Об антисоветской пропаганде 90-91-х гг.

фитильНа днях у меня появилось желание посмотреть выпуски сатирического тележурнала «Фитиль», выпускавшегося в СССР, и поначалу, хоть и не так рьяно, но обличавшего все-таки недостатки советского общества (киножурнал начал выходить в эфир в 60-х годах), больше уходя в сферу бытовую, безобидных шуток «вообще». Но в нём всё же можно было найти достаточно острые эпизоды, например, сюжеты «Алиби» (1974)[1], «Условный рефлекс»[2] (1982), «Чужак»[3] (1984).

Однако, по мере приближения к 90-м годам, такого рода критические сюжеты всё больше приобретали индивидуалистические черты: вместо того, чтобы бороться с пороками общества, выпуски тележурнала призывали приспосабливаться к ним.

Например, сюжет «Будь готов!»[4] (1988) рассказывает о двух мальчиках, один из которых, поменьше, командует и всячески унижает другого мальчика, который побольше. Их принимается разнимать увидевший эту картину мужчина и грозится отвести маленького мальчика в милицию. Но большой просит его не водить, так как выясняется, что таким образом он готовится к армии, так как его брат сказал, что там с ним ещё не так будут обращаться.

Хотя эстетически, в культурном, производственном отношении это всё ещё советские фильмы, но по содержанию они уже далеко от них ушли.

Но своего апогея киножурнал достигает в 90-91 годах. От слабого обличения пороков советского общества, он дошёл до прямой апологетики капитализма. Да-да! В прямом смысле слова. На глаза мне попались три эпизода, все – 1990 -1991 годов. О чём же в них рассказывается?

Первый. Называется он «Намудрили» (1991).

В очень эффектной и профессиональной форме говорится о том, почему в СССР нет иностранных товаров. Почему в профессиональной форме? Потому, что главной цели – оклеветать Советский Союз – они добиваются, не прямо говоря в лоб, а как бы ненароком сравнивания, сталкивая СССР с «западом», то есть с капиталистическими странами, а, во-вторых, для этого используются художественные приёмы, призванные воздействовать на чувства.

Например.

Ученик, стоящий у доски и говорящий с невидимым диктором, решает задачу про некий груз, который идёт из пункта «А» в пункт «Б». Ребёнок спрашивает у диктора:

– А какой это груз?

Диктор отвечает:

– Ну, скажем, с телевизорами, магнитофонами, пылесосами. (И эти предметы взяты совершенно не случайно!)

– Ухты, а откуда всё это пункте «А»? Что это, заграница? – отвечает мальчик. (Второй вопрос подобран так же крайне не случайно – он показывает, что избыток товаров может быть только «за границей» – в капиталистических странах)

– Пусть будет заграница, – отвечает как бы невзначай дикторский голос, давая понять, что «заграница» взята в качестве примера совершенно «случайно», но это неправда, так как эта «случайность» была запланирована ещё при создании фильма.

Оказывается, что советские граждане не получают этих желанных товаров по той причине, что советское правительство выставляет очень большие пошлины на их ввоз, хотя, как утверждает показанный в фильме экономист, при отсутствии товаров на внутреннем рынке, пошлины должны, наоборот, снижаться, чтобы заполнить внутренний рынок.

Тут же критикуется чиновник, у которого «проблем с дефицитом нет».

Но вся соль в том, что настоящий выход из ситуации должен быть не в том, чтобы покупать заграничные товары, а в том, чтобы, если нет своих подобных продуктов, то развивать свою промышленность, если же в ней есть недостатки, то исправлять их! Пропагандистский же фильм, прямо в стиле сегодняшних дней, предлагает только один «выход» – увеличить поставку товаров из капиталистических стран, чтобы советский человек мог пользоваться «благами» «демократического» общества.

Это крайне невыгодно не только социалистической стране, но и любой капиталистической, и крайне выгодно капиталистическим монополиям, которые продают эти товары. Этим они убивают двух зайцев: во-первых, они делают экономически, а, значит, и политически, зависимой страну, в которую эти товары ввозятся, а, во-вторых, получают для себя новые рынки сбыта.

К тому же для социалистической страны такое «широкое сотрудничество» равносильно смертному приговору — страна превращается в проходной двор, из которого иностранные капиталисты будут вытаскивать все народное благосостояние.

В конце фильма диктор задаёт школьнику, казалось бы, простой, но совсем не безобидный вопрос: «Когда же придёт к нам поезд из Амстердама?».

«Этот поезд никогда не придёт, а, если и придёт, то всё равно нам джинсы не достанутся», – отвечает мальчик, и камера, до этого показывавшая его по пояс, спускается ниже и показывает ноги школьника без штанов.

Вот так! В СССР ходить в не чем, граждане, и джинсы – это единственная форма одежды для ног! Если бы не капиталистические страны, то неизвестно бы, что было с людьми в СССР за 70 лет.

И, как бы подтверждая мои слова, диктор заключает:

«Ты прав. Наверху опять сделали так, чтобы все мы остались без штанов».

Жалко, что я не видел, как в 91 году население Советского Союза ходило без штанов! (Этого никто не видел, только буржуазная пропаганда. — прим. РП)

Второй фильм – «Беспокойное хозяйство» (1990).

Рассказывает о сходке каких-то людей, которые по паролям проходят на явку через специально поставленного человека. Оказывается, что это какие-то люди, облечённые властью, и приходят они сюда за «спецпайком», который состоит из всевозможных продуктов.

Вообще, сцена напоминает эпизод из художественного фильма «Юность Максима», где Максим встречает рабочих, приходящих в лес на сходку.

Здесь так же один, замаскировавшись под гармониста, встречает своих «коллег».

Да, сцена критикует справедливо переродившихся членов правительства, но не это её главная цель. Её главная цель – это оклеветать это правительство, оклеветать партию, сказать, что советское правительство, партия коммунистов, партия большевиков – сами по себе преступные группы и что других членов в её рядах быть не может.

