О настоящей коммунистической партии. Организационные основы большевизма. ч.3.

438_originalЧасть 1, часть 2

Глава II.

Сознательность

Партия сильна только в том случае, если она состоит из сознательных людей, хорошо понимаю­щих интересы своего класса и умеющих отстаи­вать их.

«Социалисты, — говорит Ленин, — главной си­лой считают сознательность масс» (Социал-демократия и выборы в Петербурге. 1907 г.).

Сознательность — это первое, что партия тре­бует от своих членов. Всякому ясно, что если бы партия состояла из людей, которые не разбираются в общественно-политических явлениях, не пони­мают, что к чему, не представляют себе хорошенько своих собственных задач и не знают, как их разре­шать, то такая партия никакой цены для рабочего класса не имела бы. (К сожалению, именно из таких людей, не понимающих толком, что к чему, и состоят сегодня все существующие партии с коммунистическими названиями. И именно поэтому «Рабочий Путь» не устает повторять ленинские слова «Учиться, учиться и учиться», подразумевая под ними изучение не только собственно теории — философии и политэкономии, без которых сегодня просто некуда, но и истории партии, ибо все это есть не что иное как ценнейший опыт мирового и российского революционного движения. — прим. РП) Вот почему одним из условий для вступления в партию является знание и при­знание партийной программы.

От вступающего в партию простого рабочего нельзя, конечно, требовать, чтобы он знал про­грамму, что называется, «на зубок», умел самостоя­тельно ее разбирать, объяснять в ней каждое ученое слово и т. д. Сделать это под силу только теорети­чески подготовленному товарищу. Но знать и при­знавать основные идеи, главные мысли нашей про­граммы обязан каждый член партии. Человек, ко­торый не знает, как коммунисты понимают ход об­щественной жизни и чего они добиваются, не может быть признан сознательным идейным членом партии. Понимание идей коммунистической партии и согласие с ними, признание их правиль­ности — это и есть то, что отделяет сознательного человека от несознательного. (Мы бы еще добавили, это то, что отделяет настоящего коммуниста от простого сторонника социализма, который явно не способен идти в авангарде революционно борьбы рабочего класса. — прим. РП)

Марксизм — классовая идеология пролетариата

Партийная программа представляет собой крат­кое изложение марксистского учения. Нам нужно по этому поводу более подробно поговорить о мар­ксизме как классовой идеологии пролетариата.

Что такое марксизм, социализм, коммунистическое уче­ние?

Это, прежде всего, система идей, мыслей, воз­никших в головах Маркса, Энгельса, Ленина и дру­гих, мыслей, правильно и всесторонне выражающих интересы пролетариата, как определенного обще­ственного класса.

«Марксизм есть теория освободительного движения пролетариата» (Крах II Интернацио­нала. 1915 г.).

«Величайшее в мире освободительное дви­жение угнетенного класса, самого революцион­ного в истории класса, невозможно без револю­ционной теории. Ее нельзя выдумать, она вырастает из совокупности революционного опыта и революционной мысли всех стран света. И такая теория выросла со 2-й поло­вины XIX века. Она называется марксизмом». (Честный голос французского социалиста. 1915 г.).

Но что это значит — «марксизм есть классовая идеология пролетариата»?

Может быть, Маркс, Энгельс, Ленин писали свои книги под диктовку рабочих, а те им рассказывали, что они думают, как понимают ход общественного развития и свои задачи?

Нет, ничего подобного, конечно, не было. Маркс и Энгельс пи­сали, «творили», как говорят, совершенно самостоя­тельно, никто им ничего не диктовал, и когда они создавали свою теорию, миллионы рабочих, за исключением небольших групп, даже не знали о ее существовании, они не слыхали самого имени Маркса и Энгельса, как не знают этого еще и сейчас мно­гие миллионы рабочих.

Как же так, марксизм есть классовая идеология пролетариата, а огромное мно­жество рабочих о нем ничего не знают, не «сознают» этого учения? Рабочие работают на фабриках и за­водах, борются с хозяевами, бастуют, а где-то там, не у них в головах, а в головах Маркса и Энгельса складывалась их, рабочих, классовая идеология? Выходит, что рабочий класс помещается в одном месте, а его идеология в другом? Как это понять?

