За что идет война в Донбассе.

Благодаря массированной буржуазной пропаганде последних 25 лет и отвратительному образованию, которым теперь могут по праву гордиться не только Россия, но и все постсоветские республики, наконец-то догнавшие страны «развитого» капитализма по уровню дебилизации собственного населения, обычный, не слишком интересующийся политикой рабочий представляет себе Донбасс как территорию, лишенную какой-либо экономической ценности. Мол, когда-то этот регион был действительно ценен, а вот теперь… Уголь, который испокон веку добывали на Донбассе, сейчас мало что стоит —  на мировом рынке он стал никому не нужен, когда есть нефть и газ, да и промышленные предприятия там, в основном, устаревшие, большая часть из них разрушается, не имея заказов, и потому экономических причин для идущей сейчас в Донбассе войны не существует — там просто нечего делить капиталистам, не за что им там драться! Отсюда рассуждающими подобным образом рабочими делается вывод: причинами войны в Донбассе могут быть только причины политического характера, например, «зловредные украинские фашисты, подзуживаемые Западом, не желают давать свободу населению юго-востока Украины». То есть война в Донбассе, по их мнению, носит со стороны Украины и Запада агрессивно-наступательный, экспансионистский характер, а со стороны ДНР и России — наоборот, характер справедливый, национально-освободительный.

Знакомая позиция, верно? Такое или подобное, с незначительными вариациями, мы третий год слышим не только от официальной российской власти и ее глашатаев, но и от тех наших граждан, которые позиционируют себя «левой оппозицией». Украинская пропаганда внушает своим рабочим примерно то же самое, только полюсы изменены ею на противоположные: «агрессивная Россия нападает, а бедная Украина с благословенной помощью  Запада — защищается». Главное то, что буржуазные власти и той и другой стороны усиленно скрывают коммерческий интерес сражающихся в этом регионе империалистических армий, который является одной из двух основных причин военного конфликта в Донбассе. В настоящей статье мы будем говорить только об экономической причине, оставив вторую — политическую для отдельного разговора.

Чтобы понять, какой именно коммерческий интерес движет империалистами, готовыми ради своих интересов перебить десятки тысяч рабочих, и давайте разберемся, что вообще такое Донбасс и каково его экономическое значение.

Донбасс — это, прежде всего, конечно, уголь. Ну, а затем, вслед за ним, еще и металлургия.

Донбасский каменноугольный бассейн, располагающийся на территории Днепропетровской, Донецкой и Луганской областей — один из самых мощных и известных в мире. Известных не только своим колоссальным объемом, но прежде всего тем, что там добываются ценнейшие угли, в частности антрацит, коксующийся уголь и др. Общая площадь Донбасского каменноугольного бассейна, имеющего форму полосы длиной 650 км и максимальную ширину около 200 км, составляет около 60 тыс. кв. км. Расположен он в степной зоне между речкой Северский Донец и Азовским морем. В центре бассейна находится Донецкий кряж (ориентир — г. Дебальцево). Инфраструктура региона хорошо развита, освоен Донбасс достаточно давно и потому там есть все для самой прибыльной экономической деятельности. В частности, имеются плотная железнодорожная и автомобильная транспортная сеть и прямой выход к морю.

Карта Донецкого угольного бассейна советского времени с расположенными на нем шахтами и производственными объединениями:

 

Кроме угледобывающих предприятий на Донбассе расположены предприятия черной и цветной металлургии, химической промышленности и энергетики. Промышленность концентрируется в городах: Донецк, Луганск, Горловка, Енакиево, Дзержинск, Краснодон, Павлоград, Красноармейск. (Уже интересно, верно? Все эти города постоянно фигурируют в военных сводках. А про упомянутый выше Дебальцево и говорить не приходится — этот населенный пункт в связи с определенными событиями прошлого 2015 года хорошо известен всем российским и украинским гражданам.) Вблизи границы бассейна расположены крупные промышленные центры: Артемовск, Краматорск, Днепропетровск, Запорожье, Мариуполь, Харьков. Восточная часть Донбасского каменноугольного бассейна выходит на территорию России (Ростовская область, район г. Шахты).[1]

Еще один немаловажный момент: плотность населения в Донбассе — наибольшая в Украине, что позволяет капиталистам не беспокоиться о том, где взять рабочую силу для своих предприятий, тем более что рабсила эта самая ценная — высококвалифицированная и теперь, благодаря идущей там войне, еще и ставшая крайне дешевой.

Несколько слов о том, в чем особенности Донбасса, и почему войны за эту территорию идут не в первый раз. Как выясняется из того же источника[2], для этого есть очень серьезные причины:

«Структура угля, который добывают в Донбассе, характеризуется высоким удельным весом антрацитов (30%) и углей, пригодных для коксования (42%), причем последние на 63% представлены лучшими спекающимися марками (Ж, К и ОС).»

«Особое место в балансе добываемого в бассейне топлива принадлежит углям марки Г, доля которых в разведанных геологических запасах превышает 42%, а вместе с близким к ним по свойствам углем марки Д — составляет почти 60%. Благодаря хорошей спекаемости и низкому содержанию серы уголь марки Г включают в шихту для коксования (в количестве 32–35%). Имея высокий выход летучих веществ, он содействует получению при коксовании большого количества ценных химических продуктов. Более половины газовых углей, которые добываются, используются для энергетических целей.»

Итак, из углей в Донбассе главные — антрацит и коксующиеся угли. Разберемся, в чем их ценность и стоит ли за них капиталистам рвать глотки друг другу.

Уголь

Антрацит — лучший сорт каменного угля. От других видов угля он отличается высоким содержанием связанного углерода (91-98 %), низким содержанием влаги, серы, летучих веществ, высокой удельной теплотой сгорания. Антрацит горит быстро, без дыма и пламени, с высокой теплоотдачей, не спекается; обладает высокой плотностью органической массы (1500—1700 кг/м³) и высокой электропроводностью; употребляется не только как топливо в энергетике, но и для технологических целей — это важнейший компонент в чёрной и цветной металлургии, в производстве адсорбентов, электродов, электрокорунда, в химической промышленности и т.п.

