6. Чем определяется стоимость товара.

(Материал подготовлен в рамках курса «Политическая экономия капитализма»)

6. Чем определяется стоимость товара.

Мы установили, что меновая стоимость товара — это способность его в определенной количественной пропорции обмениваться на другие товары. Возьмем тот же пример. Предположим, что известное количест­во товара — 20 кг зерна — обменивается на опреде­ленное количество другого товара — на 10 м холста. Естественно, возникает вопрос: почему именно на 10, а не на 15 или на 5 м? На чем основываются пропорции обмена?

Некоторые буржуазные экономисты утверждают, что обмен товаров происходит на основе спроса и пред­ложения. Например, английский экономист Г. Д. Маклеод утверждал, что «отношение между спросом и предложением есть единственный регулятор стоимости. Чем они это аргументируют? Они говорят: если на рынке будет предложено для обмена больше зерна, чем есть спрос на него, то меновая сто­имость зерна уменьшится. Для обмена 20 кг зерна по­требуется меньше холста, например не 10, а 7 или еще меньше метров. И наоборот, когда на зерно появляет­ся большой спрос, а предлагают его значительно мень­ше, то меновая стоимость зерна повышается, и тогда 20 кг зерна можно обменять уже не на 10, а на 13—15 и даже больше метров холста.

Никто не спорит с тем, что спрос и предложение в той или иной степени влияют на меновые пропорции. Влиять-то влияют, но никак не определяют ее — они не создают меновую стоимость товара.

Представим себе, что возникло такое положение, когда спрос и предложение на товар равны, т. е. зерна предлагают ровно столько, каков спрос на него. В та­ком случае влияние спроса и предложения взаимно исключается. Но один товар обменивается на другой все равно в какой-то определенной пропорции! На основании чего же она устанавливается? Почему 20 кг зерна обмениваются именно на 10 м холста, а не на другое его количество? На это теория спроса и предложения ответить не в состоянии.

Есть и другая точка зрения, согласно которой мено­вые операции определяются степенью полезности вещи, потребительной стоимостью товара. Так, австрийский экономист Е. Бем-Баверк писал, что «ценность вещи измеряется величиной предельной пользы этой вещи». На первый взгляд такое толкование может показаться тоже правильным и достаточно убедительным: чем полезнее предмет, тем больше он нужен покупателям, тем выше цена на него.

На самом же деле полезность вещи не может слу­жить основой пропорций в обмене товаров. Если бы это было так, то самые необходимые для жизни чело­века продукты: хлеб, молоко и т. д. — стоили бы до­роже всего, в обмен на них требовалось бы больше всего товаров. Однако это совсем не так — существует множество това­ров, которые менее полезны и менее нужны людям, чем вода и хлеб, но тем не менее стоят они очень дорого.

Тут надо оговориться: данное положение нельзя по­нимать в том смысле, что наиболее полезные вещи са­мые дешевые. Клеверное сено как корм полезнее со­ломы, но оно значительно дороже соломы. Таких при­меров можно привести много. Все они доказывают, что нет и не может быть однозначной прямой, причинно-следственной связи между полезностью вещи и ее меновой стоимостью: одни вещи полезнее и дороже, другие — полезнее, хотя и дешевле.

Что же является основой пропорций в обмене това­ров? Почему 20 кг зерна равны 10 м холста? Чем и как они уравниваются? Ведь без ра­венства нет обмена. Ткач потому и берет 20 кг зерна, что они равны 10 м сотканного им холста.

Основой равенства не может служить потребитель­ная стоимость: ведь зерно и холст по своему назначе­нию неоднородны, они удовлетворяют различные по­требности человека. По количеству они тоже несоизмеримы: мерой зерна служит вес, а холста — площадь (столько-то метров длины, столько-то ширины). Чтобы состоялся обмен двух товаров, необходимо, чтобы в каждом из них еще до обмена имелось нечто общее.

Есть ли в них что-либо общее? Да, есть. И это общее — труд, затраченный на производство товара. Зерно, холст, коробка спичек, трактор, иголка, самолет — все это продукты труда человека. Равенство двух товаров, обмен их возможны только потому, что эти товары во­площают в себе, выражают одинаковое количество труда, затраченного на их производство.

Воплощенный в товаре труд образует его стои­мость. Речь идет, конечно, обо всем труде, затраченном на всех стадиях производства. Например, в стоимости зерна, выращенного крестьянином, воплощен труд ма­шиностроителей (тракторы, комбайны и т. п.), хими­ков (удобрения), горняков (топливо) и многих других работников.

