Англия. Что Октябрьская революция сделала для нас?-2

Из статьи на сайте Коммунистической партии Великобритании (марксистско—ленинской), Председатель — Харпал Брар.

Начало

Что Октябрьская революция сделала для нас?

1.. Национальная система здравоохранения.

Великая Октябрьская социалистическая революция, которая создала первое в мире социалистическое государство, и столетие которой отмечается в этом году, принесла с собой первую в истории систему всеобщего социального обеспечения для всех членов общества, и среди наиболее важных из этих достижений было первое в мире полностью бесплатное здравоохранение.

До тех пор, пока СССР не предоставил своим примером  живое доказательство того, что это возможно и реально, капиталисты всегда отказывали удовлетворять требования рабочих о предметах первой необходимости, таких, как жилье, всеобщая занятость, здравоохранение, образование, пенсии и т.д., как якобы слишком дорогих для того, чтобы было возможно удовлетворить всех; что предприятия будут неконкурентоспособными, а работники в конечном итоге потеряют работу, если работодатели станут раскошеливаться на что-либо сверх  основной заработной платы рабочим.

Но универсальное обеспечение всех потребностей жизни в СССР и постоянно растущее качество жизни советских людей, которое было достигнуто уже в 1930-х годах, — достигнуто без эксплуатации и в условиях, когда остальная часть мира была охвачена катастрофическим экономическим кризисом, — вдохновили рабочих и угнетенных людей труда всего мира. Они воочию увидели, что может дать им социализм. Опыт Великой Депрессии, фашистской жестокости империализма в годы кризиса и ужасающей войны, порожденной кризисом, привел рабочих во всем мире к пониманию необходимости пролетарской революции.

Невероятные достижения и героические жертвы советского народа в разгроме нацистской Германии еще более укрепили высокий престиж социализма. Имя Иосифа Сталина, великого учителя и руководителя советского народа, почиталось рабочими и крестьянами во всем мире. Революции охватили бывшие оккупированные территории Европы, вспыхнули во всех колониях и полуколониях. От Китая и Кореи на востоке до европейских народных демократий на западе, социализм распространился как могучая волна.

В империалистических метрополиях капиталисты неожиданно «обнаружили», что не только возможно, но и вполне практично и необходимо обеспечить определенный базовый минимум для рабочих — так родился «капитализм благосостояния».

Понятно, что мы в Британии обязаны нашей государственной системой здравоохранения, нашими местными органами власти, нашей школьной и университетской системой, нашими пенсиями и нашими пособиями по безработице непосредственно Октябрьской революции — примеру, созданному ею, тому вдохновению и мужеству, которые она дала рабочим всего мира, и тем непередаваемым ужасом, которым она наполнила сердца капиталистов, видевших, как основы их правления рушатся у них на глазах.

«Государство всеобщего благоденствия» — временная пустышка

Меры, принятые для рабочих в британском «государстве всеобщего благосостояния» после Второй мировой войны, улучшили жизнь в стране практически для всех. Тем не менее, поучительно сравить эти достижения с тем, что имели рабочие в Советском Союзе, чтобы увидеть разницу между тем,  когда все государство работает на удовлетворение потребностей всех людей, и тем, когда трудящимся кидают некоторые подачки, не ущемляющие особо классовые интересы хозяев  капиталистического общества.

Как мы сегодня ясно видим, уступки в сфере благосостояния трудящихся были приняты правящими классами «цивилизованных» стран под серьезным давлением масс, ибо капиталистическая система находилась в тяжелом кризисе и ей потребовались временные стабилизационные меры. После того, как послевоенный бум реконструкции закончился, капитализм снова засосало в экономический кризис, и тут же начался постепенный отказ от идеи «государства всеобщего благосостояния».

С развалом Советского Союза на смену этим постепенным мерам пришли более решительные меры, фактически разрушающие всю систему социальных гарантий Британии. Неумолимое усиление кризиса в настоящее время приводит к уничтожению до самого основания систем здравоохранения, жилья, образования и благосостояния, про которых британские рабочие когда-то думали, что они завоеваны навсегда.

