Новая экономическая политика (НЭП)

НЭПНОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА (НЭП) — «особая политика пролетарского государства, рассчитанная на допущение капитализма, при наличии командных высот в руках пролетар­ского государства, рассчитанная на борьбу элементов капиталистических и социалисти­ческих, рассчитанная на возрастание роли социалистических элементов в ущерб элементам капиталистическим, рассчитанная на победу социалистических элементов над капиталисти­ческими элементами, рассчитанная на уничто­жение классов, на постройку фундамента социалистической экономики» (Сталин, Об оп­позиции, 1928, стр. 211).

Необходимость НЭПа — единственно правильной политики победивше­го пролетариата — вытекает из учения Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина о переходном пе­риоде (см.), как периоде революционного преоб­разования диктатурой пролетариата капиталистического общества в общество социалистическое. Создав в ходе победоносной социалистической ре­волюции органы своей государственной власти, пролетариат должен подавить всякие попытки эксплуататоров вернуть утраченное господство, организовать оборону страны, создать социа­листическое производство, перестроить коренные ос­новы жизни миллионов людей, перевоспитать себя и всю массу трудящихся; пролетариат ис­пользует свою власть для упрочения союза с трудящимися города и деревни, для вовле­чения в строительство социализма мелких, разрозненных товаропроизводителей, перевос­питания их, перевода их хозяйств на рельсы социализма, для уничтожения классов, для построения социализма.

Ленин, развивая уче­ние Маркса—Энгельса о переходном периоде, о диктатуре пролетариата, обосновал, исходя из закона неравномерности развития капита­лизма при империализме, возможность построе­ния и победы социализма в одной отдельно взятой стране и невозможность одновремен­ной победы социализма во всех странах, ге­ниально разработал вопрос о НЭПе, о кон­кретных путях экономической политики, «при помощи которых пролетариат, имея в ру­ках экономические командные высоты (промышленность, землю, транспорт, банки и т. п.), смыкает социализированную индустрию с сельским хозяйством («смычка индустрии с крестьянским хозяйством») и ведет, таким об­разом, все народное хозяйство к социализму» (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 171).

Тов. Сталин продолжает развитие марксист­ской теории, обогащая ее новым опытом в но­вых условиях классовой борьбы. Разнообразие хозяйственных укладов, присущее в той или иной степени не только экономически отста­лым, но и высоко развитым капиталистическим странам, и скрытых за ними классовых отно­шений, сохранение в ряде областей хозяйствен­ной жизни навыков и традиций, унаследован­ных от буржуазного общества, требуют от про­летарского государства проведения таких мероприятий, которые обеспечивают победу социали­стических форм хозяйства, укрепление союза пролетариата с трудящимися города и деревни при гегемонии пролетариата в этом союзе.

«10—20 лет правильных соотношений с кресть­янством, — говорил Ленин, — и обеспечена побе­да в всемирном масштабе» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 313).

НЭП, следовательно, яв­ляется необходимым этапом всякой социалисти­ческой революции (см. Программу и Устав Ком­мунистического Интернационала, 1937, стр. 37—38).

На международный характер НЭПа указы­вал Ленин, говоривший при переходе к НЭПу, что «та задача, которую мы решаем сейчас, по­ка — временно — в одиночку, кажется задачей чисто русской, но на деле это — задача, которая будет стоять перед всеми социалистами» (Ле­нин, Соч., том ХХVII, стр. 140—141).

Только на основе НЭПа стало возможно в СССР создать крупную социалистическую индустрию, под­готовить и осуществить социалистическую переделку крестьянского хозяйства, одержать победу над капиталистическими элементами, выкорчевать корни капитализма, перейти от многоукладной эконо­мики к социалистической, обеспечить победу социализма во всем народном хозяйстве.

Переход к НЭПу в Советской республике был осуществлен весной 1921 г. после победоносного окончания трехлетней войны с иностранными интервентами и гражданской войны, отстояв­шей целость и независимость Советской страны. Однако основы НЭПа, этого гениально начертан­ного плана построения социализма, были развиты Лениным еще в 1918 г. в его замечательных работах «Очередные задачи Советской власти» и «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» и др. План социалистического строитель­ства, разработанный Лениным, включал организацию строжайшего и всенародного учета и контроля за производством и распределением продуктов, создание новой социалистической дисциплины, организацию социалистического соревнования, повышение производительности труда, внедрение социалистического принципа оплаты по труду, использование буржуазных специалистов, осуществление единоначалия и т. д.

Предатели родины, скатившиеся в болото фашистских охранок, — Троцкий, Бухарин и возглавляемая последним так наз. группа «ле­вых коммунистов», повели яростную борьбу против ленинского плана построения социа­лизма, против внедрения социалистического учета и контроля, обуздания мелкобуржуазной сти­хии, против социалистической дисциплины труда, защищали кулака, лодыря, спекулянта. Пар­тия разгромила все попытки замаскировав­шихся врагов народа помешать социалистическому строительству.

Ленин неоднократно подчеркивал преемственность НЭПа с полити­кой, проводившейся Советской властью в пер­вый период ее существования. «По сути дела, — говорил Ленин о НЭПе, — в ней больше старого, чем в предыдущей нашей экономической поли­тике» (Ленин, Соч., т. XXVII, стр. 37), т. е. в политике военного коммунизма, которая была политикой вынужденной, навязанной проле­тарскому государству гражданской войной, интервенцией. В своем докладе на X Съезде РКП(б) Ленин подчеркнул, что декрет о прод­налоге — первый декрет НЭПа — имел уже своего предшественника в законе о натуральном на­логе с земледельцев (30/Х 1918 г.).

Развертывая свой план построения социализма, Ленин гово­рил о причудливом переплетении в экономике Советской республики укладов патриархаль­ного, мелкотоварного, частно-капиталистиче­ского, госкапиталистического и социалистического. Задача заключалась в том, чтобы в ус­ловиях многоукладности, при преобладании в стране мелкотоварного хозяйства, осуществить такие мероприятия в экономической политике, ко­торые обеспечили бы систематическое воздействие рабочего класса на крестьянство, ведущую роль социалистического сектора и его победу.

«Либо мы подчиним своему контролю и учету этого мелкого буржуа (мы сможем это сделать, если сорганизуем бедноту, т. е. большинство насе­ления или полупролетариев, вокруг созна­тельного пролетарского авангарда), — писал Ленин, — либо он скинет нашу рабочую власть неизбежно и неминуемо, как скидывали революцию Наполеоны и Кавеньяки, именно на этой мелко-собственнической почве и произрас­тающие. Так стоит вопрос. Только так стоит вопрос» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 323—324).

В условиях преобладания в стране мелко­товарного крестьянского хозяйства и относительно слабой еще социалистической промышлен­ности Ленин считал государственный капита­лизм — т. е. допущение капиталистических отноше­ний при контроле Советского государства, при сохранении в руках пролетариата командных экономических высот — одной из возможных пе­реходных форм хозяйства. «Государственный ка­питализм, — говорил Ленин, — это — тот капита­лизм, который мы сумеем ограничить, пределы которого мы сумеем установить, этот государст­венный капитализм связан с государством, а го­сударство это — рабочие, это — передовая часть рабочих, это — авангард, это — мы» (Ленин, Соч., т. XXVII, стр. 237). В речи «Об измене­ниях Советской Конституции» т. Молотов под­черкивал, что «тогда партия считала переход значительной части хозяйства страны на рельсы государственного капитализма одной из наи­более желательных предпосылок для ускоре­ния подготовки социалистической перестройки народного хозяйства» (Молотов В. М., Об изменениях в Советской Конституции, 1935, стр. 6).

