Митинг работников московского метро: трагедии можно избежать!

2 апреля 2016 г в Москве у памятника рабочим – Героям Революции 1905 года собрались на митинг работники московского метро.  Рабочие из различных служб — службы путей, движения, тоннельных сооружений, дежурные по станциям и др., ежедневно обеспечивающих безопасный проезд в метро 8 миллионов пассажиров, пришли для того, чтобы заявить свой протест против действий руководства метрополитена, безмерно усиливающих эксплуатацию и угнетение наемного персонала этого крупнейшего столичного предприятия и несущих серьезную угрозу жизни и здоровью пассажиров.

Митинг организовал альтернативный профсоюз московского метрополитена, действующий под крылом профсоюзного объединения «Конфедерации труда России». В профсоюз входят 200 работников метро. Создан он был в противовес официальному, ФНПРовскому, где количество участников составляет порядка 40 тысяч, поскольку записывают в него сразу, при приеме на работу и в обязательном порядке.

Последнее — явление это не уникальное, а скорее системное, ибо о том же самом писали товарищи с других бывших советских предприятий, например, с завода им. Дегтярёва в г.Коврове Владимирской области.

Профобъединение ФНПР было создано в постсоветской буржуазной России на базе ВЦСПС и сохранило в целости всю его структуру. Цели и задачи его, однако, были кардинально изменены. Если раньше советские профсоюзы служили интересам рабочих, то теперь профсоюзы ФНПР стали служить интересам их классовых врагов — капиталистов и их государства. Главной задачей бывших «всесоюзных» профсоюзов стало держать рабочих в узде, не давать им права голоса и возможности самостоятельных коллективных действий, которые могут помешать усилению их эксплуатации, а значит и выжиманию из них прибавочной стоимости хозяевами предприятий. Помимо этого, руководство профсоюзов ФНПР, фактически входящих в систему государственной власти России, обязано вычислять наиболее активных, самостоятельных рабочих и нейтрализовывать их вплоть до увольнения, чтобы они не дай бог не расшевелили своих менее сознательных товарищей и не подняли их на протест, мешающий работодателем получать прибыль.

Поскольку эти «защитники» рабочего класса не ставят себе целью решать проблемы рабочих, отстаивать их трудовые и человеческие права, официальный профсоюз московского метрополитена от данного митинга работников московского метро открестился, заявив, что проблем на предприятии нет и жаловаться рабочим не на что. Но сами рабочие, решившие высказаться, наконец, открыто, говорят совершенно противоположное, рассказывая такое, что, без всякого преувеличения, волосы на голове встают дыбом от возмущения действиями руководства столичного метро, откровенно ведущими дело к катастрофе, в которой могут погибнуть тысячи людей.

Вторят «желтым» профсоюзникам и российские СМИ, уже привычно не говоря правду и не сообщая о прошедшем митинге работников метро самого главного — того, о чем рассказывали рабочие.

Митинг был организован так же, как организуются все подобные разрешенные акции в Москве. Территория вокруг памятника Героям Революции 1905 года, где собрались участники, была огорожена металлическим «загоном» с одним входом, перед которым полиция проводила досмотр всех, пришедших на митинг. Куча представителей охранки — силовиков разных мастей — караулили протестную акцию, внимательно присматриваясь ко всем выступающим и даже присутствующим. «Специально подготовленные люди» все фиксировали на видеокамеру, делали фото, чтобы потом взять на особый учет каждого, кто позволил себе публично критиковать работодателей и действующую власть, поскольку метрополитен находится в ее прямом ведении и управлении.

Не удивительно поэтому, что митинг, заявленный на 3 часа, закончился через час. Во-первых, рабочие много говорить не любят, они люди конкретные, болтать не привыкли – дело надо делать. И во-вторых, не располагала к этому сама форма протеста — то, что он был «разрешенным», то есть официально дозволенным московской властью, а значит находившимся под ее полным контролем.

В том числе и поэтому участвовало в митинге (находилось в «загоне») не очень много людей — около ста человек, хотя в столичном метрополитене работает более 40 тысяч. Люди не пошли на митинг, потому что считают такого рода протестные акции бесполезной тратой времени. Они не верят в то, что смогут что-то изменить. Есть и те, кто просто испугался, боясь штрафов и увольнений. Других рабочих, которые хотели бы прийти, «неожиданно» вызвали на внеплановый ремонт именно в часы проведения протестной акции. Администрация предприятия, зная о митинге, специально запугивала людей и всячески препятствовала его проведению, боясь «выносить сор из избы».

