Почему КПРФ следует сказать «НЕТ!»

Отвечать на статью Сергея Эс «Почему все-таки КПРФ» непросто. Совсем не потому, что его выводы четко аргументированы, логично доказаны и научны. Этого как раз нет, как  нет и объективного, научного  понимания ни исторических событий (как недавнего, так и отдаленного прошлого), так и  современной политической ситуации. И здесь нужно добавить, «к великому  сожалению».

Легко критиковать явного противника, буржуазного идеолога, врага. Здесь чем сильнее критика, чем жестче удар, тем лучше. Позиции сторон четко определены, задачи ясно поставлены и тотальная бескомпромиссная борьба до полного  поражения противоборствующей стороны является правилом.

Но как быть в ситуации, когда сталкиваешься с рассуждениями взрослого человека, убежденного коммуниста, борца за светлое будущее, в которых вместе с верным, правильным, истинным, находиться такое количество опасных заблуждений, что практически полностью уничтожает  их (рассуждений)  прогрессивный  характер.  Сталкиваешься с ситуацией, в которой  ребенок играет настоящей бомбой. Играет, не понимая истинной сути этого «интересного» для него предмета. При этом он может убить не только себя, но и покалечить множество людей его окружающих.

«Статья адресована нормальному большинству бывших советских людей, искренне сожалеющих о потерянной нами державе».

В этом предложении проявляется позиция автора, поддерживаемая множеством людей, искренне записывающих себя в коммунисты. Позиция неверная и даже вредная. Потеря державы – не смерть любимой женщины. Только в этом случае нужно «искренне сожалеть», плакать и горевать. Тут, к сожалению, действительно ничего не вернешь. И приходиться смириться и нести боль утраты глубоко в сердце, оставаться на почве фейербаховской созерцательности при объективной невозможности вернуть потерянное.

Но смерть человека и уничтожение коммунистического государства не одно и то же. По этому поводу коммунист не имеет права даже «искренне сожалеть». Этот «чувственный звон» создает иллюзию делания:

— Чем вы занимаетесь?

— Мы сожалеем.

Потому-то мы проиграли тогда и потому нас бьют сейчас, что мы слишком много сожалеем. Перечисляем недостатки, критикуем власть, делимся негативом, «плачемся» в той или иной форме. Не на это ли уходят наши основные силы? Эмоциональная сфера доминирует, осмысление и понимание запаздывает, ну, а до практики дело вообще не доходит.

Но прежде чем разрабатывать методы борьбы, призывая к определенным действиям,  необходимо кое в чем разобраться. Разобраться основательно, по-научному. Но как отличить научные знания от не научных? Наверное, вспомнив, что наука есть система знаний. Но не каждая система знаний, то есть наука, имеет право на существование, а лишь та, которая проверена на практике и доказала свою жизнеспособность.

Смерть человека бывает случайной, но государства и цивилизации «умирают» не случайно. Принятие перестройки большинством населения, распад СССР, почти полное уничтожение социалистического лагеря в мире, не случайны, а закономерны. И только изучив и поняв эти закономерности можно не только «воссоздать державу», а создать действительно коммунистическое общество.

СССР ушел в небытие естественно и закономерно. Его закат и все ускоряющееся падение начались давно, с отступлений от научной теоретической позиции. С все большим отходом от марксизма в псевдонаучную галиматью. В восемнадцатимиллионную армию коммунистов, людей в большинстве и честных и искренних, но совершенно не являющихся коммунистами по сути. Невежественными в элементарных политических вопросах. Не читавшими ни «Анти – Дюринг» Энгельса, ни хотя бы первый том «Капитала». Поверхностно знакомыми (в лучшем случае!) с работами Ленина. Взрослыми дядями и тетями с политическим сознанием маленьких детей.

Но в борьбе прогрессивного  с регрессивным, революционного с контрреволюционным, в классовой борьбе принимающей жесточайшие формы, нужны не дети, а бойцы. Детей, даже очень хороших, бьют. Что и произошло и в восьмидесятых, и в девяностых.

Без понимания марксизма, без четкого уяснения его положений и принципов, трудящиеся массы будут биты. Марксизм является тем идейным оружием, с помощью которого практические действия трудящихся приводят к победе. И пока это не будет уяснено как дважды два, ничего хорошего ожидать не приходиться.

