О студенческом профсоюзе

12092202Редакция РП получила письмо от одного молодого товарища-студента. Человек, по всей видимости, пытается стать на правильный большевистский путь, что очень радует. Волею обстоятельств он был вовлечён в работу факультетского профкома, и в этой связи интересуется, как можно развернуть работу студенческого профсоюзного органа в нужную, классово-правильную сторону

Тут сразу нужно отметить три момента.

Первый. Не надо забывать, что фашизм является не только движением, организованным буржуазией, а прежде всего, политической формой её господства над обществом, над пролетариатом и другими трудящимися. Эта террористическая диктатура крупнейших капиталистов направлена на сохранение их исключительного положения в обществе, их власти, материальных и политических привилегий. Осуществляется эта диктатура при помощи фашистского государства, с опорой на мелкобуржуазность масс, путём одурачивания и подкупа наиболее невежественной, несознательной и забитой части рабочего класса и других угнетённых трудящихся, в том числе и студенческой молодёжи.

Политику и идеологию фашистской буржуазии в студенческой среде наиболее полно и последовательно проводит «четырёхсторонний союз», куда входят собственно капиталист, государственный чиновник, буржуазный профессор и поп. Капитал финансирует фашизацию высшей школы, содержит фашистские организации в ней. Через министерство образования и администрацию ВУЗов, в том числе, и через профсоюзных боссов, буржуазия непосредственно проводит свою классовую волю — в экономическом, организационном и в идеологическом смысле. Буржуазные профессора и преподаватели прямо внедряют в сознание студентов идеологию буржуазии, проводят идеализм вместо материалистической науки, идеализм — как в видении предмета изучения, так и в методе его изучения. Наконец, попы обещают студентам будущее блаженство в награду за покорность буржуазным властям, за защиту капитализма, за некритическое восприятие поповщины вместо науки.

Стало быть, будущая студенческая ячейка и коммунистическая фракция в профсоюзе должна бить по всем четырём узлам этого «священного союза» эксплуататоров.

Второй момент, прямо связанный с первым: без своей большевистской ячейки на факультете, шире — в ВУЗе, наладить правильную работу профсоюза, по крайней мере, вести борьбу внутри него за интересы студенчества, использовать профсоюз и его возможности для коммунистической организации студенческих масс, агитации и пропаганды большевизма толком не получится. Не обманывайтесь в этом. Для разворота работы внутри факультетского профкома, а главное, внутри студенческой массы факультета одного человека мало, как ни крути. Нужно идейное и организационное ядро, мини-комитет из 2–3 человек, который должен как можно скорее (но не в ущерб политическому качеству) вырасти в студенческую ячейку численностью хотя бы 7–10 человек — чтобы можно было коллегиально вырабатывать тактику работы, охватить ею всю массу студентов и все возможные стороны жизни группы, факультета и ВУЗа, распределять обязанности и направления работы, в том числе и выбрать кандидатов в члены профкома. Одному человеку тяжело одновременно работать и по пропаганде, и по профсоюзу, и по связям с другими факультетами. Можно и нужно на первых порах так работать, но если ячейка и фракция не организуются в результате такой работы, то это значит, что и самой работы фактически нет, так как не достигается главная цель — создание коммунистической организации в группе, на факультете, в ВУЗе.

Поскольку одна из ближайших тактических задач ячейки — это а) добиться общих профсоюзных собраний для решения кадровых, денежных и других вопросов, б) стараться через общие собрания проводить в профкоме линию ячейки, в) провести в бюро профсоюза членов ячейки, постольку нашему товарищу, не оставляя ни на миг профсоюзной работы, нужно завербовать на свою сторону хотя бы двоих товарищей из студентов, при этом не исключено, что можно найти союзников и среди рядовых членов нового профкома.

В этом случае станет возможным вести более-менее полноценную агитацию и пропаганду по профсоюзным вопросам, которые планируется вынести на общее собрание (или даже на узкое собрание профактива — если есть союзники внутри этого актива), ещё до собрания, т.е. готовить массы к тому, что нужно защищать и как нужно защищать.

Разумеется, для этого нашему товарищу нужно досконально изучить обстановку в профсоюзе, выяснить, какие вопросы решаются, какие — нет, что составляет текущую деятельность профсоюза, куда расходуются взносы, а главное — какие вопросы в интересах студенчества профком мог бы решить, но не решает. Нужно ещё раз повторить, что на известный период формирования ядра политической ячейки наш товарищ остаётся одним в поле воином. И этот воин обязан будет работать в одиночку, не опускать руки и не ждать, пока сформируется ядро, пока кто-то из товарищей сам по себе к нему примкнёт и т. п. Раз такой нынче момент, что чаще всего всю партийно-большевистскую работу на производствах и в учреждениях начинают одиночки, значит, это положение надо принять, как объективную особенность текущего момента, которая распространяется и на высшую школу в том числе.

