Англия. Что Октябрьская революция сделала для нас?

раб соц и капИз статьи на сайте Коммунистической партии Великобритании (марксистсколенинской), ПредседательХарпал Брар[1].

Что Октябрьская революция сделала для нас?

2. Жилье

100 лет назад Великая Октябрьская Социалистическая Революция начала разрушать всю ложь и мифы про то, как общество может быть организовано и кто может пользоваться благами того богатства, которое оно создает. Она открыла возможность, которая может  существовать только, когда противоречия между частным присвоением и общественным производством устранены, когда создав общество, которое организовано так, что люди и их нужды – это главное, а не прибыль кучки за счет масс. Жилье – важный пример этого, и об этом наша статья.

Жилье жизненная необходимость

До капитализма человечество постоянно страдало от нехватки основных средств  существования. Отчасти это происходило потому, что примитивные технологии не давали людям производить их в достаточном количестве.

Современные научные методы производства способны произвести все в избытке. Современная наука и передовая технология, массовое производство и машины могут произвести гораздо больше, чем люди могут потребить, но из-за капитализма, из-за частной собственности, рабочие остаются голодными, без достойного жилья, одежды и многого другого необходимого.

Жилье – наша тема сегодня. Ужасный пожар в Гренфелл Тауэр в Лондоне – яркий пример важности того, как предоставляют жилье и кому это выгодно.

В Гренфелл экономили на косметическом ремонте, который должен был «улучшить» вид района в интересах богатых, а не в интересах жителей башни. И эта экономия привела к потере жизни для многих из тех, кто жил в этом доме, к тяжелым лишениям других жильцов, которым повезло не погибнуть в пожаре. «Улучшение» было произведено не для пользы жильцов дома, для улучшения внешнего вида — для выгоды соседних частных домовладельцев, для повышения их денежного дохода. Прибавьте к этому экономию для повышения прибыли корпораций, участвующих в «обновлении» — и получается, что рабочие и их жизни не стоят ничего, а повышение стоимости земли и экономия с целью увеличения прибыли – это самое главное.

Гренфелл – особенно яркий пример, но подумаем также о массах бездомных, которых вы видите, проходя по любому английскому городу. В нашей богатой стране свыше 250 000 бездомных, из которых, предположительно, не менее 4000 живут на улицах, а остальные кочуют по дешевым гостиницам и другим временным пристанищам, без стабильности и обычно в плохих условиях.

Эти цифры включают значительное число детей, так как  количество семей во временном жилье продолжает расти на 10% в год, до приблизительно 75 740 в конце 2016 (цифры предоставлены благотворительным организациями).

Затем обратите внимание, что в Англии более 200 000 домов и квартир стоят пустыми больше, чем по полгода. Их общая оценочная стоимость — 43 миллиарда фунтов, не считая также вторичных домов и прочего жилья, ожидающих своих жильцов. Правительство оценивает общее число «лишних» домов и квартир в стране более, чем в миллион – то есть на 1 000 000 больше домов и квартир, чем семей в Англии.

Как же в таких условиях, когда в Англии имеется явный избыток жилья, может в стране существовать бездомность и перенаселенность? Как может иметь место проблема расселения пострадавших от пожара в Гренфелл? Однако, все это существует. Существует потому, что при капитализме жилье — не право, это товар. Это что-то, что продают тем, кто может себе это позволить, а не то, что дают тем, кто в этом нуждается.

Муниципальное жилье, которое начали строить в 1919 году и которое стали предоставлять самым нуждающимся, было некоторым продвижением к смягчению худших последствий рынка. И именно здесь — в сфере жилья — ярко видно влияние Октябрьской Революции на жизнь английских рабочих.

Жилищные условия в Англии перед Первой мировой войной

Плохое жилье было нормой для большинства рабочих в первой половине 20 века, и пока население крупных городов росло до высокой плотности, перенаселенность в домах трудящихся были обычным явлением для большинства английских городов. В бедных районах многие семьи ютились в антисанитарных условиях, в грязных и темных домишках, часто лишенных самых основных удобств и даже солнечного света.

