Кое-что о математике или зачем буржуазии нужны соцопросы (окончание)

приоритет1Начало

Как это и положено в математике, да и вообще в любой науке, во второй части данной статьи мы коснёмся немного более сложных вещей, нежели те, что мельком осветили во введении.

Но для начала опубликуем, как и обещали, решение занимательной и нестандартной задачки по одной из тем курса математики 7-го класса (советской школы), на которой предложили нашим читателям попробовать свои силы в конце первой части статьи.

Напомним её условие:

Дано трёхсотзначное число, в котором сто цифр — нули, сто — единицы, сто — двойки. Может ли оно быть полным квадратом?

Решение. Для решения задачи нужно найти сумму цифр данного числа (обозначим его за Х): 0×100+1×100+2×100=300. Это означает, что Х делится на 3, т. к. 300 делится на 3, а также это означает, что Х не делится на 9, т.к. 300 не делится на 9.

Далее, делается допущение: допустим, что Х есть квадрат какого-то целого числа Y. Но тогда Y тоже делится на 3, в противном случае Y2 не делился бы на 3 (возведите  в квадрат 3k, 3k+1, 3k+2, где k – целое число, и убедитесь в этом).  Но если Y делится на 3, то его квадрат делится на 9. Т.е. число Х, будучи квадратом целого числа Y, т.е. будучи полным квадратом, обязано делиться на 9. Однако из условия задачи, как было показано выше, следует, что Х не делится на 9. Полученное противоречие показывает, что Х не может быть полным квадратом.

Вот и вся цепочка рассуждений. Как видите, вполне по силам школьнику. Подчеркнём, что задача не относится к разряду сверхсложных (для советского школьника 40-60-х гг.), а при определённой подаче она вообще может рассматриваться как посильная любому советскому школьнику соответствующей возрастной группы. В самом деле, задача всего лишь на знание признаков делимости числа на 3 и на 9. И на умение построить доказательную базу от противного.

Однако умение решать такие задачи требует вычленить необходимые «всего лишь» из всего арсенала подручных методов решения математических задач. Конечно, если разместить данную задачу в конце параграфа, в котором рассказывается о признаках делимости на 3 и на 9, времени на поиск решения будет затрачено значительно меньше. При условии, что школьник владеет необходимым логическим аппаратом математических доказательств. (Кстати, решение данной конкретной задачи очень родственно доказательству иррациональности квадратного корня из 2 — проблеме, далеко не праздной, а продиктованной хозяйственной деятельностью человека.)

Но зачем оно нужно, это умение решать подобные задачки, не говоря уже о более сложных? Где практическая польза от такого умения? И, более обще, зачем вообще человеку, если он не собирается посвящать свою жизнь решению технических задач, нужна математика, более сложная, чем «базовый уровень ЕГЭ»?

К сожалению, корень этих сомнений кроется в том, что буржуазной пропаганде даже на постсоветском пространстве удалось монетизировать смысл этих вопросов, перевести его практически полностью в плоскость продажи интеллектуальной составляющей рабочей силы. Это крайне ненадёжная область применения, поскольку в условиях капитализма необходимо затратить кучу энергии, времени и, возможно, денег на обретение данного умения, которое могут и не купить.

Ещё более слабый аргумент в пользу глубокого изучения математики – это безыдейное «всеядное» — абстрактное! — самосовершенствование. Буржуазная пропаганда не оставляет на нём камня на камне, «услужливо» предлагая иные, гораздо более лёгкие и приятные способы «совершенствоваться», например, игровые – те же компьютерные игры. Лишь единицы, не видя немедленного применения математики, сядут за учебники просто ради эрудиции.

Ответ, казалось бы, был озвучен ещё М.В. Ломоносовым около двух с половиной веков назад:

«Математику уж затем и учить надо, что она ум в порядок приводит».

Сказано, безусловно, красиво, но для убеждения человека, например, ребёнка или его родителя, отравленного буржуазной пропагандой, этого бывает недостаточно.

Проблема в том, что универсальных, общечеловеческого назначения «ума» и «порядка ума» нет, как не существует, например, т.н. «общечеловеческих ценностей». Поэтому попытка охватить разом интересы и устремления антагонистических классов – напрасная трата времени! А прикладная цель приведения ума в порядок должна быть кристально ясная, и в классовом обществе это значит, что цель должна быть классовая. Ну, а «общечеловеческие» цели в буржуазном классовом обществе (в сегодняшнем обществе) всегда трактуются в пользу господствующего класса, т.е. в пользу буржуазии.

Классовые цели неотделимы от глубокого понимания человеком своего места в этом мире. Тем не менее, для того, чтобы поставить хоть какую-то серьёзную жизненную цель перед собой, она должна быть, во-первых, выражена в словесной форме, а во-вторых, должна быть непротиворечива.

То, что мы назвали непротиворечивым, ещё называется формально-логическим (или просто логическим) и подчиняется определённым законам. Многим сегодня кажется, что логика – это творение человеческого гения. Однако это не так. Сама по себе формальная логика не является абстрактной выдумкой человеческого разума: её законы составляют свойство человеческого мышления, отражающего в свою очередь определённые свойства объективной реальности. Эти свойства фиксируются не в безадресных умствованиях, а в процессе практической деятельности человека. В «Конспекте «Науки логики» Гегеля» В.И. Ленин писал[1]:

«…практика человека, миллиарды раз повторяясь, закрепляется в сознании человека фигурами логики».

Формальная логика описывает правила логичности мышления. Их необходимо соблюдать для того, чтобы стройно, последовательно мыслить. Нарушение этих правил разрушает порядок в мыслях, а значит, и порядок в действиях, поскольку действия человека должны быть всегда осмысленными. Таким образом, правила формальной логики обязательны для всех людей.

Человек на самом деле зачастую руководствуется законами логики, даже не изучая их. Это, однако, не означает, что человеку нет необходимости изучать логику, и что она «сама собой» наработается в ходе персонального жизненнного опыта. На самом деле «фигуры логики» закрепляются в сознании отдельного человека, ребёнка, далеко не сразу: поначалу он копирует взрослых и следует советам и указаниям, что делать можно, а что нельзя, принимая изначально на веру, а затем на опыте убеждаясь в правильности или ложности этих советов и указаний.

Иными словами, с достижениями логики, которыми руководствуются воспитывающие ребёнка взрослые, логики, которую вырабатывало человечество в течение тысячелетий, ребёнок поверхностно «знакомится» уже за первые несколько лет своей жизни. Этот «ликбез» достаточен для того, чтобы человек существовал охотой и собирательством, ежедневно рискуя умереть от голода, природных стихий, болезней.

Но на современном этапе развития производительных сил и быта человек, не умеющий создавать осознанно сложные абстрактные логические построения, не в состоянии ни осмысленно и полноценно пользоваться материальными и нематериальными благами, ни осмысленно и полноценно принимать активное участие в их создании. (Абстрактные логические построения необходимы для оптимизации мыслительного процесса: оперирование с абстрактным, общим (абстрагирование объектов, операций с объектами и т.д.), и приложение результатов такого оперирования потом к конкретному, единичному.)

Однако самостоятельно, не изучая логики, человек не сможет освоить уверенное построение сложных абстрактных логических цепей. Он будет строить их неосознанно, копируя окружающих и переходя от конкретики к элементарным обобщениям, зачастую ложным. Длинные логические цепочки обязаны проверяться человеком, их создавшим, дабы исключить из них ложные промежуточные выводы.

Такие цепочки легко разрушаются, не будучи проанализированы, откорректированы и систематизированы.  Игнорируя пройденный предками путь, человеку придётся повторить все открытия самому, что за одну жизнь сделать нереально.

Как активный член современного общества человек, не усвоивший законов логики, представляет из себя путаника, хаотично организованного субъекта, легко манипулируемого и вечно зависимого от окружающих, слепо копирующего их, мешающего общему делу. Комфортным такое существование трудно назвать.