Да, дальнейшая работа без партийной ячейки в ВУЗе не пойдёт, однако в самый начальный и самый трудный период, до образования рабочего ядра, наш товарищ должен в одиночку выстоять и сделать всё как для организации такого ядра, так и для разворота работы в профкоме. Кроме него, это сделать сегодня некому

Для этого, прежде всего, наш товарищ и его будущие товарищи должны понимать, что является основными и насущными интересами студенчества. Это бесплатное и качественное обучение, стипендия, бытовые условия проживания, гарантированная работа после окончания ВУЗа. Практически, в условиях настоящего времени это можно выразить как:

— необходимость борьбы студенчества против сокращения бюджетных мест в ВУЗе;

— борьбу студентов со всякой коммерциализацией знаний и самого процесса учёбы, с расползанием и навязыванием всякого рода платных услуг, с подменой бесплатного курса, лекции, лаборатории, учебного пособия и т.п. — платными;

— борьбу за дешевизну и полную доступность общежития, за качество коммунальных услуг общежития (ремонт комнат, действующие туалеты, кухни и душевые, горячая вода, двойное остекление, отсутствие щелей в окнах и дверях, сквозняков), за безопасность балконов и лестниц — согласно нормам охраны труда, за создание возможностей для нормальной подготовки домашних заданий, курсовых работ и т.д.;

— борьбу за увеличение и регулярную индексацию стипендий; борьбу против полного и необоснованного лишения стипендий. Нужно вести линию на то, чтобы студента не лишали всей стипендии, а только части, например, не более 30%. Чтобы лишение студента части стипендии стало не первой, самой массовой и самой любимой мерой буржуазной администрации ВУЗа (а это один из путей увеличения чистых прибылей буржуазии), а крайней мерой взыскания. Лишение человека части стипендии должно стать строго мотивированным, с согласия профкома, но здесь на первый план нужно выводить работу ячейки и профкома по воспитанию и помощи в обучении отстающим студентам. Задача большая и тяжёлая, но в перспективе её надо иметь и ставить при первой кадровой и технической возможности ячейки или фракции профсоюза, так как среди отстающих студентов — детей рабочего класса и других угнетённых трудящихся надо вести наиболее активную большевистскую работу. Это нужно, во-первых, затем, чтобы сохранить человека для сознательной и квалифицированной работы на свой класс в настоящем и будущем, а во-вторых, затем, чтобы сохранить студента из рабочих в ВУЗе;

— борьбу с поповщиной и всеми разновидностями идеализма в обучении, с упрощением, поверхностностью (примитивизацией) учебных программ. Это, в свою очередь, потребует от студентов-активистов изучения и хорошего знания основ марксизма-ленинизма, а также своего рода параллельного обучения, когда тот или иной учебный вопрос наши товарищи будут проверять по учебникам, научным трудам, справочникам, монографиям, которые выходили в сталинском, а также (с известной осторожностью, особенно в теоретической физике) в позднем СССР. То есть, требования, которые наши товарищи должны предъявить к себе для ведения революционной большевистской работы в ВУЗе, должны быть довольно высокими.

Наконец, третье. Вузовская ячейка и ее фракция в профкоме факультета, а далее и всего ВУЗа должны, по возможности, тут же установить самые тесные связи с ячейками на соседних производствах, с марксистскими кружками в городе\районе, если, конечно, эти партийные органы существуют хотя бы и в зачаточном состоянии. Без связи с партийными организациями рабочего класса студенческие ячейки, секции и фракции вырождаются и погибают. Наоборот, при самой тесной связи с ячейкой завода, фабрики, особенно, когда уже есть районный комитет и когда ВУЗовские партийные органы подчинены ему, тогда студенческой ком\ячейке работать намного легче, тогда ячейка имеет за собой большую силу рабочего класса и его партии, тогда она действует не сама по себе, а как секция райкома, отвечающая за ВУЗ или несколько ВУЗов в районе. А это уже работа другого, более высокого уровня.

Теперь несколько слов о профсоюзной тактике члена будущей ячейки.

В своём письме товарищ пишет:

«Я студент крупного технического ВУЗа. Так получилось, что я случайно попал в коллегиальный орган профсоюза студентов — выступил с критикой профсоюзной деятельности после прослушивания отчёта за последние 3–4 года».

Судя по тексту, товарищ был выдвинут в профком или в бюро профкома на том основании, что не побоялся выступить на собрании и более-менее дельно говорил о недостатках профсоюзной работы. Это хорошо, так как говорит о том, что собрания всё же проводятся, отчёты оглашаются, и есть возможность выступать в прениях и с критикой по тому или иному вопросу. Для начала работы будущего ядра ячейки такое положение — благоприятное, при прочих равных условиях.

Дальше следует интересный момент. Товарищ пишет:

«В профсоюзе нашего факультета есть профорги в каждой группе. Они подчиняются председателю профкома факультета, которого избрали путём голосования на узком собрании этих самых профоргов групп».

Дело в том, что председатель профкома факультета должен избираться не профоргами групп, а  решением общего (самого широкого) профсоюзного собрания факультета. Добиться такого положения — одна из первых практических задач студенческой комячейки и её фракции в профкоме.