«Ввиду малого выхода летучих веществ, антрацит может храниться в течение весьма продолжительного времени без изменения своих свойств и не подвергаясь самовозгоранию, как это случается с другими сортами угля; поэтому антрацит можно хранить в высоких штабелях. Сравнительная крепость антрацита позволяет производить его перевозку на большие расстояния без существенных потерь на раструску. Большая теплотворность и высокая температура при горении обусловливают для антрацита высокий коэффициент полезного действия, в силу чего это топливо находит широкое применение в промышленности.»[3]

«Несмотря на всю сложность ценообразования, уголь популярен не столько в промышленности, но у частных потребителей. Это обусловлено его универсальностью. Для его хранения не нужно специальных помещений. До настоящего времени большое количество домов отапливается твердым топливом (углем). Еще одним его преимуществом является безопасность, которая намного выше, нежели у газа и различных нефтепродуктов.»[4]

Антрацит — редко встречающийся уголь. Общие запасы антрацита в мире составляют всего 1 % от мировых запасов каменного угля. Наиболее мощные запасы антрацита имеются лишь в нескольких странах мира — в России, Украине,  Китае, Южной и Северной Корее и в ЮАР. На 1 месте по объёму запасов антрацита находится Россия, за ней следуют Китай и Украина.

Геологическая энциклопедия сообщает нам, что «в CCCP антрациты были выявлены в Донецком (основные запасы), Горловском, Тунгусском, Таймырском бассейнах, а также в угольных бассейнах и на месторождениях Урала и Магаданской области РСФСР». И далее в статье об антраците следует таблица с цифрами разведанных его запасов, из которой становится ясно, что антрацита в РФ, конечно, много — в 2,5 раза больше, чем на Украине — да вот только находится большая часть российского антрацита в северных, малодоступных территориях, не имеющих никакой инфраструктуры (Тунгуска, Таймыр, Магадан). Добывать его там сложно и дорого, но еще сложнее вывезти. Совершенно иное дело Донбасс. Это южный, давно обжитый регион, имеющий превосходную инфраструктуру. Не случайно 99,3% общего объёма добычи антрацита в Советском Союзе осуществлялось именно в Донбассе.

Из сказанного становится понятно, что тот, у кого находится в руках российский и украинский антрацит, фактически будет иметь возможность устанавливать на него монопольную цену на мировом рынке.  Но нужен ли кому-то в мире этот антрацит, о котором столько разговоров?

Оказывается, нужен и даже очень нужен. Крупнейшим потребителем антрацита сегодня является Китай, у которого хотя и есть свои собственные запасы антрацита, но ему их категорически не хватает, тем более что они в значительной степени уже «проедены». За Китаем следуют Япония, Южная Корея, Франция, Бельгия, Болгария, Бразилия, Испания. (Обратите внимание, что в этом списке не только самые мощные развивающиеся страны с наиболее сильной промышленностью, но и крупнейшие европейские страны.)

Теперь кое-что становится ясно. Российский капитал должен быть явно заинтересован в контроле над украинским антрацитом. Украинский антрацит для России это еще одна опора в основании стать действительно «энергетической супердержавой»: если ей удастся ухапать Донбасс, в ее руках будет контроль над ценами не только на природный газ, но на самый ценный и редкий уголь в мире — антрацит. От такой перспективы сложно отказаться.

Есть еще один важный момент, который необходимо учитывать обязательно, говоря об антраците: тот антрацит, что не используется в качестве топлива, а идет в производство,  наиболее высокого качества. При этом даже небольшое ухудшение некоторых свойств антрацита отрицательно влияет на качество промышленной продукции. Замена одного антрацита на другой, добытый в ином месте и обладающий близкими, но чуть другими свойствами, для металлургических  предприятий не всегда возможна, а значит ценность требуемого сорта антрацита, который применяется на данном производстве, очень высока.

Отсюда становится понятно, что контроль над донбасским антрацитом — это фактически контроль над всей украинской промышленностью, поскольку создавалась она в советское время исключительно под донбасские угли и без них малоработоспособна, если вообще работоспособна. (Капиталисты и в этой постсоветской республике не удосужились что-либо построить. Здесь, точно так же, как и везде на просторах бывшего СССР, они только прожирают советское народное достояние, созданное при социализме советским рабочим классом.)

То, что это именно так, доказывают события последних двух лет, когда потеряв Донбасс, украинское правительство пыталось заменить донбасские угли углями из других угольных бассейнов. Польский уголь не подошел совсем — он тощий и с трудом годится даже для украинских ТЭЦ. Уголь из ЮАР неплох, но очень дорог, и к тому не имеет коксовых качеств. Уголь с Западной Украины (Львовско-Волынский бассейн) лучше первых двух, но его теплота сгорания ниже, чем у антрацита: примерно 4000 – 4500 ккал/кг против 6400 – 7500 у донецких антрацитовых углей. Он пригоден только к использованию на электростанциях, поскольку значительно грязнее донбасского угля. Требуемые украинской металлургической и химической промышленности сорта антрацита и коксующего жирного угля есть только в Донецкой и частью в Ворошиловградской  области Украины. Правда, стоит этот уголь в 2 раза дороже, чем тот, который добыт во Львовско-Волынском бассейне[5] (добыча донбасского угля значительно сложнее — залегает он на больших глубинах и в опасных, газонасыщенных породах).

Здесь мы упомянули коксующийся уголь, который также крайне ценная вещь.

Коксующиеся угли — это каменные угли, из которых в условиях промышленного коксования получают кусковой кокс определенной крупности и прочности. Основной потребитель кокса — сталелитейная промышленность. Поскольку сосредоточена она на сегодняшний день  в основном в странах Юго-Восточной Азии (только на Китай приходится половина мирового производства стали), понятно, что основными покупателями коксующихся углей в мире будут страны Азии, в том числе Китай, Япония, Южная Корея, Вьетнам, Индонезия и Индия. Даже в кризис сегодня их доля в мировом импорте коксующегося угля составляет 67%. Особенно перспективным считается на сегодняшний день рынок Индии, где в связи с крайним обнищанием трудящихся масс и разорением крестьянства наблюдается приток в города огромного количества сельского населения — дешевой рабочей силы. Мировой капитал торопится перевести в Индию часть своих металлургических производств. Ожидается, что прирост производства стали в этой стране будет ежегодно увеличиваться на 7-8% [6]. Вслед за ним будут увеличиваться закупки Индией угля, а значит произойдет и рост цен на него на мировом рынке.

Коксующегося угля в Донбассе больше, чем антрацита, причем он самых лучших, а значит востребованных в мире марок. Отсюда вырисовывается еще одна причина, которая толкает мировые монополии, в том числе российские, к захвату источников столь ценного природного сырья.