Автор пишит, что «…социалистический строй обеспечивался руководящей ролью КПСС». Это абсолютно не так. Социалистический строй существовал вопреки «руководящей роли КПСС». Жил и продолжал развиваться, показывая свою огромную жизнестойкость, не смотря на такие удары от «руководящей», что любое другое общество развалилось бы в одночасье. Но перерождение партии произошло не сразу. И в период гражданской войны и интервенции, и в двадцатые, и в тридцатые, и в сороковые годы ни о каком перерождении коммунистической партии не было и речи. Подавляющее число, как рядовых сотрудников, так и руководящих работников партаппарата, были искренние честные люди, не щадившие своих жизней ни в труде, ни в бою. Во главе партии и государства стояли Ленин и впоследствии Сталин — настоящие бескорыстные коммунисты, не щадившие ни своих сил, ни здоровья, ни самой жизни для торжества коммунистической идеи. Это были люди, упорно занимающиеся своим развитием, своим самообразованием всю свою жизнь.

Но многие ли коммунисты понимали значение постоянного самообразования, остро осознавали решающее значение культурной революции? «Воспитатель сам должен быть воспитан» Маркса и «Учиться, учиться и учиться» Ленина воспринимались не как закон, а как полезные, но не обязательные пожелания. Ленин, к сожалению, прожил очень мало. Но и он за огромной горой необходимых дел, непрерывно возникающих в то тяжелейшее время, не забывал призывать к изучению марксизма, к изучению диалектики.

«Нельзя вполне понять Капитал Маркса не поняв всей Логики Гегеля». Многие ли коммунисты  в последующие годы взялись за изучение «Логики Гегеля»?…

За безграмотность в вопросах марксизма резко критиковалась и верхушка партии.  Из письма к съезду: «Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)». Здесь не только критика Бухарина, но дана и оценка партии. Множество людей, облеченных властью, считают «любимцем» и «крупнейшим теоретиком» человека, теоретические воззрения которого «с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским».

«Кадры решают все», — знаменитая фраза И.В.Сталина. Она предельно ясно подчеркивает значение человеческого фактора в государственном аппарате. Как эффективно  будет  проводиться государственная политика, зависит в первую очередь от людей, непосредственно принимающих решение. От их честности и порядочности, от желания наилучшим образом сделать свое дело, и от уровня политического образования. С честностью и энтузиазмом тогда было все в порядке, а вот с политическим образованием не совсем. Значение Сталинской фразы убедительно подтвердилось в начале 30–х гг. при проведении коллективизации. 25 тысяч передовых рабочих были направлены  для руководства созданными колхозами и совхозами. Это были добровольцы, лучшие коммунисты и комсомольцы, отбираемые с особой тщательностью. Люди сильные духом, с горячим сердцем и чистыми помыслами, но в подавляющем большинстве совершенно безграмотные политически. Наверное, можно было в течение двадцатых годов открыть «Капитал», почитать внимательно Ленина и понять, кто есть буржуй, эксплуататор и кулак. И тогда бы не пришлось бы Сталину писать статью «Головокружение от успехов. К вопросам колхозного  движения», опубликованную в «Правде» 2 марта 1930 года. Не пришлось бы очень деликатно останавливать излишне «ретивых обобществителей», успевших натворить немало бед.

Помните Шолоховскую «Поднятую целину», помните Давыдова? А какой уровень у руководителя местной партийной ячейки Макара Нагульного? Честнейшие люди, а в политических вопросах – дети малые. Им легче в атаку пойти, чем раскрыть книгу и основательно разобраться в очень важных вопросах.

Уже в 30-е годы советская государственная машина начала давать сбои. И Сталину и его ближайшему окружению приходилось все больше вникать в самые разнообразные вопросы. Загружать себя решениями проблем, которые вполне могли и должны были решаться на местном уровне. За счет повышающейся инициативы и организованности все более развивающихся в культурном и политическом смысле масс. Но темпы культурной революции оставляли желать лучшего. Внизу были исполнительные, искренне верящие в руководство партии люди. Искренняя вера в руководство, не уравновешенная пониманием марксизма  и постоянным самообразованием, была первым тревожным звонком, сообщающим о неполадках во  внутриполитических вопросах.  Советская система все больше приобретала вид пирамиды, заостренной на одном человеке. Пока этим человеком был бескорыстный убежденный коммунист, особой беды не было. Значение субъективного фактора в  управлении усиливалось, но Сталин справлялся с повышенной нагрузкой, но партия и подавляющая масса беспартийных, смотрели на этот тревожный факт как на что-то естественное.

