К приближающейся войне

rvutСегодня вызывает большую тревогу то поверхностное и легкомысленное отношение к надвигающейся мировой войне, которое мы видим как в левой (прежде всего, большевизирующейся левой), так и в рабочей среде. Керченский конфликт 25.11.2018 г. между российским правительством и Украиной, введение вслед за этим военного положения на Украине, взаимное подтягивание войск, нарастание всякого вооружения в районе Донбасса — всё это у нас как будто бы смотрят по телевизору. Пушки уже упираются в бока трудящимся наших стран, а мы всё ещё думаем, что война — это где-то далеко, не у нас дома.

Между тем налицо многие признаки последнего этапа подготовки широкой региональной войны. Да, пока что украинская и западная олигархии не объявляют официально войну России, однако мы хорошо знаем, что войну совсем не обязательно объявлять, чтобы начать воевать. За 100 лет империализм показал, что в войны чаще вползали, чем наваливались всеми силами разом с предварительными дипломатическими нотами. Региональные войны разгорались постепенно, и идущая пятый год позиционная война в Донбассе — как раз такой тлеющий уголёк, который можно быстро раздуть до масштабов половины Евразии.

Да, в 2014 г. российская буржуазия захватила Крым и часть Донецкой и Луганской областей. Формально она начала первой. Но кто начал первым в империалистической войне — большого значения не имеет, поскольку здесь важно не первенство, не факт начала войны, не то, кто и куда подвёл войска и куда стреляет, а суть всей той политики, которую вели государства-участники и классы внутри этих государств задолго до войны. Важна та политика, которую зверскими средствами продолжает начавшаяся война.

Только ли РФ ведёт сегодня захватническую войну?

В эпоху империализма более или менее самостоятельно ведут мировой разбой все сильные государства, например, США или нынешняя РФ. Те государства, которые не могут или пока не готовы к самостоятельной империалистической политике и её военному продолжению, примыкают или притягиваются путами к таким сильным государствам, оказываются в добровольных или вынужденных союзах и коалициях с ними, а, стало быть, также ведут (по своим возможностям и в своём направлении) политику империализма и войны.

Можно ли сказать, что до весны 2014 г. украинское буржуазное государство было «девственным» в плане передела мира финансовым капиталом и не вело в этом ключе своей политики против России, не пыталось угнетать национальные меньшинства внутри страны и не боролось у себя с революционным и демократическим движением рабочих и иных трудящихся?

Нет, так сказать нельзя. Следуя по линии американского и европейского империализма, украинские правительства, одно за другим, в той или иной степени, в разных формах проводили именно такую внутреннюю и внешнюю политику, отстаивая интересы западных монополий в их борьбе с подраставшим российским капиталом, который остро нуждался в захватах новых рынков в Европе, на Балканах, в Передней Азии, в бывших республиках СССР.

Различие между хищниками состоит в том, что украинская буржуазия рассчитывала поживиться от захватов и грабежа в союзе с могущественными противниками России — в обмен на положение Украины как полуколонии и военной марионетки США. Украинская олигархия удовлетворялась бы долевым участием в разбое — сообразно своему месту и успехам на «восточном» фронте против РФ. Мы не знаем, развязало бы новое украинское правительство (даже не будь явных поводов, т. е. Крыма и Донбасса) войну против России в 2014 г., но оно определённо продолжало бы и усиливало всю подготовку к такой войне, и в удобный момент, когда, по мнению мировой финансовой олигархии, стало бы выгоднее всего ударить по России с юго-запада, Украина получила бы приказ нанести такой удар.

К этому вела вся внешняя политика Украины по отношению к РФ. Эта политика уже почти 30 лет то ужесточалась, то несколько смягчалась, в зависимости от того, интересы какой из групп украинской олигархии выражало правительство. Но при всех отклонениях постоянным вектором внешней политики Украины была борьба с притязаниями российской буржуазии, и её накал определялся, в том числе, и борьбой группировок крупнейшей украинской буржуазии между собой за госаппарат, за внутренний рынок страны, за контроль над собственностью, в том числе, за контроль над «трубой» — транзитными газопроводами, идущими из РФ в Европу, а также над всей внутренней газотранспортной и газораспределительной системой Украины.

При этом Украина опутана тысячами нитей финансовой эксплуатации и зависимости. Здесь и займы, которые правительство получало от мирового финансового капитала под грабительский процент, и невыгодная торговля, и контроль западных корпораций над 80% внутреннего рынка Украины, и грабёж украинских недр и земель. Здесь же и главное: жестокая эксплуатация мировым капиталом украинского пролетариата и всех других трудящихся.

Поэтому национальное правительство Украины имело «право на жизнь» и на грабёж своего народа лишь до тех пор, пока действовало в полном соответствии с  интересами крупнейших западных банков и корпораций. Да, правительство Януковича и та группа украинской олигархии, которая стояла за ним и над ним, имели некоторые общие интересы с крупной российской буржуазией. Однако период конца 2013 — начала 2014 гг. показал, что в отношении Украины западная олигархия оказалась много проворнее и сильнее своих российских конкурентов и их партнёров из окружения Януковича. Государственный переворот в Киеве, открытый переход режима от урезанной демократии к фашизму, резкое усиление милитаристсткой, антикоммунистической и антирусской пропаганды в декабре 2013 — марте 2014 г. (ещё до аннексии Крыма и захвата будущих территорий ЛДНР) доказывали, что Украина, как один из приказчиков США и Германии, готовится и разворачивается для будущей войны с Россией, за вытеснение последней с европейских и азиатских рынков, а заодно и с целью её территориального и «имущественного» грабежа.