Ведь это не обычные члены правительства, так как в сюжете упоминается, что они вместе на пленуме(!) сидели, а на пленуме присутствуют только члены руководящих партийных органов.

И, как бы, чтобы совсем облить грязью Коммунизм и компартию, Георгий Бурков, исполняющий роль гармониста, говорит, что они сейчас все подпольщики и запевает песню:

«Вихри враждебные веют над нами,
Тёмные силы нас злобно гнетут,
В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас ещё судьбы безвестные ждут».

То есть великую революционную песню «Варшавянка» авторы фильма (надо полагать, действующие под чью-то указку) приписали врагам Коммунизма, врагам революции, сделали её их гимном: тёмные силы, враги – это теперь народные массы. То, что раньше пели прогрессивные люди, революционеры, боровшиеся за народное счастье, теперь вложили в уста злодеев и, соответственно, и песня теперь носит другой оттенок, а вместе с песней оплевывается и перевирается всё революционное дело. Это всё неспроста.

Ещё краше и неприкрытей антикоммунистическая, антисоветская и прокапиталистическая пропаганда видна в сюжете «Техника безопасности» (1991). Здесь уже авторы фильма не стесняются прямо говорить, что Социализм – это плохо, а капитализм – это хорошо.

Дело происходит на железной дороге. Двое ремонтных рабочих сидят в траве недалеко от путей и попивают спиртное. Вдруг они увидели какого-то человека, который идёт по путям и крутит что-то. Они подумали, что это вредитель, что он откручивает гайки. Так вот почему поезда тут сходили с рельсов! – заключают оба. Они зовут человека к себе и спрашивают, зачем он отвинчивает рельсы. Он отвечает, что он не отвинчивает, а завинчивает, так как путь у них опасный, а ему внизу участок земли дали и он на ней картошку сажает. (Типа не хочет, чтобы на него как-нибудь поезд свалился!)

Услышав о картошке, рабочие смекнули, что перед ними не вредитель, а обычный человек, и предложили ему присоединиться к ним и выпить. Он сказал, что пить бросил (обратите на это внимание!!!), что ему ещё до переезда «пилить», то есть «завинчивать гайки», и пошёл.

Далее идёт разговор ремонтников о том, что частник (прям так и сказано!) ради своей картошки корячиться будет столько, сколько надо – до Америки ползти будет. То есть делается вывод о том, что «частник эффективнее», так как ради своей личной выгоды будет работать куда лучше, чем, например, эти двое ремонтников, у которых путь «опасный», которые пьют (!!!) в отличие от частника (!!!), который, молодец какой, бросил.

Один ремонтник говорит с довольным видом: «Это что же частная собственность с людями делает».

И дальше идут «подтверждения» этим словам. Слышится грохот и гудки. Один из ремонтников говорит: «Опять где-то поезд с рельсов сошёл».

Второй отвечает с довольным видом: «А-а-а-а… Это не у нас. За переездом. Там ещё частникам землю не давали».

Вот так. Все понятно? И теперь вы думаете, что СССР развалился сам собой?

В качестве итога мне бы хотелось показать одну из сторон этой самой «эффективности» частных собственников, которая хорошо стала видна за 26 лет капитализма в России.

И, наверное, самым лучшим будет дать слово писателям И. Ильфу и Е. Петрову, которые в своей книге «Одноэтажная Америка» описали ситуацию в Америке в 30-х годах — она свойственна не только сегодняшней России, но и любой капиталистической стране (речь в цитируемом тексте идёт о ресторанном деле):

«Блистательная организация ресторанного дела как будто подтверждает это. Идеальная чистота, доброкачественность продуктов, огромный выбор блюд, минимум времени, затрачиваемого на обед, – всё это так. Но вот беда, – вся это красиво приготовленная пища довольно безвкусна, как-то обесцвечена во вкусовом отношении. (дешёвая пища – например, марки «Красная цена» или «Каждый день» тоже безвкусная – прим. Р.Ш.).

Американцы к этому привыкли. Они едят очень быстро, не задерживаясь за столом ни одной лишней минуты. Они не едят, а заправляются едой, как мотор бензином. (Очень важная характеристика, которая показывает, что человека при капитализме лишают его человеческого вида, превращают в своего рода машину, которая только изредка «подзаправляется» «пищей», «подзаряжается» сном, чтобы снова приступить к работе – прим. Р.Ш.)

Мы долго не могли понять, почему американские блюда, такие красивые на вид, не слишком привлекают своим вкусом. Сперва мы думали, что там просто не умеют готовить. Но потом узнали, что не только в этом дело, что дело в самой организации, в самой сущности американского хозяйства. Американцы едят ослепительно белый, но совершенно безвкусный хлеб (такой же безвкусный, какой у нас продают не за 25 рублей, а за 12 – «социальный» – прим. Р.Ш.), мороженое мясо, солёное масло, консервы и недозревшие помидоры (фрукты из сетевых магазинов в рот положить невозможно – они безвкусны, хотя по внешнему виду очень даже «спелые» — прим. Р.Ш.).

Как же так получилось, что богатейшая в мире страна, страна хлебопашцев и скотоводов, золота и удивительной индустрии, страна, ресурсы которой достаточны, чтоб создать у себя рай, – не может дать народу вкусного хлеба, сливочного масла и зрелых помидоров? (Эти слова прямиком можно отнести и к России – прим. Р.Ш.).

Мы видели под Нью-Йорком пустыри, заросшие бурьяном, заглохшие куски земли. Здесь никто не сеял хлеба, не заводил скот. Мы не видели здесь ни наседок с цыплятами, ни огородов.

– Видите ли, – сказали нам, – это просто не выгодно. Здесь невозможно конкурировать с монополистами с Запада.

Где-то в Чикаго на бойнях били скот и везли его по всей стране в замороженном виде. Откуда-то из Калифорнии тащили охлаждённых кур и зелёные помидоры, которым полагалось дозревать в вагонах. И никто не смел вступить в борьбу с могущественными монополистами.

Сидя в кафетерии, мы читали речь Микояна о том, что еда в социалистической стране должна быть вкусной, что она должна доставлять людям радость, читали как поэтическое произведение.