Однако даже до этой постепенной эрозии выбитых у капиталистов социальных прав и уступок уже существовали определенные ограничения в отношении того, что может быть достигнуто рабочими при капитализме даже в самых благоприятных для них условиях.

Государственные услуги, сформированные потребностями капитала

Всеобщее медицинское обеспечение в Великобритании стало большим шагом вперед по сравнению с тем, к чему рабочие имели доступ до войны, когда большая часть медицинского обслуживания была чрезмерно дорогой и почти все услуги в этой области зависели от дохода или благотворительности. Но и  система национального здравоохранения — NHS имеет два очень больших минуса.

Во-первых, все социальное благосостояние трудящихся Британии оплачивалось не только за счет налогов на заработную плату британских рабочих, но и за счет сверхэксплуатации колоний Великобритании, т.е. кровью  и потом угнетенных и нещадно эксплуатируемых рабочих во всем мире. Во-вторых, социальное обеспечение в Британии всегда определялось не столько потребностями рабочих, сколько потребностями капитала, причем последнее постоянно усиливалось, поскольку баланс классовых сил перемещался в пользу буржуазии.

Созданная в 1948 году новая медицинская система Британии была профинансирована из налогообложения центрального правительства. При ее  введении медицинский уход предусматривался полностью бесплатным, но уже в начале 1950-х годов были введены ограничения для стоматологии и офтальмологии — британскому империализму нужны были средства для участия в агрессивной войне против корейского народа.

Каждый человек тогда имел право на заботу, даже люди, временно проживающие или посещающие страну, любой человек мог быть направлен в любую больницу — местную или более удаленную. (См. Краткую историю NHS Джеффри Риветта, nhshistory.net)

Однако, согласно статье, опубликованной в газете «Пролетариан» в  2006 году, «с момента создания в NHS сохранились элементы частной медицины. В то время как больницы были национализированы (путем масштабных переговоров, а не изъятия их в госсобственность), врачи общей практики, стоматологи, окулисты и общественные фармацевты оставались «малыми предприятиями», частниками. Независимые практикующие врачи заключали контракты на предоставление определенного объема услуг NHS. И хотя консультанты в больницах стали наемными работниками, они тоже работали на договорной основе и могли параллельно заниматься частной медициной. Таким образом, богатые люди всегда могли получить «особое обращение» – за деньги, а обратный путь — к преимущественно частной медицине был заложен в основах NHS изначально. Капиталисты просто ожидали условий, благоприятных для ее восстановления». («Конец для NHS”, август 2006 г.)

Многое было сделано в сфере «равенства обслуживания», которое было предоставлено британским рабочим в период расцвета NHS,  и хотя равенства, безусловно, стало больше, это никоим образом не могло изменить разрыв между мультимиллионерами, хозяевами финансового капитала, с одной стороны, и трудящимися массами — с другой…

Здравоохранение — это еще и эмоциональная проблема, которая подчеркивает тяжелые последствия бедности, неравенства и эксплуатации при капитализме, переводя их в окончательные черно-белые термины: жизнь или смерть.

Многочисленные исследования показали тесную взаимосвязь между качеством жилья, образования, питания, уровнем заработной платы людей и их здоровьем. Но только в социалистических странах эта проблема была решена по-настоящему.

Когда Куба объявляет о дальнейшем увеличении ожидаемой продолжительности жизни своих граждан (в настоящее время она составляет 79 лет), это тем более значительное достижение потому, что оно не содержит в себе разрыва между имущими и неимущими. Средняя продолжительность жизни в Великобритании сегодня составляет 81,5 года, но ошибочно было бы думать, что это означает, что «каждый человек живет дольше». В беднейших слоях населения Британии ожидаемая продолжительность жизни для мужчин может быть на 25 лет ниже, и есть все основания полагать, что диспропорция будет продолжать расти, поскольку жесткая экономия и безработица наносят все более серьезные удары по трудящимся массам, а бедные в Великобритании становятся все более бедными. (См. статья «Условия для рабочего класса в Британии 21 века — здоровье»)

