Борьба рабочего класса за победу социализма в странах народной демократии

Опубликовано в журнале «Вопросы философии» 1950 № 3,стр.32-52
Автор — К. М. Фролов

В своём выступлении на объеди­нённом Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 1 августа 1927 года товарищ Сталин говорил, что если бы революция одной страны не училась у револю­ций других стран, то не могло бы быть никакой науки о революции. Если бы в ходе революционных пе­реворотов, происходящих в разные времена и в различных странах, не было никакой преемственности, никакой повторяемости, то это озна­чало бы, что революционная борьба пролетариата не выражает собою развития объективных, закономер­ных связей и целиком зависит от простой игры случайностей. Это не­избежно привело бы к отрицанию науки о революции, к отказу от ре­волюции, от борьбы за социализм, к предательству интересов пролета­риата.

Именно к такому финалу и при­шли, как известно, ренегаты мар­ксизма — лидеры II Интернацио­нала— каутские, бауэры и прочие, а также современные предатели соци­ализма из числа лейбористов и пра­вых социалистов. Все они рьяно за­щищают тезис о том, что Западная Европа достигнет социализма своим путём, ничего общего не имеющим с опытом Советского Союза.

Фашистская клика Тито — Ранковича прикрывается той же мас­кой своеобразного, югославского пути к социализму. Известно, что титовский путь привёл Югославию к отрыву от лагеря демократии и со­циализма, к разгулу в стране за­плечных дел мастеров — янычар Ранковича. Обманываемый прово­катором Тито, народ Югославии стонет под гнётом всё усиливающе­гося фашистского рабства.

Жизнь со всей силой подтвер­ждает глубину и гениальность ленин­ских указаний о всемирно-историче­ском значении и обязательности русского большевистского опыта борьбы за построение социализма. Ленин десятки раз повторял, что на­ша дорога верная и на неё неминуе­мо встанут и другие страны, что большевизм даёт образец тактики для всех, что он стал уже мировой теорией и тактикой революционного пролетариата, что отличительные особенности диктатуры пролетариата в других странах по сравнению с Россией не могут касаться главного. Уже в 1920 году Ленин писал: «…В данный исторический момент дело обстоит именно так, что русский образец показывает всем странам кое-что, и весьма существенное, из их неизбежного и недалекого буду­щего»[1].

Подчёркивая единство, общность линии и основных принципов дея­тельности, направленной на строи­тельство социализма, Ленин в то же время резко бичевал всякий шаблон и безоговорочно отвергал слепое подражание в конкретных приёмах и формах социалистических преоб­разований, предостерегая от механи­ческого перенесения их из одной обстановки в другую.

«Единство в основном, в коренном, в существенном,— указывал Ленин,— не нарушается, а обеспечивается многообразием в подробностях, в местных особенностях, в приемах подхода к делу…»[2].

Марксизм-ленинизм, являясь по самой своей природе гибким рево­люционным учением, служит образ­цом конкретно-исторического, твор­ческого подхода к изучению и объ­яснению любого явления объективно развивающегося мира. При исследо­вании исторических процессов мар­ксизм-ленинизм требует учёта спе­цифики сложившейся обстановки, своеобразия каждой исторической эпохи, национальных особенностей каждой данной страны. В этом состоит великое искусство диалекти­ческого анализа совершающихся в истории процессов. Научный социа­лизм никогда не претендовал на от­крытие рецептов общественного раз­вития, одинаково пригодных во все времена и для всех народов.

Со времени, когда наша страна приступила к осуществлению социа­лизма, историческая обстановка из­менилась столь существенно, что было бы неправильно рассчитывать на стереотипное повторение страна­ми народной демократии именно таких форм движения от капитализ­ма к социализму, которые имели ме­сто и были исторически необходимы для Советского Союза. Ленин, гово­ря о переходе к социализму, указы­вал, что «…конкретные условия и формы этого перехода неизбежно являются и должны быть разнооб­разными в зависимости от тех усло­вий, при которых начинается движе­ние, направленное к созданию социализма. И местные отличия, и особенности экономического уклада, и бытовые формы, и степень подго­товленности населения, и попытки осуществлять тот или иной план — все это должно отразиться на свое­образии пути к социализму… Чем больше будет такого разнообра­зия, — конечно, если оно не перей­дет в оригинальничание, тем вернее и тем быстрее будет обеспечено… осуществление социалистического хо­зяйства»[3].

