Больной пункт. ч. 4

кв-психозЧасть 1, часть 2, часть 3

Нервные люди

Иногда говорят: «Все болезни от нервов». В этой обывательской мудрости доля правды есть. Она в том, что неприятные переживания могут вызывать нервно-психические болезни. Мы выше говорили о том, что запугивание и страх, переживания трудящихся от того, что фашисты издеваются над ними, унижают личное достоинство, лишают привычных прав и свобод ― всё это привело к росту психозов в 2020 г.

Что такое неприятные переживания? Это совокупность отрицательных представлений человека, связанных с тем или иным событием в жизни. Ясно, что для нормальных людей отрицательные представления есть отражение таких же неприятных, вредных, обидных, унизительных событий, так или иначе ухудшающих материальные и культурные условия жизни этого человека и других людей. Это с одной стороны.

С другой стороны, тяжесть и характер переживаний зависят не только от источника этих переживаний, но и от характера и сознательности самого человека. Так, одно и то же политическое событие может оставить равнодушным обывателя, но вызвать сильные переживания у сознательного рабочего, который понимает классовое существо этого события. И наоборот, смерть любимой собачки приводит мелкобуржуазного обывателя в ужас, выбивает его из колеи, тогда как были случаи, когда у революционеров гибли дети, но это не вызывало отхода от революционного дела.

Переживания могут идти в форме горя, испуга, страха, гнева, обиды, ненависти. Они могут возникать постепенно или внезапно, могут быстро пройти, а могут действовать длительное время. В случае длительных переживаний часто случается, что какое-нибудь мелкое событие, но имеющее отношение к основному переживанию, становится последней каплей, последней соломинкой, «ломающей хребет верблюду», после чего у человека развивается психическое заболевание того или иного вида. Именно это чаще всего и происходило в 2020 г. со свихнувшимися на почве «коробкавиндовса», т.е. от страха.

Такого рода заболевания носят психогенный характер. Они, как правило, не вызваны болезнями тела или мозга, но имеют обратную связь с такими болезнями. Эти психозы обратимы, вполне подлежат лечению, имеют т.н. функциональный вид, т.е. не вызывают патологических изменений в тканях мозга. К таким психозам относятся неврозы и реактивные психозы.

Начнём с неврозов. Это заболевание состоит во временном сбое основных нервных процессов и сопровождается нарушением взаимодействия между первой и второй сигнальными системами, а также между этими двумя системами и подкоркой. От психопатий неврозы отличаются тем, что при психопатиях нарушения взаимодействия в мозге носят стойкий, длительный характер. При неврозах эти нарушения кратковременны и легко проходят. Неврозы также отличаются от реактивных психозов, т.к. при неврозе в мозге не развивается резкое запредельное торможение во второй сигнальной системе.

Отличие неврозов от реактивных психозов также и в том, что при неврозах нарушение высшей нервной деятельности может проявляться в нарушениях работы органов тела, т.е. как сбой в работе таких органов, как половые органы, сердце, лёгкие, железы внутренней секреции, желудок. Но при этом анатомических изменений в этих органах и системах не происходит. Хотя бывает и так, что затяжное нервное расстройство, которое внешне кажется неврозом, вызывает изменения в тканях мозга и внутренних органов. Такой психоз ― это уже не невроз, а нечто более серьёзное.

Как объясняют природу неврозов буржуазные учёные и реакционно-фашистские теории? Кое-кто связывал происхождение неврозов с тем, что в сознании человека возникало представление о заболевании того или иного внутреннего органа. Человек как бы внушал себе, что у него что-то болит. Это, в конце концов, и приводило якобы к действительному заболеванию этого органа. Другие буржуазные психиатры выдвигали теорию «бегства в болезнь». По этой «теории» невроз был для человека убежищем, спасающим его от тяжёлой жизненной обстановки, в которую он попал. Тогда, чтобы не произошло тяжёлого внутреннего заболевания, в жертву приносится вторая сигнальная система и её связи в мозге. Понятно, что эта «теория» старалась оправдать язвы и бедствия капитализма, объясняла хищнический износ рабочей силы неврозом, предлагала рабочему классу «бегство в невроз» вместо классовой борьбы.

Некоторые буржуазные психиатры выработали т.н. «рентовую теорию» невроза. Суть её в том, что рабочий, искалеченный на производстве, для того, чтобы вернее получить инвалидную пенсию или регресс, или большую сумму этих выплат, развивает и усиливает в своём сознании симптомы невроза. Т.е. стремится к тому, чтобы его увечье или профессиональная болезнь выглядели более тяжёлыми, более убедительными для работодателя и органов соцобеспечения. Здесь, с одной стороны, отразились действительные факты, когда у рабочих, искалеченных и хищнически изношенных капиталистическим производством, были попытки самовредительства или симуляции тяжёлого душевного заболевания. Такие попытки делались для того, чтобы хоть как-то, хоть таким диким путём получить средства к существованию для своей семьи. С другой стороны, учёные лакеи-психиатры давали буржуазии «теорию» для того, чтобы как можно меньше выплачивать пенсии и пособия искалеченным и отравленным рабочим. Мол, рабочие склонны симулировать болезни, в т.ч. душевные болезни, чтобы грабить честных предпринимателей.

Известный идеалист и реакционер З. Фрейд со своими последователями разработал гипотезу о том, что невроз развивается на базе всяких сексуальных травм, перенесённых в детстве или юности. Эти травмы появляются якобы при  неудовлетворённом половом влечении к кому-либо. Они постепенно переходят («вытесняются») в т.н. «сферу подсознания» и образуют «комплексы». Эти «комплексы» не осознаются человеком, сохраняются «в подсознании» много лет, не теряя при этом свою болезнетворную силу и при всяком удобном случае «вырываются наружу», вызывая невроз. Иначе говоря, Фрейд и его ученики, вплоть до сегодняшних фашистов от психиатрии, заранее зачисляют большинство людей в психопаты и неврастеники. Главная же идея «невротической теории» Фрейда состоит в том, что условия внешней среды, отношения в производстве и обществе никак не влияют на психику и сознание людей. Отсюда фрейдисты делают тот вывод, что для психического здоровья народа всё равно, живёт ли этот народ в условиях капитализма или в условиях социализма и коммунизма. Своими «теориями» они дают понять трудящимся, что классовая борьба против капитализма не нужна, не имеет смысла. Здесь неофрейдизм полностью переходит на службу фашизму, становится частью его демагогии.

Рядом с Фрейдом подвизался ряд психиатров, которые видели в неврозах «возврат к древним формам поведения», т.е. начало возврата людей к животному состоянию, «как наиболее естественному для современного человека». Здесь ещё более откровенно торчат фашистские уши. Нынешняя буржуазия одобряет любую реакционную теорию, по которой человек низводится до животного состояния, до состояния озверевшего, тёмного дикаря. Такие дикари нужны империалистам, ими удобно управлять, их вполне логично держать в клетках, как продуктивный скот. Наконец, дикарей хорошо использовать друг против друга в войнах, ведь они не понимают причин этих войн, легко натравливаются друг на друга и не рассуждают о том, зачем убивать и грабить другие народы.

Все теории такого рода есть идеалистические теории, реакционные, ничего не объясняющие о природе неврозов. Поэтому в своё время дело дошло до того, что предлагалось отказаться от изучения неврозов как отдельных заболеваний. Конечно, это был уклон в другую крайность.

Прорыв в учении о неврозах сделал И. П. Павлов и его ученики ― психиатры-материалисты. Они впервые выделили разные формы неврозов. Эти формы ― истерия, неврастения и психастения.

Истерия. Ещё её называют истерический невроз. Болезнь известна давно. Длительное время считалось, что истерия бывает только у женщин и связана она с нарушениями по женской части («бешенство матки», «застой крови в малом тазу», предменструальный период, длительная половая неудовлетворённость и т. д.).

Истерия возникает двояко. Внезапно, из-за тяжёлого психического удара, нахлынувших тяжких переживаний. Или, что чаще всего, из-за тяжёлой жизненной обстановки, которая длительно травмирует психику. Пример: почти весь 2020 г. был для трудящихся такой длительно травмирующей обстановкой. При этом замечено, что истерия больше случается с женщинами. Неврозы выражаются самыми разнообразными психиатрическими симптомами.

Дело осложняется тем, что истерички и истерики легко внушаемы и очень часто подражают другим людям. Это ярко проявилось в том же 2020 г., когда насмерть перепуганные обыватели верили в самую дремучую чушь и бездумно подражали тому, что видели по телевизору.