При всех своих многочисленных и грандиозных заслугах у Иосифа Виссарионовича есть одна очень существенная ошибка. Она совершенно не заслоняют огромных заслуг Сталина, его выдающейся роли, как партийного и государственного деятеля. Но без тщательного анализа, без ясного понимания ее сути, мы не разберемся не только в причинах распада СССР, но и  в современных противоречиях между различными партиями и движениями.   Это ошибка его, потому что именно Сталин являлся непосредственным руководителем партии и государства. Но это ошибка и не только его. Это ошибка ближнего и дальнего партийного окружения, ошибка огромной массы советских людей, уже обязанных многое понимать и бороться за правильность, научность государственной политики – политики построения и развития коммунизма. Доказывать, разъяснять, писать, а не смотреть на руководителя как на икону и не жить по принципу «моя хата с краю».  Социальная пассивность в коммунистическом обществе первой фазы равносильна прямому предательству и пособничеству классовому врагу.

Так что это за ошибка, пагубное значение которой не осознанно до сих пор многими людьми, позиционирующими себя коммунистами? Это знаменитая «Сталинская конституция», принятая VIII Всесоюзным чрезвычайным съездом Советов 5 декабря 1936 года, и действовавшая  до 1977 года. Эта самая «демократичная» конституция отказалась от формирования Советов от трудовых коллективов, отказалась от основного принципа построения коммунизма – диктатуры пролетариата. Отказалась фактически, номинально диктатура пролетариата продолжала существовать. Оставалась, как запись в действующей программе РКП(б), принятой VIII съездом партии 18-23 марта 1919 года. Эта программа  являлась  руководящим документом Коммунистической партии вплоть до 1961 года.

Изменения, произошедшие в конституции 1936 года, в частности статьи 134, 135 и 136, формировали систему выборов в Советы  «на   основе всеобщего,  равного  и  прямого  избирательного  права при тайном голосовании».

Статья 136. «Выборы  депутатов  являются   равными:   каждый гражданин  имеет один голос;  все граждане участвуют в выборах на равных основаниях». В 1919 году В.И.Ленин писал «…первичной избирательной единицей и основной ячейкой го­сударственного строительства является при Советской власти, не территориальный ок­руг, а экономическая, производственная единица (завод, фабрика)». Далее,   «Советская организация государства дает некоторое фактическое преимущество
именно той части трудящихся масс, которая наиболее сконцентрирована, объединена, просвещена и закалена в борьбе всем предшествующим социализму капиталистическим развитием, т. е. городскому промышленному пролетариату»[1]. Коммунистическая партия  отказалась от этих принципов, несмотря на многочисленные работы Маркса, Энгельса, Ленина,  неоднократно утверждающих не о желательности, а о необходимости диктатуры пролетариата до полного уничтожения классов. О важности диктатуры пролетариата В.И. Ленин писал в работе «Государство и революция»: «Ограничивать марксизм учением о борьбе классов — значит урезывать мар­ксизм, искажать его, сводить его к тому, что приемлемо для буржуазии. Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры проле­тариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и круп­ного) буржуа».

Признавая диктатуру пролетариата в период революции, гражданской войны и переходного периода к социализму, большинство не поняли ее значение и в период, когда социализм в нашей стране уже был построен. Примерно к середине тридцатых годов все средства производства перешли к государству диктатуры пролетариата. С этого момента можно утверждать, что в СССР был построен коммунизм. Коммунизм первой фазы, — незрелый, неразвитый, то есть социализм.  От себя бы добавил, что это коммунизм новорожденный, как только что родившийся младенец. И этого «младенца», это пока  очень маленькое, слабое новое, но содержащее в себе огромные потенциальные задатки развития всего человечества, призвана охранять сила – диктатура пролетариата. «Сущность учения Маркса о государстве усвоена только тем, кто понял, что диктатура одного класса является необходимой не только для всякого классового обще­ства вообще, не только для пролетариата, свергнувшего буржуазию, но и для целого исторического периода, отделяющего капитализм от «общества без классов», от ком­мунизма.»[2] (Подчеркнуто авт.)

Пока существуют классы отказываться от диктатуры пролетариата нельзя. Ленин дал определение классам в работе «Великий почин»: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в историче­ски определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их ро­ли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и раз­мерам той доли общественного богатства, которой они располагают».   А классы существуют, пока существует разделение между умственным и физическим трудом, между городом и деревней, между только организаторами, администраторами и только исполнителями. И в это период, период «стирания» классовых различий, диктатура пролетариата   необходима.  Кому-то это может не понравиться, но это закон. Закон общественного развития. Хоть хочу, хоть не хочу, но он действует. Чтобы закипел чайник с водой, его необходимо поставить на огонь. Вряд ли найдется чудак, утверждающий, что огонь не нужен. А если и найдется, и сняв с огня уже теплый чайник, поставит его на холодную плиту, ожидая, когда же он сам закипит, то что мы скажем о таком человеке? Наверное, что он, мягко говоря, глуповат и не понимает элементарных вещей. Ему придется ждать хоть до второго пришествия, толку не будет. Если в комнате, в которой находится чайник будет небольшой мороз, то есть процессы, противоположные нагреванию, то через некоторое время, наш «исследователь» очень удивится, обнаружив вместо ожидаемого кипятка куски льда.