Со своей стороны, РФ, заполучив зимой — весной 2014 г. удобный момент, когда власть в Киеве ещё не установилась, а на местах было шатание в форме всяких региональных «автономий» и некоторой вынужденной самостийности (конец января — первая декада марта 2014 г.), резко и скрытно увеличила контингент армии, ФСБ и федерального чиновничества в Крыму, обеспечив себе «штаб» управления и материальные предпосылки для перехвата власти, собственности и относительно мирного захвата всего полуострова у ослабленной переворотом Украины. Война при этом вовсе не исключалась, а предполагалась Кремлём и генеральным штабом ВС РФ, но специфика (политическая, географическая, военная, культурно-национальная) полуострова, соединённого с материковой Украиной одним узким перешейком, способствовала тому, что Крым, при военной и военно-морской слабости и некоторой политической растерянности новой власти в Киеве, был быстро изолирован и «запечатан» от украинского государства.

Причём он был изолирован и «запечатан» никаким не референдумом (это декорация для наивных!), а силой — массой организованных вооружённых людей, самим фактом присутствия этой вооружённой массы, угрозой оружием, захватом важнейших производственных объектов, центров управления, военных частей, с перехватом власти, т. е. с установлением явочным порядком законов и суверенитета РФ на этой украинской территории.

Но и тут центральным моментом был не обычный для империалистов грабёж и передел рынков. Нынешнее состояние капитализма требует самых крайних и радикальных мер по его спасению от революции. Захватив Крым, позже — часть Донбасса, буржуазная Россия не столько навредила Украине или себе, сколько блестяще выполнила ту задачу, которую поставил российскому правительству мировой финансовый капитал — настоящий хозяин российской и украинской политики. Задача была в том, чтобы расколоть и стравить рабочий класс двух ведущих республик бывшего ССР, ослабить и перемолоть его в братоубийственной войне, задушить фашистскими мерами его организацию внутри стран, и тем самым, затормозить и ослабить революционное рабочее движение на двух самых опасных для капитала участках, которые с наибольшей вероятностью могут объединиться в одну революционную силу.

Ясно, что в этих планах мирового капитала Украина играла особенную роль. События показывали, что на переломе 2013–2014 гг. был, наконец, подведён промежуточный итог всей предшествующей «защитно-национальной» политике украинского государства в отношении буржуазии РФ. Изоляция «независимой» Украины от «независимой» России (экономическая, политическая, культурно-языковая и т. д.), защита украинской буржуазией захваченного внутреннего рынка бывшей УССР от более сильных российских капиталистов, растущие захватнические аппетиты сторон, — всё это в своём развитии неизбежно подводило эти буржуазные сопредельные и экономически более-менее развитые государства к бесконечным стычкам и, в конечном счёте, — к империалистической войне.

Но если Россия пока что может вести военные захваты самостоятельно, опираясь пока что на внутренние силы и средства, то Украина «самостоятельной» войны с РФ долго не выдержит. И поэтому украинское правительство, начиная с 2014 г. вело в отношении России не просто традиционную враждебную политику («обычную», без войны), а уже определённо военную политику блока, во главе которого стоят империалисты США.

Но такая политика означает, что украинское правительство отдаёт весь свой народ в полное военное пользование мировому капиталу, отдаёт его, как крепостных рекрутов на войну. В условиях буржуазно-демократического строя это сделать довольно сложно: народным массам война не нужна, армия непрестижна, да и условия для коммунистической и антивоенной пропаганды лучше. Поэтому буржуазия переходит от демократии к государственному террору и открытой диктатуре.

Делает она это с троякой целью. Во-первых, поскольку резко ухудшаются условия жизни трудящихся, постольку требуется подавить политическую организацию пролетариата,  нарастающую классовую борьбу, антивоенное движение масс, а вместе с ним и широкое демократическое движение трудящихся против фашизма и всякого террора (политического, экономического, идейного).

Во-вторых, с целью непрерывного получения финансовой олигархией максимальной прибыли, когда прибыль безжалостно и жестоко выжимается из всей эксплуатируемой массы трудящихся, доводя её нужду и бедствия до невероятных высот. В таких условиях для удержания народа в рабстве у буржуазии остаются лишь самые последние и самые крайние меры подавления, террора и полицейщины: расстрелы, гестапо, тюрьмы, суды, концлагеря и т. п. Национальная буржуазия под лозунгами «защиты отечества», «единения нации» и «борьбы с национальной изменой» открывает настоящую «горячую» войну против рабочего класса и большинства народа своей страны.

В-третьих, поскольку максимум прибыли нужно получать в условиях жестокого кризиса перепроизводства, когда ни один финансовый магнат не может уступить другому ни метра подконтрольной территории, ни одной торговой точки, ни одного килограмма нефти или руды, постольку группы крупнейших интернациональных разбойников постепенно переходят от относительно мирной конкурентной борьбы за рынки и сырьё — к её дальнейшему развитию, к военному продолжению этой борьбы. Но так как буржуазия пытается грабить друг друга не лично, не своими руками, а руками своих государств, т. е. с помощью массовых армий (неважно, что сегодня, в начале драки, воюют относительно малые наёмные армии), постольку на войну за новые миллиарды капитал неизбежно гонит своих нищих рабов — рабочий класс и остальных трудящихся России, Украины и т. д.

