К вопросу о диалектике НЭПа

В последнее время наши читатели задают немало вопросов по поводу Новой экономической политики, проводимой в СССР в 20-е годы и сокращенно называемой НЭП. Разобраться самостоятельно в этой теме непросто, тем более что по поводу НЭПа в перестроечной и современной российской буржуазной прессе немало спекуляций и откровенного передергивания, а левая и коммунистическая литература полноценными научными, марксистско-ленинскими материалами не радует.

Поэтому редакция «Рабочего Пути» решила предоставить нашим читателям, так сказать, материалы «из первых рук», опубликовав передовую статью из журнала «Под знаменем марксизма» № 1-2 за 1931 г., где очень хорошо разъясняется сущность НЭПа. Напомним, что журнал «Под знаменем марксизма» для коммунистической партии СССР был в 30-е годы одним из главных теоретических марксистско-ленинских изданий. Ссылки на работы классиков МЛ обновлены редакцией РП.

Оригинал статьи можно посмотреть здесь.

К вопросу о диалектике НЭПа

I.

Практика социалистического строительства в стране диктатуры проле­тариата делает ни с чем несравнимые по своему масштабу, объему, харак­теру и значению успехи. Мы переживаем исключительную по своей динамич­ности эпоху. На протяжении небольших исторических периодов, в чрезвычайно краткие сроки, буквально на протяжении месяцев у нас происходят сдвиги, имеющие всемирно-историческое значение. С невиданной быстротой меняется лицо нашей страны, одной шестой земного шара. Мы с каждым днем превращаемся во все более мощную индустриализированную страну с самой передовой техникой. Материальный фундамент социализма развивается и растет с каждым днем. Днепропетровский комбинат, Урало-Кузбасский комбинат, ангаро-енисейская энергетическая база, самые крупные и самые передовые в мире формы машинизированного сельского хозяйства в виде на­ших совхозов-гигантов, подход к организованному планированию науки и научного исследования, — все это показатели растущего социалистического общества.

Идет несравнимый ни с чем процесс перехода широкой лавиной на сторону социализма мелкого товаропроизводителя, бедняцкого и середняцко­го крестьянства. Жизненность, стойкость и хозяйственные преимущества колхозного пути ежечасно, ежедневно, в повседневной жизни убеждают самое отсталое крестьянство в необходимости порвать со старым и вступить на путь социалистического развития. Миллионы крестьян под руководством коммунистической партии, авангарда героического пролетариата нашей стра­ны, вступают в колхозы. Ленин говорил о том, что действительная поли­тика начинается там, где речь идет о миллионах. Действительная поли­тика великой социалистической стройки находит свое лучшее выражение в этом миллионном движении масс к бесклассовому обществу, к коммунизму. Ломка старых устоев, громадная по своим масштабам переделка миллионных масс крестьянства отнюдь не является мирным, безболезненным процессом. Ожесточенная классовая борьба, борьба не на жизнь, а на смерть, разверты­вается вокруг каждого шага вперед социалистического строительства как в городе, так и особенно в деревне. Ликвидируемое как класс на базе развития сплошной коллективизации кулачество оказывает неимовер­ное сопротивление, выявляя исключительную изворотливость, применяя самые тонкие формы сопротивления и удержания под своим влиянием крестьянских масс, сочетая дикие, средневековые, озверелые азиатские формы борьбы против социализма с самыми утонченными формами приспо­собления.

В меру и в соответствии с этими успехами социализма по стране про­исходит мощная культурная революция, уничтожающая в обстановке обо­стренной классовой борьбы вековую отсталость, невежество, забитость мил­лионных масс. Самым характерным в этом процессе борьбы за культуру яв­ляется то, что это стало повседневным делом самих трудящихся масс. Культ­походы, культэстафеты, широчайшая работа по ликвидации неграмотности в массовом масштабе, поход за овладение техникой и т. д. и т. п., — все это развертывается как массовые процессы, как встречные друг другу движения и сверху и снизу, при чем практика массового движения находит наилучшие формы их реализации.

