Об убийстве Троцкого. Часть 3.

58-1504745151Часть 1, часть 2

Поскольку точное расследование деталей и обстоятельств убийства Троцкого не являлось задачей Сайерса и Кана (они, как вы понимаете, и представления не имели, что потом, годы спустя, за троцкиста Морнара станут выдавать испанского коммуниста Меркадера), нам придётся немного дополнить обрисованную ими картину убийства. Для этого необходимо поподробнее рассказать о двух других непосредственных участниках убийства.

  1. Сообщники убийства

Это Сильвия Эджелоф и Джозеф Хансен.

1. Начнём с «пиковой дамы», с Сильвии (1910 – 1995).

Согласно современной версии убийства, развиваемой троцкистами, Сильвия, студентка Сорбонны из США, являлась жертвой коварного обольстителя Морнара, который использовал несчастную девушку лишь для того, чтобы проникнуть в дом Троцкого и осуществить свой давно вынашиваемый план убить «вождя». Сильвия по этой версии была рядовой и ничем не примечательной обожательницей Льва Троцкого, и вниманием сердцееда она якобы обязана не своей привлекательностью, а своей сестре Рут, которая работала когда-то, в 1937 г., стенографисткой Льва Давидовича. По другим троцкистским «данным», многочисленные сообщники Морнара, чтобы свести того с Сильвией, вообще специально заманили бедную неприкаянную девушку через десятых знакомых в сентябре 1938 года якобы отдохнуть и развеяться в Париж. Здесь, как говорится, всё на совести фантазий конкретного рассказчика.

Далее 34-летний (в 1938 г.) Морнар, легко (по троцкистской версии) растопив сердце одинокой невинной девушки, порядком засидевшейся по меркам тех лет в девках, пообещал на ней жениться, получил согласие, склонил к сожительству, и пара просто ждала удобного случая, чтобы соединиться узами Гименея. Так, по крайней мере, думалось Сильвии по этой версии. А Морнара якобы на самом деле заботили не матримониальные планы и даже не жаркие объятия Сильвии, а её сестра, и только по причинам возможного проникновения в дом Троцкого. В общем и целом, троцкисты сводят историю к тому, что «не прошло и двух лет» их романа, как подлец обнаружил себя…

Ну, ладно, оставим эту версию любителям дамских сериалов. Всё не так просто, даже если вынести за скобки, что Морнар жил в Америке по фальшивым документам под вымышленным именем, и хотя бы поэтому ни «жених», ни «невеста» (Жак Морнар и Сильвия Эджелоф) не планировали свадьбу. Это, допустим, дело поправимое (теоретически), документы можно справить и понадёжнее. Скорее проблема не в Морнаре, а в его даме сердца.

Сильвия Эджелоф, «невинная жертва коварного обольстителя, на чары которого она повелась в 1938 году в Париже», оказалась на поверку не такой уж невинной. И в Париже она не прохлаждалась, как утверждают одни источники, и не находилась на учёбе в Сорбонне, как утверждают другие, а была ОДНИМ ИЗ ТРЁХ ДЕЛЕГАТОВ от США на Учредительном съезде IV Интернационала![1]

Образование у Сильвии было законченное: она получила степень магистра по психологии в Колумбийском Университете (Нью-Йорк) в 1934 году[2]. (Возможно, статус студентки Сорбонны был прикрытием её пребывания в Париже.)

И к моменту написания своей дипломной работы Сильвия была уже не первый год по уши в троцкистском движении. В 1942 году в ФБР, где её повторно допрашивали по делу об убийстве Троцкого, Сильвия заявила, что

«она впервые заинтересовалась троцкистским движением в колледже (колледж — это ещё не магистратура, это за несколько лет до неё — прим. О.З.) в порядке академического знакомства, поскольку она думала, что демократия и капитализм не являются настолько идеальными и эффективными, какими они должны были бы быть[3]».

