Платформенный капитализм – новый вызов для пролетариата

платф капПо мнению буржуазных экономистов, величайшим достижением капиталистической экономики за последние 10 лет является возникновение и развитие онлайн платформ, которые соединяют работника и работодателя. Наиболее известные Uber и Airbnb, но существуют и десятки других. Платформа Upwork служит для найма веб-дизайнеров, писателей, ассистентов, агентов, консультантов, маркетологов. TaskRabbit, handy and jiffy  платформы для найма домашних работников. Amazon Mechanical Turk онлайн платформа, где нанимают людей для выполнения маленьких компьютерных заданий, называемых микро-задания и т.д. и т.п. На этих сайтах можно найти любых специалистов начиная от графических дизайнеров и заканчивая людьми, которые за деньги выгуляют вашу собаку или соберут мебель. Буржуазия встретила на ура появление таких платформ, но для рабочих это больше похоже на соломинку, за которую хватаются от безысходности, когда нормальной работы и денег нет. Буржуазия называет эти онлайн платформы, не иначе как цифровой революцией, происходящей на рынке труда. И если посмотреть на это влияние внимательнее, то становится понятно, почему она испытывает такую радость по этому поводу, — эти платформы позволяют капиталистам значительно уменьшить свои издержки за счет наемных рабочих.

На западе эти явления получили уже много разных названий: экономика обмена (sharing economy), цифровая экономика по требованию (on demand digital economy), экономика свободного заработка (the gig economy). Однако эти названия слишком прилизаны и служат для того, чтобы скрыть гнилую суть явления. Гай Стэндинг профессор экономики из Школы экономики в Лондоне называет это более просто и понятно — платформенный капитализм. Таким определением мы и будем пользоваться.

По определению Стэндинга, платформенный капитализм — это использование компьютерных приложений (сайтов, платформ) для того, чтобы  установить трудовые отношения между наемным работником и капиталистом. Наем работников через такой сайт называется трудовой транзакцией. Профессор Гай Стэндинг предсказывает, что в ближайшие 3-5 лет такой онлайн-наем рабочей силы будет, если не нормой жизни, то очень распространенным способом получения работы.

На самом деле такие приложения есть не что иное, как  классическая форма трудового маклера, рантье. Потому что всякий раз, когда вы используете приложения вроде Uber или Airbnb, «платформенный капиталист» присваивает от 25% до 80% от той суммы, которую платит клиент человеку, исполняющему заказ. Являясь, таким образом, всего лишь посредниками между заказчиком и исполнителем, платформенные капиталисты зарабатывают миллиарды долларов.

Проблема в том, что онлайн платформы, в отличие от традиционных работодателей, нанимают работников без всякой защиты и социальных гарантий.

На Западе такие вещи как: юридические услуги, доврачебное медицинское обслуживание, бухгалтерия, услуги в области архитектуры и множество других услуг уже выполняются дистанционно, когда человек из Индии или Анголы может выполнять работу для фирмы, расположенной в Канаде, США, Великобритании и т.д. Происходит миграция труда без миграции самих рабочих — носителей рабочей силы. Это приводит к падению средней заработной платы и расценок, прежде всего в более развитых странах, а также в общемировых масштабах. Например, для жителя Китая или Индии 2-3 доллара за час работы — это нормально, а вот для жителя Канады нормальная оплата труда это 10-15 долларов в час. Таким образом, зарплата стремится к оплате труда наемного работника, живущего в самой бедной и отсталой стране. Это приводит к тому, что в развитых странах работники данных сфер либо сокращаются за ненадобностью, либо их труд становится настолько низкооплачиваемым, что на него становится невозможно прожить.

Платформы можно разделить на 2 большие группы: те, в которых работу дистанционно может делать человек из любой страны мира,  и те, в которых работа выполняется физически, когда человек приходит на место работы и выполняет порученное задание, — на таких сайтах нанимают рабочих из близлежащих областей.

Дистанционно, как правило, выполняется писательская и редакторская работа, разработка программного обеспечения, разработка веб-сайтов, дизайн. Кроме этого, дистанционные платформы занимаются и такими вещами как съемка различных сцен насилия, детская и взрослая порнография и другие отвратительные вещи.