Есть при истерии и физиологические проявления. Сильно изменяется чувствительность кожи, от резкого повышения, как у нарциссов, до полной потери болевой чувствительности. Изменения чувствительности могут быть по всему телу, а могут распространяться только на лицо, руку или ногу. Опасными и неприятными проявлениями истерии являются амблиопия, истерическая глухота и нарушения в двигательной области. При амблиопии у человека сужается поле зрения и само центральное зрение, вплоть до слепоты. В истерическом припадке человек сначала теряет периферийное зрение, т.е. не видит, что происходит вокруг, а затем как будто слепнет на нервной почве. Такая «слепота» обратима, т.к. даже в припадке глаза полностью сохраняют реакцию на свет. Истерическая глухота проявляется как полное исчезновение окружающих звуков. Человек кричит, но не слышит собственного голоса, а также голосов людей, которые что-то ему говорят. Может начаться заикание или полная немота, когда как бы «отшибает» способность говорить и слышать. Нарушения движения при истерии бывают в виде парализации, утраты способности к определённым движениям или к движениям отдельных частей тела. Но при этом нет патологических рефлексов, а сами состояния паралича довольно вялые, не ярко выраженные, полу-параличи.

Иногда истерички не могут стоять на ногах («ноги подкашиваются»), хотя все движения ног сохраняются. Бывают судороги, к горлу часто подкатывает комок, начинают сильно дрожать голова, руки и ноги.

При истерии часто бывают судорожные припадки, которые по виду напоминают то, что бывает при эпилепсии. Но при истерических припадках нет прикусывания языка, полной потери сознания, мочеиспускания и т.д. Истеричка более-менее ясно отражает действительность. Но зато истерика часто сопровождается стонами, театральными рыданиями и мимикой, возгласами. Лицо выражает ужас и страдания.

Истерики бывают разной длительности. При этом сам припадок длится тем дольше, чем больше сосредоточено на нём внимание окружающих людей. Если окружающие понимают наигранность и театральность истерики и указывают на это, либо принимают меры к пресечению её, истерика быстро заканчивается. Среди экстренных мер по приведению человека в чувство можно отметить лёгкие пощёчины, обрызгивание холодной водой, решительное требование прекратить «театр». В тяжёлых случаях помогало окатывание истерички ведром холодной воды. При этом характерно, что после истерики у человека не бывает глубокого сна и амнезии, как это бывает у эпилептиков.

С физиологической стороны истерические припадки — вещь неприятная, даже небезопасная. Во время истерики резко учащается сердцебиение, может быть аритмия. Бывает одышка, пульс слабеет, сосуды сильно сокращаются или наоборот расширяются. Лицо бледнеет, по телу идут красные или белые пятна, иногда сопровождаемые поднятиями кожи и мышц (буграми). Нарушается выделение желез внутренней секреции, у женщин от истерики может измениться менструальный цикл или его характер.

Истерический невроз может вызвать нарушения во многих внутренних органах. У истеричек часто наблюдаются болезни желудка вплоть до язвы, запоры или поносы, спазмы, рвота, боли в животе. Они тут же сосредоточивают своё внимание на этих расстройствах, и от этого расстройства усиливаются.

При истерике в мозге нарушаются нормальные связи и взаимоотношения разных участков коры. Возникший истерический импульс не тормозится остальными участками так, как надо. Это приводит к хаосу в подкорковых центрах, которые управляют внутренними органами человека. Этот хаос и вызывает сбои в работе этих органов и систем. При этом возможно симулирование мозгом тех или иных биологических процессов, которых на самом деле нет. Были случаи, когда истеричка считала себя беременной или что у неё большая опухоль в желудке.

Изменения психики у истеричек обоего пола выражаются в резких нарушениях чувств. У них наблюдается неустойчивость психики и склонность к аффектам. По поведению они становятся похожи то на Пьеро из сказки о Буратино, то на Ноздрёва из «Мёртвых душ». Из-за самого незначительного повода такие люди могут плакать, кричать, бить стёкла, топать ногами, скакать и т.д. Но эти аффекты у истеричек не стойкие, они прекращаются так же быстро, как и начались. Настроение быстро меняется, депрессия почти без паузы сменяется весельем, молчание — болтливостью, слёзы — дурацким, неестественным смехом.

Истерички склонны преувеличивать свои болезненные ощущения и даже и спекулировать на них. Такие спекуляции часто переходят в симулирование различных тяжёлых болезней. Для истеричек характерны лживость и театральность. Они часто выдумывают на свой счёт фантастические истории, в которых сами играют центральную «трагическую» или «героическую роль». Литературный пример такой полу-истерички: Арган из пьесы Мольера «Мнимый больной».

Истерики-невротики довольно легко заявляют, что покончат жизнь самоубийством и даже совершают демонстрации подготовки к этому акту. Причём они готовят «суицид» с таким расчётом, чтобы это видели как можно больше людей. Моноспектакль — вот характер всей этой «подготовки».

Истерический невроз вызывает отклонения в половой области. У мужчин может быть нездоровый рост полового влечения, а может быть полная потеря этого влечения. У женщин чаще всего половое влечение пропадает, но может резко усилиться в ходе первого же после истерики полового акта. Что касается волевых качеств, то у истеричек воля ослабляется, зато сильно растёт внушаемость и склонность подражать другим людям.

Истерический невроз, как правило, заканчивается полным выздоровлением человека. Чем быстрее и качественнее будет устранена психическая травма, вызвавшая невроз, тем быстрее и надёжнее будет выздоровление. Длительность истерического невроза колеблется от пары дней до нескольких месяцев. Выздоровление сильно зависит от правильной психотерапии. Этому способствует высокая внушаемость истерички. Но эту внушаемость можно использовать и против человека, например, не устраняя обстоятельства, вызвавшие невроз, а видоизменяя, усиливая или продлевая их. Фашизм создаёт такую обстановку в обществе, когда буквально все стороны и детали жизни способствуют психозам и неврозам, разрушению нормальной психики трудящихся. В этом смысле главные средства для выздоровления человека находятся в руках его сознательных товарищей или тех близких, которые правильно понимают происходящее и могут «вставить на место мозги» неврастенику.

Понятно, что истерический невроз чаще всего развивается на базе слабой нервной системы. Или нормальной системы, но истощённой длительными и неблагоприятными условиями жизни. Если нервная система слабого типа и к тому же человек живёт в неблагоприятных условиях, из невроза может развиться истерическая психопатия, более тяжёлое и серьёзное заболевание.

При истерии слабеют клетки коры мозга, нарушаются связи между корой и подкоркой. В результате острой психической травмы возникает перенапряжение нервных процессов в коре. Такое перенапряжение становится длительным от того, что на человека в течение долгих месяцев действует травмирующее обстоятельство, например, угрозы, страх, тревога, неуверенность. От перенапряжения кора ослабляет свою работу, при этом по закону индукции на первый план выходит подкорка, которая начинает преобладать. «Человеческое» отодвигается в тень, а на первый план выходит «звериное». Оно как раз и проявляется в аффектах, нервных взрывах, припадках, бессмысленной театральности, безволии, тупом подражательстве и т.д.

Наконец, возбуждение в том или ином участке коры мозга, вызванное психической травмой или сильными переживаниями, по закону индукции вызывает запредельное торможение на других участках коры. Такое торможение передаётся в подкорку, на те участки, которые отвечают за работу мышц и других внутренних органов тела. Торможение такого рода может вызывать ступоры и другие проявления паралитического типа.

Когда человек ведёт себя нервно, ненормально, иногда говорят, что он неврастеник. «Неврастеник» подразумевает, что у него неврастения. Ясно, что не всегда у нервного человека эта болезнь.

А что такое неврастения? По поводу этого невроза мнения долгое время расходились. С одной стороны, это широко распространённый невроз. Его причины видели в усталости и истощении нервной системы. С другой стороны, утверждали, что он возникает из-за острых психических травм. На самом деле в неврастении соединились все указанные обстоятельства. Причём они развиваются в болезнь чаще всего на базе слабой или ослабленной нервной системы.

Характерные признаки неврастении следующие. Общая слабость, высокая утомляемость, бессонница, головная боль, раздражительность. Для неврастеников особо характерно резкое снижение работоспособности в конце дня. К этому моменту они разбиты, не могут сосредоточить внимание на работе, думают с трудом и буквально испытывают от этого муки. Хотя до обеда могли легко решать сложные производственные или творческие задачи.

Неприятной чертой неврастеников является ипохондрия — постоянные плаксивые жалобы на здоровье. Они зациклены на своих ощущениях от внутренних органов. При большой мнительности неврастеники пугаются любого «шороха» внутри своего организма. Небольшое недомогание, которое нормальные люди и не замечают, неврастеники раздувают до размеров тяжёлой болезни. Настроение неврастеников обычно подавленное, что связано с постоянным страхом за своё здоровье. С ними тяжело работать, т.к. неврастеники раздражаются по самому малому поводу. Гнев в таких случаях не адекватен поводу и скоро проходит. Женщины-неврастенички то и дело бросаются в слёзы. У мужчин-неврастеников ослабляется потенция, уменьшается половое влечение, может быть преждевременное семяизвержение. Такое ослабление половой функции на нервной почве приводит мужчин-неврастеников в длительный и сильный невроз, который может продолжаться от нескольких месяцев до 2–3 лет. В этот период мужчина-неврастеник буквально разваливается как личность, впадает в отчаяние, панически ищет помощи у врачей. Всё его внимание сосредоточено на восстановлении своей половой функции.

