Контрреволюция

КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ — борьба классов, враждеб­ных революции, против нарастающей револю­ции или уже созданного революционного об­щественного и государственного строя, имею­щая своей целью сохранение господства контр­революционных классов или реставрацию уже свергнутого революцией старого общественно-политического «порядка». Формы и методы контрреволюционной борьбы (см. Контррево­люционные преступления, а также Контррево­люционная пропаганда и агитация) зависят главным образом от соотношения сил в классовой борьбе.

История классовой борьбы полна примеров героических битв революционных классов про­тив контрреволюционных сил свергнутого ре­жима, всегда упорно отстаивающих господство и привилегии свергнутых классов. Буржуаз­ные революции в Англии, Франции, Германии и других странах утвердили власть буржуазии в результате длительных боев с феодальной контрреволюцией. Пролетарская революция в России победила в ожесточенных схватках, в гражданской войне против буржуазной контрреволюции.

В буржуазной литературе и политической практике термин «контрреволюция» почти не фигурирует, ибо буржуазия в своей политике и науке ни­когда не имела и не может иметь четкого по­нятия контрреволюции в силу того, что сама она не являет­ся до конца последовательно-революционным классом даже в буржуазной революции. В борьбе про­тив народных масс и в первую очередь против пролетариата буржуазия обычно переходит в лагерь контрреволюции не только в социалистической, но и в буржуазно-демократической революции. «История Франции показывает нам, что бонапартистская контрреволюция выросла к концу 18 века (а по­том второй раз к 1848-—1852 гг.) на почве контрреволюционной буржуазии, прокладывая в свою очередь дорогу к реставрации монар­хии легитимной. Бонапартизм есть форма прав­ления, которая вырастает из контрреволю­ционности буржуазии в обстановке демократи­ческих преобразований и демократической ре­волюции» (Ленин, Соч., т. XXI, стр. 84).

Анализируя уроки революции 1905—07 гг., Ле­нин с особой силой подчеркивал контрреволю­ционность русской буржуазии. «Нигде в мире, может быть, — писал он, — буржуазия не про­явила в буржуазной революции такого реак­ционного зверства, такого тесного союза со старой властью, такой «свободы» от чего-ни­будь хоть отдаленно похожего на искренние симпатии к культуре, к прогрессу, к охране человеческого достоинства, как у нас…» (Ленин, Соч., т. XII, стр. 54).

Только марксизм-лени­низм дает единственно научное определение по­нятия контрреволюции. Суть этого понятия заключается в борь­бе классов. Руководствуясь этим указанием, следует раскрывать понятие контрреволюции, исходя прежде всего из классовой природы данной революции.

Великая Октябрьская социалистическая рево­люция, принципиально отличающаяся от бур­жуазной и всех предшествующих революций, производит коренной переворот во всех сфе­рах общественной жизни. Она ломает старую буржуазную государственную машину и соз­дает новый тип государства — диктатуру про­летариата. Пролетариат использует свою дик­татуру как рычаг революционного преобразо­вания старой экономики и организации новой. Диктатура пролетариата является новой и при­том высшей формой классовой борьбы пролета­риата. Свергнутые эксплуататорские классы оказывают отчаянное сопротивление, стремясь восстановить дореволюционный строй, т. е. буржуазно-помещичий «порядок». Контрреволюция в Совет­ской стране — это борьба враждебных револю­ции классов и их организаций, направленная именно против диктатуры рабочего класса, к подрыву или ослаблению политической и экономической основы СССР и его внешней независимости и безопасности. Причем, как показала история, внутренняя контрреволюция переплетается с контрреволю­ционной международной буржуазией.

В первые годы Советской власти контрреволюция вылилась в форму открытого саботажа (см.) известных слоев служащих, имевшего своей задачей взрыв Советской власти изнутри, в форму граждан­ской войны и интервенции (см. Каледин, Ду­тов, Гражданская война, Классы и классовая борьба, Интервенция, Левоэсеровский мятеж, Ярославский мятеж).

Буржуазная контрреволюция к концу 1920 г. была разбита. Решающую роль в победе Красной армии над вооруженными силами внутренней и внешней контрреволюции сыграла правильная ленинско-сталинская политика в отношении к крестьянству и ле­нинско-сталинская национальная политика.

Исключительное значение в разгроме воору­женных сил контрреволюции имела деятельность т. Сталина.

Буржуазная контрреволюция в России, как и во всех других странах, в которых капиталисты стоя­ли лицом к лицу с пролетарской революцией (Венгрия, Финляндия, Польша и др.), неиз­менно опиралась на поддержку международ­ной буржуазии. Гражданская война в России сопровождалась интервенцией, а также под­держкой с их стороны белогвардейских армий деньгами, оружием, снаряжением и т. п. Оте­чественная и международная контрреволюции, т. о., уже с первых дней Великой Октябрьской социали­стической революции сомкнулись в единый по­ток контрреволюционной борьбы против Совет­ской власти.