Люди, выполняющие дистанционную работу, наиболее бесправные и незащищенные. Заказчик может легко их обмануть и не выплатить денег или поставить низкую оценку за работу.

Оценка качества проделанной работы — это вообще большая проблема. Все эти баллы, рейтинги и звездочки, которые ставятся заказчиками, все это крайне необъективно и работает в интересах работодателя, а не наемного работника. Наемный работник может сделать работу хорошо, но получить низкую оценку от заказчика (если он просто не хочет платить). А имеющие низкие оценки работники удаляются с платформы и таким образом вообще теряют возможность работать.

Но главная проблема заключается в том, что на всех платформах существует правило —  интеллектуальная собственность принадлежит заказчику, даже если он не заплатил за нее. (!) Это открывает широкий простор для обмана и махинаций со стороны работодателя. Например, фирма нанимает людей разработать логотип. Десять человек присылают ей свои разработки, фирма выбирает понравившийся, но работу не оплачивает. Ведь после того, как она получила все логотипы, они уже становятся ее собственностью. И платить не обязательно! Факт оплаты зависит только от порядочности фирмы-заказчика. Захочет — заплатит, не захочет — не заплатит. А если наемный работник будет протестовать и требовать денег, поставит ему плохую оценку, и его вообще вышвырнут с платформы.

Таким образом, платформы созданы целиком и полностью в интересах капиталистов, наемные рабочие не имеют там никаких прав и никак не могут повлиять на процесс своего найма.

Платформенный капитализм опускает наемного рабочего ниже плинтуса. В буквальном смысле слова.

Вот цитата бывшего генерального директора CrowdFlower, платформы для онлайн-работы, базирующейся в Сан-Франциско:

«До возникновения интернет-платформ было невозможно найти человека, чтобы нанять его на работу на 10 минут, а после того, как он отработает эти 10 минут, заплатить ему крошечную сумму за это время, и тут же уволить его».

Но с появлением интернет-платформ капиталисты могут найти рабочего на 10 минут работы и через 10 минут, после того как работа будет сделана, уволить его. Наемный работник, выполняя такую работу, теряет больше времени, чтобы добраться до места работы и потом уехать назад домой. А капиталисту такая работа обходится почти даром. Такое неуважение к рабочему стало возможным из-за ситуации, в которой сегодня находится мировая экономика. Число безработных по всему миру в 2017году превысило 200 миллионов человек.

Uber, TaskRabbit и Upwork, обещают своим посетителям свободу, гибкость, шанс заработать немного дополнительных денег и быть самому себе хозяином. Для некоторых это обещание действительно выполнено, но для большинства других это не так.

Урсула Хьюз, профессор труда и глобализации в Хертфордширском университете Лондона, проводила исследование условий труда рабочих, нанимаемых через платформы. Это исследование показало, что продолжительность рабочего дня людей с платформ намного превышает границы, установленные трудовым законодательством, — люди работают чрезвычайно много и напряженно. Работники никогда до конца не уверены, получат ли они работу, и часто удаляются с платформ без объяснения причин. Например, таксисты,  получающие работу посредством платформ, покупают автомобиль в кредит и вынуждены ежемесячно его оплачивать, поскольку платформенные капиталисты в целях экономии нанимают таксистов и водителей со своим автомобилем. Капиталист говорит водителю, какую марку автомобиля он должен купить. Если это такси класса «люкс», то водителям приходится самим покупать очень дорогие автомобили. И когда их удаляют с платформы без всяких причин и объяснений, это становится настоящей трагедией — они не могут оплачивать кредит, будучи должниками банков. Таким образом, люди целиком и полностью зависят от воли платформенного капиталиста, и никакие законы их не защищают от его произвола.

Урсула Хьюз посетила собрание таких таксистов в Лондоне, на этом собрании таксисты сами себя называли работающие бедняки (working poor), потому что условия работы таксистов под властью платформенных капиталистов чрезвычайно тяжелые. Продолжительность рабочего дня постоянно растет, а зарплата так же стабильно снижается. По всему миру от Найроби до Лондона таксисты, работающие на Uber, протестуют против чрезвычайно тяжелых условий и низкой оплаты труда. Ограбление огромного числа таксистов позволило Uber стать мировым монополистом.

