Коллективизация, что она дала Советской стране и крестьянам

От редакции РП: Одна из популярнейших тем буржуазных идеологов и пропагандистов — это «ужасы» коллективизации. Как только где-нибудь в интернете заходит об этом разговор, так тут же среди дискутирующих обнаруживается некто,  естественно, стоящий на стороне обвинителей «кровавого большевизма», у кого «родственников Советы раскулачили». Поначалу, кажется, что и впрямь раскулаченных  было немало — чуть ли не через одного. Однако конкретные вопросы, заданные таким гражданам об их «родных», быстро показывают, что либо такие родные вообще никогда не существовали в природе свете, либо их потомок крайне смутно представляет себе, что, собственно, с этими родственниками происходило тогда, и больше руководствуется собственными выдумками, чем фактами. В реале, кстати, такие «потомки раскулаченных» встречаются почему-то много реже, чем в интернете, даже в самых исторически кулацких регионах страны. Все это говорит о том, что интернет-тролли, специализирующиеся на политике, то есть, люди, которые занимаются буржуазной пропагандой профессионально за деньги, изображая из себя страдальцев «Советского режима», это печальная реальность нашего времени. И потому реагировать на их «страдания», принимая их всерьез, дискутируя с ними, пытаясь им что-то объяснить, не имеет никакого смысла — это пустая трата времени.

Гораздо полезнее потратить это время не на выслушивание очередных выдумок очередного холуя буржуазии, готового наизнанку вывернуться за сытный кусок пирога и оплевать ради этого даже маму родную, а на знакомство с реальными фактами Советской истории, чтобы понять, что же на самом деле происходило тогда, почему и ради чего делалось то, что делалось.

Вот этой теме как раз и посвящена статья, публикуемая ниже, в которой очень хорошо показано, почему политика коллективизации, проведенная большевиками в конце 20-начале 30-х гг. была жизненно необходима Советской стране и что она дала самим крестьянам.

Источник: Журнал «Большевик», № 2, 1944 г., с.26-41

Автор: Ф. Кошелев

Колхозный строй — прочная опора советского государства

В своём докладе о 26-й годовщине Великой Октябрьской социали­стической революции товарищ Сталин говорил:

«Нынешняя война со всей силой подтвердила известное указание Ленина о том, что война есть всестороннее испытание всех материаль­ных и духовных сил каждого народа. История войн учит, что лишь те государства выдерживали это испытание, которые оказывались сильнее своего противника по развитию и организации хозяйства, по опыту, ма­стерству и боевому духу своих войск, по выдержке и единству народа на всём протяжении войны. Именно таким государством является наше государство».

Выдержала суровое испытание войны советская социалистическая система хозяйства: промышленность и транспорт, колхозы и сов­хозы, наука и культура. Выдержали это суровое испытание и советские люди: рабочий класс, колхозное крестьянство, интеллигенция. Каждая отрасль народного хозяйства, каждый отряд трудящихся нашей страны с честью выполняют поставленные перед ними в период Отечественной войны партией и правительством задачи. Это является источником силы, прочности и непоколебимости советского тыла. «Созданная 26 лет назад Советская власть, — говорил 6 ноября 1943 года товарищ Сталин, — в ко­роткий исторический срок превратила нашу страну в несокрушимую кре­пость. Красная Армия из всех армий мира имеет наиболее прочный и на­дёжный тыл».

Передовым, ведущим классом советского общества теперь, в дни войны, как и в мирное время, является рабочий класс. Под руководством партии Ленина—Сталина наши рабочие в короткий срок перестроили промышленность и транспорт на военный лад. Они самоотверженно тру­дятся на фабриках и заводах, бесперебойно снабжая Красную Армию танками, самолётами, пушками, пулемётами, винтовками, многообразным вооружением и снаряжением.

По рабочему классу держит равнение наше колхозное крестьянство, обеспечивающее Красную Армию и население городов продовольствием, а промышленность — сырьём. Уже годы мирного строительства показали неоспоримое превосходство колхозного строя над мелким, индивидуаль­ным крестьянским хозяйством. Необычная по своим масштабам Отече­ственная война явилась самым глубоким и всесторонним испытанием кол­хозного строя. Перед социалистическим земледелием встали особенно сложные задачи в первый период войны, когда фашистский хищник вторгся в богатейшие районы Украины, Дона и Кубани. Наши колхозы и совхозы должны были возместить временную потерю этих районов и удовлетворить возросшую потребность страны в продовольствии и сельскохозяйственном сырье. С такой задачей не справилось бы слабое, мелкокрестьянское хозяйство. Уже в годы мирного строительства мелкое крестьянское хозяйство являлось тормозом для осуществления ленинско-сталинской индустриализации страны. Тем большим тормозом оно стало бы в условиях той ожесточённой войны, которую третий год ведёт со­ветский народ с немецко-фашистскими захватчиками. Если бы наше сель­ское хозяйство базировалось в дни войны на мелком крестьянском произ­водстве, мы не смогли бы обеспечить Красную Армию и народ продо­вольствием, а промышленность — сырьём: наша страна осталась бы без хлеба, без жиров, без технического сырья.

«Для каждого очевидно, что вести войну такого масштаба, как ны­нешняя война, имея в тылу отсталое, раздробленное, индивидуальное крестьянское хозяйство,—было бы просто невозможно» (Щербаков).

Об этом убедительно говорит опыт первой мировой войны. В те го­ды посевные площади зерновых в нашей стране сократились более чем на 11%. Значительно упала урожайность всех сельскохозяйственных культур. Царское правительство оказалось неспособным удовлетворить опрос армии и населении городов на продовольствие.

Иное положение занимает наше сельское хозяйство в период на­стоящей войны, которая по своим масштабам не может идти ни в какое сравнение с первой мировой войной. Нынешняя Отечественная война со­ветского народа против немецко-фашистских захватчиков отвлекает не­сравненно больше людских сил для фронта и промышленности. Надо учесть и такой важнейший экономический фактор нашего развития, как рост советских городов, рост рабочего класса в годы сталинских пятилеток, в годы социалистической реконструкции народного хозяйства. За 25 лет численность людей, занятых в социалистической промышленно­сти, увеличилась в несколько раз. Следовательно, современная война по­ставила перед нашим сельским хозяйством во много раз более сложные задачи, чем те, которые приходилось решать ему в 1914—1918 годах.

Такое испытание военного времени мог выдержать только колхоз­ный строй. Успешно преодолев трудности военного времени, колхозы ещё раз доказали свои преимущества перед мелкотоварным крестьян­ским хозяйством.

Ни мобилизации в Красную Армию миллионов людей, ни передача части конского поголовья, части тракторного и автомобильного парка для нужд обороны не помешали колхозам расширять в дни войны посев­ную площадь, поднимать урожайность зерновых и технических культур, увеличивать поголовье крупного и мелкого скота. Чем больше требова­ний предъявляет война сельскому хозяйству, тем упорнее преодолевает колхозное крестьянство все трудности и преграды на своём пути, тем энергичнее мобилизует оно все свои силы и возможности на борьбу за скорейший разгром ненавистного врага, за освобождение всей советской земли от немецко-фашистских оккупантов.

