Секты и их особенности

113_1241. Что такое секты и чем они отличаются от традиционной христианской религии.

В Древней Греции сектами называли группы последователей различных философских учений. После возникновения христианства так стали называть группы верующих, отделившихся от господствующей церкви из-за несогласия с некоторыми ее принципами или обрядами.

Секты возникают, конечно, не просто из-за разного толкования вопросов веры. Само это различное толкование вопросов веры зависит от различия земных интересов верующих, от различия их общественного положения и социальной принадлежности. В классовых обществах, раздираемых классовыми противоречиями, протест против угнетения и социальной несправедливости часто выступал в религиозной форме, отражая бессилие отсталых слоев трудящихся перед господствующими классами.

Не отказываясь от существа христианского вероучения, сектанты часто возводят в догмат своей веры ничтожные отличия в обрядности и культе, вроде употребления в пищу картофеля, сахара, чая, кофе, молока (сладкоедцы, трезвенники, постники, молокане и др.). Некоторые из них считают свою веру совершенно отличной от христианской религии и даже вовсе отрицают, что это религия. Но их разногласия с классическим христианским вероучением не касаются самих основ религии. И уже эта особенность сектантских вероучений говорит о многом: не только не отказываясь от основ религии, а, напротив, стараясь укрепить их, сектанты меняют лишь методы религиозного одурманивания.

Отстаивая самое главное — веру в бога, большинство сект отказывается от попыток логически доказать его существование. Бога нужно чувствовать сердцем, говорят сектантские проповедники. Они полагают, что так можно защититься от истинной науки, которая давно не оставила камня на камне от религиозных доказательств бытия бога. А сердце, душа человека —  «материя темная», до конца не познанная, значит здесь еще можно спекулировать вволю, играть на чувствах людей.

Православные и католики, как известно, поклоняются различным святым — особым посредникам между богом и людьми, покровители ремесел, профессий и т. п. Однако развитие науки и культуры существенно подорвало этот культ святых покровителей. Вот почему «преобразователи религии» — сектанты отказываются от поклонения святым. Некоторые сектанты верят только в бога, другие — в Христа, третьи — в святого духа.

Большинство сект отвергает культ икон. Сектанты высмеивают поклонение иконам, как «дикарское». Но это не меняет самого существа веры. Ведь сектанты, отказываясь от икон, не отказываются от бога, он для них реально существует. Они всего лишь считают, что бога нельзя изобразить на бумаге, на холсте или, как изображены иконы, — на доске, он в душе человека.

Пышные облачения духовенства, внешний блеск церквей, театральность богослужении всегда были в кричащем противоречии с положением полуголодных, нищих слоев верующих. Трудящиеся видели, что церковь и по внешнему своему виду ближе к царям и императорам, чем к бедным и угнетенным. Многие религиозные секты по этой причине отказались от внешней парадности своих религиозных обрядов и значительно упростили богослужение — так они старались приспособиться к верующим, подавляещее большинство которых люди неимущие, беднота.

Многие секты дают верующим право «свободно» толковать «священное» писание, отвергая авторитет святых отцов церкви и толкования пап и патриархов. Это тоже хитрый тактический прием. С его помощью проповедники сект стремятся скрыть или замазать явные противоречия и нелепости «священного» писания, которые теперь, при всеобщей грамотности населения, видны многим рядовым верующим. Так, в результате «свободного» понимания Библии сектанты изображают «шесть дней творения» не как обыкновенные дни, а как целые эпохи, каждая из которых длилась тысячелетия. Наука также говорит об эпохах в развитии Земли. Отсюда сектанты делают вывод о том, что наука якобы подтверждает Библию. На самом деле никаких оснований для разговоров о начале мира наука не дает и дать не может в принципе. Мир вечен, у него нет ни начала, ни конца. Когда ученые говорят об эпохах развития, они имеют в виду не все окружающее нас вообще, а что-то более конкретное — нашу Вселенную,  планеты, Землю, отдельные звездные системы или человечество .

Подобная «свобода» толкования Библии имеет целью изобразить сектантов как людей передовых, не чуждых науки. Только на деле это оказывается все тот же обман, что и в традиционной церкви, попы которой тоже старательно пытаются приспособить под себя и свои цели науку.

В сектах ведется активная систематическая индивидуальная обработка людей. Испытательный срок, строгие меры поведения, необходимость доказать своим поведением право быть в секте, отказ от «греховной жизни» — таковы обычно условия вступления в секту, которые обеспечивают постоянный контроль за жизнью верующих.

Отказавшись от некоторых обрядов, воспринятых христианством из языческих религий (поклонение иконам, кресту, крещение младенцев, причастие, отпевание покойников и т. п.), а иногда и от веры в спасительную миссию Иисуса Христа, бессмертие души и существование загробного мира, секты стараются сохранить самое главное для религии вообще — веру и бога и страх перед ним, перед его судом — «последним судом».

Доказать существование бога невозможно, и поэтому, стараясь как-то укрепить веру в бога, секты выработали ряд специальных методов психологического воздействия на своих членов — с помощью страха, изнурения себя постами и молениями, сектанты доводят себя до такого психического состояния, когда им начинает казаться, что они слышат какие-то «ангельские голоса», разговаривают со «святым духом». У них откровенно «едет крыша». И нередко прямо с молений таких ретивых верующих отправляли в психиатрические больницы. Такое частенько случалось, например, в сектах хлыстов, пятидесятников, иннокентьевцев  и др.

Многие сектанты отличаются диким религиозным фанатизмом, граничащим с полной потерей адекватности. Они с легкостью совершают самые тяжкие преступления, даже не понимая, что творят. Только в сектах возможны такие страшные дела, какие имели место, например, в 60-х года XX века в западногерманском городе Франкфурте. Когда полицейские открыли дверь мастерской сапожника Георга Карузерта, их взорам открылась ужасающая картина: к стене  большими гвоздями было прибито тело человека. Верхняя часть его тела была обнажена, а в области сердца торчало копье. Вокруг были расставлены фигурки богородицы и свечи, на полу стояли молитвенные скамеечки. Весь этот антураж говорил о том, что сектанты сначала убили человека диким, совершенно варварским способом, а потом преспокойно молились на распятого как на живую икону.