Часто платформы ставят перед «счастливчиками», получившими работу, такие условия — «вы должны находиться в определенном месте и ждать, всегда быть готовым выполнить задание в кратчайшие сроки». То есть потратить весь день, болтаясь в определенной точке города, ожидая, пока придет работодатель и даст вам грошевую работу на 10 минут. Урсула Хьюз взяла интервью у женщины выполняющей такие задания:

«У меня не было денег, чтобы сидеть и ждать работодателя в Макдональдсе. Поэтому я была вынуждена ждать его на улице, погода была холодная и дождливая. На улице в этом месте было даже негде присесть, рядом не было туалета. К тому же я не знала, какого рода работу мне предложат. Это может быть и работа, связанная с криминалом, чрезвычайно опасная».

То есть работников используют вслепую, заранее не говоря, какое задание им придется выполнять. Очень часто этим пользуется криминал, заставляя людей выполнять противоправные действия, из-за которых они потом имеют проблемы с полицией. А иногда эти задания бывают просто опасны для жизни. Например, один работник рассказал, как его в 3 часа утра нанял торговец наркотиками, чтобы перевезти товар клиенту.

Платформы существуют вне закона и никак не контролируются властями. Оно и понятно, — ведь это выгодно капиталу, это приносит ему прибыль. Получается, что гибкость, которую обещают платформы — она только для работодателя, а не для наемного работника. Работник вынужден униженно ждать целый день на холоде, когда капиталист соизволит дать ему работу.

Появляться интернет платформы начали после кризиса 2008 года — в 2010-2011 годах. Это было связано с тем, что в то время кредиты на новый бизнес банки давали крайне неохотно. А платформы не требовали практически никаких первоначальных затрат. В 2011 году, когда на платформах было больше предложений работы, чем соискателей работы, на них действительно можно было что-то заработать. Но в 2017 году ситуация стала совершенно иной — число работодателей резко сократилось, а число работников значительно возросло. Это привело к тому, что работа на платформах теперь стоит копейки и не приносит рабочим практически никакого дохода. Чтобы не протянуть ноги, они вынуждены хвататься за множество мелких заданий и, таким образом, по крохе получают сумму, на которую можно хоть как то прожить.

Первоначально, когда платформы только появились, многие восприняли их появление положительно, рассматривая их как дополнение к постоянной, традиционной работе, которое дает трудящимся некоторую свободу и возможность получить дополнительный доход. Но сегодня ситуация изменилась — традиционной работы на Западе все меньше и для многих трудящихся платформы скоро станут единственным доступным заработком. При этом оплата труда на платформах падает все ниже, из-за притока желающих получить работу. Таким образом, платформы превращаются из инструмента дополнительной подработки, дополнения к основной работе, в основную работу с чрезвычайно низкой оплатой труда. Превращаются в инструмент жестокой эксплуатации трудящихся со стороны капиталистов.

Платформы не только эксплуатируют отдельных рабочих — они несут угрозу всему пролетариату. Например, Uber уже стал мировым монополистом в области такси. Новая цель Uber — использовать беспилотные автомобили, управлять которыми будет электроника. И Uber имеет все возможности воплотить это в жизнь. В США во многих городах это уже внедряется в повседневную практику. Отказ от водителей принесет монополисту еще большую прибыль и позволит окончательно подмять рынок такси во всем мире. В то же время это лишит работы огромное число таксистов.

Цифровые платформы очень быстро превращаются в глобальные монополии. Uber сегодня — самая быстрорастущая корпорация в истории капитализма. Будучи основан  в 2009 году, сегодня Uber присутствует в 670 городах из 83 странах. Airbnb — в 190 странах. И эти монополии продолжают стремительно захватывать рынки, уничтожая своих конкурентов.

