О «теории фрустрации»

фрустрацияИз журнала «Вопросы философии», № 5, 1953 г., стр. 220-224.

Против реакционной теории в психологии

Среди различных течений и теченьиц современной реакционной, антинаучной психологии довольно широкое распространение в буржуаз­ных странах получила так называемая «теория фрустрации». Согласно этой «теории», личность может развиваться лишь в таких условиях, когда она испытывает лишения и страдания, не имея возможности удовлетво­рить свои насущные потребности. Политический смысл этого основного тезиса «теории фрустрации» заключается в признании социальных бед­ствий: войн, безработицы, капиталистического гнета — необходимыми для развития личности. С точки зрения подобной «теории», в обществе, где все направлено к максимальному удовлетворению материальных и куль­турных потребностей людей, где все служит задаче обеспечения интересов народа, т. е. в условиях строительства социализма и коммунизма, сколько-нибудь успешное развитие личности якобы невозможно.

Слово «фрустрация» буквально означает неудача, напрасное ожи­дание. «Теория фрустрации» и призвана внушать, что страдания, испыты­ваемые в условиях империализма миллионными массами, необходимы, так как они будто бы обусловливают духовное совершенствование человека. Разного рода наукообразные выкрутасы псевдоученых психологов, име­нуемые «теорией фрустрации», призваны служить прикрытием этой ци­ничной издевки над лишениями людей.

Любую неудовлетворенность, испытываемую людьми, сторонники этой «теории» стремятся изобразить как всеобщее и необходимое условие не только развития личности, но и жизнедеятельности организма вообще.

За исключением потребности в воздухе, рассуждает, например, Саймондс, все остальные потребности никогда не удовлетворяются полностью в каждый момент жизни. Но это лишь… на пользу человеку, так как толь­ко благодаря конфликтам он способен развиваться и достигать зрелости в окружающем мире.

«Теория фрустрации» обращена главным образом к биологическим потребностям людей. Она подчеркивает, например, «благодетельное» зна­чение для развития личности мучений из-за голода, жажды, болезней и т. п. «Теория фрустрации» пытается доказать, что народные бедствия необхо­димы для того, чтобы могла развиваться «сильная личность». Это — спо­соб оправдания атомной и бактериологической войн, блокады, массовых средств уничтожения людей.

Толкование законов развития личности как законов извечных, биоло­гических нужно «теории фрустрации» для того, чтобы представить спе­цифические условия формирования индивидуальности, характерные для капиталистического общества, как условия всеобщие и необходимые для всякого общества на любой ступени его исторического развития. С точки зрения «теории фрустрации» надо было бы, повидимому, считать, что ма­ксимальное удовлетворение потребностей человека, — закономерное для социалистического общества, — противоестественно, так как оно противо­речит-де биологической сущности организма, который всегда в чем-нибудь должен испытывать нужду. Лишения из-за голода, войны, нищеты «есте­ственны», так как только благодаря этому организм, видите ли, проявляет свою активность. Такова рабовладельческая, людоедская, мальтузианская сущность этих рассуждений.

«Теория фрустрации» исторически и идейно возникла на основе кон­цепций Фрейда, Адлера, так называемой «динамической психологии». Их общая идейная основа заключается в утверждении, что главную роль в развитии личности играют филогенетически древние мотивы поведения. Один из современных сторонников динамической теории, Диссеренс, вы­ражает эту мысль в такой форме: «Энергия мотива изменяется прямо со­ответственно его примитивности» (Disserens, Charles, and Vaughu. The experimental Psychology of Motivation Psychol. Bullet. 28. № 1. 1931).

Степень филогенетической древности мотивов, которую принимают за исходную и определяющую развитие личности, у различных представите­лей «теории фрустрации» различна. В большинстве случаев за исходные и определяющие принимают мотивы поведения животных — голод, жажду, половой инстинкт, инстинкт самосохранения и т. п. Исходя из этого, счи­тают возможным искать обоснования «теории фрустрации» путем экспе­риментов над крысами, заставляя их голодать, испытывать страх, боль и другие «лишения» и «расстройства». Имеются, однако, и такие «иссле­дователи», которые останавливаются на более поздней филогенетической ступени, на чисто человеческих мотивах, возникающих, по их мнению, на первом этапе развития человечества. В этом случае за исходные и опре­деляющие они принимают такие мотивы, как самоуважение или ощуще­ние поддержки. Неудовлетворение именно этих мотивов лежит, как они полагают, в основе «фрустрации».