Большая часть домов, построенных до 1919 года, была делом частных строителей. Хотя муниципалитеты могли строить дома, большая их часть не желала этого делать. В Лондоне, Ливерпуле и Глазго  некоторое количество муниципального жилья предоставлялось трудовому народу – прежде всего тем, кого нужно было переселить в результате перепланировки улиц городов.

Во время первой мировой войны строительство жилья практически прекратилось, что еще больше усилило нехватку жилья для трудящихся, что привело к повышению квартплаты даже для самых убогих жилищ.

Известный историк того времени пишет:

«Худшие дома были сырыми нездоровыми трущобами. Типичная лондонская трущоба была двухэтажным домом с четырьмя спальнями и уборной в пристройке. Стены были дырявыми, крыша протекала, штукатурка обвалилась, потолки провисали. Испорченный туалет был во дворе, как и единственный водопроводный кран…

Города на Севере имели еще худшие проблемы. В Лидсе были десятки домов «спинакспине»построенные по 70-80 на 4000 квадратных метров, сырые, разрушающиеся, с плохой вентиляцией, темные, с одним туалетом во дворе на каждые 3-4 дома. В Бирмингеме было 40 000 таких домов.

В Ливерпуле были, возможно, худшие трущобы в Англии, там люди жили   в подвалах и внутренних дворах, строительство которых было запрещено еще в 1854 году. В Ливерпуле 20000 человек жили  больше чем по 3 человека в комнате. В Глазго трущобы были еще хуже, чем в самой Англии, 200 000 человек жили  больше чем по 3 человека в комнате».  (Noreen Branson and Margot Heinemann, Britain in the 1930s, Panther, 1973, p203)

В это время в СССР.

В Советском Союзе подобное безумие не собирались терпеть, хотя там пришлось начинать с куда более худших условий, чем в Англии. Октябрьская Революция национализировала большие дома и пустующие помещения, разделив их между жителями. Квартплата была меньше 4% доходов рабочих. А упор делался на пристойный уровень жизни для всех как важнейшая цель Советского государства.

Советский Союз стремительно атаковал жестокий жилищный кризис, унаследованный им от царизма, — проблема, которая была усугублена разрушениями гражданской войны, интервенции и позднее Великой Отечественной войны против фашизма. Советское правительство поставило жилье для населения во главу угла всей своей политики по всей территории СССР, для чего осуществлялись специальные инвестиции и планирование.

Второй декрет, изданный новым Советским правительством на следующий день после революции, отменил частную собственность на землю. В городах с населением свыше 10 000 жителей, государство отменило частную собственность на жилые дома стоимостью выше определенной суммы, установленной местными властями. Это значит, что до конца 1917 года большие жилые дома были национализированы, и сотни тысяч рабочих были переселены из трущоб в эти дома.

Сделав это, правительство также перераспределило существующего жилье, конфисковав и реквизировав дома, принадлежавшие дворянам и буржуазии. Спустя всего несколько дней после революции наркомат внутренних дел выпустил приказ, дающий право конфисковать  пустующие здания, годные под жилье, и использовать их для расселения людей, живущих в перенаселенных или антисанитарных условиях. Он также дал права рабочим организовать жилищные инспекции, советы жильцов и суды для решения вопросов жилищного найма.

Программа VIII съезда партии в марте 1919 года провозгласила:

«Советская власть, для решения жилищной проблемы, полностью экспроприировала все жилье, принадлежащее капиталистам, и передала его городским советам, она организовала массовое переселение с окраин в дома буржуазии, она отдала лучшие из этих домов рабочим организациям».

Коммунистическая партия затем заявила, что необходимо во всех отношениях

«стремиться к улучшению жилищного положения трудящихся масс, покончить с перенаселенностью и антисанитарными условиями в старых зданиях, разрушить непригодные к проживанию здания, отремонтировать старые здания и построить новые дома, отзываясь на новые условия жизни трудящихся, и рационально переселить трудящихся».