Получается, что изучение логики просто жизненно необходимо современному человеку, если он не планирует путаться у всех под ногами,  быть вечным объектом раздражения, насмешек и манипуляции, либо влачить беспомощно иждивенческий или дикарский образ жизни. Точно так же человек не сможет грамотно писать без тщательного изучения грамматики, хотя и будет владеть устной речью.

Изучение законов формальной логики сходу в том виде, в котором они сформулированы, затруднительно. Их глубину человек постигает постепенно; это постижение наиболее эффективно реализуется в курсе математики, которая имеет, помимо обучающего ещё и колоссальное прикладное значение.

Элементарная (иными словами, школьная) математика закрепляет базовое познание человеком формальной логики и путей её применения на практике, указывает способы экономии на цепочках эквивалентных логических рассуждений и учит, как использовать ранее достигнутые результаты.

Ограничиваясь изучением математики начальной школы (четыре арифметических действия, дроби, проценты, начальная геометрия и т.д.), человек учится осмысленно и уверенно строить абстрактные логические схемы начальной сложности, т.е. в несколько действий. (Более сложные абстрактные построения занимают у него много времени, как на создание, так и на тестирование, и всё равно полны ошибок.) Такому уровню сложности соответствует как невысокая степень осмысленности пользования благами, создаваемыми в современном мире, так и низкий потенциал участия человека в производстве этих благ.

По мере постижения материала школьной алгебры и геометрии (параллельно и в непрерывном приложении к изучению всех других школьных предметов!) человек уже усложняет свой логический аппарат настолько, что в состоянии приступить и к непосредственному изучению самих законов формальной логики. Он уже в состоянии строить логические конструкции из построенных конструкций, например, применяя доказанные ранее общие утверждения (теоремы).

К окончанию школы человек должен знать и уверенно применять все законы формальной логики. Глубину их применения очерчивает уже высшая математика. Она, развивая по сложности области применения элементарной математики и не вступая в противоречие с последней, служит инструментом для количественного анализа данных, позволяющего более глубоко познать окружающий мир в пределах, доступных формальной логике.

К сожалению, для осознанной постановки классовых жизненных целей одной формальной логики недостаточно — мы покажем это на примерах ниже. Наряду с развитием аппарата формальной логики, необходимо развивать и аппарат более сложной — марксистской диалектической логики. Без этого невозможно формирование диалектико-материалистического (истинно научного!) мировоззрения, но эта тема уже выходит за рамки данной статьи.

От автора. Мы рекомендуем уважаемым читателям подробнее ознакомиться с учебной литературой по предмету «Логика», который преподавался, в том числе и в рамках программы средней школы при Сталине. Вот, например, учебник «Логика» за авторством С. Н. Виноградова, А. Ф. Кузьмина , 1954 г. . Есть хороший учебник для вузов Строговича М.В., «Логика»,1949 г.

Для того, чтобы поставить математику на службу другим наукам, необходимо создать подходящие математические модели, подчиняющиеся строгому порядку, оговорённому заранее. В любой науке такой процесс называется математическим моделированием. Математические модели упрощают обработку данных и облегчают познание истины, позволяя делать научные обобщения.

Не все задачи реальной жизни, даже естественно-научные, можно поставить виде, пригодном для математического моделирования, но везде, где это возможно, учёные ищут пути их создания. Таким образом, умение сводить задачи реальной жизни (инженерные, экономические и проч.) к математическим – очень непростой и очень важный навык, который в современном мире жизненно необходимо развивать с детства.

При этом надо понимать, что математические модели не подменяют процессы реальной жизни. Поэтому математическое моделирование должно всегда оглядываться на практику, на результат: это не слепая сортировка данных вроде подсчёта «средней температуры по больнице».

Здесь нелишне подчеркнуть, что очень редко в реальной практике получается собрать прямые показатели, готовые к аналитической обработке. Поэтому сбор данных должен всегда опираться на понимание стратегии, с помощью которой исследователь получит желаемый результат. А эта стратегия подразумевает внятное осознание исследователем своего математического аппарата, пределов его применения. На развитие этого аппарата с регулярной оглядкой на практику решения прикладных задач и направлена математика как предмет изучения и как наука.

***

Как мы убедились в первой части настоящей статьи, имеет место общемировая атака буржуазии на элементарную математику. Эта атака упреждает даже ростки материалистического мировоззрения в массах трудящихся, зарождает максимум сомнения в существовании объективной истины. К сожалению, этим буржуазия не ограничивается, и дезориентация в применении аппарата формальной логики преследует школьников и студентов на протяжении всего курса их обучения математике.

Нововведения следуют за нововведениями, насаждая путаницу и произвол в любой области математики. Помимо того, буржуазия взяла на особый контроль минимизацию времени и возможности общения учащегося и учителя. Устные экзамены и тесты максимально сокращены – учащиеся предоставляются самим себе наедине с заданиями, которые подразумевают двоякость трактования, и не имеют порою шанса переспросить, уточнить, что имеется в виду под тем или иным символом.

Например, как бы вы, уважаемые читатели, прочли следующее математическое выражение: tg-1xОдин добросовестный школьник прочтёт его как 1/(tg x). Другой добросовестный школьник – как  arctg x.

Кто из этих двух школьников будет прав? Тот, который подойдёт к учителю и спросит, какую именно интерпретацию минус первой степени у тангенса тот имел в виду в данном случае. А если данное выражение встретилось в домашнем задании, и спросить не у кого? А если учитель набрал в рот воды и стоит над душой у школьников с секундомером в руках? Рассматривать и ту, и другую интерпретацию и решать два разных примера?

Чтобы избежать данных казусов, а их на самом деле можно сгенерировать великое множество, надо исключать двоякую интепретацию прочтения математического выражения. Но для этого необходимо введение единой школьной программы, единых стандартов. Что же мы наблюдаем с вами в реальной жизни? Ровно обратное: упразднение единых стандартов! Но что ожидать от школьников, когда они поступят в институты, если они запутаны даже в таких несложных по сути вещах?  (МЛРД «Рабочий путь» уже неоднократно поднимал этот вопрос ранее. Вопросы отрыва школьного образования от высшего тоже поднимались.)

В приведённом выше примере буржуазные «новаторы» навели тень на плетень на ровном месте, смешав в одну кучу возведение в степень и операцию взятия обратной функции. Такие вещи недопустимы. Без дополнительного и устраняющего неопределённость трактовки комментария к данному выражению, предлагать школьнику такое выражение для самостоятельного рассмотрения – это издеваться над школьником.

Примечательно, что стандартизация математической символики не требует никакого интеллектуального напряжения. Эти вопросы были решены: 40-50-60 лет назад советские школьники учили математику, не наталкиваясь то и дело на двоякости трактовки.

Но подрывная деятельность буржуазии на поприще сознательного насаждения математического невежества, конечно, не ограничивается дестандартизацией математической символики и приоритетов. Простор для «инициатив» здесь бескрайний – достаточно только обучать ровно тому, чего математика обязана избегать. Вот вам задача, на сей раз из США – она десятилетиями входила в американский школьный тест:

«Найти площадь прямоугольного треугольника с гипотенузой 10 дюймов и опущенной на нее высотой, длиной 6 дюймов.»

Данная задача – прекрасная демонстрация безграмотного математического моделирования, где в рассмотрение введены не относящиеся к существу проблемы детали. Её вынес на обсуждение крупный буржуазный математик В.И. Арнольд (1937-2010), ученик Колмогорова, в 2000 году на Всероссийской конференции «Математика и общество. Математическое образование на рубеже веков.»» И добавил с горечью: «Да минёт нас чаша сия!»[2]

Ещё один пример отрыва математики от практики применения, приведённый Арнольдом на данной конференции:

«Французского школьника, мальчика лет восьми, спросили, сколько будет 2 + 3. Он был отличник по математике, но считать не умел, потому что там так учат математике. Он не знал, что это будет пять, но он ответил, как отличник, так, чтобы ему поставили пятерку: «2 + 3 будет 3 + 2, потому что сложение коммутативно.»»