Но большинство наших рабочих воевать не желает, поэтому буржуазии приходится не только одурачивать и оглушать сознание масс своей пропагандой «защиты национального отечества», но и подавлять силой государства и страхом расправы всякое сопротивление призыву, все антивоенные выступления, — от призывов покончить с корнем войн, вырвав его и уничтожив капитализм и частную собственность, до либерально-пацифистских движений против войны «вообще». А для вдалбливания пролетариату «долга защиты национальных отечеств» и для террора против всех движений за мир лучше всего и удобнее всего подходит фашистская вооружённая диктатура и её мощный идеологический аппарат тотального и всеобщего вранья.

Кто за что воюет?

О «нормальной» разбойничьей войне империалистов надо судить не по её конкретным формам (кровавая или относительно бескровная, маневренная, с танковыми боями и обстрелами, или позиционная, с тихим захватом территории, власти, собственности — при поддержке или нейтралитете местного населения) и не по декларациям политиков в её начале, а по всей совокупности событий, которые привели к войне, а также по её фактическим результатам.

В Донбассе, где весной 2014 г. ситуация отличалась от крымской (высокая концентрация производительных сил, ценное сырьё, важные транспортные узлы, выгодная стратегическая позиция, ровная континентальная территория, нет узких перешейков и изоляции морями, отсутствие у РФ постоянной военной базы для развёртывания войны, слабые сепаратистские, но довольно высокие левые настроения в трудящейся массе, традиционное двуязычие и поликультурность местного населения), да и Киев вполне пришёл в политическое «чувство» после аннексии Крыма, от РФ потребовалось, кроме массированной антиукраинской пропаганды, запугивания и «референдума», уже не демонстрирование, а непосредственное применение вооружённой силы против украинского государства. Правительству РФ понадобилось военное закрепление захваченных территорий, с организацией двух якобы самостоятельных режимов, двух государственных образований, которые на деле являются новыми полуколониями РФ.

Но до войны вся Украина была полуколонией, которую эксплуатировал не только западный, но и российский финансовый капитал. Это факт. Но для буржуазии РФ такого «неравноправного» положения оказалось мало, и поэтому российская олигархия физически «оторвала» от этой полуколонии жирный кусок себе, в безраздельное пользование. И война, которая началась в Донбассе между РФ и Украиной, носит характер настоящей, классической войны за рынки и колонии.

Но эта война имеет своеобразие. Во-первых, Запад пока что воюет с Россией за возврат потерянных рынков и средств производства руками самой Украины.

Во-вторых, победа украинской стороны в Донбассе и возврат территорий ЛДНР Украине будет означать «окончательный» передел украинских рынков и крупной собственности между группами украинского олигархата в пользу киевско-львовской группировки, ориентированной на западные финансовые группы, а не на хозяев «Газпрома», «Роснефти», «ВТБ» и т. д. и т. п.

В-третьих, «освобождение» ЛДНР Украиной будет означать резкое ухудшение жизни рабочего класса и трудящихся этих районов, так как украинская буржуазия обязательно использует формальный предлог «измены родине» и загонит рабочий класс в трудовые лагеря на рабский труд. Тут убиваются два зайца сразу: концлагерь купирует на время классовую борьбу и революционное движение; и те же лагерные условия нужны буржуазии для отмены заработной платы, т. е. для выжимания из рабочих предельно возможной прибыли.

В-четвёртых, эта война имеет формальные признаки войны агрессивной со стороны России и войны освободительной, справедливой со стороны Украины. Этим широко пользуется западная и украинская буржуазия, подменяя сущность войны её внешними формами: трудящимся Украины внушается, что сам факт того, что РФ начала первой, уже делает войну в Донбассе войной прогрессивной, национально-освободительной для Украины, в которой обязан участвовать весь украинский народ, забыв о главном враге — «своей» буржуазии, классовой борьбе и своём рабском положении в собственной стране.

Но мы знаем уже, что то, кто начал, в какой форме применялась и применяется вооружённая сила в Донбассе, из кого она «персонально» состоит, чем воюет и как организована, — политического значения не имеет. Важно, что с обеих сторон войну ведёт буржуазия, реакционный и отживший общественный класс. Война имела бы прогрессивный характер, если бы в Донбассе рабы воевали бы с рабовладельцами, если бы украинские рабочие, взявшие власть у себя дома, воевали бы с напавшим российским империализмом. В этом случае, какие бы зверства, бедствия и мучения не принесла народам такая война, она была бы справедливой и законной для Украины, так как с её помощью часть мирового рабочего класса расчищала бы дорогу к социализму всему человечеству и уничтожала бы опасные и вредные капиталистические учреждения как у себя дома, так и на территории России — агрессора.

Война в Донбассе имела бы прогрессивный и справедливый характер и в том случае, если бы победивший пролетариат России пошёл войной против реакционного буржуазного правительства Украины. Тогда главным содержанием и историческим значением этой войны было бы освобождение украинского пролетариата и остальных трудящихся из капиталистического рабства.

Наконец, можно было бы признать войну Украины против РФ справедливой защитой отечества, если бы Украина была по отношению к РФ угнетённым, зависимым, неполноправным государством, не имеющим национального суверенитета, в котором полностью хозяйничали бы российские монополии и где украинский народ угнетался бы капиталом и государством метрополии. Да, в этом случае национально-освободительное движение охватило бы все классы общества, и война была бы справедливой, несмотря на то, что эту войну возглавила бы национальная буржуазия (что в эпоху империализма маловероятно).