Одним из наиболее ярких показателей того, что мы «протащили со­циализм в повседневную жизнь» является исключительное развитие коммунистических форм труда. Социалистическое «соревно­вание, ударничество, встречный промфинплан, общественный буксир и т. д. — это несомненно процессы, имеющие с точки зрения классовой борьбы, борь­бы за коммунизм, мировое значение. Эти процессы, совершенно недостаточно осмысливаемые, изучаемые и освещаемые в нашей печати, выражают в наи­более яркой форме процесс нашего движения к социализму.

Великие противоположности капиталистического способа производства, противоречия между городом и деревней, между физическим и умственным трудом, непосредственно начали сейчас изживаться и уничтожаться. В крайне своеобразных формах наметились эти процессы, но в том, что они происхо­дят сейчас и происходят довольно быстрым темпом, не может быть никаких сомнений.

Резолюция декабрьского (1930 г.) пленума Центрального комитета нашей партии дает следующую концентрированную характеристику совре­менного этапа развития пролетарской революции: «Наша страна, где социалистический сектор занял абсолютно преобладающую роль в народ­ном хозяйстве, вступила в период социализма. Наступающий 1931 г. будет подом новых достижений, новых крупнейших успехов социализма в его борьбе с капитализмом. Выполнение плана в области коллективизации даст абсо­лютный перевес социалистических элементов над индивидуальным сектором в деревне, упрочит смычку рабочего класса с трудящимися массами крестьян­ства и завершит построение фундамента социалистической экономики СССP. Это будет победа всемирно-исторического значения».

Эта сжатая характеристика современного этапа, говорящая больше, чем десятки томов, представляет собой исключительное применение мето­да диалектического материализма. Эта характеристика дает наилучший ана­лиз своеобразия, специфичности данной обстановки, данных условий, анализ развития классовых отношений и сдвигов, как они происходят на данном отрезке времени, и вместе с тем анализ перспектив, форм нашего движения вперед, к бесклассовому обществу, к коммунизму. Насы­щенность этой характеристики отражает всю сложность современного этапа развития, всю многогранность его сторон и отношений, отражает ги­гантские успехи социалистического строительства, бурные темпы движения, трудности этого развития, обостренную классовую борьбу и необходимость максимальной мобилизации творческих сил рабочего класса на преодоление этих трудностей. Эта характеристика современного этапа включает в себя точную директиву, ясный лозунг, четкую задачу — построение фундамента социалистической экономики к концу третьего, решающего года пяти­летки, — не могущую не вызвать новой мощной волны творческого энтузи­азма пролетариата и трудящихся. Выполнение хозяйственных задач теку­щего года будет означать выполнение важнейших и решающих элементов «грандиозного плана работ по строительству социализма — пятилетнего плана».

Эти успехи и перспективы представляют собой лучший практический критерий правильности генеральной линии партии и лучший окончательный исторический приговор над троцкизмом, скатившимся в болото контррево­люционного меньшевизма, и над правым оппортунизмом, представляющим со­бой агентуру кулацкой идеологии, агентуру ликвидируемого как класс кула­чества. Эти успехи, достигнутые нашей партией под знаменем марксизма — ленинизма, представляют собой прекрасное доказательство мощности на­шего теоретического оружия, превращающего политику в науку, дающего нам возможность «изменять мир» с полной уверенностью в победе.

II.

