Логика формальная и логика диалектическая

От редакции РП: Вопрос о соотношении логики формальной и логики диалектической был давно решен классиками марксизма. Но идеологи буржуазии и ревизионисты не оставляют своих попыток извратить те или иные положения марксизма, исказить его выводы и открытые им законы, желая внести путаницу и неразбериху в понимание тех или иных его частей, понятий и категорий. Вместо истинно марксистских они стремятся подсунуть свои фальшивые, буржуазные, которые не дают ясного понимания действительности, и уводят рабочий класс на путь борьбы, не опасный для господствующего класса буржуазии. 

Больше всех здесь достается диалектической логике (диалектике или теории познания), с которой  враги рабочего класса воюют не на жизнь, а на смерть. Ей либо отказывают в существовании, либо пытаются подменить ее логикой формальной, либо извращают таким способом, что фактически лишают ее способности быть орудием познания реально существующего мира во всей его полноте и многообразии. В частности, на повестку дня вновь встает старый и прежде вполне ясный вопрос о взаимоотношении логики формальной и логики диалектической, ибо правильно ответить на него многие наши товарищи, только начинающие осваивать марксистскую науку часто оказываются не в состоянии. 

Чтобы помочь им разобраться с данным вопросом, мы публикуем одну статью из журнала «Вопросы философии» № 6 за 1951 год, написанную редакцией этого журнала по итогам двухлетней дискуссии по логике. Мы полагаем, что она будет интересна многим нашим читателям. По традиции того времени, материал написан превосходным марксистским языком, простым и доступным любому читателю со средним образованием.

К итогам обсуждения вопросов логики

I

За последние годы в преподавании логики и в опубликованных логи­ческих работах обнаружилось много неясных и спорных вопросов.

Ставя на обсуждение вопросы логики и организуя по ним широкий обмен мнений, редакция журнала считала необходимым выявить различ­ные мнения в трактовке ряда вопросов логики и положить конец путанице и неразберихе, существующим во взглядах многих специали­стов-логиков. Недостаточное овладение некоторыми из них основами марксизма-ленинизма привело к тому, что эта путаница, как показывают материалы обсуждения, существует не только по вопросам, ещё недоста­точно разработанным, но и по вопросам, давно решённым классиками марксизма-ленинизма и, следовательно, совершенно бесспорным.

Общеизвестно, что мышление, законы и формы которого составляют предмет логики, неразрывно связано с языком. И. В. Сталин учит: «Ка­кие бы мысли ни возникли в голове человека и когда бы они ни возник­ли, они могут возникнуть и существовать лишь на базе языкового мате­риала, на базе языковых терминов и фраз. Оголённых мыслей, свободных от языкового материала, свободных от языковой «природной материи» — не существует. «Язык есть непосредственная действительность мысли» (Маркс). Реальность мысли проявляется в языке. Только идеалисты могут говорить о мышлении, не связанном с «природной материей» язы­ка, о мышлении без языка»[1].

Путаница и прямая вульгаризация марксизма в области логики в основном шли по той же линии, что и путаница и вульгаризация в язы­кознании. Вульгаризаторы марксизма — Марр и его последователи — считали язык классовым и относили его к надстройке. Аналогичные уста­новки существовали и в логике. И здесь вульгаризаторы марксизма счи­тали законы и формы мышления, исследуемые формальной логикой, надстроечными, классовыми, а в соответствии с этим объявили в своё время формальную логику орудием классового врага, основой религи­озного мировоззрения и на этом основании изгнали её из средней школы. В результате этого советская молодёжь не получала в средней школе знаний элементарных правил и приёмов логического мышления. В. И. Ленин ещё в 1921 году указывал на необходимость изучения фор­мальной логики (с поправками) в низших классах советской школы; подобные указания неоднократно давались И. В. Сталиным.

В 1946 году ЦК ВКП(б) по инициативе товарища Сталина обязал ввести в средней школе преподавание логики. Однако порочная, антимар­ксистская концепция о классовости логики продолжала пользоваться под­держкой со стороны некоторых работников Министерства высшего обра­зования СССР, Института философии АН СССР и других руководящих философских учреждений страны, что нашло своё выражение в програм­мах по логике, в книгах по логике, подготовленных к печати, и ещё боль­ше в устных выступлениях.