Уже в своём историческом докладе, посвящённом 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, товарищ Сталин, да­вая высокую оценку работе тыла, говорил:

«Наши колхозы и совхозы также честно и аккуратно снабжают на­селение и Красную Армию продовольствием, а нашу промышленность — сырьём».

Ровно через год, в своём выступлении, посвящённом 26-й годовщи­не Октября, — годовщине, которая отмечалась нами в условиях коренно­го перелома в развитии войны, — товарищ Сталин дал высокую оценку работе колхозного крестьянства.

«Известно, — говорил товарищ Сталин, — что в результате нашест­вия фашистских полчищ наша страна была временно лишена важных сельскохозяйственных районов Украины, Дона и Кубани. И всё же наши колхозы и совхозы снабжали без серьёзных перебоев армию и страну продовольствием. Конечно, без колхозного строя, без самоотверженного труда колхозников и колхозниц мы не смогли бы решить эту трудней­шую задачу. Если на третьем году войны наша армия не испытывает недостатка в продовольствии, если население снабжается продовольстви­ем, а промышленность сырьём, то в этом сказались сила и жизненность колхозного строя, патриотизм колхозного крестьянства».

Колхозное крестьянство заслуженно получило такую высокую оцен­ку. Преданность советских крестьян родине, их неразрывная связь с со­ветским государством, их глубокая любовь к партии большевиков — ре­зультат победы Октябрьской социалистической революции, результат победы колхозного строя в деревне.

Колхозное крестьянство — детище советского строя. Вступив на со­циалистический путь развития, оно умножило свои силы, стало непобеди­мым. Колхозный строй, созданный на основе ленинско-сталинского ко­оперативного плана, под мудрым руководством партии большевиков, стал прочной и незыблемой опорой советского государства в его борьбе про­тив немецко-фашистских захватчиков, показал свою силу и жизненность. Только на базе коллективного хозяйства могло возникнуть и развивать­ся в советском крестьянстве такое высокое сознание общенародных интересов, какое показали наши крестьяне в дни войны.

* * *

Между старым и новым положением нашего крестьянства лежит глубокая пропасть. Эту пропасть наше крестьянство преодолело под ру­ководством партии Ленина—Сталина.

За годы советской власти деревня стала неузнаваемой. Победа Октября открыла перед крестьянством новый, свободный путь развития. Она освободила крестьянина от нужды и нищеты, от тяжёлых мук в борьбе за кусок хлеба, от кабалы ростовщика, помещика и кулака, от безработицы. Она освободила его навсегда от эксплуатации и эксплуататоров, больших и малых. Победа Октябрьской революции создала необ­ходимые предпосылки для перехода крестьянства на социалистический путь колхозной жизни.

«…Для того, чтобы перейти на путь колхозов, надо было прежде все­го проделать Октябрьскую революцию, свергнуть капиталистов и поме­щиков, отобрать у них землю и заводы и поставить новую промышлен­ность.

С Октябрьской революции и начался переход на новый путь, на путь колхозов. Он развернулся с новой силой лишь года три тому назад по­тому, что только к этому времени сказались во всей широте хозяйствен­ные результаты Октябрьской революции, только к этому времени уда­лось двинуть вперёд индустриализацию страны», — говорил товарищ Сталин на I Всесоюзном съезде колхозников-ударников 19 февраля 1933 года.

Создавая необходимые предпосылки для развития массового кол­хозного движения, партия Ленина—Сталина использовала все рычаги со­ветского государства для улучшения труда и быта крестьянских масс. Декрет советской власти о земле, написанный Лениным и опубликован­ный на второй день после победы Октябрьской революции, отменил ча­стную собственность на землю и превратил землю во всенародную госу­дарственную собственность. Советская власть уже в первые дни своего существования ликвидировала все остатки средневековья и крепостниче­ства в деревне, тормозившие развитие промышленности и сельского хо­зяйства, мешавшие крестьянству освободиться от нищеты, темноты и не­вежества.

«Советская власть ликвидировала класс помещиков и передала кре­стьянам более 150 миллионов гектаров бывших помещичьих, казённых и монастырских земель и это сверх тех земель, которые находились и раньше в руках крестьян» (И. Сталин «Вопросы ленинизма», стр. 520. 11-е изд.).

Это было первое крупное завоевание нашего крестьянства в услови­ях советского строя. Вековая борьба крестьянских масс за землю закон­чилась победой только после социалистической революции. Никакая дру­гая власть, кроме советской власти, не могла ликвидировать частную соб­ственность на землю и предоставить её в бесплатное пользование кре­стьянству.

Отмена частной собственности на землю, уничтожение купли-прода­жи земли сыграли огромную роль для развития сельского хозяйства, для подъёма материального уровня трудящихся масс деревни. Впервые за всю свою историю крестьяне получили возможность производить хлеб, не поку­пая земли, не влезая в долги, не идя в кабалу к богатеям в поисках средств на покупку земли.

Отмена частной собственности на землю ликвидировала рабскую приверженность крестьянина к своему клочку земли и облегчила кресть­янству переход от мелкого, индивидуального хозяйства к крупному, кол­лективному, технически вооружённому хозяйству.

Осуществив национализацию земли, советская власть освободила крестьянство от арендных платежей помещикам, составлявших около 500 миллионов золотых рублей в год.

Уже первые шаги в разрешении земельного вопроса показали на практике крестьянству, что только советская власть, как подлинно на­родная власть, созданная партией Ленина—Сталина, защищает интере­сы народа, интересы трудящихся масс деревни, и только она сможет осу­ществить их заветную мечту о свободной жизни на свободной земле. Это определило в конечном счёте поведение бедняцко-середняцких масс кре­стьянства в годы гражданской войны. Когда силы внутренней контрре­волюции и внешней интервенции попытались уничтожить советскую власть, восстановить помещичье землевладение, а нашу родину превра­тить в колонию, трудящиеся массы крестьянства активно поддержали советскую власть в борьбе против внутренних и внешних врагов народа, и советская власть победила.

Отмена частной собственности на землю и перераспределение земли в интересах бедняцко-середняцких масс ускорили восстановление сель­ского хозяйства и значительно улучшили положение бедноты. В 1924— 1925 году сельское хозяйство достигло 87% довоенного уровня. Меньше стало бедноты в деревне, больше середняцких хозяйств, сократилось ко­личество кулацких хозяйств.

До революции на 100 крестьянских хозяйств приходилось 65 бед­няцких, 20 середняцких и 15 кулацких. Среди крестьян насчитывалось 30% безлошадных, 34% безынвентарных, 15% беспосевных. За годы, предшествующие периоду массовой коллективизации, произошли суще­ственные изменения среди крестьянства. В 1928 году бедняцкие хозяй­ства составляли 35%, середняцкие — 60%, кулацкие — 4—5%. Резко уменьшилось число безлошадных, исчезли беспосевные и безынвентарные хозяйства. Перераспределение земли, материальная и денежная по­мощь маломощным привели к тому, что основной силой в деревне стал середняцкий слой крестьянства. Середняк превратился в центральную фи­гуру земледелия.