Наше вступление в период социализма совпадает примерно с X годов­щиной НЭПа. Новая экономическая политика, или в сокращенном виде НЭП, представляет собой чрезвычайно важный момент для понимания стратегии и тактики большевизма в эпоху диктатуры пролетариата. На основе НЭПа на­шей партией проделан исключительно большой, исключительно сложный путь развития. В условиях НЭПа партия проделала путь восстановления раз­рушенного империалистической и гражданской войной народного хозяйства, теперь проделывает путь социалистической реконструкции хозяйства, нахо­дится в полосе развернутого наступления социализма по всему фронту. Можно сказать, что все партийные оппозиции за истекшее 10-летие, их развитие, переход троцкизма в контрреволюционный лагерь, — все они связаны в изве­стном смысле с непониманием природы НЭПа, с извращением ленинской его трактовки. Развитие, проделанное страной пролетарской диктатуры в усло­виях НЭПа, — большой сложный диалектический процесс. НЭП на определен­ных этапах своего развития менял и меняет свое содержание, НЭП диалекти­чески развивался и развивается. При введении НЭПа Ленин в своем докладе на X съезде партии подчеркивал, что в стране, где громадное большинство насе­ления — мелкие земледельцы-производители, требуется ряд особых пере­ходных мер, которые могли бы обеспечить победу социализма. Переход от продразверстки к продналогу, переход к новой экономической политике означал переход от военного союза с основными массами крестьянства к экономическому союзу с ними, переход от попыток «штурмовым», т.-е. са­мым сокращенным, быстрым, непосредственным способом перейти к социалистическим основам производства и распределения, к «осаде», связанной с очень трудными и неприятными задачами, связанной с целым рядом отступ­лений.

Ленин писал: «Задача перехода к новой экономической политике в том и состоит, что после опыта непосредственного социалистического стро­ительства, в условиях неслыханно-трудных, в условиях гражданской войны, в условиях, когда нам буржуазия навязывала формы ожесточенной борьбы, — перед нами весной 1921 г. стало ясное положение: не непосредствен­ное социалистическое строительство, а отступление… …не штурмовая атака, а очень тяжелая, трудная и неприятная задача дли­тельной осады, связанной с целым рядом отступлений. Вот что необходимо для того, чтобы подойти к решению экономического вопроса, т.-е. обеспече­ния экономического перехода к основам социализма».

Итак, НЭП, по словам Ильича, на первых порах означал известное отсту­пление от непосредственного строительства социализма, переход к другим методам работы для подготовки дальнейшего продвижения вперед. Чрезвы­чайно интересен в этом отношении план доклада Ленина о замене продраз­верстки продналогом, опубликованный в «Правде» от 21 марта. В своем плане Ленин ставит вопрос: чем можно экономически удовлетворить среднее крестьянство, мелкого товаропроизводителя?

И отвечает: «а) свобода оборота, свобода торговли (=свобода ка­питализма);

б) достать товары для этого».

Ленин ставит далее перед собой вопрос, непосредственно вытекающий из решения первого, а именно: что это — «назад к капитализму»? И Ле­нин в своем плане отвечает, что никакого возвращения к капитализму нет и не должно быть (выд.- РП), и далее идет исключительно глубокое объяснение смысла, ха­рактера отступления. Он пишет: «слишком поспешный, прямолинейный, неподготовленный «коммунизм» наш вызывался войной и невозможностью ни достать товаров, ни пустить фабрики». Означает ли это вообще крах коммунизма и возврат к капитализму? Значит ли, что форма военного комму­низма вообще есть единственная форма возможного перехода к социа­лизму? Конечно нет. «Есть еще, — пишет Ленин, — целый ряд возможных переходов».

Это последнее место чрезвычайно интересно. При всех «возможных переходах» надо, по Ленину, нашей партии сохранить последовательное проведение партийной линии, борьбы за коммунизм, за переход к бесклассовому обществу. Основная задача при постановке вопроса об от­ступлении, по Ленину, состоит в том, чтобы не разорвать цепь развития, не порвать последовательного развития в сторону социализма.