Таким образом, руководящие ука­зания Ленина и Сталина о законах движения общества к социализму, о международном значении опыта со­циалистического строительства в СССР и о необходимости использо­вания этого опыта применительно к особым условиям каждой страны всесторонне раскрывают в этом важнейшем вопросе диалектическую взаимосвязь общего и отдельного, особенного. Общее необходимо рас­сматривать здесь как сущность, как такое всеобщее, которое «воплощает в себе богатство особенного, инди­видуального, отдельного»[4], так как «отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного».[5]

Опыт переходного периода от ка­питализма к социализму в СССР и в странах народной демократии пре­красно раскрывает в особенностях переходного периода, присущих каж­дой стране в отдельности, проявле­ние общих, наиболее существенных, закономерных принципов движения к социализму, одинаково обязатель­ных для всех стран.

Гипертрофированное выпячивание национальных особенностей, мета­физическое противопоставление от­дельного общему неизбежно поро­ждает в вопросе о путях построения социализма реформистские иллюзии, враждебные марксизму-ленинизму надежды на «мирное» установление социалистических порядков. Подоб­ные извращения имели некоторое время хождение в странах народной демократии. Тон. В. Червенков в докладе об уроках разоблачения трайчо-костовской банды в январе 1950 года отмечал:

«Необходимо признать, что долгое время после 9 сентября 1944 г. в на­шей среде имело место и тяготело над всей нашей практикой представ­ление об особенном, чуть ли не само­бытном пути развития нашей страны, который в один прекрасный день выведет нас к социализму. Это пред­ставление исходило из предположе­ния, что после 9 сентября классовая борьба всё больше затухает, что мы, в отличие от Советского Союза, мо­жем перейти к социализму без про­летарской диктатуры, безболезнен­но, так сказать, органически, в силу простого количественного и плав­ного нарастания наших успехов».[6]

Подобные вреднейшие заблужде­ния наблюдались и в других странах народной демократии. Коммунисти­ческие партии своевременно раскры­ли эти извращения и повели с ними решительную борьбу.

Рассуждения о «самобытности» развития стран народной демокра­тии к социализму, отрицание между­народного значения опыта социали­стического строительства в СССР служат основой оппортунистических, националистических уклонов, про­явившихся в ряде компартий стран народной демократии. Представите­ли националистического и правока­питулянтского уклона стремились оторвать страны народной демокра­тии от лагеря социализма, от СССР и вернуть их на путь реставрации капитализма.

Коммунистические партии, руко­водящие социалистическим строи­тельством в странах народной демо­кратии, правильно поняли всю гибельность национализма и ведут сейчас беспощадную борьбу за окон­чательное разоблачение и выкорчё­вывание всех его проявлений, за укрепление пролетарского интерна­ционализма.

В своей борьбе против буржуазно­го национализма, за пролетарский интернационализм коммунистические партии всех стран руководствуются мудрым указанием товарища Сталина:

«Интернационалист тот, кто безо­говорочно, без колебаний, без условий готов защищать СССР по­тому, что СССР есть база мирового революционного движения, а защи­щать, двигать вперёд это революци­онное движение невозможно, не за­щищая СССР. Ибо кто думает защищать мировое революционное движение помимо и против СССР, тот идёт против революции, тот обя­зательно скатывается в лагерь вра­гов революции»[7].

Коммунистические партии стран народной демократии основной упор в своей борьбе за пролетарский ин­тернационализм делают на укрепле­ние единства лагеря демократии, мира и социализма во главе с СССР, на необходимость установления са­мых тесных связей с Советским Союзом, на обязательность исполь­зования поддержки и исторического опыта советского народа, партии большевиков, накопленного ими в ходе строительства социализма в СССР. Законом движения стран на­родной демократии к социализму является последовательное руковод­ство ленинско-сталинским учением о переходном периоде от капитализма к социализму, руководство всеми положениями марксизма-ленинизма, применимого, по замечательному выражению Мао Цзе-дуна, повсюду.

Одним из самых значительных и безусловно обязательных для всех стран, вступающих на путь построе­ния социализма, уроков, вытекаю­щих из опыта развития Советского Союза в переходный период, являет­ся признание того, что переход от капитализма к социализму не может протекать мирно, без ожесточённой классовой борьбы. История свиде­тельствует, что переходный период есть период непримиримой борьбы классов, что движение к социализму в эту эпоху идёт по принципу «кто — кого», сформулированному со всей чёткостью В. И. Лениным. Идеи до­стижения социализма без борьбы, идеи «мирного врастания капитализ­ма в социализм», проповедовавшие­ся всегда оппортунистами и пропове­дуемые ныне правыми социал-предателями, означают на деле лишь отказ от социализма, прямое при­служничество буржуазии, стремле­ние сорвать революционную борьбу пролетариата за уничтожение капи­тализма, за социализм.

