Антинародные законы в фармации и «торгаши»-фармацевты

фармацияВ конце декабря 2017 года Минпромторг предложил принять законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» и изменения в статью 2 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в части розничной торговли лекарственными препаратами». Суть нового закона в том, чтобы наделить продуктовые торговые организации (магазины, супермаркеты, гипермаркеты и т.д.) возможностью хранить и продавать безрецептурные лекарственные средства.

Ситуация на фармрынке РФ сложилась такая, что около 70% препаратов в аптеке – это безрецептурные препараты. При этом, выручка аптек от продажи этой группы препаратов составляет около 50% от оборота. К примеру, за 2017 год она составила 51% от продаж, в денежном выражении это 440 млрд руб.

Эти 440 млрд руб. уже долгое время не дают покоя крупным торговым сетям вроде X5, «Магнит» и др., за которыми стоят известные в стране олигархи. Сумма немалая даже для долларовых миллиардеров – почти полтриллиона рублей (7-8 млрд. долл. США), почему бы ее не забрать себе? Тем более, что реализация лекарств – дело беспроигрышное: люди будут болеть, а значит лечиться и покупать лекарства – деваться им некуда.

Подобная инициатива Минпромторгом, отстаивающим интересы крупнейших торговых монополий страны, выдвигалась до этого уже три раза: в 2009[1], 2014[2] и в 2016 г.г. Сейчас мы наблюдаем четвёртую попытку захватить лакомый кусок рынка продажи лекарственных препаратов. В этот раз Минпромторг имеет все шансы осуществить задуманное, ведь даже Минэкономразвития и ФАС встали на его сторону[3].

Чем мотивируют Минпромторг и Минэкономразвития внесение поправок в закон «Об обращении лекарственных средств»? Минэкономразвития считает новый закон (выделение в тексте здесь и далее – В.А.)

«направленным как на развитие конкуренции на фармацевтическом рынке, так и на повышение доступности лекарственных препаратов для конечных потребителей».

А Минпромторг добавляет:

«Мы надеемся, что люди смогут более доступным способом своевременно пополнять домашние аптечки. Особенно удобна покупка лекарств в торговых точках для работающей части населения».

Одновременно с этим законом ФАС, обслуживающая интересы крупного капитала, собирается обязать все российские организации, торгующие лекарственными средствами, предлагать покупателям прежде всего дешёвые российские аналоги, а уж затем какие-то иные фармпрепараты.

Казалось бы, новые законы, которые собирается принять буржуазная власть, позволят трудящимся экономить время и деньги на приобретение лекарств, а российские министры действительно заботятся о народе.  Но как обстоят дела на самом деле?

Люди, не связанные с медициной, а иногда и связанные (ныне уже не редкость встретить человека, имеющего высшее медицинское образование, который всерьез считает, к примеру, гомеопатию и гомеопатические средства — методом лечения) плохо понимают, что представляют из себя лекарства, как они работают и чем отличаются друг от друга. Обычно принимается во внимание только один критерий – цена. Но всё не так просто.

Фармпрепараты состоят из активных (действующих) веществ, которые как раз и оказывают лечебное воздействие на организм человека, и разных вспомогательных веществ, которые могут напрямую влиять на разнообразные параметры действия лекарства, например, на его биодоступность, длительность действия, снижения риска побочных эффектов и др.

Существуют оригинальные препараты, действующие вещества которых производящие их фармкомпании «открыли» сами, и дженерики – копии этих оригинальных препаратов. При первой регистрации оригинального препарата, его создателю даётся защитный патент, на несколько лет оберегающий владельца-капиталиста от посягательств на своё лекарство от других капиталистов. Как только срок действия этого патента истекает, другие фармкомпании получают легальную возможность производить и продавать аналогичные препараты с тем же активным (действующим) веществом.

Капиталист — владелец оригинального препарата, пытаясь отбить свои затраты на научно-исследовательскую работу по созданию  препарата, вывода его на рынок, рекламы и пр., устанавливает на свой препарат довольно высокую цену. А производители дженериков получают формулу действующего вещества в готовом виде, без особых затрат: производи, да фасуй в необходимой лекарственной форме — таблетки, мази, капсулы и т.д., и получай себе желанную прибыль. Поэтому цены на копии оригинальных препаратов всегда намного дешевле.

