Маршалльский капкан для Украины

Последние несколько недель СМИ муссируют ряд заявлений действующих и теневых европейских политиков о плане радикальной экономической помощи Украине. Смысл их высказываний сводится к следующему: Украина не потеряна для Европы и её судьба не может рассматриваться в отрыве от общеевропейской цивилизации, а значит ей требуется оказать «реальную помощь».

Что это за «реальная помощь», неплохо показывает, например, заявление Министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера. ЕС, мол, до сих пор слабо занимался проблемами Украины, и сейчас пришла пора заняться ими со всей немецкой основательностью. Европа обязана срочно  позаботиться о будущем этой бывшей ключевой республики Советского Союза, для чего Евросоюз должен разработать широкомасштабный и глубокий план «экономической помощи», которая будет ей оказана. Финансирование этого плана следует осуществить исключительно за счёт средств Евросоюза. Он же обеспечит контроль и управление этими, выделенными Украине,  огромными средствами.

Вот так, ни больше, ни меньше. То есть мы вам «помогаем» тем, что сами решаем куда и на что направить на вашей территории наши деньги.

Не случайно этот проект ЕС в отношении Украины быстро окрестили новым «планом Маршалла». Почтенная публика любит смысловые аналогии. По прошествии ряда лет историческое событие преподносится или оценивается потомками не по его действительному содержанию, основаному на тщательном и детальном анализе произошедшего, а по его рекламной вывеске, которая в двух-трёх фразах даёт этому событию выгодную для оценивающего трактовку.

С «планом Маршалла» та же история. С ним носяться, как с писанной торбой. Буржуазная историография уже без малого семьдесят лет трактует его результаты исключительно позитивно — как реальную, действенную помощь США европейским странам, пострадавшим в ходе Второй мировой войны. Ни одно упоминание о «плане Маршалла» не обходится без слов «помощь» и «спасение», без выспренных эпитетов типа «судьбоносный», «живительный», «возрождающий», «чудотворный», как будто речь действительно идёт о манне небесной, бескорыстно сброшенной архангелами США на головы помирающей Европы. Всякий раз когда упоминается «план Маршалла» пред глазами обывателя встают уютные европейские городки, полные прилавки магазинов, альпийские горнолыжные курорты, высокие немецкие зарплаты, фрнцузский паштет и карамельные домики Австрии. Обывателю говорят: а вот если бы не американцы тогда, лежать бы всему этому великолепию в руинах. Какое счастье, что они сняли с себя едва ли не последнюю рубаху и отдали её своей старенькой маме – Европе.

Короче говоря, сегодня Украине дико повезло: добрые волшебники из Евросоюза, продолжая благородные традиции вашингтонских братьев во Христе, занесли над ней волшебный рог изобилия, из которого вот-вот польётся дождь из безвозвратных ассигнаций.

Хорошо. Мы принимаем метод исторических аналогий. С той разницей, что в отличие от любителей избитой фразы о двукратном повторении истории, мы признаём не аналогии в деталях, а наиболее общие закономерности событий, позволяющие давать им классовую оценку. Буржуазия сама проговорилась, назвав уготованное ею для Украины «планом Маршалла». Поэтому мы имеем полное право на некоторый ретроспективный обзор – для того, чтобы досконально разобраться, что именно  просвещённая Европа имеет в виду.

* * *

Предыстория этой «манны небесной» такова.

12 марта 1947 года президент США Гарри Трумэн в своём послании Конгрессу запросил 400 миллионов долларов на осуществление политики «сдерживания коммунизма» в Греции и Турции. В этом послании была сформулирована в общих чертах печально знаменитая «доктрина Трумэна», дополненная в июне того же года «планом Маршалла», в разработке которого приняли участие представители самого большого бизнеса США. «План», как существенный элемент антикоммунистической доктрины, по мнению её авторов, являлся удачным сочетанием внешнеполитических интересов государства с меркантильными интересами американского монополистического капитала. И хотя этот план был назван именем генерала Маршалла, назначенного к тому времени госсекретарём США, он сам впоследствии признавался журналисту «Кроникл» У.Уайту, что не принимал участия в его разработке и что «…большой бизнес просто использовал его известное имя для популяризации своих намерений». Сам генерал Джордж Кэтлетт Маршалл, имя которого получил план экономической и военной экспансии США, с 1939 по 1945 гг. был начальником генштаба американской армии. До 1947 года служил личным представителем президента Трумэна в Китае. С 1947 по 1949 гг. – государственный секретарь (министр иностранных дел) США.

План политического и экономического закабаления европейских государств под видом оказания им экономической помощи зародился в США в очень удобное время, когда стало ясно, что из Второй мировой войны весь старый континент выйдет разбитым и ослабленным. Как говорится, грех было не воспользоваться чужим горем. Что-что, а такого шанса капитал никогда не упустит.

Хронологически мероприятия по “плану Маршалла” осуществлялись со второй половины 1947 по 1951 год. Крупнейшая американская буржуазия рассматривала этот план как необходимый этап подготовки нового передела мира, как важный шаг к установлению своего экономического господства не только в Европе, но и на всём Евразийском континенте. Перед планировщиками с Уолл-стрит открывались такие невероятные перспективы, которые потребовали самой решительной и немедленной реализации.

Давно идущий процесс подготовки “броска” финансового капитала Соединённых Штатов через океан перешёл в свою открытую фазу сразу же после того, как умер президент Рузвельт.

В июне 1947 года Маршалл выступил с речью в Гарвардском университете, в которой предложил оказать “всю возможную американскую помощь” европейским странам, “для ликвидации экономических трудностей, вызванных недавней войной”. “Мы, — заявил тогда Маршалл, — обязаны помочь европейской цивилизации ликвидировать экономические затруднения и помочь ей снова встать на пути свободы”. Ничего более конкретного госсекретарь тогда не сказал, однако правительства Англии и Франции немедленно подхватили инициативу Маршалла  и предложили созвать по этому вопросу совещание министров иностранных дел, которое и состоялось в Париже в июне – июле 1947 года.