Возможно, для более полного понимания, кто такая Сильвия, можно упомянуть её магистрскую диссертацию (дипломная работа после магистратуры). Она была на тему «A Study of ‘Prestige’ and ‘Objective’ Factors in Suggestibility in a Comparison of Racial and Sexual Differences»[4] («Сравнительный анализ расовых и половых различий в исследовании факторов «Престижа» и «Цели» во внушаемости»). Мудрёно звучит, но в дипломной работе объяснено, что имеется в виду под факторами «Престижа» и «Цели» (во внушаемости). Грубо говоря, под фактором цели имеется в виду, насколько легко человек внушаем, а под фактором престижа — насколько легко человек внушает сам. Занятная тема, не находите?

3Понятно, что это всё ненаучно, с идеалистических и механистических позиций, но проблема управляемости и манипулируемости людей Сильвию увлекала ещё со студенческой скамьи. По крайней мере, из этого следует, что Сильвия была дипломированным психологом, специалистом по внушению или, иначе говоря, манипуляцией сознанием.

На фото приведён один из листов её дипломной работы. На листе — таблица «Сравнение группы “белые юноши” соответственно с группами “белые девушки”, “негритянские девушки”» и «негритянские юноши».

Старшие сёстры Сильвии тоже далеко не простые. Её сестра Хильда побывала в СССР в 1931 году с заданиями от СРП (Социалистической рабочей партии, троцкистская партия США — прим. О.З.) под предлогом изучения «альтернативных форм дошкольного образования» и даже в составе делегации встречалась аж с самой Крупской. Другая сестра, Рут, тоже была вовсе не рядовой стенографисткой, как её преподносят троцкисты, и вертелась в самых верхах СРП уже не первую пятилетку[5].

С семьёй Троцкого Сильвия была знакома не через «сестру, некогда работавшую на Троцкого», а напрямую, и не просто знакома, а ОЧЕНЬ знакома, находилась в обильной переписке с Седовой (женой Троцкого) и с самим Троцким[6]. Тесное знакомство и переписка с четой Троцких были не только у самой Сильвии, а у всех трёх сестёр Эджелоф.

Вот небольшое доказательство тому: на фотографии ниже Троцкий непринуждённо позирует с сёстрами Эджелоф и репортёром. Такой чести удостаивался далеко не каждый желающий!

4Подпись под фото: «В более счастливое время. Лев Троцкий беседует с репортёром и с Хильдой и Рут Эджелоф (последняя — бывшая секретарь Троцкого), сёстрами Сильвии Эджелоф, американской подружки убийцы».

Что касается отношений Морнара и Сильвии, то в архивах имеется ворох его писем к ней из Мехико в Нью-Йорк (письма были подписаны Джексоном, Морнар тут же покинул Европу, получив фальшивый паспорт на это имя), все — любовные, все в духе «моя белокурая птичка», и ни одного письма от неё к нему[7]. И Морнар вполне недвумысленно «описал в концовке письма (своих разъяснений по поводу убийства — прим. О.З.) неуважение Троцкого к Сильвии Эджелоф, связанное с более высоким положением Троцкого в партии»[8], заявив, что «в какой-то мере ради неё он решил пожертвовать собой: “Я устранил лидера, от которого только один вред. Я уверен, история оправдает меня за уничтожение заклятого врага рабочего класса[9].»»

Так что кто там кем вертел в союзе Жак Морнар — Сильвия Эджелоф, и кто там кого «обольстил», вопрос спорный. Так или иначе, но они сожительствовали[10], по крайней мере, в какой-то период их отношений, и Морнар точно был не в восторге от длительных разлук с Сильвией. Имидж «обольщённой и брошенной возлюбленной» Сильвия умело создала сама.