Но невысокая численность участников — не только вина администрации метрополитена или следствие недостаточной сознательности самих рабочих. Это еще и вина организаторов митинга. Многие рабочие метро банально не знали о том, что на предприятии организуется какая-то протестная акция — информация о митинге была поставлена из рук вон плохо, хотя возможности сделать ее значительно более широкой у профсоюза были. Некоторые пришедшие на митинг рабочие нам рассказали, что узнали о митинге случайно — из заметок в интернете.

Как бы то ни было, акция состоялась. И участвовали в ней самые решительные и ответственные товарищи, те, кто понимает, что больше молчать нельзя, иначе беды не оберешься. Если власть и руководство метро плюет на жизни тысяч людей, то рабочие так поступать не могут — им рабочая совесть этого не позволяет. Пришедшим пришлось преодолеть страх увольнения, ведь они ясно понимали, что их здесь видят и слышат не только друзья и товарищи, но и люди, собирающие на них компромат. Но необходимость заявить громко и широко о своей беде и об опасности, грозящей всем москвичам, сознательность и ответственность за судьбы других людей пересилили страх за себя.

На постамент памятника, используемый на митинге в качестве трибуны, рабочие столичной подземки выходили с такими словами: «Мы пришли потому, что больно; потому, что страшно (за людей). Чтобы подсказать, убедить и настоять, не дать разрушить то, что является гордостью не только нашей, но и отцов, дедов, матерей наших, гордостью, красотой и безопасностью – наше родное метро!»

Это говорят истинные хозяева страны — рабочие, в которых до сих пор жива боль за погубленную «эффективными собственниками» родину. Они не могут принять преднамеренного разрушения четкого и слаженного хозяйственного механизма великой страны, заведомого уничтожения множества прекрасных предприятий,  выстроенных в социалистической системе, в том числе их собственного — московского метро — красы и гордости СССР, одной из первых его общенародных строек. Всё, что было произведено многомиллионным советским народом, поддерживается сейчас из последних сил тысячами вот таких рабочих и работниц в нашей стране, противостоящими антинародной политике капитала. А он сейчас усиленно стремится добить последнее. Как именно добить — об этом на примере метро рассказали выступающие на митинге рабочие.

Их горячие слова не оставили без внимания проходящих мимо людей. Они останавливались и внимательно слушали, что говорили рабочие, доверяя им больше, чем красивым словам «говорящих голов» по ТВ, уверяющим, что у нас в стране все хорошо.

Кроме работников метро на митинге выступили также сотрудники РЖД, проблемы которых очень схожи, представители профсоюзов и даже рабочие «Газпрома». Беды-то у рабочих, общие! И решать их придется рабочим сообща.

О чем говорили рабочие метро на этом митинге? Что клеймили в своих выступлениях? От чего предостерегали?

Если сказать коротко, о варварском отношении руководства столичного метрополитена к своим работникам, об его преступной политике, которая, если ее кардинально и немедленно не изменить, неминуемо приведет к катастрофе, в которой могут погибнуть  люди.

В результате «оптимизаций» и «сокращения расходов» — мер, которые предпринимаются в последнее время капиталистами и нашим буржуазным государством на всех без исключения предприятиях страны в целях повышения их прибыльности — в московском метрополитене уволено огромное количество людей, работающих непосредственно на местах обеспечения безопасности проезда. Руководство метро усердно экономит не только на людях, но и на необходимых для работы инструментах и оборудовании, без которых работать полноценно просто невозможно. Повсеместно нарушается технологический процесс, что приводит к разрушению сооружений и движущих составов метро, а значит, безопасность пассажиров метрополитена находится под угрозой.

Рабочих «оптимизируют», заставляя оставшихся выполнять обязанности уволенных, заработная плата же при этом не увеличивается, а частенько еще и уменьшается. А чтобы прикрыть себе задницу, руководство метрополитена заставляет рабочих подписывать добровольное согласие на уменьшение заработной платы, угрожая увольнением.

