Как из практически безнадёжной национал-монархистки сделали коммунистку. Ответ тов. Destr.

К моей статье «Как я стала коммунистом» товарищ Destr оставил такой комментарий:

«Спасибо товарищ за статью. Предлагаю использовать Ваш опыт в деле перевоспитания заблудших Советских граждан. Составьте список Ваших вопросов к товарищу Глебченко и приведите его ответы. Потому, что он смог из практически безнадёжной национал монархистки сделать 50% коммунистку. Это очень трудно, так как эти граждане выглядят совершенно безмозглыми и вдобавок крайне агрессивны. При этом его ответы как раз дня сегодняшнего, а не 100 летней давности. Нам будет интересно узнать — как он перевоспитал Вас на начальном этапе, использовал ли он классиков, или у него собственные наработки».

Спасибо, товарищ. Я рада, что вы находите мою статью полезной.

Вопросов товарищу Глебченко я задавала очень много. Все вопросы сейчас уже не вспомню, но о чем спрашивала в общем, расскажу.

Больше всего меня поражали его рассказы о той работе, которую вела советская власть, чтобы наладить хозяйственную жизнь страны. Меня впечатляли размах и сложность этой работы. Это была работа огромная, неустанная, ежечасная. Впечатляло, сколько при этом постоянно учитывалось, просчитывалось и продумывалось  самых разных обстоятельств. А также то, что эта работа велась всегда со взглядом вперед, с устремлением в будущее.  Был порыв в будущее, мечта —  и в то же время мечты сочетались с деловым планированием.

Такое сочетание на меня сильно воздействовало. Открывалась свобода и сила человека, и путь, лежащий перед человечеством, мне казался бесконечно широким, свободным, смелым.

Это были не обещания «царства божьего», где ангелы в белых хитонах распевают «Аллилуя!». Это было что-то совсем другое, это была живая реальная борьба людей за будущее, и в сравнении с ней «царство божье» стало казаться безжизненным и скучным.

Товарищ Глебченко о работе советской власти хорошо знал. Меня перестройка застала подростком, а он к тому времени был зрелым человеком. Он успел поработать слесарем-радиотехником на заводе, мастером цеха, парторгом и первым секретарем горкома.

Часто он сообщал мне вещи, которые меня ошеломляли. Например, он рассказал мне, что в советское время в нашем довольно небольшом городе, оказывается, был свой аэродром. Там приземлялись даже военные самолеты, и развивалась спортивная авиация, парашютный спорт.  В ответ на мое удивление товарищ Глебченко сказал, что в советское время это вообще было обычным делом, и тут же привел примеры, рассказал, как была поставлена в Советском Союзе гражданская авиация.

А в пригороде-поселке, где я жила, был, оказывается, свой родильный дом, свое радиовещание, и наша метеостанция, которая теперь находится при последнем издыхании, имела свои катера и вертолеты. И опять, когда я удивилась, Глебченко показал на примерах, что это было в то время обычным делом. Рассказал о строительстве, которое вели градообразующие предприятия нашего города.  Он все это знал отлично, потому что был в гуще всей общественной и хозяйственной работы в то время. Жилые кварталы, дворцы культуры, дворец спорта, клубы, кинотеатры, стрельбища, больницы и поликлиники, мосты и дороги – все это было построено, оказывается, каким-нибудь заводом.

При строительстве учитывались такие обстоятельства, что я только молча изумлялась, сравнивая с сегодняшним днем.  Например, строили продуктовый магазин, и решали – вот после работы рабочие с такого-то завода идут таким путем, с другого – таким, а с фабрики – вот так. Где лучше всего строить магазин, чтобы им всем удобно было после работы зайти за продуктами?

Меня это потрясло! Я видела – что вот, действительно садились и решали всем миром, как все устроить, чтобы было разумно, удобно и хорошо для всех, для всего общества.

Товарищ Глебченко рассказал, как было поставлено оздоровительно-санаторное лечение, как старались охватить им как можно больше трудящихся. Сколько было санаториев, пионерских лагерей, сколько и где еще планировалось построить. Показал мне карты города, на которых были обозначено, где еще собираются разбить парки. Объяснил, как там все планировали устроить,  даже рассказал, какие виды деревьев и кустарников предполагали посадить.

Размах был огромный, и я видела, что это не пустые мечты, а реальные четкие планы. К их осуществлению все было подготовлено, и если бы социализм не был уничтожен, то они были бы воплощены.