NHS в капиталистической Британии никогда не могла повысить реальную заработную плату, уровень питания, улучшить жилищные условия или культурную жизнь своих пациентов, она оказалась не в состоянии справиться с несчастными случаями на производстве и стрессами, которые являются стандартными угрозами для жизни наемных работников любой капиталистической страны. Врачи NHS могут только мечтать о наличии возможностей и времени для проведения ежегодных обследований своих пациентов, регулярных визитов на дом и о том, чтобы действительно знать жизнь той части общества, которую они обслуживают. Какой врач не чувствовал бы себя счастливым, зная, что введение мер безопасности в промышленности будет отнесено к компетенции отдела здравоохранения, или что, если потребуются диетические изменения для улучшения здоровья пациента, их осуществление может быть субсидировано и проконтролировано?

Численность врачей и больничных коек на душу населения в Британии никогда не была на том уровне, который считается нормальным в социалистическом обществе. На Кубе сегодня на каждые 10 000 человек приходится 59 врачей, в Великобритании – только 27.

Даже на пике своего расцвета британская NHS была неполной по масштабу и явно недостаточной. Сегодня, когда экономический кризис становится все глубже и капиталисты отчаянно ищут пути для повышения прибыли от инвестиций, мы являемся свидетелями заключительных этапов существования этой системы.

Достижения социалистической Кубы в области здравоохранения и образования сегодня широко известны, но менее известно на Западе, что пионерами всякого рода предоставления социальных услуг трудящимся были Советы. Именно в СССР впервые применили подход к здравоохранению, который касался не только лечения симптомов и заболеваний, но прежде всего их профилактики.

Привязывая это к необходимости заботиться о благополучии каждого человека в обществе, Советское правительство сосредоточилось на создании безопасности и стабильности посредством обеспечения достойного жилья, образования, занятости и культурного досуга каждому гражданину страны. Оно стремилось помочь каждому чувствовать себя полезным обществу и счастливым, всемерно уменьшало стресс и старалось обеспечить все, что необходимо человеку для полноценной жизни.

По словам помощника народного комиссара по общественному здравоохранению проф. Н. Проппера-Гращенкова в этот период:

«В СССР… безработица, бедность и нищета были окончательно устранены на основе отмены эксплуатации человека человеком. За очень короткий промежуток времени социалистическому государству удалось значительно повысить материальный и культурный уровень всего населения, тем самым заложив прочную основу для успешной работы в области общественного здравоохранения» («Здравоохранение СССР говорит само за себя» , 1941)

Капитал, напротив, оказался бессилен решить проблемы, которые СССР решал с поразительной скоростью. Сегодня многие работники даже в самых богатых капиталистических странах вынуждены жить в условиях, которые с рождения и до конца жизни подрывают их здоровье — переполненные и небезопасные жилища, нищета, изоляция, плохая пища и загрязненный воздух являются основными препятствиями для здоровой жизни людей. Даже самые привилегированные работники часто не могут заниматься любимым делом, им не хватает времени или возможностей на отдых, общение, досуг и культурные занятия. Вместо этого они вынуждены жить и работать в состоянии хронического долговременного стресса и недосыпания. Более того, фундаментальный смысл и цель жизни, которые при социализме обеспечиваются полезной работой и чувством общности с другими людьми, отсутствуют в их жизни.

СССР уничтожил трущобы, построил водопроводы и канализационные системы в городе и на селе, электрифицировал и газифицировал всю страну. Количество и качество пищи, доступной обычным людям, постоянно увеличивалось. Более того, советское государство включило в свою работу в области здравоохранения такие ключевые факторы, как экологические меры (защита почвы, воды и воздуха от загрязнения) и организация общественного питания на научной и гигиенической основе. Большой акцент был сделан на том, чтобы врачи постоянно обновляли свои знания, их постоянно информировали о последних достижениях медицинской науки и техники.

