Экономические кризисы

Лекционный материал к учебному курсу
«Основы марксизма-ленинизма»

Тема: «ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ»

Что такое экономические кризисы?

Экономические кризисы — более или менее регулярно повторяющиеся, а также нерегулярные, временные падения производства, возникающие в капиталистическом хозяйстве вследствие стихийности и анархии воспроизводственного процесса. Экономические кризисы возникают из-за перепроизводства товарной продукции, потому они так и называются — кризисы перепроизводства.

Капитализм — первая и единственная в истории человечества общественно-экономическая формация, где возникла проблема перепроизводства материальных ценностей.

Все предшествующие капитализму формации испытывали только кризисы недопроизводства — продуктов, необходимых людям для жизни, их все время не хватало. И только при капитализме возникают периоды, когда их становится в избытке, но при этом этот избыток не приводит к удовлетворению потребностей людей, а напротив, ведет к еще большему обнищанию масс, лишению их самого необходимого.

История капитализма — это история регулярно или эпизодически возникающих различного рода кризисов, в основном кризисов перепроизводства, становящихся всё более частыми и глубокими. Хотя каждому экономическому кризису свойственны свои специфические черты, отражающие сложившиеся исторические условия, каждый из них представляет собой дальнейший этап развития противоречий капитализма, еще более расшатывает его устои, что в конечном счете неизбежно приведет к гибели весь капиталистический способ производства, ибо главное его противоречие — между общественным характером труда и частным присвоением — не может быть разрешено ни путем кризисов, ни путем войн, нередко сопутствующих кризисам.  Разрешено это противоречие может быть только уничтожением частной собственности на средства производства, т.е. социальной революцией, которая приведет производственные отношения в соответствии с развившимися производительными силами.

То есть кризисы, это один из способов разрешения основного противоречия капитализма, при котором класс буржуазии (господствующий класс), сохраняя в неизменности производственные отношения, пытается решить проблему тем, что тормозит рост производительных сил общества. В кризисы как нельзя лучше виден тот факт, что капитализм стал оковами для дальнейшего общественного развития.

Но сказанное нельзя понимать в том смысле, что капиталисты сознательно устраивают кризис, нет, кризисы — есть неизбежное следствие действия самих законов капитализма, объективных законов. Чтобы выйти из кризисного состояния, обществу необходимо либо изменить производственные отношения (уничтожить частную собственность), либо уничтожить часть своих производительных сил, вернувшись по уровню развития на десятки лет назад. Понятно, что буржуазия, основу существования которой составляет частная собственность, о первом варианте и не помышляет, она как господствующий в обществе класс, выбирает второй путь — путь уничтожения производительных сил. Но этот путь не решает проблемы в целом, он только лишь на время снимает ее остроту, неизбежно через какой-то период времени обостряя ее в еще большей степени.

Истоки кризисов

Формально возможность экономических кризисов, как указывал Маркс, возникла с появлением денег — переходом от непосредственного обмена продукта на продукт к товарному обращению через деньги. Дело в том, что с появлением денег (универсального товара) процесс обмена товаров был разорван на два противоположных и различных во времени акта: продажу и куплю. Продажа одного товара уже не означала одновременной покупки другого товара, как это было при непосредственном обмене продукта на продукт. Покупка другого товара могла произойти значительно позднее и в другом месте. Этот разрыв во времени акта купли и акта продажи и содержит формальную возможность задержки процесса реализации произведенных товаров и развертывания кризиса перепроизводства.

Возможность кризисов усиливается с появлением функции денег как средства платежа, где тоже происходит разрыв во времени между актом купли товаров в кредит и актом платежа за них. В промежутке между совершенной кредитной сделки и сроком платежа цены товаров могут измениться и условия реализации для одной из сторон резко ухудшиться. Это все создает возможности возникновения кризисов перепроизводства.

Но в условиях простого товарного производства возможность кризисов ещё не могла превратиться в необходимость; товары продавались, как правило, на местных рынках и затруднения в их реализации не вызывали расстройства всего хода общественного воспроизводства. Лишь при капитализме, когда с переходом к машинной индустрии товарное производство стало всеобщей формой производства материальных благ, а деньги превратились в капитал, появились условия, при которых кризисы перепроизводства стали не только возможными, но и неизбежными. Это превращение возможности экономических кризисов перепроизводства в их неизбежность вытекает из самой сути капиталистического способа производства.

Причины кризисов

Главной причиной экономических кризисов является основное противоречие капитализма — антагонистическое (непримиримое) противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения результатов производства.

Общественный характер процесса производства означает обобществление производства, которое выражается, прежде всего, в концентрации средств производства и рабочей силы на крупных предприятиях.

До появления капиталистического производства существо­вало мелкое товарное производство, основанное на частной собственности работников на средства производства и их личном труде. Средства производства были средствами труда отдель­ных лиц, рассчитанными на единоличное употребление, а потому оставались мелкими, раздробленными, ограничен­ными.

Капиталистический способ производства на трех ступе­нях развития производительной силы труда — простой кооперации, мануфактуры и крупной машинной промышлен­ности — сконцентрировал, укрупнил эти раздробленные мелкие средства производства, превратил их в могучие ры­чаги производства.