Иногда Глебченко рассказывал случаи из детства, очень простые, но показывающие теплоту и простоту взаимоотношений советских людей в то время. Например, такой случай.  Сельская учительница (он родом из деревни) после школы вела у них кружок. Кажется, физики. Кружок должен был идти два часа, но шел пять. Учительница видела, что занятия увлекают ребятишек, и не могла уйти, оставалась по пять-шесть часов. Мать Глебченко один раз ему выговорила: что это, человек из-за вас до вечера сидит голодный, а вы не догадаетесь покормить! И с того дня ребята брали с собой еду, и устраивали полдник вместе с учительницей.

Простой случай, но для меня в то время много говоривший. Потому что все это было возможно только при социализме – как человек не жалеет свое время, увлеченный любимым трудом. И простота отношений. Так бывает только в семье. Значит, в то время советский народ действительно был одной семьей.

Вот, в общем, содержание наших разговоров и рассказов товарища Глебченко.

Но нужно сказать, что имеет значение не только, что говорят – а и кто говорит, и как говорит.

Бывало, что со мной разговаривали другие члены горкома, и их слова меня не убеждали, а товарищ Глебченко говорил то же самое, и я ему верила.  Потому что они говорили так себе. Вроде бы то же самое, но не так, как-то вяло. А он говорил четко и убежденно, с большой энергией, и приводил много фактов. И я ему верила.

Значит, большое значение имеет личность человека, его убежденность, информированность, умение говорить точно и ясно. Отсюда понятно – чтобы стать профессиональным агитатором, надо обладать определенными качествами и развивать их.

Нужно обязательно хорошее знание предмета, о котором говоришь, и умение подкреплять свои слова фактами.

Наверно, надо и представлять себе психологию человека, которого пытаешься переубедить. Понимать, как и почему он ухватился за тот или другой буржуазный миф, на чем буржуазная пропаганда его поймала.

Важен и нравственный облик агитатора. Если бы я заподозрила в Глебченко какие-то корыстные мотивы, я бы ему ни за что не поверила.

Словом, товарищи, вывод такой: чтобы из «практически безнадёжной национал-монархистки сделать коммунистку», нужно начать с самих себя. Нужно много и целенаправленно работать над собой, многому научиться и многое узнать. Только тогда вам будут доверять люди.

Даже для того, чтобы сделать кого-то коммунистом «на 50%», надо знать и уметь не меньше, чем товарищ Глебченко, который все-таки был оппортунистом (членом КПРФ, убежденным в том, что эта партия идет в правильном направлении). А чтобы сделать коммунистом на «все 100%» — надо, кроме того, что знал и умел Глебченко, еще и владеть марксизмом и твердо стоять на марксистских позициях. Короче – в первую очередь самому сделаться настоящим коммунистом.

И. Ту-ва, 29.07.2014 г.

 

Как из практически безнадёжной национал-монархистки сделали коммунистку. Ответ тов. Destr.: Один комментарий

  1. Огромное спасибо товарищ И. Ту-ва за статью !
    Остаётся добавить, что сейчас при капитализме тоже строятся новые стадионы, дороги, мосты, больницы, есть аэроклубы, супермаркеты, есть различные курсы по физике, химии, языкам и т.д. Но главное отличие — сейчас всё это практически недоступно простым рабочим, которые практически выживают, которым нечем платить за ЖКХ, обычное школьное образование (полностью убитое ЕГЭ и религией с нацизмом и восхвалением царизма и дикой ложью про большевиков, Ленина и Сталина) — какое уж тут обучению полетов на самолёте и прыжки с парашютом (разве что без парашюта от такой жизни) ! Отдых ? Ну разве Турция и Египет, где наши (рабочие ли ?) тупо напиваются до безобразия с проститутками (такими же бедолагами из бывших соцстран, их там без паспортов в рабстве держат сутенёры — собственно разновидность капиталистов, они выглядят конечно внешне зверее, чем Прохоров и Дерипаска, хотя им в подмётки не годятся), не сравнить с тем здоровым счастливым отдыхом, что был в СССР.
    А при Советской Власти, при Диктатуре Пролетариата всё это делалось для Трудового народа, а не для «среднего класса» офисного планктона и богатых буржуев.
    В целом — ответы товарища Глебченко по вопросам жизни и хозяйствования в СССР подходят для агитации на начальном этапе. Он говорит так, что аж голова кружится от того — что было, какие были свершения, как жил рабочий класс, что всё было доступно совершенно бесплатно, что токарь мог освоить управление самолётом , что для его удобства есть универсам, расположенный в удачном месте, что власть делает всё для его полноценного отдыха и для обучения его ребёнка физики и любым наукам, что для его и для детей простых Трудящихся есть любые бесплатные кружки, стадионы, спортивные секции, пионерские лагеря, турбазы и дома отдыха.
    Интересно, а можно ли из оппортуниста сделать Коммуниста ? Ведь такие кадры как товарищ Глебченко с его бесценным хозяйственным опытом работы в СССР очень бы нам пригодились !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.