НЭП означал отступление в указанном выше смысле слова, перегруп­пировку сил и переход в наступление, и затем в развернутое наступление социализма по всему фронту (выд.- РП). Тот, кто стал бы рассматривать НЭП, как некую застывшую форму с неким неизмененным содержанием, тот очень глубоко ошибся бы. Содержание НЭПа изменялось, развивалось (выд.- РП). Возможность и не­обходимость его развития, и притом развития в определенном направлении, были обусловлены той самой основной установкой Ленина, которая рассмот­рена выше, которая сводится к тому, чтоб не разорвать цепь, «веревку», линию нашего движения к коммунизму. НЭП, как отступление, диалектически перешел в НЭП, как наступление. НЭП, как переход от штурма к осаде, от непосредственного строительства социализма к целому ряду переходных ме­роприятий превратился теперь в НЭП как непосредственное строительство социализма, как развернутое наступление социализма по всему фронту.

Вот этой диалектически противоречивой природы НЭПа, вот этой основы наших стратегических маневров, заключавшихся в том, чтобы «от­ступить для того, чтобы сильнее прыгнуть», в том, чтоб экономически удо­влетворить среднее крестьянство для того, чтоб подвести его к повороту в сторону социализма, допустить известную свободу капитализма и рост капи­талистических элементов для того, чтоб еще сильнее вырос социалисти­ческий сектор народного хозяйства, использовать капитализм для того, чтоб нам самим накопить силы для его уничтожения, — вот этой природы НЭПа не поняли ни троцкисты, ни зиновьевско-троцкистская оппозиция, ни правый оппортунизм.

Ленин в своей статье «Разногласия в европейском рабочем движении» писал: «прямым продуктом этого буржуазного миросозерцания, его влияния надо считать и анархо-синдикализм и реформизм, хватающиеся за одну сторону рабочего движения, возводящие односторонность в теорию, объявляющие взаимоисключающими такие тенденции или такие черты этого движения, которые составляют специфическую особенность того или иного периода, тех или иных условий деятельности рабочего класса. А действитель­ная жизнь, действительная история включает в себя эти различные тенден­ции, подобно как жизнь и развитие в природе включает в себя медленную, эволюцию и быстрые скачки, перерывы постепенности»[1].

Троцкистско-зиновьевская оппозиция схватилась за одну сторону первоначального периода НЭПа, одну черту, составляющую особенность опре­деленного периода, одну сторону, заключавшую в себе элементы отступле­нии, — и увековечила эту сторону, расписавшись в полном непонима­нии, в извращении материалистической диалектики. Она стала рассматри­вать НЭП только как отступление.

Правый оппортунизм увековечивает другую сторону НЭПа, свободу тор­говли, свободу капитализма. Он не рассматривает НЭП как отступление, но он и не понимает того обстоятельства, что НЭП превращается в развернутое наступление по всему фронту. Он исходит из того, что чем дальше, тем больше развитие пойдет по линии притупления классовой борьбы, мирного врастания кулака в социализм и т. д. и т. п.

В отношении к философским проблемам Ленин давал очень глубокую и интересную постановку вопросов. Он говорил: «Познание человека не есть (не идет по) прямая линия, а кривая линия, бесконечно приближаясь к ряду кругов, спирали. Любой отрывок, обломок, кусочек этой кривой линии мо­жет быть превращен (односторонне превращен) в самостоятельную, целую, прямую линию, которая (если за деревьями не видеть леса) ведет тогда в болото, в поповщину (где ее закрепляет классовый интерес господствую­щих классов)»[2].

Политическое и экономическое развитие также не идет по прямой ли­нии. Это очень сложный, многогранный процесс, представляющий собой чрез­вычайно многообразные сочетания различных черт, сторон, моментов и т. д. Для людей, не владеющих марксистско-ленинской диалектикой, свойственно хвататься за отдельный обрывок, кусочек этой линии, односторонне пре­вращать его в самостоятельное целое, создавать на этом основании целую концепцию (выд. — РП), которую уже неизбежно в политике использует и закрепит наш классовый враг.