Однако превращая ограниченные средства производства в мощные производительные силы, буржуазия не могла не превратить их вместе с тем «из средств производства, при­меняемых отдельным человеком, в общественные средства производства, применяемые лишь совместно массой людей. Вместо самопрялки, ручного ткацкого станка, кузнечного молота появились прядильная машина, механический ткац­кий станок, паровой молот; вместо маленьких мастерских — громадные фабрики, требующие совместного труда сотен и тысяч рабочих. Подобно средствам производства, и само производство превратилось из ряда разрозненных действий в ряд общественных действий, а продукты — из произведе­ний отдельных лиц в продукты общественные». Ф. Энгельс. Анти-Дюринг, стр. 252—253.

Укрупнение производственного процесса приводит к то­му, что товар производится уже не отдельным, изолирован­ным производителем, а большим коллективом, сотнями и тысячами людей, из которых никто не может назвать произ­веденный товар продуктом только своего индивидуального труда. Продукт капиталистического предприятия превра­щается в продукт общественного труда всего многочислен­ного коллектива рабочих.

Обобществление капиталистического процесса производ­ства характеризуется также специализацией общественного труда. В основе специализации общественного труда лежит растущее общественное разделение труда, ведущее к умень­шению числа капиталистов в каждой отрасли промышленно­сти, к увеличению числа особых отраслей промышленности.

Углубляющаяся специализация производства тесно свя­зывает между собой отдельные отрасли производства, делает их взаимозависимыми, так как одна отрасль стано­вится рынком сбыта для другой отрасли. Связь и зависи­мость между отраслями устанавливается как между двумя основными подразделениями общественного производства (производство средств производства и производство продуктов потребления), так и внутри каждого из этих подразделений. В этих условиях само капи­талистическое производство в целом становится производ­ством общественным, а результат производства — товар превращается в продукт общественного процесса производ­ства. Как указывал В. И. Ленин, обобществление производ­ства «состоит совсем не в том, что люди работают в одном помещении (это только — частичка процесса), а в том, что концентрация капиталов сопровождается специализацией общественного труда, уменьшением числа капиталистов в каждой данной отрасли промышленности и увеличением числа особых отраслей промышленности; — в том, что мно­гие раздробленные процессы производства сливаются в один общественный процесс производства». В. И. Ленин Соч., т. 1, стр. 158—159

Обобществление процесса производства при капитализме проявляется, наконец, в том, что уничтожается раздроблен­ность и замкнутость мелких хозяйственных единиц, свойст­венная товарному производству в эпоху докапиталистических формаций, и происходит объединение прежде разобщенных друг от друга мелких рынков местного значения сначала в единый национальный, а затем и в мировой капиталистиче­ский рынок.

В условиях капиталистического товарного хозяйства вследствие изменения характера производства меняется и характер присвоения результатов производства.

При простом товарном производстве частная принадлеж­ность продукта базировалась на мелкой частной собственно­сти на средства производства, рассчитанных на индивиду­альное использование, и на личном труде товаропроизводи­телей. В этих условиях вопрос, кто должен присваивать продукт производства, возникнуть не мог. Право мелкого товаропроизводителя на получение результатов своего лич­ного труда представлялось бесспорным.

При товарно-капиталистическом хозяйстве положение иное. Мелкая частная собственность превращается в крупную частнокапиталистическую собственность сравни­тельно небольшого круга лиц, которые на основе этой соб­ственности узурпируют право присваивать продукт чужого труда без всякого эквивалентного возмещения. Таким обра­зом, частнокапиталистическая форма присвоения для капи­талистов означает возможность пользоваться результатами растущего обобществления производства в узкокорыстных целях увеличения своих прибылей, а для непосредственных произ­водителей — рабочих — она означает невозможность получе­ния продуктов своего же собственного труда.

Возникает антагонистическое противоречие между харак­тером производства и формой присвоения результатов про­изводства, выражающее собой несоответствие капиталисти­ческих производственных отношений общественному харак­теру производительных сил.

Это основное противоречие капитализма порождает ряд производных противоречий, являющихся формами его про­явления.

Форм проявления основного противоречия много. Остано­вимся на тех противоречиях, которые имеют непосредствен­ное отношение к вопросу о причине экономических кризисов перепроизводства.

Прежде всего, основное противоречие капитализма прояв­ляется в противоречии между относительной организован­ностью производства на отдельных предприятиях и анар­хией производства во всем обществе.

Победа крупного машинного производства означала растущую организацию производства, как производства об­щественного, в каждом производственном предприятии.

На отдельном капиталистическом предприятии господ­ствует единая воля предпринимателя, собственника предприятия, направляющая весь ход производства и согласующая работу отдельных частей предприятия. Движущей силой этой орга­низации производства на отдельном предприятии является извлечение капиталистической прибыли.

Но во всем капиталистическом обществе царит анархия производства, так как частная собственность на средства производства исключает какую-либо возможность планомер­ной организации всего общественного производства. Каждый капиталист ведет хозяйство по собственному произволу и работает на неизвестный рынок. Будучи полновластным хозяином своего предприятия, он в то же время остается рабом рынка, где господствуют стихийные законы. Как отмечал Ф. Энгельс в работе «Анти-Дюринг», каждый пред­приниматель занят производством сам по себе и для своей особой потребности в обмене\продаже. Никто не знает, сколько появится на рынке его продукции и в каком количестве эта продукция может найти потребителя; никто не знает, есть ли действительная нужда в данной продукции, окупятся ли издержки производства, да и вообще будет ли она продана, нужна ли кому-нибудь. В общественном производстве господствует анархия.