Коммунистическое общество первой фазы развития, то есть коммунизм неразвитый, незрелый, отказавшись от  диктатуры пролетариата, уподобляется этому чудаку. Процессы, обратные коммунистическим, усиливаются, пока не доходят до своего качественного изменения, происходит контрреволюция, отбрасывающая общество в своем развитии назад, в предыдущую экономическую формацию.

Это истина ясно понимается всяким, изучающим марксизм. Марксизм как целостное учение без отрыва от  диалектики. Человеку, не желающему учиться, понять это трудно. Он упорно не желает изучать марксизм, совершенно его не понимает, но при этом критикует, не осознавая одновременной трагичности и комичности своего положения. К радости господствующей в обществе буржуазии такие чудаки не переводятся. И это после полного подтверждения этой истины на практике. Невольно вспоминаешь Маркса: «Невежество – это демоническая сила, и мы опасаемся, что оно послужит причиной еще многих трагедий».

Удивительно, но еще находятся люди, искренне считающие себя коммунистами, которые что- то шепчут об «ортодоксальных марксистах», совершенно не понимая, какую чушь они несут. Ортодоксия – твердость в вере, тип религиозного сознания. Ортодоксия, прямая противоположность марксизму, да и любой науке. Соединить ортодоксию и марксизм это «жарить лед». Это полная бессмыслица, применяющаяся только для того, что бы морочить голову. Морочить головы трудящихся, принижая значение марксизма и уводя их от его изучения. Это слова из лексикона буржуазных идеологов, кормящихся с рук господствующего класса. Правда, они это делают сознательно, продаваясь за деньги. Но среди трудящихся находятся чудаки, делающие это бесплатно и во вред своим же собственным интересам. С упрямством, достойным лучшего применения, они отказываются от понимания того, что в современном буржуазном, классовом обществе как отражение прогрессивных и регрессивных сил, существует идеология буржуазии и идеология пролетариата. Никакой третьей идеологии нет. Или вы поддерживаете передовой класс и вместе с ним всячески боретесь за научную истину, или же поддерживаете класс угнетателей и всячески очерняете научную истину, наводите «тень на плетень», занимаетесь интеллектуальным мошенничеством. Можно быть самым настоящим тружеником, искренне желать справедливости общественных отношений и по своему невежеству «играть на поле» буржуазии.

Отказавшись от диктатуры пролетариата, отказавшись от выборности Советов от трудовых коллективов,  Советская власть столкнулась с проблемой усиливающейся номенклатуры.  Если до 1936 года каждый год отзывались из Советов примерно от 200 до 400 человек (они возвращались на свои заводы и спокойно работали на своих местах), то после 1936 г. их количество резко сокращается и уже после войны сходит на нет. Именно в это время в партийный и государственный аппарат уже начинают проникать люди, чье разрушающее, пагубное воздействие мы увидели в 80 –х гг. Яковлев, Лигачёв – пока их немного. Массовое проникновение в партию и госаппарат  приспособленцев, политических проституток, ярых врагов коммунизма наступит позже, при сознательном, настоящем враге – Хрущеве. Пока только слабо проявляется тенденция. Отказ от формирования Советов от трудовых коллективов привел к изменениям в политической системе, сильно ее ослабив. Но страну и партию возглавляет Коммунист с большой буквы, и советское государство продолжает успешно развиваться, правда,  в основном уже за счет субъективного фактора.

1956 – не просто год «знаменитого» ХХ съезда, не год  антисталинского  доклада, а год, в котором произошло событие гораздо большей важности. Это событие показало, что коммунистическая партия в своем подавляющем большинстве уже коммунистической не являлась. Что большинство советского народа не понимают значения происходящего, обладая таким низким политическим мышлением, что говорить о какой- то борьбе за коммунизм с такими людьми становиться очень проблематичные.

Представьте себе, 1956 год, всего 11 лет прошло после великой победы. Всего несколько лет прошло с регулярных ежегодных снижений цен. Всего три года после смерти Сталина. На съезде присутствуют 1349 делегатов с решающим голосом и 81 делегат с совещательным голосом, представлявших 6 795 896 членов партии и 419 609 кандидатов в члены партии. Большинство из них воевало, восстанавливало и развивало советское хозяйство под руководством Сталина. Видело своими глазами на своем опыте все достижения Советского Союза, управляемого Сталиным. И эти «коммунисты» вместо того, чтобы снять под локотки с трибуны Хрущева со словами «Ты, Никита Сергеевич, наверное приболел или не опохмелился», слушают без всякого возмущения, а потом, полностью соглашаясь с позицией Хрущева, разъясняют населению  «политику партии». Несмотря на условную закрытость, доклад был распространён по всем партячейкам страны, причём на ряде предприятий к его обсуждению привлекали и беспартийных; обсуждение доклада велось также в ячейках ВЛКСМ.

