, неужели прометеевцы правда думают, что кому-то из наших рабочих не хватает «заботы» буржуазного государства, что они могут просить поэтому добавить им ещё дополнительную порцию «заботы» от капиталистов?!

Ещё одна формулировочка, проскочившая в каком-то докладе, говорила прямо в лоб: сто лет назад российским рабочим было нечего терять (кроме своих цепей), а сейчас — другое дело. А это, между прочим, старый-престарый тезис либералов.

И то, что всё это вовсе не случайности или же это такие случайные оговорки, которые порождаются стоящей за ними теоретической платформой, доказывает программная линия «Нового Прометея», о которой речь пойдёт у нас в конце. А сейчас коснёмся одной дежурной, даже будничной для троцкизма темы.

Расстрел всех революционеров Сталиным кто только не упоминал. Один из докладчиков даже специально уточнил, что «расстреливали не только советских, но и иностранных граждан». Как будто гражданство или национальный признак должны были служить оправданием контрреволюционного преступления.

В положительной части я уже упоминал о том, что исторический период строительства социализма в СССР, оказывается, фактически, закрыт для внимания сторонников НП и о том, что роль прикрытия выполняют как раз рассказы о репрессиях. Из дальнейшего изложения станет ясно, что этот обход советского социализма непосредственно следует из стратегии защиты их теоретической платформы, а тема репрессий является не более чем удобным для этого инструментом. Тем не менее, посмотрим на этот инструмент в действии.

Например, дело обстоит так, что берётся определённая масса биографий и из всей этой массы — «Было проанализировано более 1000 биографий» (цитата конференции), — делается вывод о типичной судьбе пролетарского революционера, которая заканчивается его гибелью в результате применённых к нему в СССР репрессий. При этом неявно проводится, т. е. навязывается, мысль о том, что репрессии были произведены именно над революционером, а не над шпионом, предателем пролетариата и врагом народа. И самое главное, что при этом целиком и полностью снимается наиважнейший вопрос о переходе того или иного революционера на сторону контрреволюции, о тех факторах, под влиянием которых это происходит, об объективных и, — раз уж анализируются биографии! — субъективных причинах такого перехода. Этот наиважнейший для понимания истории революции и классовой борьбы вопрос даже не ставится!

Интересно, эти господа из НП хотя бы в общих чертах представляют себе, как именно человек становится на путь контрреволюции? Насколько это известно из истории (да-да, из тех самых биографий, которые ведь, «анализировали» прометеевцы!), контрреволюционерами становятся, в общем, также, как и революционерами, с той лишь разницей, что на место сомнений в справедливости буржуазного, капиталистического строя и протеста против него, становятся сомнения в справедливости диктатуры пролетариата и социалистического строя, и вытекающий отсюда протест против них. Так кто же сказал, что такие переходы не могут совместиться в одной биографии? Зачастую они как раз совмещаются и даже многократно повторяются, и известны марксизму под названием шатаний и уклонов. Именно с теоретического уклона, с сомнения всегда начинается контрреволюционный путь личности, который только в конце, если не был вовремя выправлен, закономерно, приводил эту личность к прямому предательству, террору и бандитизму. Почему? Да потому, что в условиях строящегося социализма и коммунизма, контрреволюционное движение очень скоро, с ликвидацией кулачества как класса, стало движением против массы рабочих и крестьян, движением, следовательно, без поддержки массы! А из этого, в общем-то, следовала лишь одна стратегия борьбы — «стратегия» индивидуального террора, «стратегия» шпионажа и диверсий.

Чему же, следовательно, здесь удивляться, когда шатания и неуверенность того или иного революционера использовались матёрыми контрреволюционерами для вербовки его на свою сторону? Ведь учитывая те обстоятельства, в которых оказались в ту эпоху не только мелкобуржуазные элементы и осколки, остатки буржуазных элементов внутри советской страны, но и само капиталистическое окружение, мировой империализм, — а ведь эти экономические и политические обстоятельства иначе как катастрофическими для буржуазии и не назовёшь, — можно быть уверенным, что скрупулёзный поиск, вербовка шатающихся и сомневающихся велась едва ли не с той же настойчивостью и терпением, с какими в эпоху подготовки пролетарской революции шёл поиск сознательных рабочих и пропаганда в рабочей среде! Контрреволюция поработала на славу — это печальный исторический факт. Но он, конечно, ни в коей мере не может служить оправданием тем бывшим революционерам, которые закончили свой путь предателями интересов рабочего класса.