Подойдем к разрешению вопроса издалека. Иногда говорят «рабочий класс стихийно влечется к со­циализму» или «рабочие — прирожденные социа­листы». Это и верно, и неверно. Неверно, если думать, что рабочий, стоя у станка, перенося тяже­лую трудовую жизнь, сам от себя начинает пони­мать, что такое капитализм и что такое социализм, как устроено и как развивается современное обще­ство, как надо бороться за социализм и т. д. Всего этого он не знает и сам собою знать не может, по­тому, что это можно узнать только из науки, из теории. Но это верно, если понимать это так, что рабо­чий, стихийно протестующий против эксплуатации, если ему расскажут сущность социализма, мар­ксизма, коммунизма, внимательно подумав над сказанным, решит: это то, что мне нужно, это правильно вы­ражает мои интересы, поэтому я за социализм, за коммунистическую партию. Буржуа и его холуи этого не ска­жут никогда.         (Вот здесь разоблачается еще одна очень популярная у современных левых и коммунистов мелкобуржуазная иллюзия, что сами тяготы жизни при капитализме сделают рабочих борцами за социализм, за революционное переустройство существующего общества, и на этом основании они ничего не предпринимают — сидят и ждут, когда все за них сделает сама жизнь, стихийное развитие событий. То, что здесь явственно ощущаются ноты «экономизма» — мелкобуржуазного течения, из которого потом вырос меньшевизм, и критике которого В.И.Ленин посвятил целую брошюру — «Что делать», это однозначно. — прим. РП)

О социализме рабочий узнает не во сне и не по откровению свыше, а со стороны, от сознатель­ного товарища, из листовки, газеты, книжки. Ли­стовка и книжка заимствовали свои идеи из дру­гих книг, те — из произведений Маркса и Энгельса. А Маркс и Энгельс были великими учеными, кото­рые овладели всей бывшей до них буржуазной наукой, с ее помощью подошли к изучению обще­ственной жизни и в силу своих гениальных способ­ностей сумели открыть подлинные законы и ход общественного развития. Они обнаружили великое исто­рическое значение пролетариата как особого класса в обществе, призванного перестроить общество на новых началах; выяснили, что самим ходом обще­ственного развития создаются условия освобожде­ния рабочего класса, и указали те способы борьбы, с помощью которых рабочий класс может освободить себя. Маркс, Энгельс, Ленин в силу данного им природой колоссального таланта лучше поняли и выразили интересы рабочего класса, чем кто-либо другой.

Теория марксизма и рабочее движение

Выше мы специально несколько упрощали, задавая такой вопрос — разве рабочий класс помещается в одном ме­сте, а его идеология в другом? Так оно и было на первых порах. Первоначально марксистское уче­ние существовало само по себе, а непосредствен­ная, стихийная борьба рабочего класса — тоже сама по себе. Но затем, когда идеями социализма проникалось все большее и большее число револю­ционеров, передающих это учение наиболее пере­довым рабочим, первоначальная, совершенно не­избежная разобщенность коммунизма и рабочего движения стала исчезать. Социализм стал охватывать все большие и большие массы пролетариев, сначала организующихся в социалистические кружки и группы, а потом объединяющихся в партию. Произошло слияние марксистского учения с непосред­ственным рабочим движением. Последнее начало развиваться под знаменем марксизма. Коммунизм стал достоянием широких слоев пролетариата, находящих в нем выразителя своих классовых ин­тересов, убеждающихся в том, что марксизм дей­ствительно есть классовая идеология пролетариата; понимающих, что вне марксизма нет освобождения пролетариата.

Проникнуться марксистским уче­нием — это и значит стать вполне сознательным рабочим. Наша партия является носителем и хра­нителем марксистского учения. Знакомясь с основ­ными идеями партийной программы, новичок по­лучает самое первое, самое простое, самое общедо­ступное представление о марксистском понимании хода общественного развития.

Вот что пишет Ленин о взаимоотношении социа­листического учения с рабочим движением:

«Учение социализма выросло из тех фило­софских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными пред­ставителями имущих классов, интеллигенцией. Основатели современного научного социализма, Маркс и Энгельс, принадлежали и сами, по своему социальному положению, к буржуазной интеллигенции. Точно так же и в России теоре­тическое учение социал-демократии возникло совершенно независимо от стихийного роста ра­бочего движения, возникло как естественный и неизбежный результат развития мысли у ре­волюционно-социалистической интеллигенции. К половине 90-х годов это учение не только было уже вполне сложившейся программой группы «Освобождение труда», но и завоевало на свою сторону большинство революционной молодежи в России. Таким образом, налицо были и сти­хийное пробуждение рабочих масс, пробуждение к сознательной жизни и сознательной борьбе, и наличность вооруженной социал-демократи­ческою теориею революционной молодежи, ко­торая рвалась к рабочим» (Что делать?, 1902 г.).

Теория марксизма создалась не в процессе непосредственного стихийного рабочего движения, но на основе его опыта, на основе поучений и выводов из него.

