К 1 Мая. Вопросы в рабочих кружках.

рабочяа депутация 1917Необходимое предисловие.

На последних занятиях кружка были заданы два вопроса, ответы на которые могут быть полезны всем нашим товарищам в плане подготовки к 1 Мая. Вопросы эти не касаются напрямую первомайской тактики рабочего класса, однако, могут — вкупе с теми материалами, которые ещё готовятся, — составить более полную и живую картину соотношения классовых сил и борьбы пролетариата в предреволюционные месяцы 1916–1917 гг.

Вопрос первый: «РП иногда упоминает о черносотенцах и черносотенной политике русского  царизма. Можно ли считать черносотенцев предшественниками русского фашизма?».

Ответ: если говорить в том смысле, что из черносотенства напрямую вырос фашизм, то нельзя, это абсурд. Фашизм есть открытая, оголённая форма диктатуры крупной реакционной буржуазии, оформленная как государственная власть и существующая при абсолютном господстве буржуазии в обществе, когда эта буржуазия не делит и не может делить реальную власть с феодальным самодержавием и монархией. Политическая партия фашистской буржуазии, как правило, одна, которая полностью хозяйничает во всём так называемом «политическом пространстве». Эта партия может органически включать в себя и партию крупнейших землевладельцев, но при этом, классово-политически, эти части трудно различить. При этом монархия вполне может существовать в таком государстве – как пережиток феодализма и как, главным образом, декоративно-идеологический институт, который буржуазия использует для сохранения и поддержки своего господства, апеллируя к мелкобуржуазным массам с лозунгом «сохранения и защиты традиций» и т.п.

Что касается партии «Союза русского народа», более известной, как партии черносотенцев, то это была одна из политических партий царской России, существовавшая и  действовавшая в 1903–1917 гг. наряду с кадетами, октябристами, эсерами, социал-демократами и другими партиями и партийками типа мелкобуржуазных трудовиков или партии демократических реформ. Черносотенцы – крайняя правая монархическая партия, партия крупных землевладельцев – помещиков. По словам Ленина

«Черносотенцы образуют последний тип наших политических партий. Они хотят не «конституции 17-го октября», как гг. Гучковы[1], а сохранения и формального восстановления самодержавия. В их интересах – вся та грязь, темнота и продажность, которые процветают при всевластии обожаемого монарха. Их сплачивает бешеная борьба за привилегии камарильи[2], за возможность по-прежнему грабить, насильничать и затыкать рот всей России. Защита во что бы то ни стало теперешнего царского правительства сплачивает их сплошь да рядом с октябристами, и поэтому относительно каких-нибудь правопорядцев так трудно сказать, где тут кончается черносотенец и где начинается октябрист»[3].

Центральный орган черносотенцев – газета «Новое время» (выходила с 1905 года).

(Ремарка: октябристы – партия «Союз 17 октября» — партия крупной и крупнейшей российской буржуазии, а также той части помещиков, которая уже хозяйничала по-капиталистически. Название эта партия взяла по случаю даты опубликования 17 октября 1905 г. царского манифеста, в котором царь обещал «гражданские свободы» и «законодательную думу». Этот манифест был политическим маневром самодержавия, предпринятым реакцией в дни наивысшего подъёма Всероссийской октябрьской политической стачки с целью выиграть время, расколоть революционные силы и подавить революцию).

Как видим, фашизм – это одна из двух основных форм государственной диктатуры крупной и крупнейшей буржуазии, в то время как черносотенство – это политическая партия, выражавшая классовые интересы высшего слоя российской земельной аристократии, которая перед лицом революции, не задумываясь, шла на самый тесный союз с крупной буржуазией (с октябристами).

Ясно, что в общем классовом смысле эти исторические явления одного характера. Члены «Союза русского народа» и фашисты являются наиболее реакционными представителями эксплуататорских классов, защищают их интересы. У них общий главный враг – рабочий класс и беднейшее крестьянство. И черносотенцы, и фашисты главное острие своей политической борьбы направляли против революционного пролетариата и его партии. В этом смысле между ними есть родство, общий эксплуататорский классовый корень. Но считать черносотенцев идейно и политически предтечами фашизма нельзя, это всё же партии различных классов, действовавшие в разное время и в разных исторических условиях.