Но поскольку этих условий и в помине нет, то вся текущая «национально-освободительная борьба» за Украину есть именно борьба империалистов за рынки, за сырьё, за средства производства. Одни капиталисты, имеющие, скажем, триллионные капиталы, воюют с другими капиталистами, у которых капиталы исчисляются пока что сотнями миллиардов — и воюют они друг с другом за «более справедливое» распределение этих капиталов. Российская олигархия, имеющая триллионы, желает «распределить» себе также и те миллиарды, которыми ворочает украинская буржуазия. На это толкают кризис перепроизводства и закон максимальной прибыли. Так же и западная и украинская олигархия считают, что триллионы российских «газпромов» распределены несправедливо, и поэтому их нужно распределить по-новому, т. е. отнять у российских монополий и забрать себе.

Но так как миром — за столом переговоров такую «справедливость» не установить, то начинается война. А для того, чтобы украинский и русский народы шли на эту войну, буржуазия обрабатывает их «национальной» идеологией «защиты отечества», «защиты русского мира от фашизма» и т. д. Но, как уже говорилось, донбасская война ведётся современными рабовладельцами не за «отечества» и «миры», а, в конечном счёте, за укрепление и усиление мирового капиталистического рабства.

Именно так: война в Донбассе укрепляет и продлевает наёмное рабство, так как до сих пор наш пролетариат (украинский и российский, прежде всего) расколот и придавлен, а капиталисты с обеих сторон выигрывают, наживаясь на войне, отравляя народы национальными предрассудками и усиливая фашистскую реакцию. Правительства с обеих сторон видят в войне средство отвлечь внимание трудящихся от положения внутри наших стран, переключить внимание рабочих с классовой борьбы со «своей» буржуазией на «внешнего врага». Для российской олигархии захват украинских территорий является  дополнительным фактором укрепления своего положения, так как захват чужих богатств и получение ещё 2,5–3 миллионов новых рабов ненадолго стабилизирует капиталистический застой хозяйства, позволяет капитализму выиграть какое-то время не за счёт развития производительных сил, а за счёт грабежа и жестокой эксплуатации этих новых рабов.

И получается у нас ситуация: капитализм из некогда живого и прогрессивного превратился в труп, в крайне реакционный общественный строй и отсталый, можно сказать, древний способ производства. Он за годы своего существования на планете очень сильно развил производительные силы труда. Но эти силы уже давно не выносят старых удушающих отношений капиталистической частной собственности. Они чахнут, капитализм вынужден периодически уничтожать часть своих производительных сил. При этом острейшим выражением противоречия между требованиями нормального развития производительных сил общества и капиталистическими отношениями собственности, которые душат человечество и тянут его в могилу, являются империалистические войны.

Очередная такая война уже началась, а её всемирное расширение стоит у нас на пороге. И нам придётся либо свергнуть капитализм и перейти к социалистическому строю, либо, если мы не понимаем, что происходит, если мы трусим и «не хотим потрясений», ещё десятки лет гнить, десятки лет переживать всемирную вооружённую борьбу групп финансового капитала за искусственное сохранение капитализма.

Иными словами, вопрос перед нами стоит так: или положить конец ужасной эпохе империализма, не останавливаясь для этого перед всеми неизбежными жертвами, жестокостями и лишениями, или мучительно погибать в долгом ужасе мировых кризисов и войн.

Кого «предал» донецкий пролетариат?

Для рабочего класса и остальных трудящихся ЛДНР в 2014–2017 гг. произошла смена одних рабовладельцев и эксплуататоров на других. Украинская буржуазия была вытеснена конкурентами из РФ с территории и рынков части Донбасса. Власть осталась в руках класса капиталистов. Способ производства и общественный строй в ДНР и ЛНР также остались прежними, капиталистическими. Усилилась эксплуатация труда, мало что осталось от прежних, и без того урезанных, демократических прав и свобод. Медленно, этапами, но неуклонно снижается реальная зарплата рабочих, военные бедствия усиливаются растущей нуждой.

О какой же «социальной революции в Донбассе» кричали в 2014–2015 гг. оппортунисты вроде РКРП или КПРФ, если главный вопрос всякой революции — завоевание политической власти передовым классом — не ставился и не решался?

С другой стороны, в каком «национальном предательстве» украинская буржуазия обвиняет трудящихся ЛДНР? Что они предали?

Одно рабство, одни цепи и намордник им заменили на другие. И те и другие цепи ничуть не лучше и не хуже друг друга, и первые и вторые со временем становятся всё тяжелее и мучительнее. Это хорошо понимают идеологи украинской буржуазии, и поэтому крики о «предательстве» становятся ещё сильнее. Ещё бы: когда у одного рабовладельца отбирают рабов вместе с землёй и орудиями производства, то «ограбленному» остаётся обвинять конкурента в грабеже, а рабов — в предательстве «родной» нагайки. Ну, и готовиться к «освободительному» походу на наглого соседа.

Что могли решить трудящиеся захваченных районов Донбасса в 2014 г.?

Они могли бы действительно решить свою судьбу, но только в одном случае: если бы взяли в свои руки всю полноту политической власти в стране, т. е. совершили бы социалистический переворот. Если же у власти находится олигархия, то не народ, а только она — высший и богатейший слой буржуазии — на самом деле решает, как жить народам, на самом деле определяет всю политику своих правительств. Говорить обратное  — значит открыто издеваться над истиной.