Жилье было перераспределено согласно нуждам людей, основываясь на определение минимальных требований и максимальных прав на жилплощадь на 1 душу. Наркомздрав в 1919 году установил, что нормой является: минимальная площадь 8.25 квадратных метров на человека реальной жилой площади и 30 кубометров воздуха на каждого взрослого и 20 – на детей до 14 лет.

Сравнение средней площади на каждого рабочего до 1917 года и в начале 1938 года показывает резкую перемену в положении советских трудящихся в жилищном вопросе. В Ленинграде, например,  средняя жилая площадь на человека удвоилась, в Москве выросла на 94%, в городах Донбасса – на 176%, а на Урале – на 195% (по переписи 1939 года).

Вообразите себе, что наше английское правительство сейчас издаст указ, реквизирующий 1 миллион пустующих в стране домов, и поселит туда бездомных с наших улиц, тысячи живущих в  так называемых «пансионах» и  живущих в перенаселенном съемном жилье по всей Англии.

Англия должна была чтото сделать

Одна эта воображаемая картина пугала до смерти власти Англии в 1919 году. В результате возникло давление на местные власти — требования строить дома для наиболее нуждающихся. Это также вынудило тогдашнего премьер-министра Ллойд Джорджа пообещать солдатам, вернувшимся с войны, «дома, подходящие для героев».

Часто английские историки заявляют, что Первая мировая война стала той движущей силой, благодаря которой муниципалитеты стали предоставлять жилье солдатам, возвращающимся с войны.

Пережив ужасные условия на фронте, солдаты, возвращавшиеся домой и попадавшие в плохие жилищные условия, еще худшие, чем до войны, были явно недовольны. Это недовольство было опасно — солдаты ведь не боялись военных действий, они были к ним привычны. Добавьте сюда яркий пример Советского государства, на которое ориентировались английские рабочие. Общее недовольство рабочих и бывших солдат имело явный потенциал перейти во что-то революционное.

Этот потенциал был вполне осознан английскими властями. Один из секретарей местного органа власти открыто признал тогда:

«деньги, которые мы собираемся  истратить на жилье это страхование против большевизма и революции»

Через «Закон о планировании в городах и сельской местности» 1919 года, обычно называемый Законом Аддисона, правительство ввело государственные субсидии (то есть «страхование против большевизма и революции») на муниципальное жилье для строительства 500 000 домов. Однако за 3 года было построено только 213 000 домов.

Эти дома теперь рассматривают как переломный момент в предоставлении социального жилья в Англии, как исполнение обещания Ллойд Джорджа про «дома, подходящие для героев».  Однако их было построено меньше четверти миллиона, несмотря на решимость отвлечь народ от примера СССР. Даже когда буржуазия имеет нужду что-то делать для народа, капитализм неизбежно ограничивает ее стремления законами рынка.

В 1924 году, чтобы хоть как-то решать острую проблему нехватки жилья в Англии, был принят закон Витли. Этот закон и политика правительства означали, что капиталистам пришлось-таки заняться социальным жильем или хотя бы сделать вид, что они это делают.

Закон Витли был направлен на решение жилищной проблемы в стране в течение 15 лет, он предполагал строительство жилья, которое затем должно было сдаваться за невысокую плату низкооплачиваемым категориям населения. При капитализме ограничение размера квартплаты закономерно привело к снижению  качества и размеров строящего социального жилья, и к тому же дома стали строить более тесно.

Например, в этот период новые дома с 3 спальнями (4-комнатные — прим. пер.) часто имели площадь всего 57 кв. метров, в то время, как в 1919 году — 90 кв. метров (то есть 14 кв. метров на человека и 23 кв. метра на человека, соответственно).