Противоречие между относительной организацией произ­водства на отдельных предприятиях и анархией производ­ства в обществе приводит к появлению других противоречий капиталистического общества. Важнейшее из них — противоречие  между производством и потребле­нием, которое проявляется в том, что  тенденция капиталисти­ческого производства к безграничному расширению неизбежно ведет к отно­сительному сокращению платежеспособного спроса основной массы населения. «Противоречие между производством и потреблением, присущее капитализму,— писал В. И. Ленин,— состоит в том, что производство растет с громадной быстро­той, что конкуренция сообщает ему тенденцию безграничного расширения, тогда как потребление (личное), если и растет, то крайне слабо; пролетарское состояние народных масс не дает возможности быстро расти личному потреблению». В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 143.

Откуда возникает это противоречие? Почему рост производства не соответствует росту потребления?

Дело в том, что целью капи­талистического производства является производство и при­своение прибавочной стоимости во все более растущих размерах. Жажда присвоения чужого труда не знает границ. В погоне за прибылью капиталисты стремятся расширить свое производство путем повышения производи­тельности и интенсивности труда, увеличения производственного аппарата, внедрения новой техники.

Движущей силой капиталистического производства является конкурентная борьба. Благодаря кон­куренции расширение производства обращается в принуди­тельный закон для каждого предпринимателя, ибо в условиях жестокой конкурентной борьбы всякое отставание грозит капиталисту разорением и гибелью. Выжить и победить в конкурентной борьбе может только тот капиталист, чей капитал больше, производство шире и мощнее, приносит больше прибыли. Погоня за прибылью и конкурентная борьба приводят к росту техники, к повышению доли постоянного капитала, а значит снижению переменной части капитала, той что идет на оплату заработной платы наемных рабочих. Нор­ма прибыли у капиталиста снижается и компенсировать ее можно только увеличением массы (объема) прибыли, т. е. путем расширения производства и масштабов эксплуа­тации. Вместе с ростом производства и внедрением новой техники увеличивается безработица. Положение рабочего класса ухудшается, происходит его относительное и абсолютное обнищание, в то время как  богатство в руках капиталистов только растет. Поэтому, хотя платежеспособный спрос населения, основную массу которого составляют наемные работники, и возрастает вследствие увеличения его численности, но он далеко отстает от скачко­образного расширения производства.

Поэтому чем больше развиваются производительные силы капиталистического общества, тем больше они вступают в конфликт с господствующей в обществе частной собственностью, что, в конечном счете, неизбежно приводит к общему кризису перепроизводства.

«Последней причиной всех действительных кризисов, — писал К. Маркс, — остается всегда бедность и ограниченность потребления масс, противодействующая стремлению капиталистического производства развивать производительные силы таким обра­зом, как если бы границей их развития была лишь абсолют­ная потребительная способность общества».

Фазы цикла капиталистического производства

Экономические кризисы перепроизводства при капитализме повторяются время от времени, как припадки хронической болезни. Экономика капитализма в связи с этим имеет циклический характер, развиваясь от кризиса к кризису. Период от начала одного кризиса до начала другого кризиса составляет цикл производства. Промышленный цикл состоит из четырех последовательных фаз: кризиса, депрессии, оживления и подъема. Промышленный подъём, подготавливает почву для последующего кризиса и очередного цикла.

Несколько слов о терминологии. Те термины, которые мы перечислили — «кризис, депрессия, оживление и подъём», это термины истинно научные, не только использованные Марксом, но в его время и позже широко употребляемые буржуазными учеными. В эпоху империализма, когда кризисы стали происходить чаще и становится все глубже, когда они стали нести трудящимся массам неисчислимые беды и бедствия, когда их панически стала бояться даже буржуазия, капиталисты решили изменить страшные для них названия на другие, которые мы теперь и слышим в наших СМИ чаще всего:  «рецессия», «замедление», «нулевой рост», «турбулентность» и т.п. Буржуазия долго не желала признавать неизбежность кризисов перепроизводства при капитализме, надеясь, что господство монополий сможет помочь их избежать. Да не тут-то было. Кризисы стали возникать только чаще и становиться все страшнее.  И чтобы справиться с ними, было найдено вот такое средство: не употреблять страшных слов. Ничего иного как боязнь посмотреть правде в глаза эта игра в слова не означает. Здесь хочется привести интереснейшее свидетельство известного буржуазного ученого-экономиста середины XX века Мюррея Ротбарда:

«В былые времена мы страдали от периодических экономических кризисов, внезапное начало которых называлось «паникой», а затяжной период после паники назывался «депрессией».

Самой известной депрессией нового времени является, конечно, же та, что началась в 1929 году с типичной финансовой паники и продолжалась вплоть до начала Второй мировой войны. После катастрофы 1929 года экономисты и политики решили, что это больше никогда не должно повториться. Чтобы успешно и без особых хлопот справиться с этой задачей, понадобилось всего лишь исключить из употребления само слово «депрессия». С того момента Америке больше не пришлось испытывать депрессий. Ибо когда в 1937—1938 годах наступила очередная жестокая депрессия, экономисты попросту отказались использовать это жуткое название и ввели новое более благозвучное понятие — рецессия. С тех пор мы пережили уже немало рецессий, но при этом ни одной депрессии.

