Можно ли назвать происходящее в Украине фашистским переворотом?

Этот вопрос нам не раз задавали наши читатели. События в Украине сейчас в центре внимания всех российских и даже мировых политиков. Но если официальные лица в России называют произошедшую смену власти в Украине «революцией» или «силовым захватом власти» и не слишком часто употребляют слово «фашизм» в своих репортажах, то российские левые откровенно спекулируют этим понятием и используют его, где только можно без всякого на то основания, запутывая самих себя и своих читателей.

К сожалению, для наших левых и тех, кто называет себя коммунистами, вопрос о том, действительно ли в Украине имеет место фашистский переворот, не стоит — они, не задумываясь, давно ответили на него, и ответили положительно. Теперь эти «борцы за освобождение трудящихся» бьются в истерике, пугая себя и своих сторонников «фашистской диктатурой», якобы уже установившейся в Украине, и жмутся со страху к российской буржуазной власти, требуя от нее «защитить русское население» в Украине. Они активно поддерживают ввод российских войск на территорию Украины и возможное отделение от нее ряда областей, в которых проживают преимущественно русскоязычные граждане.

В принципе, в этом социал-шовинизме и буржуазном патриотизме, охватившем ныне практически весь левый политический спектр России и даже Украины, нет ничего удивительного. Именно в такие острые исторические моменты и проявляет свою истинную классовую сущность оппортунизм – направление в рабочем движении, отражающее интересы класса буржуазии. А то, что российские и украинские «коммунисты» давно и прочно сидят в оппортунистическом болоте, и  среди них нет ни одной действительно коммунистической организации, пусть даже самой маленькой, мы писали не раз. Нынешнее же, откровенно предательское поведение всех этих леваков по отношению к рабочему классу Украины и России только доказывает нашу правоту. Но об этом мы поговорим в других наших статьях, специально посвященных вопросам оппортунизма, социал-шовинизма и буржуазного патриотизма.

Сейчас же нам нужно разобраться с вопросом о фашизме и выяснить, имеет ли это явление какое-либо отношение к тому, что происходит сегодня в Украине.

Несмотря на самое широкое употребление нашими левыми термина «фашизм», во всей российской левой и «коммунистической» печати внятного ответа на вопрос, что это такое, до сих пор не прозвучало. Хотя нельзя сказать, чтобы этот вопрос не обсуждался. Тема фашизма поднималась российскими левыми неоднократно, да только слышали мы все больше «точки зрения», т.е. частные мнения конкретных лиц из левой и околокоммунистической среды, полные софизмов и эмоциональных демагогических спекуляций.  Строгую научную позицию, т.е. Истину, рабочему классу и всем российским трудящимся так никто представить и не удосужился.

Главная беда наших левых – колоссальное и может быть даже патологическое теоретическое невежество, полнейшее нежелание учиться чему бы то ни было. Они начисто игнорируют как теорию марксизма-ленинизма, единственно способную дать возможность трезво посмотреть на происходящее и правильно его оценить с классово-пролетарских позиций, так и весь исторический опыт международного рабочего и коммунистического движения. В результате российские и украинские левые и «коммунисты» слабо представляют себе, что такое фашизм, путаются в понятиях и легко именуют фашизмом то, что им не является, одновременно не замечая фашизм там, где он действительно есть. Последнее зачастую и делает их вольными или невольными пособниками буржуазии, поскольку, не умея сами сориентироваться в правильном направлении, они дезориентируют и трудящихся, своих сторонников и читателей, фактически обезоруживая пролетарские массы перед лицом мирового империализма, в последние годы явно перешедшего в наступление по всему фронту.

Правильный ответ на вопрос, вынесенный нами в заголовок настоящей статьи – «можно ли назвать происходящее в Украине фашистским переворотом?» может быть получен,  только если к этому вопросу подходить с классовых пролетарских, а значит диалектико-материалистических позиций. Диалектика же требует «изучения всей конкретной обстановки события и его развития»[1], анализа явления во всей его полноте и многообразии, учета всех его взаимосвязей с другими явлениями и событиями, отделения главных, основополагающих тенденций от второстепенных и третьестепенных. Только в этом случае можно понять происходящие на наших глазах общественные явления и увидеть способы как им можно помочь или противостоять.