Некоторые буржуазные математики, не понимая или недооценивая социальных, классовых корней проблемы, пытаются сразу пролезть в дамки: давайте вернёмся к советской (сталинской!) школьной программе по математике, и дело с концом! (При этом они забывают, что эта программа по математике шла вкупе, т.е. параллельно, а не в отрыве, с советской школьной программой по всем остальным предметам, включая, кстати, и логику.) И страшно сокрушаются, что их локальные усилия не имеют успеха. Иные винят чиновников из Минобрнауки в коррумпированности и непрофессионализме. Третьи усматривают проблему ещё в чём-то – в чём угодно, но только не в том, что такое положение вещей служит классовым интересам буржуазии. Ей выгодна и необходима логическая безграмотность трудящихся, которая неотвратимо ведет к неспособности правильно мыслить!

Тот же Арнольд, например, отмечая всемирность, глобальность падения уровня преподавания математики, видел корни этого падения в «американизации планеты», т.е. в насаждении злой Америкой «своей культуры» в планетарном масштабе. И хотя он приводит примеры безграмотного моделирования, сам не осознаёт причины «поразительной» безграмотности министерств науки и образования Франции и России, вынося на обсуждение коллег идеалистическую модель проблемы, влекущую неправильную стратегию её решения.

Поэтому мы и назвали его буржуазным математиком. Его модель «американизации планеты» ничем не грамотнее модели геометрической задачи, которая повергла его шок. Классовые цели, которые решал данный математик, поднимая данную проблему, были буржуазные. Вот вам наглядный пример того, что для обретения истинно научного взгляда на мир и понимания общественных процессов недостаточно достигнуть совершенства в формальной логике, тут требуется еще и крепкое диалектико-материалистическое мировоззрение.

Математика в отрыве от материалистического моделирования жизненных проблем сама ставится на службу реакционным целям буржуазии, и приводит, помимо колоссального перерасхода интеллектуальной энергии человечества, к совершенно ложным выводам, на которые опирается в своей классовой борьбе против пролетариата и остальных трудящихся буржуазия на правах нынешнего хозяина науки.

Примеров здесь не счесть. Одна только математическая биология чего стоит! В ней полностью подменены объекты и предметы исследования. Объектом исследования являются биологические системы разного уровня организации, а предметом исследования – математические задачи (в основном из теории дифференциальных уравнений и математической статистики). Критерием истины в данной «науке» является математическое доказательство, а не соответствие решения математической задачи объекту исследования. (Отрыв теории от практики.)

Примечание автора. Тем хуже, что даже само понятие «математическое доказательство» подвергается ревизии. Всё чаще применяются так называемые компьютерные доказательства, которые невозможно проверить вручную.

В качестве математических доказательств привлекаются также методы, не производящие, вообще говоря, строгого доказательства, но обеспечивающие некую «практическую применимость» результата —  вероятностные, статистические, приближённые. Учитывая, что эту «практическую применимость» устанавливает в своих интересах класс буржуазии, эмпирическая адекватность математических моделей, построенных на такой «математике» может быть равна нулю.

Делаются попытки внедрения автоматических доказательств, т.е. доказательств, реализуемых исключительно программно (с привлечением лженаучных идей искусственного интеллекта). Естественно, успешной данную практику назвать нельзя, к тому же, полностью автоматизированные доказательства уже таковыми не являются и относятся к категории вычислений.

Конечно, всё выше перечисленное есть прямое издевательство над математикой: за формальную логику буржуазия в своих классовых целях выдаёт то, что ею не является. И конечно, это не находит среди математиков консенсуса, вызывая серьёзные разногласия и жаркие дебаты в математическом сообществе, но тенденции крайне тревожные.

Всем «фактам», истинность которых устанавливается математическим доказательством, даётся биологическая интерпретация. Исследователей в данном случае совершенно не интересует, что математическое моделирование и даже сама постановка задачи проводятся с вопиющим попранием материалистического рассмотрения проблемы. В основе постановки задачи лежат совершенно лженаучные теории, например, теория наследственности Ф. Гальтона, «математичность» которой придал на стыке XIX-XX вв. английский математик Ч. Пирсон.

В итоге тысячи маститых математиков по всему миру считают, грубо говоря, «сколько эльфов уместится на кончике иглы». Всё в точности, как в примере выше про французского школьника, который о свойствах операции сложения узнал, совершенно не имея понятия, что означает сложение, причём на совершенно чуждом ребёнку языке абстрактной алгебры, а не в виде доступного его пониманию правила «от перестановки мест слагаемых сумма не меняется».

Это было бы ещё полбеды, если бы результат данных подсчётов не покидал пределов кафедр высшей математики. Но это сейчас одна из самых финансируемых отраслей математики — на неё выделяются громадные деньги. Из кармана рабочего класса. Создаются целые школы, проводятся дорогостоящие международные конференции. А значит, математической строгостью результатов, как фиговым листком, собираются прикрыть наготу своих реакционных выводов в области биологии фашистские идеологи, стряпающие одну за другой человеконенавистнические теории, которыми потом «кормят» нас и наших детей.

Полюбуйтесь: синтетическая теория эволюции, биометрика (биологическая статистика), популяционная генетика, вычислительная биология, биоинформатика, матричные популяционные модели, теоретическая экология и многое другое – это всё отрасли математической биологии. В их основе лежат вынутые из праха лженаучные теории, которыми пользовались нацисты для обоснования своих чудовищных преступлений. Все эти теории были разбиты в пух и прах передовой советской наукой ещё в 1930-40 гг.

Например, та же отрасль «матричные популяционые модели» используется для моделирования динамики популяций животных и человека. Причём модель матрицы населения рассматривается как расширение геометрической модели роста Мальтуса (экспоненциальный рост). Данные модели уже сейчас являются инструментами в областях биологии сохранения и демографии человека. Можете себе представить, о каком «сохранении» и «демографии» идёт речь у «биологов», руководствующихся мальтузианством?

***

Но, пожалуй, чемпионом по количеству фокусов «математического» моделирования с большим отрывом идёт буржуазная социология, базирующая свои выводы в том числе и на социологических опросах. Задержимся на соцопросах и на роли математики (математической статистики) в них.

В первой части статьи мы уже коснулись вкратце этой темы. Мы утверждаем, что ни для чего, кроме формирования выгодного буржуазии общественного мнения, социальные опросы не предназначены. Далее, мы также заявили, что сами, как и любой другой информационный ресурс, создаём общественное мнение, подеркнув, что это мнение базируется на знании, а не на невежестве. И чтобы терминологически отличать мнение, основанное на знании, от мнения, основанного на невежестве, первое мы называем просто знанием, а второе – просто невежеством.

Мы будем впредь придерживаться данной терминологии. Согласно ней, цель информационных ресурсов, отражающих классовые интересы пролетариата, — создание общественного знания, т.е. просвещение. Соответственно, конечная цель любого буржуазного информационного ресурса – насаждение невежества, даже если ресурс задекларирован как просветительский.

А теперь попытаемся развеять кое-какой туман вокруг буржуазных соцопросов.

История соцопросов, по оценкам самих буржуазных историков социологии, насчитывает практически два века, и если вы будете изучать эту двухсотлетнюю историю по буржуазным источникам, то вы много узнаете о том, насколько точны были политические прогнозы по результатам опросов, проведённых по тем или иным методикам. Узнаете об этих методиках, о «пионерских открытиях» по применению арсенала «математической статистики» в подсчётах и анализе результатов. О важности учёта некой «психологии масс», о репрезентативности выборок и ещё много другого.