«Революционная бацилла»

На первых ступенях рабочего движения носи­телями и пропагандистами марксистского знания естественно являлись социалисты из революцион­ной интеллигенции; по мере роста движения из ра­бочей массы все больше и чаще выдвигаются наи­более передовые, развитые и способные рабочие, которые быстрее, чем остальная масса, усваивают идеи марксизма и делаются вполне зрелыми марксистами, пропагандирующими идеи мар­ксизма среди остальной рабочей массы. Тем са­мым стирается первоначальное различие между «интеллигентами» и «рабочими» в деле овладения и пропаганды социализма.

Чем шире и глубже будет поставлено образование и просвещение рабо­чих в Советской России, тем скорее уничтожится грань между людьми умственного и физического труда, полученная нами в наследство от капита­лизма.

Революционер-марксист является «революционной бациллой» по отношению к наивному, стихий­ному сознанию рабочего. Идеи, зароненные им в сознание рабочего, представляют собой, как бы «дрожжи», «бродило»: они будят рабочего от сна, разрушают в нем привычные представления, про­буждают в нем массу вопросов, разлагают старое, косное сознание и превращают его в сознание клас­совое, коммунистическое. Марксист заставляет ра­бочего смотреть на мир по-новому, иначе, не так, как прежде.

Важность теории

Ленин постоянно боролся — против тех, кто де­магогически (Демагогия — игра на темных чувствах масс, подыгрывание под ее случайные настроения. — прим. авт) уверял рабочих, будто одними «мозо­листыми руками» или «мускулистыми кулаками», без марксистской теории, без ясного научного со­знания можно победить буржуазию и осуществить социализм. Сила партии в ее сознательности. Отсюда важное значение, которое большевики при­дают теории. Ленин сурово осуждал «беззаботность и беспомощность» в области теории и резко выска­зывался против всяких попыток «ослабить значе­ние теории».

«Без революционной теории не может быть и революционного движения… Роль передового борца может выполнить только партия, руко­водимая передовой теорией» (Что делать? 1902 г.).

Такую теорию мы имеем — марксизм. Послушаем, что говорит Энгельс немецким рабочим о наших обязанностях в области теории:

«В особенности обязанность вождей будет состоять в том, чтобы все более и более про­свещать себя по всем теоретическим вопросам, все более и более освобождаться от влияния традиционных, принадлежащих старому миросозерцанию, фраз и всегда иметь в виду, что социализм с тех пор как он стал наукой, тре­бует, чтобы с ним и обращались, как с наукой, т.-е., чтобы его изучали».

И дальше:

«Приобре­тенное таким образом, все более проясняющееся сознание необходимо распространять среди рабочих масс со все большим усердием и все крепче сплачивать организацию партии…» (Энгельс. Крестьянская война в Германии. Предисловие к изд. 1874 г.).

(По этому поводу даже говорить не хочется — РП столько уже об этом писал в своих статьях, что коммунист без знания теории — это не коммунист, что толку от такого «радетеля за социализм» полный ноль, но сплошь и рядом тысячи левых и называющих себя коммунистами и даже марксистами не знают, и главное — принципиально не желают знать теории!!!! Они осуждают тех, кто стоит на противоположных полициях, и в частности, РП, требуют перехода, как они называют это, «к практике», абсолютно не понимая, что теория и практика в марксизме неразрывно связаны! Истинный марксист, ленинец, коммунист не может быть занят только теорией и оторван от практики, ибо тогда он перестает быть марксистом и его теория — это НЕ марксизм! По сути, не понимая и не зная марксизма и его теории, они не понимают и не знают настоящей марксистской (коммунистической) практики, подразумевая под тем, что они называют «практикой» обычный буржуазный активизм, т.е. имитацию борьбы за социализм, но не саму борьбу. — Прим. РП)

Никогда нельзя перестать разъяснять рабочим всю огромную важность теории. Ошибка в теории ведет в конце концов к ошибке в политике, в прак­тике, в действии. Новичок в партии не должен удо­влетворятся тем, что он прошел «политграмоту». Надо развивать себя, свое сознание. Надо стремиться к тому, чтобы быть теоретически просве­щенным членом партии. Надо осуждать и высмеи­вать тех, кто по своей неразвитости и «чванству» стал бы порицать уважение партии к теории, к бо­лее сознательным товарищам и, наоборот, начал бы превозносить «стихийность» над «сознательностью», потакать и льстить отсталым, несознательным элементам. (А ведь тех, кого надо высмеивать и осуждать, у нас сегодня очень много! И не в малой степени они мешают развитию революционного движения в нашей стране, помогая тем самым буржуазии, играя на ее стороне. Немало таких и среди тех, кто объявляет себя сторонниками РП. Но на деле они являются его противниками и самое главное — противниками пробуждающегося рабочего класса, которому сейчас, в эту самую минуту, как воздух необходимы те, кто может дать истинное политическое знание происходящего. — Прим. РП)