Несмотря на то, что во втором случае речь идет как будто о социаль­ных мотивах, однако чувство самоуважения или чувство взаимопомощи, понимаемые как «вечные» человеческие мотивы, тем самым лишаются всякого конкретно-исторического и подлинно социального содержания.

Легко понять, в чем заключается истинный смысл признания веду­щей роли наиболее древних побуждений в развитии личности. Если те мотивы, неудовлетворение которых лежит, с точки зрения «теории фрустра­ции», в основе развития личности, вечны и  неизменны, то вечны и неиз­менны также законы развития личности и объективные условия, от которых она зависит. В социалистическом обществе многие «филогенети­чески древние мотивы» — голод, страх за свое будущее, унижение чело­веческого достоинства — полностью исчезают. Тем хуже для вас, заявляет «теория фрустрации», вы не в состоянии развивать свою личность, так как исчезли побудительные мотивы поведения.

Исходя из господствующей роли филогенетически древних мотивов, сторонники «теории фрустрации» пытаются объяснить процесс индиви­дуального развития человека.

Филогенез отражается в онтогенезе. Филогенетически древние моти­вы с наибольшей обнаженностью и интенсивностью выступают-де в ран­нем детстве. Неудовлетворение этих примитивных мотивов в раннем дет­стве играет, согласно «теории фрустрации», решающую роль во всем по­следующем развитии личности.

Так возникает убеждение в фатальной предопределенности личности событиями раннего детства.

Но ведь чем старше ребенок, тем больше и глубже он усваивает опре­деленное мировоззрение, нормы, идеалы, поведения. Политический смысл «теории фрустрации» в этом плане заключается в полном отрицании клас­совой и вообще социальной типичности личности. Вместо социальной сущ­ности «теория фрустрации» признает мифическую, внутреннюю энергию, с помощью которой разные люди преодолевают «фрустрации» раннего дет­ства. В зависимости от мощности этой энергии складывается, мол, в боль­шей или меньшей степени личность человека.

Развитие личности сводится лишь к бесконечному повторению кон­фликтов раннего детства. В зависимости от возраста изменяется лишь форма маскировки подлинных мотивов, а содержание конфликта остается якобы все время тем же самым.

Рассмотрим центральное положение «теории фрустрации» о положи­тельной и при том решающей роли в развитии личности неудач, страдания.

С точки зрения этой «теории», при достаточно сильном неудовлетво­рении возникает защитная реакция на переживаемую травму. Эта за­щитная реакция заключается в том, что источник неудовлетворения пере­живается как враждебный субъект, как активный «виновник» неудовле­творения. В качестве такового он становится объектом агрессивной реакции.

Такая агрессивная реакция имеет, как правило, иррациональный ха­рактер, подобно тому как ребенок, получив ушиб, с досадой ударяет по неодушевленному предмету, видя в нем виновника испытываемой им боли. Агрессивная реакция может направляться не только против внешне­го предмета, но и против самого себя. Тогда она выражается в раскаянии, самообвинении, в самобичевании. Благодаря такой разрядке ликвидируется «напряжение».

Различные формы агрессивных реакций и создают якобы целый ряд установок и отношений личности. Ясно, что тем самым поведение чело­века рассматривается как стихийное, бессознательное. Устраняется необ­ходимость осознания обстановки и истинных условий, порождающих неосуществимость желаний и стремлений человека. Примитивное, по существу, животное отношение к действительности — так расцениваются людские поступки в «теории фрустрации».

Иррационализм — типичный и характерный признак идеологии гибну­щего класса. Гибнущий класс не верит в силу разума, так как разум от­крывает лишь неизбежность его гибели.

Иррационализм «теории фрустрации» неизбежно приводит к иррацио­нальным и субъективистским приемам истолкования конкретных фактов. В этом отношении «теория фрустрации» родственна фрейдизму. В оши­бочных и навязчивых образах, обмолвках, ассоциациях, сновидениях сто­ронники этой «теории» видят символическое проявление агрессивных реак­ций, связанных с событиями раннего детства. Реакционная, людоедская «теория фрустрации» лишена научного обоснования. Ее фактическую несо­стоятельность проиллюстрируем данными нашего исследования психологи­ческих конфликтов.