Но вы так и не узнаете, для чего трудящемуся большинству нужны эти соцопросы: какие действия на пользу этого трудящегося большинства были предприняты капиталистами, исходя из результатов данных опросов; как и насколько соцопросы сместили общественное невежество в сторону общественного знания. А ведь в этом вся соль!

Вы скажете: «А где же здесь математика? А как же статистика?» А никак – она здесь вообще не при чём! Она служит лишь для отвлечения внимания, как носовой платок, который вынул шулер правой рукой из правого кармана, чтобы утереть лоб или откашляться, а в это время незаметно передёрнуть карты левой рукой.

Примечание автора. Существующие буржуазные выборы, референдумы – это тоже форма соцопроса, правда, данные опросы влекут, как правило, прямое действие властей и охватывают всех (желающих участвовать) граждан РФ, проживающих в данном регионе, или вообще всех (желающих участвовать) граждан РФ. Так вот, на выборах в России даже урны для голосования прозрачные! Повсюду видеокамеры. Набор (и назначение) уловок в точности, как у заправского фокусника: «Смотрите, граждане, я засучил рукава. Обратите внимание: я всё время держу руки у вас на виду. И т.п.» Всё устроено так, чтобы внимание избирателя как можно больше было отвлечено на доказательную базу «честности» проведения данного соцопроса, и чтобы избиратель как можно меньше задумывался, а интересы какого класса будут отстаивать кандидаты, за которых он голосует: интересы рабочего класса или буржуазии?

В реальности основной пропагандистский показатель таких буржуазных выборов — это явка избирателей, т.е. готовность трудящегося большинства играть по правилам господствующего меньшинства. И если ни посулы, ни обман, ни насилие не смогли заставить  трудящихся прийти к избирательным урнам, т.е. если реальная явка низка, игры в «честность» заканчиваются. И начинается мухлёж в первую очередь с явкой. Где, на каком этапе — это уже дело техники. А если мухлёж вскрывается, шулера смахивают карты со стола и достают «кольты». Впрочем, как вы понимаете, мухлёж начался ещё задолго до подтасовок с результатами.

Отнюдь не случайно всякий раз при публикации социологического опроса вам непременно расскажут, где и кем он проводился, какие группы опрошены, сколько человек, за какой период времени, в скольких населённых пунктах, какова погрешность метода и т.д.

Самое главное, чтобы трудящиеся как можно менее внимательно вдумывались, что именно у них спрашивали, и как можно более безропотно воспринимали «объективность» вывода из результатов опроса – мол, ничего не можем поделать, сами видите – таково мнение людей!

Вот типичный пример публикации соцопроса[3] (жирный шрифт – О.З.):

«Россияне назвали зарплату в 66 тысяч рублей в месяц справедливой и достойнойследует из результатов исследования компании «Сбербанк страхование жизни».

«Эта сумма достаточна для того, чтобы удовлетворять текущие потребности на достойном уровне, копить на крупные покупки и откладывать деньги на будущее», — говорится в сообщении.

При этом медианное значение оценки справедливой зарплаты — около 50 тысяч рублей, то есть половина опрошенных назвала цифру больше, половина — меньше.

Эта цифра почти совпадает с текущей средней зарплатой в июне, которая, согласно подсчетам Росстата, составила 49,84 тысячи рублей.»

Обратите внимание на то, что сравниваются неравнозначные величины: медианная оценка (некой справедливой зарплаты) и средняя зарплата в июне. (Между представителями антагонистических классов невозможен консенсус по поводу справедливости. Справедливость – это понятие классовое!) Каким образом хитрый Росстат насчитал «среднюю» зарплату, о которой подавляющее большинство трудящихся РФ даже не мечтает, догадаться не трудно, хотя об этом не говорится. Идите, мол, граждане, на сайт Росстата и ищите данные исследования.

Но на самом деле это не важно, поскольку данное среднее вычисляется между несравнимыми категориями граждан и имеет такую же смысловую ценность, как уже упоминавшаяся нами выше «средняя температура по больнице».

В «удовлетворение текущих потребностей на достойном уровне» привыкшие к жёсткой экономии трудящиеся тоже вкладывают совсем не тот смысл, какой бы они вложили, если бы вопрос был поставлен с учётом всех возможных негативных жизненных факторов (болезнь иждивенцев, частичная или полная потеря трудоспособности или трудоустройства другими кормильцами в семье, съём жилья и многое другое), а также с учётом всех трат на полноценное развитие всех членов своей семьи.

Далее, «справедливую» зарплату высчитывали на основании телефонного опроса, и абсолютно ясно, что до Абрамовича и какого-либо прочего олигарха они не дозвонились – аппетит любого из них многократно перевесит самые дерзкие мечты десятков тысяч трудящихся вместе взятых. Тем временем, в «среднюю» зарплату по стране «зарплаты» олигархов вошли. Опрашивались только жители крупных городов с населением свыше 500 тыс. человек. А вывод делается за всех жителей России. Не совсем ясно также, подлежали ли опросу безработные и частично занятые. Совершенно ничего не сказано о классовой принадлежности опрашиваемых. Также не упоминается, сколько респондентов отказались отвечать на вопросы в такой их постановке.

И так далее – логические ошибки в данной модели в каждом действии. Однако посыл публикации однозначный: половина граждан РФ довольна, в среднем, своей зарплатой и считает текущее положение вещей справедливым. Что никаким местом не соответствует реальной действительности. Полнейшая чушь!

Ясно, что данный соцопрос напрямую не сможет исказить «картинку» в головах российских трудящихся – уж больно очевидны ляпы, и уж больно дикая ложь. Его результаты будут исподтишка использованы заказчиком (страховщиком) для обоснования грабительской шкалы условий страхования жизни.

Не отстают по количеству «передёргиваний» и шулера, производящие соцопросы, направленные на непосредственное формирование отношения трудящихся к политическим проблемам и событиям. Эти особо стараются камуфлировать свою подлую миссию бесчисленными доказательствами научности и математической строгости полученных результатов.

Мы не будем утомлять публику историческим экскурсом в эволюцию методик опросов, и отметим лишь, что как серьёзное оружие идеологического насилия над пролетариатом и другими трудящимися соцопросы стали использоваться на волне бесчеловечных экспериментов финансового капитала США над своими трудящимися в период «Великой депрессии».

Приблизительно тогда же буржуазные идеологи и определились с форматами соцопросов. «Пионером» такого формата обмана буржуазия считает ловкого и ушлого жулика Гэллапа, буржуазного психолога и журналиста, на методы которого она сделала ставку в середине 1930-х гг.

Основным аргументом в пользу «научности» таких соцопросов являлась якобы точность политических прогнозов, составленным по их результатам. Однако, предсказания эти не являются результатом глубокого познания природы человеческого сознания и законов развития человеческого общества, даже если отбросить и вынести за скобки все остальные факторы надувательства, используемые буржуазными социологами.

Публикация результатов опросов-прогнозов происходит до события и не несёт никакой ответствености, зато даёт установку другим участникам информационной войны, на какой результат ориентировать население, если такой результат устраивает финансовый капитал. Если прогноз сбывается, даже с натяжкой, то его преподносят как предсказание. В противном случае прогноз квалифицируется как «промежуточный» показатель и жулики от буржуазной социологии срочно сочиняют причины «дрейфа общественного мнения». Могут опрос объявить и ошибочным и начнуть ломать копья по поводу методики опроса.

Но и это не главное. Дело в том, что формат опросов не имеет никакого отношения ни к существу задаваемых вопросов, ни, тем более, к существу сделанных социологами выводов. Он даже не позволяет оценить уровень политического невежества опрашиваемых, поскольку респонденты, не находящие правильных среди предлагемых ответов на поставленные вопросы, либо выбирают заведомо не тот, который бы они дали по собственному волеизъявлению, либо вообще отказываются отвечать и автоматически выбывают из опроса.