Начавшаяся гражданская война и интервенция империалистических хищников заставили партию Ленина—Сталина выдви­нуть на первый план задачу вооруженной за­щиты пролетарского государства. Пролетар­ское государство вынуждено было ввести воен­ный коммунизм, означавший мобилизацию всех сил и материальных ресурсов страны на дело обороны. Продразверстка (см.), национализа­ция всей промышленности, запрещение частной торговли, централизация всех ресурсов стра­ны в руках государства — вот мероприятия, которых требовали задачи обороны. В условиях гражданской войны создался и закре­пился военно-политический союз рабочего класса и крестьянства, который базировался на том, что «крестьянин получал от Советской власти зем­лю и защиту от помещика, от кулака, рабочие получали от крестьянства продовольствие по продразверстке» [История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 238].

Переход от вооруженной борьбы к мирному социалистическому строительству совершался в чрез­вычайно сложной обстановке. За годы импе­риалистической, а затем и гражданской войны и иностранной интервенции хозяйство страны пришло в полный упадок. В 1920 г. промышлен­ная продукция составила только 14% довоен­ной, а сельское хозяйство — около 50%; в стране свирепствовал голод, ощущался острый недо­статок самых необходимых предметов потреб­ления. Крестьянство, мирившееся в период борьбы с интервенцией с изъятием всех из­лишков по продразверстке, стало теперь вы­ражать недовольство политикой военного ком­мунизма, системой продразверстки, требовало снабжения деревни достаточным количеством товаров. «Вся система военного коммунизма, как отмечал Ленин, пришла в столкновение с интересами крестьянства» (там же).

Глубо­чайшая хозяйственная разруха оказала свое влияние и на рабочий класс. На почве голода, и усталости проявлялось недовольство среди наименее устойчивой, наименее закаленной, части рабочих. Классовый враг попытался ис­пользовать тяжелое хозяйственное положение, использовать недовольство крестьян: в ряде районов вспыхнули организованные белогвар­дейцами и эсерами кулацкие мятежи.

В этой напряженной обстановке коммуни­стическая партия под руководством Ленина и Сталина осуществила переход к новой эконо­мической политике. Основным документом, оп­ределившим переход к НЭПу, было решение X Съезда РКП(б) о переходе от продразвер­стки к продналогу (см.), о переходе к новой экономической политике. «В этом повороте от военного коммунизма к нэпу сказалась вся мудрость и дальновидность ленинской поли­тики» (там же, стр. 244). В докладе о на­туральном налоге Ленин указывал, что с пе­реходом от разверстки к продналогу середняк —  основная фигура деревни — получает стимул для ведения своего хозяйства, получает воз­можность свободного распоряжения своими продовольственными и сырьевыми излишками, возможность торговли ими. Ленин указывал, что свобода торговли приведет вначале к неко­торому оживлению капиталистических элементов, что придется допустить и частную торговлю и разрешить частным промышленникам откры­вать частные предприятия. Но некоторая сво­бода товарооборота и связанное с ней извест­ное допущение капиталистических элементов в ус­ловиях, когда пролетариат владеет политической властью и всеми командными высотами на­родного хозяйства, не представляет опасно­сти для пролетарского государства. Наоборот, некоторая свобода товарооборота создаст хозяй­ственную заинтересованность у крестьян, приведет к росту производительности труда, к быстрому подъему сельского хозяйства, к соз­данию прочной базы — продовольственной, сырьевой, топливной — для развития крупной промышленности, являющейся основой социа­лизма. Ибо «единственной материальной осно­вой социализма может быть крупная машинная промышленность, способная реорганизовать и земледелие» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 434). Поэтому еще с первыми признаками оконча­ния гражданской войны Ленин разрабатывает план электрификации страны (ГОЭЛРО), план, перевода хозяйства страны, в том числе и зем­леделия, «на новую техническую базу, на тех­ническую базу современного крупного произ­водства» (там же, стр. 46). Задача заключа­лась в том, чтобы, накопив силы и средства, создав мощную социалистическую индустрию, перейти в решительное наступление на капитали­стические элементы, уничтожить остатки капи­тализма в стране.

Военный коммунизм, вызванный исключи­тельно задачами обороны страны, «был попыткой взять крепость капиталистических элементов в городе и деревне штурмом, лобо­вой атакой» [История ВКП(б). Под ред. Ко­миссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 245]. Весной 1921 г., в связи с окончанием гражданской вой­ны, стало ясно, что продолжать политику воен­ного коммунизма невозможно, что этот «непосредственный переход к чисто социалистическим формам, к чисто социалистическому распре­делению превышает наши силы» (Ленин, Соч., т. XXVII, стр. 345) и что необходимо произвести временное отступление, чтобы по­крепче связаться со своей тыловой базой и, накопив силы, перейти в новое наступление. И действительно, первый год осуществления НЭПа показал, что страна находится на подъе­ме. Страна не только успешно справилась с голодом, но и получила сотни миллионов пу­дов хлеба; достигнуто некоторое улучшение в деле стабилизации рубля; социалистическая про­мышленность в целом достигла 19,5% довоен­ного уровня против 13,8% в 1921 г.; укрепился союз рабочих и крестьян; возросла мощь и крепость диктатуры пролетариата. Уже на XI Съезде партии Ленин заявил, что отступле­ние кончено, что лозунгом является «подготовка наступления на частно-хозяйствен­ный капитал» (Ленин, Соч., т. XXVII, стр. 213). С огромной силой и убедительностью прозвучали в ноябре 1922 г. ленинские слова о том, что «из России нэповской будет Россия социалистическая» (там же, стр. 366).

Троцкисты и их правые союзники, боровшие­ся за восстановление капитализма в нашей стра­не, не хотели понять ни этой особенности от­ступления, предпринятого партией в начале НЭПа, ни существа НЭПа; они «считали, что НЭП есть только отступление. Такое толко­вание было им выгодно, потому что они вели линию на восстановление капитализма. Это бы­ло глубоко вредное, антиленинское толкование НЭПа» (История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 245].

Решение X Съезда РКП(б) о переходе к НЭПу обеспечивало проч­ный экономический союз рабочего класса и кресть­янства для строительства социализма. Уступ­кой среднему крестьянству, т. е. допущением известной свободы товарооборота, в которой был заинтересован середняк как мелкий произво­дитель, партия и рабочий класс подвели проч­ную экономическую базу под союз рабочего класса и крестьянства. «Мы открыто, честно, без вся­кого обмана, крестьянам заявляем; для того, чтобы удержать путь к социализму, мы вам, товарищи крестьяне, сделаем целый ряд усту­пок, но только в таких-то пределах и в та­кой-то мере, и, конечно, сами будем судить —  какая это мера и какие пределы» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 401).

Без укрепления союза между пролетариатом и крестьянством, без укрепления руководящей роли пролетариата в этом союзе было бы немыслимо усиление пролетарского государства, а следовательно, невозможно было бы и победоносное строитель­ство социализма. Вот почему Ленин говорил, что «задача НЭПа, основная, решающая, все остальное себе подчиняющая, — это установле­ние смычки между той новой экономикой, ко­торую мы начали строить…, и крестьянской экономикой» (Ленин, Соч., т. XXV11, стр. 230). Допущение свободы товарооборота и связан­ный с этим неизбежный рост капиталистических эле­ментов означал «экономическое соревнование между строящимся социализмом и стремящим­ся к возрождению капитализмом на почве удо­влетворения через рынок многомиллионного крестьянства» (Ленин, там же, стр. 147).

НЭП по природе своей двойственен — учил т. Сталин. Допуская в известных рамках капита­листические отношения, используя их в интересах социалистического строительства, диктатура проле­тариата ведет одновременно упорную систематическую борьбу против капиталистических элементов, проводя политику ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов на начальном этапе НЭПа и ликвидацию кулачества как класса на основе сплошной коллективизации на более позднем этапе. На рельсах НЭПа в упорных боях разрешалась проблема «кто кого». НЭП, по вы­ражению Ленина, был партией введен «всерьез и надолго».