При этом надо учесть, что в 2014–2015 гг. большинство трудящихся Донбасса, неорганизованных, одураченных пропагандой с обеих сторон, растерявшихся и политически несознательных, не считало российское государство чужим и враждебным государством-агрессором. Это ещё одна особенность войны в Донбассе: если бы, например, районы нынешних ЛДНР захватили бы войска Польши или, скажем, Турции, то население этих районов определённо считало бы, что произошла агрессия, оккупация, военный захват, на которые надо отвечать справедливой национально-освободительной войной.

Но в 2014 г. трудящиеся Донбасса считали, что именно Россия «спасла» население Крыма от фашизма, массовой резни и концлагерей. Стало быть, на фоне умело созданной истерии, картин по ТВ, в которых показывались акты вандализма, трупы и бесчинства «киевской хунты», обыватели видели единственное спасение своей жизни и имущества либо в скорейшем вхождении в состав РФ, либо в появлении её армии на западных границах Донецкой и Луганской областей в качестве гаранта безопасности, а вместе с тем — и гаранта широкой автономии этих областей в составе Украины.

Особенностью войны в Донбассе является и то, что её ведёт «национальная» буржуазия, возглавляющая две бывшие республики СССР, и что воюют друг с другом представители одного общественного класса, они же вместе с тем и бывшие граждане единого социалистического государства, которые стихийно осознают ненормальность такого положения. В обеих странах трудящиеся имеют сильную тягу к объединению, к социализму и восстановлению СССР. Отсюда в рабочих массах война двух братских народов воспринимается, как кошмар, как страшная беда, хотя открыто об этом пока что могут и не говорить.

Такое положение учитывалось буржуазией при идеологической подготовке войны. В частности, когда российским правительством велась пропаганда «о возвращении Крыма домой» и «защите крымчан от фашистской резни» или о «защите донецких братьев от украинского фашизма», тогда территориальные захваты преподносились:

  • в Крыму — как начало собирания великой страны, а, стало быть, как начало восстановления «нового СССР в новых условиях» на базе огромной России, способной «по самому факту наличия газа, нефти и всех мыслимых природных богатств обеспечить крымчанам зажиточную и культурную жизнь», чего не могла дать «злая и жадная Украина».

Это доводилось до сознания ещё и таким образом: мол, решительный шаг Кремля в Крыму — это тот самый первый шаг к социализму, которого люди ждали 27 лет. Мол, если уж Россия решилась собирать вокруг себя куски бывшего СССР, то это автоматически должно означать, что началось восстановление социализма.

В эту картину хорошо «ложилось» и обострение конфликтов с Западом: конкурентная борьба российских и западных монополий представлялась наивным гражданам как продолжение «холодной войны» США и СССР, где за сторону СССР «играет» РФ. Сам факт борьбы капиталистических монополий США и РФ преподносился и был понят так, что РФ «вдруг превратилась» в СССР и приобрела ту же классово-политическую суть, что и первая страна социализма;

  • в Донбассе — едва ли не как социалистическая революция, как «начало строительства новой счастливой жизни для всех трудящихся Донбасса». Мол, этому раньше мешала Украина — своим экономическим, политическим и национальным угнетением богатого и имеющего все условия для нормальной жизни края. Но буржуазные пропагандисты и их меньшевистские подпевалы с самых первых дней украинского госпереворота заявляли, что не революцией рабочего класса должен был «появиться» социализм для трудящихся Донбасса — «боже, избавь нас от революций!», а механическим отделением от Украины и переходом под защиту российской армии, в «русский мир». Социализм у российских оппортунистов и пропагандистов получался быстро и просто — в рамках империалистического государства РФ и без всякой классовой борьбы. И надо сказать, что многие наши рабочие поверили в этот политический бред, благо, украинская буржуазия, со своей стороны, старалась изо всех сил, чтобы усилить и закрепить этот тотальный обман трудящихся в Донбассе.

Такова была, в общих чертах, громадная ложь российской буржуазии, с помощью которой она провела свои захваты в 2014 г.

 От Керченского инцидента

25.11 2018 г. в Керченском проливе столкнулись морские силы двух буржуазных государств — Украины и России. С этого момента вероятность большой войны в районе Чёрного моря, а следовательно, и  войны мирового масштаба, сильно возросла.  

Выше мы говорили о том, что у российской и украинской олигархии главный хозяин один — западный финансовый капитал. Но если так, что же делить его вассалам?

Дело в том, что  интернационализация капитала ни на грамм не устраняет самой жестокой борьбы национальных капиталов  между собой за рынки, сырьё, за внешнее влияние, за контроль над другими, более слабыми государствами. Хотя, скажем, банки Моргана и Вандербильдта и имеют контрольные пакеты многих важнейших «национальных» предприятий России, всё же российские совладельцы этих предприятий хотели бы получить «полные пакеты акций», а кроме того, ещё и подвинуть Моргана и Вандербильдта на целом ряде рынков, прежде всего, на нефтегазовом и финансовом.

Отсюда: младшие российские партнёры — они одновременно и вассалы по отношению к крупнейшим американским банкам и финансовым группам, и жестокие конкуренты, которые в одной области относительно мирно делят прибыли, а в другой — дерутся за прибыли насмерть. Класс российской финансовой олигархии, хоть пока и с оглядкой, но всё же имеет собственные виды на мировые рынки. Поэтому каждую войну, в которой он уже участвует или собирается участвовать (руками трудового народа), нужно рассматривать как продолжение его классовой политики, которую проводит и защищает буржуазное государство РФ.

