О национализации и «государственных банках» в России

17 марта 2016 г. в Госдуме, на «круглом столе», посвященном вопросам приватизации и национализации отечественных предприятий (т.е. дальнейшему разграблению доставшейся от СССР собственности), известный экономист Сергей Глазьев сделал несколько примечательных высказываний, которые  стоит рассмотреть поподробнее. Наши рабочие должны знать, как умело их «водят за нос» разного рода буржуазные эксперты и аналитики с высокими научными званиями и государственными должностями, чтобы и дальше российский капитал мог обдирать рабочих как липку.

Глазьев, сообщив, что все российские предприятия «находятся в заложниках у государственного банковского сектора», сделал отсюда следующий вывод: «Тут в пору говорить о национализации. Это спонтанная национализация…»[1].

Историческая память подавляющей части трудового народа РФ, еще не забывшего своего советского прошлого, а также их политэкономическая безграмотность всё ещё наделяют положительным содержанием слова  “национализация” и «государство», не вдумываясь особо в конкретные условия, при которых имеют место эти процессы и явления. Многим нашим рабочим со словом “национализация” на ум приходят ассоциации — «всеобщее», «народное» и т.п.; а слово «государственный» противопоставляется всему «частному» и представляется как нечто стоящее над всем народом, заботящееся об интересах всех граждан страны, как что-то такое незыблемое и упорядоченное среди бардака рыночной стихии, разгула анархии и беспредела, как нечто такое, на что можно положиться, когда совсем «прижмёт».

Такое абстрактное понимание, оторванное от конкретных условий существования этих процессов и явлений, крайне далеко от их реального содержания. Потому оно становится очень удобным средством для дезориентации трудящихся масс, для введения их в заблуждение, а значит и тем рычагом, с помощью которого ими можно управлять, заставляя делать то или иное против их воли, против их собственных классовых интересов.

Именно поэтому разные ученые холуи и холуйчики олигархии, по сути, буржуазные пропагандисты, внедряющие в сознание рабочего класса чуждую ему идеологию — идеологию его эксплуататоров, да и сами эксплуататоры, министры-капиталисты, всё чаще употребляют эти два слова в официальных встречах и разговорах «на камеру». Не стал исключением и Глазьев, который, как мы видим, тоже говорит про «национализацию» и «государственные банки».

Это все не случайно. Дело в том, что российские трудящиеся за 20 с лишним лет «наелись» рыночных отношений по самое «не могу» и сейчас на фоне очередного капиталистического кризиса всё громче и чаще выступают с разными акциями протеста по всей стране, требуя, в том числе национализировать их предприятия, которые «дышат на ладан» или закрываются. Рабочие интуитивно понимают, что частная собственность и погоня за прибылью разоряют нашу страну, что от всего этого нет никакого толку — одни беды и одно горе нашему народу. Они вспоминают советское прошлое — мощную советскую экономику, работающие по всей стране заводы и фабрики и то, что все они находились в собственности государства, делая отсюда, по их мнению, вполне логичный вывод, что если все заводы и важнейшие предприятия и сейчас передать государству, то в нашей стране, буржуазной России, сразу все наладится. Все заводы вновь станут работать, начнут восстанавливаться брошенные «эффективными собственниками» предприятия, будут строиться новые, а значит появятся тысячи и десятки тысяч новых рабочих мест, станет уменьшаться безработица, и сегодняшние, живущие практически впроголодь, рабочие станут получать хорошие зарплаты, вырастет их уровень жизни, у них появится уверенность в будущем. Страна вновь станет сильной и могучей, ее вновь начнут уважать на международной арене. В общем, все пойдет так, как надо. Главное, это национализировать предприятия, по крайней мере, самые важные и самые крупные, стратегические.

Те же самые идеи проводят в среде рабочего класса и трудящихся масс России и реформисты — продажные «желтые» профсоюзы и продажные партии, именующие себя «коммунистическими», в первую очередь, конечно КПРФ, которая не первый год спекулирует «национализацией», зарабатывая себе дополнительные очки на выборах за счет политически неразвитого электората.

Эта неосознанная тяга к советскому прошлому, стремление вернуться туда, стали так сильны, что их уже не может игнорировать господствующий в нашем обществе класс буржуазии. С идеями трудового народа России, он, разумеется, согласиться не может, ибо это бы означало для него рубить сук, на котором он сидит, а вот приспособить мечты трудящихся масс о социализме под свои цели он за последние сто лет научился неплохо.

Вот потому-то официальные лица стали все чаще использовать эти, желанные для рабочего класса слова, как бы показывая, что они за народ, а не против народа; что они, утирая пот, борются за его интересы, а не паразитируют на нём. На деле же буржуазная власть в России проводит ту политику, которая нужна «господам», а не народу, олигархам, а не рабочим. Последние, спекулируя «национализацией» и «огосударствлением», только еще больше притесняют и угнетают рабочий класс, усиливают его эксплуатацию.