Для исследования были использованы случаи психологических кон­фликтов, возникших на основе острой потери трудоспособности или неожи­данной отрицательной оценки трудовых и общественных свойств лично­сти. Исследование проводилось на нескольких заводах и в институте и сочеталось с соответствующей воспитательной работой. Оно охватывает свыше семидесяти случаев.

Психологический конфликт — это глубокое потрясение личности, про­являющееся в подавленном настроении, в потере или ослаблении интере­сов, пониженной трудоспособности, утрате или ослаблении прежних свойств характера и т. п. Совершенно очевидно, что неудовлетворение ка­кого-либо слабого, поверхностного мотива не может вызвать психологиче­ского конфликта. Только неудовлетворение очень глубокого и активного мотива может вызвать потрясение личности.

Какую же роль в психологических конфликтах передового советского человека играют элементарные филогенетически древние мотивы и моти­вы, созданные и воспитанные в социалистическом обществе?

Ответ на этот вопрос надо искать в анализе, например, трудовых кон­фликтов. Объективная ситуация, порождающая такой конфликт, заключается или в умалении трудовой чести или вообще в отрицатель­ной социальной оценке моральных качеств советского человека. Психоло­гический конфликт возникал после полученного выговора по работе или в результате осуждения работы товарищами на собрании или, наконец, когда наблюдаемый сам убеждался, что недостаточно хорошо справляется со своей работой. Конфликт наступает и после того, как наблюдаемый на­рушил свой общественный долг, пожертвовал насущными интересами кол­лектива и т. п. Мы отмечали также психологические конфликты, возникшие после необоснованного обвинения, наблюдаемого в плохом выполнении им своих общественных обязанностей. Во всех этих случаях в жалобах и вы­сказываниях наблюдаемых наиболее ярко и полно отражаются мотивы, исторически новейшие, типичные и характерные именно для советского че­ловека, — мотивы трудовой чести, служения коммунистической Родине, пре­данности делу коммунизма и т. п. Но жалобы и высказывания наблюдае­мых, взятые сами по себе, могут быть еще оспариваемы в качестве надеж­ных показателей подлинных причин конфликта. Можно ведь допустить, что в этих жалобах проявляется тенденция приукрасить свою личность как в собственных глазах, так и в глазах окружающих, стремление объяснить свое поведение с точки зрения присущих нашему обществу нравственных норм поведения. Разобраться в этом вопросе помогают два чисто объек­тивных критерия. Первый — это сопоставление аргументации с биогра­фией наблюдаемого. В ряде случаев мы отмечали при этом несколько по­вторяющихся и однородных конфликтных ситуаций, которые вызывали одновременно и психологический конфликт и одинаковый способ действий. Если конфликт возникает повторно при одинаковых обстоятельствах и проявляется в одинаковом способе действий, — следовательно, неудовле­творение связано именно с данной объективной ситуацией. Другим объек­тивным критерием подлинных мотивов конфликта служит ход и исход конфликта. Если конфликт разрешается только тогда, когда наблюдаемый находит новые пути восстановления своей трудовой полноценности или когда он реабилитирует себя полностью в глазах своего коллектива, это означает, что в своих жалобах на оскорбление трудовой чести и достоин­ства советского человека он отражал подлинные причины конфликта.

Эти примеры исследования психологических конфликтов не откры­вают нам чего-либо нового, неизвестного в психологическом облике совет­ского человека. Вся наша общественная практика, опыт Великой Оте­чественной войны и послевоенного восстановления страны с достаточной очевидностью говорят о глубине и силе таких мотивов, как преданность делу коммунизма и нашей Родине, творческое коммунистическое отноше­ние к труду и т. п., — мотивов исторически новейших, специфичных для советского человека.

Изучение психологических конфликтов позволяет опровергнуть и дру­гое положение «теории фрустрации» — о якобы фатальной предопределен­ности развития личности в результате неудовлетворения потребностей в раннем детстве. «Динамическая психология» могла придать некоторую правдоподобность этому положению только потому, что анализировала хронических невротиков. Психологический конфликт невротика нельзя, естественно, объяснить только той объективной ситуацией, которая непо­средственно предшествовала конфликту. Нужно искать, какие условия жизни в прошлом, вплоть до обстоятельств раннего детства, сделали че­ловека невротиком.