Вот что писал тов. Сталин о бухаринской не диалектической, метафи­зической односторонности в вопросе о НЭПе: «Ошибка тов. Бухарина со­стоит здесь в том, что он не видит двухсторонности НЭПа, он видит только одну сторону НЭПа. Когда мы вводили НЭП в 1921 г., мы направляли тогда его острие против военного коммунизма, против такою режима и порядков, ко­торые исключают какую бы то ни было свободу торговли. Эту сто­рону дела тов. Бухарин запомнил. И это очень хорошо. Но тов. Бухарин ошибается, полагая, что эта сторона дела исчерпывает НЭП. Тов. Бухарин забывает, что НЭП имеет еще другую сторону. Дело в том, что НЭП вовсе не означает полной свободы торговли, свободной игры цен на рынке. НЭП есть свобода торговли в известных пределах, в известных рамках при обеспечении рeгyлирующей роли государства и его роли на рынке. В этом именно и состоит вторая сторона НЭПа»[3].

Тов. Бухарин превратил односторонне один из признаков НЭПа во все­сторонний, исказил действительное противоречивое развитие. Такое понима­ние НЭПа привело его к совершенно неправильному ревизионистскому пред­ставлению о пути нашего движения к социализму, о взаимоотношении клас­сов в переходный период.

Для понимания внутренней диалектики нашего развития на основе НЭПа имеет исключительно важное значение изучение того теоретического богатства, которое имеется по этому вопросу у т. Сталина. Вот одно из важнейших мест, в котором он характеризует внутреннюю диалектику НЭПа: «Сокольников не понимает двойственной природы НЭПа, двойственной природы торговли в нынешних условиях борьбы социалистических элементов с капиталистическими, он не понимает диалектики развития в обстановке диктатуры пролетариата, в обстановке переходного периода, где методы и оружие буржуазии используются социалистическими элементами для преодо­ления и ликвидации элементов капиталистических. Дело вовсе не в том, что торговля и денежная система являются методами «капиталистической эко­номии». Дело в том, что социалистические элементы нашего хозяйства, бо­рясь с элементами капиталистическими, овладевают этими методами и ору­жием буржуазии для преодоления капиталистических элементов, что они с успехом используют их против капитализма, с успехом используют их для построения социалистического фундамента нашей экономики. Дело в том, стало быть, что благодаря диалектике нашего развития функции и назна­чение этих инструментов буржуазии меняются принципиально, ко­ренным образом, меняются в пользу социализма, в ущерб капитализму. Ошиб­ка т. Сокольникова состоит в том, что он не понял всей сложности и про­тиворечивости происходящих в нашей экономике процессов».

Диалектика нашего развития состояла и состоит в том, что в условиях НЭПа мы прибегаем к «методам и оружию буржуазии» в деле хозяйственно­го управления, руководства и т. д., однако эти методы и это оружие, по­скольку обеспечена руководящая роль пролетариата, поскольку обеспечена генеральная линия партии в ее борьбе за социализм, поскольку эти методы и это оружие употребляются в условиях диктатуры пролетариата и самой диктатурой пролетариата — постольку они превращаются в методы и ору­жие против буржуазии (выд. — РП).

Только оружие материалистической диалектики дает возможность пра­вильно понимать путь нашего развития в условиях НЭПа, внутренне-противоречивый характер этого развития. Именно диалектика марксизма-ленинизма, которой так владеет т. Сталин, дала возможность нашей партии выделить, выпятить руководящую основу противоречивого развития в условиях НЭПа, за внешней поверхностью событий, за их НЭПовской «кажимостью» — видеть подлинный рост социализма, дающий возможность превратить «Россию нэповскую в Россию социалистическую».

В своей статье «О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибке т. Троцкого»[4] Ленин, характеризуя противоречивость развития в условиях диктатуры пролетариата, ставит очень интересный с точки зрения понимания диалектики, с точки зрения понимания активной, руководящей роди партии в историческом развитии вопрос. Он пишет: «Но мы все-таки марксизму немножко учились, учились, как и когда можно и должно соединять противоположности, а главное в нашей революции за три и три с половиной года мы практически неоднократно соединяли противо­положности».