Это был, своего рода, «пробный шар» врагов коммунизма. Как будет реагировать партия, как будут воспринимать это советские люди? Ведь непосредственная память о Сталине, о методах управления, о принципах развития народного хозяйства, применяющихся в 30-х и особенно в 40-х годах, еще очень жива.

К величайшей трагедии всего прогрессивного человечества КПСС оказалась совершенно недостойной звания коммунистической партии. Партией способной вести советский народ к коммунизму, к наивысшему развитию производительных сил. К борьбе на этом пути со всем реакционным и победе в этой борьбе. К борьбе не только духа, не только кулаками и оружием, но и хитростью, и интеллектом. Уровень как общей, так и, самое главное, политической грамотности был ужасающе низок. Отношение к руководителю того или иного управленческого звена зависело не от реального уровня этого человека, не от его личности, проявляющейся в его уме и поступках, а от высоты той ступеньки в иерархической лестнице, на которой он находился.

Никиту Сергеевича слушали, как слушают первоклашки строгую учительницу. Верили ему, потому, что он был Первый секретарь ЦК КПСС. Будь Хрущев обычным рабочим или служащим, говорившим то же самое тем же людям, его бы не только не выслушали до конца, а минимум надавали «по шее».

Люди с низким политическим образованием, невежественные в марксизме не могут никаким образом развивать коммунизм. Они совершенно не понимают куда идти, как идти  и за счет каких сил  продвигаться вперед. Продвигаться не в вакууме, а при постоянном противодействии регрессивных, реакционных сил. Никто не доверит маленьким детям роль проводников через густой, неизвестный лес, полный различных опасностей. А если все-таки это сделать, то произойдет трагедия, заблудишься и пропадешь.

Если во главе страны стоит партия, претендующая на роль лидера, партия, состоящая из «маленьких детей» с очень поверхностными знаниями, то трагедия примет колоссальный масштаб, стоящий жизни миллионов людей. Основной удар по коммунизму был нанесен на ХХII съезде партии в 1961 году. Теперь уже 4394 делегата без всяких душевных мук одобрили новую программу партии, из которой исчезло всякое упоминание о диктатуре пролетариата. Оппортунизм ХХ съезда с объективной неизбежностью привел к ревизионизму ХХII. Советское государство стало «общенародным». Советское общество смотрело на это совершенно спокойно, слепо доверяя своему руководству, как темный крестьянин доверяет учености барина. Советский союз стал напоминать человека, сидящего высоко на дереве на суку и с большим усердием пилящим этот сук. Между тем в любой библиотеки можно было взять произведения Ленина и в 33 томе прочитать: «Можно биться о заклад, что из 10000 человек, которые читали или слыхали об «отмирании» государства, 9990 совсем не знают или не помнят, что Энгельс направлял свои выводы из этого положения не только против анархистов. А из остальных десяти человек, наверное, девять не знают, что такое «свободное народное государство» и почему в нападении на этот лозунг заключается нападение на оппортунистов». И далее: «»Свободное народное государство» было программным требованием и ходячим лозунгом немецких социал-демократов 70-х годов. Никакого политического содержания, кроме мещански-напыщенного описания понятия демократии, в этом лозунге нет». «Всякое государство есть «особая сила для подавления» угнетенного класса. Поэтому всякое государство не-свободно и не-народно».

То что советское государство стало «общенародным» есть прямое следствие не понимания понятия государства большинством членов КПСС. Государство – понятие классовое, бесклассовых государств не бывает. Государство есть аппарат систематического подавления господствующего класса. Господствующий класс при социализме есть пролетариат, самый передовой класс, самый заинтересованный в развитии.   Социалистическое государство – есть полу-государство. Так как социализм  есть уничтожение классов, то государство «отмирает» по мере  их исчезновения. Социалистическое государство поэтому и подавляет все, что мешает ее основной задаче, основному предназначению – уничтожению классов. Для этого необходимо развивать и развивать производительные силы и, в первую очередь, главную производительную силу – человека. Это возможно только при диктатуре пролетариата.

«Общенародное государство» не просто фикция, иллюзия, незначительное  заблуждение. Так как сущность любого  государства классовая, то отход от диктатуры пролетариата неизбежно вызывает крен в сторону буржуазии. И с 1961 года мы можем утверждать, что начался переходный период всего советского общества к капитализму. Начался и «успешно» завершился при полном содействии и под руководством КПСС.