Но в Америке дело народного питания, как и все остальные дела, построено на одном принципе – выгодно или невыгодно. Под Нью-Йорком невыгодно разводить скот и устраивать огороды. Поэтому люди едят мороженое мясо, солёное масло и недозревшие помидоры. Какому-то дельцу выгодно продавать жевательную резинку – и народ приучили к этой жвачке. Кино выгоднее, чем театр. Поэтому кино разрослось, а театр в загоне, хотя в культурном отношении американский театр гораздо значительнее, чем кино. Элевейтед (надземная железная дорога – прим. Р.Ш.) приносит доход какой-то компании. Поэтому нью-йоркцы превратились в мучеников (дело в том, что этот элевейтед очень шумит и мешает людям – прим. Р.Ш.). По Бродвею в великой тесноте с адским скрежетом ползёт трамвай только потому, что это выгодно одному человеку – хозяину старинной трамвайной компании.

Мы всё время чувствовали непреодолимое желание жаловаться и, как свойственно советским людям, вносить предложения. Хотелось писать в советский контроль, и в партийный контроль, и в ЦК, и в «Правду». Но жаловаться было некому. А «книги для предложений» в Америке не существует».

Как видно, всё упирается в частную собственность. Пока эта собственность принадлежит «эффективным» господам, эти господа будут работать только ради своего кармана и завинчивать только те гайки, которые принесут им прибыль, а то, что будет «за переездом» их не волнует.

А нормальные, прогрессивные люди сейчас чувствуют непреодолимое желание жаловаться и вносить предложения, но жаловаться стало некому, а «книги для предложений» в капиталистической России не существует.

Широков Роман

[1] https://youtu.be/Qgun8LNjE-Y

[2] https://youtu.be/xEoLYti9idk

[3] https://youtu.be/-paMSXs0uv0

[4] https://youtu.be/ttN_BXsZ_sg

Об антисоветской пропаганде 90-91-х гг.: 38 комментариев

  1. «Хотя эстетически, в культурном, производственном отношении это всё ещё советские фильмы, но по содержанию они уже далеко от них ушли.» — Но это уже во многом была правда.

    1. Правда, но не истина, а только часть истины — та часть, которая видна только буржуйскому взгляду, преломлённая призмой частного своекорыстия.

    2. В смысле? Что правда? То, что была дедовщина, например? Никто этого не отрицает.
      Я думаю, что многое из того, что показывали, было правдой.
      Но с дедовщиной никто не борется в этом эпизоде. Смешными выходят из него как раз положительные персонажи — два мальчика, а «деды» и дедовщина как раз никак не затронуты — зрителя просто ставят перед фактом, что всё это есть.

      Например, в 1962 был выпущен эпизод «В поезде». Речь там идёт о двух пассажирах поезда, которые играют в шашки… рюмками водки.
      И один из играющих уже сильно пьян, так как постоянно выигрывает. А второй так ни разу и не попробовав ни одной рюмки, предлагает в конце концов: «Может, в поддавки сыграем?».
      «Нет, нет, — отвечает пассажир, — меня встречают».

      То есть можно пить дальше.

      Вроде бы, сюжет «осуждает» пьянство и должен в неприглядном виде показывать пьющих, но мне кажется, что он в большей степени как раз делает совсем обратное: пьяницы не вызывают здесь отвращения, не вызывают насмешки, а, наоборот, становятся «душой компании», весёлыми ребятами, которые задорно шутят — из отрицательных героев они превращаются в положительных.

      А теперь возьмите упомянутый в статье эпизод «Алиби» (1974).
      Дело происходит в какой-то комнате, где заседает собрание по делу о каком-то преступлении. Следователь в присутствии собрания допрашивает подозреваемого — рабочего завода.
      Его спрашивают: что он делал вчера на территории завода.
      Подозреваемый волнуется, не знает что сказать, а потом отвечает, что «меня вообще вчера на заводе… отсутствовало».

      «Чем докажите?», — спрашивает следователь?
      Подозреваемый, несколько замешкавшись, вспоминает, что у него сохранился билет в кино — начало в 3(!) часа дня. Он показывает его.
      Собрание задумалось.
      «Алиби…», — заявил кто-то в зале.
      «Ну, конечно, алиби!», — радостно подхватил подозреваемый.
      «А до этого я в магазин ходил — туфли покупал, вот у меня и чек сохранился с точными указанием времени… я ещё домой за деньгами ездил», — добавил он.
      «На чеке написано 12:30», — заявляет следователь.

      Собрание опять задумалось.

      «А что вы делали до этого? Точнее!», — спрашивает следователь
      «Утром какое-то заседание было, вопрос о трудовой дисциплине обсуждали, но моя фамилия в списках значится, есть свидетели — вместе голосовали», — отвечает подозреваемый.

      «Значит, у вас стопроцентное алиби», — заявляет следователь.
      «Конечно, — отвечает подозреваемый, —
      у меня каждый день так».

      «Извините, нас, — говорит следователь, — благодарим вас, до свидания».

      Подозреваемый направляется к двери, открывает её и видит свою коллегу, которая стоит в очереди на допрос. Он закрывает дверь, возвращается и говорит:
      «Товарищи! Если вы всех наших подозреваете — напрасно! На ложный след напали… Наш коллектив за весь рабочий день на месте не застать — у них у всех алиби. Вот так».

      Я считаю, что это замечательный пример осмеяния прогульщиков в социалистическом обществе. Человек, как на духу выложил всё про свои прогулы и прогулы своих коллег, считая при этом, что сделал великое дело тем, что не был на заводе.
      Здесь именно персонажи вызывают насмешку, презрение. Никто таким же смешным, как на экране, быть не захочет.
      А вот в эпизоде с поездом — ещё как захочет, так как тут смешны не персонажи, а их «остроумные» ответы, а персонажи как раз «на коне». Кто ж не захочет так же остроумно пошутить?