Для более точного и наглядного представления о черносотенцах будет полезно привести некоторые архивные документы, которые касаются программы «Союза русского народа». Эти документы периода с октября 1916 по февраль 1917 года, т.е. как раз того времени, когда из-под самодержавия, как говорится, ускользала последняя табуретка. В ужасе перед надвигающейся революцией верхушка «Союза русского народа» проводит совещание за совещанием с целью выработки общего плана «по спасению престола и отечества».

Материалы эти не следует рассматривать, как прямые исторические аналогии с событиями сегодняшнего дня, однако для лучшего понимания духа того переломного исторического момента, который мы переживаем, они будут, несомненно, полезны.

Итак, 15 января 1917 года один из виднейших монархистов, член главного совета «Союза русского народа», член Государственного Совета А. Римский-Корсаков направил министру внутренних дел сифилитику В. Протопопову письмо.

«Посылаю вам, — писал он, — сводку общих положений и пожеланий, выработанных на происходивших у меня собеседованиях; они изложены в самой общей форме, так как подробная их разработка представлялась нам делом соответствующих ведомств».

Это письмо Корсакова и «Сводка общих положений» (по сути – проект новой программы «Союза», учитывавший изменения в обществе, произошедших к концу 1916 года, и содержавший уже империалистические мотивы не только царизма, но и русской буржуазии) за его подписью находилось в делах Чрезвычайной Следственной комиссии Временного правительства, а именно в деле № 30589 «Переписка Протопопова»[4]. В сентябре 1917 года в ЧСК по поводу этого письма допрашивали бывшего министра внутренних дел Щегловитова, но он по этому делу никаких показаний не дал, уклонился от конкретики и представил этот документ «мелочью».

Между тем позднее, когда часть архива Временного правительства попала в ВЧК, на письмо Корсакова обратили внимание и пришли к выводу, что оно вовсе не «мелочь». Дело в том, что «Сводка общих положений» черносотенцев, прилагаемая к письму, была, по существу, программой нового государственного переворота, наподобие третьеиюньского 1907 года, развязавшего руки самой жестокой реакции[5]. Кроме того, анализ последних месяцев самодержавия показывал, что именно эта программа черносотенцев была принята правительством к немедленному исполнению и, по-видимому, в полной мере отражала взгляды царя.

В этом отношении очень интересной выглядит содержание записки, помеченной 02.02.1917 г., также обнаруженной чекистами в переписке Протопопова. Эта записка была подготовлена МВД для доклада на Государственном совете. В ней Протопопов пишет:

«Относительно выборов в Государственную Думу 5 созыва член Государственной Думы Н.Е. Марков — второй[6] полагает, что, прежде чем приступить к выборам, необходимо изменить избирательный закон, по примеру 3 июня 1907 года. Новый избирательный закон должен установить выборы по сословиям, ибо сословия являются бытовыми, жизненными ячейками русского народа. Сословная Дума либеральна не будет. В ней также не будет и партийности, ибо каждое сословие будет защищать только свои эгоистические интересы. Тем не менее, и при действующей избирательной системе Н.Е. Марков считает возможным создать ГД 5 созыва относительно правой и консервативной. Для этого в первую очередь необходимо создать новые, широко поставленные органы правой печати и обуздать левую печать»…

Вообще говоря, требование усиления исполнительно-жандармской власти на местах было основным моментом в программе правых и самого царя. Царь в этой связи в середине 1916 года приказал Штюрмеру, тогдашнему председателю совета министров и по совместительству МВД, разработать законопроект о так называемом «областничестве»[7] — наделении губернской и уездной власти некоторыми исключительными полномочиями центральной власти, в частности, по организации военно-полевых судов, в применении войск, повешений и расстрелов против рабочих-забастовщиков и восставших крестьян, конфискаций городского имущества (см. п. 4 «Сводки» по министерству финансов) и крестьянских наделов и т.п.