До революции в царской России было менее 20 000 врачей; к 1937 году в Советском Союзе их было уже 132 000. Бюджет здравоохранения в целом в 1937 году был в 75 раз больше, чем в 1913 году, а число больничных коек увеличилось с 138 000 в 1913 году до 572 000 в 1939 году. К 1956 году, несмотря на разрушительные последствия войны, в СССР насчитывалось 1,3 миллиона больничных коек — 67 на 10 000 человек. В Великобритании даже сегодня их всего 28 на 10 000 человек, и этот показатель неуклонно снижается. (Центральное статистическое управление СССР, 40 лет Советской власти по фактам и цифрам, 1958)

Качество больниц также претерпело значительные изменения. Советские больницы были чистыми, яркими и приятными местами, укомплектованными хорошо подготовленными специалистами, оснащенными по самым высоким мировым стандартам. Они были тесно связаны с научно-исследовательскими институтами и обеспечивали не только медицинскую, но и качественную, тщательно разработанную с позиции науки, питательную и бытовую помощь своим пациентам.

Что касается образования новых работников здравоохранения, то в течение 20 лет после революции было создано 14 новых медицинских институтов и 133 средних медицинских учебных заведения.

Из-за особой восприимчивости младенцев и малышей к инфекционным заболеваниям в первые десятилетия Советской власти детские сады для детей в возрасте до трех с половиной лет находились под контролем комиссариата общественного здравоохранения. За тот же период число посещающих их детей увеличилось с 11 000 до 5,75 млн. Государство организовало для советских женщин безопасное место, где они могли бы оставить на время рабочего дня своих детей. Во всей царской России было всего девять детских и родительских центров; в СССР в 1938 году их было уже 4 384. (См. вышеуказанную работу проф. Проппера)

В СССР сначала стремились к тому, чтобы как можно быстрее охватить медицинской помощью все население страны, а затем стали улучшать ее качество — благодаря лучшему обучению медицинских практиков, созданию новых медицинских и научно-исследовательских институтов и общенациональному стремлению повысить стандарты здравоохранения, не только среди медработников, но и в обществе в целом.

Каждый врач должен был один раз в месяц читать публичные лекции по профилактической медицине — в общественных парках, лекционных залах, медицинских центрах и школах, которые всегда были подкреплены соответствующими наглядными материалами — плакатами, брошюрами и т. д.

Тысячи и тысячи рабочих комитетов на фабриках, фермах и других предприятиях страны сотрудничали с местными медицинскими работниками, чтобы иметь обратную связь и улучшить услуги здравоохранения, контролировали расходы, следили за гигиеническими условиями на рабочих местах, организовывали санитарное просвещение. Рабочие и местные комитеты контролировали и проверяли больницы и санитарные учреждения, направляя информацию о выявленных недостатках в районные надзорные органы или даже в комиссариат (министерство) здравоохранения.

Царская Россия была очагом инфекционных эпидемических заболеваний. Во время Первой мировой войны ситуация с эпидемиями в стране еще более ухудшилась. Советский Союз начал работать после революции так, чтобы коренным образом ее изменить — сначала искоренили чуму и холеру, затем резко сократили распространение сыпного тифа и оспы, потом остановили распространение брюшного тифа, скарлатины, кори, дифтерии и других болезней — массовых убийц.

Во время Второй мировой войны в стране не было ни одной (!) серьезной эпидемии, несмотря на страшные лишения, которые в то время вынужден был во всем нести Советский Союз. И это величайшее достижение — яркое свидетельство работы, проделанной до войны, которой была надежно обеспечена прочная основа для охраны здоровья всего советского общества.

За 20 лет революции СССР добился:

  • 50-процентного сокращения детской смертности;
  • увеличения роста новорожденных детей в среднем почти на два дюйма среднего по сравнению с 20 годами ранее;
  • сокращения случаев заболевания туберкулезом на 83 %;
  • снижение уровня заболеваний сифилисом на 90%;
  • снижения смертности на 40 %;
  • резкого всплеска рождаемости;
  • последовательного снижения производственного травматизма, профессиональных заболеваний и несчастных случаев. (См. работу проф. Проппера)

Та же тенденция улучшения здоровья советских трудящихся продолжилась и после войны. Громадный экономический подъём как результат героического труда советского народа позволил СССР очень быстро восстановить и превзойти довоенный уровень производства. А вместе с этим возросли и возможности советской медицины. Например, в период с 1934 по 1958 гг. ежегодные случаи малярии сократились с 9,5 млн. до 2,5 тыс.

