Оборончество

оборончествоОБОРОНЧЕСТВО — оппортунистическое, социал-шовинистическое течение во 2-м Интернацио­нале во время первой мировой империалисти­ческой войны, приведшее официальных вож­дей 2-го Интернационала к измене делу интер­национализма и к прямому переходу их «на почву буржуазно-империалистской политики» (см. Ленин, Соч., т. XIX, стр. 179—180).

Про­грамма ВКП(б) определяет оборончество как «прикрытие защиты грабительских интересов своей нацио­нальной буржуазии лживым лозунгом защиты отечества, как вообще, так в особенности во время империалистской войны 1914—1918 го­дов» [Программа и Устав ВКП(б), 1938, стр. 12].

Оборончество, т. е. социал-шовинистическая защита «сво­их» буржуазных правительств, привело к по­зорному краху 2-го Интернационала, к откры­той защите со стороны лидеров 2-го Интерна­ционала империалистов против рабочих, к пря­мому их предательству пролетариата, к откры­той измене социализму (см. Оппортунизм). Оборонцы помогали империалистам обманы­вать рабочий класс.

«Оппортунисты и социал-шовинисты, будучи слугами буржуазии, яв­ляются прямыми классовыми врагами проле­тариата, особенно теперь, когда они в союзе с капиталистами вооруженной рукой подав­ляют революционное движение пролетариата как в своих, так и в чужих странах» (там же, стр. 12—13).

Прикрываясь флагом защиты оте­чества, социал-предатели натравливали друг на друга рабочих и крестьян воюющих госу­дарств, например, немецких рабочих на француз­ских и английских, а последних — на немецких.

Во 2-м Интернационале против социал-шо­винизма пошло лишь незначительное мень­шинство и то не совсем уверенно и определенно. Против империалистической войны решитель­но, сразу и без колебаний выступила только партия большевиков. В 1914 г. Ленин в тезисах о войне указал еще раз, что позорный крах 2-го Интернационала — не случайность, что партии 2-го Интернационала были заражены оппортунизмом еще и до войны, что оппорту­нисты стали социал-шовинистами.

Все империалисты подготовку войны уси­ленно скрывали от своих народов. А во время войны каждое буржуазное правительство пы­талось доказать, что оно только защищается от нападающих соседей, т. е. что война ве­дется только во имя защиты родины, а не для захватнических целей, что война не империа­листическая, а оборонительная.

Ту же поли­тику обмана народов проводило и русское царское правительство. И не случайно оно выступило в союзе с Францией и Англией. К 1914 г. в руках иностранного капитала (пре­имущественно французского, английского и бельгийского) находились важнейшие отрасли промышленности — уголь, нефть, металлургия — и значительная часть прибылей шла в загра­ничные (англо-французские) банки. Кроме этого яркого факта зависимости России, нуж­но иметь в виду царские миллиардные займы, заключенные царским правительством во Фран­ции и Англии, что и превратило Россию в данницу Антанты, в ее полуколонию. Царское правительство, помещики и буржуазия, на­чиная войну, рассчитывали завоевать новые рынки, использовать военную обстановку для подавления революционного движения и хо­рошо нажиться на военных заказах. Царская Россия стремилась захватить Константино­поль, Дарданеллы (пролив из Черного моря в Средиземное море), к разделу Турции, к грабежу Австро-Венгрии — захвату Галиции.

Эта первая мировая империалистическая война подготовлялась всеми империалистическими госу­дарствами. В особенности, с одной стороны, Германией и Австрией, с другой, — Францией, Англией и Россией. Франция, Англия и зави­симая от них Россия составили в 1907 г. Антан­ту, т. е. союз — Тройственное согласие. Герма­ния, Италия и Австро-Венгрия составили так­же империалистический союз, который поддерживали Турция и Болгария. В начале войны Италия, выйдя из этого союза, примкнула к Антанте. Большие противоречия между этими двумя группами империалистов, стремившимися к переделу уже поделенного мира, и привели к войне. Германия хотела отнять у Франции и Англии колонии, а у России — Польшу, Украину и всю Прибалтику. Франция стре­милась захватить у Германии Эльзас-Лотарингию и Саарский железо-угольный бассейн. Англия боялась роста вооружений Германии, вытеснявшей с мирового рынка английские товары, и стремилась захватить у Турции Месопотамию, Палестину и крепче засесть в Египте. Война стала мировой, так как в нее позднее вошли США, Япония и другие госу­дарства.

Империалистический характер войны скрывали от народа и все оппортунисты, социал-шовинисты 2-го Интернационала. В Рос­сии помогали царизму, помещикам и буржуа­зии скрывать захватнические цели войны рос­сийские социал-предатели — эсеры и меньше­вики. Все они защищали «необходимость обо­роны буржуазного „отечества» от „прусских варваров», поддерживали политику „граждан­ского мира» и помогали, таким образом, пра­вительству русского царя вести войну так же, как германские социал-демократы помогали правительству германского царя вести войну против „русских варваров»» [История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 157].

Единственная партия, которая осталась вер­на революционному интернационализму, была партия большевиков. Она, непоколебимо стоя на позициях марксизма-ленинизма, повела решительную борьбу против царского само­державия, помещиков, капиталистов — против этой явно грабительской войны. «Большевики считали, что наименьшим злом для народа в империалистической войне было бы военное поражение царского правительства, ибо оно облегчило бы победу народа над царизмом и успешную борьбу рабочего класса за осво­бождение от капиталистического рабства и империалистических войн. При этом Ленин считал, что политику поражения своего импе­риалистического правительства должны про­водить не только русские революционеры, но и революционные партии рабочего класса всех воюющих стран» (там же, стр. 161).