  2. Этот принцип мелочной подлянки хорошо отметил когда-то Райкин: выпил 100 гр. — говори, что пьяница, опоздал на работу на минуту — говори, что прогульщик. По форме правда, а по сути ложь. Но таким гнусным образом всякая сволочь расправлялась с честными людьми.

    1. Что с людьми, со всей страной эта сволочь таким способом расправилась… Троцкистские приемы.

  3. Тут можно подумать, что один Бурков снимался в Фителе.
    «Но в нём всё же можно было найти достаточно острые эпизоды»
    На самом деле эпизодов довольно много острых, вот с тем же Бурковым, например, 1968 год «Знакомый рубль» https://www.youtube.com/watch?v=kuwrzMnOVaE
    Без Буркова тоже много
    «Валютные операции» (1981) https://www.youtube.com/watch?v=tcoJpnbXxK0
    «Сон в руку» (1963) https://www.youtube.com/watch?v=nwcst6sWKA8
    Вот как раз про американское умение продавать https://www.youtube.com/watch?v=ESc47_WJ1i4
    Более чем острое Ключи 1962
    https://www.youtube.com/watch?v=0eUXItV3nmQ
    «В одном сапоге» (1962)
    https://www.youtube.com/watch?v=FIf_w6RNaek
    «Дорогое время» (1963)
    https://www.youtube.com/watch?v=UGHFvLar2
    «Прочь с дороги» (1963)
    https://www.youtube.com/watch?v=_UKNLR-ki34
    Фитиль «120%»
    https://www.youtube.com/watch?v=dw0Z9yu9lWc
    «Карты не врут» (1964), прекрасный ролик про годалок
    https://www.youtube.com/watch?v=6WLE9jUdllw

    1. При чём здесь Бурков? Просто в данном конкретном случае играет Бурков и на его примере видно до чего может опуститься беспринципная интеллигенция. Я лично не ставил цели как-то заострить на этом внимание.

      Чтобы говорить, конечно, об общей тенденции журнала, нужно посмотреть достаточно много выпусков. Но из тех, что я смотрел,
      большая часть мне не понравилась. Причины я называл в статье и в комментарии.
      Те же эпизоды, которые всё-таки как-то «критикуют», по моему мнению, критикуют слабо, они просто ставят перед фактом, что такой-то порок есть (например, из приведённых вами — «Дорогое время» (1963)), но, повторюсь, никак не делают этих людей смешными, неприглядными — такими, в положении которых никто не хочет оказаться из-за боязни быть осмеянным.
      Конечно, критиковать легче, чем делать и, может быть, хорошо, что хотя бы такое есть.

      К вопросу о фальсификациях, о которых говорил тов. Святов в комментарии выше.

      Из приведённых вами — эпизод «120%». Рассказывает о том, что на заводе по производству замков произведено продукции на 120%. На стройке тоже установка замков в двери выполнена на 120%.
      Но все эти замки жители обывательского вида, получившие квартиры, меняют зачем-то на новые. А старые выбрасывают в мусоропровод (женщина в полосатой майке и с сигаретой в зубах(!) — своеобразная характеристика персонажа — делает это с особым отвращением, как будто она выбрасывает тухлую рыбу).
      Их, в свою очередь, собирают пионеры и сдают в металлолом, выполнив сдачу на 120%. Вроде бы, видна кажущаяся правильной и прогрессивность такой критики.
      В конце голос диктора говорит:

      «Замки меняют все. А почему?
      Видать, такой замок не нужен никому.
      Не лучше ли, чтоб каждый смог
      Поставить сразу свой замок?
      ».

      Вот, действительно — Почему? Чем не устраивают персонажей фильма произведённые замки?
      В фильме, во-первых, производство замков показано таким образом, что создаётся впечатление, что все замки одинаковые. Но разве это соответствует реальности? Разве в Советском Союзе кто-то мог открыть чью-то дверь своим ключом, как, например, это делает персонаж фильма «Ирония судьбы или с лёгким паром»[1]? Могут быть, конечно, исключения, но не в массовом ведь масштабе. Но даже не об этом речь.
      Персонажи фильма зачем-то снимают замки и ставят на их место новые. Но где они приобрели эти новые? Вопрос! Не на том же ли заводе, где были произведены те, что они выбрасывают? А где они могли приобрести их иначе?

      Конечно, сравнивать наше время и то — это не совсем правильно, но мне это напоминает современных обывателей, которых я видел и которые, въезжая в купленную квартиру (даже в новостройку!) непременно переклеивают обои и делают ремонт, даже, если обои новые и ремонт не требуется — ЗАЧЕМ?!! Я этого не понимаю.
      Это, наверное, из оперы «Если кошке делать нечего, то она шерсть лижет». Если у человека, кроме материальных стимулов ничего нет (например, умственных, нравственных стимулов), то он стремится эту материальность довести до абсурда.
      Например, если для человека важнее умственное, нравственное развитие, то ему не особенно важно какие у него будут обои и будет ли у него на полу линолеум или паркет. Он будет большую часть времени уделять именно развитию и улучшению общества, а не материальной стороне своего жилища. Как Маяковский писал:

      «Мне
      и рубля
      не накопили строчки,
      краснодеревщики
      не слали мебель на́ дом.
      И кроме
      свежевымытой сорочки,
      скажу по совести,
      мне ничего не надо».

      А тут такое чувство, что персонажей фильма ничего не интересует, кроме «обустройства» своего гнёздышка, то есть обыкновенные мещанские желания, описанные опять же Маяковским:

      «Дом у меня должен быть полной чашей…
      Вообще, я человек с большими запросами…
      Я зеркальным шкафом интересуюсь». (пьеса «Клоп», слова Присыпкина)

      P.S. У меня есть взрослая достаточно знакомая, которая затеяла ремонт в квартире. Зачем? Просто потому, что «давно не было ремонта». Вот и всё. И у неё, я думаю, такие же «предпосылки» — она не знает больше, чем себя занять, так как духовной жизни, если можно так выразиться, у неё нет, поэтому она углубляется целиком в сферу материальную, пытается обустроить свой быт.