Вот что она заявила по прибытию в Америку после убийства Троцкого[11]:

«Я бы хотела, пользуясь моментом, внести ясность по поводу хода событий, искажённого в газетных репортажах. Джексона с Троцким свела не я (Морнар в Мексике жил по паспорту на имя Джексона — прим. О. З.). Этот факт чётко установлен, доказан, и в этом может убедиться любой, кто возьмёт на себя труд озаботиться этим. Далее, свидетельства и показания безоговорочно установили, и судья собственноручно подтвердил это в своём вердикте, что я была жертвой цепи обстоятельств, о которых была абсолютно не в курсе, и которые были мне не подконтрольны. Я была просто обожатель и личный друг четы Троцких. У меня нет никаких политических убеждений. Больше всего мне хочется оставить то, что произошло, в прошлом. Я хочу вернуться к жизни обыкновенной американки. Мне очень жаль, но мне слишком нездоровится, чтобы давать сейчас какие-либо личные интервью».

А вот здесь нам придётся кое в чем согласиться с Сильвией: никаких оснований считать её тем самым человеком, который свёл Морнара с Троцким, у нас нет. Морнар был знаком с четой очень состоятельных известных мексиканских художников и известных троцкистов Фридой Кало и Диего Ривера. Именно благодаря личным хлопотам и петициям этих авторитетных троцкистов, президент Мексики в конце 1936 года предоставил Троцкому с супругой политическое убежище. Супруги Ривера и Кало, в свою очередь, уступили Троцкому свой дом в Койоакане, где Троцкий прожил с женой более двух лет. В апреле 1939 года чета Троцких съехала с этого дома на виллу, в которой Троцкий позднее был убит.

Троцкий с женой прибыли в Мексику в январе 1937 года, Фрида их встретила и устроила. Более того, Троцкий даже закрутил с ней роман[12], который через полгода был скандально вскрыт — любовничков вычислила жена Троцкого. Так вот, эта Фрида лично знала Морнара и встречалась с ним в Париже[13] ещё в начале 1939 года, задолго до того, как Морнар получил липовые документы на имя Джексона и пересёк океан, т.е. знала его как Морнара, а не как «Джексона». Сразу после убийства Троцкого Фриду и её сестру Кристину арестовали по подозрению в соучастии, но через два дня отпустили[14].

5На фото слева направо: Седова, Фрида Кало, Троцкий, Шахтман. 1937 г.

Вот так ещё одна ниточка троцкистской версии о том, что в доме Троцкого Морнар якобы появился исключительно как «жених Сильвии», порвалась. А заодно не кажется такой уж нелепой кооперация между Седовой и убийцами её мужа по заметанию следов убийства. Седова-то, вдовушка хренова, впереди паровоза бежала, выдумывая небылицы про Морнара и про убийство и т.д. Статьи писала, а потом и мемуары с этой чушью опубликовала.

Все троцкистские мемуары, включая и написанные вдовой Троцкого, приуменьшают реальный статус Сильвии в СРП до рядового члена. По байкам троцкистов, Сильвия — скромная сотрудница социальной службы США, уволенная из-за скандала с убийством Троцкого, и тихая обожательница Троцкого. (Но что она делала в таком случае в доме Троцкого?)

Однако факты показывают другое — эта дама, Сильвия Эджелоф, была матёрой троцкисткой, вхожей в верхние эшелоны IV Интернационала. Рядовой член партии не занимается вербовкой непосредственного окружения руководителя международного движения. Работа в соцслужбе США — это ещё одно прикрытие партийной работы Сильвии. Никто в соцслужбе не будет терпеть такую сотрудницу, которая может в любой момент сорваться и уехать на месяц или на год. Никаких приключений в Париже она не искала, будучи делегатом на Учредительном съезде IV Интернационала, а занималась партийной деятельностью. И на завербованного ею Морнара она имела колоссальное влияние, в том числе и в силу своего высокого положения в троцкистской среде.