«Если мы придерживаемся НЭПа, — говорил в 1929 т. Сталин, — то потому, что он служит делу социализма. А когда он перестанет служить делу социализма, мы его отбросим к черту. Ленин говорил, что НЭП введен всерьез и надолго. Но он никогда не говорил, что НЭП введен навсегда» (Сталин, Вопросы лени­низма, 10 изд., стр. 317).

Переходом к НЭПу попыталась воспользо­ваться в своей борьбе против социалистического строительства разбитая в открытом бою, но окончательно не добитая буржуазия, активно поддержанная троцкистами, бухаринцами и другими оппозиционными группировками, навязавшими партии профсоюзную дискуссию, в которой по существу спор шел об отношении партии к массе в условиях перехода на мирную работу. Троцкистско-бухаринские изменники и пре­датели родины, исходившие из контрреволю­ционной «теории» о невозможности построения социализма в одной отдельно взятой стране, отрицая двойственность НЭПа, боролись против НЭПа, как политики, рассчитанной на укреп­ление диктатуры пролетариата, на построение социалистического общества. Преклоняясь перед ка­питализмом и стремясь укрепить позиции ка­питализма в стране, они требовали уступок частному капиталу как внутри, так и вне стра­ны, требовали сдачи частному капиталу ряда командных высот Советской власти на началах концессий или смешанных акционерных обществ с участием иностранного капитала, требовали неограниченной свободы торговли. С другой стороны, «левые» крикуны, политические уроды типа Ломинадзе, Шацкина и других впадали в пани­ку, сеяли вокруг себя упадочнические настрое­ния. Они пытались «доказать», что введение НЭПа означает отказ от завоеваний Октябрьской революции, возврат к капитализму, гибель Со­ветской власти. «И те и другие были чужды марксизму, ленинизму. Партия разоблачила и изолировала и тех и других. Партия дала па­никерам и капитулянтам решительный отпор» [История ВКП(б). Под редакцией Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 247]. Чем большие побе­ды одерживал социализм, чем безнадежнее становилось положение эксплуататорских клас­сов, тем яростнее, отчаяннее становились их вылазки против диктатуры пролетариата, про­тив руководящей силы в системе диктатуры пролетариата — партии Ленина—Сталина. После уничтожения эксплуататорских клас­сов в СССР бешеную борьбу против диктатуры пролетариата и большевистской партии продолжают вести враждебные социализму элементы, троцкистско-бухаринские выродки — агенты фашистских разведок.

Период борьбы партии за восстановление на­родного хозяйства (1921—25 гг.). Первый период НЭПа, этап, следовавший непосредственно за гражданской войной, — это период восстанови­тельный. В этот период перед партией и Совет­ской властью стояли следующие основные за­дачи:

а) подвести экономическую основу под рабо­че-крестьянский союз;

б) восстановить сель­ское хозяйство и мелкую промышленность и тем самым создать прочную сырьевую и продо­вольственную базу для восстановления и раз­вития крупной промышленности;

в) спасти от голода основную производительную силу страны — ра­бочий класс;

г) овладеть торговлей — основной формой смычки города и деревни в тот период;

д) укрепить и расширить на основе НЭПа социалистические позиции в народном хозяйстве.

Основ­ным документом, определившим переход совет­ской страны на рельсы новой экономической поли­тики, является опубликованный 11 /IV 1921 декрет «О замене продовольственной и сырье­вой разверстки натуральным налогом» (см. Продналог).

«Продовольственный налог, — гово­рил Ленин, — представляет собою меру, в кото­рой мы видим и кое-что от прошлого, и кое-что от будущего» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 299).

От прошлого в продналоге — изъятие государ­ством от населения части продукции без возна­граждения; от будущего — обмен крестьянами своих излишков на продукты социалистической про­мышленности.

Замена продразверстки продна­логом создала у крестьян стимул к расшире­нию запашек, к улучшению обработки земли, увеличила их спрос на предметы промышленного производства. Продналогом крестьяне об­лагались с учетом их классового, имуществен­ного положения. Маломощные хозяйства вовсе освобождались от продналога. Переход к но­вой экономической политике требовал ряда серьез­ных организационных мероприятий по упоря­дочению крестьянского землепользования, ре­гулированию аренды и наемного труда.

Законодательное оформление все эти вопросы нашли в решениях 9 Съезда Советов (декабрь 1921 г.), поручившего ВЦИК «издать постано­вление о временной краткосрочной переуступ­ке прав на землепользование ослабленными трудовыми хозяйствами (аренде) и об условиях применения наемного труда в крестьянском хозяйстве» (Собрание узаконений… Правитель­ства [РСФСР], 1922, № 4, ст. 41). Уступки, сделанные рабочим государством трудовому крестьянству при переходе к НЭПу, не выходили из рамок важнейших принципов диктатуры пролетариата: национализация земли остава­лась незыблемым началом на всем протяжении социалистического строительства.

Методы планового воздействия советского государства на экономику сельского хозяй­ства в восстановительный период можно раз­бить на три категории:

а) меры законодательно­го порядка (законы и постановления о нало­гах, землепользовании, землеустройстве, арен­де, отхожих промыслах);

б) меры экономического воз­действия (цены, кооперация, кредит, страхова­ние, поощрение артелей, коммун, строитель­ство совхозов);

в) меры культурного воздейст­вия (сельско-хозяйственная пропаганда, сельско-хозяйственное образование, селекционные станции, племенные рассадники).

Используя все эти рычаги, партия и Советская власть си­стематически изо дня в день руководили мелко­крестьянским сельским хозяйством, направляя его развитие пo пути подготовки решающего со­циалистического наступления. Пользуясь этими ры­чагами, партия ограничивала и вытесняла ку­лачество, помогая одновременно беднякам поднять их хозяйство. Центральной фигурой зем­леделия оставался середняк, удельный вес которого возрастал за счет поднимавшихся маломощных хозяйств. Перед партией стояла тогда в деревне задача: подъем сельского хо­зяйства, увеличение его продукции при одно­временном ограничении эксплуататорских тенденций кулака и поддержке маломощных хо­зяйств.

«То формальное противоречие, которое создается необходимостью одновременно решать обе задачи, разрешается только тем мас­совым ростом подлинной кооперации, о которой писал т. Ленин» [ВКП(б) в резолюциях …, ч. 1, 5 изд., 1936, стр. 602].

К последовательному сис­тематическому осуществлению ленинского ко­оперативного плана, представляющего собой конкретную программу действий пролетарско­го государства, рассчитанную на вовлечение десятков миллионов крестьян сперва в коопе­рацию потребительскую, сбытовую, а затем и в производственную кооперацию, сводились мероприятия партии и Советской власти в об­ласти сельского хозяйства (см. Кооперативный план Ленина).

«В сущности говоря, — писал Ле­нин, — кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при гос­подстве НЭПа есть все, что нам нужно, потому что теперь мы нашли ту степень соединения частного интереса, частного торгового интереса, проверки и контроля его государством…, которая раньше составляла камень преткнове­ния для многих и многих социалистов» (Ле­нин, Соч., т. XXVII, стр. 391—392).

Враги социализма — троцкисты-бухаринцы — вели бешеную борьбу против кооперативного плана Ленина. Троцкисты противопоставляли ленинско-сталинской программе смычки проле­тариата с трудовым крестьянством провока­ционную программу «пожирания» пролетарским государством крестьянских хозяйств, форсированной выкачки средств из деревни. Фашистские наймиты — правые во главе с Бухариным — в борьбе против осуществления ленинского ко­оперативного плана пытались ограничить его рамками закупочно-сбытовой кооперации, сры­вали производственное кооперирование, требо­вали осуществления таких экономических мероприя­тий, которые способствовали бы росту кулац­ких хозяйств и т. д. Этим враги социализма пы­тались добиться разрыва союза рабочего класса с крестьянством, добиться реставрации капита­лизма в нашей стране. Только в ожесточенной борьбе с врагами социализма коммунистическая партия и Советская власть добились того, что сельское хозяйство страны к концу восстанови­тельного периода превысило довоенный уро­вень. Стоимость продукции сельского хозяйства к 1925—1926 гг.  составляла 11,9 млрд. рублей против 11,7 млрд. рублей в 1913 г. (в довоенных ценах).