В разные препараты кладут сырьё разной степени очистки и происхождения. Самым некачественным традиционно считается и действительно является китайское сырьё. Оно стоит очень дёшево, из него можно делать сверхдешёвые препараты и значит получать от их продажи огромную прибыль.

Очень дешёвые российские препараты, стоящие зачастую рублей 10-20, тоже обычно очень низкого качества. Часто у них нет даже оболочки для защиты лекарства от действия кислоты и ферментов желудка. А это влияет на усвояемость этих лекарств в кишечнике, так как лекарство просто «не доходит» до кишечника, прореагировав с веществами в желудке, что не будет благоприятным для человеческого здоровья. В составе таких препаратов только самый минимум, необходимый для формирования таблетки. Естественно, что лечебный эффект от таких лекарств низок.

Из-за некачественного сырья лекарство может иметь слишком долго проявляющийся эффект, что может привести к потере времени при лечении и переходу болезни в хроническую форму или к появлению сопутствующих заболеваний. А может случиться и так, что основной лечебный эффект даже не проявится, но «побочки» (побочный эффект) расцветут пышным цветом, что нанесёт вред здоровью человека, вместо того, чтобы помочь ему.

К тому же эти лекарства вовсе не российские — они только производятся на территории России. А заводы, производящие эти лекарства, принадлежат иностранному капиталу, который скупил бывшие советские фармацевтические фабрики и навел на них свои капиталистические порядки, в том числе в отношении качества производимой продукции, выпускаемой, естественно, только лишь на российский рынок – в зависимую, практически колониальную страну, которая сама уже мало что производит и довольна всем тем, что ей кинут с барской руки западные монополии. Компания Верофарм, к примеру, является собственностью американской корпорации Abbot, которой принадлежит 98,3% всех акций Верофарм[4]. Компания Фармстандарт – принадлежит кипрской компании Augment Investments Ltd, 100% акций[5] и т.д.

Если будут приняты вышеуказанные законы, на фармрынке России появится огромное количество новых точек сбыта лекарств, которые практически никак не будут контролироваться. Ни для кого не секрет, что в продуктовых магазинах часто не соблюдается СанПин, не ведётся правильно работа со сроками годности продуктов, нередки случаи перебивки сроков годности (автор настоящей статьи как-то в «Перекрёстке» умудрился купить две куриные туши с перебитым сроком годности, уже стухшие, но обнаружил это только дома, вскрыв пакеты). Как же тогда продуктовые магазины смогут следить за лекарственными препаратами, хранение которых в розничной продаже требует специальных условий и немалых знаний? Судя по всему, никак.

Огромное количество новых точек сбыта значительно облегчит сбыт фальсифицированной продукции, потому что контролировать столь большое количество точек Росздравнадзор просто не сможет. К тому же от всяких контролеров крупным торговым монополиям несложно откупиться, что они, как правило, и делают — и это тоже ни для кого не секрет.

Также, придя в магазин за лекарством, покупатель не получит никакой квалифицированной консультации от фармацевта, потому что фармацевты в розничных продуктовых сетях не предусмотрены. И поскольку наше население в массе своей имеет очень скудные познания в медицине и лекарствах, люди будут покупать первое, попавшееся им под руку, что опять же ударит по их здоровью.

Понятно и другое, что эти новые законы, если они будут все-таки приняты действующей властью, приведут к разорению множества мелких аптек и небольших аптечных сетей, а значит к увольнению многих тысяч сотрудников,  работающих сегодня в них.

Чтобы ускорить этот приятный для торговых монополий процесс и исключить возможность выжить на фармрынке мелким специализированным торговым фармпредприятиям, российская власть придумала новый ход: аптеки теперь обязывают предлагать всем покупателям  дешёвые «российские» аналоги, которые в большинстве своем не идут ни в какое сравнение с импортными препаратами-оригиналами. А это отнюдь не шутка. Ведь одно дело лекарство от головной боли за 20 рублей, сделанное из некачественного, неочищенного сырья, и совсем другое дело – лекарство для регулирования частоты сердечных сокращений.