Однако в противоположность «динамической психологии» мы изуча­ли не хронических невротиков, а людей нормальных, переживших психо­логический конфликт недавно. Самое тщательное изучение истории лич­ности не обнаруживает при этом в раннем детстве никаких невротических проявлений или конфликтов. Крайне неправдоподобно поэтому, чтобы неудовлетворение первичных мотивов в раннем детстве не дало в свое время никакого заметного эффекта и эффект этот обнаружился бы только в зрелом возрасте и притом в связи с такой объективной ситуацией, кото­рая совершенно невозможна в раннем детстве.

Вот почему имеются все основания утверждать, что подлинной при­чиной конфликта является непосредственно предшествовавшая конфликту объективная ситуация, а не филогенетически древние мотивы.

Из сказанного вытекает и дальнейшее. Неудовлетворение мотива, действительно, является необходимым источником активной деятельности человека. Лишь потому, что человек не в состоянии полностью удовлетво­риться настоящим, он стремится к лучшему будущему. Но напрасно враги социализма постоянно вопят, что человеку нужен кнут голода, нищеты, безработицы, войны, чтобы побуждать его к труду и творчеству. Вовсе не отсутствие реализованных потребностей, а, наоборот, именно удовлетво­рение испытываемых потребностей ведет к возникновению новых, все бо­лее широких и разнообразных потребностей людей. Маркс и Энгельс писали: «…Сама удовлетворенная первая потребность, действие удовле­творения и уже приобретенное орудие удовлетворения ведут к новым по­требностям, и это порождение новых потребностей есть первое историче­ское дело» (Соч. Т. IV, стр. 18).

Не из-за лишений — разочарования и страданий — советские рабочие становятся передовиками производства. Наоборот, рост материального благосостояния народа, подъем культуры и техники определили распро­странение стахановского движения.

Подлинные движущие силы развития личности нужно искать не в конфликте, а вне его, в той продуктивной трудовой и общественной дея­тельности, которая формирует идейные мотивы.

Физиологической предпосылкой разрешения конфликта служит вос­становление работоспособности коры, утраченной или пониженной из-за перенапряжения нервных процессов в критической ситуации конфликта. Такое восстановление достигается благодаря предшествовавшему разви­тию охранительного торможения. Но эти физиологические предпосылки восстановления легко создаются лишь тогда, когда в силу объективных общественных условий имеются налицо все возможности для осуществле­ния социально ценных целей.

Лишь в социалистическом обществе при максимальном удовлетворе­нии материальных и культурных потребностей человека становится воз­можным действительный и полный расцвет личности.

Иезуитское оправдание страдания, лейтмотив «теории фрустрации»,— это новая гнилая попытка оправдать посредством словесных трюков, со­физмов и мифов о психологической и физиологической сущности психоло­гических конфликтов социальные бедствия людей в условиях капитали­стического общества.

В. С. Мермин (Казань)

О «теории фрустрации»: 44 комментария

  1. Там Навальный толпы собирает, страна начинает потихоньку бурлить, а вы какие-то теории фрустрации публикуете. Вообще пипец.

    1. Дело в том, что Навльный не просто «собирает толпы», он их ещё и «фрустирует» по самое «не могу»! Вот, почему так важна эта статья сегодня!

      1. Надо не писать статьи, Алекс, а идти в народ, как это делает Навальный, и привлекать молодёжь. Кстати, почему бы вам не объединиться с ним? Он приглашает к сотрудничеству все здравые силы для борьбы с партией жуликов и воров :)

        1. Ну, положим, Навальный очень далек от народа — он туда даже подойти боится. Все больше ролики снимает, да интервью раздает. А если и ходит на какие массовки, то в окружении многочисленной охраны. Объединиться нам с ним никак нельзя, уважаемая Анастасия. Ибо Навальный защищает не интересы народа — он народ просто использует, чтобы скинуть одного мерзавца, а на его место посадить другого такого же. А мы считаем, что править должен сам народ без всяких президентов — его лучшая часть — рабочий класс России.