Ленин писал это во время профсоюзной дискуссии до введения НЭПа. Введение и политика НЭПа — один из величайших образцов такого практиче­ского соединения противоположностей в политике на основе марксистской теории, такого соединения капитализма и социализма, которое обеспе­чивает победу одной из противоположностей, — победу социализма. Наша партия под руководством т. Сталина, вооруженная марксистско-ленинской диалектикой, практически в условиях НЭПа сочетала противоположности таким образом, что мы добились крупнейших успехов в пользу социализма и достраиваем фундамент социалистической экономики. В этой же статье Ленин писал: «Ведь можно сочетать эти противоположные понятия так, что получится какофония, а можно и так, что получится симфония». Партия наша в условиях НЭПа так сочетала известное развитие капитализма с ро­стом социализма, что получилась богатейшая симфония социалистического строительства.

Для всякого рода метафизиков, для субъективиста, волюнтариста и механиста Троцкого, для эклектика и «цитатмахера» т. Зиновьева, для эклектика-механиста т. Бухарина и т. д. эта «хитрая» диалектика НЭПа оказалась не под силу. Необходимость практически «соединить противоположности», да соединить их таким образом, чтоб обеспечить победу социализма, для антидиалектических методологических установок недостижима. Одни стали рассматривать НЭП как капитализм, другие — только как отступление, третьи — только как свободу торговли и как свободу капитализма, и т. д.

Наиболее последовательное в духе ленинизма понимание НЭПа было дано в работах т. Сталина. Если проследить все формулировки, все основные положения т. Сталина о НЭПе, начиная с 1924 г. после смерти Ильича,— то мы увидим исключительно богатое содержание, исключительно глубокое при­менение материалистической диалектики к оценке различных этапов в раз­витии НЭПа. Ни механическою перенесения задач из одною этапа НЭПа в другой, ни «логических» прыжков через неизжитые ступени в его продвиже­нии, исключительное умение ставить задачи, выдвигать лозунги, как раз соответствующие данным специфическим этапам в развитии НЭПа, смелое и решительное выдвижение новых вопросов и проблем, когда данный этап изжит и надо переходить к новому этапу, — вот это теоретическое богатство, дан­ное в важнейшем вопросе пролетарской революции.

Вот классическая, исчерпывающая постановка вопроса, бьющая по всякой рассмотренной выше односторонности, берущая вопрос в ею много­сторонности, но кладущая в основу определяющее развитие в направлении к коммунизму, данная т. Сталиным: «НЭП, — писал он, — есть особая политика пролетарского государства, рассчитанная на допущение капитализма, при наличии командных высот в руках проле­тарскою государства, рассчитанная на борьбу элементов капиталистических и социалистических, рассчитанная на возрастание роли социалистических элементов над капиталистическими элементами, рассчитанная на уничтоже­ние классов, на постройку фундамента социалистической экономики. Кто не понимает этой переходной, двойственной природы нэпа, тот отходит от ленинизма».

Кто не понимает того, что в этой формулировке тов. Сталина дана глу­бокая, материалистическо-диалектическая трактовка НЭПа, тот ничего не понимает. На этих образцах применения материалистической диалектики надо учиться, на них мы должны изучать, как политика благодаря примене­нию диалектики становится наукой. В этой сжатой формулировке тов. Сталин вскрывает внутренние противоречия НЭПа, его двойственную пе­реходную природу. Однако мы не имеем простого «объективного» констати­рования двойственности, противоречивости НЭПа. Нет. Мы имеем здесь выделение в этой двойственности, в этих внутренних противоречиях основы, ведущей и определяющей. Мы имеем как раз сохранение и развитие той основной цепи, «веревки», о которой писал Ленин, цепи развития к социализму. Мы не имеем здесь объективизма в смысле полагания на стихийность развития, на самотек. Нет — тов. Сталин подчерки­вает активную роль и сторону руководящей силы — пролетариата и его партии. НЭП — это рассчитанная политика, рассчитанная как на допущение капиталистических элементов, так и рассчитанная на по­беду социализма.