Все это означает, что сам вопрос — «можно ли назвать происходящее в Украине фашистским переворотом?» уже поставлен неправильно, поскольку процесс еще не закончен и чем он завершится, мы не знаем. Пока мы не можем говорить даже о перевороте как о свершившемся факте, ибо в Украине нет единой власти. Там безвластие, поскольку  правая оппозиция, все эти лидеры «Свободы», «Батькивщины» и «Удара», изображающие из себя украинское правительство, практически ничем не управляют и им мало кто в стране подчиняется.

Напомним, что государство это аппарат насилия одного общественного класса над другими, и его главными признаками являются специальные отряды вооруженных людей и чиновничество, которые и обеспечивают проведение в жизнь воли господствующего класса, заставляя другие общественные классы подчиняться. Откуда следует, что государственной властью будет обладать только та политическая сила, которая будет располагать таким аппаратом насилия.

На сегодняшний день у правой оппозиции, позиционирующей себя государственной властью в Украине, нет в руках ни специальных отрядов вооруженных людей, ни чиновничества, которые бы действовали в ее интересах.

Чиновничий аппарат, оставшийся после правительства Януковича, в значительной степени деморализован и дезорганизован, многие области Украины центральной власти не подчиняются и ее решения не исполняют.

Со специальными отрядами вооруженных людей тоже проблема:

— пресловутый «Правый Сектор» новоявленному правительству Украины командовать собой не позволяет, и действует по большей части сам по себе;

— полицейские формирования, из которых самым боеспособным был «Беркут», фактически разогнаны;

— армия в политические процессы в стране не вмешивается, к тому же она в Украине не так велика и значительная ее часть блокирована в Крыму. Причем некоторые из армейских подразделений прямо заявили о своем неподчинении Киеву и переходе «на сторону народа», т.е. сформированному там республиканскому правительству.

В распоряжении правой оппозиции, засевшей в Верховной Раде, имеются сегодня разве что разрозненные полицейские и армейские части, которые единой вооруженной и централизованной силы из себя не представляют.

Вот самая свежая информация, подтверждающая сказанное. Вчера, 11 марта, выступая в парламенте, новоназначенный министр обороны Украины Игорь Тенюх заявил о сложностях с мобилизацией военнослужащих, подчеркнув, что правительство работает над тем, чтобы «выйти из этой ситуации». Он проинформировал, что общая численность сухопутных войск Украины составляет 41 тысячу человек, из них в постоянной готовности должны находиться 20 тысяч, а по факту в состоянии готовности находятся всего 6 тысяч. «На войне побеждает мобилизация, ресурс, стратегия, тактика и боевой дух. На сегодняшний день у вооруженных сил Украины есть только две последние составляющие — это тактика и боевой дух», — резюмировал Тенюх[2].

Т.е. Тенюх четко и ясно дал понять, что украинские трудящиеся не горят желанием идти сражаться за «новую власть». Ко всему прочему у нового правительства нет денег, чтобы эту армия содержать и экипировать как положено. Тот же Тенюх в своем выступлении очень просил «богатых и уважаемых» жителей республики выделить средства на вооружение украинской армии.

Что же касается эпитета – «фашистский», то тут тем более, характеризуя общую ситуацию в Украине, еще очень рано делать какие-то выводы. Пока мы можем говорить только об имеющихся в наличии политических тенденциях и большей или меньшей вероятности победы каждой из них. Но не более того.

Правильная марксистская поставка вопроса на сегодня должна быть такая – а возможно ли в Украине установление фашисткой диктатуры? Есть ли в этой стране политические силы, способные ее осуществить, и какова вероятность подобного развития событий?

Вот на эти вопросы уже можно будет дать строгий научный ответ, если разобраться с тем, что такое «фашизм», откуда это явление берется и как оно возникает.

Марксизм-ленинизм давно определил, что есть фашизм, четко и ясно изложив его сущность и вскрыв его корни, как идейные, так и классовые. Он показал, что фашизм появляется не сам по себе, не потому что так захотелось кому-то из частных лиц, пусть даже и обладающих какой-то властью и влиянием в обществе. Фашизм к жизни вызывают сами условия существования капиталистического общества, когда оно находится в завершающей стадии своего развития – в стадии полного загнивания и умирания. Это означает, что фашизм как политическое течение есть непременный атрибут империализма, той самой эпохи, в которой мы ныне живем.

Выдающийся болгарский коммунист, борец-антифашист, на своей собственной шкуре испытавший все «прелести» фашистской диктатуры, Георгий Дмитров дал такое определение фашизму: «Фашизмэто открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов.»