Советская власть снабжала беднейшие хозяйства семенами, инвента­рём, материалами для возведения построек, предоставляла им денежные ссуды. То были первейшие шаги на пути к улучшению жизни трудового крестьянства. Но как бы ни была значительна эта помощь, при господстве мелкого, раздробленного, индивидуального крестьянского хозяйства нельзя было коренным образом улучшить положение бедноты и серед­няков. Без перестройки сельского хозяйства на социалистической основе нельзя было уничтожить расслоение деревни, ликвидировать кулачество, превратить бедняков и середняков в зажиточных людей. Мелкое кресть­янское хозяйство, не раз говорил Ленин, рождает капитализм постоян­но и в массовом масштабе. Все меры советской власти по ограничению эксплуататорских тенденций кулачества приводили лишь к вытеснению отдельных отрядов кулачества, но не могли ликвидировать его как класс. Продолжала существовать и беднота. С таким положением советская власть и партия большевиков не могли долго мириться: это противоре­чило интересам государства и насущным потребностям крестьянства.

Положение бедноты при старом строе и до победы колхозного строя ярко охарактеризовал товарищ Сталин в своём докладе «Итоги первой пятилетки»:

«Что такое бедняки? Это такие люди, у которых обычно не хватало для хозяйства либо семян, либо лошади, либо орудий, либо не хватало всех этих вещей вместе взятых. Бедняки это такие люди, которые жили впроголодь и как правило находились в кабале у кулаков, а в старое вре­мя — и у кулаков и у помещиков» («Вопросы ленинизма», стр. 386).

Чтобы в корне изменить убогую жизнь бедноты и середняков, нуж­но было поставить деревню на колхозный путь развития, ибо без коллек­тивизации невозможно было «вывести нашу страну на широкую дорогу построения экономического фундамента социализма, невозможно изба­вить многомиллионное трудящееся крестьянство от нищеты и невежест­ва» («Вопросы ленинизма», стр. 380).

Перестройка сельского хозяйства на социалистической основе дик­товалась, во-первых, насущными интересами государства. С успехами ин­дустриализации, с быстрым ростом социалистической промышленности и рабочего класса возрастал из года в год и спрос на продовольствие, особенно на зерновые культуры. Государству требовалось всё больше и больше хлеба, мяса и других продуктов для снабжения Краской Армии и быстро растущего городского населения. Мелкое крестьянское хозяй­ство не могло справиться с этой задачей. Его низкая товарность, его неспособность развиваться на основе расширенного воспроизводства, его неспособность использовать современную передовую науку и технику для непрерывного роста сельскохозяйственной продукции создавали угрожающее положение для всего народного хозяйства.

Перевод мелкого, раздробленного крестьянского хозяйства на рель­сы колхозов в не меньшей мере диктовался насущной потребностью тру­дящихся масс крестьянства. К концу восстановительного периода были исчерпаны все возможности дальнейшего подъёма сельского хозяйства на основе мелкого крестьянского производства. К этому времени сель­ское хозяйство уже в целом превзошло довоенный уровень, но товарность его была низкой, и оно далеко не обеспечивало продовольствием города и промышленные центры. Нужно было двигать вперёд сельское хозяйство, увеличивать его товарность и на этой основе полностью раз­решить задачу снабжения городов продовольствием и коренным образом улучшить материальное и культурное положение колхозного крестьян­ства. Всё это было неразрешимой задачей для мелкого крестьянского хозяйства.

Кровные интересы Советского государства и насущные нужды само­го крестьянства требовали найти выход, преодолеть отсталость сельского хозяйства. И выход был найден партией Ленина—Сталина. Он был сфор­мулирован товарищем Сталиным в его докладе на XV съезде партии, в 1927 году:

«Выход в том, чтобы мелкие и мельчайшие крестьянские хозяйства постепенно, но неуклонно, не в порядке нажима, а в порядке показа и убеждения, объединять в крупные хозяйства на основе общественной, товарищеской, коллективной обработки земли, с применением сельско­хозяйственных машин и тракторов, с применением научных приёмов ин­тенсификации земледелия. Других выходов нет».

И XV съезд партии вынес решение о всемерном развёртывании кол­лективизации, принял план расширения и укрепления сети колхозов и совхозов, наметил способы и методы борьбы за коллективизацию сель­ского хозяйства.

Реализуя решения XV съезда, партия проделала огромную подгото­вительную работу, которая вызвала к жизни массовое колхозное движе­ние.

Ленинско-сталинская политика индустриализации страны отвечала как коренным интересам рабочего класса, так и насущным потребностям трудящегося крестьянства. Широкое развитие крупной социалистической промышленности на базе применения новейшей техники создавало необ­ходимые условия для вооружения сельского хозяйства современными сельскохозяйственными машинами: тракторами, комбайнами и другими орудиями. Кровно заинтересованные в этом деле, крестьяне активно уча­ствовали вместе с рабочим классом и интеллигенцией в создании первоклассной социалистической промышленности. Таким образом, создание социалистической индустрии явилось материальной предпосылкой для социалистической реконструкции всего народного хозяйства, в том числе и земледелия.

В подготовке массового колхозного движения большую роль сыгра­ли совхозы и машинно-тракторные станции. На опыте их работы кресть­яне убеждались в превосходстве крупного хозяйства над мелким. «Кре­стьяне массами приходили в совхозы, в МТС, наблюдали за работой тракторов, сельхозмашин, выражали свой восторг и тут же выносили решение — «пойти в колхозы» («Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 284).

Коллективное хозяйство открывало перед трудящимися массами кре­стьянства неограниченные просторы. Став на колхозный путь, они могли использовать тракторы для распашки любой целины, получить помощь от государства машинами, людьми, освободиться навсегда от кабалы кулаков.

Началось массовое вступление крестьянства в колхозы. К концу 1929 года в колхозы стали массами вступать середняки. Движение раз­вёртывалось такими темпами, каких не знала даже наша социалистиче­ская индустрия. За годы сталинских пятилеток колхозы объединили почти всё крестьянство.

К концу 1937 года в колхозах находилось 18,5 миллиона крестьян­ских дворов, то есть 93% всех крестьянских дворов, а посевные площа­ди колхозов составляли 99% всех крестьянских посевных площадей по зерну. За годы второй пятилетки колхозы окончательно упрочились, а социалистическая система хозяйства стала единственной формой земледе­лия СССР. К началу 1940 года вместо десятков миллионов крестьянских дворов было создано более 240 тысяч крупных, коллективных хозяйств. Это была огромная победа партии в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства. Партия, поставив прочно крестьянство на колхозный путь раз­вития, открыла в его жизни новую замечательную страницу. Колхозный строй стал прочной опорой советской власти в деревне.