Сектантские наставники, проповедники, пресвитеры, как и православные попы, внимательно наблюдают за жизнью окружающих их людей, используя малейшую слабость, ошибочный шаг, беду для того, чтобы запутать в своих сетях и взять у человека все, что можно (в том числе и в первую очередь что-нибудь материальное — денежные сбережения, квартиры, машины и пр.) Постигнет человека горе или утрата — они уже тут как тут. Искусно расставляют сети лжи, сочувствия, обмана и лицемерия и тянут свою жертву в дикую религиозную трясину. И каждый из них утверждает, что истина только у него, что спасение может дать только он и его вера и никто другой, что только через него бог награждает людей своей благодатью, а все остальные служат сатане и ведут человека к гибели, к вечным мукам. И самое главное — этот несчастный, попавший в беду человек должен непременно заплатить спасающей его церкви или секте (конечно, не самому попу или главе секты!) за свое спасение, отдать все, что у него есть ценного и дорогого, только тогда, мол, это спасение совершится.

Обвиняющие друг друга во всех смертных грехах, проклинающие друг друга якобы за «ересь», а на деле примитивно конкурирующие друг с другом за паству, которая приносит им в карманы громадный доход, проповедники различных сект и традиционных религий на деле — родные братья. Во всей религиозной вере их интересует, прежде всего, нажива, ради которой они и одурачивают сотни, тысячи и миллионы людей. И этот их материальный интерес того же самого классового корня, что и интерес буржуазии, стремящейся унизить, устрашить, задавить человека, чтобы сделать из него своего наемного раба, безропотно приносящему ей драгоценную прибавочную стоимость. Вот потому-то капиталисты и попы с сектантами ходят под ручку, покрывают и защищают друг друга.

Образно говоря, христианские секты — это гнилые ветви засыхающего дерева христианской религии, которая всегда отравляла и отравляет сознание трудящихся масс опиумом непротивления злу и страхом перед «концом света».

Рассмотрим особенности нескольких наиболее известных христианских сект.

735A90F4-809B-4798-9AB8-D396283A24C3_cx0_cy8_cw87_w1200_r1_s2. Баптисты

Баптисты очень любят говорить о добродетели, о нравственности. Они твердят, что только выполнение их заповедей может привести к «настоящей жизни». Баптисты гордятся многими своими моральными принципами. Их проповедники призывают своих последователей не курить, не употреблять алкогольных напитков, не сквернословить и т. д. Казалось бы, что здесь плохого? Некоторых людей привлекают в баптизме именно моральные заповеди.

«Не убивай», «возлюби ближнего своего» — эти заповеди кажутся хорошими. В самом деле, говорят баптисты, разве плохо, что мы боремся против войны, проповедуем любовь к людям?

Что получается, однако, на деле из религиозного выполнения этих моральных требований, убедительно показывают факты.

Прикрываясь заповедью «не убивай», многие сектанты в СССР, например, отказывались служить в армии.

В одной из газет Донбасса 29 сентября 1957 года была опубликована статья «Ловцы доверчивых душ», где рассказывалось, как сектантка Раиса Левицкая в годы Отечественной войны, играя на эгоизме, себялюбии и трусости 18-летнего Николая Молчанова, уговорила его сложить оружие перед врагом, укрывшись в подземелье. Ссылаясь на «священные» книги, она сумела убедить его в скорой гибели Советской власти. Трус и дезертир 13 лет просидел в сыром, душном подземелье, без света, тепла и солнца. Он таился от людей, выжидая чуда. Его сверстники в это время боролись с врагом, побеждали фашистов, потом восстанавливали страну, строили новые фабрики и заводы, учились, работали, заводили семьи, растили детей — в общем, жили полнокровной радостной жизнью. Молчанов же вышел из подземелья дряхлым, больным стариком. Была загублена молодая жизнь, убита вера в свои силы, воля, отняты энергия, молодость, счастье.

О том, как сектанты старались тушить справедливую ненависть советских людей к фашистам, хорошо рассказала бывшая баптистка Зоя  Андреевна Когань. Однажды она обратилась к активной баптистке Пелагее Серафим, у которой снимала комнату, с вопросом: «Как можно прощать зло? Фашисты убили маму и отца. Если бы я была взрослая, я бы отомстила за них…»

—  Зоя, Зоя, — начала журить Пелагея, — дьявольские мысли у тебя. Грешны твои родителя были, и бог покарал их…

—  Они защищали себя от захватчиков, защищали Родину, хотели, чтобы лучше жилось и им, и мне, и всем.

—  Не нужно было этого делать. Отчизна наша на небесах. Мир полюбишь — тебя он погубит. Мы — в руках всевышнего. Твои родители отступили от веры господней…

Все понятно? Это, оказывается, не фашисты виноваты в своих преступлениях, виновники — сами советские люди, погибшие от рук немецко-фашистских захватчиков!

Это уже не просто буржуазный пацифизм, который призывают выбросить оружие и отказаться от сопротивления угнетателям, что что-то сродни идиотизму, доходящему до явного человеконенавистничества!

Еще опаснее баптистская ложь и абсолютизация «любви к ближнему» в классовом обществе — при капитализме, ведь она фактически запрещает людям противодействовать своему угнетению. Отменяют теье пенсии — радуйся, как дурак, люби свое правительство, воля которого есть воля божья. Не платят зарплату и дома кушать нечего — улыбайся и искренне желай всех благ тому, кто заставил голодать твоих детей. И т. п.