Главное действующее лицо в этом определении нами выделено – это финансовый (монополистический) капитал. Именно он экономически господствует в эпоху империализма, переходя в определенных случаях, когда того требуют его экономические и политические интересы, к прямой, не прикрытой никакой демократией, террористической диктатуре – к фашизму. Тогда из политического течения, каких немало в капиталистическом обществе, он становится политикой государства, подчиняя себе все общество.

Поскольку господствующий класс при капитализме вообще, и особенно в эпоху империализма, численно ничтожен, свои интересы он всегда проводит в жизнь чужими руками, используя для этого темноту и политическую неразвитость пролетарских и мелкобуржуазных масс, которых он запутывает и одурманивает особой формой буржуазной идеологии, известной как «идеология фашизма». Корни ее были изложены в статье «Идейные корни немецкого фашизма», опубликованной на сайте «Рабочий Путь».

Постулаты фашистской идеологии следующие:

1. Апологетика неравенства и ярый антидемократизм, выражающиеся кратко идеологемой: «Есть слой «господ», которым можно все, и слой «быдла», которое должно беспрекословно подчиняться «господам»». Отсюда — ярый антикоммунизм.

2. Жесткая иерархия общественного устройства. Диктатура сильной личности – лидера нации (цезаризм). Отсюда —  абсолютизация государства, интересам которого должно быть подчинено все и вся. Классовые корни государства нивелируются, оно подается народным массам как «общенародное» или «общенациональное» (корпоративное государство).

3. Расизм и шовинизм (расовое и национальное превосходство). Отсюда — идеал сверхчеловека, которому позволено устанавливать в мире свои порядки, и как следствие, стремление к завоеванию новых территорий («расширению жизненного пространства»).

Разумеется, все эти идеологемы были выбраны финансовым капиталом совсем не случайно, а только потому, что именно они наилучшим образом соответствуют тем целям и задачам, которые финансовый капитал ставит перед собой, переходя к политике фашизма.

Зачем монополистическому капиталу нужен фашизм?

Дело в том, что основной экономический закон капитализма продолжает действовать и в стадии империализма, а потому стремление финансового капитала к максимуму прибыли остается основой и корнем всех его действий и поступков. Финансовый капитал при империализме порабощает и угнетает все общество, которое все больше и больше пролетаризируется. Огромные массы мелких хозяйчиков разоряются и переходят в класс наемных рабочих. Капиталистической эксплуатации подвергаются те слои населения, которые раньше были относительно свободными – интеллигенция и служащие. Социальное расслоение в обществе увеличивается гигантскими темпами, население в массе своей все более нищает, растет его недовольство, периодически выплескиваясь наружу в виде революционных выступлений трудящихся масс. За пределами своих стран для финансового капитала тоже нет ничего радостного – мир давно уже весь поделен между крупными международными кланами  финансовой буржуазии, каждый из которых озабочен только одним – где найти применение своим капиталам и обогатиться еще больше.

Общий кризис капитализма обостряет все эти противоречия капиталистической системы до предела. Революционные выступления пролетариата становятся все решительнее и грозят вылиться в социальную революцию, угрожая самому существованию класса буржуазии.

Что может сделать монополистический капитал при таких условиях, чтобы сохранить свое господство?

Только жестко подавить всякое революционное движение и максимально усилить эксплуатацию трудящихся, а также постараться урвать у конкурента сладкий кусок – часть его территории, какую-нибудь зависимую от него страну или целый регион, где еще можно грабить и паразитировать. Все это возможно осуществить только с помощью жесточайшей реакции внутри своей страны, когда отменяется всякая демократия и подавляется любое протестное движение трудящихся масс, и параллельно насаждается специальная идеология, позволяющая направить трудовой народ умирать «во славу своего отечества».

Как можно видеть, идеология фашизма полностью соответствует всем этим интересам финансового (монополистического) капитала.

Т.е. с углублением общего кризиса капитализма, особенно в тех странах, где в результате революционных выступлений пролетариата создалась непосредственная угроза господству монополистического капитала, господствующие классы всегда становятся на путь свертывания или полного уничтожения буржуазной демократии и парламентаризма.

В 1916 году В.И.Ленин писал: «Политической надстройкой над новой экономикой, над монополистическим капитализмом (империализм есть монополистический капитализм) является поворот от демократии к политической реакции. Свободной конкуренции соответствует демократия. Монополии соответствует политическая реакция… Во внешней политике, и во внутренней одинаково, империализм стремится к нарушениям демократии, к реакции. В этом смысле неоспоримо, что империализм есть «отрицание» демократии вообще, всей демократии…»[3]  Крайним проявлением вот этого полного отрицания всей демократии и является фашизм.