Кроме длительной бессонницы, у неврастеников бывает поверхностный сон и частые кошмары. По утрам неврастеники чаще всего разбиты, не чувствуют, что отдохнули. Бессонница часто сопровождается тахикардией, одышкой, потливостью, судорогами. Изменяется и кровь. Падает гемоглобин, из-за чего мозг хуже снабжается кислородом, уменьшается количество эритроцитов, что означает ухудшение общего обмена веществ.

Неврастения лечится совокупно медицинскими методами и полноценным отдыхом. Но на первом месте всё же устранение тех неблагоприятных обстоятельств и факторов, которые вызвали это психогенное заболевание. Если такие факторы на производстве и в обществе сохраняются, то неврастения может затянуться на большой срок. При нынешних общественных условиях неврастения может появиться у людей с любым типом нервной системы, даже самого крепкого типа. Поскольку психиатрия в условиях фашизма быстро вырождается в карательно-грабительскую «индустрию», ждать от неё помощи уже не приходится. Физиологически выход здесь в занятиях физкультурой, отказе от табака и алкоголя, долгих прогулках пешком, плавании и водных процедурах закаливающего характера. В плане высшей нервной деятельности, закалки сознания — лучшим средством против неврастении является подходящая партийная работа на примере большевиков. Такая работа быстро прочищает мозги и закаляет характер.

Неврастения возникает при длительном истощении нервной системы, которое сопровождается перенапряжением процессов в мозге. Она может выражаться в трёх формах. Для первой формы характерна повышенная раздражительность человека и резкие приступы гнева. При второй форме ярко проявляется общая заторможенность. При третьей форме появляется повышенная утомляемость и ипохондрия. Во многих случаях эти формы неврастении переплетаются либо меняют друг друга в ходе болезни.

Психастения. Эта болезнь встречается намного реже истерии и неврастении. Возникает она под действием сильных и острых переживаний. Проявляется в том, что у человека возникают навязчивые идеи, навязчивые действия, которые идут на базе этих идей, а также навязчивые страхи — т.н. фобии. Диалектическая картина психастении в том, что человек критически относится к своим навязчивым мыслям и действиям, понимает их абсурд и глупость, переживает по поводу этой ненормальности, но не может от них отказаться.

Очень часто при психастении наблюдается навязчивый счёт однородных предметов. Человек идёт по улице и вопреки своему желанию считает машины, столбы, окна домов, плитку тротуара и т.д. При психастении к человеку «прилипает» навязчивый музыкальный мотив, дурацкая песенка, стишок, фраза из фильма или спектакля. Этот мотив, фразу или песенку человек и повторяет без конца вопреки своей воле. Буквально ругается, плюётся, но всё одно повторяет.

Что касается навязчивых страхов, то они часто имеют ипохондрическую форму. Человек панически боится, что у него вот-вот остановится сердце, что его заразят «коронавирусом», что он на улице обязательно сломает ногу. Страх может проявляться в боязни покраснеть, в боязни не удержать мочу или кишечные газы, в боязни заболеть заразной болезнью. Бывает и так, что появляется страх переходить улицу, страх высоты или верхних этажей здания, страх мостов, широких площадей, страх острых предметов или замкнутых пространств.

Навязчивые действия заключаются в разных движениях. Психастеники могут по 20–30 раз проверять, выключен ли газ и свет, заперта ли дверь, застёгнута ли молния на брюках, на месте ли половые органы или грудь. В 2020 г. психастения чаще всего проявлялась в бесконечном мытье и обработке рук, едва не до мозолей и дерматита, из-за боязни заразиться «коронавирусом». Навязчивые действия такого рода часто приобретают ритуальный характер. Человек с психастенией не находит себе места, пока не выполнит тот или иной глупый и бессмысленный ритуал. Как только этот ритуал выполнен, человек на какое-то время успокаивается, но затем снова наступает ритуальный «зуд».

Навязчивые идеи, как правило, сопровождаются навязчивым страхом и навязчивыми действиями. Один психастеник, получив навязчивую мысль о том, что «маска пропитывается коронавирусом», должен был каждые 10 минут переворачивать её на лице. Он был уверен, что если он хотя бы раз пропустит этот переворот с лицевой стороны на изнанку, то принесёт «коронавирус» домой и его сын умрёт. Но при всём этом человек хорошо понимал, что делает глупость и вполне отдавал отчёт, что и сам намордник носить не только не надо, но и очень вредно.

Навязчивые идеи, страхи и действия полностью овладевают человеком. Психастеник становится неработоспособным, бездеятельным. Он полностью поглощён своими патологическими переживаниями. Спутниками психастении являются постоянные сомнения, неуверенность человека в себе, нерешительность и самокопание без конца и края. Становится заметной ненормальная склонность к анализу, синтезу, обобщению буквально всего, что попадёт под руку или на глаза. Человек с психастенией становится крайне чувствительным, он принимает неважные события слишком близко к сердцу, крайне болезненно переживает то, что по существу не имеет к нему отношения. Такое положение не нужно путать с высокой сознательностью человека и противопоставлять «политической тупости» мещан. Чувствительность при психастении не означает, что у человека «душа болит» за дело социализма, что он остро переживает за голодных пролетарских детей или о судьбе рабочих в Стерлитамаке или Ухане. Психастеник может разрыдаться, увидев, что мальчик упал и расцарапал коленку, но он не обязательно бросится помогать и не обязательно расскажет этому мальчику, что мужчина обязан стойко переносить царапины, ушибы и т.д. Его чувствительность и переживания пассивны, созерцательны. Они не от великой любви к людям, которая всегда выражается в борьбе за счастье народа, а что-то вроде переживаний юродствующего во христе.

Психастения — это более серьёзная болезнь, нежели истерия и неврастения. Лечение сложное и может затянуться на годы. Психо-физиологической основой болезни является очаг затянувшегося раздражения в коре мозга. Внешние проявления этого раздражения — всякого рода навязчивые состояния. Если больной «удовлетворит зуд», т.е. выполнит тот или иной болезненный ритуал, то он на некоторое время освобождается от раздражения, т.е. от тягостной навязчивой мысли. Это объясняется тем, что возбуждение временно переключается с основного очага затяжного раздражения на двигательные центры. Из-за патологически затянувшегося раздражения наступает стойкое ипохондрическое состояние больного. Это же раздражение, перебрасываясь на центры мозга, управляющие внутренними органами, приводит к сбоям в работе этих органов.

***

Как распознать неврозы? Какие наиболее характерные признаки у них имеются? Прежде всего, при неврозах нет выраженных, тяжёлых психических расстройств, таких как при шизофрении, психозах, паранойе. При неврозах нет ослабления форм психической деятельности, а именно: ослабления памяти, внимания, интеллекта. Нет и разрушения тканей мозга или иных органов тела. При неврозах не бывает чувственной тупости, как при шизофрении. Наоборот, чувственный тон неврастеников очень яркий, сильный.

Что касается профилактики и лечения неврозов. Здесь надо отметить, что при  социализме, особенно в период с 1929 по 1955 гг., число неврозов постоянно снижалось. Особенно это касалось истерии. Показательно, что в СССР в годы Великой Отечественной войны это заболевание не дало скачка или вспышки, хотя ясно, что условий и факторов, тяжело травмирующих психику советских людей, фашисты принесли очень много. Это доказывало, что материальные и культурные условия социализма исключали те болезнетворные факторы, которые в избытке есть в капиталистическом обществе. Было замечено, что люди с высокой большевистской сознательностью практически не подвержены психозам и неврозам. У передовых советских людей были психические заболевания, но подавляющий % этих заболеваний имел не психогенный характер, а травматический или реже — инфекционный.

Другими словами, чем выше была у человека классово-политическая сознательность, тем ниже был риск психоза или невроза. Твёрдое большевистское мировоззрение и закалка давали человеку ясное понимание того, что происходит, давали силу ориентировки, возможность понимать внутреннюю связь окружающих событий, предвидеть ход этих событий. Большевизм буквально  снимал страх, давал возможность распознавать не только то, как и куда развиваются события сейчас, но и то, как и куда они должны развиваться в будущем. Поэтому в войну многие советские люди были мобилизованы на бой, но при этом были спокойны и уверены в победе социализма над силами мирового капитала. Новое и прогрессивное всегда побеждает старое и реакционное, каким бы страшным и сильным это реакционное старьё ни казалось сейчас. В твёрдом знании законов общественного развития, в большевистской ориентировке и закалке, в ясном понимании правоты и защиты социализма был залог психического здоровья всех передовых советских людей.