После уничтожения основных сил буржуаз­ной контрреволюции Советской власти пришлось бороться со значительно обострившейся мелкобуржуазной контрреволюцией, которая развязывалась буржуазной контрреволюцией и со­путствовала последней. Кронштадтский мя­теж (см.), организованный эсерами и бело­гвардейскими генералами, был, по существу, наиболее ярким выражением целой серии контр­революционных мятежей и восстаний (см. Петлюровщина, Махновщина, Антоновщина).

Анализируя политические и экономические уроки Кронштадтского мятежа, Ленин на X Съезде РКП(б) сказал: «Эта мелкобуржуазная контрреволюция, несомненно, более опасна, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взя­тые, потому что мы имеем дело со страной, где пролетариат составляет меньшинство, мы имеем дело со страной, в которой разорение обнару­жилось на крестьянской собственности, а кро­ме того, мы имеем еще такую вещь, как демо­билизация армии, давшая повстанческий эле­мент в невероятном количестве» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 214). Победа Советской власти на фронтах гражданской войны нане­сла сокрушительный удар эсеровской контр­революции.

После гражданской войны, черпая силу в еще неликвидированных капиталистических элемен­тах страны и в международном капиталистиче­ском окружении, контрреволюция не раз пыта­лась поднимать оружие против Советской вла­сти. Успешное осуществление социалистическо­го строительства протекало в условиях бешено­го сопротивления капиталистических элемен­тов против наступающего социализма.

В пе­риод социалистической реконструкции народ­ного хозяйства одной из опасных форм со­противления контрреволюции явилось вредительство буржу­азной интеллигенции (см. Шахтинское дело). «Вредительство тем более опасно, — говорил т. Сталин, — что оно связано с международным капиталом» (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 243). «Шахтинцы и промпартийцы были открыто чуждыми нам людьми. Это были большей частью бывшие владельцы пред­приятий, бывшие управляющие при старых хозяевах, бывшие компаньоны старых акцио­нерных обществ, либо просто старые буржуаз­ные специалисты, открыто враждебные нам по­литически. Никто из наших людей не сомне­вался в подлинности политического лица этих господ. Да и сами шахтинцы не скрывали сво­его неприязненного отношения к советскому строю» (Сталин, О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников, 1937, стр. 14—15).

Судебные процессы над контрреволюционны­ми организациями Промпартии, Союзного бю­ро РСДРП(м) (см.), раскрытие кулацкой пар­тии Кондратьева—Чаянова, контрреволюцион­ных банд троцкистской и правой агентуры фашизма показали, что все эти организации ставили своей задачей свержение Советского строя и реставрацию капитализма в СССР; все они в осуществлении своей контрреволюцион­ной программы ставили ставку на интервенцию, прибегали к вредительству как к основному методу контрреволюционной работы; все они были в организационной связи с правящими антисоветскими кругами европейской буржуа­зии (а меньшевики к тому же были в связи с руководством 2-го Интернационала).

Этой экономической и политической контрреволюции сопутствовал кулацкий саботаж в заготовках хлеба, кулацкое контр­революционное сопротивление социалистиче­скому наступлению и, в частности, колхозному строительству.

«Рост социалистического стро­ительства, усиление наступления на капитали­стические элементы неизбежно вызывали обо­стрение классовой борьбы в стра­не со стороны кулацко-капиталистических эле­ментов и попытки отчаянного сопротивления с их стороны. Опираясь на растущую активность батрацко-бедняцких масс деревни, укрепляя союз с середняком, партия сломила контрре­волюционный саботаж и сопротивление кула­чества…» [Резолюции XVI Съезда ВКП(б) по Отчету ЦК ВКП(б), в кн.: ВКП(б) в резолю­циях…, ч. 2, 5 изд., 1936, стр. 402—403].

Союз ССР выполнил первую пятилетку и ус­пешно закончил вторую. Сталинская Консти­туция — основной закон социалистического го­сударства рабочих и крестьян — записала все­мирно-исторического значения победы социа­лизма, завоеванные в результате разгрома бур­жуазно-помещичьей, мелкобуржуазной и ку­лацкой контрреволюции, в результате разгрома троцкизма, ставшего уже в 1927 «передовым отрядом контр­революционной буржуазии» (Сталин, Во­просы ленинизма, 10 изд., стр. 476), и правых реставраторов капитализма. Победила вели­кая партия Ленина—Сталина. Но враг не сло­жил свое контрреволюционное оружие.