Красивые и туманные фразы о спасении цивилизации, традиционные для любого буржуазного политика, скрывали дальний и глубокий расчёт, позволявший капиталистическим монополиям Соединённых Штатов решить за счёт Старого Света целый ряд cвоих внутренних проблем. Корни подходов к этому решению уходят в давнюю историю борьбы “изоляционистов” со сторонниками “открытого мира”, т.е., попросту говоря, борьбы между сторонниками развития внутреннего рынка и приверженцами идеи внешней экономической и закрепляющей её военной экспансии. К концу войны стало ясно, что побеждают экспансионисты: финансовому капиталу США, неслыханно обогатившемуся на военных заказах, становилось всё теснее внутри страны. Объёмы производства, большое количество готовых, но не проданных товаров, огромные накопленные финансы настойчиво требовали своего приложения вне Соединённых Штатов. Не решал задачу внешних рынков и фактический контроль американской буржуазии над Мексикой и Канадой. Кроме того, в расчётах наиболее “дальновидных” идеологов “открытого мира” экономическая зависимость Старого Света рассматривалась не как конечная цель, а как необходимое условие для проникновения американского капитала в закрытый для него СССР. В этой связи американский буржуазный историк А. Шлезингер, ссылаясь на свои доверительные беседы с А.Гарриманом, писал: ”…Он (Гарриман) утверждал, что после разговора с Трумэном был очень удивлён и обрадован позицией последнего. Президент открыто говорил, что Англия, Франция и особенно Германия для нас всего лишь подходы к главному делу. Они важны сами по себе, но это этапы, добавил он”.

В чём же была истинная суть такой трогательной “заботы” США о цивилизации Старого Света?

Подлинный смысл “плана Маршалла” стал ясен сразу же. Он состоял в “…попадании всей Западной Европы в экономический плен” к корпорациям и крупнейшим банкам Соединённых Штатов, в превращении европейских государств в военно-стратегический плацдарм для подготовки агрессии против СССР и стран народной демократии. На начальный период реализации “плана Маршалла” ставились следующие основные задачи:

  1. Предоставление ряду ведущих европейских государств, ослабленных войной, материальной помощи со стороны США в виде кредитов и прямых товарных поставок в обмен на отказ этих государств от экономической и политической самостоятельности на более или менее длительный срок.
  1. Создание устойчивого антикоммунистического военного блока из зависимых от США стран Европы.
  2. Милитаризация национальных экономик этих стран по планам, разработанным и навязанным  Соединёнными Штатами.
  3. Подавление в этих странах рабочего и коммунистического движения, удаление коммунистов и левых социал-демократов из всех органов власти.
  4. Установление вместо привычной для Европы буржуазной демократии реакционных фашистских режимов, власти открытой террористической диктатуры крупного капитала.
  5. Отведение особой роли Западной части Германии, восстановление её промышленных районов, подчинение себе основных сырьевых источников и всей немецкой тяжёлой индустрии.

Особый цинизм и мерзость этой затее придавало то обстоятельство, что все расходы, связанные с реализацией начального этапа “плана Маршалла”, должны были лечь на плечи рядовых американских налогоплательщиков. Давать европейским государствам собственные средства монополии, которые и получали всю прибыль от реализации этого плана, отказались.

Для чего в конечном счёте империалистам были нужны эти шаги? На этот вопрос блестяще ответил т. Сталин: “…Каждый раз, когда капиталистические противоречия начинают обостряться, буржуазия обращает свои взоры в сторону СССР: нельзя ли разрешить то или иное противоречие капитализма, или все противоречия, вместе взятые, за счёт СССР, этой Страны Советов, цитадели революции, революционизирующей одним своим существованием рабочий класс и колонии, мешающей наладить новую войну, мешающей переделить мир по-новому, мешающей хозяйничать на своём обширном внутреннем рынке, так необходимом капиталистам, особенно теперь, в связи с экономическим кризисом.

Отсюда тенденция к авантюристическим наскокам на СССР и к интервенции, которая должна усилиться в связи с нарастающим экономическим кризисом”.

Действительно, «План Маршалла» имел дальнюю антисоветскую перспективу, заложенную в самые зачатки своего замысла.

«Часто высказывается мнение, что американская политика придерживалась курса на примирение, изменившись – в ответ на советскую непреклонность – лишь в 1947 году с принятием «доктрины Трумэна» и «плана Маршалла», — писал позднее  в своей книге «Откровенно говоря» бывший государственный секретарь США Дж. Бирнс. – Я стою на иной точке зрения. Уже к осени 1945 года у нас сложилось убеждение, что советским лидерам следует дать понять, что после смерти Рузвельта в американской политике произошли радикальные изменения. И президент Трумэн предпринял самые энергичные шаги в области внешней политики, имевшие своей целью уменьшить или полностью ликвидировать советское влияние в Европе».

Ещё более откровенный Дж. Кеннан, бывший посол США в СССР, в своих мемурах вполне ясно излагает позицию американских империалистов в отношении истинных “планов Маршалла”. Большой бизнес считал, пишет Кеннан, что нам удастся избежать развёртывания “новых 20-х и 30-х” («Великой депрессии») — экономического кризиса в США, связанного с огромным перепроизводством товаров. Предлагалось разработать план вывоза в страны Европы всех не находивших сбыта товаров, поддержать тем самым раздувшийся за годы войны объём производства в Соединённых Штатах. Но европейскими поставками дело не должно было ограничиться. Тут Кеннан переходит к главному: для получения дополнительного необъятного рынка сбыта США планировали использовать трудности и разруху внутри самой России, расшатать власть большевиков и заставить “…Сталина пойти нам на встречу достаточно далеко”. Иными словами, речь шла не о каких-то там уступках тактического характера, а о полном демонтаже пролетарского государства.

Поэтому важной задачей “плана Маршалла” была организация экономической блокады СССР и стран народной демократии. Европейским государствам, заинтересованным в торговле и сотрудничестве с СССР, навязывалась политика сокращения всяких экономических отношений с ним до возможного минимума. Отказ  в предоставлении долгосрочных кредитов Советскому Союзу вместе с соответствующим давлением на европейские правительства должен был, по мысли американских “ястребов”, сорвать послевоенное восстановление экономики СССР. С помощью “плана Маршалла” США намеревались также подорвать экономическое и политическое сотрудничество между СССР и  странами народной демократии. Мотив понятен: вместо помощи от СССР навязать небольшим и пока ещё слабым восточно-европейскким государствам свою “помощь”, что неизбежно привело бы к реставрации в них капитализма.

Появлению на свет “плана Маршалла” в виде официальной доктрины предшествовал ряд событий. На упомянутом выше парижском совещании министров иностранных дел, где присутствовала советская делегация во главе с В.М.Молотовым, выяснилось, что ясного и понятного всем сторонам предмета для разговора ещё нет. США не предоставили для рассмотрения никаких конкретных сведений об условиях и размерах своей “помощи” европейским странам. В то же время американская сторона на этом совещании требовала немедленного создания руководящего комитета из представителей великих держав, в задачу которого входило бы составление общей программы “экономического восстановления и развития европейских стран”. При этом комитет, по мысли американцев, наделялся самыми широкими полномочиями в отношении экономических ресурсов, промышленности и торговли стран-участниц «программы американской помощи” – в ущерб их национальному суверенитету. Европейским участникам совещания стало ясно, что такой комитет, будь он создан, позволит США напрямую подчинить себе  всю экономику национальных государств континента, в том числе и экономику Советского Союза, подпиши он соглашение о таком комитете.