В СССР для непосредственного лечения неврозов применялись разные методы. Условно их можно разделить на производственно-бытовые и медицинские. Производственно-бытовые заключались в том, чтобы исключить факторы, вызвавшие психоз или невроз. Это была правильная организация труда и отдыха, тренирующая нервную систему физкультура, массовое закаливание, санаторно-курортный отдых. К медицинским методам относились психотерапия и гипноз, реже — лекарственное вмешательство. При психотерапии больному разъяснялась сущность и природа его заболевания, человек настраивался на то, что болезнь полностью излечима, но излечение требует известной сознательности, труда и усилий со стороны самого больного. Упор делался не на медикаменты и одностороннюю работу врача. Позиция больного типа: «лечите меня, доктор, а я посмотрю, что из этого выйдет» критиковалась как мелкобуржуазная, вредная и разлагающая человека. Упор делался на то, чтобы основной труд по преодолению своей психической слабости выполнял больной, но по указаниям и под контролем врача-материалиста.

Как правило, ресурсов организма и возможностей благоприятной внешней среды с избытком хватало для преодоления невроза, однако были нужны сознательность и упорство самого больного.

Капиталистическая медицина «лечит» болезни механически (режет и кромсает тело больного)  и химически, как бы отрывая болезнь от самого больного, видит её изолированно от всего остального организма, отравляя и уродуя этот организм. Медицина социализма рассматривала больного полностью, как единое целое, учитывала связи между неврозом и всем остальным организмом. Поэтому ставка в лечении неврозов делалась не на «лёгкий» медикаментозный путь, когда больного «лечат» только уколами и таблетками. Человеку прописывался «тяжёлый» путь рациональной организации труда, полноценного отдыха, самообразования, постоянных занятий физкультурой с увеличением нагрузки, плавание и водные процедуры закаливания, отказ от табака и алкоголя, длительные прогулки пешком, отказ от лифтов. Словом, на первом месте стояли такие принципы:

  • — активное участие больного в борьбе с болезнью;
  • — физиотерапия;
  • — материалистическая психотерапия;

— правильный трудовой режим, т.е. труд, который тренировал бы ослабленную волю, приучал к дисциплине, подтягивал, правильно организовывал расшатанную психику человека;

  • — запрет работы по ночам;
  • — чередование физического труда с умственным или наоборот, умственного с физическим;
  • — постоянная самостоятельная работа человека над поправкой своего сознания;
  • — физкультура, спорт, закаливание с плавно повышающимися нагрузками;
  • — решительный отказ от лени, безделья, бескультурья, вредных привычек;
  • — здоровое питание.

В общем, чтобы привести в порядок голову, нужно было:

а) привести в порядок те условия, в которых непосредственно жил и трудился данный человек;

б) привести в порядок весь физический организм.

Медикаменты рассматривались как крайнее средство, когда случай очень тяжёлый или когда нужно помочь организму перебороть болезнь. Например, для выздоровления очень важен здоровый, глубокий сон. Некоторым неврастеникам, страдающим стойкими расстройствами сна, прописывали успокаивающие и снотворные препараты на основе брома и кофеина, а также водные процедуры.

Для лечения неврозов широко применялись витамины. Лучше всего помогали никотиновая и аскорбиновая кислоты, витамин В1. Женщинам в периоде климакса дополнительно прописывался препарат маммин.

В СССР для лечения невротиков часто использовался гипноз. При этом внимание больного не зацикливалось на болезни, как того требовали «учения» Фрейда, Юнга и их учеников. Правильно организованный труд, активный отдых, психотерапия и гипноз отвлекали внимание от болезни. При этом в коре мозга возникали новые очаги возбуждения, связанные с трудовыми операциями, чтением, физическими нагрузками, спортом, туризмом. А застойный очаг болезненного возбуждения постепенно терял свою ведущую роль в сознании.

Если общим материальным фундаментом психического благополучия масс были сами условия социалистического строя, то непосредственной базой приведения в порядок головы было социалистическое воспитание. Оно шло по всем линиям общественной жизни, от чтения мемуаров большевиков до создания вокруг человека товарищеской атмосферы помощи, поддержки, совета. Иными словами, неврозы были не личным делом каждого, а делом общественным. Они влияли на производство, мешали ему, расстраивали здоровый климат в рабочем коллективе, действовали разлагающим примером на малосознательных и нестойких трудящихся. Поэтому борьба с неврозами по общественной линии была одним из элементов социалистического воспитания масс.

***

Второй большой группой психогенных заболеваний являются реактивные психозы. Они имеют ту особенность, что картина психической болезни при них выражается более ярко и более тяжело, чем при неврозах. Ещё одна черта реактивных психозов — что болезнь чаще всего наступает сразу после какого-либо острого переживания, психической травмы. Постепенно, как бывает при неврозах, реактивные психозы развиваются реже. В зависимости от того, каким путём развивался реактивный психоз, мгновенным или постепенным, различают реакции и развития. Разница между ними в том, что реакции могут наступить у любого человека, тогда как развития бывают только на почве уже существующей психопатии того или иного рода.

Кроме того, реактивные психозы делятся на несколько форм. Это шесть форм реакций и две формы развития. Кратко рассмотрим эти формы.

Психогенные шоковые реакции. Чаще всего они возникают вследствие стихийных бедствий и катастроф, т.е. событий, которые угрожают большим массам людей. Такого рода реакции могут быть внушёнными, когда, во-первых, источник опасности не очевиден, но опасность нагнетается с помощью СМИ. Пример: выдуманная «эпидемия коронавируса», которая «бушевала» по телевидению, но, тем не менее, вызывала случаи реальных шоковых реакций.

К числу действительных событий, вызывающих шоковые реакции, относятся землетрясения, большие крушения транспорта, крупные пожары, извержения вулканов, наводнения, прорывы плотин и т.п. Реакции могут наступить и в том случае, если внезапно происходит большое несчастье, гибель на глазах близких людей, взрыв дома, где жил человек и пр. Психогенные шоковые реакции всегда наступают внезапно и обычно выражаются двояко — или как эмоциональный ступор, или как помрачение сознания (делирий).

Эмоциональный ступор выглядит как полная неподвижность человека в той позе, в которой его настигает психическая травма. Человек не может пошевелить руками или ногами, у него наступает немота. Часто при этом бывает своего рода остановка мыслей, «пауза» в мышлении. Но человек воспринимает окружающую обстановку правильно, у нет бредовых идей, галлюцинаций, навязчивых идей.

В таком состоянии мозг отчаянно защищается от перегрузок. Это выражается в главном признаке ступора — резком притуплении чувств, когда чувства как будто парализуются, на какое-то время всё окружающее становится человеку безразличным. Он регистрирует в сознании всё то, что происходит вокруг, но не испытывает по этому поводу никаких чувств. Такое состояние может продолжаться от нескольких минут до нескольких часов, после чего исчезает так же внезапно, как и наступило. После ступора в течение нескольких дней может быть вялость, ослабление воли, бывают истерики. В некоторых случаях человека нужно оставить на какое-то время одного, чтобы он мог собраться с мыслями и успокоиться.

Психогенный делирий. Он состоит в том, что у человека внезапно наступает большое возбуждение в движениях (дёргается, бегает, прыгает, куда-то бежит, бросается на людей, ломает всё, что попадается под руку), но при этом сильно помрачается сознание. Человек переживает сильный испуг, ужас, страх, который сопровождается зрительными и слуховыми галлюцинациями. Делирий такого рода может длиться до нескольких минут до 2–3 часов, после чего человек засыпает глубоким сном. После пробуждения он, как правило, забывает, что с ним было.

Среди реактивных психозов бывают истерические реакции. Они легче всего возникают у людей, склонных к психопатиям, но могут быть у каждого нормального человека. Фундаментом истерических реакций является слабая нервная система.

При истерических реакциях бывает сумеречное состояние. Сознание помрачается, наступают сложные зрительные и слуховые галлюцинации. Зрительные образы в таких галлюцинациях не цветные, а чёрно-белые и серые. В связи с видениями человек начинает высказывать бредовые идеи.

Сложность галлюцинаций при истерическом сумеречном состоянии заключается в том, что в сознании человека разыгрываются целые сцены, постановки, как в кино или театре. При этом сам человек играет в них центральную роль. Эмоциональная окраска этих сцен обычно яркая. Содержание таких галлюцинаций, как правило, связано с характером психической травмы, с событиями, которые вызывали эту травму.

Сумеречное состояние сопровождается и другими симптомами, свойственными неврозам. Могут случаться истерические припадки. Такое состояние длится от нескольких часов до нескольких дней и заканчивается выздоровлением человека.