Допущение при НЭПе известной свободы това­рооборота, как необходимого на начальном эта­пе условия для установления правильных эко­номических взаимоотношений между рабочим клас­сом и крестьянством, выдвинуло вопрос о торговле, об овладении товарооборотом, как важнейшую политическую задачу. Торговля в этот период являлась основным звеном в цепи за­дач, стоявших перед партией. «Основным ры­чагом новой экономической политики при­знается товарообмен», говорится в резолюции майской (1921 г.) всероссийской конференции РКП(б)[см. ВКП(б) в резолюциях…,ч. 1,5 изд., 1936, стр. 405—406]. Не разрешив этой задачи, нельзя было развернуть товарооборот между го­родом и деревней, нельзя было укрепить эконо­мический союз рабочих и крестьян, нельзя было поднять сельское хозяйство, восстановить и раз­вивать дальше промышленность. Между тем, советская торговля была еще очень слаба; поль­зуясь этим, в торговлю устремился прежде все­го частный капитал в надежде на легкую на­живу.

«Создается противоречие, — говорится в решениях XIII Съезда партии, — когда промышленность находится в руках государства, а посредником между ней и крестьянином вы­ступает частная торговля. Вот почему задача развития кооперации есть прежде всего задача вытеснения из торговли частного капитала и тем самым создания сплошной связи между крестьянским хозяйством и социалистической промышленностью» [ВКП(б) в резолюциях…, ч. 1,5 изд., 1936, стр. 596].

Победить в товарообороте частный капитал можно было, только нау­чившись торговать. Допущение известной сво­боды торговли при НЭПе вовсе не означало полной свободы торговли.

«НЭП, — говорил т. Ста­лин, — вовсе не означает полной свободы тор­говли, свободной игры цен на рынке. НЭП есть свобода торговли в известных пределах, в известных рамках, при обеспечении регулирующей роли государства и его роли на рынке» (Сталин, Вопро­сы ленинизма, 10 изд., стр. 260).

Противопоста­вляя частной торговле кооперативную и госу­дарственную, партия и Советская власть уже на этом этапе добились вытеснения частной тор­говли. К концу восстановительного периода ко­операция и госторговля охватывали уже около 60% розничной торговли и 95% торговли оптовой.

«Наша основная задача, — говорил Ленин на Всероссийской конференции РКП(б) в мае 1921, — восстановление крупной промышлен­ности. А для того, чтобы нам сколько-нибудь серьезно и систематически перейти к восста­новлению этой крупной промышленности, нам нужно восстановление мелкой промышленно­сти» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 391).

Исходя из этого ленинского указания, были, с одной стороны, выделены из общей массы про­мышленных предприятий крупнейшие, важней­шие для экономики страны, и на них в первую очередь развернуто производство. Ленин пред­лагал:

«Тотчас список лучших предприя­тий (непременно предприятий) по отрас­лям промышленности. Закрыть от 1/2 до 4/5 тепе­решних. Остальные пустить в 2 смены. Только те, коим хватит топлива и хлеба, даже при минимуме добычи хлеба (200 миллионов пудов) и топлива (?) на весь год… Все ос­тальное — в аренду или кому угодно отдать, или закрыть или «бросить», забыть до прочного улучшения, позволяющего абсолютно рас­считывать не на 200 миллионов пудов хлеба + X миллионов пудов топлива, а на 300 миллио­нов пудов хлеба + 150% X топлива» (там же, стр. 466 и 467).

С другой стороны, ограни­ченность ресурсов топлива, сырья и продо­вольствия заставила пролетарское государст­во сдать часть мелких предприятий в аренду, которую, как известно, Ленин рассматривал как одну из форм государственного капитализма, допущенного при НЭПе. На 1/1 1923 г. было всего сдано в аренду 4.330 предприятий обрабатыва­ющей промышленности, что составило 16,6% всех национализированных предприятий (в это чис­ло входят предприятия, сданные не только частным лицам, но и кооперативным и другим общественным организациям). Среднее число рабочих, приходившееся на одно сданное в аренду предприятие, равнялось 16.

Наибо­лее типичной формой государственно-капиталистических пред­приятий, допущенных при НЭПе, являлись кон­цессии (см.). Передачей предприятий в кон­цессии партия преследовала двоякую цель: с одной стороны, «отвлечение империалистских сил от нас» (Ленин, Соч., т. XXV, стр. 505), а с другой, — развитие тех видов производств, которые не могли быть пущены в ход собственными ре­сурсами Советской республики.

«Мы совершен­но открыто признаем, — говорил Ленин, — мы не скрываем, что концессии в системе государст­венного капитализма означают дань капитализ­му. Но мы выигрываем время, а выиграть время значит выиграть все» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 461).

Троцкистские капитулян­ты, рассматривавшие НЭП как отступление от социалистических позиций, предлагали сдать в концессию жизненно необходимые для Совет­ского государства отрасли промышленности. Тем самым они предлагали пойти в кабалу к капитализму, капитулировать перед ним, сдаться на милость иностранным капиталистам.

«Эти капитулянтские предложения партия заклеймила, как предательские. Она не отказы­валась использовать политику концессий, но только в таких отраслях и в таких размерах, которые были выгодны Советскому государст­ву» [История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 250].

За период 1921—26 гг. Со­ветская власть получила около 2 тыс. предложе­ний на заключение концессий от иностранных капиталистов, но заключено было всего 135 договоров. Роль концессий была ничтожной в восстановлении нашего хозяйства.

Партия так­же решительно отвергла и предложение троцкистов-бухаринцев о ликвидации монополии внешней торговли как капитулянтское, на­правленное на защиту спекулянта, нэпмана, кулака.

Новые условия работы промышленности (относительная свобода торговли, необходимость иметь дело с рынком и т. д.) потребовали перевода государственной промышленности на хозяйственный расчет. Хозяйственный расчет становится при НЭПе единственно возможным методом управления промышленностью [см. Ре­золюции XI Съезда РКП(б)]. Переход к НЭПу потребовал и новой организации государственной промыш­ленности: были созданы тресты и синдикаты. К началу 1923 г.  имелось 172 треста, подчиненных непосредственно Высшему совету народного хозяйства, и 258 местных трестов. Существовав­шие к этому времени 17 синдикатов сосредото­чили у себя торговую деятельность 176 трестов, 48 трестированных предприятий.

Под повсед­невным руководством партии Ленина—Стали­на, в ожесточенной борьбе со всеми реставра­торами капитализма социалистическая промышлен­ность на рельсах НЭПа быстро восстанавлива­лась. Если в 1921 г. при переходе к НЭПу валовая продукция цензовой промышленности составля­ла всего 13,8% от довоенной, то в 1922 г. она достигла 19,5%, в 1923 г. — 39,1%, в 1924 г. — 45,5%, в 1925 г. — 75,8%. Годовой прирост продукции советской промышленности в восстановитель­ный период НЭПа виден из следующих данных: в 1921 г. +41,1%, в 1922 г. +30,7%, в 1923 г. +22,9%, в 1924 г. +14,4%, в 1925 г. +66,1%.