Поэтому советская делегация отвергла англо-французское предложение о создании комитета. Молотов вполне резонно заявил участникам совещания, что сначала нужно выяснить реальность “длинных” (долгосрочных) американских кредитов, их размеры и условия  предоставления. Если эти данные будут приемлемы для участников программы “помощи”, то перейти к потребностям каждой страны, а потом только составить общую программу “помощи” на основе заявок европейских государств, которую и финансировать за счёт кредитов США. Особо подчёркивалось сохранение за государствами–получателями кредитов всех прав суверенного распоряжения своей экономикой. Каждая страна, получившая кредит, должна свободно распоряжаться этим кредитом, всеми своими ресурсами и излишками денег и товаров.

Английские и французски представители в категорической форме отвергли советские предложения, в виду чего парижское совещание закончилось безрезультатно. Вот характерное мнение участника тех событий. Некий Пьер Фарж, секретарь министра иностранных дел Франции Бидо, вспоминал: “…После слов русского (Молотова) о сохранении суверенитета все мы приготовились аплодировать. Но шеф (Бидо) вдруг поднял ладонь, и после некоторой паузы, обернувшись ко мне, тихо сказал: “Пьер, это возмутительно… Они (русские) сошли с ума. Отказаться от денег…”.  А русские просто  отказались от предательства своего народа.

Как говорится, каждому своё.

После того, как советской стороной была разоблачена буржуазная “кредитная” западня, английское и французское правительства решили созвать новое совещание без СССР. Такая конференция с участием 16 государств состоялась через несколько дней после отьезда советской делегации, там же, в Париже. Конференция создала “Комитет европейского экономического сотрудничества”, которому и поручила подготовку доклада о ресурсах и потребностях стран-участниц на период в 4 года. Такой документ был составлен. Потребность европейских стран в кредитах была определена в размере 29 млрд. долларов. 18 сентября сводный доклад был передан правительству США.

Доклад был рассмотрен в Государственном департаменте, где запрашиваемая сумма была уменьшена сразу на 11 млрд. После этого по решению того же Госдепа создаются  три специальных комитета, задача которых была заниматься рассмотрением всех конкретных вопросов, связанных с “помощью” Европе. Наибольшие полномочия получил “Консультативный комитет при президенте США по оказанию помощи иностранным государствам”, возглавляемый хорошо известным уолл-стритовским деятелем Авереллом Гарриманом. Комитет Гарримана рассмотрев материалы Госдепа, снизил размер американской “помощи” до 12 – 17 млрд. на все ближайшие 4 года. В то же время Гарриман усиленно рекомендовал правительству значительно увеличить долю кредитования Западной Германии. Этим была невольно показана особая роль, которую американские монополии отводили этой стране. По окончании работы комитетов все их материалы были переданы в Конгресс для утверждения ассигнований в рамках “плана Маршалла”. Конгресс отказался сразу же ассигновать средства на весь предлагаемый срок осуществления “плана” и ограничился утверждением сумм только на первый год его действия; выделяемые средства были урезаны еще – до общей суммы в 5,3 млрд. долларов и ужесточил условия кредитования. Корделл Хэлл, бывший госсекретарь при президенте Рузвельте, в одном из писем американскому историку А.Шлезингеру заметил по этому поводу следующее: “У этих парней видно дела из рук вон. Если они влезут в такую помощь, значит, скоро мы внесём всю Европу в наши телефонные справочники…”.

3 апреля 1948 года Закон “О помощи иностранным государствам” был подписан Трумэном. Так был официально оформлен и “узаконен” пресловутый “план Маршалла”.

Сразу вслед за этим в Вашингтоне была создана правительственная администрация по руководству оказанием экономической “помощи”. Взглавил эту администрацию один из крупнейших американских промышленников Пол Гофман. Представителем администрации по вопросам реализации “плана Маршалла” в Европе был назначен уже известный нам Аверелл Гарриман, бывший глава одноимённого комитета и бывший юрист с Уолл-стрит.

По принятому закону предусматривалось заключение странами–участницами программы “помощи” двухсторонних соглашений с США об условиях, на которых им будет предоставляться американская “помощь”.

Какие же условия американский капитал предлагал своим европейским коллегам?

Просто чудовищные, ущемляющие национальную гордость любого народа и не оставляющие камня на камне от их государственной независимости и сувернитета.

Вот эти условия:

  • предоставление американским товарам свободного доступа в страну путём одностороннего снижения таможенных тарифов либо полной отмены ввозных пошлин на отдельные виды товаров. Европейскипе государства должны были согласиться на ввоз самого широкого спектра американских товаров по ценам, выгодным только монополиям США;
  • отказ правительства страны–получателя “помощи” от национализации собственной промышленности и предоставление полной свободы частным предпринимателям;
  • контроль США над промышленностью и финансами страны, в том числе установление выгодного США курса собственной и иностранных валют на её внутреннем рынке. Также Соединённые Штаты потребовали полного контроля за использованием предоставленных средств;
  • контроль Соединённых Штатов над внешней торговлей стран, примкнувших к “плану Маршалла”, запрет на торгово-финансовые отношения этих стран с СССР и странами народной демократии.

Тем не менее они были приняты правительствами Великобритании, Франции, Италии, Швеции, Норвегии, Дании, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, Австрии, Исландии, Греции, Швейцарии, Турции, Португалии. Правительства этих стран фактически продали свои народы в рабство американскому финансовому капиталу. Особенной частью “плана Маршалла” была Западная Германия (ФРГ).

“Технически” реализация “плана Маршалла” выглядела так. В каждой из стран, заключивших с США договор о “помощи”, учреждались т.н. “спецмиссии” и “спецкомитеты по контролю средств”. Эти миссии и контролёры содержались за счёт средств страны нахождения. Они же, кстати, в дальнейшем послужили и базой для разветвлённого политического и экономического шпионажа США как против своих “партнёров”, так и против стран социалистического блока (этот процесс хорошо показан в книге Хайнца Фельфе “Мемуары разведчика”. Вообще, тема эта требует серьёзного исследования и, как минимум, отдельной большой статьи).

Миссии и контролирующие комитеты занимались распределением кредитов и т.н. “безвозвратных субсидий”. “Безвозвратными субсидиями” стыдливо называли залежалые и не находившие сбыта в США товары, которые потоком хлынули на европейские рынки. Вся выручка от продажи этих американских товаров зачислялась в национальной валюте страны–получателя “помощи” на специальный счёт и далее расходовалась только по разрешению “местных” представителей американского правительства. В основном эти деньги разрешали использовать лишь для закупки новых партий американских товаров.