Высказывались мнения, что поскольку в эксплуататорском обществе логика всегда обслуживала господствующие классы в целях укрепления их классового господства, то она по самому своему существу всегда носила надстроечный характер. Например, в приказе № 361 от 23 марта 1948 года бывшего министра высшего образования СССР С. В. Кафта­нова, оценивавшем работу кафедры логики МГУ, говорилось, что «фор­мальная логика в древности защищала идеологию рабовладельцев, в сред­ние века была служанкой богословия, а в капиталистическом обществе приспосабливается к буржуазии для того, чтобы держать угнетенные классы в плену буржуазной идеологии».

В соответствии с этим выдвигалась идея создания особой, «совет­ской» логики, которая должна быть противоположна старой, якобы це­ликом буржуазной, формальной логике. В «Программе по логике для отделений логики и отделений логики и психологии педагогических инсти­тутов и университетов», утверждённой отделом преподавания обществен­ных наук Министерства высшего образования СССР в июле 1949 года, напечатано: «Партийность науки логики. Служебная роль логики по отно­шению к идеологии». «Советская логика — остро отточенное идеологиче­ское оружие советского народа в борьбе с пережитками прошлого в со­знании людей, в борьбе против буржуазной идеологии».

Немарксистские установки на то, что логика мышления носит над­строечный, классовый характер, что каждому общественно-экономиче­скому строю отвечает своя логика и что поэтому надо создать какую-то особую, «советскую» логику, как две капли воды, сходны со взглядами Марра и его учеников на язык.

Прямым следствием такой установки явилось утверждение сторон­ников классовости логики, что логику, преподаваемую в наших школах, надо рассматривать не как прежнюю, формальную логику, освобождён­ную от идеализма, схоластики, метафизики, а как некую «диалектизиро­ванную» формальную логику. Это была явно вульгаризаторская, чуждая марксизму установка на смешение формальной логики с диалектикой, на подмену марксистской диалектики формальной логикой, против чего со всей резкостью высказывались В. И. Ленин и И. В. Сталин. Призывая создавать новую, «советскую» логику, как единую, в которой нераздельно слиты (точнее сказать, смешаны) формальная логика и диалектика, вульгаризаторы марксизма выступили, по существу, с отрицанием как формальной логики, так и марксистской диалектической логики. Этим они без всякого обоснования, то есть нарушая самые элементарные требования логики, отвергли прямые указания Энгельса и Ленина отно­сительно основных черт и особенностей марксистской диалектической логики, отличающих её от элементарной, школьной логики, именуемой обычно формальной логикой.

Дискуссия по языкознанию и работа товарища Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» заставили вульгаризаторов марксизма в вопро­сах логики несколько перестроиться. Им пришлось отказаться от исходной концепции «классовости логики», как уж слишком явно немарксистской. Но с тем большим упорством они стали отстаивать целиком вытекавшую из этой порочной концепции идею «единой» логики, а фактически фор­мальной логики, смешанной с марксистской диалектикой, с мировоззре­нием большевистской партии. Но они забыли — или делают вид, что за­были, — о том, что такое смешение формальной логики с диалектикой было ими провозглашено в своё время именно для того, чтобы отличить «новую», «советскую», якобы классовую логику от старой, буржу­азно-классовой формальной логики. Будучи вынужденными отказаться от исходного положения о классовости логики, они хотят обязательно сохранить вытекавшее из него следствие, обнаруживая этим своё неумение находиться в ладах с логикой, быть логически последова­тельными.

В некоторых опубликованных статьях нигилистическое отношение к формальной логике мотивируется тем, что логика, как наука о формах мышления, классова, партийна, хотя объект её изучения — формы мыш­ления общечеловечны, и что поэтому-де «буржуазная» формальная логика должна уступить место «советской», «диалектизированной» логи­ке. Авторы этих статей вульгаризируют ленинский принцип партийности науки, сваливая в одну кучу теоретические науки об обществе (политиче­скую экономию, социологию и др.), всё существо которых является клас­совым, с науками, изучающими неклассовые явления (например, грамма­тика, формальная логика), которые, конечно, как и всякие другие науки, используются разными классами, но основное содержание которых нельзя считать классовым.