III.

В своем заключительном слове на XVI съезде партии тов. Сталин дал следующую характеристику современного этапа пролетарской революции. Он говорил: «Ясно, что мы уже вышли из переходного периода в старом его смысле, вступив в период прямого и развернутого социалистического строи­тельства по всему фронту. Ясно, что мы уже вступили в период социализма, ибо социалистический сектор держит теперь в руках все хозяйственные рычаги всего народного хозяйства, хотя до построения социалистического общества и уничтожения классовых различий еще далеко».

Такая постановка вопроса, представляющая собой генеральную харак­теристику современного этапа нашей революции, берется в штыки как со стороны правых оппортунистов, так и со стороны «левых». Особенно не­приемлемой эта характеристика оказалась для представителей правого-«левац­кого» блока Сырцова — Ломинадзе. Этот вопрос является боевым поли­тическим вопросом, вокруг которого в той или иной степени заостряется борьба с генеральной линией партии. В основе такого двоякого вида непо­нимания или отрицания этой характеристики лежит, если говорить о мето­дологической стороне вопроса, совершенно метафизическое, антидиалекти­ческое представление о характере нашего движения к бесклассовому обществу. Сущность такой метафизики заключается в том, что представляют себе, будто социализм выходит на свет совсем чистеньким и готовеньким, будто НЭП и социализм отграничены друг от друга китайской стеной, будто развитие пойдет или должно пойти таким образом, что сегодня кон­чается НЭП, а завтра начинается готовенькое социалистическое общество. Действительность бесконечно «хитрее» такой схематической, антидиалекти­ческой постановки вопроса. Ленин всегда очень зло издевался над таким шаблонным представлением о ходе борьбы за социализм. Он говорил: «Пред­ставлять себе социализм так, что нам господа социалисты преподнесут на та­релочке в готовеньком платьице, нельзя, — этого не будет». Действительный ход классовой борьбы, действительный путь развития дает переливы, переходы, чрезвычайно сложное, многообразное и своеобразное сочетание условий. Чистых явлений, — подчеркивал Владимир Ильич, — в действительном развитии общества и природы не бывает. Своеобразие нашей обстановки с точки зрения соотношения классов и классовой борьбы, с точки зрения со­отношения социализма и капитализма, плана и стихии и т. д. и т. п. состоит в том, что мы находимся в последнем этапе НЭПа, что НЭП еще не окончен и что одновременно с этим мы уже вступили в период социализма. Для людей, не понимающих действительного диалектического развития, это может пока­заться совершенно непереносимым противоречием, — как это так, НЭП и период социализма? Между тем для того, кто вдумается, — как Ленин подхо­дил к таким вопросам, станет ясно, насколько правильна, точна характери­стика тов. Сталина, насколько глубоко тов. Сталин владеет материалисти­ческой диалектикой. Ленин неоднократно подчеркивал в своих работах, что надо основательно изучать, как рождается новое общество из старого, какие своеобразные переходные формы существуют и будут существовать при переходе от капитализма к коммунизму. Ленин ставит вопрос о необхо­димости «учиться» у массового опыта пролетарского движения, у «опыта» великой классовой борьбы пролетариата. Ленин клеймит всякий абстрактный, книжный подход с готовой схемой пути развития социализма, в которую педанты от марксизма пытаются уложить многообразие и сложность дей­ствительности.