      К слову сказать, сейчас квартиры, насколько я знаю, продают вообще пустые — буквально, тем самым удовлетворяя желание обывателей поклеить такие обои, какие им хочется, поставить такой унитаз, который придётся им по вкусу. И за всё за это надо дополнительно платить.

      Что касается рассматриваемого эпизода, то не является ли эта «сатира» — сатирой против коллективизма в хорошем смысле этого слова, за капиталистический индивидуализм? А?

      [1] В этом фильме, кстати тоже критикуется СССР, что там строили недорого, быстро, но «однотипно». И эту «однотипность» раздувают до гигантских размеров, которых и не было в реальности.
      Вообще фильм много в чём клевещет на СССР, ведёт пропаганду буржуазных ценностей. Я не первый говорю, что там показан образ учительницы, которая курит, которая, мало того, так ещё и изменяет своему будущему супругу; образ врача, который напивается вдрызг.
      Примечателен так же достаточной яркий эпизод, где Мягков захлёбывается от смеха над шуткой Нади, которая говорит, что судя по зарплате их профессии не самые нужные. Вот как через кинематограф интеллигенция заявляет о том, что она «избранная», что её «не ценят».

      1. Небольшое добавление про клевету на «одинаковые замки» — она всё-таки явно присутствует. Вот конкретный кадр: на столе лежит куча ключей и подходящим людям по талонам дают из этой кучи, не смотря на то, в какую квартиру они въезжают.

      2. Все правильно, тов. Роман. Это УЖЕ была обработка сознания советкого населения в НУЖНОМ мировой буржузии ключе, чтобы потом легче можно было реставрировать капитализм. Что, как мы знаем, и произошло.
        Вообще советские фильмы, если смотреть их в динамике — по годам — отлично показывают, как менялись социальные ориентиры, и смена их была целенаправленной. Это была именно что ПОЛИТИКА, как и сейчас.

      3. При Сталине проблему с замками так бы не решали, если продукция для граждан была действительна не нужна, то был бы соответствующий спрос с того, кто такую продукцию произвел…. Как раз оппортунистам и было выгодно рапортовать о 120%, произведя за частую непонятно что, тем самым сея определенное недовольство, перестройщики затем этот момент ловко использовали, играя на чувствах советских граждан.
        «Персонажи фильма зачем-то снимают замки и ставят на их место новые. Но где они приобрели эти новые? Вопрос! Не на том же ли заводе, где были произведены те, что они выбрасывают? А где они могли приобрести их иначе?»
        А какая разница, где они их приобрели, вопрос в том, что была произведена масса ненужных вещей, которая принесла советской экономики урон. То есть завод зачем-то произвел два замка, один который пошел на помойку, по-вашему это не вредительство?

        Возьмите пример строительства метро в Москве, можно было бы сделать все гораздо проще и дешевле, безлико как в большинстве стран кап. мира….Тем не менее, задача была сделать метро произведением искусства. Вопрос, что лучше сделать дешевле и больше, или дороже и качественнее? При Сталине был явный выбор в целом дороже и качественнее, поэтому та же сталинская архитектура не вызывает улыбок и насмешок у буржуев. При этом, нужно понимать, что сталинское дороже не позволило тысячам советских семей перейти из бараков в новое жилье….
        По поводу Иронии Судьбы, то фильм антисоветский, ну и снял его ярый антисоветчик…. А так если пройтись по советскому кино, то там пруд пруди антисоветизма.

        1. Вы о выпуске «ненужных» вещей по фильму судите или по фактам, имевшим место?
          Я не исключаю, что имели место такие ситуации, когда кто-то стремился «перевыполнить план», произведя гору ненужной продукции, но в фильме это чрезмерно преувеличивают, а это уже клевета.
          Это во-первых.
          А, во-вторых. Что значит «какая разница, где они их приобрели, вопрос в том, что была произведена масса ненужных вещей, которая принесла советской экономики урон«?.

          Если жители выбрасывают (в фильме!) те же самые замки, которые они потом покупают на этом же заводе, то, получается, что замки-то однаковые: что выброшенные, что купленные. Тогда где этот самый «урон»?

          1. «Если жители выбрасывают (в фильме!) те же самые замки, которые они потом покупают на этом же заводе»
            Естественно, что сам выпуск Фитиль подразумевал соркастический характер, из-за чего было раздутье проблемы, в данном случье это нормальный прием.
            И жители выбрасывали некачественные замки, которые производил тот завод, и покупали качественные замки, которые также производил тот завод, вот в чем загзвоздка, один и тот же завод, мог производить как ненужный ширпотреб, за который получал премию, так и качественный продукт. И поэтому, я считаю, что ролик хоть и невольно, но направлен против того устройства экономики, который был устроен при оппортунистах. При Сталине решилась бы проблема просто, граждане бы за свой счет изначально бы купили необходимый замок, простой по более дешевой цене, либо качественный по более дорогой, и тогда выкидывать ничего не пришлось, я вообще считаю, что ничего не было бы плохого, если с советских граждан взымали какую-то сумму за обделку квартиру, пусть и 1000 рублей с самой простой обделкой, и пусть эту 1000 можно было бы оформить в кредит, во всяком случае, ничего антисоциалистического в этом бы не было, любой гражданин СССР 1000 рублей мог спокойно погасить за несколько лет.

            1. Любой гражданин СССР своим трудом уже эту тысячу «заплатил» и поэтому отдавать ещё одну тысячу (а тем более в кредит(!!!) на «нескольких» лет — вы думаете о чём вы говорите?!!!) — это на манер капиталистического общества, где с человека дерут по несколько раз.

            2. В конце концов, даже, если взять ваше предположение о том, что завод выпускал плохие замки — для строек, и хорошие — для продажи (хотя я не понимаю как это возможно), то как предлагается решить эту проблему в фильме?

              Не предлагается наладить производство, чтобы такого не было — Нет! Наоборот, предлагается оставить это производство в покое, как «неблагополучное», а замки покупать самостоятельно.
              То есть, пускай себе делают брак, а вы купите лучше «на стороне», где, якобы, такого брака нет.