Впрочем, довольно скоро слово «рецессия» тоже оказалось довольно резким для утонченных чувств американской публики. Судя по всему последняя рецессия была у нас в 1957—1958 годах. С того же времени у нас случались «спады», или даже лучше «замедления», а то и «отклонения».»

Наивно-детский идеализм буржуазии виден за версту. Как будто уничтожением слова можно уничтожить само явление…

Мы, разумеется, будет использовать научную терминологию, ибо нам важно понять процесс, а не то, как сегодня принято называть те или иные его стадии.

Итак, фазы цикла капиталистической экономики.

Кризис есть такая фаза цикла, в которой особенно бурно и разрушительно проявляются противоречия капиталистиче­ского воспроизводства. Кризис характеризуется перепроиз­водством товаров, не находящих сбыта, падением цен, сокра­щением производства, ростом безработицы, снижением заработной платы, биржевым крахом.

Кризис есть прежде всего кризис перепроизводства това­ров. Но перепроизводство товаров носит не абсолютный, а относительный характер. Это означает, что избыток товаров существует только по сравнению с платежеспособным спро­сом населения, а не по сравнению с действительными потребностями общества. Миллионы трудящихся масс тер­пят нужду, потому что произведено слишком много товаров. В этом состоит вопиющее противоречие капиталистического способа производства.

Развитие кризиса в общих чертах можно охарактеризо­вать следующим образом.

Проявление кризиса перепроизводства начинается чаще всего со сферы обращения и выражается в биржевом крахе, в падении курса акций, облигаций и других ценных бумаг, в волне банкротств промышленных, торговых и банковских фирм. Объясняется это тем, что кредитно-финансовая система раньше других сфер капиталистического хозяйства реагирует на начинающиеся срывы и задержки в процессе реализации готовой продукции. В этих случаях кризис в финансовой сфере выступает в качестве предвестника кризиса перепроизводства товаров. В других случаях, более редких, денежный кризис наступает тогда, когда кризис перепроиз­водства товаров уже принял открытую форму. Но во всех случаях финансовые кризисы представляют собой специфические проявления экономического кризиса перепроизводства в кредитно-денеж­ной системе и ускоряют развертывание кризиса перепроиз­водства. Так, в кризисе 1929—1933 гг. падение курса промышленных акций США составило 79,1%, в кризисе 1937—1938 гг. —45,1%. В нынешнем кризисе 2015 г. падение акций основного мирового производителя Китая уже составило почти 25%, и как предполагают буржуазные специалисты, это еще не предел.

Первым симптомом кризиса в сфере производства являет­ся рост товарных запасов, не находящих сбыта на рынке. Проявляется перепроизводство товаров раньше всего в произ­водстве предметов потребления.

В течение некоторого периода времени накопление товар­ных запасов и замедление оборотов торговли носит скрытый характер. Чем больше посредников между производителем товара и его конечным потреблением, тем позднее обнару­живается перепроизводство товаров, но тем разрушительнее сила кризиса.

Задержки в сбыте товаров свидетельствуют о том, что производство уже перешагнуло платежеспособный спрос. И чем больше скапливается товарных запасов, тем труднее становится их сбывать. Вслед за ростом товарных запасов готовой продукции начинается рост запасов сырья и полу­фабрикатов. Предприниматели отказываются от приобрете­ния машин и оборудования. Перепроизводство охватывает не только отрасли производства средств потребления, но и отрасли, производящие средства производства.

Резкое отставание спроса от предложения приводит к быстрому падению цен, снижению прибылей и обесцениванию имеющихся запасов сырья и топлива. Причем цены на сельскохозяйственные товары падают больше, чем на промышленные товары. А товары более концентрированных отрас­лей промышленности обесцениваются меньше, чем продукция мало концентрированных отраслей.

Рост товарных запасов и падение цен на това­ры служат толчком к быстрому сокращению производства, причем в разных отраслях промышленности производство сокращается по-разному. В наибольшей степени страдают отрасли произ­водства средств производства, так как во время кризиса заказы на оборудование для строительства новых предприятий, сооружений, обновление оборудования свертываются или доводятся до минимума.

Сокращается внешняя торговля. Ухудшается состоя­ние платежного баланса страны.

Кризис вызывает массовую гибель мелких и средних предприятий, которые при низком уровне товарных цен, при дороговизне и ограниченности кредита, при трудностях сбыта своей продукции становятся бессильными перед крупными предприятиями — своими конкурентами. Число разоренных предпринимателей попол­няется также за счет мелких держателей акций и владель­цев небольших банковских вкладов, все состояние которых нередко уничтожается в течение нескольких дней биржевого краха.

Главная тяжесть экономического кризиса перепроизвод­ства ложится на плечи трудящихся масс, особенно рабочего класса. В период кризиса происходит резкое снижение жиз­ненного уровня трудящегося населения. Ухудшение мате­риального положения трудящихся идет за счет увеличения числа безработных, снижения уровня реальной заработной платы путем повышения интенсивности труда, сокращения социального страхования и зарплат (при империализме — повышения цен, коммунальных тарифов и платежей и пр.). Все методы усиления эксплуата­ции рабочего класса получают во время кризиса самое широкое распространение. Буржуазия всячески стремится компенсировать уменьшение массы прибавочной стоимости, обусловленное падением товарных цен, сокращением размеров производства и числа занятых рабочих, увеличением степени эксплуатации занятых рабочих. (При империализме она широко использует для это цели силу буржуазного государства, которое везде и во всем отражает ее интересы, но не интересы трудящихся масс.)