Нельзя таким образом смешивать период социализма, в который мы вступили, с построением полного социалистического общества. Из такого смешения, из такого «перепрыгивания» через ряд ступеней развития вытекают часто «загибы» такого порядка, когда предлагается немедленно пе­реходить к прямому социалистическому продуктообмену, когда начинается отрицание всякой роли и значения денег, хозрасчета, кредита и т. д. на данном этапе развития, когда начинается в той или иной степени отрицание роли и значения пролетарской диктатуры. Такая точка зрения по существу исходит из того, что НЭП окончен, что всякие элементы его уничтожены, что поэтому надо немедленно распрощаться со всякими «аксессуарами» НЭПа, торговлей, деньгами и т. д. Тов. Сталин, говоря о вступлении в период социализма, подчеркивал вместе с тем, что до построения социалистического общества и уничтожения классовых различий еще далеко. Было бы, однако, крайне ошибочным из того обстоятельства, что на данном этапе развития имеют такое большое значение, можно сказать исключительное значение для хода выполнения промфинплана решающего года пятилетки, хозрасчет, кредит, проверка работы рублем, необходимость упорядочивать и налаживать нашу торговлю и т. д., из того обстоятельства, что на данном этапе развития приобретает такое значение, особенно в социалистическом секторе сельского хозяйства, сдельщина, премиальные формы оплаты труда и т. д., из того положения, что деньги и их роль при хозрасчете возрастают, из того обстоятельства, что перед нами стоит задача всемерного укрепления органов пролетарской диктатуры, и т. п., — делать из всего этого вывод, что НЭП ныне находится «во всей своей красе», что до социализма еще далеко, что ни о каком периоде социализма не может быть и речи.

В том-то и вся штука, что указанные противоречия являются как раз в наших условиях развития движущей силой, движущими противоречиями (выд.-РП). В том-то и все дело, что абсолютный перевес социалистического сектора во всем народном хозяйстве, колоссальное укрепление социалисти­ческой индустрии, прямое и развернутое социалистическое строительство по всему фронту (ведь это и есть период социализма с марксистской, научной точки зрения) — и дает возможность использовать с наибольшим эффектом на помощь социализму против капитализма ряд форм хозяйствования, ха­рактерных для условий НЭПа. Период социализма, в который мы вступили, является переходной ступенью рождения нового общества, общества бес­классового, коммунистического. Завершение построения фундамента социа­листической экономики, построение экономической базы социализма — это ступеньки построения полного социалистического общества и полного уничтожения классов. НЭП еще не закончен, но с каждым шагом вперед социалистического строительства он изживается, заменяясь подлинно социа­листическими формами развития. Мы живем в эпоху крайнего динамического развития. Происходят исключительные по своей силе социально-классовые сдвиги, сдвиги в области культуры масс, в идеологических надстройках. Ход исторического развития настолько убыстрился, что на протяжении ме­сяцев у нас происходят сдвиги, на которые требуются десятилетия «мирного» развития. Крот истории роет хорошо. Партия пролетариата играет исклю­чительную роль в нашем невиданном движении к социализму. Вооруженная самой передовой революционной теорией, теорией марксизма-ленинизма, во­оруженная материалистической диалектикой, наша партия ведет борьбу с уверенностью в окончательной победе коммунизма.

[1] В.И.Ленин, «Разногласия в европейском рабочем движении», Полное собрание сочинений, том 20.
[2] В.И.Ленин, «К вопросу о диалектике», Полное собрание сочинений, том 29, С. 316-322.
[3] И.В.Сталин. О правом уклоне в ВКП(б). Речь на пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в апреле 1929 г., ПСС, т.12
[4] В.И.Ленин, ПСС, т.42

К вопросу о диалектике НЭПа: 4 комментария

  1. Повторюсь как я понял, не только механическое использование государства как орган уничтожения , сворачивания НЭП но и изживание нэпа в экономическом соревновании с сой. Экономикой построенной на интенсивной индустриализации?!

    1. НЭП и есть «изживание» капиталистической экономики путем соревнования с ней!

      1. Я читал , что формы объединений хозяйствующих субьектов при НЭП были тресты синдикаты , Артели и Индивидуальные купцы и ремесленники . Был ли по развитию этот капитализм рыночным , или в форме монополий ?

        1. Да там не капитализм как таковой вообще! Там изживание некоторых капиталистических товарных отношений и одновременное усиление и развитие социалистических производственных отношений. Диалектический процесс строительства социалистической экономики при политическом господстве рабочего класса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.