Автор статьи «Почему всё-таки КПРФ», этого совершенно не видит. Большая беда всего коммунистического движения, что в 2013 году «очень многие прекрасно понимают, что социалистический строй обеспечивался руководящей ролью КПСС», как пишет Сергей Эс. Это «понимание», а точнее страшное заблуждение, уводит большинство членов КПРФ (честных, самоотверженных людей) от трезвой оценки деятельности партии. От неминуемого признания, что КПРФ это КПСС сегодня. Такая же хрущевская ревизионистская партия, полностью пораженная оппортунизмом. Ни о каком переходе к социализму под руководством этой партии не может быть и речи. Да, она прикрывается бескорыстной работой рядовых коммунистов — «Члены КПРФ, становясь депутатами, с головой уходят в хозяйственные дела, занимаются законотворчеством, порой с упоением выстраивают новую законодательную систему». Но это «упоение» и уход в «хозяйственные дела» — есть уход от борьбы с капитализмом, уход от главного во второстепенное и третьестепенное. Это прямая работа на буржуазию. На укрепление буржуазного государства. Это прямой оппортунизм, который Сергей Эс осознает и к которому относится удивительно лояльно.

«КПСС-ное прошлое сформировало у людей возведенное в абсолют понятие об ответственности за дела в стране – понятие во многом неоднозначное в новых условиях. Но это так. Это воспитывалось десятилетиями. КПРФ на всех уровнях позиционирует себя партией, ответственной за весь народ, и в этом еще одна из причин ее объективной оппортунистичности».

Восхитительное высказывание. Непонятно, чего здесь больше, глупости или наивности. «…об ответственности за дела в стране» – в какой стране? В современной капиталистической России? В стране, где до сих пор минимальная зарплата меньше уровня прожиточного минимума, где никак не введут повышенный налог на богатых, когда во всех капстранах он от 30 до 75%? В стране, где две трети всех (ВСЕХ !) крупных российских компаний зарегистрированы в оффшорных зонах и которые платят в бюджет страны всего 5%? В стране, где все средства производства- все заводы, порты, магазины, базы, городская недвижимость – достались современному классу  российских капиталистов за счет «ловкости рук» в перестройку, посредством прямого мошенничества и воровства?

Заявление, что «социализм в нашей стране в 1917 году был утвержден именно бюллетенем», очень мягко говоря, неверно. Это неверно согласно марксизму и не подтверждается  историческими фактами. Более ста лет минуло с тех пор, как прошла борьба между сторонниками революции и приверженцами «бюллетеней», реформаторами. За путь реформ (бюллетеней) выступал  Бернштейн и его сторонники. В.И.Ленин уже тогда доказывал (1902 год), что путь «бюллетеней» – путь ухода в реформизм приводит к  тому, что «объявлялось  несостоятельным самое понятие о «конечной цели» и, безус­ловно, отвергалась идея диктатуры пролетариата; отрицалась принципиальная противо­положность либерализма и социализма; отрицалась теория классовой борьбы, неприложимая  будто бы к строго демократическому обществу, управляемому согласно воле большинства, и т.д.».  Сергею Эс это ничего не напоминает?

И как итог реформизма, оценка социал-демократии полностью соответствующая современной КПРФ:  «В самом деле: если социал-демократия в сущности есть просто партия реформ и должна иметь сме­лость открыто признать это, — тогда социалист не только вправе вступить в буржуаз­ное министерство, но должен даже всегда стремиться к этому. Если демократия в сущ­ности означает уничтожение классового господства, — то отчего же социалистическо­му министру не пленять весь буржуазный мир речами о сотрудничестве классов? Отче­го не оставаться ему в министерстве даже после того, как убийства рабочих жандарма­ми показали в сотый и тысячный раз истинный характер демократического сотрудни­чества классов? … A возмездием за это бесконечное унижение и самооплевание социализма перед всем миром, за развращение социалистического соз­нания рабочих масс — этого единственного базиса, который может обеспечить нам победу, — в воз­мездие за это громкие проекты мизерных реформ, мизерных до того, что у буржуазных правительств удавалось добиться большего!» [3].

Сергей Эс пишет: «При разговорах сегодня о том, что с помощью выборов мы никогда не придем к власти и сделать это можно только непарламентским путем, тут же в качестве исторического прецедента вспоминается штурм Зимнего в 1917 году. Однако при скрупулезном разборе той революции, мы видим, что ничего «непарламентского» в этом штурме не было. Его осуществили не мятежники и не повстанцы, а законно действующие воинские подразделения, находящиеся в подчинении у законной власти. Нынешним языком их действия можно было назвать зачисткой Зимнего от правительства, превысившего свои полномочия».