Развитие народного хозяйства на основе НЭПа требовало создания прочной, устойчивой денеж­ной единицы, без которой нельзя было осущест­вить принцип хозрасчета, нельзя было наладить развернутый товарообмен между городом и деревней, между отдельными отраслями промы­шленности, между различными районами стра­ны. Денежная реформа, проведенная нашей партией в 1923—24 гг., вопреки противодействию троцкистов, дала стране устойчивый червонный рубль, обеспечивший быстрый рост всего народ­ного хозяйства и возможность уверенно плани­ровать его развитие.

«На путях новой экономической политики были достигнуты решающие успехи в восстано­влении народного хозяйства. Страна Советов прошла с успехом восстановительный период в развитии народного хозяйства и стала перехо­дить к новому периоду, к периоду индустриали­зации страны» [История ВКП(б). Под ред. Ко­миссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 266].

Период борьбы партии за социалистическую индустриализацию страны (1926—29 гг.). Последо­вательное и неуклонное осуществление полити­ки партии на рельсах НЭПа обеспечило к 1926 г. восстановление довоенного уровня промышлен­ности, сельского хозяйства, грузооборота и то­варооборота. При этом социалистический сектор за­нял решающие позиции во всех отраслях народ­ного хозяйства (кроме сельского хозяйства). Диктатура пролетариата укрепилась. Этим бы­ли созданы необходимые материальные предпо­сылки для дальнейшего развертывания социа­листического строительства. Вместе с тем про­тиворечия между самой передовой политической властью в мире и отсталой технической базой страны, между социалистической концентрированной промышленностью и мелким, раздробленным крестьянским хозяйством, между слабой оборо­носпособностью Советской страны и вооружен­ным до зубов капиталистическим миром выступили с особой силой. Для разрешения этих противоре­чий необходимо было быстрыми темпами создать крупную социалистическую индустрию, ибо «дей­ствительной и единственной базой для упроче­ния ресурсов, для создания социалистического общества является одна и только одна — это крупная промышленность» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 390). XIV Съезд ВКП(б) (1925 г.) четко определил линию хозяйственного раз­вития СССР, дав твердую установку «вести экономическое строительство под таким углом зрения, чтобы СССР из страны, ввозящей маши­ны и оборудование, превратить в страну, про­изводящую машины и оборудование» [ВКП(б) в резолюциях…, ч. 2, 5 изд., 1936, стр. 48].

Эта ленинско-сталинская политика инду­стриализации (см. Социалистическая индустриализация), подводящая материально-технический базис под социалистические производственные отношения, была встречена в штыки всеми врагами социализма: кулачеством и городской бур­жуазией, меньшевиками и шахтинскими вреди­телями, троцкистами и правыми. Контрреволю­ционная «теория» о невозможности построения социализма в СССР, выдвинутая троцкистами и зиновьевцами в борьбе против партии, стала знаменем, вокруг которого группировались все антисоветские элементы, все враги народа н СССР и за его пределами.

Шаг за шагом в упорной борьбе с врагами укрепляла партия Ленина—Сталина позиции социализма в народ­ном хозяйстве. Исходя из успехов в развитии народного хозяйства «и имея в виду органи­зацию планомерного наступления социализма против капиталистических элементов по всему фронту народного хозяйства» [История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 276], было приступлено к составлению первого пя­тилетнего плана развития народного хозяйст­ва. Уже первые успехи в проведении политики социалистической индустриализации, отмеченные Сталиным в статье «Год великого перелома» (1929 г.), выразились в разрешении социалистической страной проблемы накопления, в ускоренном движении вперед нашей тяжелой индустрии, в росте производительности труда, в превышении темпов, намеченных первым пятилетним пла­ном, в повороте середняка в сторону колхозов. К 1930 г. партия добилась того, что социалистическая промышленность заняла в народном хозяйстве решающее место. Доля промышленности в вало­вой продукции возросла с 42,1% в 1913 г. до 53%, а доля сельского хозяйства при абсолютном его росте снизилась с 57,9% до 47%. Вместе с тем удельный вес обобществленного сектора в крупной промышленности возрос с 97,7% в 1926/27 гг. до 99,3% в 1929/30 гг. при снижении доли частно-хозяйственного сектора с 2,3% в 1926/27 гг. до 0,7% в 1929/30 гг.

«Ясно, — говорил Сталин на XVI Съезде партии, — что вопрос „кто кого», во­прос о том, социализм ли победит капитали­стические элементы в промышленности или они победят социализм, — уже решен в основном в пользу социалистических форм промышлен­ности. Решен окончательно и бесповоротно» (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 издание, стр. 366).

Так же успешно развертывала пар­тия наступление против кулачества, опираясь на бедноту и укрепляя союз с середняком. В ответ на отказ кулачества продавать излишки хлеба государству по твердым ценам партия и правительство провели против кулачества ряд чрезвычайных мер, которые возымели свое действие: «беднота и середняки включились в решительную борьбу против кулачества, ку­лачество было изолировано, сопротивление кулачества и спекулянтов было сломлено» [История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 279].

Период борьбы партии за коллективизацию сельского хозяйства (1930—34). Быстрый рост социалистической промышленности, подготовившей материально-техническую базу для широкого раз­вертывания колхозного строительства, последо­вательно проводимая партией политика воспи­тания масс, подведение крестьянства к колхо­зам через насаждение кооперативной обще­ственности, широкая производственная помощь крестьянству со стороны пролетарского госу­дарства (снабжение сельско-хозяйственным ин­вентарем и т. д.), решительная борьба с ку­лачеством, хороший опыт первых колхозов и совхозов, борьба за осуществление генераль­ной линии партии обеспечили поворот кресть­янства на социалистический путь развития, развертывание широкой работы по коллективизации сельского хозяйства (см.). Только на пу­тях коллективизации можно было преодолеть отставание сельского хозяйства, которое было не в со­стоянии удовлетворять быстро растущие пот­ребности промышленности в сырье и продоволь­ствии; только коллективизация давала возмож­ность ликвидировать такое ненормальное поло­жение, когда пролетарское государство базиро­валось на двух противоположных основах: на крупной концентрированной социалистической про­мышленности, уничтожавшей капитализм, и на раздробленном и отсталом мелкокрестьянском хозяйстве, возрождавшем капитализм.

«Вы­ход, — говорил т. Сталин на XV Съезде ВКП(б), — в переходе мелких и распыленных крестьян­ских хозяйств в крупные и объединенные хо­зяйства на основе общественной обработки зем­ли, в переходе на коллективную обработку зем­ли на базе новой,- высшей техники. Выход в том, чтобы мелкие и мельчайшие крестьянские хозяйства постепенно, но неуклонно, не в по­рядке нажима, а в порядке показа и убежде­ния, объединять в крупные хозяйства на ос­нове общественной, товарищеской, коллек­тивной обработки земли, с применением сельско-хозяйственных машин и тракторов, с при­менением научных приемов интенсификации земледелия» [Сталин, Политический отчет ЦК XV Съезду ВКП(б), 1937, стр. 31].

Одно­временно партия наметила и осуществила широкую программу строительства мощных совхозов, которые были не только источником хлебных ресурсов, но «явились той ведущей силой, которая облегчила поворот крестьян­ских масс и двинула их на путь коллективи­зации» (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 373).

В конце 1929 г., в связи с ростом кол­хозов и совхозов, Советская власть сделала крутой поворот от политики ограничения ку­лачества к политике ликвидации, к политике уничтожения кулачества как класса. Были отменены законы об аренде земли и найме труда, было разрешено крестьянам конфи­сковать у кулачества в пользу колхозов скот, машины и другой с.-х. инвентарь.

«Кулаче­ство было экспроприировано… Это был глу­бочайший революционный переворот, скачок из старого качественного состояния общества в новое качественное состояние, равнозначный по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года.

Своеобразие этой революции состояло в том, что она была произведена сверху, по инициативе госу­дарственной власти, при прямой поддержке снизу со стороны миллионных масс кре­стьян, боровшихся против кулацкой кабалы, за свободную колхозную жизнь.