Основа этих достижений была заложена условиями постоянного роста благосостояния рабочих. Например, за три года с января 1934 года по 1937 год цены на хлеб и масло снизились более чем наполовину, яйца и сахар подешевели почти на три четверти, а цены на мясо снизились на треть. За тот же период цены в Германии значительно выросли, а зарплаты рабочих упали. (См. Hewlett Johnson, The Socialist Sixth of the World, 1939)

С другой стороны, заработная плата советских рабочих постоянно возрастала. К примеру, средний рабочий в СССР заработал в 1938 году более чем вдвое больше, чем за пять лет до этого, в 1933 г., и это при том, что цены на предметы первой необходимости снижались. В итоге реальная заработная плата рабочих возросла более чем в 2,5 раза. Все это не могло не оказать глубокого благотворного влияния на здоровье нации. Профессор Проппер отметил, что к 1939 году советские люди потребляли в среднем более 100 граммов белка в день по сравнению с 35-40 граммами, потребляемыми в то же самое время жителями Германии.

Общественные столовые и рестораны предлагали советским гражданам специальное питание для тех, кто вынужден был соблюдать диету, и это дало возможность контролировать такие заболевания, как диабет или болезни сердца. Питание было областью интенсивного изучения в советской системе здравоохранения, принципы и правила общественного питания были тщательно разработаны. Диетические магазины также помогали трудящимся придерживаться этих специальных диет, предоставляя им необходимые продукты для домашнего потребления. (Генрих Сигерист, «Общественная медицина в Советском Союзе», 1937)

Таким образом, можно видеть, что Советский Союз не только понимал, что достаточное обеспечение предметов первой необходимости является краеугольным камнем достойной жизни людей, но и принимал реальные и конкретные меры, чтобы такое положение было бы достигнуто для всех.

За здоровьем промышленных рабочих следили особенно внимательно. Те, кто работал с опасными веществами, работали сокращенный рабочий день, они  проходили дополнительные медосмотры и получали дополнительные продукты. Комиссариат здравоохранения также уделял большое внимание сокращению числа аварий на производстве, поскольку

«эта работа направлена ​​на защиту жизни и здоровья рабочего человека, самого ценного актива в Советском Союзе».

Техника безопасности была введена повсеместно и неускоснительно соблюдалась, а пункты первой помощи и клиники были созданы прямо на рабочих местах — при заводах и фабриках страны. Этим медицинским учреждениям было поручено не только оказывать помощь пострадавшим, но и следить за условиями работы людей и внедрять меры по сокращению числа несчастных случаев и профзаболеваний. (см проф. Проппер)

В отличие от всего этого, в Великобритании отдельные кампании под давлением рабочих были вынуждены ввести отдельные меры по защите труда, но их было немного, да и введены они были не для всех работников. Первый закон о безопасности и гигиене труда в стране был принят только в 1974 году. Исполнительный орган по охране труда и технике безопасности, которому было поручено обеспечивать соблюдение законодательства в области охраны труда и техники безопасности в Великобритании, справедливо критиковался десятилетиями, но толку не было никакого. Теперь и от него осталась лишь бледная тень. В результате смертность и число травм на рабочем месте снова растут, а рабочие, которые протестуют против опасных условий труда, рискуют быть уволенными. (См. «График охраны здоровья и безопасности», Британский совет по безопасности, 19 августа 2014 года)

В СССР сотрудники учреждений здравоохранения на производстве постоянно следили за общим состоянием здоровья рабочей силы, те работники, кто, по их мнению, нуждался в поддержке здоровья, направлялись в дома отдыха или санатории. К 1939 году более двух миллионов рабочих ежегодно проводили свой отпуск на красивых курортах и домах отдыха, предоставляемых советской службой здравоохранения. (См. Работу проф. Проппера)

В то время забота Советского Союза об окружающей среде также была непревзойденной. В СССР были введены строгие нормативы выбросов опасных газов в атмосферу с учетом явления накапливания малых доз вредных веществ в атмосфере. Например, в СССР был принят допустимый уровень содержания цианистого водорода в воздухе в 40 раз меньше, чем разрешалось в США.