Потребление рабочего класса в годы кризиса резко сни­жается. Самые необходимые предметы потребления стано­вятся для рабочих недоступными, в то время как капитали­стическое хозяйство задыхается от избытка товаров, не нахо­дящих сбыта.

Таким образом, разрушительное действие кризиса пере­производства проявляется во всех сферах капиталистическо­го хозяйства: в производстве, в торговле, в сфере кредита и денежного обращения. Нет ни одной области капиталистиче­ской экономики, которая не испытывала бы потрясений кризиса. Это обусловлено самой природой кризиса, тем, что в нем взрываются все противоречия буржуазного общества и лежащее в их основе противоречие между общественным характером процесса производства и частнокапиталистиче­ской формой присвоения.

Как мы уже говорили, экономический кризис перепроизводства является частич­ным и временным разрешением назревших противоречий капитализма, соответствие между производ­ством и рынком восстанавливается лишь на мгновение и частично, ибо противоречия капитализма остаются и не исчезают даже в период кризиса. «Кризисы, — писал К. Маркс, — всегда представляют собою только временное насильственное разрешение существующих противоречий, насильственные взрывы, которые на мгновение восстанавляют нарушенное равновесие». К. Маркс. Капитал, т. III, стр. 259.

Как же происходит это мгновенное восстановление равновесия в процессе общест­венного воспроизводства?

Во время кризиса значительная часть производительных сил разрушается. Более мелкие предприятия, не выдержав жестокой конкурентной борьбы, разоряются. Сохраняют свою самостоятельность лишь крупные предприятия, при­способившиеся к изменившимся условиям рынка и сумевшие привести издержки производства в соответствие со снизив­шимся во время кризиса уровнем цен. Объем производства сокращается до уровня существующего спроса. За время кризиса скапливается немало невостребованного капитала, ищущего себе прибыль­ного применения, потому к концу кризиса ссудный процент падает.

Падение цен на промышленные товары в период кризиса, с одной стороны, разоряет множество мелких и средних промышленных и торговых предприятий, но, с другой сто­роны, оно способствует тому, что часть товарных запасов продается по пониженным ценам. Другая часть товарных запасов просто уничтожается. В конечном счете это приводит к медленному рассасыванию товарных запасов, что, в свою очередь, приостанавливает падение цен.

Рассасывание товарных запасов часто достигается капи­талистами за счет форсированного экспорта товаров на внешние рынки, т. е. ценой усиления эксплуатации народов колониальных и зависимых стран.

Постепенно капиталистическая экономика начинает оп­равляться от потрясений кризиса. Вслед за сокращением товарных запасов и приостановлением падения цен прекра­щаются банкротства и кризис сменяется депрессией, составляющей вторую фазу цикла. Депрессия характери­зуется застойным положением производства, когда падение производства миновало низшую точку. В период депрессии цены на товары остаются на низком уровне, торговля идет вяло, имеется обилие свободного денежного капитала. Депрессия означает стихийное приспособление хозяйства к тем условиям, которые создаются кризисом перепроизвод­ства.

Таким образом, прекращение кризисного падения произ­водства достигается путем уничтожения части производст­венных мощностей и товарных запасов, в том числе путем деиндустриализации и усиленного вывоза товаров на внешние, главным образом колониальные рынки.

Третью фазу цикла составляет оживление.

Жажда присвоения прибавочной стоимости не покидает капиталистов и в период кризиса. В погоне за прибылью в условиях низких цен, установившихся в результате кризиса, капиталисты снижают издержки производства за счет все­мерного усиления эксплуатации рабочего класса, дальней­шего снижения заработной платы, за счет повышения интен­сивности труда. Это приводит к восстановлению рентабель­ности уцелевших в ходе кризиса предприятий.

Добиваясь прибыльности производства в условиях низкого уровня цен, капиталисты снижают издержки произ­водства не только путем усиления эксплуатации рабочих и мелких производителей, но и путем переоборудования пред­приятий, путем внедрения в производство технических и технологических усовершенствований.

Массовое обновление основного капитала происходит за счет свободного денежного капитала, находящегося в обилии в период депрессии. Начинается обновление основного капи­тала и оживление производства с отраслей, производящих средства производства, так как именно эти отрасли выпол­няют заказы по изготовлению элементов основного капитала, подлежащих замене. Рост производства в отраслях, производящих средства производства, увеличивает спрос на рабочую силу, что в свою очередь вызывает рост производства отраслей, производящих пред­меты потребления. Оживление деятельности последних уси­ливает темп развития отраслей, производящих средства производства. Постепенно уровень производства достигает высшей точки предыдущего цикла, цены повышаются, прибыли растут.

За фазой оживления идет фаза подъема. Она характеризуется таким расширением производства, когда по объе­му производство обгоняет высшую точку предыдущего цикла. В фазе подъема наблюдается большое строительство новых предприятий, увеличение числа занятых рабочих, рост цен на промышленные товары, оживление в кредитном и торговом деле.