Этим же поручением Николай Романов предписывал принять все меры против колеблющихся (т.е. либеральных) членов Государственного совета и Думы, выступавших против крайних террористических мер по отношению к рабочим и сельской бедноте. Эти меры, а именно, изгнание, лишение мандатов, чинов и пенсий, принимались безотлагательно. Всякое «колебание» Государственного совета, по мысли царя, должно было окончательно прекратиться с приходом в Госсовет Б. Щегловитова в качестве председателя.

В общем, «Сводка общих положений» — документ, характерный почти в каждом своём пункте: это программа обречённых историей, это аврал господствующего класса, его запоздалые реакции и яростные судороги. Тем не менее, в кратких комментариях к программе черносотенцев нужно отдельно указать на 4 пункт «Общих мер» и на 5 пункт «Мероприятий по ведомствам», в которых намечалась самое широкое подавление либерально-демократической общественности и радикальная чистка низов и середины государственного аппарата: в агонии царизм вышибал из-под себя часть своей служивой опоры, он открыто вставал на путь полной дискредитации органов земского и городского самоуправлений. Предполагалось, что отдельных чиновников, а также наиболее оппозиционных земцев-депутатов, следовало немедленно лишать всех прав состояния и отдавать в штрафные солдатские роты с отправкой на германский фронт.

Накануне Февральской революции, 25.02.1917 г., в «Собрании узаконений и распоряжений правительства», № 51[8], было помещено высочайшее повеление, предложенное Сенату министром юстиции (Щегловитовым), об утверждении наказа «По общей проверке всей постановки дела предоставления отсрочек и освобождений от призыва на службу военнообязанных, равно изъятий от военных повинностей и реквизиций», который являлся, по сути, продолжением и развитием штюрмеровского законопроекта об «областничестве».  Появление этого наказа было напрямую связано с проведением в жизнь модернизированной программы «Союза русского народа»: среди прочих террористических мер, под лозунгом исполнения закона о воинской службе и повинности, царизм в начале 1917 года усиленно зачищал свои тылы уже не только от передовых рабочих и социал-демократов и не только от отдельных «либеральных» чиновников, но и от всех вообще демократически и либерально мыслящих служащих и интеллигентов.

На освободившиеся места на заводах и фабриках зазывались женщины и подростки, а также отсталые молодые крестьяне и инородцы из самых забитых углов России. А на «зачищенные» места в земских советах, комитетах и управах часто назначались жандармы и полицейские. Царизм спешил, и программа черносотенцев, выражавшая классовые интересы самодержавия и крупнейшей буржуазии, слившиеся к 1917 году воедино, разворачивалась. При этом в борьбе с революцией черносотенцы страстно желали быть правее самого царя, в своей «Сводке» они завуалированно упрекали Н. Романова в «излишнем либерализме» и слабости[9]. Но тут разразилась революция, закрывшая все черносотенные планы и разрушившая империалистические программы русской буржуазии.

Обратимся к первоисточнику.

«Сводка общих положений» Союза русского народа имени Михаила-архангела»[10]

«Россия, несомненно, переживает тяжёлое время; оно делается опасным благодаря постоянной политической смене убеждений, колебанию и расшатыванию властей; благодаря полнейшей неуверенности лучших слуг царя в завтрашнем дне; благодаря преступному попустительству общественности; наконец, благодаря отсутствию системы и программы в управлении страною, преемственно обязательной для каждого нового состава Совета Министров.

Только сильная воля способна вести нашу родину к светлому будущему, только при господстве православной церкви может процвести святая Русь.

Поэтому необходимы – в виде программы – нижеследующие общие меры:

  1. Пересмотр основных законов в части, касающейся установления Государственной Думы, её прав, обязанностей и прочего.
  2. Усиление власти на местах.
  3. Необходимо назначение объединённого, правого, ответственного перед царём Совета министров.
  4. Однородности состава Совета Министров должны соответствовать и чины всех ведомств. Ненадёжные элементы должны быть немедленно удалены. Содержание на казённый счёт явных и тайных врагов самодержавия — недопустимо. При стройном подборе правительственного аппарата от верха до низа никакая ответственность, никакой натиск общественности не страшны.
  5. Все силы объединённого правительства должны быть направлены к водворению порядка и спокойствия в стране. Тогда при таком условии возможно, когда придёт время, заключение выгодного и славного мира. При другой обстановке победа над врагом приведёт к той же революции.
  6. Необходимо использовать все силы союзников, не упуская из виду, что гнёт Англии в итоге так же недопустим, как и немецкий.
  7. Необходимо усилить правое крыло Государственного Совета надёжными людьми. В отношении колеблющихся (членов Госуд. Совета и Сената) должны быть приняты меры. Способов для этого много.
  8. Усиление вырождающегося дворянства свежими элементами.