Иначе говоря, дело нужно вести к тому, чтобы всё профсоюзное руководство в обычных «мирных» условиях избиралось бы на общем отчётно-выборном собрании группы, факультета и т.д. голосованием и на основе простого большинства. Да, на таком собрании присутствуют руководство и все преподаватели факультета, которые входят в факультетский профсоюз. Но штука в том, что простое большинство на таких собраниях всегда будет за студентами: при том условии, что масса будет заранее распропагандирована по конкретным вопросам, осознает и поймёт необходимость и обязательность таких собраний и будет их посещать, число студентов на собрании всяко будет выше, чем число преподавателей и членов администрации. Отсюда — возможность простого, квалифицированного или даже «конституционного» большинства при голосовании, и возможность тут же на ходу организовать студенческую  счётно-контрольную комиссию, которая будет считать голоса и контролировать выборы в профком.

Собраниями и большинством, которое заведомо может быть за студентами, нужно пользоваться. Но для того, чтобы хорошо пользоваться, нужно знать тонкости профсоюзной работы, её закоулки, ходы и выходы. Для этого товарищам из ячейки нужно не пожалеть времени и раздобыть для начала устав профкома факультета, устав профкома ВУЗа, а также типовой отраслевой устав по министерству образования и федеральный закон (с изменениями и приложениями) о профсоюзах, и внимательно прочитать их, делая упор на те места в этих документах, которые официально и формально позволяют (или не запрещают, т.е. дают лазейки) избирать всё правление факультетского профсоюза, включая председателя и секретаря, на общем собрании членов профсоюза, и никак иначе.

Ко всему этому надо взять за правило участие во всех заседаниях и текущих делах своего профкома. Нужно считать, что неважных и мелких дел там нет — хотя бы потому, что администрация и буржуазные профбоссы часто заранее объявляют о том, что на том или ином собрании/совещании будет «обсуждаться мелкая текучка», а на самом деле среди этой мелочи, либо вместо неё и под прикрытием её,       под шумок, так сказать, могут приниматься важные для трудящихся или студентов вопросы. Кроме того, максимальное участие в работе профкома — это живой опыт работы и борьбы, который из книжек и инструкций не получить.

«При председателе факультетского профкома есть коллегиальный орган,— пишет далее наш товарищ, — который должен помогать председателю. Орган этот был избран на собрании голосованием, но голосование это выглядело формальным и говорило о том, что кандидатуры были кем-то «решены» заранее. В этом коллегиальном органе состою и я. Председатель профкома факультета подчиняется секретарю профкома факультета (по совместительству декану). В обязанности председателя также входит обсуждение профсоюзных вопросов с председателями других факультетов. Что происходит  выше в профсоюзной иерархии, мне  представляется слабо».

Тут нужно бы уточнить у нашего товарища, что он имеет в виду? Коллегиальный орган при председателе профкома факультета — это либо техническое бюро профкома факультета, т.е. секретариат, либо это и есть профком, в который входят все профорги групп, секретарь (или секретари), председатель и его зам. Если наш товарищ, говоря о коллегиальном органе при председателе, имел в виду технический секретариат, то этих 2–3 человек допускается избирать профкому в узком кругу, а не на общем собрании. Но при этом комячейка должна иметь в виду, что минимум одним из таких секретарей должен быть её представитель, так как текущая техническая работа профсоюза — это основа вообще всей его работы. Во всяком случае, должности технических секретарей нельзя недооценивать. Но «допускается избирать секретарей в узком кругу» — это вовсе не значит, что они всегда должны избираться в узком кругу: когда интересы комячейки или ее фракции в профсоюзе потребуют проведения своих людей в технический секретариат, то лучше этот вопрос выносить на общее собрание.

Если же наш товарищ имел в виду именно коллегиальный руководящий профсоюзный орган — профком, то профком и его председатель должны всегда избираться на общем собрании (включая сюда и секретарей).

Далее. Большинство профкома, т.е. коллегиальный орган факультетского профсоюза, не «помогает председателю», а делает всю основную работу профкома под руководством председателя и вместе с ним. Ни в коем случае нельзя рассматривать бюро профкома как бесправное приложение к председателю, как группу помощников или советников. Бюро без председателя работать может вполне, а вот председатель без бюро — пустое место. И если председатель заменяет и заслоняет собой бюро, превращает бюро в «помощников», то для студентов такое положение недопустимо, так как наверняка в этом случае через председателя администрация ВУЗа и старшие профбоссы обделывают свои делишки, предают интересы студентов, грабят кассу, согласовывают для «неудобных» студентов отчисления и лишение стипендий, тянут в университет попов, словом, беспрепятственно исполняют волю буржуазии, выполняют в профсоюзе ВУЗа функции охранки. Именно, что беспрепятственно, так как помощники — это технические фигуры в профкоме, статисты, а не политики, тем более, не большевистские политики.

А задача студенческой большевистской фракции в профкомах всех уровней – от группового до вузовсткого — стать палкой в колесе реформистского профсоюза, и, кстати сказать, буржуйские законы такую возможность, возможность контроля и разворота профсоюзной политики на местах, пока что дают. Но, ясно дело, что при этом ячейка и фракция должны опираться на самые широкие студенческие массы, а не считать себя «благородным заговором», которому одному по силам побороть фашистскую верхушку администрации и вузовского профсоюза.

