Краткая история большевизма ч.1

Ведение

История большевизма есть история борьбы российского пролетариата за дикта­туру и одновременно история борьбы со всякого рода псевдореволюционными течениями в общественной жизни и оппортунистическими течениями внутри российского рабочего движения, независимо от того, носят ли эти течения открыто оппортунистический характер или выступают под флагом ультралевизны. Борясь после 1905 года с оппортунизмом ликвидаторов и ультралевой позицией отзовистов, В.И. Ленин показал, что оба эти течения носят буржуазный классовый характер и являются двумя сторонами одной медали.

Больше­визм — единственное революционное течение в российском рабочем движении — сло­жился в борьбе за революционную теорию и революционную тактику, в борьбе за твердую дисциплинированную партию. Тесно связанная с русским и международным движением, твердо сохраняя в руках знамя революционного марксизма, Коммунистическая Партия в Советской России (а раньше Со­циал-Демократическая Партия большевиков, сокращенно РСДРП(б)) на знамени своем выставила ло­зунг борьбы за гегемонию пролетариата в революции, за диктатуру пролетариата. Организуя рабочее движение, руководя пролетарской борьбой, Коммунистическая Партия привела русский пролетариат к за­воеванию политической и экономической власти. Под ее руководством советский рабочий класс в союзе с массой бедняцкого и середняцкого крестьянства строил социализм и создал первое в мире государство — СССР, страну трудового народа, добившуюся великих побед, как в хозяйственном, экономическом, так и в социальном, политическом  и даже военном отношениях.

Но путь к величию СССР был непростым. Не сразу революционная со­циал-демократия взяла под свое руководство рабочее движение. Выросшее стихийно рабочее движение некоторое время шло вне влияния социал-демократии. Последняя возникла в России тогда, когда рабочее движение уже пустило глубокие корни. И ей необходимо было провести и выдержать борьбу за признание про­летариата единственным последовательно революционным классом, за гегемонию его в буржуазно-демократической революции, за признание революционной роли в этой революции крестьянства в России, за организованную, дисциплинированную партию. Совершив эту революцию, российский рабочий класс не остановился, а пошел дальше — к социалистической революции, в которой союзником его выступило уже не все крестьянство, а только беднейшая его часть (сельский пролетариат). Свергнув власть буржуазии, он взял власть в свои руки и построил свое государство — свое, трудового народа.

Но для того, чтобы показать весь путь развития большевизма, необходимо рассмотреть историю борьбы пролетариата за тот период времени, когда еще не было социал-демократии, просмотреть, как не­избежно рабочее движение самым ходом своего развития приходило под знамя революционной социал-демократии, под знамя коммунизма.

Часть I.

Начало массового рабочего движения. Народни­чество. Первые зародыши социал-демократии.

  1. Причины позднего возникновения в России социал-демократии сравнительно с началом революционного движения

Первые социал-демократические организации в России начинают складываться в начале 80-х гг. Однако революционное движение возникло в России значительно раньше. Причины, вследствие которых партия пролетариата начала складываться позднее, связаны с особенностями экономического положения России.

Основной причиной является медленное и позднее развитие капита­лизма. До 1816 г. крепостное право в России не давало возможности развиваться капитализму, ибо для развития капитализма, в первую го­лову, нужен свободный, а не крепостной рабочий труд. С 1861 г. капи­тализм начал в России развиваться; рабочий класс к 1882 г. увеличился по своей численности более, чем на половину (в 60-ом году рабочих было 560 тысяч, а в 82-ом — 870 тыс.). Но рабочий класс этот, как мы видим, во-первых, был очень молод и только еще сформировывался. В то же время и сотни тысяч рабочего класса и развивающееся фабричное про­изводство буквально тонули во всей огромной стране с ее еще чисто ­крестьянским укладом.

  1. Раннее возникновение массовых форм рабочего движения

Несмотря на свою молодость, рабочий класс чрезвычайно рано вы­ступил на путь стачечного движения. Стачки и волнения рабочих бывали еще в крепостной России. Мы возьмем в рассмотрение лишь стачки в России после реформы 1861 г., но и они уже говорят нам о раннем движении рабочего класса.