          1. Другого мерзавца — себя любимого:) Прорвется к кормушке, и будет в 3 раза больше воровать

    2. Побурлит и перестанет,у Навального очень слабая организация.Даже если и попытаются сделать что-то существенное их очень быстро разобьют

    3. не бурлить, а пар спускать. с ведома и поддержки кремля. бессмысленно и бесцельно. повозмущаться и разойтись. лишь бы не марксизм. лишь бы не классовая борьба. лишь бы не осознание себя классом.

    1. Вот кстати говоря, насчет алкоголизма в СССР. У меня такая мысль, что и в союзе люди не дураки были выпить. На а что, вокруг все хорошо, работа есть, еда тоже. Почему бы и не выпить? Не зря же антиалкогольная компания затевалась в Перестройку

      1. Пьют не когда хорошо, а когда плохо. Целью же антиалкогольной компании Горбачева является совсем не борьба с пьянством в СССР, а создание в стране условий для быстрого возрождения в стране класса буржуазии.

      2. Но к «Перестройке» основы социализма были сильно расшатаны, гос-, хозх-, парт-аппараты сильно переродились. Народ не мог этого не чувствовать, тем более, что это влияло на экономику и на её развитие. Многие партийные чинуши сомкнулись с паразитическими элементами и группировками. Они же и составили главную ударную силу контры. Загнивание социалистического общества в период ревизионизма и оппортунизма не мог не вызвать недовольства, которое многие начали заливать бухлом.

        1. Загнивание социалистического общества в период ревизионизма и оппортунизма не мог не вызвать недовольства, которое многие начали заливать бухлом.
          Немногие, очень немногие.

          1. Согласен, со словом «многие» я мог и погорячиться. Но смычка руководства с контрой была как сознательная — так и несознательная. Многие современные начальники ещё с Советских лет управляют производством или сидят в чиновничьих креслах. Пытаются быть хорошими, и, служа капиталистам, уверены, что «во благо страны работают». Классовая точка зрения к Перестройке была утрачена напрочь. Сегодня в ПМР капиталистический труд расценивается ими как «труд на народное благо». А рост капиталистической экономики и прибылей расценивается как «народное достояние и успех».

            Пьянство тоже расценивается а «национальная особенность»:
            — «Ты чё не пьёшь, нас не уважаешь?» или
            — «Ты чё не пьёшь? Не русский что ли?»…

            Не думаю, что стоит сильно уж обелять наш народ предперестроечного периода. Он утратил классовые ориентиры не по своей вине. Но он стал таким, каким стал. И тут не стыдиться надо, а говорить как есть.

      3. Алкоголь вполне можно употреблять под хорошее настроение, впрочем Вам быстро надоест это дело.
        Если принять Ваши размышления за верные, то получится, что человек только и стремиться к тому, что бы вести праздный образ жизни. Всё же вокруг хорошо, чего ещё делать? Конечно пить и гулять!
        Но извините, это утверждают всякие буржуазные «эксперты» из каждого утюга днём и ночью.

  2. «Конечно пить и гулять!» можно тогда, когда делать больше нехер. А гулять можно и не нажираясь по-свински, когда великую дату или перевыполненный план празднуешь.

    1. Люди от нечего делать алкоголиками не становятся. Всегда есть, что делать, вот я о чём толкую.
      Что касается Вашего, по «свински» или «культурно», вот это «культурно» от уровня культуры пьющего зависит, но употреблять алкоголь «в меру» не получится, пьют именно, что бы быть пьяным, а не в меру.
      Дело тут в том, что «свинство» вызвано именно тем ,что у пьяного человека всё, что он сдерживал в душе трезвым, выходит наружу так, что если пьяный и по «свински» себя ведёт, то эта «свинья» в нём ещё в трезвом сидела, а алкоголь дал ей выход.

      1. А если человек и в пьяном виде ведет себя неагрессивно? Получается, все-таки от хорошей жизни напился? Или от нечего делать?

        1. Пить можно и за здравие и за упокой, только когда пьют за здравие алкоголиками не становятся, ну и не бурагозят ака, «-Слышь ты меня уважаешь?».

      2. Ну не алкоголиками — так развратниами, игровыми задротами, нароманами, либералами и ультраправыми…. Тааак, чем ещё страдает буржуазия и высокооплачиваемая Ынтэлехэнцыя? Разве им всегда есть чем заняться?