Причём если председателя профкома «заносит» вправо, если профком видит, что председатель злоупотребляет своей должностью или явно идёт против интересов студентов, то именно профком, по крайней мере и в первую очередь, его большевистская фракция, обязан первым поднимать тревогу, сообщать студенческим массам, инициировать общее собрание и информировать собрание о ренегатстве, воровстве и предательстве председателя. В свою очередь, собрание разбирается в деле и принимает решение о снятии секретаря с должности или о наказании и т.д.

При этом члены ячейки, работающие в профкоме, должны заранее иметь кандидатуры на должность председателя и ознакомить с ними студентов. Не исключена такая ситуация, когда раскол по вопросу о председателе или по иному вопросу происходит в самом профкоме. На этот случай также нужно заранее озаботиться подбором новых кандидатов в профком взамен тех, что будут разоблачены на общем собрании и исключены им из профкома, подбирая людей среди наиболее сознательных и близких к ячейке студентов.

Тут есть и другая сторона медали. Если ячейка или ее фракция в профкоме видит, что тот или иной студент — член профсоюза или профкома ведёт неправильную, предательскую линию, то нужно прибегать к открытой, коллективной проработке такого товарища. Если товарищеская проработка не помогает — надо публично объявлять о том, что тот-то и тот-то студент предаёт интересы профсоюза, коллектива, что его (её) действия привели (или ведут) к такому-то ущербу интересам студентов. Следующий шаг — вывод из состава профкома, а также исключение из профсоюза, опять же решением общего собрания и с самим широким публикованием того, за что именно студента выводят из руководящих органов профсоюза или из самого профсоюза.

Исключение из профсоюза, конечно, мера крайняя, она должна стать позором для студента и в то же время подчеркнуть в сознании студенческих масс реальную силу и влияние их собственной профессиональной организации (а значит, и ячейки и ее фракции в профкоме).  В этом плане профкому нельзя невольно стать на сторону администрации. В абсолютном большинстве случаев задача профкома — это наоборот, защищать студентов от террора со стороны администрации, поэтому решение о выводе того или иного студента из профкома или об исключении из союза должны принимать студенческие массы, а не узкое бюро, хотя и по представлению этого бюро.

Ясно, что одному человек заменить собой фракцию в таких вопросах сложно. Одного активного профорга может не хватить в стычках с председателем и реформистским большинством профкома. Но в том и важность открытых общих собраний, на которых правильная позиция одного члена профкома может дать ему широкую поддержку со стороны масс, рядовых членов профсоюза, может привести к быстрому формированию вокруг него ячейки и фракции в профкоме. 2–3 человека, из которых один в профкоме и в президиуме, а другой или другие в зале, в массе, —  это уже сила, которая может развернуть всё общее собрание в нужную сторону. 2–3 человека — это, вообще говоря, треть среднего профкома, без которой бывает невозможно или опасно принимать предательские решения, т.к. в этом случае нет «конституционного» большинства, и вредное решение будет, выражаясь парламентским языком, нелегитимным, т.е. подлежащим опротестованию и отмене. А во-вторых, за спинами трети профкома при правильной работе может встать 2/3 студентов – рядовых членов профсоюза, а это уже большинство, которое может отменить любое решение профкома, может снять членов профкома и его председателя.

Также наш товарищ пишет (так можно его понять), что председатель профкома факультета подчиняется секретарю профкома факультета, т.е. своему подчинённому по профсоюзной линии. Как это возможно? Да, пока что не исключено, что секретарём профсоюза факультета может быть избран декан этого факультета. Но в профсоюзе эта должность техническая, по буржуазному закону целиком и полностью подчинённая председателю и бюро профкома. В этой связи студенческой ячейке надо разобраться с иерархией в своём профкоме и, опираясь на закон и устав своего профсоюза, постепенно вернуть секретарской должности её подчинённо-технический характер. Во всяком случае, на ближайшем собрании надо поставить этот вопрос: кто кем вертит в профкоме — собака хвостом, или наоборот? А если наоборот — то почему председатель подчиняется секретарю, т.е. грубо нарушается устав? Пусть председатель и декан объяснятся.

Что касается контактов факультетского председателя в рамках ВУЗовского профкома. Председатель факультетского профкома не может обсуждать с председателями профкомов других факультетов профсоюзные вопросы за спиной своего профкома и, если вопрос важный, общего собрания факультета. Пить пиво вне работы они могут, но что именно по профсоюзной работе решает (предлагает, отстаивает, соглашается, защищает и т.д.) факультетский председатель на общем совещании профкома ВУЗа — об этом должен знать профком факультета и общее собрание, так как по каждому профсоюзному вопросу ВУЗа должна быть выработана и защищаема определённая позиция факультета, линия его профсоюза, т.е. желательно — линия комячейки и фракции. Тот факт, что в иерархическом отношении профком факультета подчиняется профкому ВУЗа, не лишает профком факультета собственной позиции по всем вопросам. Наоборот, буржуазный закон вполне допускает широкую дискуссию и коллегиальность по спорным вопросам. Все студенты должны знать, что то или иное важное, принципиальное решение должен принимать не узкий профком ВУЗа или министерства, а общее собрание профсоюза ВУЗа, на котором абсолютное большинство всегда остаётся за студентами.