Как не удивляться после этого расцвету в России и республиках бывшего СССР баптистских сект, которые имеют немалое финансирование от российского буржуазного государства и крупных капиталистических корпораций, если от них такая польза капиталистам? За превращение людей в бессловесных рабов, даже не помышляющих о сопротивлении своим насильникам-рабовладельцам, еще и не так отблагодаришь!

Многие верующие искренне думают, что вера делает людей более человечными, чистыми, так как евангельская мораль учит прощать обиды, делать добро, быть тихим и скромным, любить ближнего, как самого себя», быть смиренным и покорным. Внешне такие принципы кажутся не только не вредными, но даже полезными.

Однако при более внимательном изучении их общественного значения отношение к ним меняется. Эти принципы возникли в далекую эпоху рабовладельческого общества, среди людей отчаявшихся, потерявших веру в возможность лучшей жизни на земле. Затем они были использованы эксплуататорами для того, чтобы душить всякие попытки трудящихся даже и мыслях возмущаться своим тяжелым положением. Религия испокон веков служила богатым, стремилась примирить бедных с их участью, заставить угнетенных отказаться от протестов, не восставать против эксплуататорского строя:

«Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Матф., гл. V, ст. 44).

Ясно, что если бы люди выполняли эту идиотскую заповедь, то они никогда не смогли бы освободиться от рабства, от царей и капиталистов и построить социалистическое общество — Великий СССР, где никто никого не эксплуатировал и не угнетал.

Нежизненность этих христианских заповедей подтверждается и тем, что в самой Библии показываются примеры прямо противоположные. Бог там представляется отнюдь не милосердным отцом. Это жестокое, мстительное существо, истребляющее целые народы и города. Верующие находят в Библии указания, которые оправдывают любую жестокость, самодурство, человеконенавистничество, жизнь за счет «ближнего». Недаром христианской моралью часто прикрываются люди злобные, мстительные и жестокие. Самые отъявленные преступники нередко ссылаются на христианскую мораль. Многие из них искренне верят, что достаточно покаяться в своих грехах перед богом, чтобы загладить все свои преступления, какими бы бесчеловечными они не были.

В сектах обычно зовут друг друга «братьями» и «сестрами». Многие проповедники изображают себя борцами за всеобщее братство людей, утверждают, что они учат верующих делать людям добро.

Зачем же, по их мнению, нужно делать добро?

Это, оказывается, нужно для того, чтобы заработать право на жизнь в «царстве божьем». Расчет чисто личный, эгоистичный. Таким образом, в секте воспитывают человека, думающего лишь о себе, о своем личном «спасении», воспитывают эгоиста, себялюбца, плюющего на всех остальных под прикрытием красивых слов о «любви к ближнему».

Любой свой поступок, любую встречу или разговор сектант должен оценивать лишь с одной позиции: а как это скажется на моей будущей судьбе, на моей будущей жизни в царстве божьем?

Все другие люди считаются при этом не товарищами, не друзьями, а рассматриваются как средство для личного спасения: «прощая» их неся им «слово божие», платя им «добром» за «зло», человек якобы может заслужить прощение грехов и блаженство в «царстве божьем». И не мудрено, что моральные проповеди сектантов часто ставят верующего в такое положение, что он, сам того не желая, может совершить, тяжкие проступки.

Человек, утверждают баптисты, в общинах духовно перерождается. Признаком такого перерождения они считают отказ от курения, от вина, от наркотиков, от всяких «мирских» радостей вроде игр, танцев, песен, кино, театров и т. п. Настоящее перерождение человека, попадающего в секту, заключается, однако, в другом. Первое место в его жизни, чувствах, делах, мыслях начинают занимать заботы о «спасении души», постоянный страх перед будущим «наказанием божьим». Это отгораживает его от общества, от настоящей жизни, воспитывает раболепную, бессильную покорность. Влияние общины сказывается даже ни внешнем облике человека. У сектанта-фанатика обычно особое выражение лица, тусклые, безжизненные глаза и тихий голос.

Конечно, не курить, не употреблять наркотики и не злоупотреблять алкоголем — это хорошо. Вред курения, алгоколизма и наркомании очевиден и не нуждается в доказательствах. Но ведь сектанты запрещают табак, вино и наркотики вовсе не потому, что заботятся о здоровье людей, не потому что алкоголизм и наркомания наносят вред самому человеку, его семье и всему обществу, а потому, что они… «загрязняют душу»!

«Тело — храм души, если его загрязнишь, помешаешь душе спастись».

Таким образом, эти заповеди сектантские проповедники используют лишь в целях религиозной пропаганды, для того, чтобы постоянно напоминать верующим о спасении своей личной души, о подготовке ее к «загробной жизни».

Алкоголизм и наркомания сами по себе порождают несчастья, нередко лишают семью средств к жизни, заставляют жену уходить от мужа — пьяницы или наркомана, часто приводит последнего к преступлениям. Но для сектантов и наркотики, и алкоголь — верные помощники. В «душевных», сладкоречивых беседах сектантские проповедники убеждают женщину, доведенную до отчаяния пьянством или наркоманией мужа, вовлечь его в секту, обещая там его «вылечить», и она вступает в секту сама, а затем вовлекает туда и мужа.

Религия и наркотики\алкоголь в каком-то смысле сродни друг другу — не случайно Ленин сравнивал религию с опиумом — одним из наркотическиских веществ. Ведь и религия и водка\наркотики часто привлекают человека тогда, когда он терпит неудачу в личной жизни, когда он душевно утомлен и истерзан. Они обещают на первый взгляд самый легкий выход из положения — забытье, уход в себя от страшного мира. Но эти обещания их лживы, потому что поддержка, которую они дают человеку, призрачна. Она не делает человека счастливым и свободным, не уничтожает жестокость мира, а разрушает\уничтожает самого человека.

Люди с ясной целью, уверенные в своих силах, не нуждаются в опьянении — ни алкогольном, ни наркотическом, ни религиозном. Силу для преодоления жизненных трудностей нужно черпать в других людях — в их совместном объединении в борьбе за изменение существующего общества, в борьбе против эксплуатации и угнетения.