С 1865 года по 1877 г. в стране насчиты­вается 20 тысяч стачечников, а уже в 1876 г. маленькая, правда, группка рабочего класса приняла участие в политической демонстрации тогдаш­них революционеров-«землевольцев» в Санкт-Петербурге на Казанской пло­щади.

Уже в 1877 году на большом судебном «процессе 50-ти» один из рабочих-ткачей революционеров — Петр Алексеев произносит свою знамени­тую фразу: «Подымется мускулистая рука миллионов рабочего народа — и ярмо деспотизма, огражденное солдатскими штыками, разлетится в прах». Он тогда почти до­словно сказал то же самое, что позднее (1889 г.) выразил в своей зна­менитой фразе основатель российской социал-демократии, Г. В. Пле­ханов: «Революция в России победит, как революция рабочего класса, или не победит никогда».

Если просмотреть массовое рабочее движение до конца 70-х гг., то стразу замечается стихийность движения, малая его сознательность, отсутствие организации и т. д. и т. п. Традиционны случаи обращения рабочих к власти — градоначальнику, к на­следнику царя, как это было, например, в Санкт-Петербурге на Новой Бумагопрядильне в 1878 г.

В то же время, в этих первых движениях молодого, еще неорга­низованного, класса почти неграмотного, некультурного, сказывается и неви­данная сила и невиданные еще дотоле в России черты.

  1. Рабочий класс в России накануне возникновения социал-демо­кратии

В стачечных движениях конца 70-х гг. тогдашние революционеры-народники имели немалый успех среди рабочих масс. Рабочая масса сама искала революционеров. Рабочие в тех людях, которые вели смертельную борьбу с правительством, своим классовым чутьем видели своих дру­зей. В то же время масса рабочих довольно решительно относилась к агентам правительства, полиции и т. п. Совершенно мирные похороны шести ра­бочих в 1878 г. на Гаванском кладбище в Санкт-Петербурге чуть не закон­чились избиением полиции, а в 1879 г. в Ростове-на-Дону из-за ни­чтожного случая (избиение полицией подгулявшего рабочего) вспых­нуло подлинное восстание, приведшее к бегству власти из города.

Из этого, конечно, не следует, что рабочий класс в России в те вре­мена был политически сознателен. К годам возникновения социал-демократии картина была примерно следующая: очень тоненький слой рабочего класса, наиболее активный, наиболее мыслящий из того, что было в рабочем классе тогда в России, вступал в революционные кружки, а оттуда, почти неизменно, попадал в тюрьмы, в ссылку и т. п. Отсюда образовывались кадры рабочих-революционеров. В то же время масса в условиях российского царизма (а это означало самые ди­кие и невероятные условия существования рабочего класса), вынуждена была с самых первых шагов движения вступать в непосредственные схватки с агентами самодержавной власти. У рабочих Новой Бумагопрядильни, между прочим, вера к градоначальнику и в царского наслед­ника поколебалась как раз после 1878 года.

  1. Революционные организации 70-х гг. Народничество.

Первые группы рабочих-революционеров входили в организации на­роднической интеллигенции, ибо иных революционных организаций в то время Россия не знала. Следовательно, первые революционные рабочие в России могли ознакомиться лишь с народническим революционным учением, возникшим в России вследствие крайне хозяйственной отста­лости страны и слабого развития капитализма.

Но рабочие очень скоро сумели внести свое, особое содержание в учение народников, и в некоторых случаях даже резко отмежевались от взглядов народ­нической интеллигенции.

Как известно, народническая интеллигенция полагала, что носи­телем социализма в России является крестьянская община и крестья­нин. Через крестьянина и крестьянскую общину, которая якобы есть «зерно социализма», Россия сразу может перейти в социалистическое царство, минуя стадию капитализма. Такой переход произойдет либо путем стихийного народного бунта, как полагали народники-бунтари (Бакунин), либо путем социали­стической пропаганды, как учили народники-мирные (П. Лавров).