Что бы разоблачить подлоги Глазьева и других «рыночных экономистов», и заодно расширить кругозор наших рабочих, давайте выясним, что же все-таки означают эти два слова — «национализация» и «государство».

Начнем с «государства», ибо это база, основа всего миропонимания.

Государство не совпадает с обществом, как думают некоторые. Это всегда только малая часть общества, задача которого сохранить господство правящего общественного класса.

Государство – организация (аппарат) политической власти, которая сохраняет и закрепляет власть экономически господствующего  в обществе класса. Потому оно всегда располагает орудиями власти – силовыми структурами (или, как говорил Ф.Энгельс, «отрядами вооруженных людей», т.е. армией, полицией, тюрьмами) и чиновничьим аппаратом.

Лучше всего сущность государства разъяснят слова Ф.Энгельса:

«…т.к. государство возникло из потребности сдерживать классовые противоречия, но вместе с тем порождено в разгар столкновения этих классов, то, по общему правилу, оно является государством наиболее сильного экономически общественного класса, который при посредстве его становится также господствующим политически и таким образом приобретает новые средства, чтобы держать в  подчинении и эксплуатировать угнетенный класс. Так, античное древнее государство было преимущественно государством рабовладельцев для подчинения рабов, феодальное государство являлось органом дворянства для подчинения и обуздания крепостных и зависимых крестьян, а современное представительное государство играет роль орудия эксплуатации наемного труда капиталом.»

«В большинстве исторических государств предоставляемые гражданам права соизмеряются с их имущественным положением, чем открыто признается, что государство является организацией имущего класса для защиты его от неимущего класса.»

Теперь, что такое «национализация»:

Национализация — это переход или обращение в государственную собственность имущества частных лиц или частных объединений. В условиях эксплуататорских государств национализация является фактически переходом собственности из рук частных собственников в руки класса частных собственников, организованных в государство; при этом национализация совершается посредством выкупа национализируемого имущества”[2].

И ещё там же, достаточно важное для понимания существа дела:

“Переход промышленности в руки буржуазного государства не вносит никаких изменений в экономический строй капитализма. Наёмные рабочие остаётся наёмными рабочими. Капиталистическое государство — этот “совокупный капиталист”- продолжает эксплуатировать наёмных рабочих. Действительно полная национализация промышленности может быть произведена лишь в результате социалистической революции…”, когда политическая власть переходит в руки рабочего класса, а основой его экономической власти становится общественная (общенародная собственность) на средства производства.

Вот теперь можно всё расставить по полочкам.

При капитализме собственность на средства производства (то есть на то, без чего нельзя ничего произвести, а значит и существовать — на фабрики, заводы, недра, землю, электростанции и т.п.) бывает одна — частная, но выступает она в двух ипостасях: в виде собственности частного лица или группы лиц (индивидуальная и групповая\коллективная), и в виде собственности «совокупного капиталиста», т.е. класса частных собственников в целом, от имени которого действует государство (государственная собственность).

Общественной собственности, т.е. собственности всего народа, а не кучки богатеев, при капитализме не существует. Потому государственная собственность при капитализме это не собственность всего народа, как наивно кажется многим нашим рабочим, не забывшим еще СССР, где основой экономики была именно общенародная собственность, а частной собственности не существовало, а, как это выше указывалось, собственность всех капиталистов, всего класса буржуазии в нашей стране.

Это значит, что когда наше правительство или кто-то из его ученых угодников станет говорить, что у нас в стране что-то национализируют, мы должны понимать не то, что это (завод или банк или что-то) перейдет в собственность народа России, а то, что это будет передано от одного частника всем частникам сразу, от одного «эффективного собственника» всему классу российских капиталистов. Рабочим и остальным трудящимся от такой национализации ничего не достанется, они положительного эффекта не заметят: если до национализации результат труда заводского рабочего присваивал частник или группа частников, то после национализации его завода этот результат будет присваивать себе тот самый “совокупный капиталист” — государство, то есть весь класс капиталистов в целом.

Аналогично и с банками. Какая разница обыкновенным трудящимся, какого типа паразит выдаёт им кредит под грабительские проценты, снимая с них последнюю рубаху — принадлежащий одному или группе капиталистов или принадлежащий сотне\тысяче капиталистов (“совокупный”, государственный)? Да, никакой!

К тому же называть российские банки или предприятия государственными только на том основании, что долей собственности в них владеет российское государство, как это делает Глазьев, нет никаких оснований. В России вообще нет ни одного банка, который бы на 100% принадлежал российскому государству. Они у нас все частные, в каждом значительная часть акций (как правило, большая часть) принадлежит частным лицам или частным компаниям.