Amazon, Google и Facebook — тоже монополисты, чемпионы «цифровой экономики». Интернет и цифровые технологии создали монополий больше, чем любая другая, ранее существовавшая технология. 5 из 8 богатейших монополий США сегодня — это цифровые интернет-монополии: Amazon, Google, Facebook, Apple, Microsoft. Эти цифровые гиганты доминируют в экономике США  и в мировой экономике. Каждая из них контролирует определенный сегмент рынка в мировом масштабе и диктует цены на свою продукцию. Многие люди в США, видя угрозу, которую представляют эти цифровые гиганты, предлагают даже национализировать их, потому что их наличие делает капиталистическую экономику абсолютно неприемлемой для жизни большинства людей.

Amazon, Google, Facebook, Apple, Microsoft, Alibaba (Китай), Tencent (Китай) — не просто сформировавшиеся монополии, работающие в своей отрасли экономики. Они продолжают стремительно расширяться и захватывают все новые секторы экономики, зачастую весьма далекие от их первоначальной специализации. Например, Amazon недавно получил от правительства США лицензию на торговлю лекарствами. Поэтому в ближайшем будущем традиционные аптеки могут совсем исчезнуть в США. Эти монополии скупают и поглощают огромное количество мелких и средних фирм и компаний. Amazon массово скупает продуктовые супермаркеты, недавно купил сеть продуктовых супермаркетов Whole Foods за 13,7 млрд. долларов. Google скупает компании, разрабатывающие Consumer IoT технологии.

В первую очередь, монополии поглощают компании, работающие с цифровыми данными. Таким образом, они пытаются аккумулировать огромное количество данных. Зачем им это нужно?

Есть такое предположение, что информация — это новая нефть. Рынок информации в ближайшее время будет рынком с наивысшей нормой прибыли. В отличие от традиционных отраслей, таких, как, например, нефтяная, металлургическая и т.п. Цифровые монополии не привязаны к определенным источникам, ресурсам и странам. Им не нужна дорогостоящая материальная база для производства. Они более мобильны и имеют гораздо меньше издержек. Этим и объясняется стремительное завоевание мира цифровыми монополиями.

Ситуация сегодня не особо радужная для пролетариата. Капиталистические противоречия обострены до предела. Реальное количество безработных в Северной Америке и Европе намного больше декларируемых правительством цифр. Десятки миллионов безработных и полубезработных не включены в статистику безработицы. Много рабочих мест, на которых трудящиеся получают нищенскую зарплату, не позволяющую даже выжить. В такой ситуации усиление цифровых монополий может привести к настоящему социальному взрыву, когда на улицу будут выброшены дополнительные миллионы пролетариев, для которых не останется терять ничего, кроме собственных цепей.

Перед людьми на Западе уже со всей реальностью стоит вопрос — должны ли оставаться эти цифровые монополии и платформы частными или они должны принадлежать всему обществу?

Все понимают, что оставлять их в частных руках дальше невозможно, это закончится плохо. Работники платформ начинают объединятся и создавать профсоюзы, понимая, что кроме них самих, никто не сделает их жизнь лучше. Появилось движение платформенных кооперативов. Таксисты и водители совместно создают свою интернет платформу и совместно ей владеют. Но конкурировать с огромными глобальными монополиями они пока не в состоянии. Монополия может легко уничтожить таких конкурентов, используя свою финансовую мощь.

Источник http://www.cbc.ca/radio/ideas/platform-capitalism-digital-technology-and-the-future-of-work-1.4297369

Перевод – Алексей Живцов

Платформенный капитализм – новый вызов для пролетариата: 25 комментариев

  1. «Работники платформ начинают объединятся и создавать профсоюзы»

    В конце марта 2017 года екатеринбургские таксисты Uber пытались организоваться для проведения стачки с требованиями повышения оплаты труда и улучшения условий труда. Кто-то слил в СМИ (а возможно сами в открытую на форуме обсуждали), что самый активный таксист (по-сути, ставший лидером забастовщиков) призывал своих товарищей перекрыть на какое-то время мост, создав таким образом транспортный коллапс, чтобы привлечь внимание к проблеме.
    После этой публикации в СМИ вышла следующая заметка-интервью с лидером таксистов. Оказалось, что ему позвонил какой-то полицейский начальник, попросил выйти из дома «поговорить», он вышел, на улице его скрутили, погрузили в «бобик» и увезли в участок, где выписали штраф за «нахождение в нетрезвом виде в общественных местах» и «провели беседу», после чего от участия в забастовке он отказался.
    Сама забостовка, назначенная на 27 марта, провалилась — на линию не вышло 100-200 человек, большинство забастовку не поддержало.