              1. Мне кажется, что вот в этом моменте как раз виден поворот на рельсы хрущёвского хозрасчёта, когда каждое предприятие рассматривается не как государственное, которое нужно развивать и которому нужно помогать, а больше, как частное, которое само должно себя обслуживать, а, если не справляется с этим, то пусть пропадает.

            3. Извините за многословность, но:

              «При Сталине решилась бы проблема просто, граждане бы за свой счет изначально бы купили необходимый замок, простой по более дешевой цене, либо качественный по более дорогой, и тогда выкидывать ничего не пришлось»

              Мне кажется, что вы переносите реалии капиталистического общества, где если хочешь качественное, то плати больше, а, если хочешь дешёвое, то бери некачественное — на общество социалистическое.

              Разве в СССР было деление товаров, как сейчас, на «качественные» (по дорогой цене) и «некачественые» (дешевле)? Мне кажется, что не было.
              Как была сметана, так она и везде сметана, а не 20 марок одного и того же продукта разного качества.

              1. «Разве в СССР было деление товаров, как сейчас, на «качественные» (по дорогой цене) и «некачественые» (дешевле)? Мне кажется, что не было.»
                Запорожец — Москвич.
                Водка — коньяк.
                Промышленные товары отличались в цене, также поэтому были популярен индивидуальный пошив одежды в ателье и мастерских.

                «Любой гражданин СССР своим трудом уже эту тысячу «заплатил» и поэтому отдавать ещё одну тысячу (а тем более в кредит(!!!) на «нескольких» лет — вы думаете о чём вы говорите?!!!) — это на манер капиталистического общества, где с человека дерут по несколько раз.»
                Манер капиталистического общества заработать деньги, тут же грамотный подход, чтобы Советское гос-во не делало одну и ту же работу 2 раза. 1000 рублей шло в бюджет всего Советского гос-ва и никого бы гос-во не обкрадовало бы. Мебелировку ведь гос-во не давало, тут люди уже сами обустраивались, не вижу проблем, если и обделка была бы за счет самих граждан, во всяком случае стимул того, чтобы труд советских граждан не выкидывался определенными новоселами вот так на помойку.

                1. Ээээ…. вы сравниваете абсолютно разные продукты. Коньяк — это коньяк, а водка — это водка. Запорожец — это Запорожец, а Москвич — это Москвич.
                  Нельзя сказать, что водку делали хуже по качеству, чем коньяк, что Запорожец делали по качеству хуже, чем Москвич. Каждый продукт в своём роде был по качеству(!!!) в высшей степени хорошим.

                  Поэтому, покупая водку, вы получали водку, а не брагу, а покупая коньяк вы получали коньяк, а не неизвестно что.
                  Покупая Запорожец, вы получали Запорожец, а покупая Москвич — Москвич. И то и другое было качественное.

                  В вашем же примере речь идёт не о «качестве», наверное, больше, а о функциональности предмета, о свойствах, которые он имеет.

                  «Манер капиталистического общества заработать деньги, тут же грамотный подход, чтобы Советское гос-во не делало одну и ту же работу 2 раза. 1000 рублей шло в бюджет всего Советского гос-ва и никого бы гос-во не обкрадовало бы. Мебелировку ведь гос-во не давало, тут люди уже сами обустраивались, не вижу проблем, если и обделка была бы за счет самих граждан, во всяком случае стимул того, чтобы труд советских граждан не выкидывался определенными новоселами вот так на помойку».

                  Если брать замки из фильма, то, чтобы не делать работу два раза, нужно просто наладить производство замков и всего то.
                  У вас, я вижу, ярое мелкобуржуазное желание самому выбрать себе замок. Какая разница какой у вас замок будет стоять? Много ли их видов то? С одним запором, с двумя запорами и всё?
                  Главное, чтобы он запирал — всё, мне кажется.

                  1000 рублей, в первую очередь, уходило бы из карманов трудящихся.
                  Хотя, с другой стороны, им казённые замки ставят совершенно бесплатно (фильм именно проводит ту мысль, которую подхватили в Перейстройку, что бесплатное, да государственное — некачественное, как это показано в фильме «Техника безопасности», где на государственных ж/д поезда сходят с рельсов).

                  К чему заниматься такими мелкими проблемами, как замки? Уже не желаете ли вы, чтобы жители так же сами выбирали себе унитазы вместо предложенного «казённого»? Не мещанство ли это?
                  Какая разница куда приложить свою пятую точку, если у вас будет стоять дома качественный казённый унитаз? Или вас это так волнует?

                  Я думаю, что для большинства нормальных сознательных людей это не имеет значения.

                  1. Была водка «Московская особая» и «Столичная», та и та качественная водка, но «Столичная» более качественная. Кто выбирал «Столичную», тот мещанин?
                    «У вас, я вижу, ярое мелкобуржуазное желание самому выбрать себе замок. Какая разница какой у вас замок будет стоять? Много ли их видов то? С одним запором, с двумя запорами и всё?»
                    У меня желание сделать так, чтобы Советская экономика не делала одну и ту же работу 2 раза. Причем тут мелкобуржуазное желание, простите, если одному нравятся обои в ромашку, а другому в горошек, это тоже мелкобуржуазное сознание? Или кому-то нравятся туфли черного цвета, а кому-то коричнего цвета, по-вашему надо раздать всем черного цвета и на этом поставить точку….
                    «Хотя, с другой стороны, им казённые замки ставят совершенно бесплатно»
                    Если эти бесплатные замки идут на помойку, то значит это вред Советской экономики, плевок всем рабочим СССР.
                    «Не мещанство ли это?»
                    Мещанство это то, когда труд рабочих СССР новоселами выкидывался на помойку. Если такое имело место быть, значит нужно хотя бы было бить рублем новоселов.

                    1. Вопрос о «качестве» водки — это довольно специфическая тема.

                      Суть спора в том, что в СССР не было такого различия, как в кап. странах, где есть дешёвые, но низкокачественные товары, а есть качественные, но дорогие.