Например, опрос с прямым вопросом «Кто победит на предстоящих выборах?» с предлагаемыми двумя фамилиями, во-первых, автоматически исключает остальные фамилии (например, на тех же президентских выборах 1936 года, с которых началась «звёздная» карьера Гэллопа, их было больше пяти в бюллетенях, причём три левых (в соцопросе они не упоминались): тред-юнионист, социалист и коммунист), а во-вторых, не вскрывает никакого отношения респондента к кандидатам и к самим выборам. Единственная информационная нагрузка данного вопроса – это скрытая агитация принять участие в выборах и неотвратимость выигрыша одного из двух.

Опросы, где требуется узнать отношение респондентов к тому или иному событию или политику по шкале от «очень плохо» до «очень хорошо» заведомо ложные, поскольку не учитывают классовую позицию опрашиваемых, а именно она определяет данное отношение, причём в диаметрально противоположных тонах. То, что хорошо для буржуазии, плохо для пролетариата, и наоборот.

Вопросы заранее задают невозможность политически грамотному трудящемуся дать правильный ответ: любой ответ будет в пользу буржуазии. Например, вопрос «Как бы вы оценили деятельность президента Рузвельта как Президента?» на самом деле равносилен вопросу «Как бы вы оценили деятельность терроризизирующей вас организованной преступной группировки?». Скажете «плохо», значит, будет сделан вывод, что группировка вас мало терроризирует; скажете «хорошо» — значит, вы довольны террором, как в опросе ушлых сбербанковских страховщиков выше по тексту.

Существенная часть социологических опросов вообще задумана как скрытая реклама. Отношение конкретных респондентов к определённым маркам продуктов, торговым брендам и проч. вообще не интересует: опрос будет продолжен, даже если респондент скажет, что вообще никогда не слышал о предмете опроса. Публикация результатов таких опросов – тоже часть рекламного проекта. Задача – выплеснуть в общественное сознание как можно больше упоминаний данного продукта, марки и т.д., ввести их обсуждение в повестку дня масс. И политическая реклама занимает здесь ведущее место.

Например, в период с 1936 по 2000 гг. американский институт Гэллапа[4] провёл свыше тысячи опросов об отношении населения к действующему Президенту (не считая предвыборных ажиотажных опросов-прогнозов и послевыборной аналитики). Понятно, что это никакой не «зондаж» общественного мнения, а продавливание в обществе строго определенного мнения, формирования в головах американцев определённых иллюзий, что в их бедах виновата не система, не капиталистический строй, а просчёты или недогляд отдельной личности, отсутствие у этой личности каких-то процедурных полномочий, которыми нужно срочно её наделить, что она может исправиться, а в крайнем случае её можно и заменить, и всё со временем встанет на свои места.

Примечание автора. Аналогичное отношение к Президенту формируется социальными опросами и в России, да и вообще по всему миру. Как результат – многие трудящиеся до сих пор тешат себя иллюзиями, что «президент не в курсе», «что уж он-то решит», возмущаются «куда смотрит президент!». Некоторые даже гордятся президентом, «представляющим страну», или наоборот, сетуют, что «президент никудышный, надо бы получше», думают, «как ему помочь, что посоветовать, подсказать, где поддержать», и т.д., не понимая, что президент и есть руководитель системы классового насилия над ними, которая и называется буржуазным государством).

Примечательно, что буржуазные социологи частенько критикуют социологию таких буржуазных стран, как Китай и Северная Корея, причём именно за то, что социологические опросы в этих двух странах направлены на «формирование общественного мнения». На самом деле они критикуют прямолинейность методов своих коллег, совершенно не понимая специфики идеологического фронта классовой борьбы в этих странах.

Разумеется, «передовой» опыт американцев по одурачиванию рабочего класса с помощью социальных опросов переняла и взяла на вооружение советская контра. С 1960 года социальные опросы стали проводиться в СССР. До хрущёвского право-троцкистского переворота (июнь 1953 года) буржуазная социология в СССР по праву относилась ко лженаукам, поскольку в задачи социалистической науки не входил обман советского рабочего класса и колхозного крестьянства.

Однако у контрреволюционного (после 1953 года) руководства СССР планы на задачи советской науки поменялись на 180 горадусов, особенно в области общественных наук, которые контрреволюцией стали предназначаться для масштабной манипуляции сознанием советских трудящихся и насаждения среди них политического невежества. Тут и взошла «звезда» молодого и амбициозного антимарксиста Грушина Б.А. (1929-2007).

На путь предательства советского рабочего класса Грушин ступил ещё в студенческие годы, организовав контрреволюционный кружок совместно с несколькими такими же предателями, ныне вынесенными на пьедестал почёта современной российской контрой: Зиновьевым А.А., Щедровицким Г.П. и Мамардашвили М.К. – все они были на тот момент, как и Грушин, студентами философского факультета МГУ.

Примечание автора. После тяжёлых кадровых потерь во время войны, которые понесли большевики — передовой отряд советского рабочего класса, глубо законспирированные контрреволюционные элементы СССР направили остриё своей деятельности на подрыв основного оружия революционного пролетариата, на его мировоззрение, т.е. на диалектический и исторический материализм. Поэтому философские факультеты стали в послевоенные годы самым настоящим полем битвы контрреволюции и революции. Так что появление таких кружков на базе именно этого факультета (и именно в этом вузе, в МГУ — известном рассаднике оппортунизма) и завоевание ими сочувствия в определённом слое философских кругов – далеко не случайное событие, как считают буржуазные социологи, а закономерное проявление классовой борьбы в сфере идеологии. Многие послевоенные выпускники философского факультета стояли потом в авангарде фронта идеологического подавления советского рабочего класса, громили передовую советскую науку, как естественную, так и общественную, переводили её на рельсы идеализма, всегда служащего классовым целям эксплуататорских классов.

Антимарксистская диссертация Грушина, хоть и не сразу, но была пропущена хрущёвской контрой: ему удалось защититься с третьей попытки, причём не на кафедре – пришлось созывать «специально подготовленную» комиссию ВАК, одобрившую антинаучные тезисы диссертанта.

Параллельно Грушина как перспективного контрреволюционера подключили к отделу пропаганды «Комсомольской правды», одной из крупнейших газет, выходившей миллиоными тиражами, которую возглавлял троцкист А.А. Аджубей, зять Н.С. Хрущёва. Позднее, в 1959 г., Аджубей был назначен главредом газеты «Известия». Отметим, что идеологической обработке советского народа при помощи СМИ советская контра уделяла самое тщательное внимание, расставляя своих людей на ключевые контролирующие позиции. Тираж «Известий», ставших с назначением Аджубея рупором хрущёвцев, увеличился за 5 лет с 1,6 до 6 млн. экз.[5] То же самое было и с тиражом «Комсомольской правды» за период, когда там работал Аджубей.

На базе «Комсомолки» и был организован «Институт общественного мнения», руководство которым контра доверила Грушину. Результаты подрывных соцопросов Грушина, таким образом, получили колоссальную трибуну, имевшую непосредственную поддержку со стороны руководства страны. Уже первый соцопрос Грушина бил по сразу нескольким серьёзным целям. Эти цели были хорошо продуманы и работа по ним шла методично, с расчётом на перспективу, если не получится сразу.

Рассмотрим этот опрос[6] (жирный шрифт – О.З.):

Он был проведен 10–14 мая 1960 года в преддверии несостоявшегося Парижского совещания глав правительств СССР, США, Франции и Англии и всего через две недели после того, как на Урале был сбит американский самолет-разведчик и пленен пилот Пауэрс. Тема опроса<…>: «Удастся ли человечеству предотвратить мировую войну?»

Анкета для самозаполнения включала в себя три главных вопроса:

  1. Удастся ли человечеству предотвратить войну (Да, нет)
  2. На чем основана Ваша уверенность?
  3. Что должно быть сделано прежде всего для укрепления мира?