    Почему таксисты проиграли этот бой?
    Потому что они выдали своим врагам информацию о своих замыслах, о дате выступления, выдали своих лидеров. Ну и не были ни организационно, ни идейно готовы к бою. Даже четко не определились с требованиями. Так войну не ведут, так к бою не готовятся, а к забастовке, к экономической форме классовой борьбы нужно подходить именно как к борьбе, как к войне с капиталом, и вести ее по всем правилам военной науки.

  2. Платформенный капитализм — это не только особенность запада. Так система Яндекс такси, полный аналог uber, уже начинает другого представителя капиталистической платформы. Недавно они попросту дейпинговали цены на услуги такси в г. Уфа, Стерлитамак, Салават и уверен в других городах. В первую очередь в выше названых городах Яндекс такси приглашал другого представителя капиталистической платформы, а именно такси лидер. Последние до прихода Яндекса ,практически монополизировали услуги такси в Башкирии. Так в связи с копеешной зарплатой в Стерлитамаке 30% автомобилистов города работают в лидире, как правило после основной работы и до ночи ,или в свои выходные.тем самый люди работать вынуждены без отдыха. Но и те кто работает в такси на «постоянной» работают не меньше, у моего знакомого рабочий день составляет от 10 до 14 часов в день. Это связанно с тем, что ему приходится платить за аренду автомобиля 800 рублей в день. И не важно были или не были заказы. Оплата топлива обязанность таксиста. 25% от каждого заказа забирает оператор, то-есть сам лидер . И самое главное, прежде чем получать заказы от лидера, нужно заключить договор по которому, не организация является работодателем, а каждый водитель нанимает «Лидера» как оператора к себе на работу. Тем самым превращая рабочего в бесправного раба, которого могут удалить с платформы в любую минуту, за любой проступок. При капитализме все верх ногами, даже капиталист начинает принимать форму наёмного рабочего.

    1. О таком явлении сообщал еще Ларин в 1927 году, см. «Частный капитал в СССР» на сайте РП.

    2. > При капитализме все верх ногами, даже капиталист начинает принимать форму наёмного рабочего.

      Думаю, нужно дать небольшой ликбез по поводу буржуазной пропаганды. Это она навязывает обществу, что капиталист — это такой творец, созидатель.
      На самом деле «капиталист» — это роль в общественно-производственных отношениях. И в одном человеке может совмещаться несколько таких ролей, например, днем он наёмный рабочий, на производстве, а вечером — самонанятый, таксует. А если получает нетрудовой доход на основании владения средствами производства, тогда он вдобавок — капиталист.

      Поэтому, правильно сказать, что раньше таксисты были в основном самонанятыми (бомбилы, и т.п.), а сейчас они все наёмные работники.

      И под давлением монополий их рабочая сила стоит всё меньше и меньше. И будет дешеветь, пока рабочие не поймут и не начнут отстаивать свои классовые интересы.

      1. Неправильное у Вас понимание «самозанятых» — Вы слишком доверились буржуазной пропаганде и фактически относите их всех скопом к классу буржуазии, а это совсем не так. РП уже в ряде статей разъяснял этот вопрос. Например, здесь https://work-way.com/blog/2015/11/24/nam-lyubye-dorogi-dorogi/ , и здесь https://work-way.com/blog/2017/04/04/zabastovka-novaya-a-bedy-starye/ Но, видимо, этих разъяснений недостаточно, придется писать отдельную статью про «самозанятых».

        1. «Но, видимо, этих разъяснений недостаточно, придется писать отдельную статью про «самозанятых».».

          Было бы хорошо. Самозанятых миллионы, по другим оценкам десятки миллионов. Многие из них думают, что они «бизнесмены», что у них «свой бизнес» и они «работают на себя».

          Недавно с таким «бизнесменом» общался. Жигуль классика, купленный в долг (знакомые одолжили без процентов). Заработков хватает только на еду. Долг за машину отдавал 1,5-2 года. Считает себя мелким предпринимателем.