Отсюда вывод: раз Россия может перейти посредством крестьянской общины и через кре­стьянина, «прирожденного» социалиста, сразу в социалистический строй, то нет никакой необходимости помогать буржуазии свергнуть самодержавие и царя. Это приведет лишь к тому, что вместо царского самодержавия получится власть буржуазии; власть же буржуазии ока­жется для народа не менее тягостной, чем власть царя.

Таким обра­зом, у народников выходило, что крестьянину и рабочему нет никакой необходимости вести борьбу за изменение государственного строя, т. е. борьбу политическую; вести надобно такую борьбу, когда бы крестьянская революция сразу установила в России социализм.

  1. Первые рабочие организации: Южно-Русский союз рабочих и Северный союз русских рабочих

Первые крупные революционные организации пролетариата возникновением своим обязаны революционному народничеству — с одной стороны, массовому рабочему движению 2-ой половины 70-х годов — с другой стороны. В их числе: Южно-Русский союз рабочих на юге (1875—1877 — интеллигент Е. За­славский) и Северный союз русских рабочих в Санкт-Петербурге, организо­ванный С. Халтуриным и рабочим В. Обнорским. Особенно видную роль сыграл последний союз, возникший в 1878 г. Его образование относится к 1877 г., а окончательная ликвидация — к началу 1880 г. Его руководители — рабочие пошли неизмеримо дальше российской народнической интеллигенции.

Южно-Русский союз рабочих ставил своей целью — пропаганду идей освобождения рабочих из-под гнета капитала и привилегированных классов и объединение рабочих для будущей борьбы с установившимся экономическим и политическим порядком.

А необходимость для рабочего класса политической борьбы так ясно подчеркнута в программе Северного союза русских рабочих, что Плеха­нов в свое время писал: «В 70-ые гг. требование политической свободы явилось прежде всего в рабочей программе. Это придавало союзу социал-демократическую окраску».

Рабочие-революционеры, входившие в подпольный Северный союз русских рабочих (во главе их стояли рабочие Степан Халтурин и Виктор Обнорский), были распропагандированы народниками. Поэтому в своей программе, программе союза (она появилась в народнической газете «Земля и Воля»), рабочие-революционеры во многом еще находятся под властью народнического учения.

Но, и находясь под властью этого учения, рабочие:

а) заявили, что примыкают по своим задачам к «социально-демократической партии Запада»;

б) подчеркнули, что «освобождение рабочих — дело рук самих рабочих»;

в) совершенно определенно выставили требование борьбы за политическую свободу, ибо, как они писали, «ею (политической свобо­дой) обеспечивается решение социального вопроса»;

г) авторы про­граммы выставили, наряду с требованиями политическими, целый ряд требований экономических.

Это вносило в программу союза новые черты в сравнении с народничеством.

Таким образом, на самой ранней заре революционного движения рус­ского пролетариата, рабочие, воспитанные народниками, раньше своих учителей поняли смысл и значение классовой борьбы пролетариата, точно так же как поняли, что без завоеваний самых необходимых политиче­ских свобод рабочему классу нельзя вести борьбу социалистическую, ибо борьба эта требует организации, сплочения и просвещения масс, а при царских порядках развернуть такую работу являлось делом не­мыслимым.

Северный союз русских рабочих был раздавлен царским самодержавием, не просуществовав и года и не успев развить своей дея­тельности. В организации насчитывалось до 200 рабочих; союз прини­мал самое деятельное участие в широко развернувшемся тогда стачеч­ном движении. Наметил издание газеты, номер которой («Рабочая Заря» № 1) был захвачен вместе с типографией, библиотекой, кассой и т. д. союза.

  1. Раскол народничества. «Народная Воля» и причины раскола.