Тов. Сталин предупреждал, что «рост мощи Советского государства будет усиливать со­противление последних остатков умирающих классов. Именно потому, что они умирают и доживают последние дни, они будут перехо­дить от одних форм наскоков к другим, более резким формам наскоков, апеллируя к отста­лым слоям населения и мобилизуя их против Советской власти… На этой почве могут ожить и зашевелиться разбитые группы старых контрреволюционных партий эсэров, мень­шевиков, буржуазных националистов центра и окраин, могут ожить и зашевелиться осколки контрреволюционных оппозиционных элемен­тов из троцкистов и правых уклонистов» (там же, стр. 510).

Процесс над участниками объ­единенного центра троцкистско-зиновьевского блока (Зиновьев, Каменев и др.), организовав­шего злодейское убийство трибуна Великой Октябрьской социалистич. революции Сергея Мироновича Кирова (см.), верного сподвижни­ка т. Сталина, процесс антисоветского троц­кистского центра (Пятаков, Сокольников, Радек и др.) и над фашистской шпионской груп­пой Тухачевского и др. показали всему пере­довому и прогрессивному человечеству, ка­кими беспримерными в истории методами (подготовка войны, диверсии, шпионаж, вре­дительство, террор) враги народа — троцкисты, зиновьевцы и правые — стремились осущест­вить свою контрреволюционную цель — ре­ставрацию капитализма в Советском Союзе.

Международная контрреволюция совершенно не случайно поручила троцкистам диверсионно-вредитель­скую и шпионскую работу. В докладе на Пленуме ЦК ВКП(б) от 3/III 1937 т. Сталин говорил: «Необходимо разъяснить нашим пар­тийным товарищам, что троцкисты, представ­ляющие активные элементы диверсионно-вреди­тельской и шпионской работы иностранных раз­ведывательных органов, давно уже перестали быть политическим течением в рабочем классе, что они давно уже перестали служить какой-либо идее, совместимой с интересами рабочего класса, что они превратились в беспринципную и безидейную банду вредителей, диверсантов, шпионов, убийц, работающих по найму у ино­странных разведывательных органов. Разъяс­нить, что в борьбе с современным троцкизмом нужны теперь не старые методы, не методы ди­скуссий, а новые методы, методы выкорчевыва­ния и разгрома» (Сталин, О недостатках пар­тийной работы и мерах ликвидации троцкист­ских и иных двурушников, 1937, стр. 20—21). Троцкисты-зиновьевцы и правые совершают уголовно-предательские преступления — шпио­наж, диверсии, убийства, нанесение ущерба военной мощи Советского государства, прово­цирование войны, — т. е. злодейские преступле­ния, идущие по линии измены родине и караемые по всей строгости закона.

Процессы над троцкистско-зиновьевской бан­дой показали, что платформа реставрации ка­питализма послужила основой объединения всех врагов против партии и Советской власти, против великого советского народа. Эта плат­форма объединила троцкистско-зиновьевскую банду, правых реставраторов капитализма, военно-шпионскую группу наймитов фашиз­ма — Тухачевского, Якира и др., расстрелян­ных по приговору советского суда. Троцкисты-зиновьевцы и правые — международная агентура фашизма, наемники Гестапо — выступают в авангарде фашистской агрессии, представляют серьезнейшую угрозу делу мира. Тов. Сталин в своем докладе на Пленуме ЦК ВКП(б) под­черкнул: «Необходимо помнить и никогда не забывать, что капиталистическое окружение является основным фактом, определяющим международное положение Советского Сою­за. Помнить и никогда не забывать, что пока есть капиталистическое окружение, — будут и вредители, диверсанты, шпионы, террористы, засылаемые в тылы Советского Союза раз­ведывательными органами иностранных госу­дарств, помнить об этом и вести борьбу с теми товарищами, которые недооценивают зна­чения факта капиталистического окружения, которые недооценивают силы и значения вредительства. Разъяснять нашим партийным товарищам, что никакие хозяйственные ус­пехи, как бы они ни были велики, не могут аннулировать факта капиталистического окру­жения и вытекающих из этого факта резуль­татов.

Принять необходимые меры для того, чтобы наши товарищи, партийные и беспар­тийные большевики, имели возможность знакомиться с целями и задачами, с практикой и техникой вредительско-диверсионной и шпионской работы иностранных разведыва­тельных органов» (Сталин, О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троц­кистских и иных двурушников, 1937, стр. 20).

Основная цель борьбы троцкистских и пра­вых бандитов против Советской власти та же, что и всех других сил контрреволюции, — свержение совет­ского строя и реставрация капитализма. По­этому и методы борьбы с троцкистско-зиновьевскими и бухаринскими бандитами Совет­ская власть применяет самые суровые — та­кие, какие единственно необходимы в отноше­нии злейших врагов народа, предателей, из­менников родине, слуг фашизма.

БСЭ, 1 изд, т. 34, к.158-162

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.