В СССР было по-другому — там прилагали огромные усилия для улучшения жилищных условий рабочих и крестьян. Жилую площадь увеличили с 2-3 кв. метров на человека в 1913 году до примерно 16 кв. метров в 1923 г., строя трехкомнатные квартиры свыше 60 кв. метров.

Пример СССР

В СССР не было домовладельцев трущоб, все жилье было социальным, квартплата была низкой. Самый низкооплачиваемый рабочий платил не более 2-3 рублей в месяц – около 2% его дохода. Более того, бедные могли платить меньше за ту же площадь, чем те, у кого был более высокий доход.

Национализировав и перераспределив большое количество существующего жилья, Советское государство начало широкую программу жилищного строительства. За 5 лет 1923-27 гг. было построено свыше 12 500 000 кв. метров жилья, а в 1927-31 гг. –  еще 28 850 000 кв. метров. И мы должны подчеркнуть, что строительство велось не только в существующих городах, но и в селах и новых городах и поселках.

В первую и во вторую пятилетку крупный прогресс в жилищном строительстве был достигнут также в бывших экономически отсталых национальных республиках. Например, в Казахстане площадь государственного жилья выросла в 5,5 раз в 1926-1940, в Грузии – в три раза, в Киргизии – в 6,5 раз. В столице Киргизии количество государственного жилья выросло в 110 раз, а в Алма-Ате – в 160 раз.

Каждый год, каждый месяц темпы строительства по стране росли, и так постепенно разрешалась острейшая жилищная проблема.

Советское государство не только поставило строительство жилья для народа приоритетом своей политики, оно также поощряло и поддерживало проектирование и дизайн новых домов, кварталов и улиц. В отличие от Англии, национализированная земля исключила деньги (прибыль — прим. РП) из процесса строительства.

При капитализме землевладелец желает, чтобы каждый метр «работал», то есть он хочет получить как можно больше жилой площади на продажу или на съем. Результат закономерен – маленькое жилье и высокая плотность населения без зеленых насаждений и удовлетворения других общественных потребностей, а также использование дешевых стройматериалов и одинаковых планировок жилья.

При социализме, чтобы земля «работала», нужно, чтобы она служила людям, которые на ней живут и ею пользуются, а значит строятся большие дома, лучше освещенные, лучше озелененные, с достаточными условиями для общественной и культурной жизни людей и с учетом эстетических требований ко всем зданиям.

придом терр жил домов в СССР

Типичные жилые дома в СССР

Например,  в Ленинграде, на улицах, застроенных до революции, жилые дома строились тесно, жилье занимало 60-70% площади. В 1950-х годах в СССР строили жилье с не более, чем 25-30% застроенной площади, а 40-50% территории земли под строительство использовалось для озеленения жилых кварталов, размещения на них детских площадок и мест отдыха для населения. Близлежащая земля использовалась для строительства детских садов, школ, поликлиник, библиотек и магазинов. (Источник — Yuri Yaralov, Housing in the USSR, Soviet News, London, 1954)

Результат был потрясающим. Пространство и число деревьев создали прецедент, которому Англия никогда не следовала, если не считать богатых кварталов, где стоимость незастроенной земли оплачивается высокими ценами на жилье.

Советский Союз также проложил новый путь в принципах развития в строительстве, которые помогали ему сократить время строительства через стандартизацию и использование готовых конструкций. К такому решению вела его необходимость построить миллионы квадратных метров жилья в сравнительно короткий срок, чтобы удовлетворить потребности советских трудящихся.

Стандартизация позволила Советской власти улучшить технологию строительства и подготовку специалистов-рабочих. Однако, даже с таким подходом к строительству не были забыты дизайн и архитектурное своеобразие строящихся жилых домов и общественных зданий. Использование различных отделочных материалов отражало  характер и культурные различия разных территорий СССР. Самым распространенным было использование керамической или каменной отделки, с деталями и цветом, создающими различный вид зданий по всей стране.