Но кризис перепроизводства не уничтожает противоречий капиталистического воспроизводства, а лишь частично, на время их разрешает. Все те. обстоятельства, которые предо­пределяют выход из кризиса, создают условия для но­вого кризиса перепроизводства. «Каким образом, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс в «Коммунистическом манифесте», — буржуазия устраняет кризисы? С одной стороны, путем вы­нужденного уничтожения целой массы производительных сил; с другой стороны, посредством завоевания новых и более ши­рокой эксплуатации старых рынков. Следовательно, ничем другим, как подготовлением более широких и сильных кризи­сов и уменьшением средств противодействия им».

Фаза подъема характеризуется быстрым ростом производ­ства на новой материально-технической базе. Погоня за при­былью придает ему стремительный характер. Однако расши­рение производства не может не сопровождаться обострением противоречий капиталистического способа производства: усили­вается основное противоречие капитализма, растет противо­речие между ростом производства и ограниченностью плате­жеспособного спроса населения, между относительной органи­зацией производства на отдельном предприятии и анархией производства в обществе. Усилению этих противоречий спо­собствуют торговый и ссудный капиталы.

Торговые капиталисты, видя рост цен на рынке, стремятся покупать как можно больше товаров про запас в расчете на дальнейшее повышение цен. Тем самым они создают ложную видимость растущего спроса и толкают промышленных капи­талистов на еще большее расширение производства. Банки, в свою очередь, охотно предоставляют промышленным и тор­говым капиталистам ссуды, что также способствует расшире­нию производства далеко за рамки платежеспособного спроса.

Таким образом, уже в фазе подъема существует перепро­изводство товаров, но в скрытом виде, которое потом и проявляется в кризисе явном, неизбежно завершающем фазу подъема. Наступает новый кризис перепроизводства и весь цикл повторяется снова.

Здесь следует сделать небольшое дополнение, указав, что в эпоху империализма экономические кризисы приобретают новые черты. Подробно этот вопрос мы здесь сейчас разбирать не будем — это будет рассмотрено в отдельной теме, посвященной стадии империализма, пока только кратко скажем самое основное. Существенное влияние на течение экономических кризисов при империализме оказывают монополии, которые только углубляют кризисы и обостряют их течение, значительно задерживая выход из них капиталистической экономики. В частности, пользуясь своим доминирующим положением на рынках потребительских товаров, торговые монополии не снижают цены в кризис, как это было раньше, а держат их на том же уровне или даже значительно поднимают, прекрасно осознавая, что трудящемуся населению некуда будет деваться, как покупать жизненно важные для них товары по высоким ценам — ведь больше продавцов нет! То есть относительное благо, которое приносила конкуренция для конечного потребителя в эпоху промышленного, развивающегося капитализма,  испаряется как дым, остаются только негативы. В силу чего товарные запасы (перепроизводство) рассасывают медленно, и кризисы принимают затяжное течение.

С другой стороны, эти же самые торговые монополии, стремясь к сверхприбылям в кризис, требуют от производителей значительного снижения цен на свою продукцию, и производители, не имея возможности реализации своей продукции помимо торговых корпораций, вынуждены идти им на уступки. Это тоже оказывает негативное воздействие на промышленное производство и сельское хозяйство, усиливая экономический кризис, дополнительно разоряя множество производящих предприятий и задерживая выход из кризиса.

По сути, капиталистическая экономика в эпоху империализма находится в постоянном, непрерывном кризисе, рост ее ничтожен, а вот падения производства глубоки — это особенно хорошо стало заметно с конца XX века.

Аграрные кризисы

Экономические кризисы перепроизводства характерны для всей системы капитализма. Поэтому они охватывают не только промышленность, но и сельское хозяйство. Кризисы перепроизводства в сельском хозяйстве называются аграр­ными кризисами.

Причина аграрных кризисов перепроизводства та же, что и промышленных, — основное противоречие капитализма, т. е. противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения. Однако в силу особенностей развития капитализма в сельском хозяй­стве основное противоречие капитализма имеет специ­фические формы проявления. Поэтому аграрные кризисы приобретают своеобразное течение, во многом отличное от течения кризиса перепроизводства в промышленности.

Аграрные кризисы перепроизводства носят более длитель­ный, затяжной характер по сравнению с промышленными кризисами. Капитализму свойственно  растущее отставание сельского хозяйства от промышленности. Это отставание проявляется прежде всего в более низком, чем в промышленности, уровне развития производительных сил. Частная собственность на землю, феодальные пережитки в деревне препятствуют свободному переливу капитала в сель­ское хозяйство, задерживают развитие его производитель­ных сил. Поэтому в общей массе капитальных затрат в сель­скохозяйственном производстве удельный вес живого труда очень высок, что затрудняет использование в широких масштабах обновления техники, основного капитала как основы для перехода от кризисного и застойного состояния к оживлению.

В условиях затяжного аграрного кризиса мелкие товаро­производители стремятся любой ценой сохранить иллюзор­ную самостоятельность и удержаться на своих или арендо­ванных клочках земли — за счет чрезмерного труда, недое­дания, хищнического использования почвы и скота. Это обстоятельство приводит к тому, что даже в условиях уже разразившегося кризиса перепроизводства мелкий собствен­ник зачастую не только не снижает, а наоборот, увеличи­вает выпуск продукции, пытаясь компенсировать падение доходов в связи со снижением продажных цен за счет еще большего производства продукции.