В момент убийства, по всем мемуарам, которые, как мы уже поняли, искажают роль Сильвии в убийстве, Сильвии не было на вилле. Вдова Троцкого пишет, что Морнар, прийдя 20 августа 1940 года на виллу Троцкого, якобы осведомился, в доме ли Сильвия. Ему, по утверждению Седовой, ответили, что её нет, и якобы Морнар вскоре после этого отправился с Троцким в кабинет, где через несколько минут нанёс тому смертельный удар.

Но то, как попался Морнар, говорит о том, что в комнате был ещё кто-то третий, кто закричал в «нужный момент». Кто-то ведь закричал — об этом крике все говорят. И потом, Морнар, если бы ему было всё равно, посадят его или нет, разрядил бы в Троцкого револьвер, а не избирал бы менее надёжный, но зато бесшумный способ отправки Троцкого на тот свет. Значит, рассчитывал до последнего на свой уход с виллы, на то, что всё пройдет благополучно. И тем не менее он попался, причём прямо возле жертвы, не успев покинуть место убийства. Кто помог этому? Не Троцкий же позвал на помощь с расколотым напополам черепом! Морнар нанёс своей жертве травму, не совместимую с какими бы то ни было её последующими активными действиями (сопротивление, крики о помощи и т.п.)

Достоверно известно, что драки между Морнаром и Троцким не было. Её и быть не могло: в пылу драки нанести удар ледорубом точно в затылок невозможно! (Далее мы покажем фото, как на следственном эксперименте Морнар демонстрирует нанесение удара.)

С другой стороны, если бы Морнар произвёл какой-то шум, то он бы привлёк охрану, и выдумывать небылицы о крике не было бы никакого смысла. Единственный резон врать о крике Троцкого (который кричать не мог физически!) — это покрывать того самого неизвестного третьего. Сильвия — это единственный человек, в присутствии которого Морнар мог убить Троцкого, рассчитывая покинуть после этого виллу и скрыться. Поэтому нет никакого сомнения, что Седова и прочие «мемуаристы» лгут — Сильвия находилась на вилле, и более того, она была в комнате во время убийства. И кричала именно она, а не Троцкий.

Сильвия тоже содержалась под стражей как соучастница[15]. Напомним, что после покушения на Троцкого в одной и той же больнице (в разных палатах) оказались одновременно три человека: Троцкий, умерший на следующий день, Морнар, избитый охранником и Хансеном, прибежавшими на крик Сильвии, и… Сильвия Эджелоф — якобы  в состоянии ступора от пережитого (см. фото).

6Актриса она, конечно, хорошая — таковы уж все троцкисты и, в частности, семья Эджелоф: на следующий день после убийства отец и брат Сильвии в один голос заявили, что ни о каком Джексоне они не слыхивали, и что

«Сильвия вообще не знакома с Троцким, и ни один из членов их семьи не является членом Коммунистической (имеется в виду троцкистская — прим. О.З.) партии.»[16]

2. Джозеф Хансен (1910-1979), секретарь Троцкого. Он, несмотря на молодость, имел вес в IV Интернационале: за его авторством в бюллетенях IV Интернационала публиковались программные статьи, и его меткие выражения цитировал сам Шахтман, стоявший у истоков американского троцкизма. Вскоре после смерти Троцкого Хансен стал одним из руководителей СРП и пробыл в её руководстве до самой смерти.

В полиции 22.08.1940 г. Хансен заявил, что

«Джексон (Морнар — прим. О.З.) более полугода является частым гостем на вилле и пользуется доверием Троцкого, благодаря своим связям с троцкистским движением Франции и США» [17].