Она, эта революция, одним ударом разрешила три ко­ренных вопроса социалистического строитель­ства:

а) Она ликвидировала самый много­численный эксплуататорский класс в нашей стране, класс кулаков, оплот реставрации капитализма;

б) Она перевела с пути едино­личного хозяйства, рождающего капитализм, на путь общественного, колхозного, социали­стического хозяйства самый многочисленный трудящийся класс в нашей стране, класс крестьян;

в) Она дала Советской власти социалистическую базу в самой обширной и жизненно необходимой, но и в самой отсталой области народного хозяйства — в сельском хо­зяйстве.

Тем самым были уничтожены внутри страны последние источники реставрации капитализма и вместе с тем были созданы новые, решающие условия, необходимые для построе­ния социалистического народного хозяйства» [История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 291—292].

С переходом к политике ликвидации кулачества как класса наступление против капиталистических элементов стало всеобщим, перешло в наступление по все­му фронту.

«Переходя в наступление по всему фронту, — говорил т. Сталин на XVI Съезде партии, — мы еще не отменяем НЭПа, ибо част­ная торговля и капиталистические элементы еще остаются, товарооборот и денежное хо­зяйство еще остаются, — но мы наверняка от­меняем начальную стадию НЭПа, разверты­вая последующую его стадию, нынешнюю ста­дию НЭПа, которая есть последняя стадия НЭПа» (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 388—389).

Успехи социалистической индустриализа­ции, решающая победа социалистического сек­тора в промышленности, развертывающаяся социалистическая реконструкция сельского хозяйства внесли изменения в формы свя­зи города и деревни, рабочего класса и кре­стьянства. Основной формой смычки в этот период является смычка производственная, которая лишь дополняется смычкой товарной.

«Пока дело шло о восстановлении сель­ского хозяйства и освоении крестьянами бывших помещичьих и кулацких земель, мы могли довольствоваться старыми формами смычки. Но теперь, когда дело идет о реконструк­ции сельского хозяйства, этого уже недоста­точно. Теперь надо идти дальше, помогая кре­стьянству перестроить сельско-хозяйственное производство на базе новой техники и коллек­тивного труда» (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 264).

Пролетарское государ­ство во все расширяющихся размерах снаб­жало деревню средствами производства — ма­шинами, минеральными удобрениями, сельско-хозяйственным инвентарем.

В результате выполнения первой пятилетки в 4 года, СССР превратился из страны аграрной в мощную индустриальную страну, а сельское хозяйство Советского Союза, превратилось в самое крупное в мире социали­стическое сельское хозяйство. В результате выпол­нения первой пятилетки социалистическая система хозяйства стала единственной системой хозяй­ства в промышленности и господствующей си­лой в сельском хозяйстве. К XVII Съезду пар­тии, вошедшему в историю как «съезд победи­телей», социалистическая промышленность состав­ляла уже 99% всей промышленности страны. Социалистическое сельское хозяйство — колхо­зы и совхозы — занимали около 90% всех посевных площадей страны. Рост продукции социалистической промышленности и социалистического сельского хозяйства, оживление и расширение това­рооборота изменили коренным образом и ха­рактер торговли. Торговлю начального перио­да НЭПа сменила советская торговля, т. е. «тор­говля без капиталистов — малых и больших, торговля без спекулянтов — малых и больших». (Сталин, там же, стр. 505).

Против сталинской политики индустриализа­ции и коллективизации, направлявшей совет­скую страну к индустриальному могуществу, к технико-экономической независимости, к уни­чтожению эксплуататорских классов, велась отчаянная борьба врагами социализма всех мастей, буржуазно-реставраторскими элемен­тами, притаившимися внутри нашей партии. Под руководством Сталина партия подавила сопротивление кулачества, разоблачила ре­ставраторскую сущность троцкистско-зиновьевской и бухаринской установок, рассчитан­ных на реставрацию в нашей стране власти капиталистов и помещиков, и обеспечила торжество ленинско-сталинского плана по­строения социализма в нашей стране.

При введении новой экономической политики в 1921 г. Ленин говорил о наличии в нашей стране элементов пяти общественно-экономических укладов:

1) патриархальное, в значительной степени натуральное хозяйство,

2) мелкотовар­ное производство (большинство крестьян, зани­мающихся продажей сельско-хозяйственных продуктов, и ремесленники),

3) частно-хозяй­ственный капитализм,

4) государственный ка­питализм (главным образом концессии) и

5) со­циализм (социалистическая промышленность, совхозы и колхозы и государственная тор­говля и кооперация).

«Ленин указывал, что из всех этих укладов должен возобладать со­циалистический уклад. Новая экономическая политика была рассчитана на полную победу социалистических форм хозяйства» [История ВКП(б), Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 306].

К XVII Съезду ВКП(б) эта цель бы­ла достигнута, социализм победил во всех сфе­рах народного хозяйства и «социалистический уклад, — говорил т. Сталин, — является безраз­дельно господствующей и единственно коман­дующей силой во всем народном хозяйстве» (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 издание, стр. 555).

Период борьбы партии за завершение строи­тельства социализма и проведение новой кон­ституции (1935—37 гг.). Последний этап НЭПа, сов­падающий с концом переходного периода, — период борьбы за завершение строительства социализма и принятие Сталинской Консти­туции, законодательно закрепившей победу со­циализма в СССР. В итоге победоносного за­вершения двух сталинских пятилеток Совет­ский Союз превратился в могучую, технически оснащенную социалистическую державу, незыблемой основой которой является социали­стическая собственность на средства производства. Полностью ликвидирована многоукладность экономики переходного периода. Социалисти­ческие формы хозяйства занимали в 1936 г. 99,1% в народном доходе, 99,8% — в валовой продук­ции промышленности, 97,7% — в валовой продукции сельского хозяйства, 100% — в товарооборо­те, 98,7% — в производственных фондах всего народного хозяйства. Сравнивая экономику СССР в 1924 г. и 1936 г., т. Сталин говорил:

«Если мы имели тогда первый период НЭПа, начало НЭПа, период некоторого оживления капита­лизма, то мы имеем теперь последний период НЭПа, конец НЭПа, период полной ликвида­ции капитализма во всех сферах народного хозяйства» (Сталин, О проекте Конституции Союза ССР, 1936, стр. 8).

СССР является стра­ной социализма. Победа социализма в СССР записана в величайшем документе современно­сти — в Сталинской Конституции, статья 4-я которой гласит:

«Экономическую основу СССР со­ставляют социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, утвердившиеся в результате ликвидации капиталистической си­стемы хозяйства, отмены частной собственно­сти на орудия и средства производства и уничтожения эксплуатации человека челове­ком» (Конституция СССР 1936, ст. 4).

Пол­ностью и навсегда уничтожена в СССР эксплуатация человека человеком, с корнем вырвана самая возможность присвоения чужого труда, эксплуататорские классы целиком ликвидиро­ваны. Советское общество состоит из двух дру­жественных классов — рабочих и крестьян, между которыми еще сохранились классовые раз­личия. Советская интеллигенция является рав­ноправным членом социалистического общества и вместе с рабочими и крестьянами строит новое социалистическое общество. Коренные изменения, происшедшие в классовой структуре населе­ния страны, наглядно иллюстрируются табли­цей.

  1913 1937
в %
Рабочие и служащие 18,7 34,7
Колхозное крестьянство и кооперированные кустари и ремесленники   55,5
Крестьяне-единоличники (без ку­лаков) и некооперированные тру­дящиеся — кустари и ремесленники 65,1 5,6
Буржуазия (помещики, крупная и мелкая городская буржуазия, торговцы и кулаки) 15,9
в т. ч. кулаки 12,3
Прочее население (учащиеся, пен­сионеры, армия и др.) 2,3 4,2
(«20 лет Советской власти», Статистич. сборник ЦУНХУ, 1937, стр. 7).