Таким образом, нищета и разорение крестьянских масс, отставание сельского хозяйства от промышленности служат ярким проявлением основного противоречия капитализма в сельском хозяйстве и накладывают отпечаток на специфиче­ское проявление экономических кризисов в области сельско­хозяйственного производства.

Главная тяжесть аграрных кризисов падает на сельско­хозяйственный пролетариат и беднейшие слои крестьянства. Аграрный кризис разоряет огромные массы мелких товаро­производителей и усиливает классовую дифференциацию в деревне. Разрушительные последствия аграрных кризисов проявляются в катастрофическом падении жизненного уров­ня сельскохозяйственного пролетариата и основной массы крестьянства, в сокращении посевных площадей и поголовья скота, в частичном уничтожении уже произведенной продук­ции.

Экономические кризисы еще больше обостряют противоречия капитализма

Экономические кризисы перепроизводства играют огром­ную роль в жизни буржуазного общества. Они неизбежно ведут к дальнейшему углублению и обострению его противоречий.

Экономические кризисы перепроизводства носят всеобщий характер. Начинаясь в какой-нибудь отрасли производства, они охватывают все хозяйство страны. Зарож­даясь в одной или нескольких странах, они обычно распро­страняются на весь капиталистический мир.

Каждый экономический кризис перепроизводства вызы­вает значительное сокращение производства, падение цен на товары, падение курса акций, сокращение внутренней и внеш­ней торговли. Объем производства капиталистических стран в результате кризиса падает до уровня, существовавшего ряд лет назад.

В эпоху промышленного капитализма капиталистические страны отбрасывались по уровню своего хозяйственного раз­вития на 3—5 лет назад, в эпоху империализма — на десятки лет.

Вот интересные цифры:

Кризисом 1857 г. США были отброшены назад по добыче угля — на 2 года, по производству чугуна — на 4 года, по экспорту — на 2 года, по импорту — на 3 года.

Кризисом 1929—1933 гг.: по добыче угля — на 28 лет, по производству чугуна — на 36 лет, по выплавке стали — на 31 год, по экспорту — на 35 лет, по импорту — на 31 год.

Англия кризисом 1857 г. была отброшена назад: по про­изводству чугуна — на 2 года, по судостроению — на 5 лет.

Кризисом 1929—1933 гг.: по добыче угля — на 35 лет, по про­изводству чугуна — на 76 лет, по выплавке стали — на 23 года, по внешней торговле — на 36 лет.

Экономические кризисы перепроизводства демонстрируют хищнический характер капиталистического строя, при кото­ром развитие производительных сил возможно только путем их периодического разрушения и гибели части ранее накоп­ленных материальных ценностей, в то время как широкие народные массы лишены возможности удовлетворять свои самые насущные потребности. Каждый кризис перепроизвод­ства означает уничтожение огромной массы готовых товаров, не находящих сбыта. На предприятиях гибнет оборудование, стареют и ржавеют машины, приходят в негодность здания. Гигантски ускоряется моральный износ машин, в результате которого еще годные машины выбрасываются на слом. Часты случаи в условиях капитализма, когда происходит прямое уничтожение производственного аппарата — разрушаются домны, уничтожаются плантации и т. п.

Не зная истории капитализма, некоторые думают, что деиндустриализация это только печальный удел бывших соцстран. Нет. Просто здесь этот процесс виден более ярко (социализм выше по уровню). На самом деле физическое уничтожение промышленной техники существовало при капитализме всегда. Вот примеры:

За годы кризиса 1929—1933 гг. в США было снесено 92 домны, в Англии—72, в Германии — 28.

В 1933 г. в США было уничтожено путем перепашки 10,4 млн. акров хлопковых посевов, закуплено и уничтожено 6,4 млн. свиней.

В кризисе 1937—1938 гг. в США были потушены 74 домны. Молоко спускали в реки, кофе бросали в топки паровозов.

Апологеты капитализма утверждают, что эти «крайности» были присущи лишь «великой депрессии» 30-х годов. Однако и в кризисные годы после второй мировой войны в США было продано на слом немало судов, локомотивов, авто­мобилей. «Излишки» сельскохозяйственных товаров на 12,5 млрд. долларов сгноили на складах товарно-кредитной корпораций. Как и в 30-е годы, изымались из обработки плодородные земли, только по программе Земельного банка было пре­вращено в залежь около 10 млн. га пашни.

Экономические кризисы перепроизводства, вызываемые основным противоречием капитализма, приводят к его даль­нейшему обострению.

Каждый кризис перепроизводства ускоряет процесс кон­центрации и централизации капитала, и рост крупных монополий. Капиталы и пред­приятия обанкротившихся предпринимателей попадают в руки крупных капиталистов. Обесценившиеся акции и обли­гации окупаются капиталистами, обогащающимися за счет гибели и разорения мелких собственников. В результате этого растет обобществление производства, а с другой сто­роны, происходит интенсивный процесс сосредоточения все большей части богатства в руках немногих магнатов капи­тала.

Экономические кризисы перепроизводства углубляют важнейшие противоречия капитализма, особенно противоре­чия между трудом и капиталом, между метрополиями и ко­лониями, между отдельными капиталистическими странами.