Далее Хансен уверяет, что никто и не подозревал, что Морнар является агентом ГПУ (как бы имея в виду, что это уже доказанный факт), и описывает, как Троцкий с Морнаром якобы уединились в кабинете, как он услышал крик (якобы Троцкого) и бросился на помощь, застав того уже с пробитой головой, но на ногах и дерущимся с Морнаром (!!). У последнего, по словам Хансена, был в руках пистолет, который тот не использовал. Хансен с охранником Робинсом скрутили Морнара и избили. Троцкого в это время уложили и начали оказывать помощь, и тот якобы приказал не убивать своего убийцу, а заставить того дать показания. Перед тем как потерять сознание, Троцкий, по словам Хансена, лично ему сообщил, что убийца — скорей всего, агент ГПУ, и произнёс несколько пафосных фраз-воззваний к своим сторонникам, понимая, что дни его сочтены.

После описания убийства Хансен добавляет в интервью уже от себя, что

«Джексон и есть тот, кому убитый позднее охранник Харт открыл дверь, впустив банду убийц. Это объясняет, почему Джексон уехал в США сразу после 24 мая.»[18]

Этим утверждением Хансен очевидно уводит следствие на ложные пути (уж Хансен-то знает, что 24 мая была провокация!), т.е. мы ещё раз видим, что Хансен не заинтересован в поисках следствием истинных сообщников Морнара, если таковые были. И это в очередной раз подтверждает, что к убийству Морнаром Троцкого Хансен был готов: такие заявления не могут быть экспромтами.

  1. Важные детали, не стыкующиеся с троцкистской версией, ставшей ныне общепринятой

Заметим, что троцкисты, чем дальше от дня убийства, тем больше объясняют присутствие Морнара в доме Троцкого только как знакомого Сильвии, великодушно принятого гостеприимным Троцким. Чего не могло быть по определению, учитывая как боялся Троцкий нападения и как серьезно охранялся его дом (см. фото).

7По словам троцкистов, Морнар был относительно частым гостем Троцкого. Визиты Морнара и степень его вовлечённости в деятельность Троцкого преуменьшаются. Однако, упоминая в интервью об охраннике Харте (см. цитату выше), Хансен проговаривается. То, что охранник мог впустить Морнара в 4 часа утра (Сильвии в мае 1940 года не было в Мексике), говорит о том, что Морнар не просто «приходил навещать» Троцкого, а работал у него. И работа эта была специфическая и ненормированная. Настолько специфическая, что на вилле у Морнара было своё какое-то личное пространство, куда он мог прийти в любое время. Иначе говоря, он жил на вилле. И работал.

Возможно, у Морнара было ещё какое-то место жительства в Мехико, но на вилле он не просто «часто появлялся», а напротив, редко покидал её. Как ни крути, а этот факт заболтать троцкисты не могут, и частенько проговариваются, опровергая сами свою версию о «частом госте». Например, к годовщине смерти Троцкого в статье «Последствия смерти Троцкого» они пишут[19]:

«Сегодня исполняется 78 лет, как умер Лев Троцкий, великий вождь революции, погибший в результате покушения сталинского агента, который жил тогда в его доме в Койоакане, Мехико.»  (выделение — авт.)

Факт проживания Морнара в доме Троцкого и его работы на Троцкого не подлежит сомнению — он запечатлён во многих свидетельских показаниях, опубликованных в газетах того времени.

А это значит, что никаких других дел и «прикрытий» у Морнара не было. Они ему были и не нужны! Он больше нигде не работал, вопреки троцкистской версии, что он якобы торчал в Мехико возле Сильвии, обманывая её и прикрываясь личиной зажиточного спекулянта, жирующего на проценты с каких-то оптовых поставок чего-то в Мексику. На самом деле именно Сильвия больше работала в Нью-Йорке, чем в Мехико. И на толстосума 36-летний Морнар не походил: по полицейскому описанию, «одет он был бедно» [20].