          Будет статья. Дам ее знакомым самозанятым почитать. Пусть подумают.

        2. Alex, перечитайте мой текст ещё раз. Я нигде не указывал что самонанятый является капиталистом. Более того, я привёл неотъемлемый признак капиталиста — нетрудовой доход. Есть ли у самонанятого таковой?
          Поэтому Вы тут неправы.
          А статьи о роли капиталиста в производстве (или об ее полном отсутствии) писать надо обязательно. Я и сам раньше плохо понимал разницу между классами эксплуататоров и эксплуатируемых.

          1. Вы и сейчас ее не понимаете. Нетрудовой доход не является «необъемлимым признаком» капиталиста.

            1. В таком случае, Вы наверное, без труда приведите мне в пример капиталиста без нетрудового дохода.

              1. Вас опять подводит Ваша метафизическая логика. Здесь, чтобы понимать взаимосвязь явлений, требуется логика более высокого порядка — диалектическая.
                Доход любого капиталиста — нетрудовой доход, но не всякий, кто имеет нетрудовой доход, капиталист.
                Из А вытекает Б, но из Б не вытекает А!

                И еще, тов. Dr. Вам не кажется, что вместо того, чтобы всерьез учиться, Вы все больше занимаетесь здесь разговорами в комментариях, и отнюдь не всегда, полезными и интересными всем остальным читателям?
                Гораздо правильнее и полезнее для Вас было бы, если бы Вы, наконец, осознали, что пока еще Вы очень и очень мало знаете и понимаете, чтобы так часто высказывать публично свое мнение.

          2. «Более того, я привёл неотъемлемый признак капиталиста — нетрудовой доход. Есть ли у самонанятого таковой?».

            Как ни странно, может быть.
            Один знакомый самозанятый сдает комнату. Вполне не трудовой доход. Живет с родственниками большую часть денег, полученных с аренды им и отдает.

            Кстати, частое явление, когда чтоб выжить люди живут скученно, чтоб что-то сдать и свести концы с концами.

      2. Причем здесь таксист. Форму рабочего принимает капиталист, тут я имел ввиду что оператор «лидер», будучи монополистом на рынке услуг такси притворяется, а точнее сказать юридически выдает себя за пролетария, которого согласно договора, якобы нанимает таксист. Хотя в реальности всё на оборот. И не в коем случае не нужно пологать, что это простое мошенничество. Нет это результат смены диктатуры пролетариата на диктатуру капитала. Все эти договора где оператор «нанимается», хотя он нанимает сам, договора подряда вместо договора найма, платформенный капитализм по которому у работника только обязанности, а у нанимателя никакой ответственности перед рабочим. Это все говорит о том что скоро даже трудовой кодекс, как некий пережиток советской власти, будет выкинут капиталистами. Это и есть количественный рост к открытой диктатуре капитала.

        1. Вы, товарищ, что-то загнули — «Нет это результат смены диктатуры пролетариата на диктатуру капитала.» Где Вы умудрились увидеть диктатуру пролетариата при капитализме?

          1. Тут я имел ввиду диктатура пролитариата, которая была заменена диктатурой капитала в результате контрреволюции в СССР. Я мысль свою не правильно выразил, следовало бы написать : это есть результат реставрации капитализма в перестройку, вместо того что написал.

    3. Башкир это Виктор Баков, с телефона отправлял комментарий, в графе имя не заметил что имя заполнено как Башкир))

  3. Откажется от таксистов, механиков больше держать будет. Автопилот дорогое удовольствие, выйдет одна из строя и вся прибыль уйдёт на новую.

    1. У Вас какие-то дикие представления о капитализме. Автопилот не будет распространен, если он будет стоить дороже рабочей водителей.

      Но — автопилот не требует больших накладных расходов. И цена его «подписки» производителей будет уменьшаться до размера максимальной прибыли. А уж без денег эти монополисты явно сидеть не захотят.

      1. Я ещё только учусь. Задали такой вопрос. Сам с ходу ответить не смог. Вот и переадресовал. Спасибо.

  4. В один ряд с американскими «монополиями» автор статьи указал китайские. У редакции РП есть позиция по «социализму с китайской спецификой» и Китаю вообще?
    Спасибо.