Плохо налаженная служба снабжения не может обеспечить работников метро всеми необходимыми для полноценной и качественной работы расходными материалами. Это приводит к тому, что проведение работ задерживается. Но наказывают за это не ответственных за поставку расходников управленцев, а рабочих, штрафами урезая их зарплаты до нестерпимого уровня!

В широком ходу у руководства метрополитена переработки. Регулярно проводятся так называемые «технологические окна», во время которых работников могут выдернуть из дома в выходной день и заставить работать, причем труд этот не оплачивается как сверхурочный.

«Нормативы на выполнение регламентных работ рассчитаны фиктивно или небрежно. Это приводит к увеличению трудовой нагрузки при сохранении той же оплаты труда, то есть один работник трудится за двоих. Нагружение дополнительными обязанностями или «уплотнение» графика сменности ведет к снижению работоспособности работников и снижает безопасность перевозок…  Участки линий необоснованно закрываются на несколько суток для производства работ, что создает неудобства пассажирам. Работы во время этих «технологических окон» ведутся в спешке, что снижает качество исполнения, или не выполняются в заявленном объеме из-за нехватки оборудования и материалов», — пишут рабочие в своих требованиях.

Один из рабочих, выступавших на митинге, рассказал, что в его подразделении, в функции которого входит контроль за состоянием путей, от чего, следовательно, зависит движение поездов без аварий и перебоев, за последние годы было уволено более 80% сотрудников (было 100, осталось 16)! До конца апреля в отпуск уходят еще 9.

Оставшиеся рабочие физически не в состоянии справиться со свалившимся на их плечи объемом необходимых работ. Но поскольку начальство требует, ничего не желая слушать, они вынуждены их делать, но делать впопыхах и практически вручную, не имея возможности обеспечить надлежащее качество работ.

«Инструменты у нас — кувалда и лом, да ещё «гусь» для завинчивания болтов, который изобрел советский инженер ещё в 30-е годы», — говорят рабочие. Вот и вся «инновация, модернизация и технология» вместе взятые. И это в 21 веке!

Получается, что настоящего надзора за состоянием путей нет, не удивительно, что они разрушаются. Мер, чтобы остановить это разрушение, руководство метрополитена не предпринимает, что грозит серьезной катастрофой в метро.

«Следующее крушение – вопрос времени. Материалов нет или их возят отвратительного качества. Технологические процессы нарушаются не с нашей стороны, а в приказном порядке. Нас вынуждают нарушать технологию ремонта», — говорит с болью ремонтник службы пути, видя, как капиталистическая бесхозяйственность уничтожает его родное метро.

И такое положение дел практически во всех службах столичного метрополитена, которые отвечают за обеспечение безопасности метро.

Работники службы электроснабжения постоянно обнаруживают просачивание подземных вод в тоннелях, пишут об этом в своих ежедневных отчетах. Только толку чуть. Приходят ремонтники, латают протечку в одном месте, протекать начинает в другом. Рабочие поинтересовались составом воды, лаборанты ответили, что это даже не вода, а агрессивная жидкость, кислотная среда, способная разъедать не только электропроводку, но и бетон, и железо. А ведь это именно те материалы, из которых состоят все конструкции тоннелей метро! Начальство в курсе, но ничего не делает, чтобы как-то улучшить ситуацию.

Не случайно в метро все чаще и чаще происходят возгорания и задымления. Рабочие об этом тоже говорили. В тоннелях промышленная грязь, сырость от подземных вод, по стенам течет агрессивная вода, которая нарушает электропроводку. Горят старые кабеля, которые менять надо было лет 20 тому назад.

Из-за сокращения дренажников убирать горючий мусор, неминуемо скапливающийся в тоннелях, некому, некому пробивать дренажную систему, как следствие — повышенный уровень пожарной опасности в тоннелях метро.

«Ведь напряжение в 1000 вольт несовместимо ни с горючим мусором, ни с повышенной влажностью!», — справедливо говорят рабочие, знающие технику и технологии лучше, чем те, кто ими командует сегодня.

Из выступления работницы службы тоннельных сооружений на митинге:

«Но сегодняшнему руководству на это наплевать, у них свои задачи.»

«Нас склоняют жить не по Трудовому Кодексу, не по Конституции, а по понятиям.»

Она же предупреждает:

«Тоннели монтируются в условиях плавающих грунтов и именно служба тоннельных сооружений (в которой было уволено огромное количество людей) следит за целостностью сооружений, чтобы не было обвалов, не было подтоплений. Если вовремя не отследить состояние тоннеля и не принять соответствующих мер, то может случиться серьезная авария».