На базе сплошной коллективизации была решена труднейшая задача нашей революции — задача ликвидации кулачества как класса. Массовое движение крестьянства в колхозы позволило партии перейти в 1929 году от политики ограничения и вытеснения кулачества к политике ликвида­ции кулачества как класса на основе сплошной коллективизации. У кула­ков были изъяты земля и инвентарь и переданы вновь образовавшимся колхозам. Экономические и политические позиции бедняков, вступивших в колхозы, усилились.

«Это был глубочайший революционный переворот, скачок из старого качественного состояния общества в новое качественное состояние, рав­нозначный по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года.

Своеобразие этой революции состояло в том, что она была произве­дена сверху, по инициативе государственной власти, при прямой под­держке снизу со стороны миллионных масс крестьян, боровшихся про­тив кулацкой кабалы, за свободную колхозную жизнь» («Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 291—292).

Эта революция в деревне обеспечила партии решение трёх корен­ных вопросов социалистического строительства: она ликвидировала по­следний и самый многочисленный эксплуататорский класс в нашей стране — кулачество, она перевела с индивидуального пути развития, рож­дающего капитализм постоянно и в массовом масштабе, на рельсы коллек­тивного, социалистического хозяйства самый многочисленный трудящийся класс нашего советского общества — класс крестьян; она обеспечила со­ветской власти социалистическую базу не только в самой обширной и жизненно необходимой, но и в самой отсталой области народного хозяйст­ва — в сельском хозяйстве.

Раньше, до массового колхозного движения, мы не могли ликвиди­ровать кулачество как класс по двум причинам: во-первых, потому, что мелкое товарное крестьянское хозяйство неизбежно рождало кулацкие элементы; во-вторых, мы не могли заменить кулацкое производство и кулацкий товарный хлеб производством и товарным хлебом совхозов и колхозов. Утвердив в сельском хозяйстве колхозно-совхозную систему, мы смогли решить эту задачу. О необходимости ликвидации кулачества как класса на базе сплошной коллективизации товарищ Сталин говорил:

«Мы терпели этих кровопийц, пауков и вампиров, проводя политику ограничения их эксплуататорских тенденций. Терпели, так как нечем бы­ло заменить кулацкое хозяйство, кулацкое производство. Теперь мы име­ем возможность заменить с лихвой их хозяйство хозяйством наших кол­хозов и совхозов. Терпеть дальше этих пауков и кровопийц незачем» («Вопросы ленинизма», стр. 319).

Уже в 1930 году колхозы и совхозы дали несравненно больше товар­ного хлеба, чем кулаки в 1927 году.

С победой колхозного строя крестьянство навсегда освободилось от кулацкрй кабалы, ибо советская индустрия и советское сельское хозяй­ство стали развиваться на единой, социалистической основе, исключаю­щей развитие капитализма в стране. Это имело неоценимое значение для нашей родины, для укрепления её мощи и обороноспособности. Это ярко проявилось в дни Великой отечественной войны с немецко-фашистскими захватчиками.

* * *

Колхозный строй в корне изменил положение трудящихся масс кре­стьянства. Уже на первом этапе массового колхозного движения, когда коллективное производство только начало развиваться, в жизни кресть­янства произошли серьёзные сдвиги. Характеризуя эти сдвиги, товарищ Сталин говорил на I Всесоюзном съезде колхозников-ударников в февра­ле 1933 года:

«Мы добились того, что помогли миллионным массам бедноты войти в колхозы. Мы добились того, что, войдя в колхозы и пользуясь там луч­шей землёй и лучшими орудиями производства, миллионные массы бед­няков поднялись до уровня середняков. Мы добились того, что миллионные массы бедняков, жившие раньше впроголодь, стали теперь в колхо­зах середняками, стали людьми обеспеченными. Мы добились того, что подорвали расслоение крестьян на бедняков и кулаков, разбили кулаков и помогли беднякам стать хозяевами своего труда внутри колхозов, стать середняками» («Вопросы ленинизма», стр. 416).

Колхозы спасли не менее 20 миллионов бедняков от нищеты и разо­рения, от кулацкой кабалы. Но это был только первый шаг, первое до­стижение колхозного строя. На первом шаге, на первом достижении со­ветская власть не могла остановиться. Нужно было сделать второй шаг. И товарищ Сталин так определил на I съезде колхозников-ударников новую задачу в колхозном строительстве:

«В чём состоит этот второй шаг? Он состоит в том, чтобы поднять колхозников, — и бывших бедняков, и бывших середняков, — ещё выше. Он состоит в том, чтобы сделать всех колхозников зажи­точными» (там же, стр. 417).

Раньше, при господстве мелкого крестьянского хозяйства, в деревне зажиточной была лишь небольшая кулацкая прослойка. Раньше, чтобы стать зажиточным, нужно было эксплуатировать соседей, использовать батраков, копить капитал, продавать свои продукты подороже и поку­пать для себя продукты подешевле. Поэтому кулаки всегда вызывали к себе законную ненависть со стороны бедняков и середняков — основной массы крестьянства.

Колхозы открыли перед бедняками и середняками иные возможности, иные пути к счастливой, зажиточной жизни. Для этого достаточно было, учил товарищ Сталин, колхозникам работать честно, беречь колхозную собственность, лучше использовать машины и тракторы, лучше обрабаты­вать землю. И партия делала всё для того, чтобы помочь колхозникам претворить сталинские указания в жизнь, помочь всем трудящимся в де­ревне стать зажиточными.

С победой колхозного строя в руках трудящихся масс крестьянства оказалось дополнительно 80 миллионов гектаров земли, находившейся до сплошной коллективизации в распоряжении кулачества. Бич деревни — безземелье и малоземелье — навсегда отошёл в прошлое. Советская власть навечно закрепила за колхозами предоставленные им земли.

До революции на каждое бедняцко-середняцкое хозяйство приходи­лось в среднем 7 гектаров земли. В колхозах на каждый крестьянский двор приходится в среднем 20 гектаров земли. Обеспеченность землёй бывших бедняков и середняков возросла по сравнению с дореволюцион­ным временем почти в 3 раза. Это сказалось на росте посевных площа­дей. С ростом колхозов и совхозов и расширением их производственно-технической базы росли их посевные площади, увеличивалась общая по­севная площадь в стране. В 1928 году посевная площадь колхозов со­ставляла 1390 тысяч гектаров, в 1930 году — 15 миллионов, в 1938 году —117,2 миллиона гектаров; а вся посевная площадь СССР была доведена до 136,9 миллиона против 105 миллионов гектаров в 1913 году. Увеличение посевных площадей к 1938 году почти на 32 миллиона гектаров — резуль­тат победы Октябрьской социалистической революции, результат строи­тельства колхозов и совхозов. Для мелкого, отсталого крестьянского хо­зяйства такая задача была непосильной. Лишь колхозы и совхозы, воору­жённые тракторами, комбайнами и другими сложнейшими сельскохозяйст­венными машинами, могли освоить целинные и всякого рода тяжёлые, «неудобные» земли и тем самым резко увеличить посевные площади в стране и валовой сбор хлеба.