        При социализме каждому всегда есть чем заняться. Поэтому нажирание в хлам там равносильно напрасной потере времени, настроения и энергии.

        (с) — «…от уровня культуры пьющего зависит» — а какую культуру вы имеете в виду? По-моему, пролетарская культура даже на примитивном уровне своего развития стоит выше буржуазной культуры, которая достигла в своём развитии пика.

        Нет, сводить пьянство к культурному уровню — некорректно. Скорее, пьянство связано с психологическим состоянием человека.

        А культурный уровень — лишь по касательной затрагивает психологическое состояние, ибо сам является одной из потребностей человека.

        Мало интеллигнетных людей спивалось, что-ли? (тот же Есенин).

        «Свинское» пьянство начинается там, где существующее общество не в состоянии удовлетворить физические и духовные потребности человека.

        Если растущие высокие потребности человека не удовлетворяются, то в его «душе» возникает конфликт, противоречие, которое он пытается залить водкой. Таким образом, боль утихает, разрешение противоречия откладывается на потом.

        По тому же принципу СМИ и религия используются правящим классом для «заливания» классового конфликта, выражающего основное противоречие капиталистического строя.

        Так, спиваются даже многие «состоятельные люди», которые хотят быть полезными обществу, но ощущают себя паразитическим наростом на теле народа. Их сознание хоть и изменилось под влиянием капитализма, но в нём остались «тоталитарные пережитки» и «родимые пятна социализма», вступающие в противоречие с буржуазной тенденцией в психологии.

        Да, пьянка срывает маску с человека. Но сама необходимость эту маску надевать определяется законом конкуренции, согласно которому «человек человеку — враг».

        Социализм не создаёт необходимости маску надевать. Потому, в этом случае «разговор по душам» не требует пузыря.

        1. «Свинское» поведение пьяного человека в большинстве случаев — я считаю — это его искажённый алкоголем протест против своих объетивных возможностей.

        2. (с)Нет, сводить пьянство к культурному уровню — некорректно. Скорее, пьянство связано с психологическим состоянием человека.

          А культурный уровень — лишь по касательной затрагивает психологическое состояние, ибо сам является одной из потребностей человека.

          Чушь полная. Пьянка яппи и пьянка фанатов Манчестера разные по культурному уровню мероприятия. Тут имеется ввиду, «бычит» сабж по пьяни или нет (то есть как он себя ведёт).

          1. А какова потребность фанатов Манчестера? В победе любимой команды!

            Если команда проиграла — набьют морду любому (так они по-пьяни «протестуют» против неудовлетворённой потребности). Ибо их психологическое состояние в упадке.

            Если команда победила — их настроение на подъёме. Они по-пьяни целуются и обнимаются.

            А каковы потребности яппи? Часто ли они бывают неудовлетворёнными? Каково их настроение к моменту начала кутежа? Есть ли им смысл буянить, выражая так свой протест?

            А культурный уровень — это разве не потребность. У кого эта потребность полнее удовлетворена? У яппи или у фанатов Манчестера?

          2. Кроме того, вы забываете о главном (и я, если признаться честно, тоже на время забыл), что футбол, как и пьянка, наркота, видеоигры, порнография и Дом-2 — используются буржуазией как инструмент для отвлечения пролетариата от классовой борьбы.

            Яппи и большинство футбольных фанатов относятся к разным классам. Следовательно, им доступны РАЗНУЕ уровни буржуазной культуры. Но те же фанаты Манчестера едины в своём болении за команду, а в процессе производства они объединяются с фанатами других команд.

            Буржуазия раздумает среди фанатов межкомандное «противоречие», затушёвывая главное — классовое!

            И тут мы видим, что, пусть даже трудящимся фанатам и недоступен высокий уровень буржуазной культуры, основанный на индивидуализме (буржуазия, как и интеллигенция, индивудуалистична по своей классовой природе, и культуру она индивидуализирует), но зато в потенциал трудящихся фанатов Марчестера (как и трудящихся фанатов других команд) заложен более высокий тип культуры, основанный на коллективизме — пролетарская культура.