Вот здесь и возникает острая необходимость партийной работы (большевистской пропаганды) студенческой комячейки среди масс не только своего факультета, а всех факультетов ВУЗа. Это дело непростое, и сразу мало что получится, однако, ведя работу на своём факультете, в своём профкоме, членам ячейки нужно не окукливаться в рамках факультета, а постоянно целиться на другие факультеты, вербуя на свою сторону членов профкомов этих факультетов, а главное — рядовых членов профсоюзов. Нужно постоянно апеллировать к мнению и позиции студентов других факультетов не только при решении важных общевузовских вопросов, но и при решении важных вопросов своего факультета: а не повредит ли та или иная позиция нашего факультетского профкома общим интересам студентов всего нашего ВУЗа?

Наш товарищ сообщает, что

«…профсоюз полностью аморфный, в нём, похоже, нет никого идейного, вся работа – это перекладывание стопок бумаг».

Что же, для комячейки такое положение с аморфностью и перекладыванием бумаг в профсоюзе — это, скорее, плюс, чем минус. Есть хороший повод собрать общее собрание, обвинить профком в очевидном бездействии, в самоустранении от защиты интересов студенчества и провести в профком своих людей. Но если это удастся сделать, тогда профком обязан стать боевым, таким, куда студенты будут идти за помощью, зная, что там точно помогут, и о котором будут говорить, что не зря его выбрали, и что вообще надо ходить на собрания и глубже вникать в профсоюзную работу, так как есть от этого реальная польза. Перед ячейкой и новым бюро непаханое поле работы, и при ловком и умелом подходе к ней можно многое сделать, добиться делом авторитета у студенческих масс и на этой основе сплотить и организовать массы, постепенно развернуть их лучшую часть в большевистском направлении.

Наш товарищ сообщает далее, что, по его мнению

«…основной формой профсоюзной борьбы студентов являются жалобы наверх. Последняя инстанция — ректор, который чаще всего становится на сторону студентов. Иных форм борьбы за интересы студентов не отмечено».

Жалобы наверх по административной линии — это обязательная дисциплинарная работа правильно поставленного профсоюза, одно из многих направлений его работы. Пренебрегать им нельзя, по-левацки считая, что все и всякие жалобы руководству есть пустышка и контрреволюция. Ситуация ситуации — рознь, и жалоба жалобе — рознь. Иногда, чтобы решить текущий вопрос, достаточно небольшого нажима на администрацию со стороны профкома в форме заявления, но не слезницы типа «ваше превосходительство, просим снизойти… пожалеть рабы твоя» и т.п., а в форме решительного требования масс, в т.ч. требования соблюдать то или иное положение буржуйского закона.

А иногда нужно, что называется, поднять на дыбы весь рядовой состав профсоюза и заявить, что массы имеют такое-то требование и такую-то позицию по данному вопросу. И если администрация или вышестоящий профсоюз будут игнорировать эту позицию студенческих масс, то разворачивается борьба в самых разнообразных формах (бойкоты, митинги протеста, учебная «итальянка» и т.д.), которая есть настоящая классовая борьба. Даже если студенты и их профсоюз в раунде этой борьбы и проиграют, это не значит, во-первых, что они проиграют вообще, а во-вторых, они получат бесценный опыт экономической и политической борьбы, который вынесут с собой из стен ВУЗа на производство.

То, что, по мнению нашего товарища, руководство ВУЗа удовлетворяет отдельные справедливые требования студентов, — это дело хорошее. Но нет ничего вреднее думать, что такой либеральной позиции ректора достаточно для защиты интересов студенческого коллектива, что такие жалобы и их временное удовлетворение заменяют и исчерпывают собой работу профсоюза. Использовать тактически позицию ректората необходимо, подменять, ограничивать ею работу ячейки, фракции и профкома — политическое преступление.

Можно ли ячейке, фракции или профкому использовать в борьбе с администрацией ВУЗа СМИ? Опять же, всё зависит от конкретных обстоятельств. Если задет серьёзный вопрос, если страдают интересы студенчества, и администрация упорно не идёт на попятную или, на худой конец, на приемлемый компромисс, то почему же ячейке и фракции не использовать в своей борьбе все подходящие СМИ? Кто запретит членам профкома или профсоюза обратиться, например, в РП? — мол, есть проблема, сами решить пока не можем, давайте решать вместе и т.д. Будем думать и решать вместе. Вообще говоря, чем больше студенческий профком будет сотрудничать с зарождающимися органами новой большевистской рабочей партии, тем сильнее будут его позиции, тем больших успехов в защите студенческих интересов он сможет добиться.

Не исключено, что по отдельным вопросам будут полезны и либерально-буржуазные СМИ. Почему же не использовать оружие врага против самого врага? Вопрос о том, нанесёт ли обращение профкома в СМИ какой-то «ущерб репутации ВУЗа» — это вопрос пустой: не о репутации буржуазного учебного заведения или учреждения надо думать ячейке, ее фракции и профкому, а о пользе делу, о том, помогает ли такое обращение защите интересов студенческого коллектива, или нет.

