О Катынском расстреле

катынский расстрел фотоИзвестно, что российские власти окончательно признали за СССР вину за Катынский расстрел. Кто только из их пропагандистов не упомянул, что-де данный эпизод был якобы убран из Нюрнбергского трибунала (НТ), не стал рассматриваться там якобы по причине то ли недостаточности улик, то ли слабости доказательной базы! Так вот, товарищи: как бы не так! Эпизод с убийством 11 тыс. польских офицеров-военнопленных в Катынском лесу в сентябре 1941 года вошёл в ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ Нюрнбергского трибунала[1].

Реанимация гитлеровского вранья в 1980-х гг — это прямой пересмотр результатов Нюрнбергского трибунала, попытка вместо давно доказанного факта снова всучить трудящимся в пух и прах разоблачённую геббельсовскую фальшивку. А признание современным российским руководством этой фальшивки — есть прямое доказательство его истинной сущности, доказательство того, чьими преемниками на самом деле оно является. Да-да, именно: государство Российская Федерация есть наследник Третьего Рейха, а вовсе не социалистического Советского Союза, как оно пытается представить. К слову, изначально свалить на СССР ответственность за это преступление немецко-фашистских захватчиков попыталось в 1990 году контрреволюционное горбачёвское правительство, завершившее к тому времени фашистский переворот в стране.

Давайте разберём вкратце, за что цепляются сегодня фашистские пропагандисты, приплетая материалы НТ к Катынскому расстрелу фашистами польских офицеров.

В буржуазных источниках, в той же Википедии, говорится, что

«катынский эпизод был внесён в первоначальное обвинительное заключение трибунала».

Но далее заявляется, что якобы

«трибунал не поддержал советское обвинение, в приговоре трибунала катынский эпизод отсутствует. Что воспринимается как фактическое признание трибуналом советской вины за Катынь.»

Но это не что иное, как наглое передёргивание!

Во-первых, вина немцев в убийстве пленных польских офицеров и подлог геббельсовской пропаганды полностью изобличены как на НТ, так и задолго до него, параллельно с ним и после него, бесспорными уликами и живыми свидетелями. Улик своего преступления осенью 1941 года в Катыни фашистские людоеды оставили превеликое множество! Так, например, в Ленинграде на открытом процессе над 11 нацистскими преступниками, прошедшем с 28.12.1945 г. по 4.01.1946 г. (8 палачей приговорены к ВМН через повешение и публично казнены в Ленинграде возле кинотеатра «Гигант», трое – к длительным срокам), были вскрыты дополнительные обстоятельства расстрела и последущего захоронения в течение осени 1941 года в Катынской роще убитых немцами польских и советских граждан. Среди осужденных и непосредственные участники Катынского преступления немцев. В их числе эсесовец Арно Дюре (приговорен к 15 годам заключения)[2].

Следует отметить, что на Нюрнбергском трибунале все обвинения нацистам вносились (после тщательной проверки и согласования) обвинителями от разных стран, не только от СССР, но и от США, Великобритании и Франции. Обвинение было международным, как и защита. Поэтому говорить о неком чисто «советском обвинении» немцев в Катынском расстреле нельзя.

Данный эпизод военных преступлений гитлеризма далеко не самый страшный и драматичный в кошмарном списке прочих злодеяний этих зверей в человеческом обличье. Опрос свидетелей и разбирательства по данному военному преступлению шли в начале июля 1946 г. исключительно в контексте расстрела немцами 11 тысяч польских офицеров осенью 1941 года и последующей неудачной попытки фашистов в апреле-мае 1943 года спихнуть вину за своё преступление на СССР.

Во-вторых, непосредственно в приговоре НТ многие конкретные преступления фашизма не были перечислены, но это не значит, что вина гитлеровцев за их совершение не была доказана или что их неупоминание означает вину какой-то другой стороны. Например, в приговоре не прозвучало упоминание убийства многих тысяч людей в Бабьем Яру. Поэтому приговор нельзя рассматривать отдельно от обвинительного заключения.

В-третьих, НТ сам по себе ставил целью обвинить самых главных военных преступников, а не конкретных исполнителей.

Например, фашист, «проработавший» с 1940 по 1943 гг. комендантом системы концлагерей, известной нам по названию «Освенцим», с руками по локоть в крови, на совести которого непосредственное руководство убийством трёх миллионов человек (2,5 млн. казнённых и 0,5 млн. замученных и умерших до приведения казни в исполнение), на данном трибунале присутствовал и выступал как свидетель.

В-четвёртых, ни один эпизод из обвинительного заключения, которое сегодня неофашистские пропагандисты преподносят как «предварительное» (никакое оно не «предварительное»!), защита не смогла оповергнуть или хотя бы как-то подвергнуть сомнению. Да, пыталась. Фашистские защитники и их подзащитные вертелись, как ужи на сковородке, отрицая очевидное и погрязая во лжи, казуистике и манипуляциях буквально по каждому пункту обвинения.

Так, 1 июля 1946 года защита пригласила в качестве «свидетелей» Катынского расстрела непосредственных исполнителей убийства: полковника Аренса (Ahrens) — командира полка, производившего расстрел пленных (на момент убийства он был подполковником) и двух его сослуживцев. Все трое, разумеется, говорили, что они этого не делали, что их там не было, что такой расстрел просто невероятен и т.п.[3] Причём все трое давали показания, строя невинные глазки, мол, как вы могли такое подумать про нас!