Вот структура собственности основного российского банка — «Сбербанка России»:

Из нее видно, что 50% + 1 акция принадлежит Центральному банку России, 33,8% — иностранцам (зарубежным финансовым институтам), остальное — всем прочим частникам.

Да и с Центробанком РФ, которому вроде как принадлежит контрольный пакет акций Сбербанка РФ (и не только его) не все так просто.

Закон «О Центральном банке Российской Федерации»[3], несмотря на уверения в нем, что то или иное является федеральной собственностью, тем не менее, ясно дает понять, что это организация частная, российскому государству не принадлежащая. Мало того —  правительству РФ она даже не подотчетна в полной мере!

Особенно примечательна в этом отношении статья 2:

«Статья 2. Уставный капитал и иное имущество Банка России являются федеральной собственностью. В соответствии с целями и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются, если иное не предусмотрено федеральным законом. Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства, если они не приняли на себя такие обязательства или если иное не предусмотрено федеральными законами. Банк России осуществляет свои расходы за счет собственных доходов(выделено — Т.Д.)

Выделенное совершенно ясно показывает, что Банк России абсолютно независим в своих действиях от российской власти. Напротив, это она от него полностью зависима.

Если учесть, что данный закон полностью списан с американского закона о ФРС, то становится ясно, кто у нас на финансовом рынке, а значит и во всей стране, «заказывает музыку» — мировой финансовый капитал, в первую очередь, американский.

То есть Сбербанк, о котором шла выше речь, вообще не является российским! Его контролируют мировые финансовые группы. И именно в их карман идут проценты за кредиты, которые выплачивают российские рабочие, все туже и туже утягивая пояса.

Если учесть, что аналогичная ситуация в России и с другими банками, то становится по меньшей мере странно, что об этом не знает один из ведущих российских экономистов, целый советник президента РФ Сергей Глазьев, публично заявляющий о том, что якобы российские банки являются государственными.

Что касается национализации при капитализме, то капиталисты иногда действительно кое-что национализируют, то есть частники передают часть своих предприятий в руки государства (точнее выгодно продают, как несколько лет назад продал Роман Абрамович, получив в разы больше того, что затратил на покупку). Но для чего они это делают? Это происходит только тогда, когда получаемый ими доход (прибыль) с этого предприятия их не устраивает, когда оно терпит убытки либо по причине плохого руководства, либо из-за плохой ситуации на внешних рынках. Сам капиталист на восстановление предприятия тратиться не хочет. Он призывает для этого своего верного слугу — буржуазное государство. Государство же, выкупая такие предприятия у капиталиста, затем вкладывает в это предприятие немалые суммы, восстанавливает его работу и затем, уже прибыльное, вновь передает его частникам, чтобы капиталисты снова наполняли свои карманы.

Данная операция выгодна и для капиталиста и для государства. Секрет тут в том, что государство легко может получить необходимые ему денежные средства, содрав их с трудящегося населения страны в виде повышения налогов, платежей, акцизов и т.п. У государства есть для этого все возможности — чиновничество (суды, налоговые инспекции, приставы и т.п.) и полиция. А у отдельного капиталиста или даже группы капиталистов такой структуры в своем личном распоряжении нет. Подробнее по этой теме смотрите здесь.

Совсем иное дело обстоит с национализацией при социализме.

Государство победившего рабочего класса уже не служит эксплуататорским классам — рабочий класс создает свое собственное государство, свой собственный аппарат власти, с помощью которого он осуществляет в стране те реформы, которые требуются для перехода от капиталистического общества к коммунистическому, от классового общества к бесклассовому. Потому одной из важнейших мер, осуществляемой государством рабочего класса — его диктатурой является социалистическая национализация, в ходе которой все средства производства (от которых зависит жизнь людей в социалистическом обществе) переходят из рук эксплуататорских классов в руки трудящихся, всего народа. Средства производства из частнособственнических становятся собственностью общественной, общенародной — собственностью всех граждан страны. Тем самым уничтожается основа всякой эксплуатации, в том числе эксплуатации капиталистической — через наемный труд. Буржуазия, не имея средств производства, теряет возможность присваивать труд рабочих, эксплуатировать их, а значит класс буржуазии, как и другие эксплуататоры, перестает существовать. Он больше не нужен истории и обществу — сам трудовой народ распоряжается своей собственностью, решая что ему производить и сколько, что ему строить и как, какие свои потребности удовлетворять в первую очередь, а какие — суть позже. Помогает ему в этом государство рабочего класса, которое внимательно следит за тем, чтобы никакие эксплуататоры не забрались больше на шею трудовому народу.