Крушение СССР и кризис перепроизводства

С крушением Советского Союза давление на английское правительство с целью отвлечь рабочий класс в нашей стране от стремления к революционным переменам снизилось. Необходимость поддерживать «государство всеобщего благоденствия» как подачку рабочему классу Англии для удержания его от бунта стала менее серьезной.

К этому добавился глубокий кризис перепроизводства в стране, который сейчас переживает весь империализм, когда производится гораздо больше того, чем может быть куплено на рынке, и когда растущее число безработных рабочих с трудом сводят концы с концами. Это значит, что возможности для капитала расти и накапливаться снижаются, уровень прибыли в карманах капиталистов не так велик, как во времена подъема, чтобы тратить ее на подачки  рабочему классу.

Отсюда закономерно следует разрушение «государства всеобщего благоденствия» (которое уменьшает капиталистам прибыль) — уничтожение общественных служб, которые некоторое время назад существовали ради снижения социальной напряженности и приносили кое-какую пользу трудящемуся населению страны.

Соц жилье Англия

Типичное современное социальное жилье в Англии

Мы видим, что в последние тридцать лет строительство муниципального жилья в Англии резко снизилось. В 1979 году муниципалитеты построили 21 368 новых домов. В 2006 году они построили только 277. В 2016 году число построенных «доступных жилищ» сократилось до самого низкого уровня за 24 года.

Теперь «доступное жилье» строят, в основном, частные застройщики, а местные власти строят и официально признанные общественные домовладельцы – менее 2%  и 20%, соответственно. И слово «доступное» само по себе далеко не точно отражает суть дела, так как оно может составлять до 80% рыночной цены (то есть быть далеко не таким доступным простым гражданам Англии, как об этом заявляетсяприм. РП)

Более того, недавние изменения в законодательстве, принятые правительством, относят теперь «начальные дома» в любой новой застройки к 30% части «доступного» жилья, что означает, что  с каждым годом в стране строится еще меньше общественных домов, действительно доступных для съема небогатыми гражданами Англии.

Не удивительно поэтому, что списки очередников на муниципальное жилье все удлиняются и удлиняются. Нужда трудящихся Англии в жилье только растет, она не исчезла чудом. С 1997 года число очередников выросло с 1 миллиона  до 1 600 000 семей.

Квартплата в домах частных домовладельцев очень высока, она связана с высокой ценой стоимости продаваемого жилья. Эта самая базовая человеческая потребность дает прекрасные возможности для выжимания капиталистами сверхприбылей. В среднем частная квартплата составляют 35% от дохода семьи, в муниципальном жилье – 8%, а ипотека – 18%. Ничего общего с 4% в СССР (В СССР было даже не 4%, а 1-2% — прим. РП).

Из следующей цитаты из английского экономиста становится ясно, насколько потрясающим воображение был пример СССР. И это объясняет, почему класс капиталистов не хочет, чтобы рабочий класс знал о нем — ведь это может легко вызвать революционные действия.

Достойное жилье для всех

Пол Винтертон – английский экономист и лейборист, которые прожил год в России, в 1928 году, и возвращался туда на время в 1933 и в 1937 гг., так пишет в статье в News Chronicle  после своего возвращения в 1937 г.:

«Советский Союз поднялся потрясающим образом из жалкой нищеты до уровня жизни, который в городах начинает приближаться к западному уровню, что следует признать одним из чудес истории».

Он замечает:

«электричество, вода и газ были…очень дешевы. Я встретил одного человека, который зарабатывал 225 рублей в месяц и платил только 70 копеек за электрическое освещение».

Самый низкооплачиваемый советский рабочий — совершенно неквалифицированный – получает около 125 рублей в месяц. Квартплата за 2-3 комнаты в месяц – ничтожная часть бюджета, и остального вполне достаточно для удовлетворения базовых нужд в еде и одежде.

Прежде всего, Винтертон решил сравнить семью низкооплачиваемого советского рабочего  с семьей безработного в Англии. В отношении еды и одежды их ожидания приблизительно одинаковы. Однако следует учесть некоторые оговорки, которые разрушают это сравнение.