Но для прометеевцев всего этого пласта классовой борьбы, являющегося может быть важнейшим историческим уроком для всей истории рабочего движения и поэтому, в интересах дальнейшего развития последнего, нуждающегося в скорейшем и полнейшем теоретическом обобщении, просто не существует. Так, например, в одном из своих произведений, теоретики «Нового Прометея» пишут: «Как понимать, что Зиновьев с Лениным работал хорошо, а после смерти Ленина — Зиновьев стал контрреволюционером?»1 Действительно, как понимать? Но прометеевцы ничего понимать здесь не хотят (и даже «забывают», что Ленин требовал ведь исключения Зиновьева из партии в октябре 1917 г.).

Рискну предположить, что по вопросу о диалектике классовой позиции в отношении тов. Сталина троцкистами из «Нового Прометея» также не делается исключений — никакой такой диалектики для них не существует. По крайней мере ни в одном из их обвинений тов. Сталина в контрреволюционных преступлениях я не заметил обсуждений каких-то уклонов, каких-либо «шатаний» тов. Сталина. Оно и немудрено — доказать выдуманный троцкистами отход тов. Сталина от ленинизма на практике оказалось бы невозможным делом. Поэтому единственный возможный выход для них здесь заключается, похоже, в том, чтобы с самого начала вовсе не записывать тов. Сталина в большевики под любым надуманным предлогом.

Перейдём теперь к рассмотрению одной из инициатив тов. Сталина, которая по представлениям теоретиков НП как нельзя лучше выявляет в нём «контрреволюционера». Я имею виду роспуск Коммунистического интернационала.

Коммунистический интернационал преподносится прометеевцами как проигранное сражение (против Сталина), как несбывшаяся мечта трудящегося человечества, которая, в 1943 г. окончательно прекратила своё существования. Спрашивается, знают ли господа прометеевцы, что по итогам второй мировой войны образовалось нечто большее, по своему значению, чем Коммунистический интернационал? Что историческим и геополитическим фактом стал целый антиимпериалистический лагерь стран народной демократии?

А между тем, значение образования демократического лагеря трудно переоценить. В чём же состояла сущность лагеря стран народной демократии и каковы были предпосылки и последствия его развития?

«В результате исторических побед Советской Армии… произошло отпадение от империалистической системы ряда стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Народы этих стран, руководимые коммунистическими и рабочими партиями, взяли свою судьбу в свои руки. В этих странах утвердился режим народной демократии, …осуществляющий в настоящее время функции диктатуры пролетариата.

…За шесть лет, истекших после окончания второй мировой войны, произошло дальнейшее обострение всех противоречий империализма. Из системы империализма выпали новые страны, прежде всего Китай… В Азии возникли и борются за освобождение своих стран от империалистических агрессоров Корейская народно-демократическая республика и демократическая республика Вьетнам.

…Советский Союз не только вышел из международной изоляции, но и является центром могучего международного демократического лагеря, объединяющего все народно-демократические государства.

…Образование Германской демократической миролюбивой республики является поворотным пунктом в истории Европы. Не может быть сомнения, что существование миролюбивой демократической Германии наряду с существованием миролюбивого Советского Союза исключает возможность новых войн в Европе …и делает невозможным закабаление европейских стран мировыми империалистами.