Хотя российские недра и богаты коксующимся углем (80% коксующегося угля в РФ добывается на Кузбассе) и, по утверждениям представителей одной из ведущих российских монополий — компании «Мечел» — запасов российских коксовых углей вполне достаточно для того, чтобы экспортировать его за рубеж, тем более что расположены они значительно ближе к азиатским потребителям, чем Донбасс, однако не стоит снимать со счетов и европейские страны, потребность которых в коксующихся углях тоже достаточно высока. На европейском угольном рынке развернулась сейчас острая конкурентная борьба между США и Россией, в которой американцы, предложившие европейцам более низкие цены на уголь, серьезно теснят Россию. Коксующимися углями из Сибири, которые необходимо транспортировать издалека, за многие тысячи километров, их не перебить. А вот донбасскими, расположенными совсем рядом с европейской границей, вполне возможно, особенно если сократить издержки на заработную плату рабочим, обеспечивающим их добычу и транспортировку. Последнее, как мы знаем, и делается теперь повсеместно в Донбассе под громкие крики ЛДНРовской власти о «необходимости всему трудовому народу затягивать пояса из-за войны с украинскими фашистами». И делается не просто так — донбасский уголек через территорию Украины действительно уходит в Европу (о чем подробнее будет рассказано в статье «Донбасс. Тайные сделки капитала за спиной рабочих.»), принося огромные прибыли российско-лднровскому капиталу.

Вполне понятен и интерес к Донбассу украинского олигархата, за спиной которого стоят американцы. Последние бы с большим удовольствие прибрали Донбасский каменноугольный бассейн к своим рукам, обеспечивая тем самым себе безраздельное царствование на европейском коксово-угольном рынке.

Не все так просто и с другими сортами донбасского угля, так называемыми энергетическими, то есть теми, что используются для получения тепловой и электрической энергии и применяются в основном в ТЭЦ. Как выяснилось, в этих углях заинтересованы не только украинские энергетики, но еще и российские, в частности, ведущая в России тепловая генерирующая компания ОГК-2, контролируемая «Газпромом»[7], которая снабжает электричеством и теплом как минимум половину России. Российским энергетикам донбасский уголек, который они теперь фактически получают задарма (донбасский уголь в немалых количествах отправляется в Россию в счет оплаты за российскую «гуманитарную помощь»), точно не помешал. Вкупе с непрерывным ростом тарифов для российских промышленных предприятий и населения сокращение затрат этих компаний на приобретение или самостоятельную добычу угля в России, где рабочим надо платить зарплаты повыше, чем донбасским шахтерам, вынужденным работать за копейки, существенно увеличило их и без того немалые прибыли. Это, конечно, не главная экономическая причина военного конфликта в Донбассе, это его следствие, но следствие очень приятное, от которого капиталистам отказываться не хочется.

Как доказательство того, что Донбасс оказался вовсе не случайным регионом военного спора империалистов, несколько графических свидетельств.

Вот карта «Новороссии» с нанесенными на ней шахтами, которая наглядно показывает, что наиболее «вкусные» из них находятся именно на территориях так называемых «самопровозглашенных республик»:

Карта ДНР и ЛНР 2014 года (начальный период военного конфликта):

Карту сегодняшнего положения дел в Донбассе найти оказалось невозможно, видимо, оно не столь блестяще, как хотелось бы российско-лднровской власти, и его предпочитают не афишировать. Из самого позднего, что нам удалось разыскать в интернете — это карта гуманитарно-медицинской помощи РФ, составленная на конец мая 2016 г. Как сообщают наши товарищи с Донбасса, с тех пор положение особо не изменилось, так что можно ориентироваться на нее:

Теперь о финансовом вопросе — о стоимости донбасского угля на мировом рынке и об объемах его добычи, чтобы понимать, какие суммы стоят на кону.

Цены в мире на донбасский уголь достаточно высоки — в среднем 120-180 долларов за тонну[8] (в докризисные годы за тот же вес давали 300 долларов и более). Для сравнения: цена на природный газ сейчас — примерно 150-160 долларов[9] за тысячу кубометров.

Годовая добыча среднестатистической шахты Донбасса до Перестройки, в 1983 году, составляла 732 тысяч тонн, при этом 48% донбасских шахт давали свыше 900 тысяч тонн. Теперь ситуация с угледобычей не столь радужная. Капитализм закономерно сделал свое дело, в значительной степени разрушив производительные силы одной из самых богатых советских республик. В 2013 году украинские шахты дали в среднем порядка 500 тыс. т, редкие из них вырабатывали под миллион тонн в год, хотя у многих донбасских шахт имеется техническая возможность (заложенная еще в СССР, разумеется!) выдавать «на гора» по нескольку миллионов тыс. тонн угля в год.

Вот несколько шахт, расположенных на подконтрольных ЛДНР территориях, и доходы, которые они приносят своим собственникам.

Шахта „Комсомольская“ (ЛНР) — до недавнего времени была одним из самых мощных угледобывающих предприятий Украины.  Находится в городе Антрацит (ЛНР), названном в честь того сорта угля, который рядом с ним добывается. Шахта входит в ГП «Антрацит», к которому относится и обогатительная фабрика «Антрацит». Первая очередь шахты „Комсомольская“ была сдана в эксплуатацию в 1980 году[10]. В 2011 году добыча угля на шахте составила 1,611 млн тонн. Шахта «Комсомольская» связана железнодорожной веткой через станцию Щетово с магистралью Дебальцево — Зверево. Антрацит, который добывают на шахте (марка А), относится к энергетическому углю, под который строились все электростанции Украинской ССР.

1,6 млн. тонн х 120-180 долл за тонну = получаем 200-300 млн. долларов

Очень неплохо, не находите? И это только с одной шахты! А есть шахты и поинтереснее.

Шахта имени академика А. А. Скочинского (ДНР) — угольная шахта в г. Донецке (Кировский район). Промышленные запасы угля — 139 126 тыс. тонн.  Марка добываемого угля — Г, Ж, К, ОС, Т — коксующийся. Горные работы ведутся на глубине 1200—1450 м. Сдана в эксплуатацию в 1975 году с проектной мощностью 1800 тыс. тонн угля в год. На момент открытия являлась самой глубокой угольной шахтой в мире[11].