Понятно, что в таком обществе, где сами рабочие все решают, где им принадлежит весь продукт их труда, не может быть социальных антагонизмов и непримиримых противоречий, которые раздирают капиталистическое общество. Там нет безработицы и нищеты, нет голода и унижения. Весь национальных доход в социалистическом обществе идет на обеспечение интересов всего трудового народа, улучшая материальное благосостояние каждого трудящегося человека.

Теперь, когда стала понятна сущность и цели национализации при капитализме, и то, чем она отличается от национализации при социализме, ясна и задача тех, кто пытается уравнять эти два принципиально разных явления, вводя в заблуждение наших трудящихся. Эти лжецы стремятся одурачить рабочих, чтобы не дать им возможности понять, как устроен мир, а значит и увидеть путь, каким можно его изменить, сделать его таким, какой нужен рабочим, а не капиталистам.

Эти ученые холуи капитала отрабатывают свои денежки, щедро выплачиваемые им буржуазией. Капиталистам выгодно, чтобы наши рабочие ничего не понимали, чтобы они думали, что у нас в стране все в порядке: что правительство и банки действуют в их интересах, страна развивается, экономика растет, ситуация день ото дня становится все лучше, а значит лучше станет и их рабочая жизнь — ведь государство и правительств думает о них, заботится! Вон и банки уже «государственные», скоро и промышленность вся будет «государственная»: «Газпром — национальное достояние», РЖД тоже госкомпания, скоро станут госкомпаниями и остальные крупнейшие предприятия. Еще немного — и заживем, как следует. Горя знать не будем! А значит надо просто потерпеть и подождать, все само образуется.

Вот только не образуется. Ибо врет Глазьев, как врут тысячи ему подобных. И жизнь российского рабочего будет день ото дня все хуже и хуже, пока он и его семья совсем голодать не начнут, пока он  и его товарищи-рабочие не станут умирать от истощения и переработки, лишенные всякой социальной помощи. Все уже понимают, что к этому дело идет в нашей стране. А то и к тому, что много хуже — к новой империалистической войне за передел мира, в которой опять погибнут миллионы.

Не допустить такого развития событий, не позволить, чтобы наш трудовой народ платил своими жизнями за разборки буржуазии, решающей между собой кому и как нас грабить, можно только одним способом — скинув со своей шеи этого паразита, который не дает нам жить нормально и счастливо в своей стране, в мире и дружбе с другими народами.

Действительно лучшее будущее — истинная свобода и истинная демократия, высокое материальное благополучие и уверенность в завтрашнем дне — будет у нас только тогда, когда мы сами начнем распоряжаться своей судьбой. Заменить буржуазное государство — главную и основную опору эксплуататорской буржуазии своим пролетарским государством и, используя политическую власть в своих руках, провести социалистическую национализацию — вот главные задачи рабочего класса, если он действительно хочет стать свободным.

Т. Досаев, С.Агапченко

[1] http://www.solidarnost.org/news/Glaz_ev__rossiyskie_predpriyatiya_de_fakto_natsionalizirovany.html

[2] Большая Советская Энциклопедия, 1 изд., «Национализация»

[3] http://www.cbr.ru/today/status_functions/law_cb.pdf

О национализации и «государственных банках» в России: 4 комментария

  1. Сам когда-то «велся» на все эти национализации и буржуазное огосударст_растление. Долго не мог понять что такое общенародная собственность вместо частной, как так можно жить без денег и рынка и что предприниматель (читай капиталист) это умный человек, который заслуженно зарабатывает больше любого на его фирме. В действительности с таким туманом в голове сейчас живет большинство трудового народа, смотрю из практики общения.

  2. Заменить буржуазное государство — главную и основную опору эксплуататорской буржуазии своим пролетарским государством и, используя политическую власть в своих руках, провести социалистическую национализацию — вот главные задачи рабочего класса, если он действительно хочет стать свободным. Но только на основе марксистского мировоззрения!!!

  3. Что самое интересное, что более менее адекватно мыслят люди после 40. Среди поколения «дети катастрофы» полная деградация. Ужасно то, что сами рабочие защищают тех, кто их унижает в надежде на то, что сами станут «господами». И максимум, что говорят те, кто хотя бы что-то понимает, это:»А что поделать? Так было и будет. Надо приспособиться.» А когда говоришь о необходимости акций «прямого действия», то минимум, от тебя дистанцируются. Я говорю о том, что сами рабочие не готовы бороться! Хозяин — барин! Вот так большинство мыслит! И единицы готовы к реальным действиям! И уж совсем единицы готовы принести свою жизнь на алтарь освобождения! Ибо они не знают и не понимают, что суть рабы!

    1. …акций «прямого действия» — уж не за эсеровщину ли вы, товарищ, выступаете? Этакая глупость рабочим точно не требуется. И они правильно делают, что не слушают тех, кто приходит к ним с такими идеями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.