Покупатели, в основном старшее поколение, прекрасно помнят «копеечные» качественные лекарства в СССР. Они до сих пор наивно убеждены, что современные российские дешёвые препараты им не уступают. Однако, в СССР лекарства делались для удовлетворения потребности трудящихся в лекарственном средстве, для того, чтобы действительно помочь людям вылечиться, тогда как в капиталистической РФии делается все для того, чтобы кое-кто – самые крупные и самые жадные капиталисты — получили максимальные прибыли. О людях же никто не думает!

Качество современных российских и советских лекарств совершенно несопоставимое! Мне как профессиональному фармацевту очень часто приходится выслушивать жалобы людей, особенно пожилых, что лекарства им не помогают, они просят дать им «наше, советское», которое раньше хорошо помогало, и я вынужден им отказывать, отлично зная, что нынешнее российское лекарство им не только не поможет, а может еще и навредить. А теперь меня и моих коллег фактически заставят врать людям в глаза, предлагая им эти, прямо скажем, совсем не полезные лекарства в первую очередь!

Помимо фальсификатов и ухудшения здоровья населения эти  вышеуказанные нововведения власти могут привести не к удешевлению цен на фармпрепараты, а к их подорожанию! Прежде всего, подорожанию тех самых  дешёвых «российских» аналогов. Ведь погоня крупных сетевых магазинов за максимальной прибылью вкупе с большими закупками у фармпроизводителей позволит торговым розничным монополиям почти единолично контролировать розничные цены на лекарства, а значит поднимать их настолько, насколько позволят кошельки покупателей. Вот такое вот «содействие развитию конкуренции» на фармрынке и «обеспечение доступности лекарств для населения».

Все эти антинародные законы не в малой степени ударяют и по работникам аптек. Профессия фармацевт силами владельцев аптечных сетей, которые стремятся выжить на рынке, стремительно превращается в обычного неслабо эксплуатируемого продавца-кассира, обременённого ненужными ему в работе знаниями о лекарствах. Во время учёбы фармацевтов учат разнообразным разделам фармацевтики, изготовлению лекарств по индивидуальным рецептам, дают даже клинику и патологию — знания, которые, казалось бы, должны способствовать улучшению здоровья людей, избавлению их от болезней. Но что его ждёт в аптеке после выпуска? Будущий фармацевт уверен, что он будет помогать людям решать их проблемы со здоровьем, общаться с врачами по поводу выписки лекарств, совместно с ними приходить к решениям по отпуску дозировки препарата и т.п. А на деле его ждёт только касса, «товар дня», «товар недели», «товар месяца», «мотивационная программа» (фармпроизводитель проплатил аптечной сети приоритет в продаже своих лекарств, в связи с чем работодатель требует от фармацевтов продажи этих препаратов в первую очередь, преподнося это им как средство увеличить «свой» фонд зарплаты), продукты под брендом аптеки и… «не забудьте аскорбинку с носовыми платочками»! О человеке – покупателях, больных людях, которым нужно помочь и которым не у кого больше просить помощи – никто и не думает! Только о прибылях, выручке, обороте…

Часто выпускники фарм-факультетов увольняются через полгода-год, не выдержав такого откровенного торгашества, навязываемого офисом аптечной сети. Иногда доходит прямо до маразма – продажа в аптеке обычных кондитерских изделий, что является прямым нарушением всех существующих инструкций, в соответствии с которыми в аптеке могут присутствовать товары только из списка аптечного ассортимента.

Новые законы ещё больше подорвут авторитет профессии фармацевта. Они заставят хозяев аптек и аптечных сетей ради сохранения своих прибылей в условиях жесткой конкуренции с сетевыми продуктовыми магазинами выжимать из своих фармацевтов все соки.

Уже сейчас никого не удивляет наличие камер и микрофона не только у кассы, но и по всей аптеке! Женщины-фармацевты возмущаются тем, что при переодевании в рабочую одежду и обратно им приходится раздеваться под неусыпным оком видеокамеры. Для чего это сделано? Специально ради унижения наемного персонала? Иного объяснения у меня лично просто нет.