Мероприятия по ведомствам

По министерству внутренних дел

  1. Организация мощной, широкой ежедневной патриотической печати в крупных центрах столицы, не менее 10-12 органов. Влияние на существующие органы печати.
  2. Цензура на всё время войны для полного успокоения страны. Развитие и разумная постановка дел телеграфных агентств.
  3. Основание патриотического книгоиздательства, ежемесячных журналов; книги (лубочного типа) для народа, школы, для детей.
  4. Не стесняя свободы печати, назначить драконовские наказания по суду за клевету, причём возбуждение преследования за оклеветание должностных лиц должно быть в общем порядке, а не в порядке частного обвинения.
  5. Ослабление Зем-Города[11]. Средства для борьбы: усиленная ревизия земских и городских самоуправлений при широком опубликовании результатов ревизий. Ревизия Зем-Города. Привлечение в строй значительного количества людей, освобождённых от воинской повинности по ходатайствам Зем-Города. Ревизии должны протекать при участии чинов МВД.
  6. Там, где введено военное положение, таковое должно применяться в полной мере, — иначе получаются обратные результаты.
  7. Военный закон о конфискации имущества государственных изменников, а также лиц, осуждённых военным судом за попытку к ниспровержению государственного порядка, либо в возбуждении смут, крамол или волнений, могущих ослабить силу государственной власти и обороны государства во время войны.
  8. Широкое награждение верноподданных, особенно низов. Умалилось значение высочайших наград, и для придания соответствующего значения желательно не придерживаться установленного порядка выслуги сроков.
  9. Реформа полиции. Усиление наказания за оскорбление должностных лиц, ложные доносы и проч. Уездные начальники – увеличение содержания. Подчинение общей и жандармской полиции одному началу – взаимная поддержка и солидарность.

По святому синоду

Яркая поддержка православного духовенства. Реформа консистории. Упорядочение дел православной церкви.

По министерству земледелия

  1. Организация сельско-хозяйственных ремесленных мастерских-школ; усиление для севера мероприятий по рыборазведению и упорядочение лесных промыслов. Хозяйственная разработка казённых лесов. Развитие коневодства и животноводства. Покупка хлеба министерством для заграничного экспорта. Эксплуатация Сибири и Кавказа. Пересмотр лесоохранительного закона.
  2. Разумное использование труда военнопленных.
  3. Упорядочение продовольственного дела. Накопление, на случай недорода, запасов.

По министерству финансов

  1. Монополизация нефти и угля.
  2. Покровительственное отношение к созданию кооперативами мелких фабрик и технических производств.
  3. Усиление добычи золота. Использование труда: каторжан, заключённых в арестантских отделениях, ссыльно-поселенцев. Монополизация золотого и платинового дела.
  4. Переоценка городских имуществ.
  5. Передача дел и сумм (обществ) трезвости – духовенству.

По министерству путей сообщения

Усиление железнодорожного строительства. Выкуп частных железных дорог.

По министерству народного просвещения

Усиление правительственного надзора за школами. Пересмотр учебных программ – последние должны преследовать не отвлечённые, а практические цели. Покровительственное отношение к ремесленному и техническому образованию.

По военному министерству

  1. Сокращение тыловых учреждений.
  2. Сокращение отпусков с фронта.
  3. Прекращение заигрывания с общественностью высших чинов армии[12].

По министерству иностранных дел

Реорганизация ведомства. Представители России должны быть русскими по духу. Только такой подбор лиц может внушить уважение к родине. Открытие за границей в крупных центрах органов печати, которые должны работать в наших интересах. Развитие коммерческой агентуры.

Римский-Корсаков».