Баптисты не только не могут указать реальных путей к лучшей жизни, но своим вероучением и обрядами делают человека неспособным к борьбе за ее улучшение. Вместо того чтобы решать реальные проблемы жизни, принимать действенные меры, баптист переносит их решение в несуществующий потусторонний мир. Каждый день он слышит от своих проповедников: «Материальное не имеет значения и ведет к греху», «Счастье — это исключительно душевное состояние», «Жизнь ухудшается потому, что у людей нет доверия друг к другу» и т. п. Эти взгляды — естественный продукт эксплуататорского общества, когда господствующие классы всеми мерами стараются отвлечь трудящихся от борьбы за материальные интересы.

Эти взгляды на мир мешают верующему понимать жизнь такой, как она есть. Он убежден в существовании того, что на самом деле не существует: спасителя, на которого можно положиться во всей своей жизни; святого духа и дьявола, которые могут «воплотиться» в человека и определять все его поступки, слова и дела. Это порождает неправильное понимание явлений природы и общества, своих собственных чувств, мыслей, настроений, объясняемых часто не реальными причинами, а вмешательством сверхъестественных небесных сил. Многие простые явления такой человек считает необъяснимыми, не умеет их использовать в своих интересах.

Такой человек сам себя запугивает несуществующей опасностью постоянного наказания. Его страх перед наказанием мешает ему жить и бороться.

Но вред баптистской идеологии не только в этом. Сектантское вероучение не давало и не дает трудящимся осознать свои классовые интересы и использовать в борьбе за них революционные методы. Идеи «всеобщей любви» и «всепрощения» ослабляют ненависть трудящихся к своим угнетателям, притупляют и глушат их революционные настроения. Сектантское вероучение отвлекает внимание угнетенных от настоящих причин их тяжелого положения, прикрывая их именем бога и фиговым листком всеобщей греховности, убаюкивая иллюзорными, несбыточными надеждами на спасение в «царстве божьем».

Секты помогали и сейчас еще помогают удерживать в лоне религии тех, кто уже понял всю фальшь и лицемерие православия, католицизма, ислама, утешая их иллюзиями о некоей «настоящей», «справедливой» религии. Показным демократизмом и вниманием к личном жизни человека, простотой в обрядности сектантские проповедники стремятся привлечь к себе внимание колеблющихся в вере, но не решающихся порвать с ней, разжигают в них религиозный фанатизм.

Но не только в этом реакционность сектантства. Оно более, чем другие религиозные вероучения, ведет к пассивному, а в ряде случаев и к активному сопротивлению всему тому, чем живут люди — участию в политической и общественной жизни страны, распространению культуры и научных знаний. Нашу жизнь здесь на земле баптисты не только объявляют временной. Они утверждают, что все в жизни совершается для «погибели», и призывают бежать от жизни, «спасаться» в молитвенных домах.

На своих собраниях они внушают верующим неприязнь, ненависть ко всем, кто не согласен с их вероучением или совсем не верит в бога.

Баптисты вообще не стремятся к улучшению жизни на земле. Ведь если все зависит от бога или скоро совершится последний суд над человечеством, значит, такие стремления бесполезны и излишни.

Своими силами, утверждают баптистские проповедники, люди не в состоянии улучшить жизнь, уничтожить эксплуатацию и угнетение. Социальное неравенство, говорят они, является следствием врожденной всеобщей греховности человека, и искоренение его неосуществимо человеческими усилиями.

Идеи социализма в наше время приобрели в массах широкое распространение. Коснулись они и многих верующих. Поэтому все религиозные организации стараются как-то приспособиться к этим идеям, столь популярным среди трудящихся. Чтобы привлечь больше верующих, они стараются совместить борьбу за социализм и религию. Они обманывают массы, убеждая их, что надо лишь установить между людьми отношения христианской любви и тогда социализм наступит сам собой. В «царстве божьем», утверждают баптисты, не будет ни эксплуатации, ни смерти, ни печали, ни плача. Но вместе с тем все сектанты считают, что усилиями народа, без бога такое общество создать нельзя.

«Мы, баптисты, идем к социализму путем любви, путем всепрощения. Когда все будут братья, тогда наступит социализм, где все будут счастливы».

Они распространяют, таким образом, вредные иллюзии, будто социализм может прийти без борьбы за него, с помощью бога. Если их предшественники всячески подчеркивали царское происхождение Христа (от иудейского царя Давида), то современные баптисты ищут «родство» с пролетариатом. Одна из инструкций баптистов гласит:

«В беседах с братьями и сестрами рекомендуется заострить внимание на том, что по евангелию Иисус Христос был происхождения пролетарского, сын мелкого ремесленника — плотники Иосифа, а мать его была трудящаяся женщина. Следовательно, спаситель мира по социальному положению своему стоит близко к пролетариату… Иисус Христос был великий социалист, коммунист, духовный отец и предшественник коммунистической партии».

Коммунизм, по их мнению, возможен лишь, в «божьем царстве», к которому путь указан якобы Христом и который может наступить лишь по его воле.

Несбыточные, утопичные идеи о «царстве Божьем» вредны, потому что они мешают рабочим бороться против буржуазии и отвлекают трудящихся от реальной борьбы за построение общества, в котором люди получат все блага, необходимые для полного материального благополучия и расцвета личности.

Как видно, загробные идеи баптистов не имеют ничего общего с коммунистическими идеалами.

img_8810-kopirovat3. Адвентисты

Адвентисты отличаются фанатичной верой в близкое пришествие Христа и конец мира. Само название секты происходит от латинского слова «адвентус», что значит «пришествие».