Так, используя соглашения по “плану Маршалла”, американские монополии надолго превращали европейские страны в экономических “наркоманов”, в потребителей товаров, произведенных в США.

Принятием “помощи” затруднялось восстановление и развитие тех отраслей европейской промышленности, которые могли бы успешно конкурировать с аналогичными отраслями промышленности Соединённых Штатов. Характерный пример: под давлением США Англия и Италия в период с 1949 по 1955 годы были вынуждены более чем на 30% сократить свои судостроительные программы. В то же время корабли и гражданские суда для своих нужд эти страны закупают у владельцев американских верфей Коннектикута, в Гротоне и Ньюпорте. Одна только гротонская “Электрик боут” строит для итальянского военного флота три эсминца, в то время как великолепная судостроительная база в Катандзаро в 1950 году закрывается – оцените шизофренический блеск капитализма! – из-за отсутствия заказов. (Ничего не напоминает? То же самое происходило в России, бывших республиках СССР и бывших соцстранах после перестроки.)

Подчинение национальных экономик диктату США, искусственная недогрузка или даже остановка многих предприятий вполне естественно вызывала в европейских странах  рост безработицы, снижение заработной платы трудящихся, всплеск массовой нищеты. Ввозя в Европу большей частью товары первой потребительской необходимости, продукты питания и пищевое сырьё, монополии США избегали поставлять туда средства производства (промышленное оборудование, станки и машины, которые могут производить другие станки и машины). И не зря. Американцы прекрасно отдавали себе отчёт в том, каким мощным потенциалом обладала европейская промышленность, поэтому буквально навязывали Европе активное потребление американских товаров, не допуская развития собственного сложного производства. Приняв такие условия “экономической помощи” из-за океана, все национальные правительства “маршаллизированных стран” фактически стали хрестоматийными “правительствами национальной измены”.

Ясно, что “план Маршалла” находился в вопиющем противоречии с жизненными интересами трудящихся западноевропейских стран, многократно ухудшал их и без того плачевное положение, обостряя до предела все социальные противоречия. Тем не менее, реакционная “местная” буржуазия и её государственный аппарат шли на предательство национальных интересов и на утрату государственного суверенитета своих стран – шли потому, что не могли без поддержики США самостоятельно справиться с нарастанием у себя революционных и демократических движений. Любые беды для народа, любые экономические издержки, любые преступления становятся приемлемыми для “национальной” буржуазии, если речь идёт о том, чтобы сохранить себя как правящий класс.

Подведём некоторые итоги.

“План Маршалла” – эта широко разрекламированная  программа экономической “помощи” США странам Европы — на деле  была программой чудовищного ограбления этих стран американским капиталом.

“План Маршалла” нанёс сильнейший удар по экономической и политической независимости европейских стран. В руки американских монополий перешёл контроль во многих отраслях европейской промышленности и все (!) государственные финансы ведущих европейских государств.

“Планом Маршалла” с самого начала предусматривалось овладение экономикой Западной Германии, установление контроля США над основными источниками угля и железной руды в Западной Европе.

За исколючением части Германии, американская “помощь” привела к ослаблению и дезорганизации всей европейской экономической системы.

Выше указывалось на факты свёртывания производства и ликвидации части национальных предприятий, чья продукция была способна конкурировать с американскими аналогами. Масса стратегических предприятий в странах–участницах программы “помощи” была попросту скуплена американцами по дешёвке. Товары, ввозимые как “безвозвратные субсидии”, продавались по грабительски завышенным ценам. Если же таковые “субсидии” местные власти брали в долг, то в счёт оплаты таких поставок монополии США попросту захватывали национальные источники стратегического сырья, электростанции, железные дороги, порты и т.п.

В результате “плана Маршалла” были нарушены привычные хозяйственные связи на всём континенте. По инициативе США была сокращена торговля между странами Западной и Восточной Европы, что обострило кризис внешней торговли, к которому весьма чуствителен капитализм. Сокращение товарооборота усилило и ускорило обнищание самых широких народных масс как в Европе, так и в самих Соединённых Штатах.

При этом США фактически ввели односторонний запрет  продажи европейских товаров на своём внутреннем рынке. Тем самым в государствах–“партнёрах” искусственно создавался и поддерживался внешнеторговый долларовый дефицит, что неизбежно приводило к обесцениванию национальных валют и истощению их валютных резервов. В то же время таковой дефицит вызвал удорожание валюты США, её принятие европейскими странами как основной резервной валюты для накопления и расчётов между собой. Европейские валюты к 1949 году обесценились настолько, что вынудили правительства ряда государств провести их девальвацию.

“Маршалл” привёл к милитаризации ведущих европейских экономик.

Что это значит? Это значит, что страны, попавшие под диктат США, начали тратить на военные цели до 40% ВВП! Причём не оправдались наивные ожидания некоторых западных политиков относительно того, что старший пратнёр возьмёт военные расходы европейских государств на себя. Как бы не так!

Например, Франция. С 1947 по 1951 гг. по “плану Маршалла” она получила 500 млрд. франков, а за этот же период израсходовала на войну 2047 млрд., т.е. в 4 раза больше. Англия за этот же период получила от США 2704 млн. долларов, а потратила на военные нужды около 11 млрд. долларов. И такая пропорция сохраняется почти везде.

Возникает вопрос: а откуда эти правительства брали “сметную” разницу?

Да всё оттуда же — из кармана собственного трудящегося населения! По данным французского Национального Бюро статистики в указанный период прямые и косвенные налоги во Франции увеличились на 117%! Если точкой отсчёта брать 1946 год, то цены на основные потребительские товары в городах выросли в среднем в 2,3 раза, а в наиболее крупных городах (Париж, Марсель, Лион) – более чем втрое. Средний уровень реальной зарплаты в промышленности упал за это время  (в долларовом исчислении) с 94 до 68 долларов США. С 1948 по 1953 годы прирост безработицы во Франции составил 11,3% трудоспособного населения. Четвёртая республика начала шататься от голода.

“План Маршалла” так и не смог остановить падения промышленного производства и в самих Соединённых Штатах. Только  за один год, с октября 1948 по октябрь 1949 года оно снизилось на 22%. Европа не стала спасительным рынком для монополий США. В своих мемуарах Трумэн восклицает по этому поводу: ”Скандал! Наверное, мы слишком много ей отдали (Европе. – прим. авт.). Кажется, нужен очередной “Новый курс”.