Вопрос второй: есть ли смысл нынешним рабочим писать обращения и жалобы к президенту России?

Ответ на этот вопрос РП давал уже неоднократно – о том, есть ли смысл овцам жаловаться на волков вожаку волчьей стаи? Или о том, есть ли смысл рабочим искать защиты и поддержки у одного из главных и наиболее опасных своих классовых врагов? Большинству рабочих ответ на этот вопрос уже очевиден.

Тем не менее, коль выше была затронута историческая тема, ещё один вариант ответа на этот вопрос напрашивался в виде конкретного примера или документа, из которого бы следовала вся тщетность и глупость обращений рабочих к главе эксплуататорского государства. А поскольку речь идёт о России, то было бы неплохо показать попытку рабочих «найти правду» именно у русского царя-батюшки, «радетеля за всех сирых и убогих».

В доступных нам материалах мы обнаружили документ, который числился по Петроградскому архиву III отделения (жандармы) и был отнесён к делу Главного управления по делам печати за 1905 год под № 87[13]. Документ этот касался так называемого «треповского» проекта речи Николая II к рабочим после бойни 9 января 1905 года. Документ показался нам характерным и хорошо подходящим для иллюстрации, что называется, с фактами в руках, правильности позиции РП в вопросе о жалобах и петициях.

Суть дела такова. 11 января 1905 года петербургским генерал-губернатором был назначен Д.Ф. Трепов – известная «сова» самодержавной реакции. Одной из причин, побудивших царя назначить полицейского генерала на этот пост, было то обстоятельство, что он, помимо жандармской решительности и энергии, обладал опытом борьбы с рабочим движением, правда, своеобразными методами. Будучи шефом московской полиции, Трепов активно поддерживал «идеи и проекты» жандарма Зубатова, который с его «протекции» начал и вёл свою провокаторскую деятельность среди московских рабочих. Именно Трепов, защищая Зубатова, в своём докладе московскому генерал-губернатору С. А. Романову (царскому дяде, «дяде Серёже» — редкому подонку, палачу московского пролетариата, наркоману и гомосексуалисту) писал, что «правительство должно делать у рабочих то, что делает революционер, только с иными целями»[14]. При этом Трепов удачно совмещал провокационно-шпионские зубатовские методы с грубым полицейским кулаком и казачьей сотней. Совокупность этих «инструментов» казалась ему наилучшим оружием против рабочего класса Москвы. Те же методы он перенёс и в Петербург и использовал их против революции, которую начал пролетариат после расстрела мирной рабочей демонстрации 9 января 1905 г.

Прибыв к новому месту службы, Трепов сразу же прибирает к рукам всё, что может касаться рабочего вопроса, и по-своему пытается «разрешить» его. 12 января, буквально на другой день после своего назначения, обер-жандарм принимает «депутацию» рабочих Путиловского завода. Эту депутацию отослал к нему со своей запиской министр внутренних дел Святополк-Мирский. В записке министр писал:

«Многоуважаемый Д.Ф! У меня сейчас были трое рабочих из Путиловского завода, не принимавших участия в беспорядках и совершенно благоразумных. Не хочешь ли ты с ними поговорить или поручить кому-нибудь выслушать их? Они очень просят, чтобы их послушали, и говорят, что большинство рабочих Путиловского завода опомнились и желали бы приступить к работам…».

Трепов с рабочими поговорил и отправил от себя, взяв слово, что те будут убеждать своих товарищей «не бузить больше», и пообещал, что на заводе никого арестовывать не будут.

Вполне возможно, что эта депутация и натолкнула генерала на мысль «изобразить представительство рабочих в большем масштабе» и выставить самодержавие перед рабочими в обелённом свете.