Более 100 лет распространяют свои мистические идеи о конце света адвентисты. В 1831 году американский баптист Вильям Миллер начал проповедовать, что «конец света» приближается: в 1843 году на землю придет Христос, для совершения своего суда над греховным человечеством. В своих пророчествах он ссылался на Книгу Даниила и Апокалипсис, помещенные в Библии. Попались там Миллеру слова:

«И отнята была у него ежедневная жертва… и сказал этот святой кому-то вопрошавшему: «На сколько времени простирается это видение о ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут пожираемы?» И сказал мне: «На две тысячи триста вечеров и утр, и тогда святилище очистится»» (Книга пророка Даниила, гл. VIII).

Что здесь сказано? Непонятно, скажет нормальный человек. Миллер же, приняв каждый библейский день за год, решил, что второе пришествие Христа состоится 21 марта 1843 года. Нашлись заинтересованные в распространении этих измышлений. Нашлись и одураченные люди, которые поверили новоявленному «пророку».

Когда приблизилось 21 марта 1843 года, никто из адвентистов-фермеров не готовился к посеву, дома и земли продавались и раздавались. В роковой день, как рассказывали очевидцы, адвентисты облеклись в белые одежды, вышли на поля и стали глядеть в голубую высь. Каждому хотелось первым услышать звуки архангельской трубы, описанной в Апокалипсисе, и увидеть спускающегося с небес Христа. Но он, естественно, не явился.

Тогда новоявленный пророк решил, что Христос явится «во второй срок». Ждали еще год. Опять ничего не делали, не засевали поля. Христос опять не явился.

Для успокоения верующих Миллер писал и письме: «Я ошибся, я неправильно высчитал, но все-таки время близко. Христос при дверях». Один из учеников его, Сноу, сел снова за Библию, чтобы найти оправдание обману. «Нет,— отвечал он тем, кто не хотел верить Миллеру, — пророк высчитал срок правильно. Он не учел только того, что сказано в Евангелии от Матфея гл XXV). Там сказано, что Христос-жених запоздал прийти к десяти девам до полуночи. Значит, и здесь он запоздает на полгода. Поэтому второе пришествие совершится 22 октября 1844  года».

Снова все стали ждать. Опять продажа и раздача последнего имущества. Но Христос опять не явился.

Что делать «пророкам»? Они и здесь нашли выход. Очищение святилища, стали они говорить, в 1843 году началось, но это произошло невидимо для смертных, ибо святилище небесное. На землю же Христос придет скоро. Опять нашли соответствующие доказательства в Библии:

«Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который придет сын человеческий» (Матф., гл. XXV, ст. 13).

Удобная штука — Библия, в ней можно найти оправдание любой выдумке. Чем и пользуются проповедники и пророки всех мастей.

Но как же случилось, что люди, трижды обманутые, поверили в четвертый раз?

Чтобы понять это, нужно вспомнить обстановку, в которой действовали Миллер и его подручные. Это было время тяжелых социальных, экономических и политических потрясений. На мелких торговцев и фермеров США обрушился в своей беспощадной мощи капитал крупных собственников. 1830—1837 годы были одним из наиболее бурных периодов развития капитализма в Северной Америке. Массы рабочих и фермеров рассматривались капиталистами как ниспосланные им богом рабы, которых можно эксплуатировать 6eз предела, делать с ними все что угодно и даже уничтожать. Они хладнокровно обрекли миллионы рабочих на смерть в шахтах, на фабриках, железных дорогах. Фермеры и мелкие хозяева не выдерживали конкуренции, разорялись, становились нищими. Многие кончали жизнь само убийством, сходили с ума. Крах собственного благополучия при этом легко воспринимался как предвестие гибели всего мира.

В этих условиях идеи Миллера о близком конце света находили все больший и больший отклик среди отчаявшихся людей. Их довольно многочисленные сторонники начали создавать повсюду свои группы и свои собственные общины.

Разоренные капиталистами люди, не зная куда кидаться за помощью, жадно ухватились за проповеди Миллера в надежде на то, что в столь тяжелом положении их может спасти только сверхъестественная сила — бог, который установит царство справедливости на земле. Поверившие Миллеру простаки раздавали свое имущество, забрасывали села, быстро разоряясь и облегчая тем самым обогащение крупных капиталистических хищников.

В 1846 году среди адвентистов возникает новое течение, созданное Дж. Уайтом и его женой Еленой, якобы имевшей во сне «видение о субботе». Во время этого «видения» бог велел передать всем верующим, чтобы они вместо воскресенья праздновали субботу.

Это «видение» Елены Уайт определило все особенности ставшей затем самым распространенным течением в адвентизме секты адвентистов седьмого дня. Члены этой секты ревностно следят за празднованием субботы независимо от любых обстоятельств. В этот день запрещается работать и что-либо делать даже дома. Не разрешается даже готовить пищу, это делается накануне.

А как же быть адвентисту, если у него имеется домашний скот и птица? Неужели и их заставить соблюдать субботу?

Адвентисты нашли «простой» выход: для ухода за скотом и для других неотложных дел они нанимают «нечестивых» (так они называют неверующих и верующих других религий). Таким людям все равно ведь, говорят адвентисты, не спастись от страшного суда. Так пусть поработают за нас, что так грех, что эдак. Удобная философия, не правда ли?

В субботу адвентисты-субботники совершают прогулы «во славу божию». Они бросают работу независимо от того, закончена она или нет. Особенно большой урон наносится этим сельскому хозяйству в напряженную пору весеннего сева и осенью во время уборки урожая.

Представьте себе комбайнера, который в самый разгар уборки оставляет свою машину. В результате осыпается, гибнет зерно. Адвентист-субботник в это время старается заслужить спасение души. Пусть горит дом, гибнет все вокруг него — адвентист отказывается спасать имущество и людей.

Три так называемые «вести» из XIV главы Откровения Иоанна Богослова также положены в основу вероучения адвентистов седьмого дня.

Первая «весть»— о близости страшного суда. Толкование ее менялось десятки раз за время существования секты, что породило ряд ее направлений: адвентистов тысячелетия, адвентистов будущего века и т. п.