Что собой представляет фашистская диктатура?

Это не только отказ от всякой демократии и парламентаризма, ликвидация всех или большинства буржуазно-демократических свобод, но еще и прямой политический террор, т.е. политика устрашения своих классовых или политических противников, осуществляемая путем применения насильственных мер подавления. В условиях фашистской диктатуры гонениям подвергаются не только коммунистические организации, но все левые и даже прогрессивные буржуазные движения. Жестко преследуется всякий либерализм, и в политике, и даже в сфере культуры.

Главный же удар фашизм наносит рабочему движению, подавляя всякий протест трудящихся, распуская и запрещая всякие рабочие объединения и даже профсоюзы.

В условиях фашистской диктатуры повсеместно укрепляется власть монополий, которые тесно сращиваются с государством, потому империализм в таких странах нередко принимает форму государственно-монополистического капитализма. Происходит милитаризация всей экономики. Часть отраслей промышленности нередко национализируется и тоже переводится на военные рельсы. Милитаризируется и наука, занимаясь по большей части только разработкой новых видов вооружений. Гигантскими темпами растет численность армии.

Во внешней политике страна переходит к  территориальным захватам, провоцирует и активно участвует в военных конфликтах, аннексирует чужие территории, т.е. ведет войну за передел мира.

Все это сопровождается распространением в обществе социальной демагогии, призванной отвлечь народные массы от борьбы против капитализма и превратить их в послушное орудие империалистической политики. Фашистская диктатура представляется трудящимся как новая форма государственного устройства — «корпоративное государство» (государство, как одна большая корпорация), якобы преодолевшее капитализм. В сознание населения внедряется ложный буржуазный миф о «единстве нации» и  «национальном сотрудничестве», задача которого скрыть классовые противоречия в обществе.

Вот так выглядит фашизм на деле. Именно такие черты все фашистские диктатуры проявляли и проявляют в разных странах мира, периодически возникая то здесь, то там с тех пор, как  капитализм перешел в стадию империализма (начало XX века).

Еще раз подчеркнем сказанное выше —  в условиях империализма в любой капиталистической стране фашизм как политическое течение существует всегда, поскольку он генетически связан с  реакционными кругами монополистического капитала и финансовой олигархии. Но не всегда это политическое течение становится господствующим в обществе, т.е. захватывает в свои руки государственную власть, без которой подчинить себе все общество невозможно.

Происходит это только тогда, когда в наличии имеются  два условия:

1. Само существование буржуазии находится под угрозой и буржуазия больше не находит выхода из создавшегося положения на базе мирной политики.

2. Соотношение сил между лагерем демократии и лагерем реакции в стране должно быть в пользу реакции.

Это означает, что победа фашизма является, прежде всего, результатом  политического и организационного раскола рабочего движения, слабости и неразвитости коммунистической партии, зараженности коммунистического движения оппортунизмом и социал-реформизмом, проводящим политику «классового сотрудничества», неспособности коммунистов создать единый фронт борьбы с наступающим фашизмом.

Анализируя причины прихода фашизма к власти в некоторых европейских странах, Г.Дмитров в 1935 году указывал, что «фашизм смог прийти к власти прежде всего потому, что рабочий класс благодаря политике классового сотрудничества с буржуазией, которую вели вожди социал-демократии, оказался расколотым, политически и организационно разоруженным перед лицом наступающей буржуазии. Коммунистические же партии были недостаточно сильны, чтобы помимо и против социал-демократии поднять массы и повести их на решительный бой против фашизма»[4].

Следовательно, в условиях империализма борьба за единство рабочего класса, борьба с оппортунизмом и реформизмом, обезоруживающими и раскалывающими рабочее движение,  есть задача первостепенной важности, без решения которой приход к власти фашистов может стать неизбежным. Каждый коммунист должен помнить, что оппортунизм есть тот троянский конь в рабочем движении, который обеспечивает победу фашизму, и обязан бороться с ним не на жизнь, а на смерть!

Можно ли что-то сделать, чтобы не допустить установления фашистской диктатуры?

Да, можно. На VII конгрессе Коминтерна, проходившем в г.Москве в 1935 году, было указано, что именно должны делать коммунисты, все левые и прогрессивные силы страны, чтобы не допустить прихода к власти фашистов – организовать единый фронт борьбы за демократизацию общества. Но об этом у нас будет отдельный материал на сайте, в котором этот вопрос, в том числе применительно к Украине и России, будет изложен подробнее ввиду его особой важности.