Особенностью этой шахты является то, что она сверхопасная. Как указывает «Шахтерская энциклопедия», разработка угольных пластов в этой шахте «осложнена уникальными по своей сложности и опасности геологическими условиями: высокой температурой пласта и вмещающих пород, высоким содержанием газа метана в угольных пластах, риском возникновения газодинамических явлений (агрессивное поведение угольного пласта и вмещающих пород, способных внезапно выбросить сотни тонн угля и десятки тысяч кубических метров газа метана).»[12]

И далее буржуазный источник, выгораживая капиталистические способы хозяйствования, преспокойно нарушает элементарные законы логики, заявляя, что эта сверхопасность шахты, оказывается, является «причиной ряда крупных аварий с большим количеством человеческих жертв.» При этом почему-то не упоминается, что в советское время аварий на шахте практически не было. Но они тут же посыпались как из рога изобилия, да еще с многочисленными жертвами сразу же, как только работать шахта стала в условиях принципиально иного способа производства — капиталистического. То есть опасные условия работы в шахте сами по себе причиной аварий и тем более гибели людей быть не могут! Истинной причиной трагедий является жадность капиталистов, частных собственников и капиталистического государства, стремящихся получить прибыль любой ценой и ради этого не желающих тратиться на меры предупреждения аварий и на обеспечение безопасности работающих в забое шахтеров, которые были обязательным условием функционирования угольных шахт в советское время.

На ту же сверхопасность шахты буржуазные источники ссылаются, объясняя ее сегодняшнюю чрезвычайно низкую производительность — всего 700 тыс. тонн в год[13] (при проектной почти в 3 раза больше!), что существенно меньше, чем на других шахтах подобной глубины и мощности.

Но и 700 тыс. тонн, умноженные на 120-180 долларов, дадут неплохую сумму в размере 85-125 млн. долларов. Сумма вроде небольшая, но у этой шахты есть другое ценное достоинство, которое и делает ее крайне привлекательной для капитала. Какое — поговорим чуть ниже. А пока стоит отметить еще одну шахту, крайне важную для дальнейшего разговора

Шахта имени А. Ф. Засядько (ДНР) — тоже г. Донецк (Киевский район).  Шахта сдана в эксплуатацию в 1958 году с проектной мощностью 1,2 млн тонн в год. В 1998 году там было добыто 3 млн т угля — впервые на Украине (в 2011 г. — чуть более 2 млн. тонн). Благодаря своему пронырливому директору — Ефиму Звягильскому шахта им. Засядько первая среди шахт Украины стала частным капиталистическим предприятием (1992 г.). Весь добываемый на шахте уголь проходит обогащение на ЦОФ «Киевская», входящей в состав Публичного акционерного общества «Шахта им. А. Ф Засядько», и в виде готового угольного концентрата поставляется потребителям. В их числе практически все коксохимические заводы Украины — Алчевский, Мариупольский, Ясиновский, Макеевский, Донецкий, Криворожский, Горловский.

Шахта им. Засядько считается одной из наиболее опасных не только в Украине, но и в мире. Работы в подземных выработках (лавах) ведутся на глубине до 1304 метров. Причина высокой опасности горных работ та же, что и на шахте им. Скочинского — высокая загазованность пластов, внезапные выбросы породы и газа, склонность к самовозгоранию[14].

Доход, который приносит эта шахта только по добываемому в ней углю — 250-450 млн. долларов (подсчет был сделан нами по тому же принципу, что и выше).

В итоге с трех взятых нами навскидку донбасских шахт получаем почти миллиард долларов!

А ведь в Донбассе угольных шахт десятки, если не сотни! Есть, оказывается, что делить капиталистам, не так ли?

Но все же главной причиной войны на Донбассе, по нашему мнению, является не битва за уголь. Главная причина — это то, что долгое время было большой головной болью последних двух нами названных шахт, и не только их, вообще Донбасского угольного бассейна. Вот что об этом пишут специалисты-энергетики:

«…Все пласты (за исключением антрацитов) газоносные. Геологические запасы углеводных газов в угольных пластах и прослоях превышают 2,5 трлн. куб.м. В связи с этим Донбасс можно рассматривать как самое большое газовое месторождение.»[15]

Газ сланцевый и не только

Природный газ — это уже очень и очень интересно. Газ — это именно то, ради чего может возникнуть не просто военный конфликт между капиталистами двух соседних стран, а большая серьезная империалистическая война, в которую могут быть втянуты несколько стран.

При условии, конечно, что современные технологии позволяют добыть природный газ из этого «самого большого газового месторождения». Дело в том, что хотя природного газа в Донбассе действительно много, но взять его до недавнего времени было невозможно — он весь растворен в породе. Долгое время технологий добычи такого газа не существовало. Но теперь они имеются.

Одна из них — это так называемый сланцевый газ, о котором много писали в России и на Украине, и которым американцы грозят «Газпрому», стремясь подвинуть его позиции на мировом газовом рынке, в первую очередь, европейском.

Карта газовых и нефтяных месторождений Украины:

Обратите внимание, что на карте указан еще и Крым. Получается, что новое приобретение России ценно не только в стратегическом отношении, но еще и в экономическом (по крайней мере, потенциально, что тоже совсем неплохо — как известно, запас карман не тянет). Вряд ли это простая случайность.

Схема добычи сланцевого газа

В газонасыщенных породах (песчанике или окаменевшей глине — сланце), которые повсюду  и в огромном количестве сопровождают угольные пласты, природный газ содержится в виде мельчайших пузырьков. Чтобы этот газ вышел из пор сланца (в условиях Украины это уплотнённый песчаник), производят гидроразрыв пласта (ГРП). Бурят вертикально скважину, потом от вертикальной скважины в разные стороны бурят еще 6-8 горизонтальных скважин «ромашкой». Далее в горизонтальные участки помещают взрывчатку и взрывают. Газонасыщенная порода дробится, образовываются микротрещины, которые путем закачки под высоким давлением ядовитой жидкости, расширяют. В результате из скважины начинает сочиться газ, который с помощью минизаводов очищают от примесей и при необходимости, для удобства транспортировки, сжижают. Для увеличения отбора газа на одной скважине ГРП проводят 5-8 раз. Затем переходят на новое место, бурят новую скважину и все начинается заново. Таким образом, создаётся подземная сеть из десятков тысяч скважин. На Юзовском месторождении, например, их планировали пробурить 80-140 тысяч.