Конечно, это лицемерие. Никакой “новый курс” не мог и не может спасти капитализм. По мнению того же Трумэна, «скорой помощью» для империалистов могло стать только падение социализма в СССР и странах народной демократии. В этой связи они начинают корректировать свой замысел. “План Маршалла”, первоначально рассчитанный на 5 лет, в начале 1952 года заменяют на план прямого перевооружения западноевропейских стран. Для этого предварительно Конгрессом принимается закон “О взаимном обеспечении безопасности”. Маски сброшены, олигархия не получила в ходе реализации «Маршалла» необъятных рынков сбыта, и поэтому старый закон о “помощи” перестаёт удовлетворять агрессивной политике США. Европейская структура, управлявшая реализацией “плана Маршалла” на местах, в 1949 году составной частью включается в формирующуюся систему НАТО.

Отказ американского империализма от “плана Маршалла” был вызван также тем, что провалились замыслы вашингтонских стратегов помешать быстрому восстановлению и развитию экономики Советского Союза. К 1951 году СССР не только восстановил народное хозяйство, но и превзошёл его довоенный уровень. Не удалось развалить и новый мировой рынок, образованный СССР и странами народной демократии. Из рук капитала ушло более 17% потенциальных европейских потребителей. Огромный внутренний рынок СССР так и остался недоступным. Трумэну было от чего загрустить:  США подвергли экономической блокаде СССР, Китай, страны Восточной Европы, не вошедшие в систему “плана Маршалла”, с целью “товарного шантажа”. А на деле получилось не удушение этих стран, а укрепление нового огромного рынка.

Но, как говорят, сумасшедшим неймётся. После нескольких неудачных попыток раскола нового социалистического лагеря, в Европе образуется т.н. “Западный блок”. Этот блок официально оформляется 17 марта 1948 года заключением Брюссельского пакта, согласно которому 5 государств (Англия, Франция, Голландия, Бельгия и Люксембург) образовали политический, экономический и военный союз. Следующим шагом подготовки агрессии против СССР и стран социализма стало событие, случившееся 4 мая 1949 года. В этот день в Вашингтоне был заключён Североатлантический пакт. В экономическом и политическом  отношении основой этих союзов являлся всё тот же “план Маршалла”.

Формально “план Маршалла” не обязывал страны–получатели к военному сотрудничеству с США. Но при капитализме всю музыку заказывает тот, кто платит. И фактически все маршаллизованные страны Европы были вынуждены (а некоторые и рады) предоставлять Соединённым Штатам военные базы на своей территории.

Кроме того “планом” были предусмотрены поставки в США европейского стратегического сырья. С развитием производства ядерного оружия американцы оперативно присвоили и монополизировали все без исключения источники урановой руды на европейском континенте. Такой вот пример: в 1956 году Франция попыталась национализировать рудники в Бельзене и Ле-Брюжо со «средненьким» однопроцентным отенитом (сорт урановой руды). Владельцу рудников концерну “Дю Понт” было предложено отступных на 180 млн. долларов золотом, однако посольство Франции в США почти сразу же получило ноту Госдепа о том, что в случае национализации предприятия Париж не получит обещанный кредит в 1,1 млрд. долларов в 1957 году. И робкое правительство Ги Молле быстро остановило процедуру национализации.

Как уже говорилось, особое место в “плане Маршалла” занимала Западная Германия. Предполагалось не только овладеть всей высокоразвитой немецкой индустрией, но и заново милитаризировать страну. США не имели своей целью ослабление промышленности Германии, наоборот, именно там предполагалось создать главную промышленную базу и арсенал для всей подконтрольной Европы.

Особый статус Западной Германии потребовал особого наполнения. В течение 5 лет, начиная с 1950 года, в стране размещается около 60% всех военных контингентов США в Европе, создаётся 56 военных баз и аэродромов. Сюда в первую очередь ввозится новая авиационная и ракетная техника НАТО. На территории ФРГ формируются первые после войны крупные оперативные соединения – танковые дивизии, которые объединяются в три ударные группы, “Север”, “Центр” и “Юг”. Ничего не напоминает?  На границе с ГДР к 1960 году концентрируются в общей сложности 19 общевойсковых и 6 танковых дивизий, вблизи от неё размещаются 47 шахтных  пусковых установок ракет типа “Минитмен”, нацеленных на Советский Союз. “Планом Маршалла” ФРГ превращается по сути в пороховой погреб Европы.

Итак, мы видим: ”план Маршалла” органически не мог принести американскому народу, народам стран Западной Европы действительного восстановления и роста их экономики. Навязанные товары и американские кредиты, как отмечал В.Молотов, не дали настоящего подъёма промышленности ни в США, ни в европейских странах. Они и не могли дать такого подъёма, так как предназначены не для подъёма и улучшения экономики потенциальных конкурентов США. “План” обеспечивал более, чем до войны, широкий сбыт для американских монополий, захват европейских рынков, промышленности, источников сырья и энергии. “План” был нацелен на получение всей полноты контроля капитала США за экономической и политической жизнью целого континента. Кроме того, “План” превращал Европу в послушный антисоветский таран, в плацдарм для атаки на мир социализма.

“План Маршалла” провалился, потому что был не чем иным, как попыткой буржуазии оттянуть экономический кризис, неизбежный кризис перепроизводства. Он был обречён потому, что за самое короткое время европейский рынок был переполнен товарами, а новых возможностей для американского сбыта не представилось. СССР и соцстраны выстояли и не допустили зависимости своих народов от американского капитала.

* * *

Вернёмся к Украине. Итак, мы никого за язык не тянули. Западная буржуазия сама назвала “планом Маршалла” то, что она собирается предпринять в отношении бывшей УССР. И это не случайно. Ведь кто, как не она, прекрасно понимает, чем был на самом деле тот, оригинальный “план”, которые теперь выдают за помощь европейским странам. Становится понятным, какая судьба подготавливается украинцам просвещёнными доброхотами, действующими, как правило, под прикрытием пустой болтовни о «национальных интересах» и «национальной независимости».

Да, сегодня западная буржуазия меняет декорации своих грабительских планов, но не меняется их суть. Если в первый раз инициатива плана «помощи» принадлежала американцам, то сегодня о «спасении» очередной потенциальной жертвы закричали сами европейцы. Разницы здесь нет никакой. Сейчас уже нельзя говорить о каком-то отдельном национальном капитале, разделённом географически и политически так, как это было в начале прошлого века. Тогда капиталы были привязаны, так сказать, к своему национальному государству и во внешней экспансии опирались на него. Сегодня уже нет никакой разницы, от какого государственного лица выступает крупный мировой, и в первую очередь, западный капитал.

