О специфических особенностях сознания человека

сознание человекаОт ред РП.: Выделения в тексте — редакции РП.

О специфических особенностях сознания человека

(Ответ тов. А. И. Николаеву, г. Одесса)

Чтобы разобраться в качественном свое­образии человеческого сознания, необходи­мо, с одной стороны, выяснить связь, эле­менты сходства между психикой высших животных и человека, а с другой стороны, выяснить коренное отличие человеческого сознания от психики животных.

Эволюция форм отражения в животном мире подробно рассмотрена в статье Н. Н. Ладыгиной-Котс «Развитие форм от­ражения в процессе эволюции организмов» (журнал «Вопросы философии» № 4 за 1956 год), поэтому мы остановимся на этом вопросе вкратце.

По мере усложнения взаимоотношений животных организмов и среды, усложнения процессов обмена веществ совершенство­вался и специальный физиологический аппа­рат реагирования животных на внешние раздражения. У высших животных образо­валась центральная нервная система с го­ловным мозгом, являющаяся наиболее со­вершенным аппаратом, высшим орудием их ориентировки во внешней среде. Способ­ность адекватного отражения внешней сре­ды выступает как условие, необходимое для протекания самого обмена веществ, лежа­щего в основе жизни.

Возникновение общественно-трудовой де­ятельности человека привело к качественно­му скачку от исключительно биологически обусловленной психической деятельности высших животных к общественно обуслов­ленной, сознательной психике человека. Это высшее социально-обусловленное про­явление свойства отражения у человека на­ходится во взаимосвязи и единстве с био­логически обусловленной способностью отражения у животных. Единство и связь выражаются в историческом происхожде­нии человека и его сознания из мира живот­ных и в наличии общих законов высшей нервной деятельности, действующих как в мире животных, так и в человеческой психи­ке. Первая сигнальная система, присущая и животным и человеку, свидетельствует о сходстве психики животных и человека, по­казывает, что и психика высших животных и сознание человека имеют условно-рефлекторную природу.

Однако, несмотря на этот момент един­ства, человеческая сознательная психика (или сознание) качественно отличается от бессознательной психической деятельности животных. В основе всей специфики обще­ственной формы движения материи лежит трудовой процесс. Он определил и специ­фику человеческого сознания.

Качественное отличие человеческого со­знания от психики животных определяется прежде всего коренным отличием активной трудовой, разумной деятельности людей от пассивно-приспособительного отношения животных к условиям внешней среды.

В своем возникновении и формировании человеческое сознание определялось разви­тием трудовой деятельности человека. От­мечая это, Ф. Энгельс в «Диалектике при­роды» писал: «Как естествознание, так и философия до сих пор совершенно пренебре­гали исследованием влияния деятельности человека на его мышление. Они знают, с одной стороны, только природу, а с дру­гой — только мысль. Но существеннейшей и ближайшей основой человеческого мышле­ния является как раз изменение природы человеком, а не одна природа как таковая, и разум человека развивался соответствен­но тому, как человек научался изменять природу» (стр. 183. 1953).

Своеобразие деятельности человека по отношению к внешнему миру (активное изменение внешнего мира в труде в отличие от пассивного приспособления животных) нашло свое выражение в своеобразии выс­шей нервной деятельности человека. В процессе труда у людей возникает потреб­ность в обмене мыслями, в средствах общения друг с другом, образуется специфически человеческая, вторая сигнальная система, в которой роль условного раздражителя играет слово и которая служит физиологи­ческой основой качественного отличия со­знания человека от психической деятельно­сти высших животных. Вместе с тем, как постоянно подчеркивал И. П. Павлов, вто­рая, свойственная только человеку, сигналь­ная система неразрывно связана с пер­вой сигнальной системой, присущей как че­ловеку, так и животным. В основе психи­ческой деятельности людей лежит органи­ческое единство и взаимодействие обеих сигнальных систем.

Итак, материальной основой специфики человеческого сознания являются общественная трудовая деятельность человека и возникший на ее основе звуковой язык. В процессе труда развивается специфически человеческий мозг, а вместе с мозгом совер­шенствуются и человеческие органы чувств.

В своеобразии сознания человека заходит свое выражение специфика его обществен­но-трудовой деятельности. Эта деятельность изменяется в различные исторические эпо­хи, соответственно чему изменяется и че­ловеческое сознание. Поэтому сознание ка­ждой общественно-исторической эпохи имеет свои специфические особенности. В классовом антагонистическом обществе у каждого класса имеется свое особое об­щественное сознание.

Но подобно тому как у производственной деятельности людей есть всеобщие черты, независимые от всяких общественных форм, так и человеческому сознанию прису­щи определенные черты, имеющие место везде и всегда, во все исторические эпохи, пока существуют люди.