При осуществлении отпуска лекарств вводятся стандартные фразы, которые должен говорить фармацевт покупателю на той или иной стадии процесса покупки. Одновременно вводятся и штрафы за несоблюдение этих «стандартов». Из фармацевтов-людей делают машины, выдающие лекарства за деньги. Нормально, по-человечески с покупателями поговорить становится невозможно. Говорить нужно только то, что положено. Шаг вправо, шаг влево – расстрел.

В крупных аптечных сетях уже не редкость увидеть в торговых точках почти идентичных роботов-фармацевтов, одинаково здоровающихся, одинаково задающих вопросы и одинаково прощающихся. В одной аптечной сети я лично читал прейскурант штрафов, среди которых были такие, как:

  • «неправильная, “закрытая” поза фармацевта у кассы»,
  • «поздороваться иначе как “здравствуйте, чем могу вам помочь?”»,
  • «отсутствие улыбки при общении с покупателем»,
  • «фармацевт не предложил пакет для упаковки товаров» (как правило, эти пакеты платные, и по инструкции аптеки не имеют права торговать пакетами — они не входят в аптечный ассортимент) и т.п.

Одним из самых худших и вопиющих фактов угнетения фармацевтов является отказ работодателя от заключения договора с компаниями-утилизаторами лекарственных средств. Вместо этого работодатель заставляет фармацевтов самим выкупать лекарства, вышедшие из срока годности (неважно, рецептурные они или безрецептурные) под предлогом того, что фармацевты аптеки сами виноваты – «вовремя не реализовали товар»!

Но как можно «вовремя» или «не вовремя» реализовать рецептурные препараты, когда рецепты на них выписывают врачи, а не фармацевты? Можно сказать, что это абсурд. Но это не абсурд, это капитализм. Это нормальная логика капиталиста, частного собственника, для которого существует только одна ценность в жизни – прибыль. Исходя из этого для него логично, разумно и рационально все, что ее увеличивает, и глупо то, что прибыль уменьшает. Вот поэтому вся работа фармацевтов в подавляющем большинстве аптек сводится к постоянному контролю сроков годности лекарств и их своевременной продажи, точнее откровенному втюхиванию их покупателям.

Фармрынок России, страны зависимой, полуколониальной, наводнён огромным количеством «фуфломицинов» и никому не известных БАД. Нам в страну отправляют всякий мусор, который неудобно реализовывать в «цивилизованных» странах капитализма. Эти препараты никто не покупает, но аптечные сути упорно заключают  договора с производящими их компаниями, имея с реализации таких препаратов немалые «дивиденды». Фармацевты не обращают внимания на такие «лекарства» до тех пор, пока не начинает истекать срок их годности. После чего  они вынуждены навязывать эти препараты посетителям аптек, чтобы не платить за них самим, из своей зарплаты.

Отпуск сроковых препаратов поставлен на поток настолько широко, что даже увольняясь, фармацевт часто вынужден заплатить несколько тысяч рублей из причитающихся ему расчетных денег «в счёт ближайших сроковых препаратов», то есть за препараты, которые выйдут из срока в течение примерно трёх месяцев, считая с момента увольнения фармацевта. Работодатели объясняют это наказание работника следующим образом – за то, что «вовремя их не реализовал». Таким образом хозяева аптечных сетей экономят многие миллионы, систематически недоплачивая рабочим аптек (штрафы за неправильную позу, неположенную по должностной инструкции фразу и др.) и перекладывая на них затраты за утилизацию лекарств.

С этой утилизацией лекарств есть еще одна немалая проблема, уже не денежная, а экологическая. Дело в том, что, выкупив под давлением хозяев аптек «вовремя нереализованный» препарат, фармацевт, которому он совсем не нужен,  просто выбрасывает его в мусорную корзину. А это не шутка. Лекарственные средства – это не бытовые отходы. Это химия, и часто довольно опасная. Такой способ «утилизации» лекарств чреват немалыми экологическими последствиями. Скажем, слив антибиотика (в суспензии) в унитаз загрязняет антибиотиками ближайшие водоёмы, что повышает в окружающей среде резистентность бактерий, а это, в свою очередь, может привести к появлению модифицированных инфекций, которые неизвестно как лечить. Таблетки и капсулы, пакетики и мази и т.п. лежат на свалках, подвергаясь воздействию солнца, дождя, холода, жары, бактерий и пр. Они гниют и разлагаются, заражая почву самыми разными веществами — продуктами своего распада.

