То пятимся, то отступаем

страусМесяц назад на двух донецких предприятиях, «Донгорводоканале» и трамвайно-троллейбусном управлении, снизили зарплату рабочим. В городском ТТУ администрация пошла сложным путём, установив водителям «хронометрическую сетку», согласно которой им оплачивается только «чистое» время движения на маршруте, а все необходимые технологические стоянки, например, для текущего обслуживания трамвая и троллейбуса, аварийные остановки или стоянки при оформлении путевых листов на конечных диспетчерских пунктах из оплачиваемого времени вычеркнуты. Это значит, что при повременной системе оплаты водительского труда у рабочих украдено примерно 15% дневного заработка. Если учесть, что капиталист-хозяин ТТУ, стремясь получить прибавочную стоимость, оплачивает своим работникам много меньше половины рабочего времени (из 9-10 часов фактической длительности рабочей смены водителя оплачивается 3-4 часа), то с введением хронометрированной «сетки» необходимое время рабочих урезается ещё примерно на 1 час.  Как будто водитель на этот час бросил маршрут и ушёл пить пиво.

В «Водоканале» дела ещё веселее. Недавно туда был назначен новый начальник, до этого руководивший таким же предприятием в Макеевке. Войдя в курс дел на новом месте, этот ретивый начальник обнаружил, что должностные оклады, существующие в донецком «водоканале», выше, чем аналогичные оклады в «Водоканале» макеевском, на 20-25%. Возмущению нового шефа не было предела. Он сослался на традиционное для днровской власти «тяжёлое военное положение» и потребовал немедленно восстановить справедливость в оплате труда.

Неужели он бросился к Захарченко с требованием поднять зарплату макеевским рабочим? Нет, он распорядился «привести должностные оклады (рабочих и мелких служащих «Донецкгорводоканала») в соответствие со средними по отрасли», иными словами, срезать их на те же 20 – 25%.

Что делают в ответ сами рабочие? Примерно одно и то же на обоих предприятиях: ворчат в курилках, пишут заявления на расчёт, выходят из профсоюза или отказываются платить членские взносы. Ещё кое-кто собирается в знак протеста голодать. Такое вот «бешенство бессильных».

Много ли толку от таких «страшных» мер? Сознательные рабочие понимают, что толку никакого, и говорят своим товарищам о том, что нужно побороться с администрацией и хозяевами за свою полную и законную зарплату, за нормальные условия труда, а не тихо дезертировать. Нельзя заранее сдаваться, не пропробовав на вкус справедливой борьбы.  Кто так поступает? Кто таких уважать станет?

Во-вторых, куда собрались уходить рабочие? Никуда, в пустоту, в безработицу, так как вряд ли кто сможет пристроиться на такое место, где будут больше платить и меньше издеваться. Таких мест для рабочих нет, так как один капиталист ничем не лучше другого, и на всяком другом производстве рабочего человека также грабят, угнетают и унижают, как и в ТТУ или в «Водоканале».  В лучшем случае удастся поменять  шило на мыло.

С какого боку ни верти, а всё выходит, что совершается большая глупость. Сегодня рабочие уйдут со своего предприятия, может быть, даже без денежного расчёта, а буквально завтра на их места возьмут тех, кто согласен работать и за урезанную зарплату. А это удар по зарплате всех остальных работающих, и одновременно никакого удара по капиталистам. Если товарищи всё одно надумали уходить, то почему бы не попытаться хотя бы на прощание крепко дать буржуям по башке? А там наверняка появятся и другие настроения, боевые, которые не позволят бежать с поля боя, не приняв сражения.

Сейчас всякому недовольному рабочему хозяева смело говорят: не нравится – уходи. Они не боятся, что после этих слов предприятие будет парализовано стачкой — ведь сами рабочие как бы освобождают капиталиста от всяких неприятностей и хлопот, связанных с забастовкой, и при этом показывают своим товарищам, что борьба с хозяином невозможна, потому, мол, лучше просто уйти. От пассивного ухода недовольных капиталисту и администрации никакого ущерба не будет, одна выгода. Работа не прерывается, на уступки коллективу идти не надо. При этом с предприятия сами собой удаляются «потенциально беспокойные элементы», которым не надо выплачивать долги по зарплате и расчёт, так как уволенные фактически никаких шансов получить эти деньги уже не имеют.