Всеобщие особенности сознания, выра­жающие существо общественно-трудовой, специфически человеческой деятельности и связанные с развитием второй сигнальной системы, имеют общечеловеческий характер, не представляют явления над­строечного или классового характера и из­меняются вместе с развитием человеческого мозга, значительно медленнее, чем изменя­ются общественные формации.

Рассмотрим теперь наиболее существен­ные особенности человеческого сознания.

Важнейшей особенностью человеческого сознания является способность к абстракт­ному, логическому мышлению. Психика жи­вотных всегда узкочувственна, ибо она опирается лишь на первую сигнальную си­стему, на индивидуальный опыт данной особи, складывающийся непосредственно на базе наследственного аппарата инстинктов. В силу этого животные не способны к со­знательному накоплению опыта и переда­че его последующим поколениям. В отношении животных речь может идти лишь о не­которых зародышах мыслительных опера­ций (анализ, синтез и т. п.), которые к то­му же никогда не могут быть осознаны.

В отличие от высших животных, не иду­щих дальше чувственного восприятия поверхности явлений, у человека имеется спо­собность к теоретическому обобщению, к проникновению в сущность явлений, что со­ставляет главную черту логического мышле­ния, а также способность осознания и пе­редачи от поколения к поколению прошло­го опыта человечества и прежде всего про­изводственного опыта, благодаря чему об­щечеловеческий опыт постоянно возра­стает.

Способность человека к теоретическим, логическим обобщениям, выраженным в языке, делает возможной в значительной степени замену индивидуального человеческого опыта «опытом рода» — опытом пред­шествующих поколений людей. Так, «обще­доступность» математических аксиом Ф. Энгельс объяснял именно «опытом рода». Этот синтезированный опыт всего человече­ства находит свое выражение в знаниях о явлениях окружающего мира, проверенных на практике. Способность синтезированного осознания опыта прошлых поколений облег­чает и ускоряет поступательное развитие человеческого сознания в целом. Каждое новое поколение, осознав прошлый опыт, не ограничивается освоением, повторением уже решенных проблем, а обогащает человече­ское сознание решением новых вопросов, вносит свой собственный вклад в сокровищ­ницу человеческих знаний. В основе этого процесса лежит в конечном счете неуклон­ное усовершенствование самого трудового процесса — процесса производства.

С этой особенностью человеческой психи­ки связаны такие важные закономерности в развитии сознания, как преемствен­ность и поступательность про­цесса усовершенствования духовной жизни людей.

Животные способны лишь пользоваться готовыми предметами, необходимыми для их существования, без предварительного осознания цели этого использования. В отличие от этого обусловленное трудом чело­веческое сознание целенаправленно. Прежде чем осуществить производство орудий или использовать их для изменения природы, человек производит эту операцию в своей голове. К. Маркс в «Капитале» писал: «Паук совершает операции, напомина­ющие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда по­лучается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении ра­ботника, т. е. идеально». Работник отличается от пчелы тем, что он осуществляет «свою сознательную цель, которая как закон опре­деляет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю».

Конечно, исходный пункт развития чело­вечества — это не полагание цели, не предварительное осознание результатов действий, а само действие, ибо вначале было дело, а затем уже его целевое осознание. Сами цели при этом порождаются отражением в головах людей внешнего мира. В основе целенаправленной трудовой обще­ственной деятельности человека, как указы­вал Ленин, лежат объективные законы внешнего мира. Целенаправленность дей­ствий — отличительная черта человека, и по мере развития производства целенаправ­ленность человеческих действий постоянно возрастает. Это находит свое выражение в осознании сначала узкопроизводственных, а затем все более отдаленных последствий действий людей.

Психика высших животных дает им воз­можность успешно приспосабливаться к имеющимся в данный момент условиям внешней среды. Но животные не способны предвидеть изменение этих условий.

В отличие от этого важной специфической особенностью человеческого сознания яв­ляется его способность предусматривать то, что на данном этапе развития действитель­ности существует лишь в зародыше.

Подход человеческого ума к вещам вну­тренне глубоко противоречив: с одной стороны, в нем заключена возможность пре­вращения абстрактного понятия в фантазию, уводящую в сторону от жизни; с дру­гой стороны, — способность предвидения, опережающего данные факты, события, ве­дущего вперед и необходимого в самой строгой науке, ибо без предвидения нет науки. Эта особенность человеческого созна­ния проявляется в способности к предполо­жениям, гипотезам. На способности чело­веческого сознания опережать данную сту­пень в развитии действительности и зи­ждется предвидение будущего.

Животное не способно сознательно выде­лить себя из себе подобных. В отличие от животных человек выделяет себя из приро­ды на основе общественной практики. Разум человека развивался соответственно тому, как человек научался изменять природу. Развитие общественной практики и разума человека неизбежно привело к самосознанию человеком себя как данного индивида, не только к выделению человеческим индивидом себя из природы, но и к различению себя от других людей как определенного, целенаправленно дей­ствующего субъекта.