В трудах великих учителей проле­тариата Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина со всей силой проводится именно та мысль, что без упорной борьбы, без насильственного подав­ления сопротивляющихся эксплуа­таторов бесклассовое общество прид­ти не может, что социализм дости­гается только путём классовой борьбы, что «вне классовой борьбы социализм есть пустая фраза или на­ивное мечтание»[8].

*  *  *

Разрабатывая теорию диктатуры пролетариата, Ленин указывал на наличие в России в переходный пе­риод от капитализма к социализму пяти основных форм классовой борьбы: 1) подавление сопротивле­ния свергнутых эксплуататорских классов, 2) гражданская война, 3) воздействие пролетариата на мел­кую буржуазию, особенно на кресть­янство, 4) «использование» некото­рых элементов буржуазии в лице буржуазных специалистов, 5) воспи­тание новой дисциплины и перевос­питание в связи с этим самого рабо­чего класса.

Опыт победоносной борьбы за со­циализм в СССР со всей неопровер­жимостью подтвердил ленинско-сталинское учение об обостряющейся и проявляющейся в самых разнооб­разных формах борьбе классов в пе­риод перехода к социализму. Путе­водной звездой большевистской пар­тии служили и служат выводы марксистско-ленинского диалектиче­ского метода: «Если развитие про­исходит в порядке раскрытия вну­тренних противоречий, в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба про­летариата является совершенно естественным и неизбежным явле­нием.

Значит, нужно не замазывать про­тиворечия капиталистических поряд­ков, а вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а до­водить ее до конца.

Значит, чтобы не ошибиться в по­литике, надо проводить непримири­мую классовую пролетарскую поли, тику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику «врастания» капитализма в социализм»[9].

Торжество социализма в СССР было достигнуто в результате того, что в основе всей деятельности пар­тии большевиков лежала проводи­мая ею последовательная политика непримиримой классовой борьбы пролетариата за уничтожение всех элементов капитализма и за построе­ние социализма. Законом движения по пути к социализму стран народной демократии также является ожесто­чённая классовая борьба, осуще­ствляемая самым передовым и ре­волюционным классом — пролета­риатом, руководящей общественной силой, сплачивающей вокруг себя и привлекающей к строительству со­циализма всё трудящееся население.

Развернувшаяся здесь классовая борьба протекает примерно в тех же формах, на которые указывал Ленин в 1920 году и которые были присущи переходному периоду от капитализма к социализму в СССР. Пролетариат, опираясь на завоё­ванную им политическую диктату­ру, решительно подавляет усилив­шееся сопротивление гибнущих эксплуататорских классов. Он при­влекает на свою сторону и сплачи­вает вокруг себя массы трудящего­ся крестьянства, оказывая на него своё руководящее воздействие в целях социалистического преобразо­вания всего сельского хозяйства, в целях перевода крестьян на путь социализма. Диктатура пролетариа­та в странах народной демократии использует в интересах строитель­ства социализма и перевоспитывает специалистов, интеллигенцию, свя­занную в прошлом с буржуазией. В процессе социалистического стро­ительства в странах народной демо­кратии классовая борьба прояв­ляется также и в форме борьбы за воспитание новой дисциплины, за социалистическое перевоспитание всех слоёв рабочего класса и тру­дящегося населения.

Единственным отличительным мо­ментом в сравнении с переходным периодом в СССР является то, что в странах народной демократия классовая борьба между пришед­шим к власти пролетариатом и свергнутыми эксплуататорами не приняла формы открытой граждан­ской войны. Эта особенность, как и все остальные своеобразные черты переходного периода в обстановке народно-демократического строя, объясняется главным образом тем, что решающую роль в осуществле­нии революционных переворотов в Чехословакии, Польше, Румынии, Болгарии, Венгрии и Албании сы­грало освобождение этих стран вступившей на их территорию ар­мией Советского Союза. Страна со­циализма, её Вооружённые Силы помогли подавить сопротивление реакции и многократно умножили силы рабочего класса и трудящих­ся, силы прогресса. Могущество СССР и братская поддержка с его стороны парализуют и в настоящее время происки внутренней и внеш­ней реакции, её попытки свалить режим народной демократии силой оружия.