…В настоящее время за мир борется не один Советский Союз, а могучий блок демократических государств во главе с Советским Союзом. В этот блок наряду с Советским Союзом входит Китайская народная республика, население которой составляет четверть населения всего земного шара. На территории демократических государств, объединившихся вокруг Советского Союза для борьбы с империализмом и войной, живёт свыше 800 млн. человек. Впервые в истории более трети всего человечества организованно борется за мир, используя в качестве орудия борьбы за мир народную государственную власть…

Во главе движения борцов за мир в капиталистических странах идёт рабочий класс, руководимый коммунистическими партиями. С каждым днём возрастает число сторонников этого движения. Активная, напряжённая борьба коммунистических партий и всех сторонников мира и активных борцов за мир должна привести к тому, чтобы в недалёком будущем, в движение за мир включилось взрослое население подавляющего большинства человечества. Перед такой могучей силой всенародного движения не может устоять никакой фронт поджигателей войны.

…Чем кончится эта борьба агрессивных и миролюбивых сил?

…Агрессивная политика империалистов, если бы им даже удалось обмануть бдительность народов и развязать войну, приведёт к краху империализма. Сейчас, как писал В. М. Молотов, „создалось положение, при котором империалисты, развязавшие новую мировую войну, неизбежно вызовут такое всеобщий отпор со стороны миролюбивых народов и всего демократического лагеря, который приведёт не просто к поражению тех или иных агрессивных держав, как это было до сих пор, а к ликвидации всей системы мирового империализма”»2 (подчёркнуто мной — К. О.).

Таким образом, совершенно понятно, что единая система стран народной демократии во главе с Советским Союзом не только была способна решить все задачи, поставленные Коммунистическим интернационалом, но могла даже гарантировать их решение. Фактически, речь тогда шла об осуществлении мировой социалистической революции в плановом порядке. И вряд ли я ошибусь, если скажу, что гениальный пролетарский стратег И. В. Сталин предвидел неизбежность такого сценария ещё в 1943 г.

Знают ли об этом обстоятельстве члены НП? С большой вероятностью большинство из них ни о чём подобном даже не догадывается. А те, кто знает — помалкивают, стремясь всё внимание своих последователей сосредоточить на голом факте роспуска Коммунистического интернационала.

Впрочем, я предполагаю, что о странах народной демократии они всё же кое-что рассказывают. Только делают это в своём троцкистском стиле, переиначивая картину до неузнаваемости. Я думаю так потому, что теоретики из «Нового Прометея» находят в сталинской эпохе не что иное, как империализм — ни больше, и не меньше! А какой же империализм, спрашивается, может быть без зависимых стран? Ясно, что никакой. Что же, кроме стран народной демократии подходит, по софиствующей троцкистской логике на роль зависимых от СССР стран? Кажется, ничего. Вот поэтому я и предполагаю, что о странах народной демократии сторонникам НП приходится узнавать, как о «зависимых странах империалистического СССР». Переходим, следовательно, к теме «империализма» в СССР.

«Империализм» в СССР особенно никак не объяснялся на прошедшей конференции, а лишь совершенно безосновательно постулировался. Хочется сказать, вы начните, пожалуйста, господа, сначала с обоснования в СССР хотя бы капитализма, а потом уж замахивайтесь на империализм, как его высшую, мы слышали, стадию!

Впрочем, нечто выдаваемое, очевидно, за обоснование можно найти в заключении цитированной уже нами книжке «Нового Прометея», которое повторяет, как там написано, статью из их газеты за 2015 г.:

«В 1921 году с переходом к НЭПу — неизбежной уступкой капитализму — большевики освободили рыночную стихию, которая в условиях терявшей социальную базу диктатуры пролетариата (…игра с цифрами…), а также захлёбывавшейся революционной волны в Европе, сделала в конце концов, то с чем не справились белые армии и иностранные интервенты — привела к победе контрреволюции»3.