Поскольку в разговоре 12 января путиловцы не раз высказывали своё желание увидеться с царём и передать ему лично свои жалобы на произвол властей и хозяев завода, постольку Трепов счёл возможным повернуть это желание рабочих в пользу правительства. Он проводит свою идею о рабочей делегации через городское полицейское управление, и уже к утру 18 января к нему на стол ложится список из 34 особо отобранных рабочих разных питерских заводов из числа «благонадёжных», рекомендованных для высочайшего приёма администрацией этих предприятий. Чиновники полицейского управления заранее собрали этих рабочих и сказали им, чтобы те составили и взяли с собой к царю «перечни своих жалоб и претензий для разбирательства его величеством». Рабочих легко убедили в том, что царь не знал о расстреле на Дворцовой площади, и что ни одна жалоба или законная просьба не останется без удовлетворения. Обрадованные рабочие до утра совещались в своих цехах и составляли «просьбы-прошения» к царю.

19 января специальный поезд доставил рабочих в Царское Село. Их завели в большой зал. Какой-то жандарм и свитский генерал принялись инструктировать рабочих, как себя вести перед царём. Никаких записок царю давать не разрешили, а также под угрозой каторги запретили обращаться к царю с какими-либо просьбами. Как же так, спрашивали рабочие, зачем же мы писали жалобы и зачем приехали, коль нельзя говорить с царём? Генералы отвечали в том смысле, что царю «уже доложили всё содержание ваших просьб, и его величество уже всё о ваших нуждах знает»[15].

Вскоре появился царь со свитой. Он поздоровался и прочитал с листка изумлённым рабочим короткую речь. Её, как и большинство своих официальных речей (если не все), Николай не писал сам: речь к рабочим была написана Треповым. После окончания чтения Николай резко развернулся и вышел из зала.

Проект этой речи сохранился в деле министра царского двора Фредерикса в разделе № 9 «Материалы по рабочему вопросу». В 1926 году дело попало в ЛОЦИА – Ленинградский областной центральный исторический архив, а оттуда – в распечатках и копиях – было разослано по областным библиотекам. Так этот документ дожил до наших дней[16].

Вот эта речь — яркий образец классовой позиции эксплуататорской верхушки.

«Я принял вас, чтобы сказать после всего случившегося на этих днях в столице моё слово. Запомните его и верно передайте всем вашим товарищам.

Когда на улицах Петербурга пролилась кровь моих подданных, сердце моё тоже облилось кровью от скорби о несчастных, большею частью неповинных жертвах происшедшей смуты. Виновны в ней изменники и воры, которые вас обманули и которым вы к своей пагубе поверили.

Я верю, что, кроме горсти негодных и потерянных людей, рабочие в огромном большинстве были, есть и будут истинно русскими православными людьми, любящими бога, царя и отечество, верными сынами России, и прощаю им их вину.

Трудна жизнь рабочего человека. Многое нужно в ней исправить, во многом облегчить и упорядочить условия этой жизни. Знаю это; думаю и пекусь о всех вас и устрою так, чтобы все справедливые ваши нужды были удовлетворены, при соблюдении той же справедливости и относительно хозяев ваших.

Я позабочусь, чтобы и хозяева и рабочие всегда имели законную возможность заявлять о своих нуждах и чтобы никто никогда не был обижен и обездолен. А теперь возвращайтесь на ваши заводы и фабрики и принимайтесь, благословясь, за дело.

Помните, что Россия воюет с сильным внешним врагом. Все русские люди от мала до велика, кто не изменник своей родины, должны дружно приняться за общую работу, и тогда бог дарует нам победу».

Но российский пролетариат не поверил «доброму царю». Наоборот, в том же 1905 году первая русская революция тряхнула самодержавие так, что трон едва удержался. А ещё через 12 лет пролетариат избавился и от самодержавного «опекуна» и от буржуазии.

Очень похожие – и по форме и по содержанию – речи произносят сегодня перед российскими трудящимися предводители буржуазного государства и вожди буржуазии РФ. Цена этим речам и обещаниям – ноль. Поэтому надо ли сомневаться в том, что на новом своём витке история, которая уже показала всю грязь, мерзость, ничтожность и никчемность власти и всю бессмысленность обращения к ней, поступит с современными царями и их буржуазной «челядью» ещё решительнее и ещё беспощаднее, чем поступила тогда – в 1905 и 1917-м?

М. Иванов

[1] А. Гучков  – крупный промышленник и московский домовладелец, один из лидеров контрреволюционной партии «Союз 17 октября». Полностью поддерживал внутреннюю и внешнюю политику царского правительства.