Передовым борцом за построение социализма является в странах на­родной демократии рабочий класс. Ведущая роль пролетариата в пере­устройстве общества на началах социализма вытекает из самого су­щества рабочего класса, как наи­более передового, самого прогрес­сивного и единственного до конца революционного класса. Эту роль пролетариат завоевал длительной и самоотверженной революционной борьбой против всякого гнёта, экс­плуатации и насилия. Никакой дру­гой общественный класс, кроме промышленного пролетариата, не мо­жет уничтожить мир капитали­стического порабощения. Только пролетариат связан с передовыми условиями общественного производ­ства, являясь носителем самых пе­редовых форм производства, только он заинтересован в безостановочном прогрессивном развитии общества и

сам является неуклонно растущим, изо дня в день развивающимся, без­заветно борющимся за светлое бу­дущее классом. Марксистская же диалектика учит, что новое, расту­щее, развивающееся неодолимо. Пе­редовое экономическое и полити­ческое положение пролетариата, его гегемония в революционной борьбе трудящихся превратили рабочий класс в единственную силу, способ­ную подавить сопротивление бур­жуазии, сплотить вокруг себя и вести за собой, увлечь на строитель­ство социализма всех трудящихся.

Пролетариат стран народной демо­кратии свою руководящую роль про­явил уже в борьбе за установление нового социально-политического строя в этих странах. В качестве пе­редовой силы рабочий класс высту­пает во всех преобразованиях, проведённых после революционных переворотов в странах народной демократии. Без руководства со стороны пролетариата дело ограни­чилось бы обычными буржуазно-­демократическими реформами и пе­реход к социализму был бы сорван.

Руководящая роль пролетариата закреплена в конституциях народных республик. В венгерской конститу­ции, например, записано: «Рабочий класс, опирающийся на демократи­ческое единство народа и руководи­мый своим авангардом, является ведущей силой государственной и общественной деятельности»[10].

Боевым штабом, направляющим всю классовую борьбу пролетариата за построение социализма, является в системе народной демократии марксистско-ленинская революционная партия. Коммунистические и рабочие партии стран народной демократии, руководствуясь большевистской стра­тегией и тактикой, неисчерпаемым опытом партии большевиков, выпол­няют ведущую роль в определении и практическом осуществлении всей деятельности новых органов власти. Они направляют внутреннюю и внеш­нюю политику на укрепление мира и демократии, руководя хозяйствен­ным строительством, обеспечивая коренные социальные преобразова­ния на пути строительства социа­лизма. Роль коммунистической пар­тии, направление её деятельности, её конечные цели прекрасно сформули­рованы во вступительной части уста­ва Болгарской коммунистической партии, принятого V съездом.

«Болгарская коммунистическая партия,— говорится в уставе,— есть передовой организованный отряд ра­бочего класса Болгарии и наивысшая форма его классовой организации. В своей деятельности она руковод­ствуется марксистско-ленинской тео­рией.

Болгарская коммунистическая пар­тия осуществляет руководство рабо­чего класса трудящимся крестьян­ством и всеми остальными трудящи­мися в их борьбе за окончательное вытеснение и ликвидацию капита­лизма, за построение социалистиче­ского общества и полную победу коммунизма в Народной республике Болгарии»[11].

Важнейшим средством классовой борьбы пролетариата за социализм, мощным орудием, обеспечивающим успешное разрешение задач перехода от капитализма к социализму, слу­жит в странах народной демократии диктатура пролетариата.

Нужно сказать, что в вопросе о сущности, классовой природе и ха­рактере государственного строя на­родной демократии значительное время не было полной ясности. В от­ношении Болгарской компартии тов. Димитров указывал на это ещё на XVI пленуме ЦК в июле 1948 года. Немало было в этом важнейшем во­просе различных искажений и пута­ницы. Содержание и вред подобных ошибок и искажений, имевших хож­дение в Польше, обстоятельно вы­яснил тов. Берут в докладе на объединительном съезде ППР и ППС в декабре 1948 года.

«Отсутствие ясного ответа на этот коренной вопрос,— говорил Б. Бе­рут, — явилось причиной многих ошибок и искажений в оценке пере­живаемого нами исторического пе­риода. Эта оценка часто сводилась к рассмотрению народной демокра­тии как системы, качественно и прин­ципиально отличающейся от систе­мы, предусмотренной теорией марксизма-ленинизма»[12].

Имела место оценка народной де­мократии как своеобразного синтеза или компромисса между капитализ­мом и социализмом. Некоторые рас­сматривали народную демократию как временное явление, порождённое послевоенным соотношением сил. Другие, признавая, что народная де­мократия является путём к социа­лизму, считали её каким-то особым путём, выходящим за пределы мар­ксистско-ленинской теории.