На этом троцкистская мысль обрывается — об экономике дальше нет ни слова, зато начинается игра с числовыми показателями классового состава партии, производится характерный плевок в сторону рабочих, после которого (видно сомневаются, что те утонули!) на помощь призываются знакомые без представления «репрессии в отношении старой гвардии», чтобы в заключение неожиданно родить такого неизвестного общественно-экономической науке зверя, как «социал-империализм» (с. 315). Стало быть, между введением новой экономической политики и последовавшей за ней «победой контрреволюции», под которой разумно понимать восстановление капитализма (и даже империализма!) под, очевидно, личиной социализма, как это следует из цитированного названия, должна быть с точки зрения троцкизма, вполне определённая связь. Конечно, для обоснования капитализма, а тем более империализма, в СССР мало каких-то там сомнений в правильности проведения новой экономической политики, поскольку каждый экономический уклад, включая госкапитализм, который, надо полагать, имеют в виду прометеевцы, обладает определённым набором характерных признаков, которые нужно суметь найти и показать на деле, прежде чем констатировать преобладание данного типа уклада для данного периода истории страны. Но всё же постараемся проследить за ходом приведённой троцкистской мысли, потому что в ней, не смотря на её скромные размеры, содержится целый клубок противоречий и перекрёстных связей со всей платформой троцкизма. Мы с вами имеем возможность довольно легко проследить все эти связи потому, что мысль эта, как можно было догадаться, совсем не нова.

Начнём с утверждения о том, что НЭП — это уступка капитализму. Это утверждение неверно.

«Знал ли Ленин, что НЭП будет использован на первых порах прежде всего капиталистами, купцами, кулаками? Конечно, знал. Но говорил ли Ленин, что, вводя НЭП, мы делаем уступки спекулянтам и капиталистическим элементам, а не крестьянству? Нет, не говорил, и не мог этого сказать. Наоборот, он всегда утверждал, что, допуская торговлю и капитализм и меняя политику в направлении НЭПа, мы делаем уступки крестьянству ради сохранения и укрепления смычки с ним, ибо крестьянство не может жить при данных условиях без товарооборота, без допущения некоторого оживления капитализма, ибо смычку мы не можем наладить теперь иначе, как через торговлю, ибо мы только таким образом можем укрепить смычку и построить фундамент социалистической экономики. Вот как подходил к вопросу об уступках Ленин.» (Сталин, Соч. т. 7, с. 357).

Что из этого следует? Из этого следует то, что господа троцкисты не умеют разглядеть за тем или иным явлением его сущность, полагая что у свободной торговли при НЭПе, раз ей мог пользоваться весь класс капиталистов, не могло быть и не было какой-то особенной цели и назначения, что это была просто свобода торговли как таковая, якобы не неограниченная властью рабочих свобода торговли. Что Ленин, следовательно, сделал то, что должен был сделать («неизбежная уступка»), а дальше было то, что было — вот единственная известная троцкистам «формула исторического материализма».

Но Ленин не был бы Лениным, если бы действовал как авантюрист, играя роль жертвы обстоятельств. Стратегия НЭПа была орудием, направленным на достижение определённой цели, стратегией сложной, многоэтапной, динамичной, заранее предполагавшей совершение виртуозного и рискованного манёвра. Вот, что писал о ней сам Владимир Ильич:

«В НЭПе мы сделали уступку крестьянину, как торговцу…»

«Если окажется правильным отступление, то сомкнуться, отступивши, с крестьянской массой и вместе с ней, в сто раз медленнее, но твердо и неуклонно идти вперед, чтобы она всегда видела, что мы все-таки идем вперед.»

«Мы сейчас отступаем, как бы отступаем назад, но мы это делаем, чтобы сначала отступить, а потом разбежаться и сильнее прыгнуть вперед. Только под одним этим условием мы отступили назад в проведении нашей новой экономической политики.» (Ленин, ПСС, т.45, с.370, 78 и 303 соответственно).

Отсюда ясно, что НЭП — это не только и даже не столько уступка крестьянству, сколько метод построения социализма в условиях значительной массы мелкого (в том числе крестьянского) производства — через кооперацию. И разве всем известная работа Ленина «О кооперации» не говорит об этом прямо и без двусмысленностей?!