Способ добычи, безусловно, варварский — скважина фактически эксплуатируется 2-3 года в отличие от традиционных способов газодобычи, при которых она используется 40 и более лет (в Уренгое, Сургуте, на Ямале), да еще и серьезно отравляется вся окружающая экосистема. Поэтому добыча сланцевого газа в Европе, например, во многих странах запрещена — европейцы себя берегут, предпочитая это делать в колониях, где живут туземцы — их не жалко. Для Украины — региона с плодороднейшими почвами и теплым климатом, применять такие технологии — это черной ненавистью ненавидеть страну и ее народ, ставя крест на его будущем. Однако именно это и намеревалась сделать «родная» украинская власть, и фактически сделала. Причем не та власть, что называют сейчас «майданной», обвиняя во всех смертных грехах, а предыдущая, за которую горой встала Россия, т.е. власть Януковича с компанией. Власть Януковича была ничуть не лучше нынешней, именуемой многими российскими левыми «фашистской». По большому счету, обе эти власти, как и те правительства, что были на Украине до них (Кучмы, Ющенко и пр.), можно с полным правом назвать фашистскими без всяких кавычек (как, собственно, и российскую буржуазную власть, начиная с Ельцина, поскольку в России технологию гидроразрыва пластов много лет используют и «Газпром» и «Роснефть»[16]). То, что капиталисты вытворяли и вытворяют в последние четверть века на территории бывшего СССР, иначе как геноцидом народа назвать невозможно.

Можно сказать, что это эмоции. Но вот факты по Украине, на которых эти эмоции основываются.

Еще в 2012-13 гг. правительство Януковича заключило[17] лицензионные договора на разработку и добычу сланцевого газа на Юзовском месторождении (Харьковская и Донецкая области, запасы газа примерно 2 триллиона кубометров) и на Олесском месторождении (Ивано-Франковская область, запасы газа порядка 1,5 триллионов кубометров). Первое было отдано фактически в полное распоряжение британо-нидерландской нефтегазовой компании Royal Dutch Shell, второе — американской компании  Chevron.

Условия лицензионных договоров (проект имеется в интернете) таковы, что сомневаться в экстра-колониальном характере этих договоров не приходится[18]. Все права и все прибыли фактически принадлежат инвесторам, т.е. западному капиталу. Украинскому государству перепадают сущие крохи (правда, при газовых колоссальных суммах эти «крохи» составляют в абсолютном выражении немалую сумму, вполне способную осчастливить конкретных единичных лиц в украинском правительстве). А украинскому народу, как оно всегда было при капитализме, достается шиш без масла, и даже хуже. (Рассказывать в сотый раз, во что превращает добыча сланцевого газа, организованная капиталистами, те территории, на которых она ведется, полагаю не стоит — об этом очень подробно говорилось и в российских, и в украинских СМИ).

В частности, по условиям лицензионных договоров 65% добытого газа принадлежит инвесторам как компенсация за предоставленные технологию (!), оборудование, химию и т.д., а оставшиеся 35% делятся «по-честному»: 60% — инвесторам, 40% — украинскому государству. В итоге Украине отойдет не более 14% добытого газа — весь остальной газ будет принадлежать иностранному капиталу.

Мы не случайно выше выделили слово «технология» — оно ясно показывает всю подлость подобных капиталистических договоров. Дело в том, что технологии, за которые теперь украинское правительство готово расплачиваться с западными капиталистами по самым высшим расценкам, на самом деле советские! Мало того — в значительной степени они украинские! Именно на Украине впервые в мире был произведен гидроразрыв угольного пласта. Было это еще в 1954 году в ходе работ по подземной газификации углей в Донбассе[19]. А далее эта технология только совершенствовалась. В 1956 году на ее основе была построена Южно-Абинская станция подземной газификации углей вблизи города Киселевск (Кемеровская обл.), снабжавшая голубым топливом 14 промышленных предприятий и местное население. Получается, что украинское правительство просто водит украинский народ на нос, рассказывая сказки о «предоставлении западной технологии», а на деле нагло обкрадывает собственное население, бесплатно раздавая богатства страны западному капиталу!

Далее, по этим лицензионным договорам все сопутствующие ископаемые, найденные при добыче сланцевого газа, также принадлежат западным инвесторам. Это фактически означает, что украинское правительство просто подарило иностранным капиталистам недра своей страны со всем их содержимым на указанной в договоре территории! А ведь это огромные ценности. Например, в пределах Юзовского месторождения у села Адамовка рядом с г. Славянском расположено большое урановое месторождение. Учитывая, что разведанных запасов урана в мире осталось не более чем на 100 лет, такой подарок западному капиталу можно считать просто царским. (Кстати, на Украине немало атомных электростанций, дающих громадное количество электроэнергии, значительную часть которой украинское правительство продает в Европу. Если бы оно хоть немного думало о будущем своего народа, то бы ни при каких условиях не стало разбазаривать то, что в самом ближайшем будущем этому народу пригодится самому.)

Еще одна потрясающая преференция, предоставленная западному капиталу лицензионными договорами — украинская таможня не имеет право досматривать грузовые контейнеры, ввозимые инвесторами. Понятно, что в соответствии с этим условием завезти на Украину можно все, что угодно, хоть радиоактивные отходы, хоть химическое, бактериологическое или даже ядерное оружие.

Можно сказать, что мы зря вспоминаем прошедший день — мол, всем известно, что Shell «сделала ноги» из Донбасса, как только там началась война. Точно также поступила и Chevron,  отказавшись[20] в конце 2014 года от добычи газа на Олесской площади. Однако идея  разрабатывать сланцевый газ у украинского правительства не пропала, ее пытаются  реализовать теперь уже с другими инвесторами[21]. На этот раз сланцево-газовую активность проявляет уже «майданное» правительство Порошенко, которое твердо идет по стопам своих домайданных предшественников (это хорошо показывает их единую классовую природу).

Нашелся и новый хозяин Юзовскому месторождению сланцевого газа — некая фирма Yuzgaz B.V., только что организованная. Кому она принадлежит, пронырливые буржуазные журналисты установить не смогли (а может, и не слишком хотели). Поговаривают, что за спиной этой обычной для современных монополий «матрешки» (когда учредителем одной мутной фирмы выступает другая такая же мутная фирма, а ее учредителем еще одна не менее мутная фирма, и т.д. — концов в таких схемах найти непросто) стоят украинские олигархи и доверенные лица Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР)[22]. Буржуазные СМИ называют даже некоторые имена, например, С.Таруты, и что наиболее интересно для нас — ловкого директора Шахты им. Засядько, депутата Верховной Рады Е. Звягильского. Последний для своей фирмы ООО «ЮЗГАЗ» (!!!) недавно получил разрешение украинского правительства на геологическое изучение с дальнейшей добычей газа (!!!) на девяти площадях, в том числе на территории Богодуховского и Дергачевского районов Харьковской области. (Между прочим, именно в Харьковской области компания Shell успела пробурить несколько скважин.)