При этом до сих пор не ясно, как же следует утилизировать фармакологическую продукцию и ее отходы. Правилами уничтожения недоброкачественных лекарственных средств, фальсифицированных лекарственных средств и контрафактных лекарственных средств, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 03.09.2010 N 674 (в ред. от 04.09.2012)[6] регламентирована утилизация только перечисленных в названии типов фармпрепаратов. Но нигде ни слова не написано, как же следует поступать с фармотходами – просроченными препаратами и побочными продуктами производства лекарств. Получается, что компании-утилизаторы при осуществлении своей деятельности руководствуются своими собственными взглядами на уничтожение лекарств. Как им будет выгоднее, так и уничтожат,  наплевав на экологию страны и здоровье нашего народа.

Каков выход из всего такого положения вещей?

Уверен, что только один – это социализм. Фармация при капитализме не способна выполнить своей первой и главной функции – удовлетворить потребности людей в лекарствах, которые бы помогали им лечить свои болезни. Фармация при капитализме – это средство для высасывания последних денег из трудящихся. При этом всё новые и новые меры по «оптимизации» производства и торговли лекарствами ещё больше ударяют по здоровью трудового народа, по обеспеченности его дешёвыми и качественными лекарствами.

Только в социалистическом обществе фармация будет действительно помогать трудящимся, а не травить их имитацией лекарств ради получения прибылей капиталистическими производителями и торговцами. Только социализм действительно решит проблему доступности и качества лекарственных средств – позволит медицине действительно лечить людей, а не усиливать их болезни.

Прекрасный пример того, как это было осуществлено и как работало – Советский Союз. В СССР была огромная разветвлённая сеть аптек по всей стране, начиная от крупных городов и заканчивая маленькими селами и деревнями. Все самые нужные и основные лекарства были доступны даже в самых отдаленных местах Сибири, не то, что в Европейской части страны. Широко были представлены аптеки, производящие лекарства по индивидуальным рецептам. Такие препараты подбираются специально под конкретного пациента с его конкретными заболеваниями, хранятся очень малый срок, но при этом обладают отличным лечащим эффектом и имеют очень низкую стоимость. Поэтому их и позакрывали в капиталистической РФии, как «нерентабельные», то есть мешающие крупным мировым фармацевтическим кампаниям захватывать российский рынок лекарств.

Знания фармацевта в области фармации станут при социализме на первое место, из кассира, он превратится снова в специалиста в области обеспечения населения лекарствами, которые действительно лечат, а не калечат.

Такой идиотской проблемы, как проблема сроковых препаратов, при власти трудящихся и общественной собственности на средства производства просто не будет. Рабочий класс не будет травить сам себя сроковыми лекарствами и гробить экологию родной земли. Это капиталистам плевать на Родину и народ, он думает только о своей прибыли, а рабочий класс думает о благе всего народа, о благе будущих поколений. Поэтому он обеспечит все необходимые средства и способы для экологически чистого уничтожения лекарств (а может и их переработки в производстве!). И уж точно не станет заставлять фармацевтов платить из своего кармана за «вовремя не реализованные» препараты.

Поэтому, вопрос об охране здоровья народа и фармации, как его важнейшей и существенной части, вопрос о доступности и качестве лекарств возможно решить только в связи и на почве социальной революции, когда на первое место станет максимальное удовлетворение потребностей общества и на базе высшей науки и техники, а не максимальная прибыль, как сейчас, при капитализме.

Виливс А.

Добавление от 14.02.18 г. Как справедливо указано тов. lark в комментарии под моей статьей, мне следовало разъяснить и про «оригинальные» препараты.

Как и дженерики, они могут содержать некачественное сырьё, но в красивой упаковке, как в примере с сальбутамолом, о котором писала тов. lark. Такие препараты часто «разделяются» на две части – для продажи в «цивилизованных» капиталистических странах, где качество сырья высокое, и для продажи в странах колониальных и полуколониальных, зависимых, где то же самое лекарство производится прямо на месте.