Но в приведённой цитате из «Нового Прометея» было ещё что-то про европейскую революцию, на успехи которой якобы была рассчитана НЭП, а может быть наоборот — тот факт, что революция в Европе начала «захлёбываться» сделал переход к НЭПу «неизбежным», как и его «поражение» — понимай, как знаешь! И, между прочим, история отлично знает, чем на самом деле объяснить подобные разговоры о НЭПе и революции в Европе, всё это мы уже проходили:

«Глубочайшая ошибка „новой оппозиции” состоит в том, что она не верит в этот новый путь развития крестьянства, не видит или не понимает всей неизбежности этого пути в условиях диктатуры пролетариата. А не понимает она этого потому, что не верит в победу социалистического строительства в нашей стране, не верит в способность нашего пролетариата повести за собой крестьянство по пути к социализму.

…У них, у буржуа, все обстоит более или менее хорошо, у нас же, у пролетариев, — более или менее плохо; если не подоспеет с Запада революция — пропало наше дело, — таков общий тон „новой оппозиции”, являющийся, по-моему, тоном ликвидаторским, но для чего-то выдаваемый оппозицией (должно быть, для потехи) за „интернационализм”» (Сталин, Соч. т. 8, c. 82–83. Подчёркнуто мной — К. О.).

Сказано это было почти 94 года назад, а как видите — «всё те же, всё там же». И дело здесь, конечно, не в случайной исторической иронии, а именно в том, что платформа троцкизма практически никак не изменилась с тех пор и не могла измениться. В основании её располагается ложное, опровергнутое историей убеждение в невозможности построения социализма в одной стране, на которое затем водружается как недооценка сознательности и революционности пролетариата данной страны, так, и это главное, неверие в саму идею гегемонии пролетариата, т. е. в его способность повести за собой на революцию широкие слои трудящихся данной страны. Закономерно довершает троцкистскую пирамиду растерянное упование на внешний удар, выдаваемое зачем-то (должно быть, для потехи) за «интернационализм».

Все эти основополагающие моменты троцкизма, в том числе и приводившиеся здесь уже примеры явной недооценки революционности российского пролетариата, буквально эхом раздавались на прошедшей конференции «Нового Прометея». Всё это не оставляет места для сомнения в том, что «Новый Прометей», несмотря на отдельные упрёки, отпускаемые время от времени в адрес Троцкого, целиком и полностью стоит именно на платформе троцкизма.

Отличием от ископаемого троцкизма в данном случае является только одно: вместо революционной Европы главным героем и спасителем революции объявляется Восток.

Восток, как известно, дело тонкое. И далёкое. Поэтому отсюда (конференция проходила в Петербурге — прим. Ред.), населяющие Восток рабочие казались нашим троцкистам совершенно лишёнными негативных черт российских рабочих. Им, в отличие от российских рабочих, как и сто лет назад — нечего терять, кроме своих цепей. Судьба гоняет их от одного хозяина к другому, из одной страны в другую: с Востока — на Запад, с Юга — тоже на Запад, который все они заражают своей революционностью (но сами они не заражаются ли там мелкобуржуазной обывательщиной?). И так далее, и тому подобное. Правда, вспомнив азы ленинизма, один из докладчиков — надо полагать, что это был программный доклад, — объяснил, что без коммунистического руководства рабочими массами, вся их революционная энергия непременно попадёт в распоряжение буржуазии. Но выход есть — если удастся вновь «запустить» Коммунистический интернационал, то с его помощью мы победим оппортунизм и объясним, наконец Востоку, за что он должен бороться на Западе.

Чем привлекает сегодня молодёжь троцкизм?

В заключение, постараемся разобраться в том, чем же привлекает троцкизм, и, в частности, НП молодых революционеров?

Одна из самых привлекательных для молодых революционеров черт троцкизма состоит, надо полагать, в ветвистости его фамильного древа. В частности и этим обстоятельством тоже объясняется упомянутая тяга «Нового Прометея» к публикации биографий.