Война в Донбассе, или новая большая война, к которой сегодня готовятся Россия и Украина,  — это война, где с обеих сторон участвуют или будут участвовать буржуазные правительства. Она, эта война, не освобождает рабочего класса наших стран, а наоборот, усиливает его порабощение. Такая война с обеих сторон будет войной несправедливой и грабительской.

Есть ли в такой войне «просто» агрессоры и «просто» «защитники отечества»?

Украинская и западная буржуазия в один голос кричат о России как о «зачинщике» не только донбасской, но и всякой другой войны, которая может разгореться вокруг Украины и Чёрного моря. Украинскому народу каждый день твердят о том, что «на нас напали, а мы просто защищаемся», и поэтому интересы всех трудящихся требуют отпора русскому агрессору.

Но пусть наши рабочие не судят по внешней форме, а посмотрят в корень вопроса. Пока что Россия и Украина, а также все те государства, которые собираются воевать против России, — это капиталистические, империалистические государства. Империализм — это конкуренция между группами крупнейшей буржуазии за большую долю мировой добычи, это стремление капитала расколоть и подавить рабочее движение в мировом масштабе, стремление отложить мировую социалистическую революцию. Капитализм борется за остатки своей жизни, и империалистическая война (со всеми её атрибутами) в этом смысле есть самое последнее и самое радикальное выражение всех классовых интересов современной крупной буржуазии. Интересов рабочего класса и всех эксплуатируемых трудящихся в такой войне нет, за тем исключением, что мировая война объективно приближает конец эпохи капитализма.

Поэтому главным содержанием надвигающейся войны остаётся продолжение политики империализма, т. е. борьба с революцией, передел мировых богатств, грабёж чужих стран и наций. Разве важно при этом, кто первый выстрелит? Во всех странах, которые готовятся к войне, буржуазия использует фашистскую диктатуру и националистическую идеологию для укрепления своих тылов, для одурачивания широких масс и натравливания пролетариев одной страны на рабочих других стран.

Стоит ли украинским рабочим защищать своё буржуазное отечество?

Защита такого «отечества» есть защита «своей» буржуазии, её права на грабежи, защита своего рабского положения, которое уродует и ломает нормальную связь украинского рабочего со своей родиной. От защиты буржуазного «отечества» украинский рабочий не становится хозяином своей земли, а попадает в ещё большее и всё более тяжёлое рабство. Наоборот, военное поражение правительства способствует разрушению буржуазного государства и взятию власти пролетариатом. Только победа рабочего класса может дать украинским трудящимся настоящую родину, свободу и все материальные и культурные блага.

Поэтому нельзя защитить своё отечество иначе, как борясь всеми революционными средствами против капиталистов у себя в стране, поскольку именно они и являются главными и худшими врагами и Украины, и России. При этом ясно, что ни один сознательный рабочий не может желать победы ни одному из разбойников. Задача пролетариата наших стран, как раз наоборот, состоит в том, чтобы воспользоваться их борьбой и уничтожить капитализм в своих отечествах.

Совсем другое дело наступает после победы российского или украинского пролетариата над своей буржуазией. Тогда вопрос о защите отечества уже не имеет кавычек и ставится прямо: рабочие обязаны защищать свое приобретённое отечество, в котором они являются полными хозяевами и где все общественные богатства принадлежат трудящимся, а не капиталистам. В этом случае все рабочие становятся самыми твёрдыми и непримиримыми защитниками своей страны. Да, победивший рабочий класс продолжает воевать с империалистами разных стран, но эти справедливые войны ни при каких условиях не перерастают и не могут перерасти в войны несправедливые, потому что такие войны пролетариата несут всем трудящимся не захваты, а мир и освобождение от капиталистического рабства и эксплуатации.

Ещё раз: будет ли война, которую затевают, справедливой со стороны России или Украины? Нет, поскольку справедливые войны всегда являются продолжением политики прогрессивных, революционных классов. Такие войны всегда выражают интересы трудового народа. Но в государстве РФ или на Украине господствующим классом пока что является реакционная буржуазия, а не прогрессивный рабочий класс. Поэтому Россия, и Украина, и США выражают волю своих реакционных классов и готовятся к несправедливой, грабительской войне, которая направлена против народов, против прогресса.

Это означает, что политическое содержание войны, её настоящий характер определяются также и тем, что несправедливую войну всегда ведут те, кто борется с революционным движением, кто идёт против интересов рабочего класса, против социалистической революции. При этом если бы войну против буржуазной России или буржуазной Украины начал бы победивший рабочий класс любой из этих стран, то это была бы самая справедливая и самая оправданная война исторически прогрессивного класса.

Но не стоит думать, что будущая большая война сама собой приведёт к социалистической революции. Реакционная война, тотальная ложь буржуазии всех стран, которая прикрывает грабительские цели «национальной» идеологией или «защитой отечества», невероятные военные бедствия масс, — всё это создаст как объективные условия и предпосылки революционной ситуации, так и революционные настроения в рабочем классе России и Украины. Но эти предпосылки и настроения нужно будет разъяснить, довести до сознания масс, усилить и правильно оформить. Без сознательного авангарда, без политической организации рабочего класса, без пролетариата, правильно распропагандированного и организованного для классовой борьбы с буржуазией, нельзя превратить империалистическую войну в войну гражданскую против «своих» правительств. Стихийное движение трудящихся против войны и угнетения, не пронизанное большевистским политическим руководством, хотя и имеет огромное значение, но всё же будет терпеть поражение за поражением.