Признаками приближения страшного суда  раньше считали затмения Солнца и Луны, падение метеоритов, прохождение комет, землетрясения и наводнения. Широкое распространение научных знаний быстро лишило адвентистов возможности спекулировать на этих явлениях природы. После этого адвентисты обратились к событиям общественной жизни, объявляя признаками близкого «конца света» рост атеизма, развитие науки и распространение научных знаний и т. п.

Вторая «весть», о падении «вавилонской блудницы» — Рима, истолковывается как падение всех церквей и сект, якобы отклонившихся от «божьих заповедей», и появление истинных «детей божьих» — адвентистов.

Третья «весть» — о миссии истинных христиан, которыми адвентисты считают только себя, проповедовать «заповеди бога и веры Иисуса», несмотря на все преследования.

Большинство христианских религий и сект (католики, православные, баптисты) и поныне не отказываются от антинаучной веры в бессмертие души. Адвентисты же, исследуя Библию, подсчитали, что в ней 853 раза говорится о человеческой душе, но ни слова нет о ее бессмертии. И одним из основных положений их вероучения стало утверждение о том, что бессмертие получат после второго пришествии и страшного суда только адвентисты, а души всех «нечестивых» будут уничтожены навсегда.

Учение адвентистов отличается также запрещением употреблять в пищу ряд продуктов, напитков, курить табак, применять лекарства и т. п.

Во всем остальном вероучение адвентистов мало отличается от баптизма. Как и баптисты, они верят в «богодухновенность» Библии, а свою мораль основывают на так называемых «заповедях Моисея».

Обряды и вероучение секты делают попавших в нее людей замкнутыми, отрывают их от общественной жизни. Среди адвентистов часто встречаются люди, которые ни разу не были ни в кино, ни в театре. Много семейных разладов, несчастий и бед порождает этот фанатизм. Нередки случаи, когда родители силой заставляют детей идти на моления секты.

Отрицая загробную жизнь, адвентисты стараются держать попавших в их сети людей в постоянном страхе ожидания «светопреставления» и «страшного суда», когда бог даст жизнь вечную «истинно верующим». Но теперь адвентисты, наученные опытом прошлого, как правило, уже не устанавливают сроков и дат «конца света», чтобы не попасть впросак.

Проповеди адвентистов о «втором пришествии» не являются делом их «личной веры». Они прямо связываются с наиболее важными вопросами политической и общественной жизни, например, вопросами войны и мира, и носят антипролетарский классовый характер. Адвентисты фактически действуют в интересах буржуазии — они пытаются убеждать людей, простых трудящихся, оставить всякие заботы о будущем. Мир, говорят они, переживает последние времена, и скоро никому не нужно будет все то, о чем каждый сейчас беспокоится: не нужны будут ни жилище, ни домашний скот, ни имущество.

Например, в прошлом, такие проповеди прямо смыкались с борьбой против Советской власти и проводимых ею мероприятий, например, против коллективизации сельского хозяйства, оправдывали дезертирство из Красной Армии. Враждебные советскому социалистическому строю элементы, враги народа — бывшие кулаки, предатели, буржуазные националисты — порой специально с вступали в секту адвентистов, чтобы под ее прикрытием бороться против советского социализма.

34_14. Иеговисты.

Попробуйте спросить о вероучении иеговистов кого-либо из них самих.

Он начнет убеждать, что никакие иеговисты ему неизвестны. Он верит в бога. Эта вера внушена ему самим богом.

— Каким богом?

— Богом Иеговой.

— А Русселя читали?

—  Нет, даже не слышал.

—  А Рутерфорда, а Кнорра?

—  Нет, нет…

Между тем у таких людей нередко обнаруживают в тайниках книги их заокеанских духовных наставников и руководителей, а также их проповеди и инструкции, записанные на аудио и видео. В строгой тайне держат последователи этой секты многие подробности своей подпольной организации.

Чего же они боятся, что стараются умалчивать об этом?

Начнем с истории, ибо даже о происхождении секты иеговисты стараются не рассказывать.

Секта «свидетели Иеговы» возникла в прошлом столетии. Основатель ее — американский купец Руссель. В 1870 году он создал специальный кружок для исследования Библии, который затем превратился в секту «Исследователей Библии». Руссель придумал новый прием для обмана масс пророчествами о близком пришествии Христа: он стал проповедовать невидимое пришествие. «С 1874 года, — заявил Руссель, — в течение 40 лет на земле будет происходить подготовка царства Христа, которой будет установлено на земле в 1914 году». Так он «поправил» адвентистского проповедника Миллера, который поступал весьма недальновидно, назначая близкие сроки видимого пришествия Христа. Руссель полагал, что вряд ли проживет эти 40 лет, и поэтому не увидит позора разоблачений. Он побывал почти во всех странах мира, в том числе в Корее, Японии, Китае, Египте, в России, прочитал 40 тысяч проповедей.

Но в своих расчетах Руссель «ошибся»: ему, как и адвентистскому пророку Миллеру, пришлось пережить позор своих неоправдавшихся пророчеств.

В 1914 году вместо обещанного Русселем «золотого века» началась первая мировая война. Пытаясь и дальше обманывать верующих, играя на их наивности, Руссель переносит исполнение пророчества еще на 4 года. На этот раз его расчет был верен: «золотой век», правда, не наступил, но зато сам Руссель умер как раз в 1916 году, и предъявлять претензии за ложь стало не к кому.

Вероучение иеговистов имеет своей основой своеобразное толкование христианских книг, приспособленное преемниками Русселя — Рутерфордом и Кнорром — к интересам империалистической пропаганды.