Несомненно, что подобная путаница и вульгаризация пагубным об­разом отражаются на деятельности научных работников и преподавате­лей логики, аспирантов и студентов, дезориентируя их. Нужны реши­тельные и быстрые меры, чтобы прекратить эту путаницу и вульгариза­цию.

II

Как показало обсуждение, советские логики, опираясь на сталинское учение о языке и о его органической связи с мышлением, сделали пра­вильные выводы относительно логических форм и законов мышления, исследуемых формальной логикой. Эти выводы можно сформулировать в следующих основных пунктах:

а) Логические формы и законы мышления не являются надстройкой над базисом, подобно тому, как не является надстройкой над базисом тесно связанный с мышлением язык. Мышление не исчезает с исчезнове­нием того или иного базиса и соответствующей ему надстройки, оно лишь видоизменяется. Следовательно, законы и формы мышления также не исчезают, но лишь развиваются.

б) Не являясь надстройкой над базисом, формы и законы мышления носят не классовый, а общечеловеческий характер. Логический аппарат мышления, его формы (понятие, суждение, умозаключение) и законы их функционирования у представителей различных классов совершенно оди­наковы, так же, как они совершенно одинаковы у представителей различ­ных наций. Формы и законы мышления суть отражение одной и той же объективной действительности, результат миллиарды раз повторяющейся практической деятельности людей.

в) Как и язык, мышление, в отличие от надстройки, связано с про­изводственной и всякой иной деятельностью человека непосредственно. Любое существенное изменение в деятельности человека отражается в мышлении в виде появления новых понятий, суждений, умозаключений, не дожидаясь, пока произойдут изменения в базисе.

г) Логический строй мышления, его законы и — в ещё большей сте­пени — теории их непрерывно изменяются и развиваются. Однако, как и в развитии языка, здесь нет взрывов. Формы и законы мышления раз­виваются медленно, путём постепенного отмирания элементов старого качества и накопления элементов нового качества.

Обсуждение показало, далее, что большинство советских логиков и философов придерживается правильной, марксистской точки зрения на формальную логику и её отношение к логике диалектической. Эта мар­ксистская точка зрения сводится к следующему: формальная логика есть наука об элементарных законах и формах правильного мышления. Она есть собрание элементарных правил о том, как нужно пользоваться поня­тиями, суждениями, умозаключениями, дабы наше мышление было опре­делённым, связным, последовательным, доказательным, непротиворе­чивым.

Формальная логика элементарна. Она, по ленинской характеристике, «берет формальные определения, руководясь тем, что наиболее обыч­но или что чаще всего бросается в глаза, и ограничивается этим»[2].

Формальная логика, будучи безусловно необходимой, хотя и недо­статочной для полного знания предмета, отнюдь не является метафизи­кой, поскольку её не абсолютизируют, не признают единственно воз­можной.

Нет двух формальных логик: старой, метафизической, и новой, диа­лектической, — как нет двух — метафизической и диалектической — арифметик, грамматик. Формальная логика одна, общечеловеческая; она есть свод элементарных правил мышления, есть простейшее учение об этих правилах.

Необходимость формальной логики обусловлена тем, что она даёт правила логичности мышления, которые обязательны для всех людей и несоблюдение которых ведёт к разрушению мышления, к хаосу, неразбе­рихе в мышлении. Эти правила надлежит соблюдать для того, чтобы стройно, последовательно мыслить. У тех, кто нарушает эти правила, нет порядка в мыслях, а следовательно, не может быть порядка и в действиях, поскольку действия человека должны быть всегда осмысленными.