Это вовсе не означает, что рабочий класс и его растущий авангард должны остаться один на один против надвигающейся войны. Именно против большой войны необходим самый широкий народный фронт, куда должны войти все антифашистские, миролюбивые и демократические силы России и Украины. Больше того, этим фронтам нужно будет сливаться, объединяться в единое движение, без всяких оглядок на границы, национальные рамки и всякого рода государственные запреты буржуазии. При этом ясно, что ведущей и направляющей силой этого единого фронта должен стать рабочий класс наших республик, революционность которого продиктована условиями его жизни, объединённый через все свои организации, легальные и нелегальные. Сам антивоенный и антифашистский фронт может и должен стать главной силой буржуазно-демократического этапа в развитии революции рабочего класса.

Будет ли повсеместной буржуазно-демократическая революция, в ходе которой сметается фашистская диктатура и устанавливаются широкие буржуазные свободы, или же где-то революционная ситуация потребует немедленного взятия власти пролетариатом, без промежуточных этапов, — этого мы не знаем. Но мы знаем точно, что для победы социалистической революции необходима борьба за демократию, борьба с фашизмом и против войны

Отсюда же ясно, что успешная борьба с преступной грабительской войной мировой олигархии, как и само уничтожение её господства, прямо зависят от того, насколько быстро и хорошо мы на Украине и в России сможем создать рабочую партию большевистского типа, объединить и довести до «работающего» состояния те её зачатки, которые есть сейчас. Эта задача не может лежать только на русских или только украинских коммунистах, эта задача наша общая, от которой ни один сознательный левый отвертеться не может и не имеет права, как бы тяжело ни было, как бы ни пугали всех нас карами за «государственную измену». Такая партия есть главная задача дня.

Другое дело, что в условиях террора со стороны полиции (СБУ, МГБ, ФСБ и т. д.) вся работа или часть работы кружков и ячеек не может вестись легально. Но большевистская работа в условиях войны почти на 100% становится нелегальной. Что же из того? Это нормальные условия классовой борьбы в военный период, когда правительствами издаются и выполняются всевозможные драконовские меры по укреплению господства буржуазии, подавлению рабочего движения и обеспечению войны пушечным мясом. Других условий, более мягких и либеральных, в военное время не будет ни в одном воюющем государстве, каким бы оно ни казалось демократическим до начала войны. Буржуазия сама сплошь и рядом нарушает легальность и собственные законы, она плюёт на основы своих же конституций. Тогда почему рабочий класс обязан чтить буржуазные законы? — если опыт давным-давно показал, что нельзя вести к революции массы, не создавая нелегальной организации для проповеди, обсуждения, оценки, подготовки революционных средств борьбы.

Но отсюда же следует, что задачей широкого антивоенного фронта должна быть и борьба за демократию и гражданские права и свободы, т.е. борьба против фашистской диктатуры. Антивоенные лозунги сами по себе мало чего стоят, если народное движение, ведомое сознательными рабочими, не просвещается политически, не борется против истинных причин войны и не пытается добиться нужных условий для успеха такой борьбы. Пацифистский мир — это утопия, так как прекращение войн невозможно без пролетарских революций. Поэтому коммунисты должны разъяснять трудящимся, что ограничиваться уступками буржуазии, приостановкой, откладыванием войны нельзя, это оттягивает бойню и разорение стран лишь на короткое время, после чего война начинается с удвоенной силой. Для рабочих и их семей на Украине и в России нет спасения вне революционного свержения «своих» правительств, и поэтому поражения и трудности этих правительств в войне надо использовать именно для этой цели, а вовсе не для сочувствия «своей» буржуазии или помощи ей.

Настроение трудящихся в пользу мира может и должно вести к началу широкого протеста, возмущения и осознания реакционности войны. Необходимо использовать такое настроение. Передовые рабочие, кружковцы, наиболее сознательные левые обязаны принимать участие во всяком движении и во всякой демонстрации против войны, но они не имеют права обманывать народ на тот счёт, что корень войн будет удалён в результате одних только митингов, деклараций и демонстраций, без жестокой революционного борьбы, без поражения и свержения правительства. Такой обман, хотя и будет приятным для оппортунистов и некоторой части трудящихся, но он будет быстро вскрыт и разоблачён вспышкой или дальнейшим расширением текущей войны.

Два слова нашим товарищам-рабочим с Западной Украины. Мы уже не раз объясняли им, что интернациональное дело современного большевизма — это не анти-национальное, не антиукраинское дело. Наши товарищи, выступая против насильственной русификации и угнетения населения Западной Украины, пока что ставят свои классовые интересы в подчинение национальным, они механически переносят условия царской России в сегодняшний день и считают, что российский рабочий класс имеет на Украине те же цели, что и российские империалисты.

Мы же говорим, что коренные классовые интересы у львовских, донецких и ростовских рабочих одни и те же. Что нам делить? Разве в Тернополе и Львове рабочие живут полноценной, зажиточной и культурной жизнью? Нет, они прозябают в нужде и деградации, так же, как рабочие в Донецке или в Ростове. Разве львовских рабочих не зовут защищать свою нужду и вырождение, разве не посылают на убой за власть и богатства своей буржуазии? Зовут и посылают, точно так, как в Донецке или Рязани рабов капитала вынуждают идти на войну за власть и прибыли рабовладельцев.