            1. Для чего люди систематически пьют, уходят в религию, виртуальные миры видеоигр, жуют жвачку реалити-шоу типа Дома-2 и т.п. Малаховых? Да для того, чтобы УЙТИ от насущных проблем, отстраниться!
              Хреново на работе? Деньги не платят, унижают? Везде долги, не знаешь на что жить? Как ребенка в школу собрать? Как мать вылечить? Как на отдых семью отправить? ЧТО ЖДЕТ в будущем? Не уволят ли? Где тогда искать деньги?
              Удовлетворительных ответов для себя люди не находят (потому что при капитализме, при частной собственности на средства производства, где им отведена роль быдла — тяглового скота, для них и их детей НЕТ иного будущего!). И что остается? Остается спрятаться от проблем — отстраниться от мира, от своей жизни — в алкоголе (забить на все), в видеоиграх, в доме-2. Или свести счеты с жизнью.

              Трудящимся нужно показать истинную причину всех их бед, показать, что они не одни, показать, что для улучшения их жизни, для разрешения всех их проблем, есть выход — ЕДИНСТВЕННЫЙ выход — это социализм!

              >футбол, как и пьянка, наркота, видеоигры, порнография и Дом-2 — используются буржуазией как инструмент для отвлечения пролетариата от классовой борьбы.

              Вот именно! Буржуазия понимает, что революция начинается в головах. Все существование буржуазии держится на том, что а) от трудящихся «прячут» социализм, подменяют его грязной ложью и б) подсовывают обезболивающее на любой вкус (водка, игры, разврат, «мыльцо» во ТВ, попы и молитвы) — чтоб «быдло» продолжало тянуть свою лямку (задрали за день? Принял предложенное «обезболивающее», отпустило, лег спать. И так день за днем).

              1. Вообще-то, когда людям хреново, — им свойставенно бороться. Вот буржуазия и борется, когда поджимает. Борется с рабочими, борется с конкурентами…..

                Рабочие тоже борются, но ведь они не со стеной борются, а с буржуазией. Цель идеологической борьбы буржуазии против рабочих — убедить их в том, что «ничего изменить нельзя». Поэтому покупай «Русскую» или «Путинку» — и будьмо! Не можешь ничего изменить — ну тогда за меня, за тебя и за здравие!

  3. О некоторых взглядах на сегодняшние (26.03.2017 г.) события в РФ — источник: http://el-murid.livejournal.com/3182027.html
    «Касательно сегодняшних событий.
    Первое. Стоит признать, что единственной оппозицией сегодня является Навальный и люди, пошедшие за ним. Никто другой вывести в десятках городов людей не в состоянии. Я не беру митинги власти за 200-300 рублей и автобусную доставку бюджетников, речь идет о тех, кто выходит сам.
    Второе. Сетевые технологии — серьезная альтернатива любым иным оргмероприятиям. Тот, кто владеет ими, у того есть ресурс. Это факт неоспоримый. Ресурс доступен любому, но только тому, кто хочет его использовать. И недоступен всем остальным, кто лишь жалуется на их отсутствие.
    Третье. Власть привычно реагирует в режиме «не пущать». Это работает, но у такого подхода есть очевидный изъян — в крупных городах она теряет массовую поддержку. Это было ясно после думских выборов, когда две столицы просто проигнорировали выборы, теперь процесс уходит в провинцию. Я хорошо помню события 89-91 года. Тогда ключевым фактором стал отход народа от поддержки власти — даже молчаливый отход для нее опасен — образуется вакуум, который она заполнить уже не в состоянии.
    Четвертое. Лозунг «Против воровства и коррупции» работает — но в первую очередь на молодежь. Уже средний возраст и старше на этот лозунг покупается слабо — 25 лет тотального воровства не прошли даром, для взрослых людей власть воров, бандитов и мафиози из подворотен стала привычной и не вызывает активного отторжения, только усталость. Но эти люди откликнутся на лозунг социальной справедливости для всех. Его пока не провозглашает никто — за исключением дежурных кричалок КПРФ и СР, но, откровенно говоря, не с их сытыми лицами толкать в массы лозунги. Эта поляна не занята сегодня никем, и потенциал ее огромен и, пожалуй, даже больше, чем то, что имеет сегодня Навальный. Повторюсь — не лозунги нацистов про Русь великую, а простые и понятные слова про «счастье для всех, даром». Запрос на них, на эти слова.
    И пятое. Власть к людям не вышла вообще. Классическая пирамида — власть-полиция-народ. Полиция заслонила грудью власть. Сегодня власть прячется не за спинами женщин и детей, а за спинами полиции. Привычная поза. Такая позиция лишь усугубляет кризис доверия, а он вкупе с бесконечной ложью из всех начальственных уст, включая и первые, постепенно ликвидирует остатки прежнего общественного договора с властью — мы разрешаем вам воровать, вы обеспечиваете нам безопасность и приемлемый уровень жизни. Власть договор не выполняет, но объясняться с людьми не хочет. По факту это означает, что народ будет отказываться от своих обязательств. И это объективная реальность».
    Наверное, рациональное (не противоречащее оценке событий с позиций МЛ) зерно отсюда надо взять и использовать в своей работе.