Коммунизм и вера в бога

Еще раз повторим, сознательность — это первое, что партия требует от своих членов, и подчеркнем, что партия придает огромное значение теории. Раз речь зашла о сознательности, о важности теории, о научности нашего мировоззрения, то нельзя не кос­нуться вопроса об отношении коммунистов к рели­гиозным предрассудкам.

Коммунизм и вера в бога — вещи несовместимые. Нельзя верить в бога и в то же время быть или счи­тать себя передовым, сознательным рабочим. Ком­мунизм не ограничивается одной только политикой, он представляет собою всестороннее учение, освещающее все стороны жизни, в том числе и рели­гиозные верования людей.

Некоторые рассуждают так: раз мы хотим бороться с капитализмом и cвергать эксплуататоров, то достаточно иметь правиль­ные политические взгляды, быть хорошим и дисциплинированным членом партии и под ее руководством делать то, что нужно для освобождения рабо­чего класса, а верую ли я в бога или нет — это мое личное, частное дело, которое не касается партии. Такое рассуждение совершенно неправильно, и партия не может с ним согласиться.

Разумеется, от чле­на партии требуются, прежде всего, твердые комму­нистические убеждения, отчетливое понимание сто­ящих перед партией политических задач, готов­ность быстро и решительно действовать по приказу партии — это все качества, которые в первую оче­редь нужны партии от ее членов.

Во главе рабочего класса партия ведет ожесто­ченную классовую борьбу с эксплуататорами, и по­этому она ценит в своих членах, прежде всего, политическую сознательность, организованность, дисциплинированность. Перед этими боевыми тре­бованиями вопрос о религиозных верованиях членов партии отступает, понятно, на задний план, но толь­ко отступает, а не совершенно исчезает.

Когда идет бой, приходится прежде всего спрашивать: готов ли ты драться? способен ли ты на самопожертвова­ние? можешь ли ты в борьбе с эксплуататорами идти до конца? В горячке классовой борьбы, когда нуж­но действие, мы можем до поры, до времени не спрашивать члена партии читал ли ты «Капитал» Маркса и веруешь ли ты в бога, но это отнюдь не означает, что партия не должна «вообще» интере­соваться теоретическим развитием членов партии и их религиозными верованиями.

Партия, то есть союз сознательных, передовых борцов за освобождение рабочего класса,

«не может и не должна безразлично относиться к бессознательности, темноте или мракобесничеству в виде религиозных верований» (В.И. Ленин. Социализм и религия. 1905 г.).

Во время гражданской войны наша партия пред­намеренно оставляла без внимания религиозные предрассудки некоторых своих членов, не карала их за это, не исключала из своих рядов. Партия говорила себе: сейчас важнее всего победить врага в открытом бою; товарищи, о которых мы знаем, что они не изжили еще религиозных предрассудков, в борьбе против эксплуататоров ведут себя как хо­рошие, честные солдаты революции и мужественно несут службу коммуниста; неразумно поэтому и несвоевременно выпячивать сейчас на первое место вопрос об их религиозном суеверии, подождем, пока кончится военная страда, а потом постараемся переубедить и перевоспитать этих товарищей, по­казать им всю нелепость их предрассудков и суеве­рий.

В старые годы, когда партия боролась с цариз­мом, она еще могла допускать в свои ряды верую­щих рабочих, и Ленин специально писал об этом в своих статьях. Иное дело теперь, когда партия стоит у власти, когда члены ее должны быть во сто раз сознательнее, развитие, культурнее, чем это требовалось для борьбы с самодержавием.

Партия не считала и не считает религиозные верования частным, личным делом членов партии; лишь временно она может терпеть, допускать пребывание в своей среде товарищей, еще не изжив­ших религиозных предрассудков, но и тогда она ста­вит своей задачей по отношению к ним антирели­гиозное воспитание.

В любой коммунистической партии есть немало рабочих с религиозными предрассудками, быть может, даже скрывающих их. Это не значит, что этих рабочих нужно сейчас же ис­ключить из партии. Нет, нужно действовать по-дру­гому. Партия должна сказать себе: это стыд и срам, что в наших рядах есть отсталые товарищи, кото­рых мы не позаботились просветить и развить, ознакомить их с наукой, поставить среди них анти­религиозную пропаганду; это мы виноваты в их темноте и отсталости. Необходима самая серьезная и решительная работа внутри партии, направлен­ная к искоренению религиозных предрассудков среди членов партии, и в том случае, когда партия имеет дело с безнадежно верующим, неспособным к развитию, она не должна останавливаться перед исключением его из партии.