Конец 70-х гг. был годами промышленного оживления, а также уси­ления стачечного движения. В этом усилении стачечного движения, когда в 29 случаях, за три только года, бастует 35 тысяч рабочих, на­добно, между прочим, искать и причины возникновения и развития таких организаций, как Северный союз русских рабочих. Конец 70-х гг. есть также время наиболее напряженной борьбы революционных народниче­ских организаций.

Следует, однако, отметить, что в 1879 г. произошел, во-первых, раскол революционного народничества, а во-вторых — кру­той поворот в воззрениях революционеров-народников. Прежняя ре­волюционно-народническая организация «Земля и Воля» на своем съезде в Воронеже раскололась на две части: большинство, во главе с Желя­бовым, образовало новую организацию под названием «Народная Воля»; меньшинство (Плеханов, Стефанович, Дейч, Засулич и др.) назвало свою организацию «Черным Переделом».

В чем состояло изменение в воззрениях революционного народни­чества?

Мы видели, что первоначально народники отрицали политическую борьбу и противопоставляли последней борьбу за социализм. Такая борьба рисовалась народникам в виде крестьянской революции.

К концу 70-х гг. у народничества значительно понизились надежды на крестьянскую революцию.

70-ые гг. были временем хождения в народ революционеров-народников. Это означало, что в деревни посылались группы агитаторов и про­пагандистов. Эти агитаторы и пропагандисты должны были поднять «при­рожденного» крестьянина-социалиста на всероссийское восстание во имя общины и социализма. Устраивался целый ряд поселений, когда не отдельные революционеры, а целые организации пропагандистов и агитаторов народников вели постоянную работу в определенной местности.

И вот это-то хождение в народ разочаровало народников. Были, правда, отдельные удачные попытки и отдельные успехи. Но в общем и целом народники на практической работе не могли не увидеть, что «природный социалист» крестьянин поддается весьма трудно со­циалистической пропаганде. Наиболее думающим и прогрессивным из них становилось все яснее: при существовании царского правительства неизмеримо трудна вся­кая организация, практически невозможно просвещение широчайших масс трудящихся; без са­мых необходимых свобод, свобод, которые даются даже буржуазными конституциями, не было почти возможности вести массовую органи­зационную работу.

Разочарование в близкой крестьянской революции и с другой стороны — все усиливавшееся преследование царским правительством всякой революционной работы заставило большин­ство землевольцев сказать на Воронежском съезде в 1879 г.: «Так как буржуазные либералы в России настолько трусливы и бездеятельны, что сами не могут вести борьбу за политическую свободу, то прихо­дится эту борьбу вести нам, социалистам, хотя это по сути и не наше дело».

Третья причина поворота в воззрениях народников вскрывается как раз этим заявлением.

Народнический социализм с его социалистической крестьянской ре­волюцией (без рабочего класса) был мелкобуржуазный социализм.

Народники — революционеры мелкой буржуазии. Развитие капита­лизма в России (которого не желали народники видеть) усиливало бур­жуазию.

Для буржуазии становилась все более необходимой «конституция», т. е. изменение государственного строя — самодержавия. В своих про­граммных выступлениях народовольцы вопрос о социализме отодвигали теперь на второй план, выдвигая на первый политическую борьбу с само­державием. Выступая на дорогу политической борьбы с самодержавием, народники, сами того не ведая, «громя» «буржуазию», боролись за буржуазную свободу.

  1. Борьба «Народной Воли» и ее конец

Как же вести политическую борьбу, как покончить с российским самодержавием, как завоевать необходимые политические свободы? Народники разочаровались в близости крестьянской революции и мас­сового крестьянского восстания; народники только подмечали, что пролетариат, по сравнению с крестьянством, является более восприим­чивым к социалистической пропаганде, но дальше этого не пошли и продолжали считать, что пролетариата, как особого класса, нет; русскую интеллигенцию в ее либеральной части революционные народники, как мы видели, не считали способной вести политическую борьбу.