Например, многим известный «Детралекс» – оригинальный препарат. Раньше нам в Россию слали его из Франции, однако теперь, специально для России и стран СНГ его производят прямо у нас в стране. При этом, для Европы и Америки «Детралекс» так и остался французского производства с европейским сырьём. Медики — представители компании «Лаборатория Сервье Индастри» (компания-владелец лекарства) утверждают, что в России лекарство только фасуется и пакуется, а сырьё для него всё так же идёт из Франции. Однако это не согласуется с растущими негативными отзывами о «новой» версии препарата — нареканий на препарат очень много.

При капитализме обман происходит на каждом шагу и абсолютизировать «оригинальные» препараты действительно было бы неправильно. И в Китае, и в Индии есть и качественное сырьё, которое используется более дорогими дженериками, и эти лекарства вполне себе хорошего качества.

[1] https://www.kommersant.ru/doc/1250748

[2] https://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2014/06/27/v-magazine-kak-v-apteke

[3] https://gmpnews.ru/2017/12/minekonomrazvitiya-podderzhivaet-zakonoproekt-o-prodazhe-lekarstv-v-magazinax/

[4] https://ru.wikipedia.org/wiki/Верофарм

[5] https://zachestnyibiznes.ru/company/ul/1060274031047_0274110679_AO-FARMSTANDART

[6] http://recyclemag.ru/article/chto-delat-s-prosrochennymi-lekarstvami

Антинародные законы в фармации и «торгаши»-фармацевты: 11 комментариев

  1. Довольно широко и подробно рассмотрены все проблемы фармацевтики, все правильно. Хочу только добавить немного . Некачественное китайское сырье считается вполне очевидным фактом а западных производителей якобы качественные препараты. Думаю, что не надо смотреть на проблему производителя столь прямолинейно. Короткое время в продаже был сальбутамол китайского производства 50 р. Отлично помогал. Всегда в продаже ирландский и израильский 150 р. , который вызывает желание выругаться. В аптеку захожу при крайней необходимости, т.к. вижу в ней средство для выкачивания денег из доверчивых, которых еще жизнь ни чему не научила, граждан..
    Проблемы не только специфические для производства и продажи лекарств, но это проблемы, касающиеся всего кап. производства — истощение ресурсов планеты и трудового потенциала.

  2. «Нам в страну отправляют всякий мусор, который неудобно реализовывать в «цивилизованных» странах капитализма. »

    В 2005-2008, примерно мне врач знакомый вот что рассказал:

    Одна крупная японская фармацевтическая кампания испытывала новые лекарства на гражданах РФ. Точнее на пациентах одной крупной больницы.
    Врачам участвовавшим в этой вполне официальной программе платили очень хорошие деньги.

    Делали это под предлогом того, что нужно было узнать как действуют препараты на жителей разных климатических поясов. Вот только выглядело это скорее так, что испытания проводили на тех, кого меньше жалко. Где-то в Африке они тоже лекарства испытывали.

    1. Это давно делают. Мы в России уже не первое десятилетие подопытные кролики, причем во всех областях.

  3. Никогда не смотрел на проблему с этой стороны, потому что не имею к медицине отношения. А вот жена—медик, но не врач. Однако к лекарствам относится критично. Ходила к гомеопату, говорит другим же помогает. В последний поход разочаровалась вроде. Гомеопат катается на белый иномарке, продавая сахарные шарики, а в городе довольно трудно найти работу, чтобы оплата была не на грани выживания. Такие вот буржуазные парадоксы.

    1. Гомеопатия- это лженаука, эксплуатирующая эффект плацебо. Мрази наживаются на глупости людей.

  4. «Компания Фармстандарт – принадлежит кипрской компании Augment Investments Ltd»

    Так это ж какой-то типичный кипрский оффшор! Большая часть акций кипрской кампании наверняка принадлежит директору этой компании и каким-нибудь женам и детям россиянских чиновников. Типичная россиянская схема ведь!

    1. «Типичная россиянская схема» — это когда граждане с русскими фамилиями сидят зиц-председателями в таких компаниях, скрывая настоящих хозяев — иностранный капитал. Примеров тьма. Хоть Ходорковский, хоть Галицкий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.