Не желая вступать и противоречия с современной наукой, иеговисты отвергают некоторые библейские мифы, легенды, идеи, явно противоречащие науке. Например, отвергая мифы о божественности Христа, его искупительной жертве, телесном воскрешении и т. п., они объявляют Христа «прославленным духовным существом», которое невидимо возвратилось на землю, чтобы подготовить уничтожение всех, кто «нарушил волю бога Иеговы». Иеговисты отрицают бессмертие человеческой души, загробную жизнь, «царство небесное» с чистилищем, адом, вечными мучениями грешников и т. п. Спекулируя на несчастьях широких народных масс, они видоизменили христианское положение о загробном счастье и обещают своим последователям счастливую жизнь на земле. Но этот «земной рай» они изображают устроенным наподобие буржуазного общества, где «будет ограниченное число лиц, которые будут господствовать над неограниченным числом лиц, живущих на земле».

К интересам современной империалистической буржуазии иеговистами приспособлена и старая библейская сказка о войне между богом и сатаной.

Апостолам войны и империализма весьма по душе пришелся жестокий, беспощадный библейский бог Иегова. Его именем они запугивают доверчивых и наивных людей, стремясь сделать их покорными.

Иеговисты утверждают, что тот, кто участвует в общественной жизни, общается с людьми, интересуется науками и повышает свою культуру, помогает распространять научные знания (!), служит врагу бога Иеговы — сатане. Так, запугивая верующих, иеговистские проповедники стараются оторвать их от политической жизни страны, ограничить их интересы узкими рамками личного быта и сектантской общины.

Сатана для иеговистских проповедников так же полезен, как и бог. Его борьбой против бога Иеговы они стараются объяснить все зло на земле.

«Уничтожьте легенду о черте, и священнику нечего будет делать, от кого же тогда ему спасать людей, когда люди не будут верить в черта?»

У современных сектантов, как известно, представления о боге серьезно изменились. Черта они изображают теперь также совсем не таким, каким он дошел до нас из верований прошлого. Иеговисты говорят о дьяволе как о духовном существе, равном богу по силе и уму. Они считают Иисуса Христа и дьявола братьями, вражда между которыми началась из-за того, что они не сумели поделить между собой мир. Носителями идей дьявола они объявляют при этом борцов за мир, за социальную справедливость, за свободу от эксплуатации, а представителями Христа — защитников старого, капиталистического строя.

Иеговисты откровенно поставили Библию на службу американскому империализму, отбросив маску всепрощения, всеобщей любви и братства, используемую баптистами и другими христианскими сектами. Вероучение иеговистов строится на ненависти к людям, обещании смерти, войн, страшных бедствий.

Всем известно, сколько бедствий, горя, несчастий принесли человечеству развязанные империалистами первая и вторая мировые войны. Если же послушать иеговистов, то это были благодетельные для человечества, «священные» войны, знаменующие начало Армагеддона — окончательной священной битвы Иисуса Христа с сатаной. Эту войну они объявляют священной, именем бога Иеговы запрещая членам секты участвовать в борьбе за мир против империалистических войн, которые по всему свету развязывают, как известно, США.

Вожаки иеговистов прямо заявляют, что выступать против войны — значит выступать против бога Иеговы. Они прославляют атомную и водородную бомбы как то самое оружие, ниспосланное в руки последователей Христа самим богом Иеговой, о котором в Библии говорится: «На мир пришел я вам принести на землю, но меч».

Ясно, что такое оправдание и даже приукрашивание бедствий, приносимых человечеству империалистами, на руку только тем, кто старается скрыть подлинный характер империалистических войн, их варварство, античеловечность, безумную ненависть к людям. Не удивительно, поэтому, что в СССР именно среди иеговистов встречалось много изменников Родины, дезертиров, врагов народа и Советского государства.

Идеологи иеговистов в многочисленных книгах, брошюрах, проповедях защищают эксплуатацию человека человеком, разжигают национальную вражду, одурманивают сознание трудящихся ядовитой буржуазной идеологией.

Так, например, они утверждают, что все человечество делится не на бедных и богатых, эксплуатируемых и эксплуататоров, угнетенных и угнетателей, а лишь на последователей бога Иеговы и последователей его врага — сатаны. Они прямо становятся на защиту капиталистов, запугивал Иеговой тех, кто участвует в забастовках, кто борется за улучшение условий труда и повышение зарплаты:

«Мы видим, например, как служащие в этом мире стараются обмануть их работодателей и не работают добросовестно для них. Но писание дает совет: «Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим во плоти… боясь Иеговы»».

О зле и несчастиях, порождаемых эксплуататорским обществом, о росте нищеты масс, о преступности и болезнях, о войнах — о всем этом, как о признаках приближения Армагеддона, иеговисты говорят лишь для того, чтобы примирить трудящихся с ними как с неизбежным злом.

«Было бы глубокой ошибкой с читать, что со всем этим злом можно покончить какими-то политическими мерами или революционными действиями»,— говорится в иеговистском журнале «Башня стражи».

Борьба трудящихся за свои права приравнивается иеговистами к таким порокам, как игра в карты, употребление наркотиков, алкоголизм!

Только бог, если это ему будет угодно, сможет избавить трудящихся от эксплуатации — вот основная идея, которую проповедуют иеговисты, которые всячески помогают буржуазии глушить революционное движение, обманывая трудящихся сказками о «царстве божьем», в которое попадут якобы только самые избранные последователи бога Иеговы, поддерживающие капиталистов.

Спекулируя на чаяниях трудящихся избавится от эксплуататоров, от горя и несчастий, порождаемых капиталистическим угнетением, иеговисты переманивают к себе верующих из тех религиозных организаций, которые запугивают адом, вечными мучениями и страданиями после смерти. Вместо подобного мрачного будущего они обещают близкое наступление вечного блаженства в «царстве божьем» на земле.

Из всего сказанного ясно, что религиозные проповеди иеговистов — это лишь ширма для настоящей фашистской идеологии, которая в проповедях иеговистских проповедников выступает в религиозном обличие.