                      Вы же взялись утверждать, что при Сталине можно было купить товар «простой по более дешевой цене, либо качественный по более дорогой», притом, как выяснилось, качественными были все товары, а различие между «качественным» и «очень качественным» (например, между вашей «Столичной» и «Московской особой»), я думаю, не особо различимо. Это, наверное, можно сказать, дело вкуса.

                      Касательно второй части, про горошек и ромашку.
                      Я считаю мелкобуржуазным желанием дотошное выбирание себе таких мелочей, как, например, замок или унитаз. С этим вполне может справиться предприятие, которое специально для этого предназначено.

                      И давайте закончим этот глупый спор. Переливаем из пустого в порожнее.

                  2. И еще по поводу качества. То почему при Сталине было такое дорогое в плане строительства жилья? По-вашему Хрущев прав, когда говорил, что советскому строительству не нужны излишества в виде монументального стиля, надо больше кв метров?
                    На самом деле вопрос даже более чем принципиальный, чем кажется на первый взгляд.

                    1. Хрущёв подменил понятия. Излишества в виде монументального стиля — это для буржуев.

                    2. Пользователю Знамя:

                      К вопросу об «изяществе».
                      Вот как раз вспомнил, что Ильф и Петров в книге об Америке описали пароход «Нормандия», вот что они о нём пишут:

                      ««Нормандию» называют шедевром французской техники и искусства. Техника «Нормандии» действительно великолепна. Нельзя не восхищаться скоростью парохода, его противопожарным устройством, смелыми и элегантными линиями его корпуса, его радиостанцией. Но в области искусства французы знали лучшие времена.
                      Безупречно выполнение живописи на стеклянных стенах, но самая живопись ничем особенным не блещет. Это же относится к барельефам, к мозаике, к скульптуре, к мебели. Очень много золота, цветной кожи, красивых металлов, шелков, дорогого дерева, великолепного стекла. Очень много богатства и очень мало настоящего искусства. В общем, это то, что французские художники, безнадежно разводя руками, называют «стиль Триумф».
                      Недавно в Париже, не Елисейских полях, открылось кафе «Триумф», пышно отделанное в будуарно-постельном роде. Жалко! Хотелось бы, чтобы в создании «Нормандии» партнерами замечательных французских инженеров были замечательные французские художники и архитекторы. Тем более жалко, что такие люди во Франции есть
                      ».

                      И, с другой стороны возьмите искусство СССР, когда замечательные вещи делали из самых обычных предметов. Например, рисунки на жилых домах делали при помощи самой обычной(!) плитки: эти изображения просты по своей форме, по линиям, но богаты, наверное, содержанием.
                      Я думаю, что в каждом городе можно найти такие. Это настоящие произведения искусства, притом, глубоко национальные, а не какие-то абстрактные или привнесённые извне.

  4. alex 25.08.2017 в 07:34
    «Что с людьми, со всей страной эта сволочь таким способом расправилась… Троцкистские приемы.»
    Не находите, что к месту привести примеры «Троцкистских приемов» из доклада А.А.Жданова на XVIII съезде ВКП(б) (приведённые в «Пролетарской газете» №4):«Враг, изменив тактику, уцепился за бдительность и спекулировална этом, стремясь под прикрытием фальшивых речей о бдительности,перебить как можно больше честных коммунистов, имея ввиду посеять взаимное недоверие и дезорганизовать наши ряды.
    Клевета на честных работников под флагом «бдительности» явля-
    ется в настоящее время наиболее распространенным способом при-
    крытия, маскировки враждебной деятельности. Неразоблаченные
    осиные гнезда врагов ищите прежде всего среди клеветников…
    В ЦК и в редакцию «Правды» поступило большое количество писем
    на эту тему.
    Приведу несколько примеров вражеской деятельности под флагом
    бдительности.
    Секретарем Иссинского райкома ВКП(б) Тамбовской области был
    некий Калякайкин. В течение короткого срока из общего числа партор-
    ганизации в 175 человек он исключил из партии 58 человек… Как только
    он исключал кого-нибудь из партии, то сейчас же ставил вопрос о при-
    влечении к партийной ответственности всех коммунистов, имевших
    какое-либо отношение к исключенному. Например,… был исключен
    из партии Назаров, который затем по требованию райкома был аре-
    стован. Пробыл он под арестом около 7 месяцев и за недоказанностью
    предъявленных ему обвинений был освобожден следственными орга-
    нами. Но за время нахождения Назарова под арестом за связь с ним
    были исключены из партии его жена и 7 коммунистов, а также были
    исключены из Комсомола 28 комсомольцев, а 10 беспартийных учите-
    лей были сняты с работы. Калякайкин был, в конце концов, разоблачен
    как враг народа, исключен из партии и арестован…
    Главные свои усилия враги направляли на то, чтобы перебить
    честные большевистские кадры. Враг народа Кудрявцев, находивший-
    ся на руководящей работе в одной из украинских партийных организа-
    ций, в своих показаниях говорил следующее: «Мы стремились исклю-
    чать возможно большее количество людей из партии. Исключали и
    тех, кого не за что было исключать. Расчет был один — увеличить
    количество озлобленных людей и тем самым увеличить число наших
    союзников».
    Разгром партийного аппарата также входил в план подрывной дея-
    тельности врагов народа. Вот что показал другой …, пробравшийся
    обманным путем в один из обкомов партии на Украине: «В течение 5-6
    дней я разогнал аппарат обкома, снял почти всех заведующих отдела-
    ми обкома, разогнал 12-15 инструкторов и заменил даже технический
    аппарат обкома.
    Все это делал под флагом борьбы с врагами и расчистки обкома
    КП(б)У от потерявших бдительность людей… Кроме того, я снял с
    работы и ряд участников нашей контрреволюционной организации,
    переведя их на меньшую работу и спасая их от провала»…
    Особенно большие размеры приняло в свое время, да и сейчас еще
    имеет место, исключение из партии по мотивам «связи» с врагами.
    На этом основании было огульно исключено из партии немалое количе-
    ство честных работников, вся вина которых заключалась в том, что
    им приходилось по условиям работы встречаться и видеться с врагаминарода… Эта ходкая формула — «связь с врагами народа» — широко
    использовалась антипартийными элементами против честных ком-
    мунистов…
    Довольно широко у нас укоренилась теория своеобразного «биоло-
    гического» подхода к людям, когда… недостаточная идеологическая
    выдержанность и социальная направленность какой-нибудь праба-
    бушки может испортить жизнь потомков на целый ряд поколений.
    Подобный подход ничего общего с марксизмом не имеет… За старое
    мстить не нужно.».