«Религия,— пишет Ленин, — есть один из ви­дов духовного гнета, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной рабо­той на других, нуждою и одиночеством. Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, чудеса и т. п. Того, кто всю жизнь, работает и нуждается, религия учит смирению и терпению в земной жизни, утешая надеждой на небесную награду. А тех, кто живет чужим тру­дом, религия учит благотворительности в зем­ной жизни, предлагая им очень дешевое оправда­ние для всего их эксплуататорского существова­ния и продавая по сходной цене билеты на не­бесное благополучие. Религия есть опиум для народа. Религия — род духовной сивухи, в ко­торой рабы капитала топят свой человеческий об­раз, свои требования на сколько-нибудь достой­ную человека жизнь.

Но раб, сознавший свое рабство и подняв­шийся на борьбу за свое освобождение, наполо­вину перестает уже быть рабом. Современный сознательный рабочий, воспитанный крупной фабричной промышленностью, просвещенный городской жизнью, отбрасывает от себя с пре­зрением религиозные предрассудки, предоста­вляет небо в распоряжение попов и буржуаз­ных ханжей, завоевывая себе лучшую жизнь здесь, на земле. Современный пролетариат стано­вится на сторону социализма, который привле­кает науку к борьбе с религиозным туманом и освобождает рабочего от веры в загробную жизнь тем, что оплачивает его для настоящей борьбы за лучшую земную жизнь» (Социализм и религия. 1905 г.).

«Религия есть опиум народа, — это изречение Маркса есть краеугольный камень всего миро­созерцания марксизма в вопросе о религии. Все современные религии и церкви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматри­вает всегда как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманению рабочего класса» (Об отношении рабочей партий к религии. 1909 г.).

Коммунист не может быть верующим. Комму­нист, который верит в бога, ходит в церковь и ис­полняет обряды — представляет собою смешное, нелепое и унизительное для партии зрелище. Нельзя быть сознательным, опирающимся на науку человеком и в то же время обволакивать свой мозг религиозными предрассудками и суевериями, созданными впервые дикарями и передающимися за­тем церковью из поколения в поколение. Дикарь создал веру в бога; коммунист, верующий в бога, немного сродни дикарю, как немного похож на ди­каря и вообще всякий верующий обыватель.

Глубо­кая ошибка думать, будто вера в бога безразлична для политической сознательности члена партии и не влияет на его политическую деятельность. Рано ли, поздно, но верующий коммунист изменит рабо­чему классу. Религиозный яд, впрыснутый цер­ковью в мозг пролетария, разлагает и отравляет его классовое сознание, расслабляет и парализует его волю. Кто общается с буржуазией на религиозной почве, кто сливается с нею в одно общее стадо верующих, молитвенно вздымающих руки к небесам, тот не всегда сможет твердо и решительно в момент острой классовой борьбы опустить молот на череп буржуазии.

Религиозные верования, остатки нена­учных представлений, унаследованные от дикарей суеверия, туманят мозг рабочего и мешают ему ви­деть то, что есть. Человек, который верит в бога, в сверхъестественные причины, в нечистую силу, не может быть марксистом, признающим только факты и их действительную связь между собою. Суеверный в одной области, будет суеверным и в другой, и религиозные предрассудки с неизбежно­стью ведут к предрассудкам политическим.

Разве можно проникнуться сознанием всей глубины классовых противоречий современного общества, всей несовместимостью интересов пролетариата к буржуазии и их политической противоположности по всем линиям и по всем направлениям, если одновременно разделять религиозные предрассудки, думать, что буржуа является для рабочего «братом» по вере, и не понимать классового значе­ния религии как одного из наиболее тонких, сложных и искусных орудий обмана и угнетения бур­жуазией рабочего класса? (Замечательный ответ автора на вопрос, нередко задаваемый сторонниками социализма! И это одновременно прекрасное разоблачение истинного характера самой многочисленной «коммунистической» партии в России — КПРФ, где вера в бога не только не осуждается, но даже пропагандируется и рекламируется лидерами партии, целующимися взасос с иерархами РПЦ. Одно это показывает, кому эта партия служит на деле — буржуазии и только буржуазии! — Прим. РП)

Продолжение 

О настоящей коммунистической партии. Организационные основы большевизма. ч.3.: Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.