Следует учесть такую особенность стоимости. По­требительная стоимость любого товара вполне осязае­ма, ощутима. Но в стоимости товара нет и не может быть ни одного атома вещества природы. «Вы можете ощупывать и разглядывать каждый отдельный то­вар,— пишет Маркс,— делать с ним что вам угодно, он как стоимость остается неуловимым». Потребительная стоимость воплощает в себе многооб­разные естественные свойства товаров, а стоимость яв­ляется выражением общественных, социально-эконо­мических свойств его.

Стоимость и меновая стоимость взаимосвязаны. Стоимость, созданная трудом, есть внутреннее свойст­во товара, а меновая стоимость служит внешней фор­мой проявления стоимости. Таким образом, товар есть единство потребительной стоимости и стоимости, кото­рая может найти свое выражение только в форме ме­новой стоимости.

Источником стоимости товара, как мы уже выяс­нили, является труд. Величина стоимости непосредст­венно зависит от величины трудовых затрат. Рань­ше, например, на производство алюминия затрачива­лось огромное количество труда и он стоил дороже золота. В дальнейшем, когда научились получать алю­миний с меньшей затратой труда, он стал несравненно дешевле золота. Аналогично положение с железом. В давние времена, когда обработка железа была чрез­вычайно трудна, вооружение воина стоило дороже 100 быков. Позже, когда освоили производство и обра­ботку железа, на каждое изделие из него стали тратить в несколько раз меньше труда, и железо намного по­дешевело. Таким образом, чем меньше трудовые за­траты, тем меньше стоимость товара, и наоборот.

Но было бы ошибочно отождествлять затраты тру­да и стоимость. Не всякая затрата труда образует стоимость. В условиях натурального хозяйства продук­ты создаются тоже трудом, но потребляют их сами производители. Поэтому и нет необходимости соизме­рять продукты, ведь их не надо обменивать: продукты натурального хозяйства не превращаются в товары и не имеют стоимости, хотя труд на них затрачен.

В товарном хозяйстве, основанном на частной соб­ственности на средства производства, товаропроизво­дители работают обособленно, разрозненно, но труд каждого из них тысячами нитей связан с трудом дру­гих.

Сапожник, например, покупает кожу у кожевенни­ка, ножи, шила, молотки и другие инструменты, необ­ходимые для шитья сапог,— у изготовителя инстру­ментов, нитки и ткань — у третьего товаропроизводи­теля и т. д. Кроме этих прямых связей существует множество косвенных: с крестьянином, изготовителя­ми сельскохозяйственных орудий и представителями других профессий.

Как видно из нашего примера, труд любого товаро­производителя представляет собой одновременно и ин­дивидуальный труд и часть общественного труда. Труд сапожника, хотя он и обособлен, тем не менее нужен обществу, и с этой точки зрения он является частью общественного труда. Но связь данного вида труда с трудом других товаропроизводителей обнаруживается только на рынке. А до того, как сапожник принесет на рынок свой товар, он шьет его на свой страх и риск, не зная, нужен ли он кому-нибудь.

Связь между производителями, существующая уже в процессе производства товаров, проявляется не сра­зу, не прямо, а окольным путем, через обмен. На рынке в процессе купли-продажи происходит приравнивание сапог к другим товарам и тем самым выявляется об­щественный характер труда сапожника.

Какие выводы можно сделать из вышесказанного?

Во-первых, стоимость есть не просто затрата труда, а воплощенный в товаре общественный труд товаро­производителя.

Во-вторых, отношения между людьми в процессе производства, обмена и потребления това­ров, производственные отношения товаропроизводите­лей, находят выражение в стоимости товара.

Поэтому мы можем сказать, что стоимость это не отношение между вещами, товарами, а общественное отношение между товаропроизводителями по поводу вещей-товаров. Короче, стоимость — это общественное отношение.

В стоимости отражены определенные отношения людей в процессе производства. Они характеризуются тем, что производители продуктов обособлены друг от друга и связь между ними устанавливается не прямо, а окольным путем, через рынок, через куплю-продажу. Другими словами, стоимость есть выражение общест­венных отношений товаропроизводителей.

Стоимость не естественное, а общественное свойст­во продукта. Сапоги, произведенные в натуральном хо­зяйстве, не отличаются по своим естественным качест­вам от сапог, изготовленных в условиях товарного хо­зяйства, но в первом случае они не имеют стоимости, а во втором, являясь товаром, они выполняют, как мы выяснили, иную общественную роль. Стоимость — яв­ление историческое, связанное с возникновением и раз­витием товарного производства. Когда в обществен­ном производстве будут изготовляться просто продук­ты, товарное производство исчезнет и продукты труда не будут иметь стоимости.

Далее

К курсу «Политическая экономия капитализма»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.