Новые методы бурения, обширная вентиляция и другие меры по борьбе с пылью были введены на шахтах, они сопровождались обязательными медицинскими осмотрами всех горняков с целью сокращения и искоренения ранее распространенных у шахтеров заболеваний легких. В то же время в советских городах были введены меры контроля за уровнем шума: от приглушения промышленных установок до запрета использования автомобильных гудков в застроенных жилых районах

Как отметил Хьюлетт Джонсон («Красный декан» Кентербери):

«Наука в Советском Союзе рассматривает здоровье и красоту, а также и материальное производство. Это помогает и художнику, и доктору. Наука… газифицирует уголь и, при минимальной помощи человека, обеспечивает потребителям свет, тепло и электричество, предотвращая потребление необработанного угля в открытом огне, загрязнение воздуха, гниение зданий и избыток ультрафиолетовых лучей. Угольные пожары ответственны за рахит и многие другие болезни. Они прокладывают путь уродству в промышленных зонах… Чистые небеса и дома ждут советских рабочих!» (Хьюлетт Джонсон, «Социалистическая шестая часть мира», 1939)

Следует помнить, что все это происходило в то время, когда в капиталистическом мире считалось, что загрязнение является неизбежным следствием всякой промышленной деятельности человека. В Британии Закон о чистом воздухе, который, наконец, положил конец известному смогу Лондона, вступил в силу лишь в 1956 году. Законодательство по защите горняков от болезней легких в Великобритании не существовало до 1975 года, и даже тогда, когда его приняли, оно оказалось невыполнимым для капиталистической системы. (См. «Британия на работе: Здоровье и безопасность» Дейва Лиддона, unionhistory.info, 2012)

В отличие от этого в СССР современные технологии были поставлены на службу людям, и это привело к появлению новых, самых передовых мировых технологий во всех сферах науки и техники. Хьюлетт Джонсон привел один пример такого рода из мира медицины. Он рассказывает о том, как новая первопроходческая советская технология хранения крови продвинула вперед мировую медицинскую науку и дала возможность спасти жизни многих людей.

«Президент Международного конгресса по переливанию крови подчеркнул, что Советский Союз занимает лидирующее положение в науке о переливании крови. Именно советские ученые впервые выяснили, как можно сохранить кровь для будущего ее использования. До этого открытия переливание крови осуществлялось только при непосредственном контакте донора и получателя. Советы передали знание своего метода мировой науке, помогая испанским республиканцам в их борьбе против фашистской агрессии».

К 1937 году в СССР было 830 районных пунктов переливания крови, и не было недостатка в волонтерах, желающих ее поделиться с другими. Рассказ одного донора описывается в книге Джонсона:

«Таню Барову когда-то спасли путем переливания крови. Теперь она в благодарность за свое спасение предлагает свою собственную кровь  другим людям. Семь врачей проверяют, хорошая ли у нее кровь, и достаточно ли она сама сильна для того, чтобы делиться этой хорошей кровью с другими.

Ее кровь объявлена ​​подходящей, и у нее берут треть пинты. Специальное питание восстанавливает ее, и она возвращается на донорский пункт через шесть недель, чтобы еще раз помочь другим людям». (Hewlett Johnson, там же)

Планирование: ключ к успеху социализма

Социалистическая медицина основана на потребностях людей, а способность удовлетворять эти потребности опирается на способность социалистического общества планировать.

Социалистическое планирование приобретает большую силу в том смысле, что оно применяется не только к каждой отдельной области жизни, но и ко всем из них вместе, это комплексный, целостный подход, учитывающий взаимосвязь всех аспектов жизни людей, при котором правильно оценивается, например, связь между жильем, занятостью, питанием и здоровьем населения.

Эффективность британской NHS в годы ее расцвета была основана на «аналогично интегрированной структуре под руководством централизованных органов здравоохранения, функция которой включала в себя планирование распределения ресурсов и предоставление услуг в соответствии с научными статистическими знаниями о фактической и прогнозируемой клинической потребности на большой региональной основе». («Конец Национальной службы здравоохранения», «Пролетариан», август 2006 г.)