Достаточно нехитрым подлогом скрыть от молодого человека истинную сущность советского социалистического государства, чтобы свести внимание по отношению к истории политики, экономики, науки и техники СССР к необходимому для троцкистов минимуму. После этого СССР уже кажется не более чем завихрением на волнах мировой революции, которая, в свою очередь, предстаёт тогда в виде бесконечного лабиринта манёвров, наступлений, отходов, перегруппировок и контрнаступлений, в ткань которых вплетены жизни отдельных революционеров: что-то находивших, что-то терявших, на что-то надеявшихся, но так, в итоге, ничего и не добившихся. Все знания, которые они нам оставили — добыты кровью, и в этом смысле, все они одинаково ценны для нас. Их нужно изучать и включаться в вековую классовую борьбу.

Спору нет, революционный опыт, — и в том числе, отрицательный опыт, — стоящие за ним идеи и теории, действительно, представляют, без всяких кавычек, величающую ценность для всего трудящегося человечества. Поэтому нужно честно сказать, что на первый взгляд подобный лозунг действительно звучит очень привлекательно. Но стоит лишь попробовать реализовать его на практике, чтобы убедиться в том, что чего-то не хватает.

Использовать наследие классовой борьбы для решения поставленных историей задач, начиная от самых малых, например, сочинения листовки, и заканчивая самыми грандиозными, такими как задача пролетарской революции и построения социализма, можно лишь научившись в начале отделять важное от неважного, главное — от второстепенного, верное от неверного. Очевидность возникновения связанных с этим вопросов безусловно понимают троцкисты и закономерно стараются использовать здоровую любознательность молодых революционеров для приобщения их к своей теоретической платформе. Правда делают они это в несколько комической форме.

Дело обстоит у них так, что как бы невзначай, они наполняют свои произведения цитатами именно из Троцкого, как «самыми подходящими» по тому или иному вопросу. Но при этом, буквально после каждой цитаты идёт у них «назидательная» критика Троцкого, после чего опять какая-нибудь другая цитата из Троцкого уже по «другому» вопросу и так далее без конца. Никто столько не спорит с Марксом и Энгельсом, с Лениным, сколько спорит на страницах изданий «Нового Прометея» Троцкий, никто столько не «ошибается, но ищет», сколько «ошибается, но ищет» Троцкий. Таким, вполне драматическим способом, рисуется вполне драматический образ Троцкого, стоящего в самой гуще революционных событий и, одновременно как бы «за ними», вне их и «для объяснения роли которого в истории мировой революции требуются целые тома» (цитата конференции). Троцкий, таким образом, для нас вовсе не вождь, — говорят господа троцкисты, — а всего лишь образец революционера. Вождей же у нас, — продолжают они, потрясая фамильным древом, — сотни и даже тысячи (которые ведь все были «тоже согласны» с Троцким).

Вот та революционная романтика, которая, к сожалению, не раз уже в истории давала троцкистам возможность направить того или иного революционера и простого гражданина по пути, ведущему к какому угодно, даже самому тяжкому контрреволюционному преступлению, совершаемому неизменно «во имя Революции» (возьмём хотя бы «мушкетёров»4).

А между тем, ответ на вопрос о том, как не заблудиться в «лабиринте» теоретического наследия мировой революции решается совершенно очевидным образом, если вспомнить, что практика — критерий истины. Сама история является протоколом этой практики. С этим, вероятно, согласятся даже господа троцкисты. Да, они прекрасно понимают это, и поэтому все силы бросают на то, чтобы протокол практики сталинских пятилеток случайно не превратил их платформу в произведение художника-карикатуриста.

Цена входного билета, которую сегодня уплачивают молодые слушатели троцкистского «марксистского» кружка — это не больше, не меньше, как их собственная история — история страны победившего пролетариата (в замен которой услужливо предлагается отборная, в прямом смысле слова, «история мировой революции»). Троцкисты из «Нового Прометея», как и вообще все троцкисты, осуществляют, таким образом, невиданный по масштабам идеологический и нравственный грабёж, который, впрочем, является не более чем верным продолжением такого грабежа, начатого в 1953 году и продолженного в Перестройку.

«Новый Прометей» обожает говорить о путеводном «марксистском компасе», только забывает рассказать о том, что под его компасом давно уже припрятан топор.