Выходило, что против самодержавия не оказывалось никакой массы, которую бы можно было, именно как массу, как определенный слой общества, двинуть в бой против самодержавия. А при таком положе­нии очень естественно, что революционное народничество в лице «Народ­ной Воли», пришло в итоге к заключению — царское правительство должно быть поражено небольшим, но крепко сколоченным, беззаветно преданным делу революции ядром революционеров. Эта революционная организация при своей малочисленности, страшная своей боевой силой, должна вести борьбу с правительством путем применения террора, т. е. убийства целого ряда слуг самодержавия, до самого самодержца включительно.

Конец 70-х и начало 80-х гг. и наполнены этой, действительно изумительной по героизму, борьбой «Народной Воли» с царским пра­вительством. Эта борьба завершилась в 1881 г. убийством Александра II. Но после этого убийства ничего не произошло — не последовало ни падения самодержавия, ни торжества социализма. Во время самой борьбы на протяжении двух лет «Народная Воля» во имя политической борьбы отодвинула социалисти­ческие задачи и сделала явный сдвиг по направлению к русскому буржуазному либерализму. (Подробнее об этом см. главу о легальном народничестве.)

  1. Значение крушения народничества для революционного движения пролетариата

Крушение «Народной Воли» имело огромное значение для развития в России революционной мысли.

Полнейшая бесперспективность такой формы борьбы как террор, т. е. единоборства революционеров с правительством, была показана, по крайней мере передовой группе рабочего класса, во всей своей полноте.

Трудно представить террористическую борьбу более самоотвер­женную, более героическую, более организованную и притом охва­тившую лучших представителей того, что называлось российской ин­теллигенцией. Этот героический размах борьбы «Народной Воли» за­хватывал и наиболее выдающихся рабочих. Организатор Северного союза русских рабочих — Степан Халтурин — отложил на время дело организации рабочего союза, чтобы схватиться грудь в грудь с царским правительством, свергнуть его и завоевать свободу, необходимую для того, чтобы строить рабочие организации.

С другой стороны, трудно представить себе борьбу более последо­вательную, чем террористическая борьба «Народной Воли», ибо эта борьба была доведена до конечного пункта, поставленного партией, — до убийства царя. Однако эта героическая борьба не дала партии ничего, кроме ее полного разгрома.

Вместе с российской интеллигенцией 70-х годов (ибо народническое движение есть движение интеллигентское), первые рабочие-революцио­неры проходили, так сказать, наглядные уроки применения революцион­ных воззрений народничества и на опыте видели крушение этих воз­зрений.

Вместе с «Народной Волей» передовики-рабочие пережили все разо­чарование интеллигенции в значении общины, как «зерна социализма», и крестьянина, как творца социализма, разочарование в близком часе крестьянской революции. Вместе с «Народной Волей» рабочие-передо­вики пережили революционную форму политической борьбы российской интеллигенции — террор. Вместе с «Народной Волей» они увидели то, что так хорошо выразил еще в 1880 г. едва ли не самый выдающийся из организаторов и практиков народничества — Яков Стефанович: «При обилии и величии героев революция в России менее близка, чем где-нибудь, ибо наше движение не сумело втянуть в свой заколдованный круг мужика и городского рабочего, т. е. народ».

Передовики-рабочие имели полную возможность уяснить, что вне масс и помимо масс не может быть и речи о революционном перевороте. Наконец, в проклятые 80-ые гг., годы, когда началась реакция, когда правительство Александра III после убийства Александра II зажало всю Россию в полицейский кулак, — рабочие-революционеры воочию увидели весь распад когда-то революционной интеллигенции, ее движение к бур­жуазному либерализму, ее порою прямое отступничество.

Уроки народнического движения были чрезвычайно велики и для передовой прослойки рабочего класса, и для единиц революционеров-интеллигентов, прошедших народническую школу. Из гибели и распада народничества — с одной стороны, в условиях развивающегося капита­лизма — с другой стороны, стало строиться новое учение борьбы рабо­чего класса, и выросла в России партия рабочего класса — социал-демо­кратия.

Продолжение следует

Использованная литература:
— К.Шелавин История ВКПб, «Коммунистический университет на дому», 1925 г., №1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.