Однако все трое были пойманы обвинением Нюрнбергского трибунала на лжи, которая однозначно доказывает, что все трое — безусловные участники как самого преступления, так и подлейшей провокационной попытки гитлеровцев переложить вину за его совершение на СССР. От этой лжи не осталось камня на камня после того, как на следующий день выступили три свидетеля обвинения: местный житель и два судмедэксперта (один из комиссии Бурденко, другой — из комиссии, которую сформировали сами фашисты весной 1943 года, когда фальсифицировали свою якобы непричастность).

Будучи не в состоянии ничего противопоставить обвинению, защитники нацистов опустились до того, что начали предлагать на рассмотрение фальшивки, наспех составленные на английском языке в Лондоне анонимными «представителями Польши» весной 1946 года. Суд отказался принять к рассмотрению эту филькину грамоту. Защитник Геринга попытался давить на свидетелей обвинения и разыграл провокацию, возмутившись, что свидетель зачитывает показания по бумажке, а перевод его слов следует до того, как свидетель произносит фразы. Свидетель (Базилевский) показал ему бумажку в своих руках – это был план входа в здание суда, а не «шпаргалка». А за обвинение перевода защитник Геринга извинялся, сказав, что «ему в кулуарах об этом сказал кто-то, кому он доверяет, но чьего имени он не знает», и попросил снять эти подозрения из записи.[4] Попутно защита настойчиво пропихивала тезисы из геббельсовской фальшивки 1943 года, вопреки разоблачённым на суде обстоятельствам её составления и содержащейся в ней ереси.

То, что трибунал принял к рассмотрению какие-то выдержки и отдельные документы геббельсовской фальшивки, вовсе не означает, что трибунал с ними согласился или как-то поменял мнение о вине немцев в расстреле пленных поляков. По окончании разбирательств, защита ещё продолжала что-то тявкать о (липовом) «алиби Аренса», о «сложности Катынского дела, в котором присутствуют встречные обвинения сторон», совершенно игнорируя колоссальный пласт улик, собранный Советским Союзом. Но мало ли что там предъявляют полностью изобличённые судебным разбирательством убийцы!

И наконец, заметим, что задачи, которые возлагал СССР на трибунал, лежали в совершенно иной плоскости. Советская сторона высказала свои претензии относительно решений трибунала, и эти претензии вошли в его материалы как Особое Мнение[5] (его изложил член Международного Военного Трибунала от СССР И.Т. Никитченко). Но эти претензии касались оправдания трибуналом трёх гитлеровских палачей, отказа трибунала применить смертную казнь Гессу и отказа трибунала признать ряд нацистских организаций преступными.

***

Как подтверждение того, что эпизод с расстрелом гитлеровскими фашистами 11 тыс. польских офицеров не имел никаких возражений у международного суда, процитируем заключительную речь советского обвинителя Руденко, произнесённую 29–30 июля 1946 года, т.е. через месяц после разбирательств трибунала по данному преступлению. Это последнее упоминание данного преступления немецко-фашистских палачей на Нюрнбергском трибунале.

Цитата относится к месту, где советский обвинитель аргументирует смертный приговор нацисту Гансу Франку[6] (выделения в тексте — О.З.):

«Но он (Франк — прим. О.З) посылал людей на каторгу для того, чтобы выжать из них всё возможное в интересах «рейха» перед тем, как обречь их на смерть. Режим, установленный Гансом Франком в Польше на всех стадиях временного немецкого господства в этой стране, был бесчеловечным режимом умерщвления миллионов людей различными, но одинаково преступными методами.

Неслучайно (как убедился в том Суд из недавно прозвучавших в этом зале показаний бывшего заместителя бургомистра Смоленска — проф. Базилевского) на режим, установленный Франком в Польше, как на пример для своих действий ссылались те немецко-фашистские убийцы, которые уничтожили 11 тысяч пленных польских офицеров в Катынском лесу

То, что НТ ограничил разбирательства по Катынскому расстрелу заслушиванием и перекрёстным опросом трёх свидетелей с каждой стороны, не имеет значения. Важно, что НТ не снял обвинений с немецкой стороны и не исключил данный эпизод из постановления о вине Германии в уничтожении немецким командованием иностранных военных. Двое главных гитлеровских палачей, Геринг и Йодль, понесли персональную ответственность за данное преступление.[7] (Йодль был вздёрнут на виселице, Геринг отравился цианистым калием за 2,5 часа до казни.) А это значит, что Приговором НТ от 1 октября 1946 года была установлена виновность немецкой стороны в Катынском расстреле.

О.Зотов

[1] «Нюрнбергский процесс», т. 1, Государственное издательство юридической литературы, Москва, 1952 г., стр. 55 и стр. 469–492. https://vk.com/wall-162034604_28190

[2] Информация о показаниях нациста Арно Люре была опубликована в газете «Ленинградская Правда» от 29.12.1945 г.

[3] Nuremberg Trial Proceedings Volume 17 (перевод с англ. — О.Зотов) https://avalon.law.yale.edu/imt/07-01-46.asp

[4] Там же.

[5] «Нюрнбергский процесс», т.2, Государственное издательство юридической литературы, Москва, 1951 г., стр. 568–590. https://vk.com/wall-162034604_28190

[6] «Нюрнбергский процесс», т.2, Государственное издательство юридической литературы, Москва, 1951 г., стр. 224. https://vk.com/wall-162034604_28190

[7] Г.А. Никифоров, канд. филос. наук, доцент, «Катынский след в российско-польских отношениях: история и современность», https://rep.polessu.by/bitstream/123456789/11006/1/1.pdf

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code