Да и какой он мог вести стабильный, да еще и международный бизнес, проживая нелегально в стране под чужим именем с фальшивыми документами? Это только в идиотских мещанских фильмах всё просто: нашёл в одной стране честного и надёжного продавца задёшево, в другой — честного и надёжного покупателя задорого, все операции наличными, дабы не светить налево и направо липовыми документами, и живёшь в этом «сэндвиче» припеваючи — никакой ответственности, никаких срывов и обманов. Сильвия — не простушка, которой можно пудрить мозги такими «баснями», ей справки навести — одна секунда. (По другим версиям Морнар якобы обманывал Сильвию, говоря, что он работает на очень крупную фирму, но это ещё более наивное враньё. Кому нужен нелегал с липовыми документами на высоко оплачиваемую и непыльную работу?)

Теперь о ледорубе. По версии троцкистов, Морнар решил убить Троцкого ледорубом и несколько раз проникал в дом Троцкого в жаркие августовские дни с плащом наперевес, под которым прятал своё страшное оружие. Но Морнару, даже если он действительно сошёл с ума и избрал загодя такой экзотический способ отправить человека на тот свет, не надо было таскаться с ледорубом. Морнар не скрывал своего увлечения геологоразведкой в прошлом[21] (позднее троцкотня и здесь соврёт, сказав, что Морнар занимался альпинизмом). Он мог оставить ледоруб в своих личных вещах в комнате, где спал, или даже в кабинете, где работал. Никто бы не возражал. Тем более, что, как мы выяснили, Морнар работал у Троцкого. На предмет оружия обыскивать Морнара никто бы не стал — он был, как и все секретари и охранники Троцкого, вооружён револьвером.

Ещё один важный момент — нанесение удара. В мемуарах Седовой и в показаниях Хансена Морнар нанёс ничего не подозревающему Троцкому подлый удар. И Морнар спокойно бы вышел из кабинета и был таков, если бы не якобы мистическая воля Троцкого, позволившая ему с раскроенным напополам черепом (ледоруб углубился в мозг на 7 см, причем лопаткой, а не клювом[22]) позвать на помощь и, разбрызгивая мозги по ковру, броситься на своего обидчика, дать ему адекватный отпор, выбежать из кабинета, а потом отдавать распоряжения, надиктовывать мудрые напутствия и т.п. Эта троцкистская чертовщина сразу же стала официальной версией хода убийства, её на полном серьёзе и по сию пору расписывают в книгах, экранизируют и обсуждают в СМИ, считая доказанной.

А вот охранники утверждали под протокол, что убийству предшествовали несколько минут доносившейся из кабинета ожесточённой ругани между Морнаром и Троцким[23]. Заметим, никто не побежал на звук перепалки! А почему? Да потому что эта ругань была обычным делом, по крайней мере, не в первый раз в последние несколько недель[24], предшествовавших убийству. По утверждению очевидцев, эти ссоры были на политической почве:

«Морнар высказывал резкое несогласие с Троцким по поводу Четвёртого Интернационала» [25].

Морнар, по многочисленным утверждениям, в том числе и по его собственному, имел связи с французскими троцкистами. А накануне убийства, как мы уже упоминали ранее, ряд фрацузских троцкистов откололся от IV Интернационала. Вот вам и почва для разногласий с Троцким, одна из существенных причин для них. Впрочем, их конкретика сейчас не важна. Ясно одно: и Хансен, и Сильвия знали о них. (Сильвия приехала из США в Мехико где-то за месяц до убийства.)

Ясно также и другое: убивать Троцкого исподтишка, по крайней мере, 20 августа 1940 года, Морнар не собирался. Потому что, когда планируешь нанести сзади удар, не ругаешься на всю ивановскую со своей намеченной жертвой! А спокойно, не реагируя на провокации, усыпляешь бдительность, улучаешь момент и… хрясь дубиной по темечку, или как там у них, у троцкистов, положено…

Но намерения убить Троцкого у Морнара действительно были: в его личных вещах обнаружили его письмо с открытой датой, которое он составил на случай, если его убьют при задержании после совершения убийства. (По официальной версии Морнар передал это письмо врачу в карете скорой помощи, но это бред — письмо бы перехватили полицейские, и, к тому же, наверняка Морнара обыскали с ног до головы охранники с Хансеном).