Кстати, именно Шахта им. Засядько принимала активное участие в разработке месторождений сланца.[23] Случайно это? Вовсе нет. Вот рассказ одного нашего товарища из Донецкой области о его контактах с компанией Shell, начавшей работать на Украине.

«В конце 11 — начале 12-го года я месяца три сидел без работы и поэтому усиленно рылся в сети в поисках подходящей вакансии. И дважды натыкался на объявления конторки «Shell — Украина». По этим объявлениям Shell искала региональных специалистов для связи с местной властью и специалистов по общению с местным населением. Я тогда дочитывал книжонку Волковского «История информационных войн», и там есть эпизод, в котором рассказывается, как Коленкур вербует в Польше агентов из числа местных жителей с целью поиска наиболее плодородных земель и прочих угодий и улаживания вопросов расквартирования Великой армии в поместьях шляхты. Такие себе эмиссары-квартирмейстеры, которые заранее убеждали бы поляков в том, что если французская армия встанет в Польше на длительный постой, то от этого полякам только благо. Не люблю механического проведения аналогий, поэтому не выдержал и позвонил по указанному номеру. Ответила барышня. После необходимого предисловия я попросил её более обстоятельно рассказать о том, что придётся делать соискателю, если его возьмут на работу. Она сказала прямо: главная задача — готовить общественное мнение к тому, что в нескольких районах Донецкой области шелловцы начнут бурение газовых скважин. Кроме того, нужно будет улаживать с местной властью все возможные конфликты, связанные с проведением работ на личных участках земли, на берегах водоёмов, в лесопосадках и лесах. Если, сказала она, вас интересуют технические подробности, заходите на наш сайт. Я зашёл. А там прямиком выложен принцип безогневого разрушения угольного пласта с помощью гидроударов. Но самое интересное не это. Шелловцы вскользь ссылаются на опыт бурения сверхглубоких скважин в СССР. Я уточнил по старым справочникам, что такое бурение действительно проводилось на Кольском полуострове. Там наши в 1970 г. пробурили скважину глубиной 7600 м, а к 1983 г. добурились до 12 066 метров. И там же — как попутную технологию разрыхления песчаника — разработали и применили гидроудар с помощью пластита. Технология сверхглубокого бурения была опытной и требовала доработки. Она давала основные принципы такого бурения, но не давала способов подъёма слабосжатых газов или жидкостей на поверхность земли с глубин, превышающих 2 км. Оставалось только придумать газлифт, способный выдавать газ под давлением на высоту 2 км и более. Если такая технология сегодня есть — донбасский газ можно брать.»

Здесь придется кое-что пояснить нашим читателям. Дело в том, что хотя газа в Донбассе действительно очень много, он тяжёлый для добычи. Весь донбасский газ в пластах до глубины 1,5 км — это пузырьковый газ (тот самый сланцевый газ). Для того чтобы его получать в промышленных объёмах, как мы уже говорили, пласты нужно непрерывно взрывать с помощью гидроударов. Этим и собиралась в 11-12 годах заниматься Shell. Но на глубинах свыше 1,5 км, под пластами, где залегает в Донбассе коксующийся уголь, есть газоносные породы, в которых имеются не только  кавернозные (губкообразные), но и полостные ёмкости газа. Некоторые из этих полостей могут соединяться и образовывать огромные газовые резервуары. Причем метан в этих резервуарах сжат до такого давления, что начинается его капельная конденсация (то есть это фактически почти готовый сжиженный газ!). Добыча этого газа представляет для капитала колоссальный интерес, гораздо больший, чем сланцевый газ, поскольку там не требуется столько постоянных затрат, как при добыче сланцевого газа. Здесь главное добуриться до нужной полости и качай себе голубое золото прямо в карман. При условии, конечно, что есть соответствующая технология подъема газа.

Ну, так причем здесь Шахта им. Засядько? Очень даже причем.

Во-первых, она расположена и разрабатывает такие пласты, в которых наиболее вероятно наличие таких газовых резервуаров.

Во-вторых, это готовая буровая площадка, оборудованная на глубине более километра (как, кстати, и Шахта им. Скочинского, и некоторые другие шахты, имеющие минимум три готовых ствола, по сути, три большие скважины диаметром до 8 метров).  С нее до газоносных пластов остаётся добурить 300 – 500 метров, а это совсем не то же самое, что бурить 1300 – 1500 метров с самой поверхности. Выгода в затратах налицо.

И в-третьих, Шахта им. Засядько — это своего рода целый научный центр, которые занимается проблемой газа не первое десятилетие. И этот научный коллектив, действующий в тесной связи с рядом крупнейших НИИ и имеющий фактически собственную испытательную и производственную площадку, кое-чего за эти годы достиг. С 1999 года на шахте было запущено двенадцать газогенерирующих установок, которые отбирают газ из забоев и отправляют его на хозяйственные нужды предприятия[24]. А несколько лет назад там была специально пробурена скважина глубиной 3250 м, как утверждают, с целью определить пути возможного вывода газа из более глубоких горизонтов, расположенных на территории шахты[25].

Учитывая активность гр. Звягильского в последнее время в получении площадок на «геологическое изучение с дальнейшей добычей газа», есть все основания предполагать, что эта необходимая технология «газового лифта, способного выдавать газ под давлением на высоту 2 км и более», о которой говорил наш донецкий товарищ, или уже имеется в распоряжении Звягильского, или находится на выходе. (В этом случае легко объясняется и тот факт, что украинские СМИ, говоря о новых разработчиках Юзовского месторождения, все время упоминают имя предприимчивого директора Шахты им. Засядько.)

Понятно, что этот глубинный донбасский газ будет много дешевле сланцевого. У Shell со всеми их технологиями себестоимость сланцевого газа была более 200 долларов за тысячу кубометров[26]. При мировой цене на газ в 400 долларов это еще имело смысл. Но после того, как цена упала до 160 долларов, интерес капиталистов к добыче сланцевого газа пропал. Потому Shell проект и закрыл. Иное дело глубинный газ. Его себестоимость при имеющихся условиях вполне может быть сравнима со стоимостью добычи метана традиционным способом. А учитывая тот факт, что по своему составу угольный газ зачастую лучше природного, так как содержит меньше примесей и на 92–95% состоит из чистого метана[27], что находится он практически в сжиженном состоянии и добывать его будут совсем рядом с европейской границей, конкурентоспособность глубинного газа на мировом рынке может быть выше российского, транспортировать который приходится за многие тысячи километров (что, бесспорно, сказывается на его цене).