Знание и соблюдение элементарных правил формальной логики необходимы не только школьнику, но и каждому взрослому человеку. Они необходимы партийному и советскому работнику, инженеру, учителю, врачу, агроному, юристу и т. д. Без умения последовательно и определён­но мыслить нельзя руководить никаким участком работы. Болтуны и пу­таники отличаются, в частности, тем, что в своих рассуждениях, наруша­ющих элементарные правила логики, они топят живое дело, вносят сум­бур и неразбериху. Если человек не знает и не соблюдает правил логики, его нельзя понять; мышление такого человека бессистемно, а результаты мышления неправильны. Как человек, не знающий правил арифметики и грамматики, не может правильно считать и грамотно писать, так и чело­век, не знающий правил логики, не может правильно рассуждать и дей­ствовать. В этом значение формальной логики.

Марксистская диалектическая логика совпадает с диалектикой и теорией познания марксизма, она, в сущности, представляет собой тожде­ство с ними.

Диалектическая логика «есть учение не о внешних формах мышле­ния, а о законах развития… всего конкретного содержания мира и позна­ния его, т. е. итог, сумма, вывод истории познания мира»[3].

Диалектическая логика применяется как к изучению законов и форм мышления, так и к изучению законов действительности. Она раскрывает органическую связь форм и законов мышления с законами объективного мира, показывая, что они суть не что иное, как отражение законов объек­тивного мира.

По сравнению с логикой формальной диалектическая логика есть качественно новая, высшая ступень в развитии мышления. Её отношение к формальной логике, по глубокому сравнению Энгельса, аналогично отношению высшей математики к низшей.

«Диалектическая логика, в противоположность старой, чисто фор­мальной логике, не довольствуется тем, чтобы перечислить и без всякой связи поставить рядом друг возле друга формы движения мышления, т. е. различные формы суждений и умозаключений. Она, наоборот, выводит эти формы одну из другой, устанавливает между ними отношение субордина­ции, а не координации, она развивает более высокие формы из ниже­стоящих»[4].

Диалектическая логика, будучи высшей логикой, не устраняет низ­шую, формальную логику, но показывает её ограниченность. Диалектиче­ская логика входит составной частью в марксизм, формальная же логика составной частью марксизма не является.

Такова марксистская точка зрения на формальную логику и её отно­шение к логике диалектической. Эта точка зрения ясно изложена в произ­ведениях классиков марксизма-ленинизма.

С этой, марксистской точки зрения опровергаются как никчёмные и явно вредные «прожекты» создания какой-то «новой», «особой», «диалек­тической формальной логики», или, как некоторые выражаются, «фор­мальной логики диалектического метода». Подобное «диалектизирова­ние» формальной логики ведёт, с одной стороны, к опошлению мар­ксизма, а с другой стороны, подрывая основы самого существования формальной логики, — к полной её ликвидации, ибо нельзя «диалекти­зировать» формальную логику, не уничтожая тем самым её как логику.

«Диалектическая формальная логика» — это полнейшая бессмыслица.

«Диалектизация» формальной логики в научной и учебно-педагоги­ческой работе всегда была и останется эклектическим смешением фор­мальной логики с диалектическим материализмом.

Эклектическое смешение формальной логики с логикой диалектиче­ской происходит всякий раз, когда факты или результаты, добытые по­средством применения диалектической логики, пытаются объяснить сред­ствами формальной логики или когда формальную логику пытаются излагать «диалектически».

Линия на смешение формальной логики с диалектическим материа­лизмом, на включение формальной логики в марксизм есть в настоящее время наиболее путаная, ошибочная и вредная линия в логике, извра­щающая принципы марксизма.

Поэтому задача советских логиков заключается в том, чтобы вести самую решительную борьбу против этой линии.

Другим извращением принципов марксизма является обнаружившая­ся в ходе обсуждения попытка некоторых специалистов-логиков предста­вить формальную логику как науку о таких законах мышления, которые якобы не отражают никаких сторон объективной действительности, а яв­ляются лишь специфическими законами самого мышления. В доказатель­ство этого обычно приводится довод, что если в природе и обществе всё развивается и изменяется, то в мышлении, напротив, в качестве основного закона действует закон тождества, ошибочно истолковываемый как закон постоянства и неизменности. Совершенно ясно, что такое представление о формально-логических законах (законе тождества, противоречия, исключённого третьего и достаточного основания) является кантианским, идеалистическим представлением. Необходимо помнить, что формальная логика, как и всякая область знания, на протяжении всей своей истории также была ареной ожесточённой борьбы между материализмом и идеа­лизмом. Отрыв форм и законов мышления от действительности, отрица­ние того, что они суть отображение объективных связей и законов, неиз­бежно приводит к разрыву субъекта и объекта. Малейшая уступка таким взглядам, а тем более их отстаивание, означает измену основному принципу материализма. Советские логики должны вести самую непри­миримую борьбу против подобного рода идеалистических извра­щений.