Своеобразной формой истерического сумеречного состояния является т.н. ганзеровский синдром. Чем он интересен? В нём есть все симптомы истерического делирия, но основным признаком выступает то, что заболевший человек начинает нелепо отвечать на вопросы, которые ему задают. Но при этом поведение человека внешне говорит о том, что он будто бы «валяет дурака», специально придуривается. И такому человеку, хотя он действительно болен, отказывают в помощи. Длительность синдрома не превышает 2–3 недель.

Дело осложняется тем, что ганзеровский синдром часто возникает у заключённых, в тюрьме, особенно в условиях камеры-одиночки. Фашистская тюремная медицина вряд ли будет разбираться в тонкостях психического состояния больного, а заподозрит его в симуляции с целью перевода в более сносные условия. По актировке такой медицины тюремная или лагерная администрация может наказать заболевшего человека, т.е. довести его до осложнения или гибели. В фашистских тюрьмах было немало случаев, когда у заключённых развивался ганзеровский синдром, но их вместо лечения избивали, сажали в карцеры или расстреливали.

Пример ганзеровского синдрома ещё раз подтверждает, что у сознательных рабочих должны быть крепкие нервы и сильная воля. Многие товарищи в ходе борьбы с фашизмом попадут в фашистские застенки. Для того чтобы выжить и продолжать борьбу в условиях тюрьмы нужно уметь выдерживать сильные психические удары. Одним из условий этого как раз и есть большевистская закалка сознания, которая даёт «иммунитет» от психозов. Нельзя лишний раз давать палачам повод к расправе над собой.

Здесь нужно учитывать, что в фашистских тюрьмах чаще всего «не работает» тот приём «закоса» под душевнобольного, который работал при царском режиме. Симуляцией душевной болезни иногда пользовались революционеры-народники и даже большевики, но в современных условиях фашизма такой «закос» может закончиться быстрым расстрелом, т.к. душевнобольные не имеют для буржуазии экономической ценности в качестве рабочей силы. Они — обуза, трата прибыли на содержание и лечение. Старые гитлеровцы, не задумываясь, истребляли душевнобольных. Новые пока просто отказывают им в медпомощи и содержании, но не исключено, что в тюрьмах и лагерях будут уничтожать физически, чтобы сэкономить баланду, высвободить нары и робу для способных к труду. В таких условиях давать фашистам лишний повод для расстрела неразумно.

Ещё одной формой истерического психоза, часто встречающегося в условиях тюрьмы, является псевдодеменция. Она очень похожа на ганзеровский синдром. Человек даёт самые нелепые ответы на вопросы, но при этом кажется, что он «ломает дурочку, комедию». Но при псевдодеменции такими же нелепыми и дурацкими становятся и действия больных. Эти больные со стороны кажутся глубоко слабоумными, олигофренами. Они неправильно называют обычные предметы, например, ложку — молотком, дверь — столом, ногу — рукой и т.д. Если их попросить показать правый глаз, то они могут показать левое ухо, если предложить пошевелить левой рукой, они двигают правой ногой. Больные демонстративно одевают руки в брюки, а на ноги натягивают рукава рубашки или свитера.

Но при псевдодеменции не бывает сумеречного состояния. Сознание больных (чувства, память, интеллект) более-менее ясное. Тем не менее, эта форма истерического психоза затяжная и может идти от 2 месяцев до 2–3 лет. Псевдодеменция часто возникает как реакция человека на приговор суда или на сам факт заключения в тюрьму.

Истерический психоз может возникать в т.н. пуэрильной форме. Это также довольно часто бывает с заключёнными, в условиях тюрьмы. Человек, заболевший пуэрилизмом, ведёт себя, как маленький ребёнок. Он начинает сюсюкать, искажать слова, говорить кукольным языком. Больные утверждают, что они ходят в детский сад, что им 5–6 лет. Они называют окружающих «дяденьками» и «тётеньками». Взрослые люди имитируют разные детские игры, катаются на палочке, играют в догонялки, прятки. Женщины играют в куклы, в дочки-матери и т.д. Эта форма истерического психоза часто имеет симптомы, характерные для неврастении. Болезнь протекает довольно тяжело и длительно, до нескольких лет. Иногда псевдодеменция и пуэрилизм сочетаются и осложняют общее состояние человека.

Депрессивная реакция. Это меланхолическая форма реактивного психоза. Сопровождается угнетённым настроением, которое по своему содержанию соответствует полученной психической травме. Депрессия проявляется в том, что наступает двигательная и мыслительная заторможенность. У человека появляется бред самообвинения, который также черпается из того события, которое нанесло психическую травму. Появляются идеи преследования и истерики. Часто возникают мысли о самоубийстве и действительные попытки к нему. Начинаются сбои в работе сердца типа инфаркта, тахикардии. К состоянию депрессивной реакции очень хорошо подходит утверждение, что «сердце болит от нервов». Депрессия может длиться до 3–4 месяцев.

Псевдокататоническая реакция. По своим проявлениям напоминает шизофрению. Больной человек замыкается, замолкает, перестаёт отвечать на вопросы или отвечает «да/нет». Появляется склонность сидеть или лежать в одной позе, без движения. Лицо печальное, скорбное. Общее состояние похоже на кататонический ступор у шизофреников, но есть одна особенность. Если человеку в таком состоянии дать выпить 2–3 рюмки водки или коньяка, ступор почти всегда проходит, и человек как бы открывается и рассказывает, какая с ним случилась беда. Алкоголь даёт временное растормаживание больного пункта. Это тот редкий случай, когда для спасения человека ему нужно дать немного выпить. В целом болезнь может длиться несколько месяцев и заканчивается выздоровлением.

Параноическая реакция. При ней у человека возникают бредовые идеи преследования. Этот бред, как правило, есть извращённое отражение той действительной обстановки, в которой человек получил психическую травму. В бреду человек утверждает, что его хотят убить, заразить «коронавирусом», против него строится заговор и т.д. Осенью 2020 г. был случай параноической реакции у товарища, которого в самом деле едва не убили врачи, когда «лечили от коронавируса», т.е. от гриппа. Попав в психиатрический стационар, он паниковал и убегал при виде людей в белых халатах. Успокоившись, товарищ утверждал, что врачи составили заговор, чтобы уничтожить его с целью отобрать имущество, рабочее место, жену и т.д. Если бы не сопутствующие нарушения сознания (галлюцинации, бред ревности), то его рассказ выглядел целиком достоверным. Что касается галлюцинаций, то такие нарушения восприятия при параноической реакции бывают часто. Они носят доминантный характер, полностью овладевая сознанием человека. Галлюцинации при этом обычно слуховые. В них разные голоса сообщают человеку, что против него действуют заговорщики, враги, голоса угрожают и обещают разные беды и неприятности. Длительность такого реактивного психоза примерно 3 месяца, после чего наступает выздоровление.

Ипохондрическая реакция. У человека возникают стойкие и сильные идеи по поводу того, что он болен. Затем эти идеи очень быстро перерастают в ипохондрический бред. Такая реакция бывает чаще всего у людей с нервной системой слабого типа. Если пропаганда в СМИ внушает им, что вокруг них невидимая смерть, всевозможные угрозы, страшные микробы и т.д., они начинают считать себя больными или даже «тяжко больными», неизлечимыми. Примерно то же самое происходит, если лечащий врач допускает неосторожные высказывания или умышленно пугает такого больного. Так, в том же злосчастном 2020 г. некоторые фашисты в белых халатах использовали двоякую тактику. Для обдирания и грабежа больного ему говорили о «страшном заболевании», лечение которого очень дорого стоит. Для внушения простывшему или загрипповавшему человеку, что у него «коронавирус», ему приводили всякие наукоподобные «скрытые симптомы коронавируса, которые вот-вот проявятся и убьют» этого больного. «Выход», мол, у тебя только один: терпеть заключение без суда и следствия в больнице-тюрьме, безропотно принимать все таблетки и уколы «от коронавируса», подписка о неразглашении того, что здесь с тобой делали, и письменное свидетельство, что у тебя был «коронавирус». Это для статистики.

Если в лапы фашистам попадали трудящиеся со слабым типом нервной системы, то они, заболев тем же обыкновенным ОРЗ, начинали считать себя неизлечимыми, обречёнными на смерть. Кашель и насморк они принимали как «запущенный туберкулёз», «отёк» или «рак лёгких».

В таких случаях больным нужна рациональная, материалистическая психотерапия. Она за 3–4 недели полностью ставит человека на ноги. Фашистская «психотерапия» наоборот, доканывает психику человека, часто доводит больного с ипохондрической реакцией до самоубийства.