По словам нашего корреспондента, кроме перекладывания бумаг, основной практической деятельностью студенческого профсоюза является организация досуга: экскурсионные поездки в другие города или страны ближнего зарубежья, распространение льготных билетов на увеселительные мероприятия, летний лагерь, организация турниров по видеоиграм, вечеров настольных игр и т.п. По словам руководителей профсоюза у студентов этого ВУЗа — благодаря профсоюзу — самая весёлая студенческая жизнь.

Отдых и развлечения — важная часть молодёжной жизни, спору нет, но этим работа студенческого профсоюза не исчерпывается и даже — в нынешних условиях жизни — толком и не начинается. Основная задача профсоюза — борьба за экономические интересы студенчества, о которых мы говорили выше. Но поскольку при фашизации государства вести «чисто» экономическую борьбу с буржуазией, без борьбы политической, означает проиграть и экономическую борьбу, постольку подменять балаганами и сводить к организации развлечений всю работу профсоюза категорически недопустимо. У студентов есть масса текущих проблем, которые может решать и решить профсоюз. Убаюкиваться тем, что профсоюз «хороший», поскольку путёвки даёт и организует походы в кино, нельзя, — это наверняка и означает, что массы студентов в работе своего профкома не участвуют и в дела не вникают: студентам подбрасывают конфетки, билетики, конкурсы и другие балаганчики — лишь бы массы были «под кайфом» развлечений и не лезли в серьёзные классовые вопросы, решение которых идёт, в том числе, и через профсоюз.

Отсюда — задача ячейки и будущей фракции: больше склонять профком и массы к решению «скучных» материально-бытовых студенческих дел, следить за тем, чтобы развлечения и мероприятия, особенно предлагаемые сверху, не развращали бы студентов в физическом и идейно-политическом смысле, смело брать на себя организацию досуга, делая упор на развивающие экскурсии, научно-популярные лекции, туризм выходного дня, физкультуру.   Так как в функции профсоюза входит организация досуга, экскурсий, поездок, то необходимо на этом направлении объявить войну явной и скрытой поповщине и мракобесию. Часто бывает так, что под видом историко-культурной поездки или экскурсии профсоюз и администрация организуют поездку в монастырь, в скит или по другим «святым местам», где студентов вынуждают слушать жирных паразитов в рясах (прямых классовых врагов пролетариата) и смотреть на свихнувшихся рабов, которые пашут на этих попов «во имя искупления грехов». Задача студенческой большевистской ячейки и ее фракции в профсоюзе — категорически воспрепятствовать проникновению поповщины в ВУЗ на том хотя бы законном основании, что у нас светское государство и что формально вся церковная капиталистическая монополия отделена от школы, в т.ч. и высшей.

Наш товарищ далее сетует, что студенты и профбоссы «…сами не знают, для чего нужен профсоюз». Отсюда — ежегодная агитация среди студентов за вступление в профсоюз даёт мало толку и состоит, в основном, в том, что студентам расписывают перспективы хорошего «профсоюзного» досуга.

Что касается профбоссов, то они, по крайней мере, их верхушка, хорошо знают, для чего нужен профсоюз, — для того, чтобы не подпускать студентов к политике, чтобы подменять борьбу студентов за свои насущные интересы развлечениями, чтобы массы шли за администрацией против своих интересов и не понимали их. Что касается студентов, то тут действительно молодые люди мало понимают, для чего, в первую очередь, создаётся и работает их профсоюз, а главное, для чего в нём нужно состоять и работать. Если экономические и культурные интересы студентов решаются не через профсоюз, а в основном мимо него, через администрацию ВУЗа, то и правда возникает вопрос о том, зачем нужен профсоюз. Если участие в профсоюзной работе состоит в регулярном уплачивании взносов, которые тратятся на всякого рода балаганы, то и тогда даже отсталый в политическом смысле студент может подумать, что профсоюз — это такая фирмочка по организации развлечений, и только. Самые важные вопросы — бюджетных мест, размера платы за учёбу, стипендии, отчисления, общежития, бесплатности учебников и т.д. — решаются без профкома, а если и с профкомом, то при их решении профком состоит в роли попки-соглашателя.

Всё это люди хорошо видят. Ясно, что при таком положении профкома сами студенты относятся к нему, как к малополезной штуке, которая «перекладывает бумаги» и пару раз в год что-то там организует в плане отдыха. Профсоюз, считают многие студенты, есть организация обязательная для членства, но, в общем, бесполезная: сказали в ректорате или деканате, что надо в ней состоять, ну, будем состоять, пассивно и чтобы не раздражать администрацию ВУЗа, а то мало ли что… Ещё из общежития выселят и т.д.

Задача превращения балаганного профсоюза в рабочий орган по защите интересов студентов как раз и ложится на будущую комячейку. Начало такой работы — это работа членов ячейки в массе, разговоры по тем или иным текущим вопросам со студентами, выяснение мнений и позиций, внесение в массы своей позиции по каждому вопросу, упор на решение этих вопросов общим собранием, т.е. на принуждение профкома решить их так, как это нужно студентам, убеждение в необходимости массового участия членов профсоюза в таких собраниях.