[2] Высшей земельной аристократии, придворных — верхнего слоя помещиков-дворян  России.

[3] Ленин, ПСС, т.14, стр. 27.

[4] Московский архив Революции и Внешней политики при Музее Октябрьской революции, ф. 125, оп. 177, д. 30589.

[5] Речь идёт о царском манифесте от 03.06.1907. о роспуске Государственной думы, о времени созыва новой думы и об изменении порядка выборов в Государственную думу. «Официальное» начало «столыпинской» реакции.

[6] Крупный бессарабский помещик – латифундист.

[7] ЛОЦИА, ф. 563, оп. 9661, д. 85421, л.д. 16.

[8] Архив ОИЛ ДОБ им. Н.К. Крупской, ф. 54, оп. 9428, д. 412, л.д. 651.

[9]См.:  П. Курлов «Гибель императорской России», стр. 228-239.: М.: Современник, 1992.; Дж. Бьюкенен «Мемуары дипломата», стр. 171-180. М.: Международные отношения, 1991.

[10] Красный архив, 1-20, 1927, стр. 242-245.

[11] Речь идёт о всероссийских объединениях земских и городских деятелей, принимавших активное участие в деле помощи фронту в 1914–1917 гг.

[12] Имеются в виду, в частности, многочисленные «реляции и заигрывания» начальника штаба Ставки генерала М. Алексеева с лидерами либерально-буржуазного крыла Госдумы и Госсовета – «прогрессистами» Гучковым, Коноваловым, Терещенко и др. Алексеев сочувственно относился к идее «прогрессистов» о добровольной отставке царя и формировании чисто буржуазного правительства.

[13] ЛОЦИА, ф. 501, оп. 3612, д. 87, л.д. 542.

[14] Красный архив, 2-11, 1928, стр. 240.

[15] 1905 год. Сборник. Партиздат, 1930, стр. 84.

[16] Архив ОИЛ ДОБ им. Н.К. Крупской, ф. 54, оп. 8369, д. 56, л.д. 33.

К 1 Мая. Вопросы в рабочих кружках.: 5 комментариев

    1. Вы о чём конкретно спрашиваете? О том, почему такие вопросы возникают, или о том, что такое марксистский кружок? Уточните — ответим.

  1. Вот же ж тварь! Прощает он «вину» рабочим! Расстрелял безоружных рабочих с женщинами и детьми и «прощает» их за это!

    «устрою так, чтобы все справедливые ваши нужды были удовлетворены, при соблюдении той же справедливости и относительно хозяев ваших.»
    Замечателен сам факт, что он рабочим указывает на их место — место рабочей скотины, у которой есть хозяин. Значит и «справедливыми» требованиями могут быть только требования уровня рабочего скота, которые не ущемляют требований хозяев.

    Подобные «речи» сейчас все чаще можно услышать от буржуев и чинуш. «Удар в спину президента» (про митинг в Кемерово), «Денг нет, но вы держитесь», (учителям на жалобы о нищенской зарплате) «Это призвание, хочется зарабатывать — идите в бизнес», и много, много подобного. До сих пор помню поздравление задолицего Тулеева с Новым годом, где эта ж…па в очках рассказывала рабочим, что хлеб-картошка есть, чего ж вы «кошмаритесь», вам и этого хватит, ведь главное, что «мы стали богаче в простом человеческом счастье». (Прощу прощения за завуалированное ругательство, но после просмотра виде из его обращения по-другому и не скажешь)
    https://youtu.be/HrIvQR64lUI

    Большое спасибо автору за интересный документ.

  2. Касательно обращений рабочих к царю-президенту. У Маяковского есть хорошее стихотворение «9-е января», написанное в 1924г., в котором он напоминает о Кровавом воскресении и обращается к рабочим капиталистических стран (а теперь и к нам):

    Не сбиты
    с Запада
    крепости вражьи.
    Буржуи
    рабочих
    сгибают в рожья.
    Рабочие,
    помните русский урок!
    Затвор осмотрите,
    штык
    и курок.
    В споре с врагом —
    одно решение:
    Да здравствуют битвы!
    Долой прошения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.