Теперь зная, что такое фашизм, мы с полным основанием можем говорить, что процессы фашизации государственной власти идут не только на Украине, но практически во всех странах современного нам капиталистического мира. Причина тому — тот экономический кризис, из которого мировой капитализм не может выбраться все последние годы. Он до предела обострил противоречия капиталистического способа производства, и особенно самое главное из них – между трудом и капиталом. Революционные выступления пролетариата происходят все чаще и чаще, втягивая в себя все новые страны мира, и грозят вылиться в мировую социальную революцию. Господству буржуазии приходит конец. Ей не остается ничего другого, как переходить к реакции, и она делает это повсеместно. По крайней мере, в двух странах – США и Израиле фашистский режим уже установился в полной мере. Близки к фашистской диктатуре в Южной Корее и странах Ближнего Востока. Полуфашистские режимы установились во многих бывших республиках СССР, например, в Прибалтике, Средней Азии и Закавказье. Все более жесткой становится диктатура капитала и в европейских странах, где от буржуазных демократических свобод давно остались одни лохмотья.

Идет по пути фашизации и Россия, значительно обгоняя при этом Украину, где еще, несмотря на то, что происходит в ней стране сейчас, демократических прав и свобод у граждан вполне достаточно. Россиянам же об украинских свободах остается только мечтать — их демократические права урезаются чуть ли не ежедневно. Последнее свидетельство тому сегодняшние сообщения официальных СМИ о внесении в Госдуму двух законопроектов, один из которых отменяет прямые выборы мэров в крупных городах[5], а другим в российскую конституцию вносятся изменения, в соответствии с которыми в России теперь появляется институт пожизненных сенаторов.  (Мало у нас было дармоедов, надо бы еще, да пожизненно!) Задача этих сенаторов — представлять в Совете Федерации не регионы, а всю РФ в целом, и назначать их будет, разумеется, лично президент России.

Процесс усиления диктатуры финансового капитала в России тоже набирает обороты. Сегодняшняя информация российских СМИ о разрешении инвестировать пенсионные накопления населения в акции приватизируемых отечественных компаний[6], это наглядно доказывает. Если раньше столь наглое ограбление трудящихся было все-таки запрещено, по крайне мере, формально, то теперь ставшие уже ненужными декорации «заботы о народе» отброшены, и частному капиталу прямо и недвусмысленно позволено лезть в карман к самым обездоленным слоям российского населения.

Что же касается Украины, то теперь мы вполне можем ответить на поставленные выше вопросы, и сказать, что профашистские политические силы в Украине имеются, точно так же как они имеются во всяком капиталистическом государстве в эпоху империализма.

Вот только как государственной политики в Украине фашизма нет. Пока нет. Нет ни шовинизма, т.е.  национального превосходства украинской нации над всеми остальными, нет имперских амбиций и стремления к захвату чужих территорий, нет борьбы со всяким проявлением инакомыслия, нет подавления всех демократических и гражданских свобод, нет милитаризации экономики, нет цезаризма и проповеди «корпоративного государства», нет даже антикоммунизма, поскольку коммунистическую идеологию и компартию никто не запрещал и лидер КПУ Симоненко даже собирается баллотироваться в президенты. Некоторые проявления антикоммунизма в Украине встречаются, с этим никто не спорит, но все-таки не единичные эксцессы определяют характер государственной политики. В России эксцессов подобного рода полно. Тех же памятников Ленину, из-за которых украинские и российские левые и коммунисты подняли такой вой, забыв начисто о ленинских идеях, в России снесено на порядок больше, и что-то по этому поводу никто особенно-то не возмущался и из России не убегал. В Украине есть украинский национализм, это да. А национализм иногда принимает достаточно радикальные формы, что показывает, например, период разрушения СССР, когда этнические конфликты шли на территории чуть ли не всех бывших советских республик, нередко перерастая в открытые военные действия. Есть в Украине и русофобия, но странно, если бы ее там не было, учитывая агрессивность наглого российского капитала, быстро разжиревшего на грабеже советского народного достояния и жесточайшей эксплуатации российского населения. Говорить о фашизме в Украине пока мы не имеем права, если подходить к данному вопросу с научных позиций, а не с обывательских. Но вот политические силы, стремящиеся к фашизму там, как мы уже говорили, есть. И не замечать их недопустимо.