Первым делом, жена в русской семье почти наверняка тоже работает, зарабатывая не меньше 125 рублей. Ее дети, пока маленькие, весь день в детсаду, где за ними присматривают и хорошо кормят за очень небольшую плату. Россия не позволяет детям недоедать.

Во-вторых, и муж, и жена, возможно, принадлежат к какому-то клубу, где им доступны все виды развлечения практически бесплатно. На работе они могут получать дешевое питание.

Вся семья имеет хорошие шансы провести летом неделю или больше в каком-то месте отдыха в стране  – бесплатно. Муж и жена на работе имеют полное страхование. Любое учреждение для образования, лучшее лечение бесплатно и скромная пенсия на старость – их право.

В итоге, пишет Винтертон, что он точно  предпочел бы быть советским рабочим с женой и детьми, живущим на 125 рублей в месяц со всей дополнительно помощью, возможностью и уверенностью, которые дает советское государство, чем быть безработным с такой же семьей в Англии без надежды на будущее и ни с чем, кроме пособия, в настоящем. Он бы выбрал это даже без учета жилищных условий, в которых сейчас живет такой советский рабочий.

Винтертон замечает, что он намеренно начал сравнение с низкооплачиваемым (в России нет безработных) рабочим. Но средняя зарплата советского рабочего и работников в целом – около 270 рублей в месяц. Если жена работает, эта сумма удваивается. Жизнь на таком уровне – совсем другое дело. Небольшие прихоти уже доступны. Можно накопить на хорошую одежду. Такая семья может есть, пить и еще иметь достаточно денег для удовольствий на отдыхе. ((Paul Winterton, Russia – With Open Eyes, Lawrence & Wishart, London, 1937)

***

Мы убедились, что капитализм под властью и лейбористов, и консерваторов не удовлетворяет нужды рабочего класса: богачи все богатеют, а бедные только беднеют. Пора выйти за рамки временных мер и перестать служить подставными лицами в муниципальных советах с их «инвестициями в жилье как инвестициями против большевистской революции».

Давайте последуем примеру Советского Союза и возьмем наше будущее в свои руки, чтобы мы могли построить достойное жилье и обеспечить всех рабочих тем, на что они имеют полное право.

Источник

http://cpgb-ml.org/index.php?secName=proletarian&subName=display&art=1314

Перевод И. Маленко

1 часть статьи — о здравоохранении, выйдет чуть позже.

[1] Его книга, написанная в 1991 г. «Перестройка — полный крах ревизионизма», имеется на сайте РП. Харпал Брар в ней не во всем прав. Но сам факт того, что в причинах гибели советского социализма и СССР он попытался разобраться одним из первых, заслуживает большого уважения.

Англия. Что Октябрьская революция сделала для нас?: 7 комментариев

  1. А РП, контакт с Коммунистической партии Великобритании (МЛ), и её Председателем не поддерживает?

  2. Чувствуется полетевший валун в мой огород по поводу жилищного вопроса. Отвечу на днях.

    1. Этот материал никак с Вами не связан. Не думаете ли Вы, что Харпал Брар все это писал специально для Вас?

      1. Да нет конечно. Но недавнюю перепалку в жилищном вопросе помню. В выходные отвечу там же и дам ссылки на эту тему.

        Что до Брара, он (или человек с его фамилией) как-то очень ёмко выразился по поводу БОД, когда буржуазная пропаганда пела дифирамбы по этому поводу пару лет назад.

        1. Да не было перепалки. Просто Вы так и не смогли понять того, о чем я Вам говорил — что и к вопросу жилья, в том числе в отношении его качества, тоже нужно подходить с классовых позиций. Ко всему — с классовых позиций. Только тогда станет понятно, что к чему в этом мире.

  3. Интересная статья. Еще интересней что сейчас с жильем в РФ делается.
    Сколько бездомных? Сколько людей живет в плохих условиях? Не видел внятной статистики на эту тему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.