Эта способность планировать была большой силой NHS, но неспособность расширить планирование на все общество, охватить все аспекты жизни британцев или хотя бы контролировать все аспекты здравоохранения в рамках системы NHS с самого начала была ее величайшей слабостью. Поэтому одним из наиболее важных шагов по демонтажу системы NHS стало уничтожение способности этой системы планировать на национальном уровне, дележ ее ресурсов и передача части ее ответственности ее подразделениям на местах, которые все больше стали превращаться в отдельные самостоятельные предприятия.

Даже из краткой информации, представленной нами в этой статье, ясно, что советская система здравоохранения была намного лучше, чем любая из систем медицинских услуг, которые способен предложить капитализм.

В свете всех имеющихся доказательств следует только один вывод — капитализм убивает! Если мы в Британии хотим создать достойную и безопасную систему здравоохранения, мы должны требовать не только восстановления системы NHS, но ликвидации в стране всей капиталистической системы. Путь к ее ликвидации – это путь Октябрьской революции!

«Пролетариан», февраль 2017 года

Перевод с английского И. Потылицыной.

http://www.cpgb-ml.org/?secName=proletarian&subName=display&art=1314

Англия. Что Октябрьская революция сделала для нас?-2: 5 комментариев

  1. Вопрос не по теме, но в политэкономии пока ответа не нашёл.

    Сейчас завёл спор с одним программистом, возможно слишком надавил на него, но вопрос был про прибавочную стоимость и может ли его труд её создавать.

    «Созданная программа не будет создавать новой стоимости — её стоимость оценивается ранее созданными материальными благами. Программист, инженер — полупролетариат, прослойка, зарабатывающая на жизнь наёмным трудом, но лишь косвенно относящаяся к созданию новой стоимости, либо работающая с уже созданной стоимостью.» — Прав ли я?

    1. Опубликовал по той причине, что нужно разъяснить Вашу ошибку. Она не в том, что он ИТРовец, а в том, что Вы подходите к оценке профессии программист абстрактно, а не конкретно, как того требует марксизм. «Абстрактных истин не бывает, истина всегда конкретна». Что это означает? А то, что важно знать условия работы программиста, которого Вы рассматриваете, ведь разные их группы и слои могут занимать разное место в общественном производстве. Кто-то работает «фрилансером», по временным трудовым договорам, кто-то вообще без договоров — самостоятельно создает какой-то программынй продукт и затем продает его на рынке, а кто-то работает рядовым сотрудником в числе многих других в крупных информационных компаниях, создающих программные продукты. И классовое положение людей из этих групп будет разное. Первая группа — пролетарии или полупролетарии (тут нужно опять таки выяснять детали), вторая группа — индивидуальный производитель (трудовая мелкая буржуазия), а третья — чистой воды эксплуатируемый пролетариат, хотя и занятый умственным трудом.
      Создают ли программисты, результатом работы которых является программый продукт, допустим, для компьютеров, новую стоимость? Да, создают. Потому что содержание меновой стоимости (которую коротко именуют «стоимость») — абстрактный труд.
      Программисты участвуют в создании материальных благ, потому что без программ — результатов их труда, компьютер — это кусок железа, грубо говоря. Без программ он не имеет потребительной стоимости, не может выполнять свои функции, брать на себя часть работ человека и облегчать его труд в той или иной области. Компьютер с программами — это результат общественного произвоства, результат работы многих тысяч и миллионов людей, каждый из которых выполняет определенную часть работы, без которой компьютера быть не может. Это разделение труда между людьми ставшее его обобществлением (диалектика!). Компьютерные программы входят в понятие производительных сил общества, которые состоят не только из оборудования, машин и другой техники — средств и предметов труда, но еще и из технологий, достижений науки и пр. Совершенствование этих технологий — увеличивает производительные силы общества.

  2. Мне кажется уместным добавить от себя ещё один пруф на переводную статью от товарищей на тему советского здравоохранения:

    http://istmat.info/node/55898

    С печалью думаешь о том, что потеряли…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.