Письмо это, безусловно, было составлено с ведома и под редакцией Сильвии и Хансена — в противном случае Морнар бы использовал гораздо менее осторожный слог по поводу вовлечённости Троцкого в сотрудничество со спецслужбами «одной великой страны» и т.п. Если бы текст письма не устраивал троцкистов, оно бы не попало в руки полиции, а Морнара пристрелили бы на месте преступления. Никаких других подробностей о том, что имел сказать суду Морнар, троцкисты не раскрывают, утверждая, что тот строго придерживался текста письма и от дополнительных комментариев его содержания отказался.

Также все в один голос врут, утверждая, что Морнара застали с пистолетом в руках, который тот зачем-то достал после того, как раскроил Троцкому череп. Это очевидная выдумка. Морнар скорее всего даже не думал его доставать. К Морнару с револьвером наперевес никто бы даже не приблизился. Его бы пристрелили. Никто ради упыря Троцкого не стал бы бросаться под пулю. Этот момент ключевой в троцкистской байке об убийстве в эпизоде с задержанием Морнара.

Далее версии расходятся: то его бьют охранники, то его охранник и Хансен бьют, но как они к нему подскочили, как выбили револьвер из рук, об этом упоминается как-то вскользь либо вообще не упоминается. А ведь это самое интересное и самое сложное при задержании убийцы! Кто тот герой, что не побоялся шагнуть под пулю Морнара, если у него все-таки был в руках пистолет?

Пожалуй, ещё необходимо сказать, что описания расположения раненного Троцкого и его поведения у Хансена и у Седовой полностью расходятся. И они отличны от того, что описывает личный врач Троцкого, прибывший на место до полиции. Но зато они оба сходятся на чертовщине с дракой Троцкого с проломленным черепом с Морнаром и пламенным речам Троцкого по дороге в госпиталь и по ходу оказания ему первой помощи. От репортажа к репортажу содержание ими сказанного корректируется, становится то более связным, то наоборот — мы не будем утомлять читателя дурацкими цитатами, и так ясно, что оба рассказчика, Седова и Хансен, врут, как сивые мерины.

  1. Убийство

В свете всего сказанного в принципе всё уже ясно. По тем или иным причинам Морнар больше не хотел работать на Троцкого и оказался в тупике на другом конце света вне закона, без документов и денег и под колпаком, как он понял (или ему помогли понять), не шибко разборчивого в средствах человека. На этом сумели сыграть его подельники. Загнанного в угол Морнара натравили, спровоцировали и подставили. Уйти бы ему никто не дал. Морнар настолько доверился Сильвии, что был не опасен в случае ареста. Да у него и не было другого выхода. Он бы Сильвию не выдал. Хансен и Сильвия это знали.

В противном случае Хансен бы без разговоров пристрелил Морнара — имел полное право: как-никак у Морнара был в кармане пистолет. И то, что Морнара не пристрелили, ещё раз говорит о том, что все понимали, что ничего страшного для них в его аресте нет. Будет молчать, как миленький. А проболтается — кто ж ему поверит? У Сильвии была надёжная защита. Адвокатом выступал Альберт Гольдман, ещё один лидер СРП. Кстати, этот Гольдман представлял Троцкого в деле о налёте 24 мая.

Как всё произошло в лицах — сложно сказать. Вариантов — тысячи. Важно, что в комнате, где находились Троцкий с Морнаром и Сильвией вспыхнула ссора, в процессе которой стало понятно, что Троцкого после услышанного оставлять в живых было уже нельзя. А как оказался в руках у Морнара ледоруб и почему именно ледоруб — это уже неважно. Важно, что он опустился на голову Троцкого. Тот упал, как подкошенный. А Сильвия? А Сильвия закричала, имитируя ужас. И ловко разыграла обморок…

Лев Троцкий находился больше суток между жизнью и смертью. Никаких посмертных завещаний он никому не нашептал. «В его состоянии он едва ли был способен пробормотать больше чем несколько невнятных слов,» — скажут потом врачи, которые боролись за его жизнь. [26]

О. Зотов

Продолжение.