Представьте себе, как в один из таких обвалов врежется на полной скорости поезд метро, что будет? Даже подумать об этом страшно! Но ведь руководство метрополитена Москвы само провоцирует такую аварию, экономя на том, на чем в принципе нельзя экономить!

Собравшиеся на митинге рабочие говорят, что сейчас даже уже не стоит вопрос, будет ли катастрофа. Вопрос в том, где она случится и как скоро!

Коллективные письма, просьбы и требования рабочих навести порядок в вопросе безопасности метро начисто игнорируются начальством, как игнорируются пункты коллективного договора об индексации зарплаты.

Николай Гостев, организатор митинга, справедливо заключает: «У нас сейчас система, которая ведет к ухудшению безопасности движения поездов».

«…постепенное ухудшение технического состояния метрополитена, износ материальных и человеческих ресурсов снижает готовность метрополитена (как предприятия) к реакции на нештатные ситуации. Это может привести к повторению чрезвычайных происшествий вплоть до катастрофических, причем защищенность пассажиров в плане оказания им помощи также снижается».

Это не заключение высокой комиссии, не мнение профессора-эксперта — это гораздо важнее — это то, что говорят рабочие, знающие реальную ситуацию не понаслышке, что они написали в своем публичном обращении к московской власти. Они не «мониторят» ситуацию, боясь высунуть нос из своего кабинета, как теперь это принято у управленцев (менеджеров) — они каждый день имеют с этой ситуацией дело, пытаясь решить своими малыми силами то, что должно решаться силами всего предприятия, всего города Москвы.

Особое возмущение у рабочих вызывает тотальная некомпетентность руководства московского метрополитена. Работники подземки недоумевают, почему над ними ставят начальниками технически безграмотных людей? Те распоряжения, которые они дают, рабочие называют глупыми и опасными. И требуют вернуть настоящих специалистов, которые прошли путь от самого низшего звена к высшим должностям благодаря своим знаниям и умениям, и отлично знают все тонкости работы метро, его специфику.

Рабочие на митинге требовали даже «провести ревизию штата Управления метрополитена на предмет его обоснованности», учитывая еще и тот факт, что технически грамотный низовой персонал, работающий в метро с советского времени, постоянно сокращается, в то время как безграмотный и некомпетентный административный персонал постоянно растет. «Третий корпус уже для администрации строят, для своих толстозадых девок в мини-юбках, а рабочих, проработавших в метро десятки лет и знающих своё дело лучше любого дипломированного «специалиста», без которого метро просто встанет — за ворота», — поделился с нами один рабочий.

А ведь руководство метро и его собственник вполне могут изменить ситуацию, если этого захотят.

Собственником ГУП «Московский метрополитен» является правительство Москвы. Управляется метро двумя департаментами — Департаментом транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры и Департаментом строительства.

Метро перевозит ежедневно около 8,5 млн. человек (цифра, прозвучавшая на митинге). Стоимость одной поездки составляет 50 рублей, и она постоянно повышается. Основной статьей расходов подземки (более 90%)  является электричество, цена на которое во время кризиса практически не изменилась. В итоге в день только на продаже билетов метро зарабатывает, по самым скромным подсчетам, полмиллиарда рублей!

Можно ли было выделить из этих громадных средств деньги на капитальный ремонт и хороший уход за основным столичным общественным транспортом?

Конечно можно! Если этого хотеть. А вот если не хотеть, тогда сами понимаете… Тогда «денег нет», и все приходиться «оптимизировать» и на всем «экономить». Конечно, не на секретаршах и менеджерах, не на их зарплатах и премиях, и не на туче московских чиновников-управленцев, зарабатывающих себе, в том числе с помощью метро на виллы, яхты и автомобили класса «люкс». Экономить на самом несущественном для действующей власти  — на рабочих и безопасности пассажиров.

Так думает капитал и его правительство. А вот рабочие думают по-другому. И их точка зрения четко и ясно прозвучала на митинге.