Было еще пять вопросов, направленных на получение информации о респондентах; три базовых: пол, возраст и род занятий и два специальных<…>: о характере участия в Великой Отечественной войне и о мере понесенных утрат.

Было решено провести опрос в тех районах страны, население которых «ближе всего столкнулось с бедствиями» войны. Это задало географию опроса: населенные пункты, расположенные на 30-м, Пулковском меридиане. Здесь располагались четыре союзные республики бывшего СССР: РСФСР, Белоруссия, Украина и Молдавия, в годы войны там велись активные боевые действия и значительная часть обозначенной территории была оккупирована немецкими войсками.

<…>19 мая 1960 газета сообщила о создании Института и начале изучения общественного мнения: «Сегодня “Комсомольская правда” открывает на своих страницах Институт общественного мнения. С его помощью газета намерена изучать и рассказывать о мнении советских людей по наиболее актуальным вопросам внутренней и внешней политики СССР, коммунистического воспитания трудящихся. Такое изучение даст возможность учитывать самые различные мнения, что представляется важным и для практики пропагандистской работы. Оно будет вестись путем социологических обследований и опроса широких слоев населения одновременно в различных географических районах страны».

В этом же выпуске под заголовком «Удастся ли человечеству предотвратить войну? — Да! — Отвечает 30-й меридиан» публиковались материалы первого опроса.

Через 40 лет после тех событий Грушин вспоминал: «Помню, мы просидели всю ночь в кабинете главного редактора, ожидая, как новшество будет принято ЦК КПСС. Рано утром Воронову позвонили от “первого” и сообщили: “Никита Сергеевич, которому показали свежий номер, сказал: “Прекрасно”. Поздравляем с большим успехом”. На следующий же день газета “Правда” (получить похвалу от которой было совершенно невозможно) в коротенькой заметке “Из последней почты” оказала нам полную поддержку, и мы торжествовали победу. Эта победа стала еще большей после того, как началось просто буйство в западной прессе по поводу того, что в Советском Союзе открыт Институт общественного мнения».

Итак, насаждению невежества, в первую очередь политического, с помощью соцопросов контрреволюция дала «зелёный свет» и предоставила самую широкую платформу. Почему насаждение невежества? Потому что вопрос поставлен так, как будто в решении проблемы мира принимает равное участие некое абстрактное человечество. Но это вопиющее попрание марксизма: человечество разделено на два непримиримо враждебных лагеря, причём лагерь капиталистических стран руководится бандой международных шулеров и разбойников, к тому же, угнетающих свой собственный пролетариат и широкие слои трудящихся! Не «человечество» решает, быть войне или не быть, а классовые силы, на которые оно поделено, и то, насколько одна сила будет мощнее другой и насколько ее действия будут более активными и солидарными!

Заметьте, что организаторы опроса не рискнули отказать опрашиваемым обосновать свою позицию, иначе бы никто им в то время отвечать не стал. Однако в результат опроса обоснования не вошли. Организаторы опроса обобщили лишь результаты ответа на первый вопрос. Но односложный ответ на данный вопрос недостаточен для аналитики, точно так же как односложный ответ на нестандартную математическую задачу, решение которой мы привели в начале статьи, решением бы не считался, и аналитической обработке набор таких односложных ответов не подлежит. (Искренность ответов и честность их сбора и подсчёта роли не играют!)

С другой стороны, публикация всех развёрнутых ответов и их подробный анализ, даже если бы вопрос был поставлен корректно, тоже не несёт никакой просветительской миссии. Это всё равно, что мы бы попросили присылать решения задачи и опубликовали бы их все, включая неправильные. Нет, здесь достаточно дать марксистски выверенное, а значит, научное раскрытие темы. И не надо городить никакого огорода с опросом. Есть газета – публикуйте научную аналитику, открытые ответы на письма читателей, если они поднимают заслуживающие классового внимания вопросы, реагируйте на конструктивную критику, руководствуясь принципами самокритики, и проч.

Далее, заметьте, что опрашивали наиболее пострадавшие от войны области СССР. Формат заполнения анкеты с указанием меры понесённых личных утрат вполне прозрачно переводил классовое событие в разряд личного, причём исключительно негативного!

Для справки. Упор на личные утраты, особенно в ходе опросов в регонах, где они были максимально высокими, был крайне важен для пересмотра масштабов людских потерь СССР в Великой Отечественной войне, и без того колоссальных и озвученных 14.03.1946 г. Сталиным: «В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек. Иначе говоря, Советский Союз потерял людьми в несколько раз больше, чем Англия и Соединенные Штаты Америки, вместе взятые.»[7].

Трёхкратного искажения потерь СССР от советского руководства требовала международная буржуазия: в течение всего послевоенного периода, начиная с 1946 г., буржуазные шарлатаны-демографы, в том числе и под эгидой «Лиги наций» (например, Лоример Ф. «Население СССР», 1946), регулярно публиковали на Западе свои лженаучные «гипотезы и расчёты», в которых единодушно фигурировала цифра «порядка 20 млн. погибших советских людей».

В газете «Правда» от 07.12.1955 г. Хрущёв, не называя цифр, искажает слова Сталина (жирный шрифт — О.З.): «Советский народ пролил крови в этой войне гораздо больше, чем все наши союзники, вместе взятые, но мы уважаем и воздаём хвалу английским, французским, американским и другим войскам, сражавшимся против гитлеровской Германии и её сателлитов.» (цитату приводит Деборин Г.А. в своей книге «О характере второй мировой войны», 1960, Воениздат, стр. 135)

Наконец, 05.11.1961 г. Хрущёв отрапортовал на запад (как бы между прочим, в письме шведскому премьер-министру)[8]: «Разве мы можем сидеть, сложа руки, и ждать повторения 1941 года, когда германские милитаристы развязали войну против Советского Союза, которая унесла два десятка миллионов жизней советских людей?» В 1990 году Горбачёв, не моргнув, «довёл» цифру до 27 млн.

Между тем, никаких оснований занижать потери СССР у Сталина не было — с какой это стати ему покрывать преступления фашистских захватчиков, да ещё и в разгар Нюрнбергского трибунала (20.11.45-01.10.1946 гг.)? И никакими хитростями типа «соображений безопасности страны», на которые намекают буржуазные «аналитики» (что за вздор, каких таких соображений?), или желания «не уронить боевой дух советских людей» гигантское занижение потерь СССР не объяснить. В самом деле: ничего, кроме классовой ненависти к врагу, эти цифры, будь они правдой, тогда бы не вызвали. А классовая ненависть – это не то, что роняет боевой дух.

Но и превращать Нюрнбергский трибунал в фарс, необоснованно завышая потери, было нельзя. Ложь размывала бы доказательную базу обвинения, которой было предостаточно, давала бы щедрую почву для пересмотра суда в дальнейшем, цинично вводила бы в заблуждение советских людей по крайне чувствительному для них поводу (буржазные «аналитики», в том числе и левые, не видящие ничего издевательского в завышении потерь, похоже, по себе судят). Помимо этого, инфляция людских потерь СССР сводила бы (и свела впоследствие!) на нет серьёзный пласт военной аналитики, научного планирования социалистического хозяйства как в ходе его послевоенного восстановления, так и в случае возможного повторения войны, давала бы (и дала впоследствие!) буржуазным «аналитикам» широчайший простор для сравнительных спекуляций по т.н. «боевым потерям», как локальным, так и общим, а также для параллельных конъюнктурных манипуляций потерями других участников войны.

Далее, никакими «неразберихами с документами», «неосведомлённостью Сталина», и т.д. многократную ошибку не объяснить. Более того, никакими советскими документами военных и послевоенных лет потери, озвученные Сталиным, не оповергаются, а цифры 20 млн., 27 млн. и выше не подкреплены ничем!