Но ведь совсем другое дело может выйти, если объявить забастовку и остановить тем самым движение всего электротранспорта в городе. Или перекрыть воду на все административные здания. Это будет чувствительный удар по буржуазии и по местной власти, так как транспорт на какое-то время перестанет приносить им прибыль, будет отчасти сорвана работа органов власти, а в городе возникнет социальное напряжение, которое так или иначе будет давить на власть и играть против неё. Рабочие города и области наконец-то увидят реальную, живую стычку с капиталом и фашистами, в которой замершие вагоны, закрытые туалеты в конторах, нервозность (и бессилие, пусть и кратковременное) властей, – всё это хорошо агитирует у убеждает.

Ещё хуже пахнет выход «в знак протеста» из свого профсоюза. Те же глупейшие детские обиды, тот же поиск лёгких и простых путей, та же трусость. (В Перестройку вот так же трусливо бежали советские коммунисты из компартии, отдавая тем самым партию и всемте с ней всю страну на растерзание буожуазной контрреволюции. — прим. РП) А не лучше ли заставить свой профсоюз вспомнить о том, зачем он вообще нужен? Он нужен рабочим для защиты их экономических интересов. Если в профсоюзе состоит большинство рабочих, то это большинство имеет полное право переизбрать всё негодное руководство союза и взять под свой контроль профсоюзную кассу, которая очень пригодится на время забастовки. Какой смысл пассивно уходить из такого союза, если: а) новый профсоюз создавать никто из уходящих не планирует и б) есть реальная возможность уже сейчас выбрать в руководство наиболее толковых и сознательных рабочих и развертуть — опираясь на уже готовую организационную структуру — всю возможную в данных условиях борьбу с администрацией?

Словом, все «простые» меры, которые сегодня хотят принимать рабочие ТТУ и «Водоканала», – сродни самоубийству, т.е. это  не борьба за свои права и интересы, а уход от всякой борьбы, эгоизм и трусость, если не сказать резче и сильне.

Уходящим и обиженным стоит задать себе вопрос: а кто вместо них будет налаживать их собственную жизнь?  За чьими спинами эти товарищи собрались отсиживаться? Пусть они знают, что отсиживаться они собрались не только за спинами своих товарищей, тех, кто решил не отступать и бороться, но, в последнем счёте, за спинами собственных  жён и детей, фактически отказывая им в своей защите и помощи, в праве иметь свободное и счастливое будущее.

А. Шумаев, рабочий        

То пятимся, то отступаем: 11 комментариев

  1. Правильное заключение статьи товарища А. Шумаева. Самое омерзительное в поведении этих трусов-приспособленцев проявится в том, что они могут выступить в роли штрейкбрехеров, уходя на другое предприятие.

  2. Ситуация — после очередной пустой беседы с троллем в соцсетях зашел на сайт поискать статью, где хотел написать о том, что пора уже меньше говорить, и больше делать — и на тебе: ШИКАРНЕЙШАЯ ПУБЛИКАЦИЯ!!!

    Товарищ Шумаев дело говорит. Да и этот сайт все больше нравится именно потому, что, возможно, среди его посетителей будут люди с реальными делами за плечами.
    Надо помимо вопросов почаще его рекламировать, чтобы сайт обрел популярность и сторонников.