    1. На сайте хорошо работает поиск, это первое. Второе — в разделе «Обсуждения» специально создана тема для вопросов редакции.

  5. Оценка качества проделанной работы — это вообще большая проблема. Для рабочего да, а буржуя тот еще инструмент диктатуры.
    Все эти баллы, рейтинги и звездочки не только наглый и лицемерный способ максимального закабаления исполнителей — рабочих, а еще и мощнейшее средство классовой борьбы против рабочих и рупор буржуйской пропаганды.

    — Рейтинги часто используются для прямого и наглого шантажа исполнителя. Переставьте, что вы дизайнер делающий шаблоны сайтов. Клиенты покупают готовый шаблон, который в большинстве случаев будет прямо или косвенно приносить им прибыль. Платформы заставляют также оказывать бесплатную техподдержку всем желающим. Недобросовестные покупатели часто выдвигают нереальные требования шантажируя дизайнера плохим отзывом и низкой оценкой. Несколько таких отзывов могут похоронить общий рейтинг многомесячного труда.
    — Сильнее всего страдают начинающие работники-исполнители. Для них каждая оценка на вес золота. В условиях рынка работник работнику волк. Плохие отзывы часто ставят конкурирующие «старички». Они могут как создавать фальшивые аккаунты, так и просто заплатить нескольким интернет троллям. Таким образом буржуи разобщают и стравливают рабочих друг с другом.
    — Наибольшей привилегией у администрации платформ пользуются самые богатые исполнители с высоким рейтингом и большим количество отзывов. Зачастую это уже не отдельные люди, а целые компании.
    — Администрация платформ никогда не реагирует на жалобы работников. Например, если работник жалуется на несправедливый отзыв с низкой оценкой и просит его удалить, то конторские холуи часто отвечают что-то в стиле: «надо лучше работать» или «клиент всегда прав».

    Таким образом вся эта «рейтинговая система» есть замаскированный и мощный инструмет в классовой борьбе против рабочих. Буржуазия делает все возможное, чтобы закрепить в сознании рабочих понятие «клиент всегда прав» из чего прямо слудует — кого деньги тот и прав.

    1. Но «клиент всегда прав» — это тоже один из буржуазных мифов. На самом деле при капитализме всегда прав тот, у кого не только деньги, но главное — за чьей спиной стоит сила государства («отряды вооруженных людей» по Марксу).

      1. Очень ценное замечание Alex!

        Таким образом, если провести аналогию, то и в этих платформах реальной властью обладает именно администрация. Выступая как «мини государство» со своими «законами». Админы имеют полную власть над аккаунтами и работника, и заказчика. Они могут менять рейтинг, удалять любые отзывы, применять цензуру и т.д..
        Разумеется карательные меры всегда действуют только против работников-исполнителей. Клиент-заказчик же напротив, имеет полную вседозволенность. Он может публично унижать и оскорблять работника как хочет, в лучшем случае получит лишь устное замечание. Однако, если работник посмеет резко ответить заказчику, то на него обрушивается вся мощь местной карательной системы.

        На фоне всех этих «прелестей» невыплата заработанного есть наименее худшее событие. Гораздо страшнее плохие оценки, именно из-за «звездочек и баллов» работник вынужден всячески унижаться и прогибаться перед заказчиком. Ведь если у него будет низкий рейтинг, то ему просто перестанут поступать заказы. А уж если на него обрушится гнев местной администрации, то они могут легко испортить жизнь рабочему, всего парой кликов мышки удалив его аккаунт.

        1. Поэтому и живут такие сервисы очень недолго.

          Например, их историю легко проследить на примере oDesk или его российского аналога — fl.ru. Обе эти площадки, в свое время бывшие флагманами в сфере удаленных услуг, в настоящее время на грани закрытия.

          Причина — точно та же, что и во время Великой Депрессии — предлагаемый доход ниже окупаемости рабочей силы. Поэтому с этих площадок люди уходят. Вот, посмотрел сейчас — ни там, ни тут работы практически нет. Даже на фейковую липу («заказы», выставляемые Администрацией для привлечения лохов) — особо не смотрят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.