Сохранение классовых различий между двумя дружественными классами — рабочим классом и крестьянством — обусловлено наличием в СССР двух форм социалистической собственности — государственной и кооперативно-колхозной.

Однако из факта ликвидации эксплуататорских классов отнюдь нельзя делать вывода, что у социалистического государства рабочих и крестьян нет больше врагов. Осталось еще враждебное капиталистическое окружение, питающее всех врагов социализма, троц­кистско-бухаринскую банду фашистских шпио­нов, диверсантов, вредителей и убийц. Социа­лизм победил только в одной стране, окружен­ной капиталистическими государствами. Это значит, что опасность интервенции, а следова­тельно, и реставрации капитализма не снята еще историей. В своем ответе на письмо комсомольца Иванова т. Сталин писал:

«Мы мог­ли бы сказать, что эта победа является окон­чательной, если бы наша страна находилась на острове и если бы вокруг нее не было множества других, капиталистических стран. Но так как мы живем не на острове, а „в си­стеме государств», значительная часть кото­рых враждебно относится к стране социализ­ма, создавая опасность интервенции и реста­врации, то мы говорим открыто и честно, что победа социализма в нашей стране не является еще окончательной» (Письмо т. Иванова и ответ т. Сталина, 1938, стр. 12).

Отсюда — задача укрепления социалистического государства, укреп­ления его армии, карательных органов и раз­ведки, которые «своим острием обращены уже не во внутрь страны, а во вне ее, против внешних врагов» [Сталин, Отчетный доклад на XVIII Съезде партии о работе ЦК ВКП(б), 1939, стр. 57].

В итоге выполнения плана вто­рой пятилетки достигнут невиданный рост производительных сил и культуры Советской стра­ны. По объему промышленной продукции СССР занял первое место в Европе и второе — в мире. Завершена в основном техническая реконструк­ция народного хозяйства СССР. «СССР пре­вратился в независимую экономически страну, обеспечивающую свое хозяйство и нужды обо­роны всем необходимым техническим воору­жением» [Резолюции XVIII Съезда ВКП(б), 1939, стр. 12]. По технике производства про­мышленность СССР перегнала передовые капиталистические страны.

В третьей пятилетке поста­влена основная экономическая задача — «догнать и перегнать также в экономиче­ском отношении наиболее раз­витые капиталистические страны Европы и Соединенные Штаты Америки» (там же, стр. 13).

Построением социалистического общества, ликвидацией эксплуататорских классов в основном исчер­пываются задачи переходного периода, а сле­довательно, и НЭПа. В третьей пятилетке СССР вступил «в новую полосу развития, в полосу завершения строительства бес­классового социалистического общества и постепенного перехода от социализма к коммунизму, когда решающее значение приобретает дело коммунистического воспитания трудящихся, преодо­ление пережитков капитализма в сознании людей — строителей коммунизма» (там же, стр. 11). Предстоит еще проделать большую работу по укреплению трудовой дисциплины во всех предприятиях, учреждениях, колхо­зах, по созданию достойной социалистического общества высокой производительности труда; вступлением крестьянина в колхоз еще не ис­черпывается проблема перевоспитания его, пре­вращение его в социалистического работника. Эта за­дача разрешается лишь в процессе дальнейше­го роста и укрепления социализма. Выполнение принятого XVIII Съездом ВКП(б) третьего пятилетнего плана развития народного хозяй­ства СССР (1938—42 гг.) будет новым гигантским ша­гом по пути к полному торжеству коммунизма.

БСЭ, 1 изд., т.42, 1939 г., к. 207-223

Лит.: Ленин В. И., Соч., 3 изд., т. XXII («О „ле­вом» ребячестве и о мелкобуржуазности»); т. XXVII («Но­вая экономическая политика и задачи политпросветов. План речи на II Всероссийском съезде политпросве­тов 17—22 октября 1921»; «Новая экономическая поли­тика и задачи политпросветов. Доклад на II Всерос­сийском съезде политпросветов 17 октября 1921»; «О новой экономической политике» [VII Московская губ партконференция 29—31 октября 1921]; «О внутрен­ней и внешней политике республики. Отчет ВЦИК и СНК IX Всероссийскому Съезду Советов 23 декабря 1921»; «О международном и внутреннем положении Со­ветской республики. Доклад на заседании коммунистической фракции Всероссийского съезда металлистов 6/III 1922»; «XI Съезд РКП(б) 27/III—2/IV 1922. Полити­ческий отчет Центрального Комитета РКП(б) 27/Ш»; «План речи на IV Конгрессе Коминтерна [1922]»; «Пять лет российской революции и перспективы мировой ре­волюции. Доклад на IV Конгрессе Коминтерна 13/XI 1922»); т. XXVI («О продовольственном налоге», «До­клад о натуральном налоге» 15/111 1921 [X Съезд РКП(б)]; «Речь о продовольственном налоге на собра­нии секретарей и ответственных представителей ячеек РКП(б) г. Москвы и Московской губ. 9/IV 1921»; «План и конспекты брошюры „О продовольственном на­логе»»); Сталин И. Вопросы ленинизма, 10 изд., [М.], 1938 [«К вопросам ленинизма»; «Политический отчет Центрального Комитета XVI Съезду ВКП(б)»; «О пра­вой опасности в ВКП(б)»; «Итоги первой пятилетки»; «Отчетный доклад XVII Съезду партии о работе ЦК ВКП(б)»; «О правом уклоне в ВКП(б)»]; Заключитель­ное слово по политическому отчету ЦК XIV Съезду ВКП(б), в кн.: Ленин и Сталин ,С6. произведений к изуче­нию истории ВКП(б), т. III, М., 1937; Сталин И., О проекте Конституции Союза ССР, Доклад на Чрез­вычайном VIII Всесоюзном Съезде Советов, [М.], 1936; Молотов В. М., Об изменениях в Советской Консти­туции. Доклад на VII Съезде Советов, [М.], 1935; ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пле­нумов ЦК (1898—1 935), ч. 1—2, [М.], 1936; Резолюции и постановления IX Всероссийского Съезда Советов (Собрание узаконений… Правительства, [РСФСР], М., 1922, № 4); История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), [М.], 1938; Конституция (Основной закон) СССР, [М.], 1938; Сталин И., Отчетный доклад на XVIII Съезде партии о работе ЦК ВКП(б), [М.], 1939; Молотов В., Третий пятилетний план развития на­родного хозяйства СССР, [М.], 1939; Резолюции XVIII Съезда ВКП(б), [М.], 1939.

Новая экономическая политика (НЭП): 12 комментариев

  1. Хорошо бы добавить эту статью в Вопросы и Ответы. Уж много я видел спекуляций и мифов на счёт НЭПа, хорошо, чтобы все новенькие вычитали о нём оттуда.

    Эта статья мне окончательно объяснила, почему же РП утверждает о том, что социализм был до самого последнего момента, до 91 года. И что не было никакой буржуазии внутри СССР и государственного капитализма после контрреволюции 53 года. Как и то, что разрушить это оказалось возможным лишь открыто обманув рабочих.

    Получается, что после будущей социальной революции аналог НЭПа потребуется для восстановление уже уничтоженной промышленности и сельского хозяйства? Ведь у России почти не осталось своего производства в пищи, а после революции из-за этого может оказаться голод, когда капиталисты других стран перестанут импортировать пищу. Тяжелой промышленности же вообще не осталось как таковой. Верно, или не так мыслю?

    1. Думаю, да, мы мыслите верно. Но нужно еще как следует проверить наши выводы. Нужен хороший анализ современной ситуации, который пока не сделан. Он и покажет тактику.