Наконец, у некоторых логиков обнаружилась тенденция считать, что формальная логика является единственной наукой о законах и формах мышления, тогда как на самом деле, кроме формальной логики, законами и формами мышления занимается также и диалектическая логика.

Обсуждение вопросов логики имело ряд недостатков. Некоторые участники обсуждения заняли непринципиальную позицию «золотой се­редины», признавая, с одной стороны, что формальная логика есть низ­шая логика по отношению к логике диалектической, а с другой, — видя в ней необходимую составную часть диалектической логики.

Некоторые товарищи вместо рассмотрения вопроса по существу огра­ничились простым цитированием классиков марксизма-ленинизма, вырывая отдельные высказывания из контекста, не вскрывая их глу­бокого смысла, а порой произвольно толкуя их.

Нельзя не признать недостатком обсуждения и то, что в нём не при­няли участия многие философы-профессионалы.

Обсуждение выявило в среде логиков неправильное понимание вполне ясных и давно решённых в марксизме вопросов. Эти ошибочные, немарксистские взгляды сильно помешали логикам создать полноценный учебник формальной логики и тормозят разработку проблем логики; они свидетельствуют о том, что не все советские логики в полной мере овла­дели основами марксистско-ленинской теории.

Путь, по которому следует идти, чтобы преодолеть выявившиеся у некоторых наших логиков крупные ошибки и отступления от марксизма, — это путь серьёзного, углублённого изучения произведений классиков мар­ксизма-ленинизма.

III

Перед советскими логиками стоят огромной важности задачи и прежде всего задачи, вытекающие из работы И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания».

1) Советские логики должны настойчиво и целеустремлённо куль­тивировать навыки мыслить точно и последовательно. Они должны беспощадно бороться со всеми нарушениями логических правил незави­симо от того, встречаются эти нарушения у учащихся или у взрослых людей.

2) Необходимо на конкретном материале разработать вопрос о един­стве языка и мышления, логических и грамматических форм, о взаимоот­ношении логики и грамматики.

И. В. Сталин учит: «Отличительная черта грамматики состоит в том, что она даёт правила об изменении слов, имея в виду не конкретные слова, а вообще слова без какой-либо конкретности; она даёт правила для составления предложений, имея в виду не какие-либо конкретные предло­жения, скажем, конкретное подлежащее, конкретное сказуемое и т. п., а вообще всякие предложения, безотносительно к конкретной форме того или иного предложения. Следовательно, абстрагируясь от частного и кон­кретного, как в словах, так и в предложениях, грамматика берёт то общее, что лежит в основе изменений слов и сочетании слов в предложениях, и строит из него грамматические правила, грамматические законы. Грам­матика есть результат длительной, абстрагирующей работы человеческого мышления, показатель громадных успехов мышления.

В этом отношении грамматика напоминает геометрию, которая даёт свои законы, абстрагируясь от конкретных предметов, рассматривая предметы, как тела, лишённые конкретности, и определяя отношения между ними не как конкретные отношения таких-то конкретных предме­тов, а как отношения тел вообще, лишённые всякой конкретности»[5].

Формальная логика, исследуя свой предмет, поступает с ним так же, как поступает со своим предметом грамматика. При изучении форм и за­конов мышления она берёг общее и отвлекается от единичного, конкрет­ного. Рассматривая понятие, суждение, умозаключение, она формулирует правила, которые касаются не тех или иных конкретных понятий, сужде­ний, умозаключений, но понятий вообще, суждений вообще, умоза­ключений вообще; следовательно, она отвлекается от конкретного содержания понятий, суждений, умозаключений. Исследование с этой стороны связи между логикой и грамматикой является чрезвычайно благодарной задачей.