Но еще менее допустимо не замечать прогрессивные силы, стремящиеся к демократизации общества. И немалые силы. Тот же майдан, как мы уже писали в своих статьях на тему украинских событий, явление неоднозначное, и совсем не такое, каким его представляют нам российские левые и официальные буржуазные СМИ.

В киевском майдане, ставшем источником и инициатором происходящих ныне в Украине событий, есть два противоположных политических направления – реакционное и прогрессивное.

Первое представлено действительно профашистскими или неофашистскими силами и украинскими махровыми националистами — «Правым сектором», сторонниками «Батькивщины», «Свободы» и «Удара, стремящимися к установлению в стране прямой диктатуры украинского финансового капитала, тесно связанного с западным.

Второе – общедемократическое или буржуазно-демократическое, выступающее, по сути, с антикапиталистическими требованиями.  Именно эта часть сейчас категорически не удовлетворена происходящим в Верховной Раде и теми мерами, которые осуществляет новоявленное украинское правительство, и она не собирается расходиться с майдана до тех пор, пока не получит желаемых реформ. К сожалению, эта прогрессивная часть украинского майдана какой-либо политической силой не представлена, и отражающей ее интересы партии или организации не имеет. Зато численно она значительно превосходит реакционные силы майдана, которые отнюдь не являются едиными, к тому же немалая часть их сторонников  занимает колеблющееся положение, склоняясь то в сторону реакции, то в сторону демократии.

Точно также обстоит дело на востоке и юго-востоке Украины (кроме Крыма), где в выступлениях трудящихся четко прослеживаются два аналогичных политических направления – реакционное, представленное русскими националистами и неофашистами, отражающее интересы российской буржуазии и той части украинского капитала, который с нею связан, и прогрессивное – буржуазно-демократическое, которое все требовательнее и все решительнее выступает под антикапиталистическими  и общедемократическими лозунгами.

Откуда прямой вывод – установление фашистской диктатуры в Украине будет возможно только в том случае, если в борьбе этих двух противоположных направлений — реакционного и общедемократического победят силы реакции, все равно какие, русские или украинские, неважно. Если это случится, то Украина либо полностью окажется под диктатурой украинского финансового капитала, где будут править бандеровцы (неофашисты), либо будет разделена на две части – западную и восточную, в каждой из которой установится фашистская или полуфашистская диктатура, на западе – украинская, на востоке и юго-востоке – российская. Вероятность такого развития событий очень высока, учитывая тот факт, что подавляющее число левых, как украинских, так и российских, полностью встало на позиции реакционной российской буржуазии.

Что же касается Крыма, то вопрос с ним фактически решен – общедемократическое направление там сдало свои позиции, и силы реакции в этой республике одержали полную победу. Вырваться теперь из объятий российского империализма трудящиеся Крыма смогут только вместе со всеми гражданами России. Но когда это произойдет, не может сказать никто – профашистские силы в России очень сильны, причем в их распоряжении давно находится весь государственный аппарат и хорошо вооруженная армия с полицией. Борьба с ними предстоит тяжелейшая.

Если у трудящихся Украины какой-то шанс избежать подобного печального развития событий?

Да есть, и немалый, учитывая нарастание общедемократического движения по всей стране и втягивание в него все большего и большего числа украинских трудящихся, категорически не согласных с той политикой, которую пытается проводить самоназначенное украинское правительство правых. Но о том, что конкретно следует делать украинскому рабочему классу, чтобы избежать фашизма, мы поговорим в следующей нашей статье.

Л.Сокольский, 12.03.2014 г.


[1] В.И.Ленин, ПСС, т.26, с.120

[2] http://lenta.ru/news/2014/03/11/money/

[3] В.И.Ленин, ПСС с.4, т.23, стр.31.

[4] Г.Дмитров. «В борьбе за единый фронт против фашизма и войны»

[5] http://lenta.ru/news/2014/03/12/project/

[6] http://lenta.ru/news/2014/03/12/permit/

Брошюра «О фашизме»           Видео      Аудио

Можно ли назвать происходящее в Украине фашистским переворотом?: 2 комментария

  1. Так можно ли представить империализм монополистический, как новую формацию ? — » базис» следующий за простым капитализмом ? Иможно ли сказать , что фашизм надстройка над этим базисом ? .таким образом эта формация находится после капитализма, потом фашизм потом следующая формация коммунизм ? Прав ли я ?

    1. Не прав. Способ производства тот же. Потому империализм стадия капитализма, а не новая формация. См. Ленина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.