  3. Наше маленькое очередное «ООО», находящееся на территории бывшего радиозавода, недавно обанкротилось. С нового года ходили слухи, что скоро мы вылетим с работы, но наши рабочие, все надеялись, что как-нибудь что-нибудь наладится. Ну как всегда, лучше надеяться, чем бороться-так -то легче. Судя по разговорам, рабочие были согласны даже если приедет какой-нибудь папуас руководить этим предприятием. Можно какого-нибудь аборигена… Да-да, именно так, я серьёзно говорю.. Лишь бы, чтобы была работа, а то все по уши в долгах. Поэтому готовы пресмыкаться хоть перед кем. И вот, когда все надежды рухнули, объявили о банкротстве, руководство предложило нам 2 выхода- по соглашению обеих сторон и выплата компенсации за 3 месяца и сокращение по закону. У каждого из нас был выбор, мы могли выбрать любой путь. Так вот у нас рабочие люди все перегрызлись между собой, подсчитывая, как ВЫГОДНО уйти с предприятия. Через сокращение или по соглашению. Их больше ничего не волновало, они о выгоде думали-все столы были оплеваны в спорах да раздорах. Ходили по зданию, как стукнутые по голове, и встречаясь , задавали один и тот же вопрос:» Ну что ты надумала-по сокращению или по соглашению?» Всё, это было главнее для них. Когда я и еще одна женщина стали потихоньку поговаривать о борьбе за свои рабочие места, просто так заговорили, посмотреть на реакцию коллектива и реакция, была та, которую мы и ожидали. Большинство отнеслось к нам скептически, насмешливо, с ухмылкой наблюдая за нами-что мы дальше будем делать. Другие окрысились, боясь, что из-за нас не получат никаких компенсаций. В общем, не поддержали нас. Я потом от этой женщины, старой работницы, узнала, что точно так же был просран, извините, и радиозавод. Никто не поднимался ни на какую борьбу. Теперь и это небольшое предприятие, тоже никому не нужно. Только бы ВЫГОДНО уйти оттуда. Официально заявлено, что это банкротство, а меж тем, ходили и ходят до сих пор слухи, что это не такое уж и банкротство. Просто данное предприятие переезжает в другой регион страны, что там для хозяев выгодные условия. Ведь когда нас отправляли в отпуск на две трети- им приходилось, согласно договору, оплачивать нам. А там, куда они сейчас украдкой от нас переезжают-не надо практически ничего платить. Кроме мизерной оплаты труда. Там хозяева больше разбогатеют, вот и отвязались от нас. Наш рабочий коллектив прекрасно об этом знает, но ничего их не смущает кроме того, как бы побольше денег урвать.

    1. Вот на такое поведение рабочих и делают ставку буржуи. Что рабочие будут думать о ближайшей выгоде, а чуть дальше заглянуть побоятся. Что рабочие станут делать потом, когда самого предприятия не будет, и они, быстро проев выплаты по сокращению\соглашению останутся без работы и средств существования? Потом, когда до них дойдет, что они натворили по своей собственной глупости, бороться ведь будет поздно. Хоть бы другие рабочие учились на примере этих отсталых рабочих, и делали для себя правильные выводы.

      1. Сразу вопрос. А как быть, если трудовой коллектив точно знает, что у предприятия где они работают, полно долгов и хозяева его готовы отдать в банкротство? Какая здесь должна быть тактика борьбы?

        1. Это слишком абстрактная информация. Тактику борьбы на конкретном предприятии можно выработать только зная детали.