В итоге, нам известно лишь настоящее число людских потерь СССР – 7 млн. человек. Цифра эта, возможно, нуждается в незначительном уточнении и анализе. Никаким современным данным по людским потерям других стран тоже доверять нельзя, равно как и итоговой цифре общемировых потерь. Мы знаем только, что она громадная, десятки миллионов жизней по всему миру. Но правду мы узнаем только после победы социалистической революции, когда в распоряжении победившего пролетариата будут все архивы, и с документами будут работать историки, руководствующиеся принципами исторического материализма, а не сиюминутной политической выгоды в ущерб исторической правде.

И коль скоро мы коснулись цифры 20 млн., неплохо бы объяснить качество источника первого упоминания. Это было «исследование» Франка Лоримера, 1946. (Позднее, в 1948 г., белоэмигрант-демограф Тимашёв насчитал и опубликовал похожую цифру в США. В 1953 г. прошла ещё одна публикация «ответственного демографа» Арнтца (ФРГ) с такой же цифрой…)  Так вот, Лоример в этом же исследовании, например, «насчитал» 5,5 млн. жертв «страшного голода» в СССР 1932-1934 гг.

По поводу этого «голода» ходит много спекуляций, а развеять их поможет очень хороший документ — материалы Первого Всесоюзного Съезда колхозников-ударников. Съезд проходил в феврале 1933 года, когда (согласно «летописи» всяких «Голодоморов») люди должны были прямо-таки поедом есть друг дружку средь бела дня. Материалы съезда были опубликованы практически сразу. Проблемы и вопросы поднимались острейшие.  Помимо этого, делегаты докладывают о своих успехах, делятся опытом, в том числе опытом взаимовыручки и помощи отстающим.

Кстати, в работе съезда принимало участие свыше двух сотен делегатов от Советской Украины, были представлены все, якобы поражённые ужасным голодом области СССР. Ни одного упоминания каких бы то ни было масштабных голодных смертей, ни одного упоминания экстренных мер по купированию голода и помощи голодающим, предпринятых где бы то ни было, как в областях, не охваченных бедствием, так и в областях, где якобы свирепствовал голод, в материалах съезда нет!

За масштабный голод выдаются, очевидно, эксцессы связанные с саботажем, выступлением под чужим флагом, бандитизмом, вредительством, диверсиями и прочей активностью кулацкого бандподполья. А подсчёты всяких лоримеров имеют единственную цель обслужить фантазии пропагандистов, в том числе и из 3-го Рейха, а не отразить объективную реальность.

Опрос, таким образом, помимо внедрения в обиход советских граждан практики некритикуемого плюрализма мнений, усиливал вульгаризацию тезиса о мирном сосуществовании империалистических стран и стран социалистического лагеря. (Мирным оно было лишь по факту отсутствия открытых боевых действий.) Вместо объяснения непримиримости классовых противоречий между этими странами, классовых задач союза революционного пролетариата и крестьянства социалистических стран и особенно вооружённых сил этого союза, советских людей настраивали на пацифистскую волну, на моральную демобилизацию в рамках подготовки закулисной сдачи всех международных позиций стран социализма, а затем и открытой реставрации капитализма, в том числе и под лозунгом «Лишь бы не было войны!».

Примечание автора. Реализация идеи «классового пацифизма», как советский рабочий класс и колхозное крестьянство убедились на практике, обязательно ведёт к подмене принципа мирового пролетарского интернационализма аморфной и бесклассовой «дружбой народов», а дальше — к «классовому сотрудничеству», что на деле означает капитуляцию «во имя мира», а говоря проще — сдачу интересов своего класса, т.е. к тому самому капиталистическому рабству, против которого сражались и победили тогда наши деды. Никакие личные потери не сравнятся с недопущением этого рабства! Современные российские рабочие, говоря «спасибо деду за победу», уже не понимают, что единственное настоящее спасибо деду – это продолжение его славной борьбы, т.е. борьба за социалистическую революцию.

Точную тему опроса Грушину, понятное дело, хрущёвский зятёк подсказал. Хотя она была тогда очень и очень на слуху. В течение всего 1958 года Хрущёв педалирует её в речах, статьях и т.д., которые выходят в 1959 г. внушительным сборником «К победе в мирном соревновании с капитализмом» (жирный шрифт — О.З.). Как раз в январе 1960 г. Хрущёв поднимает в качестве центральной тему «Разоружение — путь к упрочнению мира и обеспечению дружбы между народами» (доклад и заключительное слово Н.С.Хрущева на четвертой сессии Верховного Совета СССР. В том же году вышла брошюра с одноимённым названием). Как следствие, на этой же сессии принят закон о новом значительном сокращении вооруженных сил СССР. (За демобилизацией моральной закономерно последовала демобилизация военная и экономическая.)

Карьера Грушина поползла круто вверх. В 1967 году в рамках задания Отдела пропаганды ЦК КПСС (возглавлял Отдел небезызвестный Яковлев А.Н.) Грушин начал свой «Таганрогский проект», длившийся 7 лет, в ходе которого «институту» под руководством этого проходимца была дана полная свобода действий по оттачиванию тактики одурачивания советских людей, где в качестве «подопытных кроликов» выступали жители Таганрога.

Для справки. Проект поддерживался помощником секретаря по идеологии ЦК КПСС, тоже  контрреволюционером со студенческих лет, учившимся с Грушиным на философском факультете МГУ, И.Т. Фроловым (1929-1999 гг).

Кстати, этот Фролов, ярый адвокат вейсманизма-морганизма, написавший позднее ряд трудов по «биоэтике», «этическим проблемам в генетике» и проч. лженаучной чуши, свой контрреволюционный путь начал ещё в 1950-е с нападок на сторонников материалистической мичуринской биологии, в 1950-80-хх – главред крупных журналов «Проблемы мира и социализма», «Вопросы философии», «Коммунист», партийный функционер, в 1987-89 гг. – помощник Генсекретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва по идеологии. Фролов сменил на этом посту другую контру, философа Смирнова Г.Л., который также активно поддерживал Таганрогский проект, будучи в конце 1960-х заместителем Яковлева.

В общем, эксперименты Грушина тщательно курировались и пестовались пропагандистским крылом позднесоветской контры на самом высоком уровне.

Подрывная деятельной антимарксистов-социологов Грушина, Левады Ю.А. (друг и сокурсник Грушина на философском факультете МГУ) и прочих, конечно, встречала и сопротивление среди советского философского сообщества. Академик Константинов Ф.В. на статье Левады «Фашизм» в «Философскую энциклопедию» начертал резолюцию: «Это он о них или о нас?!»

В конце 1960-х в Академии общественных наук при ЦК КПСС рассматривалась ситуация в советской социологии. Разносу[9] была подвергнута книга Левады по методологии социологических исследований. В обсуждении выступил Грушин, поддержавший Леваду и самоуверенно сказавший: «Время покажет, кто стоял на пути развития советской социологии, а кто лежал, причем не вдоль, а поперек». В отношении сидевших в президиуме он нагло добавил: «Мертвые хватают живых». Как заметил Константинов: «Грушин хуже Левады».

Критиковали Грушина и его подельников и позднее, но с такой поддержкой в ЦК те были неприкосновенны.

Опыты и находки Грушина по масштабному обману советских людей очень пригодились в Перестройку; в 1987 году он выступил как один из организаторов ВЦИОМа. Впоследствие, с 1988 г., организацию  многие годы возглавлял Левада. Все крупные постсоветские центры буржуазной социологии так или иначе связаны своей пуповиной с ВЦИОМом.

Ну, а напоследок приведём ещё один пример соцопроса, состоявшегося 17.03.1991 г. Речь о т.н. «Референдуме о сохранении СССР».

Вот, что было в бюллетене:

«Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности».
«Да» или «Нет».

Надо отметить, что каких-либо юридических либо законодательных последствий, в случае принятия того или иного решения, оговорено не было!