К. Октябрьский, ноябрь 2019 г.

  1. «Октябрь 1917 года. 100 лет. 100 борцов за революцию», АНО «Центр международных исследований „Новый Прометей”», СПб., 2017 г., с. 321.
  2. Д. И. Чесноков, Советское социалистическое государство, МЛРД «Рабочий путь», СПб., 2018 г., с. 326–353.
  3. «Октябрь 1917 года. 100 лет. 100 борцов за революцию», АНО «Центр международных исследований „Новый Прометей”», СПб., 2017 г., с. 313.
  4. «Процесс троцкистско-зиновьевского террористического центра»,Издательство «Арт-Экспресс», Санкт-Петербург, 2018. — 260 с. ISBN 978-5-4391-0350-8.

В гостях у троцкистов: 11 комментариев

  1. Следовало бы добавить, что роспуск Коминтерна — не «волевое желание» Сталина, а решение самих членов организации. Форма изжила себя, её наследником стал Коминформ — орган уже не просто коммунистических партий «в подполье», но коммунистических партий, возглавивших новые государства диктатуры пролетариата. О каком «фатальном роспуске» троцкисты могут говорить? Коминформ был распущен в 1956, и вот в 1956 на замену ему ничего не пришло, что вполне укладывается в общий ход контрреволюции. При этом Об этом РП тоже писал ранее.

    https://work-way.com/blog/2018/12/18/pochemu-byl-raspushhen-komintern/

  2. ничего не понимаю.

    как эти открытые (официально анонсирумые) «конференции», да еще с такими темами, согласуются с последними распоряжениями российской власти о «больше трех не собираться»(с)?

    1. Не собираться на улицах в публичных местах. Без дозволения власти. А с дозволением или в непубличных местах — не запрещено.

  3. «Новый Прометей» — не троцкисты, а российский филиал госкаповского движения «Lotta Comunista » («Коммунистическая борьба»). Мутная и тоталитарная, напоминающая религиозно-сектантскую, организация.
    Подробнее: https://ru.internationalism.org/en/node/170
    https://andrewrosdolsky.blogspot.com/2013/11/lotta-comunista.html

  4. Вопрос № 1: alex, а что вы будете делать с троцкистами когда придете к власти?

    Вопрос № 2 Вы признаете что «практика — критерий истины?

    Так вот практика показала нам, что вся «Таким образом, совершенно понятно, что единая система стран народной демократии во главе с Советским Союзом не только была способна решить все задачи, поставленные Коммунистическим интернационалом, но могла даже гарантировать их решение.» мировая система социализма грохнулась в одночасье, причем при активном участии рабочего класса (особенно в Польше)
    Даже в Албании, на которую ни СССР, ни Китай не имели никого влияния, и тамошний режим имел чисто внутреннее происхождение защитить сталинизм никто и пальцем не шевельнул, настолько он осточертел всем.
    А вы собираетесь возродить сталинизм.
    Труд Сизифа был куда более осмысленным по сравнению с вашим.

    1. Не «мы» придем к власти, а рабочий класс под руководством восстановленной большевистской партии.
      1. Перевоспитывать. Убежденных троцкистов — непримиримых врагов диктатуры пролетариата — крайне мало, но много запутанных ими людей, которые просто не знают правды.
      А если троцкисты пойдут против Советской власти с оружием в руках — уничтожать.

      2. Практика доказала как раз обратное: она доказала то, о чем тысячу раз говорили большевики и тот же Сталин, что троцкизм — передовой авангард фашизма, и троцкистская линия приведет страну к реставрации капитализма. Именно так оно и получилось на деле. Хрущ со своими подельниками-правтроцкистами, и потом Брежнев 30 лет гробили страну, вредили, как могли, готовили ее к реставрации капитализма, что их верный последователь Горбачев как раз и сделал — стал страну и народ с потрохами мировому империализму.
      Так что «одночасья» не было. 30 лет работа хрущевско-брежневская контра + 5 лет горбачевской перестройки = и только тогда удалось контре уничтожить советский социализм. «Сталинаская модель», выражаясь вашим троцкистским языком, а на деле диктатура пролетариата и социалистическая экономика оказались очень крепкими. После перестройки уже 30 лет почти добивают остатки социализма в стране, все никак добить не могут.
      Так что это ваши троцкистские старания — Сизифов труд. А мы верно идем дорогой закономерного исторического развития.