      1. Наша главная задача на сегодняшний день состоит в разработке тактики по захвату политической власти пролетариатом. Для этого естественно необходима революционная ситуация. Только после революции мы сможем разработать конкретную экономическую стратегию исходя из сложившейся ситуации на тот момент, как во внутренней так и во внешней политике. До этого мы лишь можем высказывать общие соображения на этот счет и ссылаться на опыт Советского Союза. Но стоит учитывать что НЭП был необходим по большей части из-за преобладания мелкобуржуазного крестьянского хозяйства в аграрном секторе экономики. Сейчас уже видно что крупные агрохолдинги всё больше уничтожают мелкого фермера и обобществляют производство сельхоз продукции. Отсюда можно сделать вывод что возможно достаточным будет их экспроприировать, без попыток отката к каким либо капиталистическим принципам после революции.

        1. Не все так просто. Ленин в свое время правильно говорил — социалистическую экономику строить, кроме как из капиталистическимх элементов, не из чего больше. Думаю, именно поэтому Коминтерн считал, что НЭП — это процесс, необходимый во всех странах, переходящих от капитализма к социализму. Это не значит, конечно, что все повторится полностью у нас в России, но сразу и мгновенно организовать коммунистическое производство и распределение, да еще в такой громадной стране и изрядно разрушенной и разграбленной, точно не получится. На это нужно время и экономические рычаги, при помощи которых можно активизировать для социалистического строительства основную массу населения.

          1. Дайте более точную ссылку на материалы Комминтерна где разбирался вопрос о необходимости НЭПа.
            По поводу современной ситуации. У Ленина в работе Грозящая катастрофа и как с ней бороться есть такие слова:
            «социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией.»
            Сейчас мы видим что монополизирована не только сфера производства, но и сфера распределения. Это крупные торговые сети, через которые в потребление поступает львиная доля всех материальных благ. Экспроприация их и постановка на службу общества и будет одной из форм социалистического распределения. Производство так же экспроприируется. По внешней форме производство и распределение социализма в первый момент не сильно будет отличаться от современного капитализма, но по содержанию уже не будет частной собственности на средства производства. А основная масса населения сейчас пролетариат который остался один на один с буржуазией. Единственный способ для него получать необходимые блага это продавать свою рабочую силу по ее рыночной цене. При социализме, на производстве так же используется рабочая сила, но количество получаемых благ определяется не рыночной ценой, а количеством вложенного труда, что в большинстве случаев в эквиваленте материальных благ станет значительно больше чем это есть сейчас, да еще и при меньших затратах труда. Поэтому специальных капиталистических экономических рычагов для привлечения рабочей силы в социалистическое производство не потребуется.

            1. По материалам КИ сразу навскидку не скажу, не помню, смотреть надо.

              «При социализме, на производстве так же используется рабочая сила,»
              При социализме нет рабочей силы как товара. Люди не могут сами себе продавать свою способность к труду. Название «рабочая сила» при социализме остается, но его п\э содержание другое.

              «…количество получаемых благ определяется не рыночной ценой, а количеством вложенного труда, что в большинстве случаев в эквиваленте материальных благ станет значительно больше чем это есть сейчас, да еще и при меньших затратах труда.»
              Когда-нибудь так и будет, но не сразу. Не забывайте, что перед нами сейчас будет стоять та же самая задача, что и перед большевиками в 20-е годы — это восстановление промышленности и с\х. Надо еще сначала произвести эти материальные блага, чтобы их распределять. А производить их не на чем, и извините, некому — деклассирование и деквалификация пролетариата страшнейшая.
              С\х вообще убито насмерть.
              Без внешней помощи Россия сейчас выжить неспособна. Доигрались в капитализм по полной программе!

              И совсем не факт, что эту помощь новой социалистической республике кто-то окажет, если только рабочий класс не победит а паре-тройке крупнейших развитых странах мира. Очень даже вероятно, что Россия вновь окажется в капиталистическом окружении. И в этом случае железный занавес будет новому пролетарскому государству гарантирован. Для того и разрушали капиталисты экономику страны, чтобы наш народ в социализм снова так просто попасть не смог. Буржуи не идиоты, они знают, что делают и для чего делают.

              В таких условиях выкарабкаться можно будет только тем же путем, что и тогда, в 20-х гг., при НЭПе — жесткой экономией и следовательно самым минимумом материальных благ, ускоренной индустриализацией и относительной свободой предпринимательства, разумеется, органиченной политикой диктатуры пролетариата и, прежде всего, монополией внешней торговли. Ограниченная свобода предпринимательства нужна для того, чтобы использовать энергию мелкобуржуазного обывателя, его стремление к наживе для подъема с\х и торговли в стране. Боюсь, что иначе никак.

              Но это только пока предположения — не люблю говорить, не имея перед собой досконального мл-анализа существующей ситуации. А такого анализа пока нет. Будет — будем думать предметно.

              1. Интересно, есть ли смысл агитировать в ушедших в глубокий оппортунизм соцстранах?

                Китай мы не рассматриваем — он глубоко в состоянии ручной колонии со своим жутким местечковым империализмом и будет повёрнут против нас моментально, да ещё тамошняя буржуазия имеет собственные захватнические интересы против нас.

                А вот Куба и Северная Корея — страны поинтереснее. В обоих странах два вида ревизионизма не признающие контроль со стороны, но приводящие к разрушению тех немногих элементов социализма, что в них остались.

                Неумелый вредительский ревизионизм будет понятен народам этих стран, те немногие элементы социализма, что в них успели создать, нынче рушатся, а в странах царит бедность.

                В первой сейчас сильнейший кризис — всё производство вымерло практически моментально, оказавшись без сырья, поставлявшегося из других соцстран. Куба выглядит сплошным недостроем — по всей стране просто гигантское количество недостроенных живых домов, настолько быстро произошла фактическая ресурсная блокада страны, что программа массового строительства жилья так и не была закончена.

                Зрелище от этих кварталов из домов, в которых «куска» дома просто нет — весьма впечатляет. Все фабрики были распроданы в начале двухтысячных, чтобы хоть каким-нибудь образом преодолеть голод. Без сырья от них толку нет.

                Во второй интереснее — там оппортунизм «Чучхе». Фактически, он уже сейчас в глубоком кризисе, ибо идеалистическая философия наложенная на идеалистическую практику с неумело вставленными терминами (но не сутью!) марксистского толка — вещь впечатляющая.

                Кое-как живёт, но социализм там всё-таки хромает, ибо толком не был достроен. Как агитировать в таких условиях — вопрос большой.

  2. А можно несколько слов о «»НЭП»-а с китайской специфики» для которого говорят «Видите где сейчась Китай» ИЛИ «Не был там там Сталин чтоб сказать»: [cite] «Если мы придерживаемся НЭПа, то потому, что он служит делу социализма. А когда он перестанет служить делу социализма, мы его отбросим к черту. Ленин говорил, что НЭП введен всерьез и надолго. Но он никогда не говорил, что НЭП введен навсегда»

    В два слова: Был китайский «НЭП» ИЛИ сразу капитализм востановили? (кк).bg

    1. Статью о «НЭПе с китайской спецификой» РП планирует дать. На основе идеологических положений самих китайских реформаторов.
      В двух словах: там нет НЭПа, там реставрация капитализма.

  3. А ведь и правда в шаге от коммунизма были. Особенно остро это ощущаешь, когда читаешь т. Сталина. Так жаль.

    1. Жаль только с одной стороны. А с другой это доказывает, что коммунизм — это не выдумка, а вполне возможная реальность. Что дело все в людях, в их стремлении изменить свою жизнь к лучшему.

  4. Денис 17.01.2018 в 20:40: «разрушить это оказалось возможным лишь открыто обманув рабочих».
    А «тайно» нельзя было разрушать, например, передать МТС колхозам?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.