Что касается слабой теоретической подготовки студентов в политических и профсоюзных вопросах, то от всей студенческой массы хорошей подготовки пока что требовать нельзя. Тут важнее то, о чём говорилось выше, — чтобы члены ячейки и фракции были в профсоюзных делах, как рыба в воде, и чтобы эти дела велись ячейкой и ее фракцией по твёрдой линии большевизма. Такую линию массы уже видят и чувствуют, стихийно понимая, что это своя, классово родная линия, а значит, такая, которую нужно поддерживать, идти за теми, кто её проводит, кто на деле защищает интересы студенчества. Иначе говоря, профсоюзная работа ячейки — есть черновая практическая работа по решению текущих вопросов на основе партийной сознательности, дисциплины и хороших знаний марксизма-ленинизма. Ячейка обязана учиться коммунизму настоящим образом, упорно и постоянно.

По словам нашего товарища, материальные условия жизни студентов в том ВУЗе, где он учится, немного лучше, чем в других ВУЗах города, по крайней мере, выше стипендия. Администрация и профсоюзная верхушка по этому поводу заявляют студентам, что такое положение сохраняется благодаря именно работе профсоюза.

То, что выше стипендия или дешевле общежитие, или лучше бытовые условия, — всё это хорошо. Но у общего собрания профсоюза должен возникнуть вопрос: за счёт чего выше, например, стипендия? Если такое повышение идёт за счёт возврата студентам части их профсоюзных взносов, то такое важное решение должно было приниматься общим профсоюзным собранием ВУЗа, т.е. студентами. Дело в том, что если это решение, сколь бы хорошим оно ни было, принималось администрацией и профверхушкой, то это говорит о том, что позицию профсоюзной  массы в очередной раз «имели в виду». А во-вторых, ячейке и будущему профкому следует понимать, что возврат студентам части их профсоюзных взносов в виде стипендии — это не всегда хорошо, т.к. могут быть более важные дела, которые потребуют расхода профсоюзных денег. Может получиться так, что сегодня, идя на поводу у популистов или мелкобуржуазных провокаторов, кассу раздали, а завтра понадобятся деньги на лечение заболевшему товарищу, на адвоката, на организацию важной встречи или дискуссии, а денежки, как говорил Салтыков-Щедрин, тю-тю.

С другой стороны, если заявления вузовских начальников и профсоюзных воротил о «лучшем положении наших студентов» означают, что профсоюз ВУЗа тратит большую часть кассы на балаганы, погремушки, веселушки, экскурсии в монастыри и т.п., то у общего собрания должен вырасти ещё более острый зуб на профком: кто дал право тратить общие студенческие деньги на всякую х….? — тогда как в общежитии проблемы, и спортинвентарь износился, и буфет дорогой или вообще не налажен, и студентка Маша сломала ногу, а ей сунули в зубы 500 рублей от профсоюза — лечись, мол, Маша, выздоравливай.

То, что общий бюджет ВУЗа определяет министерство образования, это понятно. Но наш товарищ сообщает, что к распределению этого бюджета внутри ВУЗа допускают членов профсоюза. Правда, он не уточнил, кого именно, профверхушку или уполномоченных от общего собрания профсоюза. По закону профсоюзная организация имеет полное право участвовать в распределении бюджета предприятия или учреждения — прежде всего, в той части, которая касается заработной платы, стипендии, охраны и условий труда, социальной защиты работников или учащихся, оплаты больничных листов, обеспечения спецодеждой, питанием, обувью, учебными пособиями, нормальных условий быта, организации культурного и развивающего личность досуга, санаторно-курортного лечения студентов и т.д.

Как видим, прав и направлений работы у профсоюза пока ещё достаточно, но чтобы практически реализовать эти права, профбюро и делегаты, которые выбираются и направляются в администрацию для участия в распределении бюджетных средств, должны постоянно работать в массах, знать, понимать и твёрдо защищать интересы масс в переговорах с администрацией, в том числе, и по вопросу о распределении бюджета.  Отсюда ясно, что делегатами на процедуру распределения постепенно должны стать члены ячейки, состоящие в профсоюзных органах управления (профкомах), а также те рядовые члены профсоюза, которые близки к ячейке или уже работают в ней.

Однако не надо путать бюджетные и профсоюзные средства. Буржуазия постоянно стремится включить профсоюзные деньги в состав своих оборотных капиталов или в прибыли, и вот тут задача комфракции студенческого профсоюза как раз и состоит в том, чтобы всей своей кассой распоряжался только профсоюз, исходя из тех решений, которые принимает общее собрание при рассмотрении профсоюзного бюджета на тот или иной период.

Такое положение с профсоюзным бюджетом — это вопиющая «дичь» для профбоссов. Они будут вставать на дыбы, объявляя собрание некомпетентным для решения бюджетных вопросов и заявляя о том, что «правильно распределить деньги» могут только они, профессионалы профсоюзной работы.