    1. Противоречий с МЛ здесь очень много. Автор ошибается практически во всех своих выводах. К вечеру постараемся дать статью по вчерашней акции Навального, посмотрите.

    2. Из недостатков:
      1.Как бы без классовая точка зрения, вместо буржуа или пролетариата просто народ.
      На этом всё уже можно выбросить и больше не читать эту статью.
      «-Со лжецом иди до лжи» И.В.Сталин.

  4. е. Лозунг «Против воровства и коррупции» работает — но в первую очередь на молодежь. Уже средний возраст и старше на этот лозунг покупается слабо — 25 лет тотального воровства не прошли даром, для взрослых людей власть воров, бандитов и мафиози из подворотен стала привычной и не вызывает активного отторжения, только усталость

    Чушь. Молодёжь как раз оболванена полностью. Постарше народ понимает, что Навальный, что Путин одно поле ягода.

      1. Ещё в начале этого года казалось, что в ПМР тотальная антисоветчина (после работы в двух разных коллетивах). На щас на больничном я перешёл на прохожих. Не всё так плохо. Многие воспринимают лоунги «диктатура пролетариата» и «Общенародная собственность» совершенно правильно!

      2. А многие те, что недовольны социализмом (росшие при Перестройке) — недовольны социализмом потому, что требуют от него таких благ, которые только при коммунизме возможны.

    1. «…Протест резко помолодел, а лозунги перестали иметь какую-то идеологическую направленность. Это просто протест — против лжи, бесперспективности, основанный на обычном отвращении к нынешней воровской вертикали — вплоть до физиологического уровня. Прежние методики стравливания между собой идеологически разнонаправленных протестантов здесь точно работать не будут — вчерашние протестанты в этом смысле неинициированы, им безразлична идеологическая подоплека…
      … эта же ситуация ставит в ступор не только власть, но и оппозицию — как системную, так и маргинальную. У нее нет точек соприкосновения со вчерашней аудиторией протеста…
      …Пока обнаружилось то, что у этих людей и у старших общей является только территория совместного проживания. Но у молодых есть одно явное преимущество — они будут жить на этой территории дальше. И непохоже, что их устраивает именно тот строй, который им предложен как единственный и непоколебимый…» — источник: http://el-murid.livejournal.com/3184022.html
      Если не работать с молодёжью, то ради чего вообще существует этот сайт?

        1. Того, что «старики» и имеют и образование лучше и опыт жизни при социализме, а так же приемственность, единства «стариков» и молодёжи?

  5. «Иррационализм — типичный и характерный признак идеологии гибну­щего класса. Гибнущий класс не верит в силу разума, так как разум от­крывает лишь неизбежность его гибели.»
    Вот объяснение того, что искать логику и разумное содержание в действиях нынешней российской власти — бессмысленное занятие.

    1. «Гибнущий класс» не только не верит в силу разума, но он и знает силу разума. Поэтому он и старается всеми своими силами направить его на поиски того, что продлит его, «гибнущего класса», как можно дольшее существование.

  6. У меня в рюкзаке лежат две книги — сборники Сталинских работ 1947-го года. Чем примечательны книги — так это тем, что они находятся в отличном состоянии, как будто их 70 лет никто не читал.

    1. Очень хороший комментарий, который хочу подтвердить своим опытом — год два назад купил в поселке нашего края 55 томов Ленина (5-еизд.) у пожилых людей, книги стояли на полках в шкафу в комнате. Приехал, начал просматривать, в некоторых томах неразрезанные страницы и явно тома нечитанные НИ РАЗУ!!! Вот потому и профукали социализм!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.