Выводы:

Что все это означает? А то, что теперь ясна подлинная экономическая причина империалистического военного конфликта на Донбассе.

Идет битва не только за уголь, это было бы еще полбеды — идет война за газ!

А это значит, что договориться здесь невозможно, и всякие Минские и прочие соглашения заведомо обречены на поражение. Ни одна из воюющих сторон, имея перед собой такие колоссальные перспективы (триллионные прибыли!), не уступит! Даже если этот газ еще только в потенциале. Не уступит Украина, чьи олигархи спят и видят себя круче российских. Не уступят европейцы, которые хотят избавиться от газовой зависимости от России. Не уступят США, которые с большим удовольствием добавят ко множеству подконтрольных им рынков еще один — газовый рынок Европы. Не уступит, понятное дело, и Россия, которой удачная реализация вышеуказанных проектов конкурентами все равно, что нож к горлу.

Отсюда — периодическое ожесточение военных действий в Донбассе, отсюда — всё большая концентрация войск обеих сторон возле линии разграничения ДНР/Украина. Отсюда же трогательно бережное отношение конфликтующих монополистов к некоторым донецким шахтам, прилегающим участкам железной дороги, электрическим подстанциям, на промплощадки и полотно которых не падает ни одна пистолетная пуля, хотя рядом могут варварски разрушаться целые жилые дома.

У буржуазии на самом деле нет собственных стран и собственных народов, а есть только жирные призы, есть только собственность, за которую идёт между ними драка. И еще есть наёмные рабы, часть которых, уцелевшая в бойне, достанется капиталисту-победителю как дополнительный приз.

Российские энергетические монополии (именно их мы имеем в виду, говоря о России) ни за что не отдадут Донбасс под контроль европейского и американского капитала. А именно его ушки торчат из-за спин украинских олигархов и предпринимателей, так сказать, новых «инвесторов-разработчиков» донбасских месторождений. (Понятно теперь, для чего российскому правительству потребовался Крым — он представляет собой чрезвычайно удобный плацдарм для ведения военных действий в этом регионе.)

Уход Донбасса из-под контроля российских газовых королей означает:

во-первых, потерю богатейшего газового месторождения, которое бы могло им пригодиться самим, если не сейчас, то в будущем;

и, во-вторых, самое главное — потерю громадного европейского рынка, который является для них основным источником получения прибыли.

Они бы с превеликим удовольствием продавали газ Китаю — и тот брал бы громадное количество кубов голубого топлива. Вот только одна печаль — в Китай «бессовестный» СССР не построил трубопроводы! Капиталистам их надо строить самим, а это колоссальные затраты, которые российским олигархам из путинской компании делать совсем не хочется. Китайцы брать на себя издержки по строительству газотранспортной системы не хотят. В итоге «Газпрому» приходится «закатать губу» на азиатский рынок и продолжать сотрудничество с Европой.

Теоретически у России есть вариант качать газ в Китай через Туркмению, которая уже сама продает свои углеводороды китайцам. Но практически это вариант нереальный, поскольку отношения России и Туркменистана из рук вон плохи[28] — Туркменистан покушается на часть российского европейского газового рынка, что вряд ли нравится России.

Сотрудничество с Европой — основной источник газовых доходов российского энергетического олигархата, тоже стало очень непростым. Европа нервничает и стремится сорваться с российской газовой иглы. Ее вполне можно понять — этот ненасытный «Газпром», который пользуясь своим практически монопольным положением на мировом газовом рынке, постоянно задирает цены на природный газ, ее откровенно достал. Да и «стратегический партнер» Европы — США обещает европейскому капиталу более дешевый газ. Где он его возьмет? Неужели попрет из-за океана, да еще станет продавать дешевле российского? Как бы не так! Он намеревается взять его здесь же, в Донбассе. Там же всюду газоносные породы — бери, не хочу!  Главное теперь для Европы и США (а с ними и для Украины, точнее для украинских олигархов, которые готовы продать собственную страну любому, кто больше даст, как, собственно, и все остальные капиталисты в мире) — вытурить из Донбасса и Крыма Россию и взять украинские газоносные месторождения под свой полный контроль.

Для России же сохранить за собой Донбасс (в любом варианте — вхождения ли в состав России или как сейчас, в виде «независимых» «народных республик») — это вопрос выживания ее энергетических монополий на мировом рынке.

То, что прикрывается весь этот серпинтарий одной стороной конфликта «борьбой с сепаратизмом», а другой — «антифашистской борьбой за народную республику», так это и понятно и вполне нормально для империалистов — по-иному, кроме как тотальной ложью рабочие массы воевать за карманы олигархов не заставить. При этом холуи олигархов — разного рода политологи и аналитики уже готовят «общественное мнение» к тому, что война на Донбассе будет нескончаемо долгой. Вот что заявляют, например, в России:

«…политического решения у конфликта в Донбассе нет. По крайней мере, в обозримой перспективе. Это конфликт сродни, например, кипрскому. Там политическое решение было найдено только через полвека после того, как возник сам военный конфликт. У каждой из сторон есть своя правда, и поступаться этой правдой никто не собирается. Поэтому лучшее, что можно сейчас сделать — решать частные гуманитарные проблемы людей, живущих по обе стороны линии фронта. Карабах, например, в такой ситуации существует уже 30 лет. Подобные конфликты лечит только время, и то не всегда.»[29] (Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета).

Эта ученая сволочь рассуждает так, как будто в Донбассе не гибнут ежедневно живые люди — одураченные буржуазией рабочие, служащие, студенты, ни в чем не повинные старики и дети. Он предлагает «точечную» помощь — «решать частные гуманитарные проблемы людей» (видно, чтобы замазать глаза своей совести) вместо решения вопроса по существу, нагло заявляя, что политического решения не существует.

Только его не существует в рамках классовых интересов буржуазии — империалисты действительно никогда не договорятся между собой. А вот с классовой позиции рабочего класса такое решение есть, и именно политическое, которое только и способно покончить с войной навсегда. И это решение единственное — другого действительно не существует.

Что нужно делать, чтобы остановить войну, показали сто лет назад наши прадеды — это повернуть оружие против тех, кто толкает рабочий класс к войне — против буржуазии и ее наиболее наглого и циничного слоя — крупного капитала. Это решение — социалистическая революция, когда рабочий класс, устав от издевательств и унижения буржуазии, от горя, крови и слез, возьмет политическую власть в свои руки, а жалкую кучку олигархов, нагло распоряжающихся сегодня его судьбой, вышвырнет на помойку истории.