    1. Да тут, по большому счету, все к месту, ибо все это взаимосвязано — оппортунизм, мелкобуржуазная пропаганда, враги народа и т.п. Ибо КЛАССОВАЯ БОРЬБА!!!!! Она была и будет, пока существует капитализм в мире. Сталин был полностью прав, когда говорил об усилении КБ по мере приближения к комммунизму — тезис, который оплевали и отвергли потом хрущевцы и продолжатели их дела.
      Обо всем об этом мы будем говорить в материалах, посвященных конкретно «сталинским репрессиям».

      1. Оппортунизм — буржуазная политика в рабочем движении. А раз буржуазии в СССР не было, то на какую буржуазию опирались оппортунисты? Выходит, что только на иностранную. Вот почему классовое порабощение шло в ногу с национальным порабощением!

        1. Вот именно, у контрреволюции один конец — внутри страны, а другой — за рубежом. Об этом и говорил Сталин.

  5. На Ирина: 25.08.2017 в 22:40 alex 25.08.2017 в 07:34
    «Не находите, что к месту привести примеры «Троцкистских приемов» из доклада А.А.Жданова на XVIII съезде ВКП(б)»
    =====
    Только необходимо отметить, что так как «троцкистские приёмы» переиграли местами партийные приёмы в ходе классовой борьбы 37-38 Восемнадцатый съезд постановил отказаться от партийных чисток, а так же не исключать пассивных членов из своих рядов. (Хотя пассивыный член авнгарда пролетариата — как-то «не звучит».

  6. По поводу пропаганды:
    Часть 1.
    пока нам показывали как нам не хватает «красивых и разных» штанов, в это же время никто не показывал как живут «буржуи» в это время.
    Вот, например, такой: «Winter of discontent» — 1978-79 в Англии, названной так от фразы Шекспира (время перемен).
    Перебои со светом, с продуктами, город покрылся тоннами мусора, крысы, покойников не хоронят, а складируют на фабриках (в частности в Ливерпуле). Правительство рассматривает выбрасывать труппы в море как способ захоронения. Вызван этот хаос крахом (очередным) кредитных организаций. Люди не могли получить кредит на захоронение родственников, субсидии покрывающие часть затрат, выплачивались с задержкой.
    Надо сказать, что тяжелое забастовочное положение длилось все десятилетие 70x.
    Гуглите и смотрите картинки: winter of discontent dead bodies.

  7. Часть 2
    Пока нам внушали, что В СССР ходить в не чем, и джинсы – это единственная форма одежды для ног! В Англии были проблемы посерьёзнее: это электричество и тепло.
    Половина Жилого фонда (для нищего пролетариата и съемного жилья) снабжены счетчиками с предоплатой. Есть деньги на карте — есть свет, нет — сиди в темноте, без возможности приготовить еду, так как печки в основном электрические. Тариф на электроэнергию для таких карточек значительно увеличен, как ненадежным малоимущими, по сравнению с более успешной частью, кто платит стандартно. И люди часто сидят без света. Это как раз та система, на которую решили прямо сейчас переводить российское население, естественно называя это совсем другими именами и «по просьбам трудящихся». Долой всеобщую электрификацию.
    Для людей с более элитной системой без карточек — помимо киловаттом включена абонентская плата (довольно значительная) — англичане объясняют — эта плата за привелегию иметь электричество.
    Это и не удивительно, что они считают это разумным: газеты кишат пропагандой как остальная часть планеты живёт без электричества как в «средневековье». У населения возникает такое ощущение, что «Мы живем в самой развитой стране на свете, а остальные страны нам завидуют».

    Проблема с отоплением — слишком дорого. Центральное отопление существует лишь в редких домах. Из за дороговизны люди отопление не включают, газеты рекомендуют во избежание проблем топить хотя бы до рекомендованных 18С.
    То есть, элементарные услуги по комфортному существованию — это непозволительная роскошь.

    1. Насчёт ситуации с отоплением в России. В большинстве случаев котельные стоят ещё с времён СССР, самые новые из которых — 1991 года.
      И менять их совсем не собираются и, я думаю, не потому, что это не по средствам, а потому, что средства эти тратить на обновление совсем не хочется.
      Котельные эти полуавтоматические, то есть они следят за горением и извещают, если огонь потух или вообще перекрывают газовый клапан, если прекратилась подача электричества.
      Но они жгут газ постоянно и редко набирают критическую температуру — наверное, это происходит из-за плохой теплоизоляции, так как они построены из кирпича и в них много отверстий, через которые уходит тепло. И это в отличие от новых автоматических котельных, которые экономно сжигают газ и периодически отключаются, достигнув нужную температуру.

      Но, автоматические котельные при капитализме выбрасывают на улицу людей — операторов котельных. Поэтому от этих людей слышишь естественное нежелание автоматизации народного хозяйства, несмотря на то, что эксплуатация его подобным образом кощунственна, так как тратит ограниченные природные ресурсы.

  8. У меня возник вопрос при чтении книги Рыбакова «Дети Арбата»: это что, антисоветская книга? Прочитал 30 страниц и возникло отвращение к тексту. Помогите понять, что это было со мной или, что с книгой?

    1. Да, антисоветская. Редкостное дерьмо. Перестроечного времени. Выбросьте в помойку.

      1. Написано по белоэмигрантским сказочкам, насколько знаю. Дерьмо получается не первого сорта. :D

  9. Рад, что эмоции меня не обманули! Приятно найти поддержку на сайте!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.