Как можно сегодня отделить формально немецкий «Бомаг», если 28% его акций принадлежит нью-йоркскому «Чейз Манхэттен»? А 18% акций главной национальной гордости Франции – «Аэроспасьяля» — давно уже прикупила баварско-манчестерская «БМВ». Поэтому ходатаями интересов американских ТНК могут выступать и французы, и голландцы и прочие шведы. И наоборот.

И всё же обилие материалов об исключительно европейской помощи Украине говорит о том, что противоречия внутри сросшегося европейского и американского капитала резко обострились. На кону – весь украинский рынок, а в обозримой перспективе – и гигантский российский рынок с огромными ресурсными кладовыми, которых хватит, как минимум, на ближайшие сто лет.

Как следует понимать эти противоречия?

С одной стороны налицо слияние крупнейших мировых финансово-промышленных групп, в том числе западных. А с другой – долевое неравенство внутри этих групп, которое выражается в доле прибыли, которую получают соответственно вложенным капиталам европейские и американские «партнёры».

Например,  согласно открытой статистике по состоянию на 2012 год, долевое участие в капиталах «Фольксвагена» выглядело так:

  • 11% — «Бэнк оф Америка»;
  • 38% — «Фольксваген – Ауди групп» и АЕG;
  • 27% — «Шелл»;
  • 18% — «Чейз Манхеттэн» и
  • 6% — «Майкрософт».

Итого как бы «немцам» — «Фольксваген – Ауди групп» и АЕG достаётся чуть более трети всей прибыли концерна. Можно возразить, мол, зато «Фолькс» берёт своё в капиталах партнёров. Это на языке крупнейших капиталистов называется перекрёстным участием. Увы. В биржевых сводках за тот же 2012 год, опубликованных американским деловым изданием «Wall Street Journal», перекрёстное участие немецкого концерна в официальных прибылях «партнёров» не превышало: в «Бэнк оф Америка» – 8,7%; в «Шелл» — 1,3%; в «Чейз Манхеттэн» – 1,7%; в «Майкрософт» – 0,44%. Такой дисбаланс в прибылях — существенная причина для «внутрисемейного» раздора.

Большая часть прибыли идет в карман «старшего партнёра», что не может нравиться «младшим партнерам», имеющим свои амбиции. Их притязания на большую долю прибыли растут. Отсюда становится понятной спешка ЕС с «помощью» Украине, из которой европейский капитал стремится сделать свою колонию, чтобы пользоваться ей безраздельно или почти безраздельно. Вполне может быть, что захват украинских рынков и ресурсов Европой планируется с помощью институтов и фирм, в которых доминирует европейский капитал. Вопрос, получится ли? Америка тоже не спит. К тому же перед лицом общей и весьма серьёзной угрозы, каковой является современная капиталистическая Россия, имеющая на Украине свой экономический интерес, западные монополии могут на время отложить разрешение своих «семейных» противоречий.

Так чего же хочет Запад от Украины? В общем, того же, чего хотел от Европы американский капитал 68 лет назад. Изменились детали, существо дела осталось прежним. В рамках официальной информации, переведённой на обычный язык, евро-американский капитал (кто из них конкретно станет «маршаллизировать» Украину, не столь важно, важна суть дела) стремится:

  • полностью вытеснить с внутреннего украинского рынка российский и частично азиатский капитал;
  • прервать экономические связи Украины с другими бывшими республиками СССР, взяв под свой контроль всю внешнюю торговлю, транспорт и связь;
  • деиндустриализовать основные промышленно-экономические районы Украины, лишить местную промышленность энергетической и сырьевой базы;
  • уничтожить полностью большинство предприятий бывшего ВПК СССР; особо важные производства (АНТК им. Антонова, николаевский судозавод «им. 61 коммунара», «Южмаш», львовский «Электрон», харьковские «Турбоатом» и «им. Малышева» etc) должны быть не просто закрыты, но именно уничтожены физически так, чтобы не было возможности их сколько-нибудь быстрого восстановления;
  • свести до минимума или закрыть всякое украинское производство, так или иначе способное конкурировать с аналогичным западным;
  • добиться от правительства Украины отказа от планов национализации промышленности и АПК и дальнейшего пересмотра национального законодательства с целью обеспечения полной свободы частному бизнесу;
  • взять под свой полный контроль источники рудного и топливного сырья; особое внимание при этом будет уделено месторождениям марганца и урановых руд в Днепропетровской и Кировоградской областях; в частную собственность ТНК попадет вся энергетика, в первую очередь, атомные станции, ЛЭП и магистральные трубопроводы;
  • целиком подчинить себе национальные финансы и кредит; государственные средства Украины превратятся в частную собственность двух – трёх наиболее сильных финансово-промышленных групп; только Запад сможет регулировать количество денег в обороте, курсы валют, процентные ставки, сферы приложения денежного капитала; Национальный банк Украины превращается в периферийный филиал «Дойчебанка» или подобного ему;
  • снизить до символического уровня таможенные пошлины на ввоз товаров определённых ТНК; список этих корпораций в общих чертах уже готов: это бессмертный «Шелл», сельскохозяйственная корпорация AGCO, концерны «Байер» и «AEG», металлургический монстр US Steel, военная «National Dynamics» и ещё кое-кто пострашнее; номенклатура ввозимых в Украину промышленных и сельскохозяйственных товаров по плану ЕС определяется «государствами–донорами», т.е. монополистами Германии и Франции и их партнёрами из США;
  • сократить до минимума или сделать непригодными к использованию земли сельскохозяйственного назначения, позволяющие вести крупнотоварное хозяйство. Основная масса продовольствия в Украину должна будет завозиться извне, что обеспечит ее полную зависимость о воли метрополий. То же касается и непродовольственных товаров повседневного спроса и первой необходимости. Коэффициент продовольственной безопасности планируется снизить до 0,15 – 0,20. Смысл этого показателя понять легко, если принять за единицу такое национальное производство продовольствия, при котором страна не нуждается в его импорте;
  • урезать до минимума все социальные расходы, снизить до уровня физического выживания заработные платы в стране и одновременно увеличить налоги, тарифы и пошлины, отпустить цены на все товары, в первую очередь первой необходимости, вытрясывая таким способом из карманов граждан Украины последние гроши;
  • получить в свое распоряжение полуостров Крым, который позволит западному капиталу полностью контролировать черноморский и северокавказский регион;
  • милитаризовать Украину и использовать её и как основную ударную силу и как плацдарм для расчленения европейской части России по линиям Ростов-на-Дону – Махачкала, Харьков – Астрахань. После отсечения Северного Кавказа и выхода натовских войск к устью Волги первый этап уничтожения РФ как единого государства будет завершён. На него планируется истратить весь человеческий и военный потенциал Украины, оставив от Малороссии кладбища и руины. Дальнейший разгром и раздел России Запад намеревается осуществить с помощью Японии (на Дальнем Востоке) и вполне возможно Китая, который тоже не откажется урвать себе кусок сибирских просторов России.