Все психогенные реакции во всех формах чаще всего развиваются на почве слабой нервной системы человека. Здесь нужно учесть, что ослабление нервной системы может произойти и по условиям текущей обстановки, например, в результате тяжёлой инфекции, бессонницы и других эпизодических обстоятельств, истощающих нервную систему. Например, было замечено, что транзитные пассажиры, подолгу ожидающие пересадки на вокзалах, в аэропортах, иногда приобретают параноические реакции. Все реактивные психозы носят временный характер и обычно заканчиваются полным выздоровлением человека.

 

Реактивные психозы ― развития. Суть таких развитий в том, что они возникают не в результате мгновенной реакции человека на беду, неприятности, т.е. не в результате острого психического удара, а постепенно, когда накапливаются переживания. Количество переживаний переходит в новое качество: черты психопатии становятся из мелких крупными, из малозаметных ― яркими, выпуклыми. Лёгкие неврозы или летучие истерики могут постепенно перерастать в тяжёлые психозы. Течение развитий затяжное, иногда оно длится несколько лет. Если человек живёт в неблагоприятных условиях, эти условия постоянно травмируют психику и, как говорится, добивают её до острого психоза. Если человек, имеющий черты развития, попадает в благоприятные условия жизни, то факторы, травмирующие психику, исчезают и течение болезни замедляется, болезнь как бы застывает на одном месте, а затем чаще всего наступает выздоровление.

Среди развитий выделяют параноическое развитие. Наблюдается у психопатов-параноиков. Этот вид психопатии резко усиливается при острых переживаниях человека. Усиление может идти по двум путям. Может нарастать переоценка своей личности, что переходит в бред величия. Или же растёт подозрительность и недоверчивость, и тогда развивается бред преследования. В обоих случаях больной человек перерабатывает в своём воспалённом сознании действительные факты и события. Но бред в этом случае не даёт системы, и в этом состоит отличие от паранойи. Иногда бред величия проявляется в религиозном фанатизме и проповедничестве, когда больные объявляют себя «христами», пророками, апостолами и т.п. Иногда больные начинают вести себя как сутяги. Они утверждают, что очень богаты, но их хотят обокрасть, ограбить. Если идёт бред преследования, то идеи связаны с конкретными людьми или даже с отдельным человеком, который, как правило, связан с больным по работе или службе.

Люди, у которых есть параноическое развитие, могут быть очень опасны для окружающих. Они могут домогаться от других людей, чтобы их признали гениями, вождями, руководителями, или же преследуют своих мнимых врагов. В этих случаях такие больные очень агрессивны, могут избить и даже убить того, кто не признаёт в них «христа» или гения, «мешает карьере», а также того, кто, по их мнению, их преследует. Такой реактивный психоз может продолжаться несколько лет, то обостряясь, то затихая.

Разновидностью параноического развития выступает реактивный психоз ― бред преследования глухих. Этот бред бывает у психопатов, страдающих плохим слухом. Они остро переживают, что не могут нормально слышать, что говорят окружающие. Постепенно они убеждают себя в том, что все окружающие оскорбляют их, обсуждают, смеются над ними, затевают заговоры с целью навредить. Такое «чтение» чужих мыслей может привести к тому, что психопат с параноическим развитием кидается в драку на людей, разговаривающих о чём-то у него на глазах, может кинуть камень, нож и т.д. При обострении психопаты этого типа нуждаются в изоляции от окружающих.

Ипохондрическое развитие. Такое развитие также возникает медленно, постепенно, на основе ипохондрической психопатии. Бред развивается под действием факторов, травмирующих психику человека. Причинами обострения может быть неправильное поведение лечащего врача, неосторожные высказывания со стороны медперсонала, прочтение психопатом каких-либо медицинских документов с результатами его анализов. Чаще всего причиной обострения психоза выступает неправильное лечение, с которым больной справедливо связывает ухудшение своего здоровья. У больного человека усиливаются импульсы от внутренних органов к мозгу. В анализаторах коры мозга эти вполне нормальные сигналы перерабатываются таким образом, что в сознании возникает стойкий бред, что тот или иной орган тяжело болен. Эти бредовые идеи консервируются в больных пунктах, в тех участках мозга, которые управляют этими органами. На этой базе возникает обратная связь в виде действительных сбоев в управлении тем или иным внутренним органом или системой.

Люди с ипохондрическим развитием также опасны для окружающих, как и больные с параноидным развитием. Но чаще всего агрессия ипохондриков направлена на бывших лечащих врачей, участковых терапевтов, медсестёр, которых эти больные обвиняют в непоправимом ущербе своему здоровью. Надо сказать, что в ряде случаев 2020 г. агрессия по отношению к медикам на фоне ипохондрического развития была справедливой. Ущерб здоровью многих наших трудящихся был нанесён фашиствующими медиками умышленно, т.е. преступно вдвойне. Уцелеет до революционных дней что-либо из нынешних медицинских архивов или нет, в любом случае надо собирать и хранить все возможные материалы, прямо или косвенно свидетельствующие о преступлениях фашистов в белых халатах в 2020 г. и далее.

***

Что такое реактивные психозы с нервно-физиологической стороны? Основные патологические признаки те же, что и при неврозах. Но запредельное и охранительное торможение при развитиях захватывает кору мозга более сильно, как в сторону интенсивности психоза, так и в сторону замедления выздоровления. Страдает, прежде всего, вторая, «человеческая», сигнальная система. Разные формы реактивных психозов вызваны разным уровнем торможения и разной силой психических травм. При реактивных психозах более сильны т.н. гипнотические фазы, когда возникают галлюцинации, бредовые идеи и подобные патологии сознания.

Общей чертой всех реактивных психозов выступает сильная психическая травма или травмы, т.е. острые переживания, которые вызвали психоз. Эти травмы, собственно, и образуют больные пункты, особенно тогда, когда травмирующими становятся сами обстоятельства жизни человека, т.е. длительные травмы. Вся жизнь рабочих при капитализме может считаться такой длительной травмой. Отсюда ещё раз выступает важность крепкой нервной системы и ясного большевистского сознания, которое укрепляет нервную систему, закаляет её.

Лечение и профилактика реактивных психозов примерно такие же, как и при неврозах. Центральный пункт ― правильная психотерапия, а также устранение травмирующих обстоятельств. Но это в идеале, т.е. при социализме. В наших условиях трудящийся с реактивным психозом вряд ли может получить правильную и полную психиатрическую помощь. Пока что нельзя устранить и травмирующие условия жизни, т.к. это устранение капитализма, которое нужно подготовить и грамотно провести. Но дело в том, что само участие рабочего или  трудящегося в подготовке революции ― это необходимая вещь для того, чтобы держать в руках своё сознание, укреплять характер, стойко переносить тяготы и лишения борьбы. В рабочем деле, в общей, коллективной борьбе за пятачок, за партию, за власть состоит лучшая психотерапия для рабочих. С ума сходят поодиночке, когда каждый сидит в своей норе, думу горькую думает, но что-нибудь практическое сделать для улучшения жизни, например, попробовать организовать товарищей для борьбы за свои интересы, боится. Моряки говорят, что лучшее лекарство против морской болезни (против нарушений вестибулярного аппарата) ― это работа. Примерно так и в отношении реактивных психозов: лучшая психотерапия для нынешних условий ― это участие в борьбе за рабочее дело.

Но если по каким-то причинам партийная работа временно невозможна, всё равно следует заниматься каким-то делом, трудом. Были случаи, когда заключённых рабочих с расшатанной психикой товарищи старались определить всеми правдами и неправдами на более-менее лёгкий, но постоянный труд. Это кажется странным, но дело в том, что такой труд в данных конкретных условиях приносит пользу, отвлекает от психоза. Больной пункт рассасывается, от него отвлекается внимание соседних центров коры мозга. А камерное безделье наоборот, фиксирует внимание больного человека на этом больном пункте и его внешних проявлениях, которые из-за этого усиливаются. Человек может начать буянить, и тогда тюремщики получают лишний повод к его изоляции, избиению или уничтожению.

При психозах и неврозах хорошо помогает и «камерная» физкультура. Одним из лучших упражнений, отвлекающих от больного пункта и приводящих организм в тонус, является «рассыпанный коробок». На пол рассыпается коробок спичек или каких-то мелких предметов, а затем человек их собирает. Один наклон ― одна спичка, затем полное выпрямление. Ноги в коленях не сгибать. Вообще, подойдут все упражнения, в которых используется масса своего тела и которые подходят для условий тюремной камеры (приседания по системе, отжимания от пола и т.п.).

Что касается условий фашистского «правосудия» и тюрьмы, то рабочим, которые туда попадут, не следует надеяться на смягчения (т.н. «скощухи») по части реактивных психозов. Если на самом деле такой психоз будет вызван приговором суда или иными условиями фашистского застенка, то преодолевать его придётся самостоятельно или в лучшем случае с помощью товарищей. Не исключено, что среди заключённых найдётся настоящий врач, но дело не в этом. Дело в том, что опасно обращаться к фашистским врачам, т.к., скорее всего, они дадут «путёвку» на медицинские опыты (опробовать на заключённом очередной «коронавирус») или на «утилизацию».