Я искренне восхищаюсь его умением жонглировать фразой, игрой в слова, софистической эквилибристикой достойной конечно, другого применения. Почему Сергей не идет на телевидение, не берут? Они действительно много теряют.

Назвать действия  революционных войск «зачисткой Зимнего от правительства, превысившего свои полномочия». А сами революционные силы – «не мятежники и не повстанцы, а законно действующие воинские подразделения, находящиеся в подчинении у законной власти». И все это при «скрупулезном разборе той революции», — это такой подарок для буржуазной идеологии, такая «конфетка», что ее, несомненно, должны оценить. Сергею Эс стоит попробовать. Если не на ТВ (там, конечно, очень хорошие заработки, но и пролезть трудно), то на радио типа «Эхо Москвы». Или в  какое-нибудь печатное либеральное издание. Его  обязательно заметят, это однозначно! Современному буржуазному классу постоянно нужны все новые и новые ресурсы для идеологического околпачивания населения.

Для тех, кто хочет разобраться в этих софистических перлах, постараюсь объяснить. Разберемся с понятием «закон». В юридическом смысле «закон» – это  официальный документ, который принимается государственной властью. После того, как Николай II приостановив действия Думы и отрёкшись от престола, 2 (15) марта передал  права наследования своему младшему брату, отказавшемуся принимать  верховную власть, в стране наступило своего рода «безвластие».  С точки зрения царских законов и Временное правительство, представлявшее интересы крупной буржуазии, и Петроградский Совет, представлявший интересы трудового народа, незаконны. Они были незаконны  «де–юре» (юридически), но законны «де–факто» (фактически), в действительности, поскольку обладали реальными властными полномочиями. Образовалась уникальная ситуация,  названная «Двоевластием». С одной стороны Временное правительство, власть буржуазии, с другой – Петроградский Совет, власть власть рабочих и крестьян. Обе эти власти были политическими, то есть – они осуществляли волю своего класса, воздействуя в своих интересах на другие классы и социальные группы. Но самая полная, самая сильная политическая власть – власть государственная. Можно спорить о «степени» государственности Временного правительства, но Советская власть (мы говорим о периоде с февраля по октябрь) была – не государственной. Поэтому и прошедшая в октябре революция была направлена на взятие государственной власти. Политическая власть Петроградского Совета была гораздо сильнее власти Временного правительства.  Большевики не занимались реформизмом, не уповали на бюллетени, а  занимались революционной борьбой, занимались  пропагандой и агитацией, как среди рабочих, так и в войсках и  уже к февралю 1917 года имели фактический орган власти — Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Орган власти не государственный, но обладающий реальной силой, реальным влиянием на трудящихся. С этим буржуазия России уже ничего не могла сделать. Мало того, Петроградский Совет обладал такой реальной властью, такой силой, что выбор всех 11 членов  Временного правительства произошел только после проведения переговоров с исполнительным комитетом Петроградского совета. В дальнейшем, победив в идейной борьбе эсеров и меньшевиков, большевики приобрели еще большее влияние на массы. Приобрели еще большую власть, но продолжали оставаться властью официально не законной. Великая октябрьская революция прошла почти бескровно, благодаря огромному влиянию большевиков на массы, огромному влиянию, не свалившемуся с неба, а завоеванному в упорной революционной борьбе, пропагандой и агитацией, демонстрациями, стачками и восстаниями.

Вообще, то что Сергей Эс член КПРФ, просматривается даже в нейтральных его фразах. Например: «Большевики не сами по себе кинулись в бой против Временного правительства. Для них принципиально важно было, чтобы на свержение буржуазной власти был выдан мандат власти Советов».

Во-первых,  массы людей «сами по себе» никогда ни на кого не кидаются.  Ни большевики, ни меньшевики и эсеры, ни члены КПРФ —  никогда не действуют сами по себе. За ними всегда стоит чья-то воля, индивидуальная или коллективная, осознаваемая или нет.

Во – вторых, мандат от власти конечно дело хорошее, но в период  революционных изменений на первый план выходят инициатива и энтузиазм. Принципиальная важность мандата, не подкрепленная вышеперечисленными качествами, плюс, возможно, личной храбростью,  принимается только тем, кто ставит бумагу выше реального дела. Но от члена партии «бюллетеней», по-видимому, ничего другого ожидать нельзя.

Вирус реформаторства побуждает не только к ревизионизму, но и к такому модному сегодня в среде либеральной интеллигенции развлечению, как  игре в слова. Создаются лже-понятия с пустым содержанием. Вводится новое слово «остальгия» – то есть ностальгия восточных немцев по социализму. Автор очень коварен. Он применяет такой тип рассуждений, что критиковать его практически невозможно. Рассуждение рассуждением не являющееся. Мысленная форма без всякого содержания.