«Нужно не только сегодня обеспечить безопасность движения поездов, но и сохранить тоннель – капитальное сооружение – на будущее, потому что оно рассчитано на десятки лет. И, если сегодня мы не будем относиться, как положено, то в будущем метро может просто разрушиться.»  (из выступления работницы службы тоннельных сооружений)

«Это мы перевозим пассажиров, а не бухгалтеры и начальники», — справедливо говорили на митинге рабочие.

Вот и получается полная противоположность планов начальников и подчиненных, господ и наемных рабочих. Капиталисты думают исключительно о себе и своих прибылях, рабочие же мыслят по-государственному — думают о будущем, об интересах людей, всей страны, всего народа. Разница принципиальнейшая, отражающая позиции двух разных общественных классов.

На митинге рабочие поняли, что их проблемы не случайны, что это системный кризис, с которым нужно бороться решительно. Они дали руководителю ГУП «Московский метрополитен Пегову и мэру Москвы Собянину неделю-полторы на вразумительный ответ, в противном случае пригрозили начать забастовку.

Объявить забастовку — это, безусловно, верное решение, если руководство метрополитена не одумается и не примет решительных мер для повышения безопасности метро, если оно не вернет на работу уволенных им отличных специалистов, на которых держалась вся работа метрополитена, и не станет выделять достаточные средства на капитальный ремонт сооружений и оборудования метро, на ремонт подвижных составов. Потому что иного средства воздействовать на зарвавшихся капиталистов просто не остается.

Власть капиталистов упросить нельзя, ее можно только заставить сделать то, что нужно рабочим, трудовому народу. Совести и чести у нее не было никогда — их не позволяет иметь частная собственность, а значит расчет в борьбе с ней может быть только на силу. А сила у рабочего класса имеется. Встанет московское метро — мало не покажется. Следом поднимется вся Москва, а это 15 миллионов человек. Даже если на улицу выйдет только десятая часть москвичей, возмущенных притеснениями и угнетениями (претензий к власти накопилось у людей столько, что не перечесть), правительство Москвы вынуждено будет уступить — иначе оно просто не усидит на своем месте.

Главное для рабочих — действовать слаженно и организованно, выработать конкретные требования к властичто нужно сделать в метро и как, и потом стоять до конца, до полного их удовлетворения.

Хорошо бы подключить к забастовке и товарищей из других городов России, где у работников метро те же самые проблемы — Петербург, Новосибирск, Казань. Вместе бороться легче. И выше шансы на победу. Тем более что проблемы одни и те же.

Нужно привлечь к протестным акциям работников метро и пассажиров — москвичей, ведь это об их безопасности в первую очередь идет речь. Они точно не хотят оказаться в числе жертв катастрофы по вине жадных капиталистических проходимцев.

Если всем выступить разом, победа будет на стороне народа.

Еще, как нам кажется, рабочим московского метрополитена важно знать, что они не одиноки в своей борьбе. Грузинские рабочие из тбилисского метро тоже воюют со своим руководством, требуя повысить им зарплату. Они также угрожают забастовкой и даже готовы были ее начать 8 апреля, однако работодатель, испугавшись решительности работников, упросил рабочих отложить забастовку на 30 дней, надеясь за этот срок решить дело миром и найти деньги на увеличение заработных плат.

О чем это говорит? О том, что бороться можно! Даже если кажется, что работодатель силен, что за ним стоит стеной буржуазное государство. И не такие стены ломали рабочие, когда бились за свое право на жизнь. А здесь, в данном случае, и есть борьба за жизнь, а не столько узкая экономическая борьба  отдельного трудового коллектива за свои ближайшие материальные интересы. Ведь безопасность метро — главный вопрос, который был поднят рабочими на митинге — это вопрос жизни и смерти для тех, кто передвигается этим общественным транспортом, для тех, у кого нет роскошных лимузинов с мигалками и личными водителями — для трудового народа. А значит долг каждого трудящегося москвича поддержать этот протест рабочих метро, поднявшихся на борьбу не за себя — за всех, за каждого москвича!

Татьяна Михайлова, Анатолий Каменский

P.S. Как дополнение, очень неплохой видеоролик блоггера Камикадзе, который присутствовал на митинге и заснял все то, о чем выше говорили авторы статьи.

Митинг работников московского метро: трагедии можно избежать!: 2 комментария

  1. свои права надо отстаивать во вторую очередь… . В первую очередь призывать избавляться от путинской власти, от капитализма …. . А «трагедии можно избажать» — двадцатая вода на киселе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.