Секта «свидетелей Иеговы» — это замкнутая, практически подпольная организация, которая, прикрываясь религиозной формой, преследует вполне определенные политический цели. В СССР она была запрещена как антисоветская политическая организация, потому что иеговисты не столько занимались религиозной деятельностью, сколько вели тайную работу, направленную на разрушение существовавшего в СССР государственного и общественного строя. При этом организационные указания, инструкции, материалы для проповедей и денежные средства иеговисты получали из Бруклина (США), где находится их всемирный центр. Их бог, таким образом, оказался вовсе не на небе, а на земле — в Бруклине. И сама организация иеговистов носит на себе явную печать американского бога — доллара. Она даже построена так же, как строятся американские фирмы и банки, ее возглавляют семь директоров во главе с президентом (до 1977 года эту должность занимал Натан Кнорр).

Причем, все это — и прежде всего, подчиненность религиозной секты иеговистов американскому финансовому капиталу и ее ярко политическая направленность — от рядовых верующих скрывается. Тщательно вуалируется и ее антинародная суть. Запугивая верующих страшным судом, действуя обманом и угрозами, вожаки иеговистов пытаются вовлекать в секту все новых и новых членов, чтобы с их помощью проводить в жизнь интересы крупнейших американских корпораций, которые в своей погоне на сверхприбылями и жаждой мирового господства не брезгуют ничем.

Понятно, что секта свидетелей Иеговы была в Перестройку одним из важнейших центров мирового капитала, руководившим всей деятельностью контрреволюционных отщепенцев. Не вызывает удивления и то, что после уничтожения советского социализма и разрушения СССР она широко распространила свою деятельность не только по всей России, но и по всем бывшим советским республикам.

Довольно быстро буржуазное руководство некоторых постсоветских республик осознало, как опасно иметь под боком записного шпиона, который к тому же опытен и официально легализован. Иеговистам дали от ворот поворот, запретив их деятельность в некоторых республиках Средней Азии, где правительства стремились сохранить хотя бы видимость самостоятельности и суверенитета.

В России секта Свидетелей Иеговы была запрещена только в 2017 году как экстремистская, когда до крайней степени обострились отношения между российским и американским капиталом.

Подготовлено А. Танаян

Секты и их особенности: 11 комментариев

  1. « И самое главное — этот несчастный, попавший в беду человек должен непременно заплатить спасающей его церкви или секте (конечно, не самому попу или главе секты!) за свое спасение, отдать все, что у него есть ценного и дорогого, только тогда, мол, это спасение совершится.»

    Чем это отличается от тех же цыган, запугиващих людей разными бедами, а потом пытающиеся выманить у прохожих деньги либо золото. Правда, сечас даже цыгане этим не занимаются. Не вижу теперь. Раньше было часто.

    1. У нас, в РБ так цыганы занимаются этим по прежнему.
      А ещё стали продавайть кЕтайский инструмент и ширпотреб вроде сумок или скатернтей и белья по переходам метро.

      Иеговисты в РБ никаких проблем не испытывают. То брошюрки раскидывают по всяким людным местам, то стоят со стендом с книжками на тележке (видел в микрорайоне ‘Малиновка’ у метро в Минске). Иногда обзванивают квартиры и предлагают ‘поговорить о боге’. В Орше так часто по домам ходили и распространяли свою литературу в виде глянцевых буклетиках.
      -Если скажешь им, что атеист, то начинают разговаривать про своего боженьку.
      -Если скажешь, что мусульманин, то в ужасе убегают…

  2. Почитал полностью. Отличная статья и анализ сектантства с классовой точки зрения. Есть у меня бывший друг, одноклассник, ставший баптистом. Одно время попадался мне изредка. Напрягали его постоянные, после каждого вопроса или предложения «слава богу!». Ну и каждого прогнать останавливали иеговисты, с глупыми вопросами издалека: что вы думаете о мире, который вам окружает.

  3. Не в бровь а в глаз ! Недавно посмотрел список мин юста по экстремистской лит ре так там журнал » сторожевая башня » во всех видах ! Почему ?! Ведь раньше то никому не мешал ? А !? А ларчик просто открывался ! 😁😁😁 все дело в возникших противоречиях российкого и американского капитала ! Вполне земные причины ! Спасибо ! За обьяснение этого явления жизни !

  4. Хорошая статья. Важный момент — социалистическое общество не отрицает религии как таковой. Религия при социализме — частный вопрос. Сегодня же религия спаяна с государством, а если не спаяна, то стремиться к этому, либо к господству как таковому. И правильно заметил автор статьи — запрет иеговистов пришёлся как раз на момент разногласий между Россией и США. Ведь не для кого не секрет, что иеговисты вхожи в правительство США, как и РПЦ — в правительство РФ.

    1. Теперь понятно, почему улицы светлее и воздух чище стали. Хорошо бы и с миссионерами РПЦ расстаться.

      1. С миссионерами РПЦ может быть и рассталась (они бизнесу рпц мешали), но мы и вы с БПЦ и РПЦ не расстались. У нас БПЦ в политике (неявно), а у Вас попы — в школа, в армия, в политика,,, везде ‘достойное’ место заняла! (кк).bg

    2. Вот только не стоит забывать также и то, что «по отношению к партии социалистического пролетариата религия не есть частное дело»! (Ленин, Социализм и религия. ПСС, 5-е изд., т. 12 / Митин, Истмат, гл. VII, параграф 4). Не следует так неосторожно запутывать вопрос.

      1. Добавляю к тов. К.О.

        Для те, к-рые еще думают что Куба была ‘социалистическая’, а кастро и че гевара — коммунисты, стоит отметить отношение кастро к церкви.
        Стоит почитать и для роль кат.церква в т.наз. ‘соц-21’ и ‘латино-социализм’…
        А про кпрф и величайшего коммуниста нашего времени папа з’ью забывать нельзя.
        К сожалению, о религии в ‘коммунистического’ Китая ничего не знаю. (кк).bg

  5. Статья отличная, НО! Баптисты это не сектанты, это направление протестантизма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.