3) Необходимо продолжить разработку вопросов формальной логи­ки, в частности, вопросов об определении и делении понятий, о суждении и его взаимоотношении с предложением, об умозаключении, доказа­тельстве и др.

Исключительно большой интерес представляет конкретное изучение и показ того, как классики марксизма-ленинизма разоблачают своих про­тивников за то, что те игнорируют и нарушают элементарные правила логики в целях протаскивания путём логических фокусов и трюков враж­дебных марксизму установок.

4) Ещё не выполнено и требует выполнения указание В. И. Ленина о внесении в формальную логику поправок. Эти поправки должны идти в направлении полного очищения формальной логики от средневе­ковой схоластики, ликвидации отрыва формальной логики от жизни, от практики. Следует изгнать из формальной логики схоластику и идеализм в истолковании форм и законов мышления, в частности, в истолковании сущности силлогизма, индуктивных методов исследования и т. д. Без вне­сения указанных поправок нельзя создать полноценного учебника по фор­мальной логике для советской школы.

5) В борьбе против кантианского извращения принципов формальной логики необходимо на конкретном материале показать, что элементарные правила и аксиомы логического мышления являются продуктом обще­ственно-исторической практики, обобщённой и закреплённой в сознании человека. Тем самым формальная логика получает материалистическое обоснование. При этом необходимо учитывать, что относительная устой­чивость присуща самим вещам и явлениям, и эта сторона объективной действительности находит своё отражение в логических законах (тожде­ства, противоречия и др.).

6) Огромные задачи стоят перед советскими логиками в деле разо­блачения антинаучных, реакционных течений в зарубежной логике — интуитивизма, алогизма и т. п., — критики и разоблачения софистики и метафизики в логических построениях врагов марксизма. В отдельных статьях и книгах необходимо вскрыть всю несостоятельность модных логических «школ» и направлений в буржуазной науке, вроде логического позитивизма Карнапа, символической логистики Рассела и Уайтхэда и т. д. и т. п.

Классические произведения Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина, гениальный труд И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» дают советским логикам всё необходимое для того, чтобы успешно решить стоящие перед ними задачи.

Источник: «Вопросы философии», № 6, 1951 г., стр. 143-149


[1] И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 39. 1951.

[2] В. И. Ленин. Соч. Т. 32, стр. 72.

[3] В. И. Ленин. Философские тетради, стр. 66. 1947.

[4] Ф. Энгельс. Диалектика природы, стр. 177. 1950.

[5] И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 24.

Логика формальная и логика диалектическая: 6 комментариев

  1. … практическая важность логики чрезвычайно велика. «Когда я принимаю в соображение, – говорит Дж. С. Милль, – как проста теория умозаключения, какого небольшого времени достаточно для приобретения полного знания её принципов и правил и даже значительной опытности в их применении, я не нахожу никакого извинения для тех, кто, желая заниматься с успехом каким-нибудь умственным трудом, упускает это изучение. Логика есть великий преследователь тёмного и запутанного мышления; она рассеивает туман, скрывающий от нас наше невежество и заставляющий нас думать, что мы понимаем предмет, в то время когда мы его не понимаем. Я убеждён, что в современном воспитании ничто не приносит большей пользы для выработки точных мыслителей, остающихся верными смыслу слов и предложений и находящихся постоянно настороже против терминов неопределённых и двусмысленных, как логика» …

  2. А что Вы думаете по поводу публикаций на этом сайте: ialectics.ru/361.html ?

    «Меня терзают смутные сомнения»(с) в подходе тамошних авторов.

    Особенно после вот таких утверждений:
    dialectics.ru/1029.html (««Законы диалектики» – это ложные законы Энгельса.»)

    1. Думаем, что это обычный буржуазный идеалистический мусор, не стоящий никакого внимания.

  3. Печально признавать, что в БелГосУниверситете нас ни хрена не учили… И теперь фактически надо всё выстраивать заново…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.