Валовой сбор зерновых и других продовольственных культур увеличи­вался не только в силу расширения посевных площадей, но и в резуль­тате подъёма урожайности. Советская власть и партия большевиков не­устанно заботились о снабжении колхозов тракторами, комбайнами и дру­гими сложнейшими машинами, облегчающими труд и повышающими уро­жайность колхозных полей.

«В истории человечества, — писал товарищ Сталин в статье, посвящённой 12-й годовщине Октября,— впервые появилась на свете власть, власть Советов, которая доказала на деле свою готовность и свою спо­собность оказывать трудящимся массам крестьянства систематическую и длительную производственную помощь. Разве не ясно, что тру­дящиеся массы крестьянства, страдающие исконной нуждой в инвента­ре, не могли не уцепиться за эту помощь, став на путь колхозного дви­жения?» («Вопросы ленинизма», стр. 270).

Для снабжения колхозов и совхозов тракторами, комбайнами и дру­гими сельскохозяйственными машинами советская власть построила за короткий срок Сталинградский, Харьковский и Челябинский тракторные заводы, специальные заводы по производству комбайнов, тракторных плугов, тракторных сеялок, молотилок, сортировок, хлопковых сеялок и культиваторов. На это дело было израсходовано несколько миллиардов рублей общенародных средств. В стране была создана мощная индустрия, способная удовлетворить спрос колхозной деревни на новую сельско­хозяйственную технику.

«У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь…

У нас не было действительной и серьёзной промышленности по про­изводству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь» (И. Сталин «Вопросы ленинизма», стр. 373).

Социалистическая индустрия подвела под наше сельское хозяйство современную техническую базу, сделала его высокомеханизированным хозяйством. На смену примитивным средствам обработки земли были двинуты в деревню первоклассные машины.

Насколько изменилась техническая база сельского хозяйства, пока­зывают следующие данные.

По переписи 1910 года, в крестьянских хозяйствах России насчиты­валось 7,8 миллиона сох и косуль, 2,2 миллиона деревянных плугов, 17,7 миллиона деревянных борон. Такая техника говорила о крайней отстало­сти мелкого крестьянского хозяйства.

В 1938 году коллективное хозяйство обслуживали 394 тысячи трак­торов, 127,2 тысячи комбайнов, свыше 160 тысяч грузовых автомобилей, сотни тысяч тракторных плугов и других сельскохозяйственных машин, и орудий. Эти цифры — яркое свидетельство происшедшего в крестьян­ском хозяйстве технического переворота.

Применение в колхозах современных сельскохозяйственных машин, использование передовой агрономической науки облегчили коренным об­разом труд крестьянина, сделали его во много раз более производитель­ным в сравнении с индивидуальным крестьянским хозяйством. Это со­действовало быстрому подъёму урожайности, русту валового сбора хле­ба, резкому повышению товарности сельского хозяйства. Если годовая урожайность зерновых культур в дореволюционной России (1905—1909 годы) составляла в среднем 6,6 центнера с гектара, а валовая продукция зерна — 566,8 миллиона центнеров, то урожайность зерновых культур в совхозах и колхозах в 1938 году достигла в среднем 9,3 центнера с гектара, а валовой сбор хлеба составил 949,9 миллиона центнеров.

За годы социалистической реконструкции сельского хозяйства уро­жайность и валовой сбор хлеба увеличились по сравнению с дореволю­ционным временем более чем на 40%. Производство хлопка-сырца вы­росло с 44 миллионов пудов в 1913 году до 154 миллионов пудов в 1937 году, производство свёклы — с 654 миллионов пудов до 1311 миллионов, производство масличных культур — со 129 миллионов до 306 миллионов пудов.

С ростом урожайности увеличивалось количество товарного хлеба и других продуктов сельского хозяйства. Товарность зерновых хлебов, со­ставлявшая в 1926—1927 годах в единоличном крестьянском хозяйстве 12% валовой продукции, достигла в 1938 году не менее 40% валовой про­дукции. Товарная масса хлеба увеличилась более чем на 1 миллиард пу­дов по сравнению с дореволюционным периодом. Это резко сказалось на заготовках хлеба государством, на повышении доходов колхозов и колхозников.

В 1937 году одни только колхозы предоставили государству свыше 1700 миллионов пудов товарного хлеба, на 400 миллионов пудов товар­ного хлеба больше, чем давали помещики, кулаки и крестьяне, вместе взятые, в 1913 году. Рост урожайности, увеличение валовой и товарной продукции зерна позволяли колхозам не только увеличивать продажу его государству, продавать его на местных рынках, но и повышать с каждым годом нормы выдачи хлеба колхозникам на трудодень.

Если в первые годы коллективизации колхозы выдавали в среднем на трудодень по 1—2 килограмма хлеба, то в 1935—1937 годах боль­шинство колхозников в зерновых районах стало получать от 5 до 12 ки­лограммов хлеба на трудодень, а во многих колхозах — даже 20 кило­граммов, не считая других продуктов и денежных доходов. Немало было и таких колхозных дворов в зерновых районах, которые получали от 500 до 1500 пудов хлеба в год. Резко возросли доходы колхозников в свек­ловичных, хлопковых, льняных, животноводческих и плодоводческих районах.

Подъём материального положения всего колхозного крестьянства сказался и на росте его натуральных и денежных доходов. Денежные доходы колхозов поднялись с 5661,9 миллиона рублей в 1933 году до 14 180,1 миллиона рублей в 1937 году. Средняя выдача зерна в зерно­вых районах на один колхозный двор поднялась с 61 пуда в 1933 году до 144 пудов в 1937 году, не считая семян, семенных страховых фондов, кор­мового фонда для общественного скота, зернопоставок, натуроплаты работ МТС. В среднем на один колхозный двор по всему СССР приходилось в 1937 году 106,2 пуда зерна, а весь доход в денежном выражении в сред­нем составлял 5843 рубля на колхозный двор.

Рост натуральных и денежных доходов свидетельствовал о зажиточ­ной жизни колхозного крестьянства. Колхозный строй ликвидировал на­всегда бедность и нищету в деревне. Колхозники стали людьми обеспе­ченными, зажиточными. При старом строе у 52% крестьянских хозяйств не хватало хлеба. При советской власти в результате социалистической перестройки сельского хозяйства крестьяне не только обеспечивают себя хлебом и другими продуктами на текущие нужды, но могут создавать значительные запасы. Перед новым урожаем в июле 1938 года личные запасы хлеба у колхозников составили в среднем по 9,3 пуда на каждую душу. Значительная часть колхозного крестьянства имела запасы продо­вольствия, исчисляемые сотнями пудов. О таком обеспеченном состоянии крестьянство в целом как класс не могло и мечтать при старом строе, при господстве мелкого, индивидуального, раздробленного крестьянского хозяйства. Только колхозный строй мог обеспечить и обеспечил в корот­кий срок зажиточную жизнь крестьянству.