    2. «…руководство предложило нам 2 выхода- по соглашению обеих сторон и выплата компенсации за 3 месяца и сокращение по закону».
      Уважаемая Светлана, предложив вам такой выбор, ваши хозяева хотят вас всех просто «кинуть», как обычные мошенники, отделавшись от вас незначительной подачкой
      При «сокращении по закону» вы получите в день (!) вашего увольнения (!) зарплату за отработанные и неоплаченные работодателем дни, компенсацию за неиспользованный вами отпуск, а также компенсацию в размере одной среднемесячной зарплаты и все необходимые документы для постановки на учет в центре занятости населения (ЦЗН). В день увольнения!!! Затем, став на учет в ЦЗН в течение 12 дней (!!!) после увольнения, и не устроившись на новую работу, вы получите вторую и третью денежную компенсацию в размере одной среднемесячной зарплаты. И все это за счет (!!!) работодателя. И все это в случае вашего увольнения «по закону».
      В случае вашего увольнения «по соглашению обеих сторон» вы ничего не получите! Ваш работодатель-хозяин всегда найдет способ не выполнить это соглашение. И ни один (!!!) суд не заставит его выполнять это соглашение.
      Ваши хозяева просто «прикарманят» положенную вам компенсацию.
      Для того чтобы защищать себя, научиться этому, надо изучать буржуазные законы, регулирующие взаимоотношения между рабочими и хозяевами, и научиться использовать их в своих (в интересах рабочих) целях. Хотя бы прочитайте Трудовой кодекс РФ в части увольнения работников.
      Ваша лень (а другого слова просто нет в случае к вашей ситуации), ваше нежелание учиться борьбе с капиталистами всегда «работает» против вас и на руку хозяевам. И не надо отговариваться тем, что вам некогда учиться, что вы заняты полностью лишь поисками способа выживания, ведь вы сами создаете себе такие условия, что ищете эти способы, сами себя загоняете в безвыходную ситуацию.

      1. Спасибо за совет, но нам уже стали все выплачивать. В частности, я получила свои деньжонки. Хозяева, скрепя сердце, стали выполнять свои обязательства. Наверное, надеются, что в другой области на новом месте все окупится сполна… Те, которые по сокращению, остались на рабочем месте и разбирают цеха. Загружают оборудование и пытаются отследить, куда хозяева поедут-хотят туда же, куда и те. Прыгают вокруг приближенных к хозяевам, в глазки заглядывают, в доверие втираются, всем подряд суют номера своих сотовых телефонов…Но, спешу успокоить, что не все так делают, но есть такие…Ладно, посмотрим что дальше будет… Должны же люди, в конце-то концов опомниться! Я как могу провожу беседы на политические темы, многие, в обще-то согласны, что сейчас стало жить хуже. Соглашаются, кивают, но вроде как все-таки на что-то надеются… Трусят, наверное…

        1. Светлана, Вы, главное, не опускайте руки. Сегодня не получится — получится завтра. О таких людях потом говорят и в случае возникновения схожей ситуации Вас послушают и обратятся за советом тоже к Вам.
          Тем более, кризис в РФ нарастает снежной лавиной. Если Вы обратите внимание, то в прессе банально уже врут по поводу краж.

  4. «Важнейшее значение для коммунистического строительства имеет вопрос об условиях превращения возможности в действительность. Конкретные исторические условия определяют, будет та или иная возможность реализована или же нет.» Из журнала «Вопросы философии», № 4, 1954 г., стр. 142-153.
    Вся беда в том, что большинство рабочих в глубине сознания хотят жить, как буржуи: не работать и получать блага.

    1. Интересно, что вас подтолкнуло к такому выводу?
      Подавляющее большинство рабочих, трудящихся хотят за свою работу иметь зарплату, позволяющую им содержать свою семью, воспитывать детей, поддерживать престарелых родителей, иметь время и средства для личного духовного развития. И хотят, чтобы их работа была полезной для общества и чтобы они эту полезность осязали реально.
      Рабочие прекрасно понимают необходимость труда каждого из них для удовлетворения потребностей друг друга, взаимосвязанность их труда. И также прекрасно понимают, что этому мешает капиталистическое отчуждение их труда от результатов их труда. А вот на то, чтобы это отчуждение устранить, чтобы полезность их труда для общества была реальной, осязаемой, чтобы за свой труд они получали достойную зарплаты, рабочие пока ещё не готовы. И наша задача помочь рабочим подняться на борьбу против этого отчуждения, против капитализма.
      ПС. Исторические условия не фатальный рок, а то, что создается самим человеческим обществом в процессе его развития. Общество развивается по своим законам развития, но эти законы, после их изучения и использования в целях развития общества, перестают быть «прокрустовым ложем», и начинаю служить обществу.

Добавить комментарий для J Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code