  5. Статья неплохая,появилось понимание что идейные враги приносят и пользу это по Ленински. Хотелось бы хорошую разжованую статью о троцкизме . Рудой,союз марксистов,их обвиняет политштурм в троцкизме при этом обходиться общими фразами,без конкретики.
    P.S Заказал книгу История ВКПб долго отсылают какие проблемы?

  6. Будет ли революция в России? Всенепременно! Но не в эту пятницу…
    https://publizist.ru/blogs/107999/34028/-

    Вожди оппозиции, за которыми никто не идет
    Ещё один признак революционной ситуации – значительное повышение активности масс, которые в «мирную» эпоху дают грабить себя спокойно, но в бурные времена готовы выскакивать чуть что на улицы и задавать там шороху.

    Этого сейчас тоже нет, народ, как уже сказано, безмолвствует. Часть «верхов» в лице «несистемных псевдооппозиционеров» пытается привлечь людей к уличным протестам – и даже пару раз добилась своего, спровоцировав уличные побои своих сторонников. Но в целом всё это сегодня не работает, так как за протестантами стоит всё та же капиталистическая идеология, которая не находит поддержки широких народных масс.

    Отсутствует и субъективное условие, необходимое для превращения революционной ситуации в революцию – руководящая и направляющая сила, способная на деле возглавить массы: лидер, партия, сильный профсоюз. Всё, что сегодня присутствует как в официальном, так и в протестном политическом спектре – это неруководящие и ненаправляющие для народа силы. Это вообще не силы, а скорее имитация. Слов много, дела – ноль.

    …в истории бывает так, что она сама «берётся за руль» – и тогда словно из ниоткуда стремительно возникает нечто, чего вчера ещё и в помине не было. Похожая ситуация сейчас складывается, кажется, и в России. Объективный вектор развития нашего общества – хотя бы в целях самосохранения и выживания – чётко указывает на социализм. Тридцатилетняя попытка построения капитализма в России провалилась. Производство рухнуло, денег, по признанию премьера, нет (их отбирают из накоплений пенсионеров), платёжеспособный спрос уничтожен, число бедных растет вопреки всем заверениям властей – это крах системы.

    И к концу 2019 года в России уже чуть не 90% населения выступают за социалистический путь развития, что показывают все недавние объективные социологические опросы. А это значит, изменения неизбежны.

    1. Автор сам боится революции или чего-то там, чего он сам не понимает, называя его загадочным «нечто», которое, как он «пророчествует», «стремительно возникает словно из ниоткуда». Он сам успокаивает массы, утверждая, что «история сама «возьмётся за руль»». Про «социалистический путь развития» (что за зверь такой?), за который выступает 90% населения, как якобы «показывают все недавние объективные социологические опросы», автор едва ли сможет что-то внятное сказать: он не знает, что такое социализм. И что это за недавние ОБЪЕКТИВНЫЕ соцопросы? О чём это автор? Почему «изменения неизбежны»? Это потрясания кулаками из-за спины сбитых с толку трудящихся. Причём кулаками трясёт человек, пугающий трудящихся, что надо бороться как-то по-другому, не так, как боролись тогдашние революционеры. Он «надеется», что «покончить с нынешней «людоедской демократией»» можно будет «принципиально иным, более гуманным» методом: в противном случае, мол, изменения приведут нас («нас» — это кого?) не «к настоящему освобождению», а «к оковам нового тирана». Возьмитесь за марксистскую литературу, товарищ ученик. Хватит лазать по помойкам и тащить их пропаганду сюда! Пора уже самому в этом разбираться, а не ждать комментария РП по каждой глупости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code