«Давно прошли времена,— говорил тов. Молотов на XVIII съезде пар­тии,— когда в наших сельских местностях было столько деревень, не слу­чайно прозванных Неурожайками и Нееловками. Добрая треть крестьян, а то и больше, постоянно, из года в год, недоедала и не могла при старом строе рассчитывать на улучшение своего материального положения».

Колхозный строй — единственная база, обеспечивающая крестьянину зажиточное существование. Но великое значение колхозов не ограничи­вается только этим. Колхозный строй стал основой роста культуры в деревне. Вместе с зажиточностью в деревню пришла и культура: исчезала неграмотность, открывались клубы, библиотеки, избы-читальни, театры, больницы, ясли, детские сады, росло число подписчиков газет и журналов. За годы коллективизации быстро формировалась сельская интеллигенция:

О подъеме культуры в колхозной деревне красноречиво говорят цифры.

В начальных, неполных средних и средних школах обучалось в 1914—1915 учебном году 6117 тысяч крестьянских детей, в 1928—1929 учебном году — 8667 тысяч, в 1938—1939 учебном году — 22 087 тысяч крестьянских детей. За годы сталинских пятилеток, за годы коллективи­зации сельского хозяйства контингент крестьянских детей, охваченных школой, увеличился почти в 3 раза по сравнению с 1928—1929 учебным го­дом и почти в 4 раза по сравнению с дореволюционным периодом

Особенно характерным является охват крестьянских детей средней школой. Если в старое время средняя школа была доступна лишь для ку­лацких детей, то при советской власти все крестьяне получили возмож­ность обучать своих детей в средней школе. В неполных и полных средних школах обучалось в 1938—1939 учебном году около 13 миллионов крестьянских детей против 52 тысяч в 1914—1915 учебном году. Более 5 миллионов крестьянской молодёжи было охвачено многими другими видами обучения.

В сельскохозяйственных средних и высших учебных заведениях обу­чалось в 1938—1939 учебном году 803 тысячи человек против 18,6 тысяча человек в 1914—1915 учебном году. Только за годы второй пятилетки (1933 — 1937 годы) средние и высшие сельскохозяйственные учебные заведения выпустили 136 тысяч специалистов, против 3,1 тысячи, выпу­щенных за 4 предреволюционных года (1909—1913 годы).

В 1938 году сельское хозяйство обслуживали 107,2 тысячи агроно­мов, 27,9 тысячи землемеров и землеустроителей, 92 тысячи агротехников и зоотехников, 17,1 тысячи ветеринарных врачей и 65,4 тысячи ветфельд­шеров. Одних агрономов было в 50 с лишним раз больше, чем в 1914 году. Целая армия специалистов работала на опытных сельско­хозяйственных станциях, опытных полях, в колхозных агролабораториях. Число сельских учителей достигло в 1938—1939 учебном году 715,3 ты­сячи против 152,4 тысячи в 1914—1915 учебном году. Прежняя деревня с господством мелкого крестьянского хозяйства не знала таких специа­листов, как трактористы, комбайнеры, шоферы, механики. В колхозах этот отряд специалистов стал могучей силой. В 1938 году в колхозах насчитывалось 933 тысячи трактористов, 247 тысяч комбайнеров, 214 ты­сяч шоферов, 40 тысяч механиков.

Дореволюционная деревня почти не знала таких культурных учреж­дений, как массовые библиотеки, театры, кино и радио. За годы совет­ской власти и особенно за период коллективизации эти учреждения полу­чили широкое развитие в деревне. В 1939 году деревня имела свыше 60 тысяч массовых библиотек, в которых находилось 49 миллионов книг; клубов и изб-читален — 95 274; киноустановок — 18 802.

Индустриализация страны и коллективизация сельского хозяйства сделали могучей нашу родину. Росла из года в год заработная плата ра­бочих и служащих, росли доходы колхозников, повышалась культура всего населения.

На XVIII съезде партии, в 1939 году, товарищ Сталин, характеризуя культурный подъём в стране, говорил;

«С точки зрения культурного развития народа отчётный период был поистине периодом культурной революции. Внедрение в жизнь всеобще­обязательного первоначального образования на языках национальностей СССР, рост числа школ и учащихся всех ступеней, рост числа выпускае­мых высшими школами специалистов, создание и укрепление новой, со­ветской интеллигенции,— такова общая картина культурного подъёма народа» («Вопросы ленинизма», стр. 587).

В результате огромной заботы партии Ленина — Сталина и советской власти о культурном подъёме народа и непрерывного роста — в ходе инду­стриализации страны и коллективизации сельского хозяйства — соответ­ствующих материальных предпосылок в нашей стране сложилась много­миллионная новая, советская интеллигенция, которая верой и правдой служит делу народа.

Создание такой интеллигенции явилось одним из самых важных ре­зультатов культурной революции в нашей стране.

Огромная масса советской интеллигенции вышла из рядов крестьян­ства, и преобладающая часть её работает в деревне, двигая вперёд колхозное производство и культуру колхозного крестьянства.

За годы советской власти, за годы сталинских пятилеток наше кре­стьянство добилось таких коренных изменений в своей жизни, о каких не может и мечтать крестьянин ни в одной буржуазной стране, где гос­подствует частная собственность на землю, где существуют купля и про­дажа земли, где трудящиеся массы деревни эксплуатируются помещика­ми, кулаками, ростовщиками.

Наше советское крестьянство — это совершенно новое крестьянство, это новый класс социалистического общества, непохожий на прежнее крестьянство, какое у нас было до победы колхозного строя, и тем более непохожее на то крестьянство, какое существует до сих пор во всех буржуазных государствах.

Характеризуя это новое крестьянство, товарищ Сталин прежде все­го отметил, что оно освобождено от эксплуатации со стороны помещи­ков и кулаков, купцов и ростовщиков и что в своём подавляющем боль­шинстве оно есть колхозное крестьянство, то есть базирует свою работу и своё достояние не на единоличном труде и отсталой технике, а на коллективном труде и современной технике.

«Наконец, в основе хозяйства нашего крестьянства лежит не частная собственность, а коллективная собственность, выросшая на базе коллек­тивного труда.

Как видите, советское крестьянство — это совершенно новое кресть­янство, подобного которому ещё не знала история человечества» («Вопросы ленинизма», стр. 512).

Новое крестьянство выросло под руководством партии Ленина — Сталина в недрах советского строя, в результате победы социализма в нашей стране.

Колхозный строй обеспечил крестьянству зажиточную и культурную жизнь, поставил его на прогрессивный путь исторического развития, продемонстрировал свою великую силу и жизненность.

Но колхозный строй не мог возникнуть и окрепнуть самотёком. Кол­хозы не могли бы стать большевистскими, а колхозники — зажиточными без постоянной заботы и руководства со стороны партии Ленина — Сталина.

Партия большевиков вывела крестьян на широкий колхозный путь, укрепила колхозы организационно, изгнала из их среды чуждых людей, превратила колхозы в большевистские, а колхозников сделала зажиточ­ными.

Известно, какую бешеную активность развивали чуждые и кулац­кие элементы, пробравшиеся в колхозы. Они пытались взорвать их изнутри, подорвать веру колхозников в преимущество коллективного хозяйства над единоличным крестьянским хозяйством. Партия своевре­менно ликвидировала эту опасность.