Противоречие между трудом и капиталом обнаруживает­ся в классовом антагонизме между пролетариатом и буржуа­зией. Как говорил В. И. Ленин, «десятки тысяч рабочих работают на все общество, а распоряжается их трудом гор­сточка миллионеров, которая присваивает себе всю прибыль, приносимую этим организованным трудом масс»[1].

Для капитализма характерен разрыв между двумя важ­нейшими условиями производства: между средствами произ­водства, сконцентрированными в руках капиталистов, и не­посредственными производителями, лишенными всего, кроме своей рабочей силы. Этот разрыв ярко обнаруживается в кризисах перепроизводства: на одной стороне образуется излишек средств производства и предметов потребления, а на другой стороне — излишек рабочей силы, массы безра­ботных, лишенных средств существования.

Кризисы перепроизводства приводят к разрушению основ­ной производительной силы общества — человека. Они вызы­вают массовую безработицу, обрекая на вынужденное безделие, нищету и голод сотни тысяч и миллионы людей. Кризис неизбежно приводит к усилению эксплуатации рабочего класса и основных масс крестьянства. Неуверенность в зав­трашнем дне, являющаяся уделом подавляющего большин­ства трудящихся при капиталистическом строе, в обстановке кризиса достигает наивысшей степени. Ухудшаются до край­ности жилищные условия, увеличивается число самоубийств, нищенство и преступность. Как отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс, буржуазия демонстрирует неспособность обеспе­чить своему рабу даже рабского уровня существования.

В 1920—1929 гг. заработная плата американских рабочих могла покрыть лишь 55% их прожиточного мини­мума. Ежедневная смертность от голода в США за время кризиса 1929—1933 гг. была порядка 500 человек. Министерство Труда США объявило из 150 основных промышленных районов страны 101 район, где наблюдалась массовая и очень длительная безработица, «районами бедствия».

В годы кризиса трудящиеся массы лишаются многих социальных завоеваний, добытых ими в предшествующий период в жесто­кой классовой борьбе. Это показывает трудящимся, что им нельзя ограничиваться борьбой за отдельные уступки со стороны капиталистов, что единственным путем избавления от нищеты и голода является свержение власти буржуазии и уничтожение системы наемного рабства. В годы кризиса классовое самосознание и революционная решимость охватывает широкие массы трудящихся.

Буржуазное государство в годы кризиса приходит на помощь капиталистам, помогая буржуазии вести наступле­ние на жизненный уровень трудящихся и перекладывать тяжесть кризиса на их плечи. Все это усиливает обнищание народных масс, способствует их революционизированию, но в то же время показывает неспособность буржуазного госу­дарства обуздать стихийные законы капитализма.

Экономические кризисы перепроизводства обостряют противоречия между метрополиями и колониями. Усиление эксплуатации трудящихся колоний и зависимых стран — является для капиталистиче­ских стран одним из средств выхода из кризиса. Жестокая эксплуатация коло­ниальных народов сопровождается понижением их жизнен­ного уровня за счет оплаты рабочей силы значительно ниже стоимости, за счет высоких цен на предметы потребления, за счет инфляции, налогов и т. п.

Экономические кризисы перепроизводства усиливают про­тиворечия между капиталистическими странами. Начавшиеся первоначально в отдельной стране или в нескольких странах, они приобретают затем, как правило, мировой характер в силу международного общественного разделения труда, в силу установившихся экономических связей между странами капиталистической системы хозяйства. Мировые экономиче­ские кризисы, вызывая обострение многочисленного ком­плекса присущих капитализму противоречий, заметно обо­стряют соперничество и конкурентную борьбу между капита­листическими странами за внешние рынки сбыта, усиливают стремление каждой страны переложить тяжесть кризиса на другое государство. Неравномерность развития капиталисти­ческих стран приводит к тому, что все страны по-разному и в различные сроки выходят из кризиса перепроизводства, причем более сильные в экономическом и политическом отношении страны выходят из кризиса частично за счет дру­гих, более слабых конкурентов. Это обстоятельство не может не вести к усилению противоречий между отдельными стра­нами мировой системы капитализма, способствуя ее ослаб­лению.

Экономические кризисы перепроизводства демонстрируют исторически ограниченный характер буржуазного способа производства. Они наглядно показывают те рамки и пределы, на которые наталкивается капитализм в своем развитии, и свидетельствуют о том, что производительные силы капита­лизма переросли буржуазные производственные отношения.

«Кризис показывает, — писал В. И. Ленин, — что совре­менное общество могло бы производить несравненно больше продуктов, идущих на улучшение жизни всего трудящегося народа, если бы земля, фабрики, машины и проч. не были захвачены кучкой частных собственников, извлекающих миллионы из народной нищеты». В. И. Ленин. Соч., т. 5, стр. 76.

Следовательно, обостряя социальные противоречия капи­талистического общества и революционизируя народные массы, экономические кризисы перепроизводства ускоряют процесс создания предпосылок для социалистической рево­люции, приближают капитализм к его неизбежной гибели, к замене его другим, высшим способом производства — коммунизмом.

Подготовлено КРД «Рабочий Путь»



[1] В. И. Ленин. Соч., т. 5, стр. 75.

Дополнительная литература по теме «Экономические кризисы» — см. здесь 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.