 «У нас государство с живущей в народе (теперь уже можно сказать – в его генах, архетипе) притягательной памятью о реальном социализме»

Архетип «реального социализма» — Юнг перевернулся в гробу и не один раз!

Увидев «выпуклость» этой «особенности» «на контрастах нынешней Германии» и соединив его с «остальгией», автор делает вывод вполне достойный современной буржуазной науки.

«Мы имеем буржуазное государство, изначально пораженное, словно вирусом, тягой к социализму во всех своих порах».

Что это за «поры» такие пораженные «тягой к социализму» не уточняется, как не раскрывается новое «научное» понятие «тяга к социализму».

Реформизм и отрицание марксизма уводят автора от понимания ущербности собственной партийной политики  в общие рассуждения, а  отсутствие смелости признать свою вину — в огульную критику «ВСЕХ» партий.

«но главная причина нашего провала гораздо глубже. Внешне она выразилась в неспособности наших потенциальных избирателей противостоять одурманиванию путинской просоветской демагогии. А за этим внешним проявлением проблемы – серьезнейшая стратегическая недоработка коммунистов России, независимо от их партийной принадлежности. Здесь надо серьезно говорить о том действительном оппортунизме, которым поражены сегодня ВСЕ российские коммунистические партии».

Концовка по типу «держи вора». А вот непонимание «главной причины провала» — есть проявление полного политического невежества. «Неспособность» избирателей «противостоять одурманиванию» правительственной демагогии естественна и закономерна. Еще в середине 19 века К.Маркс писал:  «Идеология господствующего класса становиться господствующей в обществе идеологией». Основная масса населения заражается активно распространяемой буржуазной идеологией, буржуазными ценностями. Это подтверждается всей историей буржуазной демократии. Можно сто раз проверять честность буржуазных выборов, но и при самых честных выборах к власти в буржуазном обществе будут приходить только те, кто нужен буржуазии, кто ей совершенно не опасен.

Путь социализму через реформы – утопия. Утопия очень опасная, потому что уводит трудящихся от реальной борьбы, потому она всячески поддерживается современной буржуазной властью.

Но в конце статьи есть мысли, вселяющие надежду: «но работа в рабочих коллективах – это не акция. Это смысл существования коммунистических партий». Это не совсем так, так как «смысл существования коммунистических партий» есть борьба за социализм, а «работа в рабочих коллективах» —  лишь одно из средств этой борьбы. Но так как средство это очень важное и приводит к основному стержню коммунистической идеи – диктатуре пролетариата, оставим критику.

Автор статьи призывает «Пытаться самим работать с рабочими, либо искать тех, кто работает с ними на предприятиях, своих единомышленников среди рабочих, убеждать их начать такую деятельность!». Прекрасная, правильная  мысль.

Сергей Эс собирается этим заниматься, оставаясь членом  КПРФ? Он поясняет: «Для этого и существуют партии — большие организации. И в этом смысле у КПРФ есть еще одно достоинство – численность и разветвленная структура, а также большое количество беспартийных сторонников и сочувствующих – потенциальных помощников», что совершенно неверно. Партия – есть авангард класса. Коммунистическая партия – есть авангард пролетариата, авангард рабочих. КПРФ авангардом пролетариата никогда не была и стать им никогда не сможет. Чему вы будете учить рабочих, оставаясь членом КПРФ? Куда вы их поведете?

Да, в КПРФ есть численность и разветвленная структура, есть и помощники, и сочувствующие. Но КПРФ есть прямой наследник КПСС. Это ревизионистская            социал–демократическая буржуазная партия. С совершенно обуржуазившейся верхушкой (один только призыв вступить Депардье в партию чего стоит!) и политически невежественными рядовыми членами. Эта партия давно сгнила, как и сгнила КПСС. Пытаться исправить КПРФ – это пытаться реанимировать труп. Долг настоящего коммуниста, — немедленно уходить из КПРФ и уводить своих товарищей. Продолжать основаться в КПРФ, это продолжать тешить себя иллюзией политической деятельности.

Петров В.Ю.           


[1] ПСС Ленин т.38. стр.91

[2] ПСС Ленин В.И. т.33 стр. 35

[3] ПСС Ленин В.И т.6 стр. 7

Комментарий от редакции РП:

Редакция категорически не согласна с оценкой автора статьи Петрова В.Ю. Сталинской конституции 1936 года. Позиция КРД «Рабочий Путь» по данному вопросу изложена здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.