Осознание человеком данной в практике внешней среды предшествует самосознанию; осознание человеком непосредственных чув­ственно данных условий его практики необ­ходимо вырастает до осознания челове­ком самого себя как разумного существа, своих индивидуальных действий и своего познания. Это находит свое выражение в специфической способности человеческого индивида критически осмысливать и оцени­вать свои действия и свое познание, а так­же действия и познание других людей.

В свете изложенного становится ясным, что животные не обладают сознанием в смысле самосознания, то есть способностью осознания своей деятельности и своего ме­ста в мире и среди себе подобных. В силу этого у животных не может и возникнуть проблема отношения субъекта к объекту, являющаяся важнейшей для сознания человека.

Благодаря способности к целенаправлен­ной деятельности у человека развивается способность оценки качественной определен­ности процессов и продуктов труда с точки зрения их ритма, систематичности, сораз­мерности и т. п., развивается эстетическое чувство, которое у высших животных су­ществует лишь в зародыше.

«Чувства общественного человека, — пи­сал К. Маркс, — иные, чем у необщественного; только благодаря (предметно) объек­тивно развернутому богатству человеческой сущности получается богатство субъектив­ной человеческой чувственности, получается музыкальное ухо, глаз, умеющий понимать красоту формы…» («К. Маркс и Ф. Энгельс об искусстве», стр. 43, 1937).

В способности эстетического воспроиз­ведения действительности состоит одна из особенностей человеческого сознания.

Целенаправленное человеческое сознание глубоко проникает в сущность действитель­ности, становясь в своем содержании все более «аналогом действительности». Пости­гая «меру» каждого предмета и явления, люди действуют в процессе изменения мира, как отмечал К. Маркс, и в соответствии с «законами красоты». Люди стремятся в творениях своих рук удовлетворять не толь­ко материальную потребность, но и специ­фическую эстетическую потребность, необходимо вырастающую из возникновения и совершенствования эстетического чувства, отражающего меру, ритм, гармонию, сораз­мерность и т. п. как в природе, так и в са­мом процессе труда. Но в условиях господ­ства частной собственности происходит, как указывал К. Маркс, «снижение чувств». Че­ловек, работающий на эксплуататора, тем самым «отчуждает» от себя самое человече­ское — свой труд, теряет самое ценное в себе — свободное творчество. Уничтожение частной собственности вызывает гигант­ский расцвет, по выражению К. Маркса, «человеческого в человеке». В коммунисти­ческой формации эстетическое чувство лю­дей достигает всестороннего расцвета.

Из-за отсутствия целенаправленности в своей психике и деятельности животные воз­действуют на внешний мир пассивно, по вы­ражению Ф. Энгельса, лишь в силу своего присутствия в природе. В отличие от этого человеческое сознание, связанное с разум­ной деятельностью, обладает активностью. Сознание выступает как стремление к из­менению и покорению мира.

Существо человеческого сознания заклю­чается в способности открывать и сознатель­но использовать объективные законы, что совершенно недоступно психике животных. Благодаря этому человек способен познать необходимость и, действуя в соответствии с этой познанной необходимостью, дости­гать свободы.

Познание объективных законов, действую­щих независимо от воли и сознания людей, неразрывно связано с использованием этих законов в интересах людей в процессе их материальной деятельности. 3десь вскры­вается тот факт, что сознание и материаль­ная деятельность людей неразрывно связа­ны и что вследствие этого особенности че­ловеческого сознания выступают как выра­жение особенностей материальной практики.

Именно в этом и проявляется способность человека достигать единства теории и прак­тики. Подлинно научное понимание этой особенности человеческого сознания и дея­тельности дает марксистская наука.

Способность сознания и практического использования людьми объективных законов, являясь общечеловеческой, историче­ски изменяется; она неразрывно связана с конкретными историческими общественными условиями. Наивысшего развития она дости­гает в коммунистической формации.

И. Б. Новик (г. Молотов)

Журнал «Вопросы философии», 1956, № 6, стр. 229-231

О специфических особенностях сознания человека: 3 комментария

  1. Спасибо, очень интересно.
    А то у меня были дискуссии с одним любителем этологии по Дольнику на тему, что у животных и даже насекомых есть средства производства.

  2. Статья посвящена сознанию в психологической науке и только. Но вообще не затронуто сознание с позиции, где сущность человека есть совокупность общественных отношений. Определение сознания как свойство человека следующее: сознание – бытие идеального отражения мира в психических формах. Психические события — это только форма сознания, без содержания, которое есть идеальное отражение.

    1. Вы дошли уже до того, в конце, что объявили, что существует форма без содержания. Серьёзно, на сайте РП есть много материалов о сознании, психике и физиологии мозга. Ищите по запросу «Павлов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.