 

[1] «Thinking with Sylvia Ageloff», Eric M Gurevitch, журнал «Hypocrite reader», август 2015г. («Что было на уме у Сильвии Эджелоф») http://hypocritereader.com/55/thinking-with-sylvia

[2] Там же

[3] Там же

[4] Там же

[5] Там же

[6] Там же

[7] «Thinking with Sylvia Ageloff», Eric M Gurevitch, журнал «Hypocrite reader», август 2015г. («Что было на уме у Сильвии Эджелоф») http://hypocritereader.com/55/thinking-with-sylvia

[8] «’Great Nation’ backed Trotsky, killer revealed» («Делишки Троцкого покрывались “Великой нацией”, сообщает убийца»), Daily Worker, 26 августа 1940 года.

[9] Там же

[10] «Glimpse of Trotskyite Inner Intrigue Appears in Press Reports of Assassination» («Намёки на интригу между троцкистами всплыли в пресс-релизе по убийству»), Daily Worker, 24 августа 1940 года.

[11] Там же

[12] «How Frida Kahlo’s Love Affair with a Communist Revolutionary Impacted Her Art» («Как любовная связь Фриды Кало с революционером-коммунистом повлияла на её искусство»), Alexxa Gottard, апрель 2019, https://www.artsy.net/article/artsy-editorial-frida-kahlos-love-affair-communist-revolutionary-impacted-art

[13] Там же

[14] https://en.wikipedia.org/wiki/Frida_Kahlo

[15] «Woman is accused in Trotsky murder» («Женщина обвиняется в убийстве Троцкого»), New York Times, 26 августа 1940 года.

[16] «Assassin’s attack fatal to Trotsky» («Попытка убийства оказалась фатальной для Троцкого»), New York Times, 22 августа 1940 года.

[17] Там же

[18] Там же

[19] «The impact of Trotsky’s death» («Последствия смерти Троцкого»), Socialist Appeal, 21 августа 2018 года.

[20] «Trotsky dies after attack by Follower» («Троцкий умирает в результате покушения от рук своего сторонника»), Daily Worker, 22 августа 1940 года.

[21] «Glimpse of Trotskyite Inner Intrigue Appears in Press Reports of Assassination» («Намёки на интригу между троцкистами всплыли в пресс-релизе по убийству»), Daily Worker, 24 августа 1940 года.

[22] «The Death of Leon Trotsky» («Смерть Льва Троцкого»), LEGACY—INSTITUTIONS AND PEOPLE, Enrique Soto-Pérez-de-Celis, MD, стр. 418, https://pdfs.semanticscholar.org/8b10/11773b798afaac51f58670b150bbb4fde7f1.pdf

[23] «Trotsky dies after attack by Follower» («Троцкий умирает в результате покушения от рук своего сторонника»), Daily Worker, 22 августа 1940 года.

[24] Там же

[25] Там же

[26] «Glimpse of Trotskyite Inner Intrigue Appears in Press Reports of Assassination»(«Намёки на интригу между троцкистами всплыли в пресс-релизе по убийству»),  Daily Worker, 24 августа 1940 года.

Об убийстве Троцкого. Часть 3.: 5 комментариев

  1. Получается награждение Меркадера звездой за якобы убийство им Троцкого — хитрый ход троцкотни, Хрущёва в частности?А я-то раньше голову ломал, зачем ему потребовалось награждать его

    1. а с чего вы решили что Меркадер вообще был награжден звездой и тем более награжден за убийство Троцкого? в наградном листе так и написали — «за убийство Троцкого»? а, например, за испанские дела не могли наградить?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code