Партия большевиков выдвинула боевой лозунг «превращения войны империалистической в войну гражданскую». Этот лозунг вскрывал предательское существо эсеро-меньшевистского требования во время войны о сохранении «граж­данского мира». Большевистский лозунг озна­чал, что трудящимся, рабочим и крестьянам, одетым в солдатские шинели, для того чтобы избавиться от войны, необходимо повернуть оружие против своей буржуазии.

Партия большевиков, вместо эсеро-меньшевистской за­щиты царского буржуазного правительства, выдвинула политику «поражения своего прави­тельства в империалистической войне», что означало на практике — обязательное голосова­ние против военных кредитов, организацию в армии нелегальной революционной работы, братание солдат на фронте, организацию рево­люционных выступлений против войны, с тем чтобы превратить эти выступления в револю­ционные восстания против империалистического пра­вительства.

Партия большевиков, проводя эту революционную политику, не была противни­цей «всякой войны». Партия была против захватнической войны. «Большевики считали, что война бывает двух родов: …война спра­ведливая, незахватническая, освободитель­ная, имеющая целью либо защиту народа от внешнего нападения и попыток его порабоще­ния, либо освобождение народа от рабства ка­питализма, либо, наконец, освобождение коло­ний и зависимых стран от гнета империалистов, и… война несправедливая, захватниче­ская, имеющая целью захват и порабощение чу­жих стран, чужих народов. Войну первого рода большевики поддерживали. Что касается войны второго рода, большевики считали, что против нее следует вести решительную борьбу вплоть до революции и свержения своего империали­стического правительства» (там же, стр. 161).

Ленину, Сталину, партии большевиков при­шлось вести систематическую, упорную борьбу не только против открытых социал-шовини­стов, но и против скрытых, замаскированных социал-предателей, т. н. центристов. Этот тип социал-шовинистов — центристы — был не менее хитрой и опасной формой измены и предатель­ства, так как они свой обман рабочих и тру­дящихся прикрывали «левыми» фразами. Цен­тристы—Каутский, Иудушка-Троцкий, Мар­тов и др. — на деле поддерживали войну и вместе с открытыми социал-шовинистами тре­бовали от рабочих отказа во время войны от классовой борьбы, чтобы тем самым не мешать империалистическому правительству вести войну «до победного конца». И в этот период Иуду­шка-Троцкий «по всем важнейшим вопросам войны и социализма стоял против Ленина, против большевистской партии» (там же, стр. 159).

В целях организации борьбы с со­циал-шовинистами, Ленин с первых же дней войны стал организовывать силы для создания нового, 3-го Интернационала. В 1915 г. и в 1916 г. в Циммервальде и Кинтале состоялись кон­ференции интернационалистов, на которых Ленин организовал левую группу. Однако ни Циммервальдская ни Кинтальская конференции не приняли основных положений большевист­ской политики (превращение империалистической войны в войну гражданскую, поражение в вой­не своих империалистических правительств, орга­низация 3-го Интернационала). Все жe Кин­тальская конференция способствовала орга­низации интернационалистических элементов, на которых и организовался впоследствии Ком­мунистический 3-й Интернационал. В борьбе с открытыми и скрытыми социал-шовинистами «Ленин критиковал ошибки непоследователь­ных интернационалистов из левых социал-демократов, таких, как Роза Люксембург, Карл Либкнехт, но в то же время помогал им занять правильную позицию» (там же, стр. 160).

После первой мировой империалистической вой­ны и в настоящее время, когда вторая империали­стическая война началась и уже охватила более полмиллиарда людей, — в эти периоды социал-шовинисты стали открытыми сторонниками разбойничьего социал-империализма. Вторая империалистическая война «началась… втихо­молку, без объявления войны. Государства и народы как-то незаметно вползли в орбиту второй империалистической войны. Начали вой­ну в разных концах мира три агрессивных го­сударства, — фашистские правящие круги Гер­мании, Италии, Японии» (там же, стр. 318).

Фашисты готовят империалистическую войну про­тив страны социализма — СССР. В целях един­ства действий всех рабочих и всех трудящих­ся VII Конгресс Коминтерна выдвигает глав­ной задачей международного рабочего движе­ния тактику единого рабочего и антифашист­ского народного фронта для борьбы с наступ­лением капитала, с фашизмом и против импе­риалистической войны. Движущей силой этого мас­сового единого фронта борьбы против фашиз­ма и империалистической войны были всегда и остаются коммунистические партии, которые и со­здают боевое единство действий рабочего клас­са и всех трудящихся.

Образование единого фронта с социал-демократическими и ре­формистскими организациями для борьбы за мир, против фашизма требует решительной и последовательной борьбы против реакционных элементов социал-демократии, готовящих совместно с им­периалистами антисоветскую войну, и тесно­го сотрудничества с революционизирующимися элементами социал-демократических партий и реформистских проф­союзов, стремящихся вести революционную борь­бу против империалистической войны и фашизма.

БСЭ, 1 изд., т. 42, 1939 г., к.527-530

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.