А теперь обратите внимание на формулировку: о сохранении СССР речи в ней не идёт. Совершенно не важно, ответит ли голосующий «да» или «нет», он проголосует за уничтожение СССР! Дело в том, что превращение СССР в непонятную никому «обновлённую федерацию» можно трактовать как угодно.

Но и ломать копья по поводу этой хитрости ушлых составителей текста референдума нет никакого смысла. Потому что дело вообще не в сохранении СССР. За дебатами о территориальной целостности страны упускается самая важная деталь: гибель советского социализма.

Советский Союз на момент проведения референдума уже больше года был буржуазной страной. И кое до кого стало доходить, что «что-то здесь не то». Референдум был призван отвлечь советских трудящихся, уже ограбленных и раздетых до нитки, от классового вопроса о власти.

А этот вопрос, как мы понимаем, товарищи, решается не на референдумах, а только силовым путём. Причём контра прекрасно понимает, что рабочий класс сильнее. Наша задача – чтобы это понял и сам рабочий класс!

О.Зотов, д.м.н., 03.09.2019г.

[1] В.И. Ленин Полное собрание соч., 5 изд., т. 29, с. 198

[2] https://www.mccme.ru/edu/index.php?ikey=viarn_nuzhnali

[3] https://ria.ru/20190815/1557524434.html

[4] Б.З. Докторов «Первопроходцы мира мнений: от Гэллапа до Грушина», 2005, стр. 63

[5] https://iz.ru/news/259250

[6] http://gefter.ru/archive/16807

[7] Интервью И.В. Сталина газете «Правда» о речи Черчилля в Фултоне (14 марта 1946 года)

[8] Международная жизнь, 1961, № 12. стр 8 Письмо Председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущева Премьер-министру Швеции Т. Эрландеру. Ссылка на журнал и цитата приведены в Википедии «Потери в Великой Отечественной войне», однако та же ссылка присутствует и в «Истории Великой Отечественной Войны», т. 6, стр.30 (Воениздат, 1965), сданном в набор 11.08.1964г., когда Хрущёв ещё не был снят со своих постов. Никаких других источников этой цифры авторами многотомника не приводится.

[9] http://gefter.ru/archive/16807

Кое-что о математике или зачем буржуазии нужны соцопросы (окончание): 11 комментариев

  1. В протоколах Нюренбергского процесса должны быть указаны людские потери СССР. Судя по отсутствию ссылок этих документов нет.

    1,5 года назад смотрел передачу З.Прилепина, майский вупуск про ВОВ. Он назвал цифру что то около 22млн. погибших граждан СССР, из них 8млн.с лишним — потери Кр.Армии, остальные 13млн.с лишним, мирные жители. И добавил, что на протяжении 3 лет оккупации (41-43гг) гитлеровцы целенаправленно истребляли по 13тыс. сов.людей в день.
    Цифра 7млн. озадачила, мягко говоря.

    1. Никакого отношения цифры, приведённые Прилепиным, к реальным цифрам потерь СССР не имеют. Многие оперируют сейчас цифрами 20, 27 млн., не отдавая отчёта, откуда они взялись. Однако любой, кто начинает этим заниматься, докопается до правды. А дальше уже его воля, что он будет с этой правдой делать: проигнорирует, исказит в угоду каким-то своим интересам, например, классовым интересам, собственной лени и проч., либо пойдёт дальше копать, что же из этого следует.
      Что касается материалов Нюрнбергского процесса, а также других исторических источников — на сайте РП будет и более подробный анализ фальсификации с военными потерями Советского Союза и других стран. Всё не охватить в рамках одной статьи, тем более, что это было приведено в качестве яркой иллюстрации идеологического шельмования хрущёвской контры, её международных подельников и её доморощенных последователей.

  2. на «марксистскую диалектическую логику» лучше дать ссылку.
    либо заменить ее на «диалектический материализм».

    как бы и Энгельс писал в «Анти-дюринге» про то, что: «…материализм является по существу диалектическим и делает излишней всякую философию, предъявляющую претензию стать выше других наук. Когда к каждой отдельной науке применяется требование выяснить свое место в общей системе вещей и знаний, какая-либо особая наука об этой общей их связи
    становится излишней. Из всей прежней философии самостоятельное начение сохраняет лишь наука о мышлении и его законах — формальная логика и диалектика, все же остальное входит в положительные науки о природе и истории.»(с)

    1. Автор совершенно справедливо решил вынести эту тему за рамки статьи: статья и так получилась объёмная.
      Что касается вашего замечания, то марксистская диалектическая логика совпадает с диалектикой и теорией познания марксизма, она, в сущности, представляет собой тожде­ство с ними.

  3. Да-а-а-а, записывать arctg(x) какtg(x) в минус первой степени — это серьезно. Я давно школу закончил, все уже забыл, но мне казалось, что обратные функции как бы другим способом определяются, не совсем как 1/f(x). Вот щас поискал — и точно, не так определяются.

    Хотя, канэшна… В институте обратная матрица к А обозначалась как A в минус первой степени… Но там и определение обращения производилось через единичную матрицу… То есть, это не совсем обратная матрица, а скорее — «обратная».

  4. О, как! А жаль нет подробностей, как именно попал под «раздачу» Таганрог( Про МГУ занятно, мне недавно проводили в пример мировой рейтинг вузов, могу то ли 176, то ли 179. Это типа топ. «Награда» за «правильное образование»?

    Насчёт вопроса о сохранении СССР давно знаю этот прикол: там не шла речь о сохранении, но копья продолжают ломать и по сей день читаешь по то, что юридически СССР ещё существует. Есть даже странные организации, выдающие паспорта СССР. Ни о каком классовом сознании речи не идёт. Попытка вернуть форму без содержания. Плачевно.

    1. Да, МГУ остаётся верен «традициям». А «рейтинги» — они высосаны из пальца и не отображают ровным счётом ничего, кроме, быть может, обоснования платы за обучение и размеров грантов.
      Что касается Таганрогского проекта контрреволюционной социологии, то подробный отчёт о нём, и не только о нём, но и о всей сорокалетней деятельности Грушина, к счастью, сохранился. Эта мразь, Грушин, опубликовала его, и с этим отчётом современные «социологи» носятся, как курица с яйцом, но анализ этой публикации стоит целой книги.
      «Деятели», пытающиеся нагнать волну вокруг «существования СССР», пытаются юридическим путём спуститься на парашюте в «Перестройку», в её завершающую стадию, когда можно было «половить рыбку в мутной водичке». Разводя демагогию и будя ностальгию о том (уже буржуазном) СССР, классовый вопрос о власти эти активисты не просто так обходят стороной за километр: попытка «вернуть форму без содержания» — это никакая не близорукость или наивность, а сознательный обман РК.

      1. По рейтингам вузов согласен. Люди с в/о и антисоветской закалкой любят доказывать, что эти рейтинги отпадают реальный уровень качества образования.

        Да, спасибо. Я нашёл отрывки в ЖЖ материалов из книги Грушина. Там столько восторгов по проекту и много грузят спецтерминами, разобраться вас которых, не будучи в теме довольно сложно — в чем именно ложь и передёргивания под псевдонаучной личиной. Вы правы, там нужна целая книга.

        По форму и содержание , и не говорил, что это близорукость. Это трезвый расчёт. Кто-то же этих людей продвигает. Я вижу в соцсетях переправы
        Переплаты роликов у юзеров, у которых вместо фамилии написано «СССР» при чём по строчных букв. И там мелкобуржуазность пышным цветом и борьба против «плохого Путина». Я пару таких удалил из друзей.

        1. Отражают, а не отпадают.

          Разобраться в которых…

          Перепосты роликов.

          Мои извинения, писал перед работой, сейчас правлю про дороге (

          Спешка.

          1. Бывает. Особенно если набираете текст с мобильного устройства с режимом автоматической «подсказки», которая только сбивает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.