Мы говорим, что национальный вопрос для рабочих есть вопрос, подчинённый вопросу классовому. Мы говорим, что настоящий расцвет украинской национальной культуры и языка возможен именно и только в условиях социализма, когда в обществе нет частной собственности и нет класса, заинтересованного в массовой политической и общей темноте сознания, национализме, вражде народов, и когда сам победивший пролетариат Украины, а вместе с ним и все трудящиеся, будут решать вопрос о суверенитете своего нового социалистического государства, исходя из собственных классовых интересов, а не из интересов узкой кучки частных собственников.

Всё богатство украинских народных обычаев и традиций — это не препятствие для революции и нашей общей классовой борьбы. Всё наоборот: защита национальной культуры от опошления и вырождения — это дополнительная весомая причина для того, чтобы бороться со своей и всякой другой буржуазией, которая прямо уничтожает эти традиции, омертвляет, извращает их, препятствует взаимному культурному обогащению наших народов. Революционный слом частной собственности и эксплуатации, снос политических и национальных перегородок, в которых остро нуждалась каждая «своя» буржуазия, вызовет настоящий рост и расцвет наших национальных культур, которые будут социалистическими культурами по своему содержанию и которые не будут больше иметь никаких препятствий к своему росту и развитию.

Рабочие Западной Украины не могут не признавать империалистический, разбойничий для всех воюющих сторон характер войны в Донбассе. Слепо считать Украину «жертвой агрессии» — означает поддерживать своих угнетателей, оправдывать их, укреплять своё рабское положение, вольно или невольно вести борьбу с международным рабочим движением на стороне буржуазии. Это значит, в конце концов, вести именно антинациональную, антиукраинскую политику. Единственной правильной национальной политикой в ходе империалистской войны может быть только общая социалистическая, революционная политика рабочего класса Украины и России.

В эпоху империалистической войны не может быть спасения ни для русских трудящихся, ни для украинских, кроме общего революционного действия пролетариата обеих наций. Это действие предполагает, что передовые части национального рабочего класса в своей борьбе с буржуазией решительно выходят за всякие рамки национальности, ломают эти рамки и вместе бьют и свергают как «свою» национальную, так и международную буржуазию. Это значит, что, поскольку всякая «своя», т. е. национальная, буржуазия сегодня национальная лишь по названию, постольку для львовских и тернопольских рабочих важна и необходима борьба и победа донецких и ростовских пролетариев. Свержение буржуазного правительства, например, в ДНР (представим сегодня такое), объективно усилит классовую борьбу на Украине и ускорит падение буржуазной власти в Киеве, а победа революции в Киеве может стать прологом и увертюрой краха российского олигархического государства. Поэтому весь вопрос сегодня — в политической организованности, солидарности и единстве действий рабочего класса наших стран. Будет всё это — и дни капитализма сочтены.

М. Иванов

К приближающейся войне: 13 комментариев

  1. Эта статья наивность что-ли отставшего от жизни человека? Какая сила рабочего класса? Он политически вообще нулевой! Господствует буржуазия сегодня. Она правит бал. Ближайшее будущее определит какая-либо буржуазная политическая группировка, а никак не рабочий класс, который сегодня в Р.Ф. политически нулевой.

    1. В потому все ваши писульки — буржуазный мусор. Вы, конечно, патентованный философ, только философ буржуазный. Если вы даже еще не понимаете сути и исторического значения рабочего класса.

      1. Подскажите, мне заблудшему, но имеющему в душе лозунг «Долой капитализм!», есть ли на сегодня политическая партия у рабочего класса? Мне, кажется нет. А без партии какая может быть борьба за власть?

        1. Вы что-нибудь о Парижской коммуне слышали? Это к вопросу наличия\отсутствия партии в борьбе за власть.
          Кстати, партия с неба не падает. Ее строить нужно. А это — подготовка условий для победы в борьбе за власть.
          Вообще говоря, марксисту такие вещи объяснять не нужно — это азы научного пониманиями мира.

  2. Страшно далека победа рабочего класса над капиталом, а это значит тяжёлое сейчас время для рабочего класса, особенно в сравнении со временем СССР. Что к чему лично мне понять многое смогло чтение «Вопросы ленинизма» Сталина. Там чётко освещена борьба против капитализма.
    И ещё, хочется сказать,конечно, нельзя пассивно сидеть и ждать лучшего. Надо способствовать жизни рабочего класса в меру своих сил и понимать, что представляет сейчас общество.

  3. «Так какой же класс по Вашему должен забороть капитализм?» — конечно закопает капитализм рабочий класс (наёмные работники на капиталистов), но это
    дело есть искусство. Искусство борьбы. Здесь решающим является умение побеждать, а совсем не что- либо иное. За неумение бороться рабочий класс надо критиковать и ругать!

    1. «Что к чему лично мне понять многое смогло чтение «Вопросы ленинизма» Сталина. Там чётко освещена борьба против капитализма.»
      «За неумение бороться рабочий класс надо критиковать и ругать!»

      Не подскажете цитату из «вопросов ленинизма» или еще какого классика, где там надо ругать рабочий класс? А может Вы сами произвели анализ, сопоставили цифры и сделали вывод? Поделитесь, пожалуйста.

  4. «Давай читаем и Сун-Дзы», это уже после Ленина и Сталина. Великими стратегами были Ленин и Сталин. Один свернул головёнку капиталистам и остаткам феодалов, другой капиталистам на стадии социал-фашизма. У них надо начинать учиться побеждать. Они так врезали своим врагам, что те посей день верещат в лице своих детей и внуков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.