Не исключено, что и среди тюремных медиков найдётся кто-то сочувствующий революционерам. Но это, как говорится, счастливое исключение, а не правило. Ставку на такой случай делать не следует, но пользоваться таким случаем нужно.

Как правило, невроз или реактивный психоз не приводят к тому, что человек становится психически неполноценным. Выздоровление чаще всего наступает, но всё зависит от конкретных обстоятельств, места и времени. Больше всего ― от психической устойчивости человека, его воли, желания побороть психоз. Психозы и неврозы переходят в затяжные и тяжёлые формы болезни, если они развиваются на базе уже имеющейся психопатии. Или когда сам реактивный психоз становится затяжным. К такой форме психоза может привести длительное заключение в одиночной камере. Или когда на фашистском суде человеку объявляют или грозят смертным приговором, но долго не приводят его в исполнение, содержа узника в одиночке. В такое положение попал болгарский коммунист В. Танев, проходивший вместе с Г. Димитровым и Б. Симеоновым по делу «о поджоге рейхстага». У человека не выдержали нервы, и он попытался покончить самоубийством. А вот Димитров, над которым фашисты издевались сильнее всего, выдержал все испытания и вышел из Лейпцигского процесса победителем. Сказалась высочайшая большевистская сознательность и революционная закалка.

Сегодня, в общем и целом, рабочий класс психически здоров, и это даёт надежду, что основная масса сознательных рабочих выйдет из тяжёлых обстоятельств с победой.

Надо учитывать, что невроз и реактивный психоз далеко не всегда считаются психическими заболеваниями, освобождающими от уголовной ответственности. Такое положение было в советской судебно-психиатрической экспертизе, и лица, совершившие преступления и страдающие неврозом, признавались вменяемыми, т.е. подсудными. Но тогда тщательно разбирались с каждым конкретным случаем, и решение о подсудности выносилось с учётом всей совокупности обстоятельств дела. Например, были случаи с больными психастенией, когда они освобождались от уголовной ответственности за преступления и отправлялись на психиатрическое лечение. Тогда экспертиза устанавливала, что у этих больных были навязчивые влечения такой силы, что они приобретали неуправляемый и непреодолимый характер.

При фашистском «правосудии» никто досконально и грамотно не будет разбираться в деталях и особенностях дела. Как у старых, так и у нынешних гитлеровцев действует упрощённая «система», когда фашист и садист, убивший рабочих детей и жён (т.е. классово свой), освобождается от наказания. А рабочие, давшие отпор фашистской банде, объявляются террористами, убийцами, маньяками и т.д.

Не исключено, что в революционные дни органы рабочей власти столкнутся с общественно опасными действиями, которые совершили граждане, страдающие тяжёлыми реактивными психозами. Советское сталинское правосудие признавало такие случаи неподсудными и направляло граждан, совершивших преступления, на психиатрическое лечение, как невменяемых. Но при этом статистика показывала, что при реактивных психозах тяжкие преступления совершались крайне редко.

Были и такие случаи, когда в момент совершения преступления гражданин был психически здоров, а реактивный психоз у него начался после ареста и возбуждения уголовного дела. В этом случае экспертиза устанавливала, что при совершении преступления гражданин был вменяем, а также тот факт, что реактивный психоз начался после ареста. Указывалось и то обстоятельство, что такой психоз носит преходящий, временный характер. Это давало основания суду не прекращать дело, а только приостановить его до выздоровления больного. После выздоровления такой гражданин подлежал народному суду и наказанию.

Это нужно учесть будущим рабочим руководителям, чтобы не допустить самосуда, расправы в горячке революционных дней. Рабочая власть ― это не фашистское беззаконие, а диктатура самого передового класса. Действия этой диктатуры не ограничены никакими формальными законами, но при этом её собственные революционные законы должны выполняться неукоснительно. Это к тому, что наверняка будут горячие головы ― любители расстрелов без суда и следствия. Расстрелы фашистов и врагов пролетариата на месте возможны и неизбежны, но нужно всё-таки различать убеждённого классового врага и обывателя, свихнувшегося от страха.

***

Пример реактивного психоза в форме истерики и сумеречного состояния. Работница, 24 года. Наследственность хорошая, без патологий. Характер ранимый, чувствительный. На выходных ездила за город и потеряла золотое кольцо с рубином, подарок матери. Вернувшись домой, замолчала, металась по квартире, бросала свои вещи, затем взяла ножницы и стала их резать на куски. Выбросила с балкона свои туфли и другую обувь. Когда родители пытались её успокоить, она их выгоняла из своей комнаты, не узнавала. Когда начала говорить, то заявила, что её окружили люди в чёрных масках, что в квартире везде напутано колючей проволоки и стоят большие кактусы. Из-за проволоки и колючек она не может передвигаться по квартире, т.к. иглы кактусов впиваются в неё и вводят ей яды.

Была госпитализирована в диспансер. Сознание затемнено, не понимала, где находится, не знает, какой день и время суток. Постоянно слышала голоса людей и рёв тигров или львов, очень боялась этих голосов и звериного рыка. Удивлялась, почему в больнице много людей, считала, что они пришли на киносеанс или на собрание. Время от времени устраивала театральные сценки, вела себя, как актриса на съёмках. Через 10 дней сознание прояснилось, но настроение было плохое, угнетённое, испытывала постоянный необъяснимый страх. Своё состояние оценивала критически, вполне разумно. Лечение состояло в рациональной психотерапии, успокоительных водных процедурах, оздоровительном сне, диетическом питании. Выдавались лёгкие успокаивающие препараты. Полностью поправилась.

Пример реактивного психоза в форме депрессии. Молодая женщина, 32 года, педагог. В результате скандала от неё ушёл муж. После ухода женщина перестала есть и спать. Ещё через несколько дней появилось странное поведение. Заявила своим коллегам в школе, что они плохо к ней относятся, обсуждают её, называют за глаза проституткой, шалавой, гулящей. Якобы её коллеги сказали ей, что всей школе известны подробности размолвки с мужем. В свою очередь, она была уверена, что её муж приходил в школу и рассказывал о ней интимные и компрометирующие сведения. Дома попыталась перерезать вены, но не смогла сделать глубокий порез, т.к. потеряла сознание от боли и вида крови. Когда к ней в квартиру пришли родные, она заявила им, что жить ей теперь не нужно и что всё равно покончит самоубийством.

Была госпитализирована в диспансер. Будучи в больнице, понимала, где она, но все реакции были замедленные. Испытывала неясную, но сильную тревогу, настроение было ровное, но подавленное. Говорила врачу, что постоянно слышит, как в соседней палате собираются её школьные коллеги и знакомые и ведут осуждающие разговоры о ней. Слышала, что её по-прежнему называют проституткой, гулящей, что муж ушёл из-за её связей с другими мужчинами. Больная считала, что весь персонал и другие больные презирают её, не хотят её видеть, считают позорным сидеть с ней за столом или находиться в одной палате. Решительно отказывалась есть. Когда медики уговаривали её поесть, заявляла, что её нужно убить, как последнюю тварь, а не кормить. Для лечения применили рациональную психотерапию, водные и электропроцедуры, лечебный сон и гипноз. Реактивный психоз был сильным, поэтому лечение растянулось на 2,5 месяца и окончилось полным выздоровлением.

В заключение приведём пример ипохондрического развития, также взятый из истории болезни. Мужчина, 34 года, госслужащий. Наследственность не отягощённая по части психических болезней, но семейная черта — легко возбудимый тип нервной системы. Мать умерла от инфаркта, отец страдал диабетом. Рос физически слабым, ранимым и мнительным ребёнком. Часто нервничал. Тяжёлое влияние оказала смерть отца. Очень неуверен в себе. В 21 год познакомился с девушкой, но при попытке близости нервничал и боялся, что ничего не получится. И действительно ничего не получилось. Девушка сказала ему что-то обидное по этому поводу, тем самым нанеся сильную психическую травму. Затем они расстались. В физическом смысле вполне здоров, половая система без патологий. После этого случая считал, что у него импотенция. На базе сильных переживаний по поводу половой неудачи появилась тахикардия, болело сердце. Начал интенсивно лечиться «от импотенции». Со временем эректильная функция восстановилась полностью и в спокойной обстановке больной чувствовал в себе уверенность и силы. Но как только дело доходило до действительного полового акта, тут же появлялись паника и страх, которые буквально сковывали и сводили на нет все попытки провести нормальный акт.