«Чтобы положить конец кулацкому вредительству в колхозах и ускорить дело укрепления колхозов, необходимо было оказать колхозам скорую и серьёзную помощь людьми, советами, руководством» («Крат­кий курс истории ВКП(б)», стр. 303).

И такую помощь партия оказала колхозам, создав в 1933 году по­литотделы при МТС. В политотделы было послано 17 тысяч партийных работников. Кроме того в отстающие колхозы направили немало опыт­ных работников в качестве председателей, бригадиров, заведующих фер­мами, организаторов культурно-массовой работы. Политотделы справились со своей серьёзнейшей задачей. Они укрепили колхозы в организа­ционно-хозяйственном отношении. Они вырастили новые колхозные кад­ры. Они наладили хозяйственное руководство в колхозах и подняли поли­тический уровень колхозных масс.

Огромна роль рабочего класса в организации и победе колхозного строя. Рабочий класс любовно производил на заводах тракторы, ком­байны, молотилки и другие современные сельскохозяйственные машины для колхозов. Он посылал в деревню своих людей в качестве трактори­стов, механиков и слесарей, брал шефство над колхозами, оказывал им на добровольных началах всяческую материальную и финансовую по­мощь. Рабочий класс нашей страны оправдал свою миссию ведущего класса в советском обществе. В процессе индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства крепла дружба между рабочим классом и крестьянством, неразрывная связь между городом и деревней. Союз рабочих и крестьян за годы социалистического строительства стал нерушимым. Это наглядно доказано опытом Отечественной войны.

* * *

Немецко-фашистские разбойники, начав войну против СССР, рас­считывали вызвать конфликты между рабочими и крестьянами, драчку между народами нашей страны; Враг жестоко просчитался. Советский тыл не только не ослабел в дни войны, но стал прочным как никогда. В годину суровых испытаний, в период Великой отечественной войны ещё больше окреп, стал монолитным союз между рабочими, крестьянами и интеллигенцией, упрочилась дружба народов нашей страны.

Шагая в ногу с рабочими и интеллигенцией, колхозное крестьянство показало в дни войны свой высокий патриотизм. Миллионы колхозников истребляют наглых захватчиков на фронте. Многие из них Стали героями Советского Союза, тысячи и тысячи отмечены высокими правительствен­ными наградами. Десятки миллионов колхозников честно трудятся на полях и фермах. Товарищ Сталин в своём докладе 6 ноября 1943 года дал высокую оценку работе колхозного крестьянства в дни войны:

«Крестьяне Советского Союза, преобразовавшие в годы мирного строительства на основе колхозного строя отсталое земледелие в передовое сельское хозяйство, во время Отечественной войны проявили небы­валое в истории деревни высокое сознание общенародных интересов. Они самоотверженным трудом на помощь фронту показали, что советское крестьянство считает нынешнюю войну против немцев своим кровным делом, войной за свою жизнь и свободу».

Все помыслы колхозного крестьянства направлены к одной цели — разбить как можно скорее врага, возвратить отчизне временно захвачен­ные врагом земли, высвободить из-под власти фашистских бандитов со­ветские города и сёла, миллионы советских людей, стонущих под плетью гитлеровских палачей. Об этом благородном желании свидетельствуют дела колхозников и на фронте и в тылу.

Глубокая любовь нашего крестьянства к родной земле, к родному очагу, готовность защищать их до последних сил всегда находила наибо­лее яркое выражение в борьбе с внешними врагами. Наше крестьянство никогда не терпело иноземных захватчиков. Оно жестоко расправлялось с внешними врагами, которые не раз пытались превратить нашу родину в свою колонию. Русская армия, состоявшая в прошлые столетия преиму­щественно из крестьян, громила самые сильные армии противника.

Но никогда ещё идея защиты своей земли, своего государства не была так сильна, так близка и понятна крестьянству, как в дни Отече­ственной войны советского народа против немецко-фашистских захват­чиков.

И это явление закономерно. Советский строй обеспечил крестьянству свободную, радостную, культурную и зажиточную жизнь, вывел крестьян из мрака и темноты. Крестьянство при ведущей роли рабочего класса и под руководством коммунистической партии впервые стало активной си­лой в строительстве и управлении государством, подучило неограничен­ную возможность пользоваться плодами науки и культуры. С победой колхозного строя деревня окончательно перестала быть мачехой для крестьянства. Впервые крестьянин почувствовал свою настоящую силу, свою власть над землёй, стал хозяином своей жизни.

Следуя по пути, указанному партией Ленина—Сталина, советское крестьянство стало единственно свободным крестьянством в мире. Над всеми этими величайшими историческими завоеваниями нашего крестьян­ства, как и над всеми завоеваниями советского народа, нависла смертель­ная угроза. Гитлеровский разбойничий империализм задался целью уни­чтожить свободную, зажиточную, культурную жизнь колхозного кре­стьянства, лишить его земли, превратить наших крестьян в рабов и кре­постных немецких князей и баранов, а всех непокорных истребить. Вот почему, когда над свободной жизнью советского крестьянства и всего советского народа нависла смертельная опасность, оно стало грудью на защиту своей родной земли, своих колхозов, своего родного советского строя.

С первых дней Отечественной войны колхозное крестьянство осо­знало, что война против немецко-фашистских захватчиков является его кровным делом, войной за его жизнь и свободу. И, осознав этот факт, сделало из него соответствующие выводы. Оно стало отдавать все свои силы делу борьбы против лютого врага — немецкого фашизма.

В своём докладе о 24-й годовщине Великой Октябрьской социали­стической революции, которую наша страна отмечала по истечении четы­рёх месяцев войны, товарищ Сталин призвал колхозное крестьянство трудиться, не покладая рук, на полях, давать фронту больше хлеба, мяса, сырья для промышленности. И колхозное крестьянство восприняло сталинский призыв как священную обязанность в дни войны, как своё кровное дело.

За время войны посевная площадь СССР на сравнимой территории увеличилась более чем на 2 миллиона гектаров. В большинстве колхозов выросла урожайность зерновых и технических культур. В период первой мировой войны посевная площадь в Горьковской области сократилась на 200 тысяч гектаров. За время Отечественной войны колхозы Горьковской области расширили посевную площадь на 156 тысяч гектаров и добились повышения урожайности. В 1942 году они сдали государству на 4,5 мил­лиона пудов зёрна больше, чем в 1941 году, картофеля — на 2,1 миллиона  пудов, льна-волокна — на 200 тысяч пудов. Весенний сев 1943 года колхо­зы закончили на 16 дней раньше, чем в 1942 году, уборку урожая провели на 40 дней раньше, чем в 1940 году. Поголовье крупного рогатого скота к 1 ноября 1943 года увеличилось на 137 тысяч, овец и коз — на 194 тысячи.