В этом случае, если сместить этих боссов не удаётся, действовать опять-таки должна комфракция в профкоме. Формально члены этой фракции тоже входят в число профбоссов, которые обязаны при решении важнейших вопросов, в первую очередь, распределения средств, обращаться к массе — если фракцию в том или ином бюджетном пункте не поддержало большинство профкома или бюро. Надо довести до сознания массы, приучить её, если хотите, к тому, что каждая профсоюзная копейка имеет право тратиться только с ведома и одобрения большинства профсоюза, т.е. с ведома и одобрения собрания.

Наш товарищ пишет также, что на днях должно состояться собрание нового профбюро, на котором будут решаться организационные вопросы, в том числе и то, «кто и когда будет сидеть в кабинете профкома, а также то, кто и за что будет отвечать». Для нашего товарища и его будущих единомышленников по ячейке или фракции нужно эти вопросы поменять местами. При распределении обязанностей нашему товарищу желательно взять на себя самый тяжёлый и провальный участок работы, а таковым, как правило, является студенческий быт, больничные, стипендии, охрана труда. Это нужно для того, чтобы постоянно быть в массе, видеть обстановку изнутри, вести пропаганду, вербовать союзников и новых членов, наконец, агитировать за те или иные предложения ячейки по конкретным профсоюзным делам. Именно в этом смысле нужно будет определить, когда удобнее всего сидеть в профкоме, который на период «сидения» вполне можно превратить в место приёма жалоб и предложении, в мини-собрание, а главное — в место политической работы ячейки или фракции. Собрались студенты, решают профсоюзные дела, всё легально, чинно, благородно.

Что касается состава нового студенческого профкома, то наш товарищ сообщает, что он состоит из 10 человек, из которых «…политикой интересуются только двое — в форме подписки на те или иные политические паблики в соцсетях». Остальные восемь, по мнению нашего корреспондента, о политике даже не задумываются, и, стало быть, непонятно, зачем они пошли в профком на неблагодарные должности.

Ну, работая в профсоюзе, рано или поздно, так или иначе эти молодые ребята политикой заинтересуются, поскольку их работа, особенно тяжёлая и «неблагодарная», будет прямо связана с ней. Можно сказать, что их работа это и есть политическая работа, отдают они себе в этом отчёт или нет. Другой вопрос, какую политику они будут проводить в студенческом профсоюзе? — рабочего класса или буржуазии, удастся ли ячейке создать свою фракцию в профкоме, удастся ли развернуть профком в нужном направлении? Здесь на первых порах и будет исключительно важна работа нашего одиночки: будет биться за студентов, получится практически решить первые текущие вопросы, даст пример настоящей профсоюзной работы — будет и поддержка снизу, а значит, и кое-кого из бюро профкома.

Ясно, что интерес к политике не исчерпывается и не определяется подпиской на паблики или отсутствием таковой. Вполне может случиться так, что товарищ по комячейке найдётся (или будет воспитан) среди аморфных и аполитичных членов профкома, но найдётся не сам по себе, а через практику чёрной, ежедневной и реальной профсоюзной работы, в которую товарища (товарищей) надо втягивать, напирая, например, на то, что рядовым членам профсоюза уже дано обещание сделать то-то и то-то, и что среди ответственных назван этот самый товарищ. Не сделать — значит, потерять всякое лицо перед своей группой, перед девчонками, опозориться и т.д.

Внедрение теории марксизма-ленинизма в работу профсоюза идёт, прежде всего, через ту практическую работу по защите интересов студентов, которую должен вести профорг и будущая ячейка в профкоме. Суть в том, что одной словесной пропаганды мало, слова профорга и членов комячейки должны подтверждаться делами, а дела, в свою очередь, должны убеждать людей в правоте большевизма, подводить к поддержке наших юных, растущих большевиков.

В заключение пару слов нужно сказать об организации дискуссий. Надо, используя вполне законное и одобрительное стремление студентов к хорошей и качественной учёбе и опираясь на профсоюз, возродить практику дискуссий по спорным вопросам, возникающим в ходе студенческой жизни. Например, в ходе лекции у студентов-активистов возникает сомнение в правильности объяснения отдельного вопроса или темы, или налицо попытка идеалистического подхода или объяснения, ― надо пробовать вынести этот факт на широкую научную дискуссию среди студентов – членов профсоюза, а ещё лучше всех студентов группы, потока или факультета в целом. Здесь же можно развернуть и вопросы борьбы с попами и проникновением религии в ВУЗ, начав, например, с вполне профсоюзного вопроса об экскурсиях, который можно развить в несколько антирелигиозных собраний.

Разумеется, для того, чтобы увидеть идеализм, чтобы подготовить дискуссию и победить в ней агентов буржуазии, члены ячейки должны быть хорошо подкованными марксистами. Дискуссии — полезнейшее дело и сильный инструмент организации и распропагандирования масс, и чтобы овладеть им нужна постоянная и настойчивая большевистская политучёба. Возможности и материалы для такой учёбы есть, дело за тем, чтобы наш товарищ-студент и его будущие товарищи поняли, что без глубоких политических знаний коммунизма нет, и борьба за него проигрывается.

РП

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.