Что собирается предпринять Запад для политического обеспечения своих целей? По существу то же, что предпринимали американцы и их европейские прихлебатели после Второй мировой войны, а именно:

  • за гарантии сохранности власти и капиталов, а также за небольшую долю в прибылях от грабежа страны (и не только своей!) покупается национальная политическая элита Украины, которая сразу же превращается в «элиту национальной измены»; эта элита проводит нужные монополистам законы и отвечает перед ними за их выполнение;
  • производится демонтаж остатков буржуазной демократии и окончательное установление в стране фашистской диктатуры. Активная подготовка к этому уже идёт полным ходом;
  • само собой буржуазия не остановится на запрете всех рабочих организаций и даже самых безобидных и опереточных «левых» партий типа КПУ. Будут уничтожены все политические партии, даже буржуазные, чьи программы, беспомощные и в целом безопасные для господства буржуазии, могут показаться олигархии опасными потенциально, в дальней перспективе;
  • для противодействия России, а в дальнейшем и для ведения с ней широкомасштабных боевых действий, формируются мобильные и хорошо оснащённые натовским оружием вооружённые силы; на территории Украины размещаются мобильные ракетные комплексы средней дальности и радарные системы «загоризонтного контроля»; постепенно со стороны Чёрного моря организуется морская и воздушная блокада России;
  • перекрывается стратегический российский транзит через территорию Украины. Здесь цель двоякая: и экспортный тупик, бьющий всю экономику РФ наповал, и сбережение органического топлива для себя, на будущее;
  • быстрое и беспощадное подавление зародышей протестного движения трудящихся; массовое строительство концлагерей;
  • для подавления неизбежных народных волнений, вызванных усугубляющейся нищетой и бесправием, для борьбы со всяким революционным, рабочим и буржуазно-демократическим движением применяются заблаговременно созданные «добровольческие батальоны» и военные «крылья» националистических организаций. Если кто-то считает, что пресловутые «Азов», «Донбасс», «Правый сектор» и подобные им формирования создавались украинской буржуазией только для ведения войны в Донбассе, тот глубоко заблуждается. Главной задачей этих батальонов является борьба с рабочим классом, независимо от того, где он живёт. Сегодня капитал дальновидно протаскивает личный состав этих батальонов через опыт реальных боёв, сколачивает их боевые коллективы, «вяжет их кровью», приучая действовать, не думая, ибо завтра, по отмашке с Запада, они будут мгновенно превращены в классические айнзатцгруппы с территориальным принципом размещения. Действовать они могут против кого угодно и где угодно, поэтому, например, львовские или тернопольские рабочие и служащие зря рассчитывают на идейную и национальную близость к солдатам и офицерам этих групп. Национальная украинская идея, после того, как ей вдоволь попользуются, будет, в конце концов, объявлена экстремистской и запрещена — исторический опыт тому имеется.

Несомненно, что при разрушении и обескровливании украинской экономики миллионы людей будут выброшены за пределы привычной бедности, в глубокую нищету, голод и прозябание. С такой массой что-то надо будет делать. Монополии позаботились и об этом. Это прекрасная почти бесплатная рабочая сила, готовая работать за еду (как в свое время работали рабы).

Во всех регионах страны организуют проведение масштабных общественных работ, вроде современных нам возведений бетонных стен на границе с Россией, выкапывания рва поперёк Чонгарского перешейка, что на въезде в Крым, разборки вручную мёртвых заводов и фабрик, всеукраинского сбора металлолома, рытья котлованов под новые объекты буржуазной недвижимости и т.д. и т.п. Для обеспечения «всеобщей занятости» эти трудовые армии не будут использовать в своей работе технику — зачем тратить на нее капиталы? Будут использоваться только ручные орудия труда, это дешевле. Режим существования трудовых рот, батальонов и полков – казарменный, с расселением по месту организации работ. Заработная плата не предусматривается, люди должны работать «на собственное содержание», т.е. за еду, барачные нары, сапоги и грубую робу. Идеологическое окормление этого украинского рабства будет все тем же — шовинистическо-националистическим. Оно будет покоиться на старой буржуазной лжи о необходимости «восстановления национального государства, разрушенного Советами и москалями».

Далее. Позиция России. Как уже отмечалось, само наличие «под боком» сильнейшего фактора влияния на Украину заставляет западный транснациональный капитал сдерживать свои текущие противоречия в украинском вопросе. Российская буржуазия не только не откажется от экономического и политического влияния на Украине, но и постарается в ближайшее время реализовать его более жёстким путём, чем это было до сих пор. Мотивы понятны:

  • овладение украинским рынком или значительной его частью, установление полного контроля над транзитными коридорами, в том числе и над коммерческим судоходством по Дунаю и в северной части Чёрного моря;
  • сбережение «для себя» (в большей или меньшей степени) еще не добитой пока украинской индустрии, сельского хозяйства, энергетики, транспорта. Этот фактор играет позитивную роль, так как по всякому западному «плану помощи» Украине данные сферы экономики будут серьезно ослаблены и частично разрушены или полностью уничтожены;
  • отодвигание полосы стратегического «предполья» как можно западнее, что в случае наземной операции против России даёт выигрыш во времени и в манёвре;
  • исключение «суверенной» Украины из западного антироссийского блока. Важнейший вопрос, так как воевать с Россией Запад явно собирается силами украинского народа;
  • сохранение интеграционных связей двух сильнейших экономик бывшего СССР. Здесь сказывается стремление российской олигархии к максимальному «удобству» слияния приобретаемых украинских активов с российскими капиталами. Это стремление политически оформляется как «имперские амбиции» (что, собственно, так и есть) и служит для подготовки к восстановлению сферы контроля крупнейшей российской буржуазии в бывших границах всего СССР;
  • сокращение протяжённости сухопутных границ, прикрытие западного и юго-западного направления наземными комплексами ПВО с меньшим радиусом досягаемости;
  • более удобное и рациональное размещение ударных ракетных комплексов, накрывающих с территории Одесской области всю акваторию Средиземного моря и Ближний Восток. Кроме военного, это обстоятельство имеет большое экономическое значение, так как чем ближе к оружию цель, тем дешевле это оружие. Каждые 100 км уменьшения проектного радиуса действия ракетного оружия удешевляет его примерно на 5 – 7%. Кроме того, чем ближе цель, тем выше точность поражения.

Вот далеко не полный реестр российских интересов, которые российская олигархия будет отстаивать на Украине любой ценой.