Когда именно рабочий класс России, Украины, других республик бывшего СССР и европейских стран к такому решению будет готов, мы сказать, конечно, не можем. Но мы не думаем, что для этого потребуется 50 лет, как заявляет продажный лакей буржуазии Салин. Мы знаем, что это зависит, в том числе от каждого читающего эти строки рабочего, от каждого борющегося сейчас за свои права пролетария, от каждого из тех, кто не хочет, чтобы ему на голову сыпались бомбы, чтобы он и его дети жили всю свою жизнь в нищете и бесправии, не имея никаких шансов на лучшую жизнь.

В.Кожевников

[1] http://energetika.in.ua/ru/books/book-1/part-2/section-7/7-7
[2] там же
[3] БСЭ, 2 изд, т.2, стр.531
[4] Там же
[5] http://askpoint.org/skolko-stoit-tonna-uglya/
[6] http://www.mechel.ru/press/mechel_v_smi?rid=27157&oo=1&fnid=68&newWin=0&apage=1&nm=136127&fxsl=view.xsl
[7] https://rusevik.ru/ekonomika/64044-cena-donbasskogo-uglya.html
[8] http://energetika.in.ua/ru/books/book-1/part-2/section-7/7-7
[9] http://business.vesti-ukr.com/159828-dobycha-slancevogo-gaza-v-ukraine-kto-skryvaetsja-za-novymi-hozjaevami-mestorozhdenij
[10] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D1%81%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_(%D1%88%D0%B0%D1%85%D1%82%D0%B0,_%D0%9B%D1%83%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C
[11] http://miningwiki.ru/wiki/%D0%A8%D0%B0%D1%85%D1%82%D0%B0_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8_%D0%90._%D0%90._%D0%A1%D0%BA%D0%BE%D1%87%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE
[12] Там же
[13] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B0%D1%85%D1%82%D0%B0_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8_%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%90._%D0%90._%D0%A1%D0%BA%D0%BE%D1%87%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE
[14] http://miningwiki.ru/wiki/%D0%A8%D0%B0%D1%85%D1%82%D0%B0_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8_%D0%90._%D0%A4._%D0%97%D0%B0%D1%81%D1%8F%D0%B4%D1%8C%D0%BA%D0%BE
[15] http://energetika.in.ua/ru/books/book-1/part-2/section-7/7-7
[16] http://www.ng.ru/energy/2007-11-13/13_metan.html
[17] http://rian.com.ua/economy/20120511/79054371.html
[18] http://vybor.ua/article/slancevyy_gaz/slancevyy-gaz-grobit-donbass.html
[19] http://www.ng.ru/energy/2007-11-13/13_metan.html
[20] http://zn.ua/ECONOMICS/ukraina-ischet-zamenu-chevron-dlya-dobychi-gaza-na-olesskoy-ploschadi-221236_.html
[21] http://business.vesti-ukr.com/159828-dobycha-slancevogo-gaza-v-ukraine-kto-skryvaetsja-za-novymi-hozjaevami-mestorozhdenij
[22] http://business.vesti-ukr.com/159639-dobycha-slancevogo-gaza-v-donbasse-uhod-nastojawih-inostrancev-i-negodovanie-zhitelej
[23] Там же
[24] http://miningwiki.ru/wiki/%D0%A8%D0%B0%D1%85%D1%82%D0%B0_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8_%D0%90._%D0%A4._%D0%97%D0%B0%D1%81%D1%8F%D0%B4%D1%8C%D0%BA%D0%BE
[25] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B0%D1%85%D1%82%D0%B0_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8_%D0%97%D0%B0%D1%81%D1%8F%D0%B4%D1%8C%D0%BA%D0%BE
[26] http://business.vesti-ukr.com/159828-dobycha-slancevogo-gaza-v-ukraine-kto-skryvaetsja-za-novymi-hozjaevami-mestorozhdenij
[27] http://www.ng.ru/energy/2007-11-13/13_metan.html
[28] http://svpressa.ru/economy/article/155502/
[29] http://svpressa.ru/war21/article/154632/

За что идет война в Донбассе.: 9 комментариев

  1. Да подробный материал, который конечно со своими «ужимками», есть и спорные моменты, но общее представление дает. Плохо, что такие длинные тексты работяги и обыватели не читают, им проще послушать новости по «правильному» телевизору и обвинить другой народ в «фашизме» , так проще , удобней , не надо тратить время на разбирательство и греет самолюбие то, что ты хороший , а оппонент «фашист»

    1. Но-но-но — читают, товарищ, такие материалы.
      А проживающие в Донбассе, полагаю, и перечитывают.

  2. «При этом холуи олигархов — разного рода политологи и аналитики уже готовят «общественное мнение» к тому, что война на Донбассе будет нескончаемо долгой.».

    «Коммунисты» и левые призывали ехать защищать народные республики от фашизма и часто вели себя более агрессивно чем буржуи.

    Я все думал, что они будут делать, когда поймут, что призывали ехать убивать и умирать за интересы олигархов? Скажут, что ошиблись. Так убитых не воскресить и инвалидов не вылечить. Как с этим жить дальше?

    Зря я за них переживал. В большинстве своем они просто перестали об этом писать и снимать передачи. Да и то сделали это очень поздно. Никаких признаний своих ошибок. Ни слова сожаления, а тем более раскаяния.

    Но есть и другие.
    ФРА к 100 летию революции разместил у себя статью с флагом «Новороссии».

  3. А почему бы тогда этим олигархам по обе стороны попросту не договориться,помириться и не поделить между собою эти прибыли, там ведь все равно на всех хватит. Заодно бы и протестные настроения населения бы поутихли, это же тоже выгодно должно быть..

    1. Потому что они договориться не могут — претендуют на одно и то же. Частная собственность однако! Или мне, или тебе. Таковы экономические законы капитализма.

  4. Давно хотел взглянуть на сущность конфликта на Донбассе с марксистских позиций и данная статья, по-моему, отлично показала что есть что. А ведь я поначалу наивно полагал, что ЛДНРовцы реально сражаются за народ, за трудящихся, за справедливость. После знакомства с предоставленными выше материалами от подобных иллюзий у меня не остается и следа. Спасибо за детальный классовый анализ происходящего. Думаю, многие рабочие, которые прочтут эту статью задумаются о том, а не являются ли они такими же марионетками в руках капитала, как жители Юго-Востока Украины, чьими руками капиталисты сражаются друг с другом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.