Больной считал, что ему от отца по наследству передался диабет. Малейшее недомогание рассматривал, как проявление этой болезни. Снова начал бесконечные походы по врачам. Попутно обратился к психиатру. Несколько месяцев принимал курс психотерапии, состояние улучшилось. Через год при  прохождении медосмотра узнал, что у него несколько повышен сахар в крови. Тут же запаниковал и решил, что у него диабет, от которого он обязательно умрёт, так же как и его отец. Снова появились боли в сердце, а к мыслям о диабете добавились мысли о том, что на базе диабета развивается рак половых органов и почек. В течение месяца «обнаружил» у себя ещё целый ряд тяжёлых болезней, требовал от участкового терапевта направление на операцию «по удалению раковых опухолей». Весной простыл и заболел ОРЗ. Недомогание расценил, как последнюю стадию диабета, и решил, что умирает. Впал в сильное уныние и ступор. Родными был помещён в психиатрический диспансер. В больнице заявил, что боится смерти, что его «упрятали сюда умирать». Много лежал в постели, а в промежутках требовал, чтобы ему давали побольше лекарств «от рака и диабета», сделали операцию, чтобы проверяли еду в лаборатории на предмет канцерогенов. При общем обследовании было установлено, что все внутренние органы и системы в порядке, признаков онкологии и диабета нет. Тем не менее, больной не верил, считал, что ему врут с целью успокоить перед смертью. В течение трёх месяцев применялась психотерапия, гипноз, физиотерапия, успокоительные препараты. Состояние стало лучше, но страх умереть от диабета остался. Был временно переведён на III группу инвалидности.

А. Бойко, Д. Куснутдинов

Больной пункт. ч. 4: 16 комментариев

  1. О истерике. Из моего личного примера. Шесть лет назад устроился я на автомойку работать. В обеденный перерыв достал книжку Ленина и давай читать на скамейке на улице. После обеда отложил книжку и отправился работать. Через десять минут врывается в помещение хозяин автомойки с моей книгой в руках, швыряет её на поли и орёт:

    — Твоя книга?
    — Моя.

    И понеслась! Крики, матюки, красная рожа! Хозяин автомойки голосил так, что, наверное, из Москвы было слышно. В ход шли антиленинские мифы про немецкие деньги и развал России, про сифилис и гомосексуализм. Затем начались взывание к господу и призывы сходить в церковь покаяться. Аж слёзы из его глаз пошли.

    Правда, потом он успокоился и начал против меня травлю в виде насмешек и издёвок. Пришлось всё бросить и уйти с той работы.

    1. Я думал, у него вены на лице полопаются. Это зрелище я на всю жизнь запомнил!

  2. А вот мне постоянно тыкают на процветающий Запад, ведь они о социализме можно сказать, как в сказке слышали, сколько у них таких психических отклонений по сравнению с нашими жителями, интересно. Ведь, например, канадцы и американцы всего боятся, особенно заболеть, чтоб вылечиться надо очень быть обеспеченным и они это хорошо понимают, а вот наши избалованы достижениями социализма, смотрят только на зарплату канадцев и американцев, считая что медицина зависит от выдающихся медиков и врачей с выдающимися врождёнными свойствами от природы.
    Так получается сегодня канадцы и американцы более взволнованы и переживают, потому что знают цену здоровью, которое стоит огромное число долларов и недоступно обычному работяге. Я сегодня и в России не могу рассчитывать на медпомощь, заплатить бы за аренду жилья и питание как то

  3. По морде надо было дать, остудить пыл взбесившегося мелкого хозяйчика, один хрен выгонит, пусть на будущее навсегда запомнит что такое наша сила рабочего класса и ссытся, что ждёт впереди их — диктатура пролетариата

    1. Мне тоже немало попадается таких, которые тычат на Запад и говорят, что вот у них там всё цивильно, а у нас, мол как всегда, через одно место… Типа, надо уезжать отсюда…Проходит год, другой… Спрашиваю, так чего не уезжаете-то? А они огрызаются, говорят, мол, тебе-то какое дело? А такое дело, говорю, что вас там, где , якобы, хорошо-не ждут, не нужны вы там…Говорю им нечего туда-сюда метаться, надо здесь самим налаживать жизнь… Это не дело-свою Родину бросать и ехать куда-то за хорошей жизнью… Вроде помалкивать стали насчет хорошего Запада…

      1. Татьяна про процветающий Запад они так говорят не потому что туда хотят свалить, а они этим так ищут оправдание своей пассивности и не желанием брать ответственности, это же почти как слова — «я вне политики». Ведь по их мнению почему на Западе там так хорошо живётся, ответ — потому что там толковые управленцы с врождёнными знаниями, свойствами, которые справедливо распределяют доход от налогов, а России всё из за одного Путина и несколько его друзей, да у народа мол менталитет не такой, совковый.
        А если это так, то и смысл пропадает за что-то бороться, ведь либералы своими идеями такими хорошо льют воду на мельницу сохранения капитализма

  4. А насчет по морде дать тому бешеному хозяйчику, думаю, что это действие рановато… Для того, чтобы это сделать-надо иметь за собой какую-то подмогу, защиту… Несколько хороших, преданных людей, друзей…Чтобы в случае чего, могли сообща дать отпор какой-нибудь буржуазной гниде. А один в поле не воин… Надо объединяться хоть в какие-то небольшие группы, физически развиваться…Искать единомышленников везде где только можно-на работе, на каких-то других предприятиях, в спортивных секциях, на природе…А того хозяйчика просто запомнить надо и , при удобном моменте, уже с хорошо организованной группой людей, нанести ему удар…

    1. Я уже пытался ответить товарищу George, что бить по морде отдельных хозяйчиков, да ещё и с очевидным уголовным прошлым — это неправильно, это чревато, это несвоевременно. Но РП постоянно трёт мои комментарии и не даёт пообщаться с людьми тут.

      1. Здесь нет высеченного на камне правила: «здесь и сейчас несвоевременно», «завтра везде своевременно», «вчера там было своевременно» и т.п. Всё зависит от конкретных обстоятельств.

        1. Ну и какой смысл драться с неуравновешенной мелкобуржуазной истеричкой с блатными замашками, если бы мне в любом случае там работать уже спокойно не дали?

          1. Приблизительно такой же смысл, какой смысл бить грабителя. Здесь всё индивидуально и ситуативно: многое решает расклад сил в моменте, а также предыстория конфликта. Решать нужно каждому конкретному рабочему по обстановке. Универсального рецепта нет.

          2. Возможно РП согласится со мной, возможно нет. Почему для новобранца важно хорошо продержатся в первом бою? Почему спортсменам важно выиграть первую игру? Психология, уверенность в своих силах. Как вы поведете за собой людей, если не можете дать отпор вшивому буржуйчику? Конечно, задним умом все мы сильны, и не сразу все получается. К тому же есть такие начальники, которые тонко чувствуют момент когда можно «наехать» на рабочего, а когда не стоит. Когда человек устал, его задолбали, легко застать врасплох внезапным наскоком.

    2. Да и как бить по роже человека, если у него истерика? Он орёт, краснеет, руками машет, но драться не лезет. Все симптомы того, что описано в этой статье в разделе «Истерика».

  5. А у меня всегда была и есть ненависть к таким ,,космополитам».Этот космополитизм вместе с ,,новым мышлением», политикой открытых дверей и ,,общечеловеческими ценностями» стал нагло навязываться еще в перестройку. По этой же причине (у нас на Украине) просто не перевариваю всех эмигрантов, гастарбайтеров, стоит только услышать ,,Польша», ,,Европа», — сразу подкатывает волна ненависти. Это — категория трусов и дезертиров.Вместо того чтобы бороться за нормальную жизнь у себя на родине, они удирают от этой борьбы, считая себя очень хитроумными — мол, пусть борются те кто здесь остается, все эти дураки… Только напрасно они рассчитывают, выезжать на чужом горбу не получится — бороться за них у меня нет никакого желания. Порвал контакты с родственниками, эмигрировавшими в Германию, не разговариваю с приезжающей иногда из Чехии (уехавшей туда в 19 лет) дядиной дочкой. Эти люди мне глубоко чужды. Самое смешное — это то, что родители мигрантов и гастарбайтеров выбирали независимую Украину в расчете на ее процветание, а их потомство бежит с независимой Украины как крысы с тонущего корабля. Здесь повсюду обман, никому нельзя доверять.Пару найти таким как я, желающим жить по своим убеждениям, практически невозможно.Пробовал как-то по газетным объявлениям в начале 2014 г., незадолго до отделения Крыма.Потом начались военные действия на Донбассе. Писал: ,,Познакомлюсь из восточных областей…» А звонили почему-то из Западной.Смешно… Неужели они думали, что я по примеру их односельчан прямо-таки рвусь в их обожаемую Польшу собирать клубнику? Одна из Закарпатья пыталась убедить, что чуть ли не интернационалистка, но не вызвала ни малейшей симпатии, так как работала в Венгрии (как она там зарабатывала — не собственным ли телом?)

Добавить комментарий для George Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code