Мы считаем, что исчерпывающе ответили на вопрос о том, что готовится украинскому народу по новому «плану Маршалла». Совершенно очевидно, что над Украиной нависла смертельная перспектива стать одним из главных полей новой мировой бойни.

Но остался без ответа ещё один вопрос: как относиться к этому народу Украины, её рабочему классу?

Прежде всего, уяснить, что патриотизм в буржуазном формате есть предательство своей страны. Рабочих Украины оденут в камуфляж, обучат, вооружат и поведут на убой за «национальные интересы», для защиты которых им прикажут убивать своих российских товарищей по классу – таких же полуголодных и униженных рабочих, наемных рабов капитала. А чего им делить между собой? Когда и те, и эти в одном положении — бесправные, полуголодные, безработные, без всякой уверенности в завтрашнем дне и без какой бы то ни было надежды на лучшее будущее.

О каких национальных интересах может идти речь, если Украина всё меньше и меньше принадлежит своему народу? На что имеет право рабочий в буржуазном государстве? Куда он ни кинется – отовсюду его гонят на том основании, что он не может заплатить за вход, пользование или владение; всюду его не пускают – на том основании, что право собственности на его родную землю, города, реки, леса, заводы, дороги, мосты, горы и долины, фабрики и заводы, построенные его руками или руками его отцов и дедов, принадлежит каким-то чужим дядям, невесть откуда свалившимся на голову.

О каком чувстве родины может говорить солдат, вчерашний пролетарий, если у него отняли родину, оставив вместо осязаемых национальных богатств невидимые и глупые образы, бредовые абстракции и исторические анекдоты? Он чужой у себя дома, но чужой особого рода. Рабочий в «родном» буржуазном государстве всегда подвешен между двух крайностей. С одной стороны, он не может не любить ту землю, на которой родился и вырос. С другой стороны экономическая и политическая организация, существующая на его любимой земле — государственная система, ему враждебна и смертельно опасна. Разрываемый между этими крайностями, пролетариат мучительно ищет середину, точку гармонии, в которой бы этих противоречий не было.

Понимая, что подобные поиски рано или поздно приведут рабочий класс к марксизму и революции, буржуазия услужливо предлагает ему на выбор множество «выходов из тупика», одним из которых и является культивируемый в рабочей среде болезненный украинский патриотизм. Здесь сила и преступление буржуазии проявляется с особым цинизмом. Ведь она овладевает и использует в целях наживы высшие моральные и нравственные категории, связанные у человека с чувством любви к матери, отечеству, своему роду, к родному дому, предкам, их истории и культуре, к земле, на которой родился. Капитализм на деле безжалостно разрушает живые, вещественные, материальные воплощения этого благородного чувства, пачкает и коверкает историю родного края, выдавая свои преступления за проявления национальной гордости, громко и назойливо отождествляя себя, свой аппарат угнетения и геноцида, с родиной, с дорогой сердцу каждого рабочего отчизной. Этот чудовищный обман всегда рано или поздно раскрывается, но случается, что до момента просветления количество народных жертв и разрушений становится огромным.

Нельзя этого допустить. Каждый украинский рабочий должен понять, что в буржуазном мире у него родины нет. Его настоящая родина – его общественный класс, его трудовой народ – такие же рабочие, как и он сам. Только с этих позиций можно рассматривать патриотизм – как спасительное чувство принадлежности к великой общности рабочих всех национальностей.

Это совсем не  противоречит естественной любви и привязанности человека к родным местам, родной культуре, языку, «преданиям старины глубокой».

Почему? Потому что только власть рабочих, только пролетарское государство может обеспечить сбережение всех этих человеческих святынь. Только государство труда, где вся родная земля, её прошлое, настоящее, будущее, её сокровища и живительные силы принадлежат рабочему классу, а значит и всему народу, способно защитить своих людей от войны и голода, от нищеты и бесправия. В любви к такому государству и состоит истинный патриотизм. Быть рабочим и быть патриотом отечества – означает быть патриотом социалистического отечества. Во всяком ином случае рабочие теряют право на свою страну, своими руками отдают свою родину врагу, сами уничтожают всякие шансы на счастье и благополучии отчизны.

Максим Иванов

Маршалльский капкан для Украины: 10 комментариев

  1. Так что же предпочтительнее и – не побоюсь этого слова – выгоднее для пролетариата? (в первую очередь, украинского и российского) – воплощение планов и устремлений западной олигархии или российской?

    1. А почему вы игнорируете самостоятельную классовую позицию пролетариата, стараясь выбрать только из двух буржуазных позиций?

  2. Статья очень критическая и явно видно,что человек отлично владеет диалектикой. Учиться надо нам всем и использовать все возможные ресурсы для этого.

  3. Статья просто отличная и очень нужная — мало кто вообще в курсе этого «плана Маршалла», который преподносят как «величайшее благо» — расчистка завалов после войны (которую спланировал и спонсировал в основном Американский капитал!), заполнение Западных прилавков тухлятиной, огромная нищета населения с кучей долгов, безработицей и социальными бунтами, которые жестоко подавлялись полицаями олигархов.

    Не по теме — но всё-же: только что прочитал ещё статью про возможную войну с КНДР — насколько это возможно?
    newsland.com/community/7370/content/pokhozhe-v-etom-godu-nachniotsia-voina-v-koree/5123864
    Там есть и довольно резкое, на грани объявления войны — официальное заявление руководства КНДР.

  4. В сложившейся ситуации на УКРАИНЕ и в России не видно участие грамотной интеллигенции в рабочей среде. Советовать только со страниц даже самого лучшего сайта не приведёт к организации рабочих.

  5. Много фантазий в этой статье. Прочитав статью, складывается впечатление, что западный капитал для украинского рабочего класса это тотальное зло, который придет и все уничтожит, а вот российский капитал для украинского рабочего класса — «..играет позитивную роль», потому как придет и будет «для себя» сберегать. Что за чушь. С западным понятно, но вот с российским неувязка, имеет место попытка скрыть, затушевать агрессивную сущность российского капитала, вместо того, чтоб напомнить украинскому рабочему классу (а российскому рабочего классу раскрыть глаза), что за войной на Украине стоит российский капитал,как организатор этих действий и главный ее участник.

    1. Вы как были …, так и остались. Упарились уже вам объяснять. Вы видите только то, что ХОТИТЕ видеть — в этом ваша беда. Субъективизм называется.

  6. Иван , я бы вам посоветовал перестать смотреть телевизор ( вообще ) . Это помогает очистить разум от вражьей(буржуйской) пропаганды . Да и просто легче станет , хотя конечно не факт что и это поможет . Просто не знаю на какой стадии «непреклонности» ваша позиция , но заметил по вашим комментариям, что она не меняется вообще .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.