Колхозы Азербайджанской ССР расширили посевную площадь за вре­мя войны на 140 тысяч гектаров. Поголовье крупного рогатого скота в рес­публике увеличилось только за 1943 год на 44 тысячи, овец и коз — на 275 тысяч. Уборка урожая в 1943 году проведена на 25 дней раньше, чем в 1942 году. Обязательные поставки 1943 года по всем видам сельскохозяйственных продуктов перевыполнены.

Колхозы Таджикской ССР увеличили посевную площадь за время войны на 20%. Поголовье крупного рогатого окота увеличилось только за 1943 год на 114 тысяч, овец и коз — на 902 тысячи. План развития жи­вотноводства в республике перевыполнен, а все сельскохозяйственные поставки государству выполнены досрочно.

Резко возросло поголовье крупного скота в Ивановской, Ярославской, Молотовской и других областях страны. В 1942 году колхозы сдали госу­дарству на 49% больше мяса, чем в 1941 году.

Расширение посевных площадей и увеличение поголовья скота в вос­точных районах страны дало возможность восполнить в некоторой части потерю посевных площадей и поголовья скота во временно оккупирован­ных районах, создать новые базы технических культур в Поволжье, на Урале, в Сибири и в среднеазиатских республиках.

Колхозный строй помог советской деревне в дни войны преодолеть в основном трудности с рабочей силой. Это было бы непосильной задачей для мелкого, отсталого, единоличного крестьянского хозяйства.

Колхозное крестьянство оправдало доверие правительства и партии, доверие Красной Армии. Его патриотизм проявляется во всех его делах в дни войны: в самоотверженном труде на полях и фермах, в сборе тёп­лых вещей и денежных средств в пользу Красной Армии, в реализации советских займов, в посылке целых эшелонов с подарками на фронт, в по­мощи районам, пострадавшим от немецкой оккупации.

18 декабря 1942 года всю страну облетела весть о патриотическом почине саратовского колхозника Ферапонта Головатого. Советская власть сделала его зажиточным, и в час, когда родина оказалась в опасности, он решил помочь ей всем, чем может. Так писал он товарищу Сталину, сооб­щая, что внёс 100 тысяч рублей — всё, что честным трудом заработал в колхозе, — в фонд Красной Армии, на постройку самолёта. И товарищ Сталин отвечал советскому патриоту словами благодарности и привета: «Красная Армия не забудет, что Вы отдали все свои сбережения на по­стройку боевого самолёта».

По почину колхозников и колхозниц Тамбовской области начался сбор средств в фонд Красной Армии, сбор средств на приобретение тан­ков, самолётов и артиллерии. За две недели собрано было 40 миллионов рублей на строительство танковой колонны «Тамбовский колхозник». Товарищ Сталин послал тамбовцам братский привет и благодарность Красной Армии.

Благородный почин тамбовских колхозников и колхозниц и тёплые слова привета и благодарности товарища Сталина привели в движение колхозное крестьянство всего Советского Союза. Вслед за тамбовскими колхозниками начали сбор средств колхозники Саратовской и других областей страны. За короткий срок — с 9 декабря 1942 года по 5 января 1943 года — колхозники собрали в фонд Красной Армии около двух с четвертью миллиардов рублей. В дальнейшем эта сумма была значи­тельно увеличена дополнительными взносами колхозного крестьянства.

Много средств было внесено в фонд Красной Армии колхозниками в порядке соревнования с Ферапонтом Головатым. Деньги, собранные советскими патриотами, пошли по прямому назначению. Советское ору­жие стяжало новую славу на полях сражений. Опираясь на всестороннюю народную помощь, Красная Армия непрерывно истребляет и теснит за­хватчиков, гонит их на запад, освобождая советских людей из немецкой неволи.

Огромная помощь, которую оказывает колхозное крестьянство госу­дарству в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, свидетельствует, с одной стороны, о высоком патриотизме колхозников, а с другой сто­роны, о наличии у них значительных ресурсов. Только крестьянство, ставшее зажиточным, может выделять такие средства на оборону родной земли.

Колхозы оказывают немалую помощь районам, пострадавшим от не­мецко-фашистских захватчиков. В этом деле почин принадлежит колхоз­никам села Острецово, Родниковского района, Ивановской области, и артели «Искра», Богородского района, Горьковской области. Колхозы тыловых районов шлют колхозам освобождённых районов семена, скот, инвентарь, одежду, лесоматериалы.

Колхозы Чувашии выделили колхозам освобождённых районов 5 ты­сяч голов скота и дополнительно продали колхозам Смоленской, Орлов­ской и Курской областей свыше 6500 свиней.

Колхозы Башкирии обязались выделить для колхозов Ворошиловградской области 7 тысяч голов крупного рогатого скота, 8 тысяч овец, 3 ты­сячи свиней. Это обязательство реализуется.

Колхозы Азербайджанской ССР оказали значительную помощь осво­бождённым районам в 1943 году. Они обязались предоставить этим райо­нам в 1944 году 10 тысяч голов крупного рогатого скота и 112 тысяч свиней.

Возрождаются к жизни районы, разрушенные немецкими варварами. Колхозы восстанавливаются быстрыми темпами. Они уже получили 1 мил­лион 723 тысячи 201 голову скота. Это даёт возможность возродить земледелие и животноводство в колхозах освобождённых районов в ко­роткие сроки и довести производство хлеба и скота до размеров дово­енных.

Колхозный строй в условиях Отечественной войны показал свою неисчерпаемую силу, свою жизненность. Сила и жизненность колхозного строя состоят в том, что он отвечает коренным интересам крестьянства, что колхозами руководит, направляет их деятельность, оказывает им повседневную помощь партия Ленина—Сталина, пользующаяся неогра­ниченным доверием и любовью колхозного крестьянства. Партия Ленина—Сталина подняла многомиллионные массы колхозного крестьян­ства, как и весь советский народ, на войну против немецко-фашистских захватчиков. Под руководством нашей партии колхозное крестьянство разрешило немало сложнейших задач военного времени, снабжая фронт и страну продовольствием, а промышленность — сырьём.

Помощь колхозного крестьянства фронту сыграла свою замечатель­ную роль в нанесении Красной Армией сокрушительных ударов по врагу. Победа над врагам уже близка. Но она не придёт сама. Её надо завое­вать новым напряжением всех сил тыла для оказания ещё большей по­мощи фронту. Велики задачи сельского хозяйства в текущем году. Оно должно мобилизовать все свои возможности для повышения урожайно­сти зерновых и технических культур, для увеличения поголовья скота, для быстрейшего восстановления колхозов освобождённых от врага районов.

Нет сомнения в том, что колхозное крестьянство, руководимое пар­тией Ленина—Сталина, успешно справится с задачами сельского хозяй­ства в текущем году, как оно оправлялось с ними в первые годы Отече­ственной войны.

Коллективизация, что она дала Советской стране и крестьянам: 2 комментария

  1. С победой колхозного строя крестьянство навсегда освободилось от кулацкОй кабалы

  2. Это со­действовало быстрому подъёму урожайности, рОсту валового сбора хле­ба, резкому повышению товарности сельского хозяйства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.