Все эти домыслы были пря­мым рецидивом социал-демократи­ческих концепций, отрицающих не­обходимость диктатуры пролетариа­та, проповедующих оппортунистиче­ские идейки достижения социализма без классовой борьбы, без решитель­ного, использующего средства дикта­туры подавления буржуазии со сто­роны установившего своё политиче­ское господство пролетариата.

Заслуга в выяснении основных во­просов теории и практики строитель­ства социализма в странах народной демократии принадлежит товарищу Сталину. Разъяснения товарища Сталина раскрыли сущность народ­но-демократического строя как осо­бой формы диктатуры рабочего класса.

Своим определением режима на­родной демократии как особой фор­мы диктатуры пролетариата, порож­дённой своеобразной исторической обстановкой, сложившейся после второй мировой войны в результате всемирно-исторической победы стра­ны социализма над силами фашист­ской реакции, товарищ Сталин под­нял марксистско-ленинское учение о диктатуре пролетариата на новую ступень. Товарищ Сталин показал, что функции диктатуры пролетариа­та могут с успехом выполняться в современной обстановке, при нали­чии великой социалистической дер­жавы, государствами с народно-демократической формой своего поли­тического устройства.

Теоретическая разработка товари­щем Сталиным вопроса о народной демократии как форме диктатуры пролетариата принесла большую практическую пользу народным рес­публикам. Разоблачив вред всяких оппортунистических извращений в этом вопросе, указания товарища Сталина помогли коммунистическим и рабочим партиям этих стран ис­править допущенные ошибки и дви­нуть дело социалистического строи­тельства более быстрыми темпами.

Опираясь на указания и разъясне­ния товарища Сталина, развёрнутый анализ народной демократии как осо­бой формы диктатуры пролетариата дали тов. Димитров на V съезде БКП и тов. Берут на объединитель­ном съезде ППР и ППС.

По своему классовому содержа­нию народно-демократические госу­дарства являются диктатурой проле­тариата, где власть принадлежит трудящимся города и деревни во главе с рабочим классом и его аван­гардом — коммунистической парти­ей. Политический строй народной демократии представляет собой но­вый тип государственного устрой­ства, установленный в результате слома старого государственного ап­парата, созданного эксплуататорски­ми классами.

Накопленный народными респуб­ликами опыт показывает, что режим народной демократии с успехом вы­полняет все функции диктатуры про­летариата. Рабочий класс этих стран использует свою власть в целях по­давления эксплуататоров, обороны своего государства и упрочения свя­зей с пролетариями других стран. Народная демократия служит делу сплочения трудящихся масс вокруг пролетариата и вовлечению этих масс в строительство социализма, обеспечивая государственное руко­водство трудящимися со стороны пролетариата. Режим народной де­мократии обеспечивает пролетариату использование политической власти в целях строительства социализма, уничтожения классов, в целях пере­хода к бесклассовому обществу. Тов.Г. Димитров на V съезде БКП от­метил:

«Воплощая господство трудящих­ся при руководстве рабочего класса, режим народной демократии может и должен в данной исторической об­становке, как уже показал опыт, с успехом выполнять функции дикта­туры пролетариата»[13].

Революционные партии рабочего класса всего мира на опыте СССР и стран народной демократии нагляд­но убедились в справедливости ука­заний В. И. Ленина и И. В. Сталина о том, что в основе всей пролетарской классовой борьбы лежит вопрос о диктатуре пролетариата, что оппор­тунистическая болтовня о переходе к социализму через «чистую демо­кратию», без диктатуры пролетариа­та — безграничное тупоумие. В ве­ликой справедливости этих указаний начинают убеждаться и всё более широкие слои рабочего класса капи­талистических стран.

Уроки истории нанесли сокруши­тельный удар всем прислужникам буржуазии, с бешеной злобой напа­дающим на диктатуру рабочего клас­са в СССР и противопоставляющим ей «демократический» путь достиже­ния социализма.

Наиболее характерной чертой оп­портунистов всех мастей, и особенно правых социалистов, является враж­дебное отношение к диктатуре про­летариата и раболепие перед дикта­турой буржуазии, выдаваемой за демократию. В современных усло­виях крайне обострившейся борьбы двух общественных систем «социал-демократический филистёр» испыты­вает при словах «диктатура пролета­риата» во сто крат больший страх, чем в 1891 году, когда об этом писал Энгельс.

Непримиримая вражда к дикта­туре рабочего класса, разнузданная клевета против неё нужны так назы­ваемому «демократическому социа­лизму» для оголтелой рекламы бур­жуазной диктатуры, для того, чтобы чёрное преподнести как белое, бур­жуазные республики — этот «рай» только для богатых — выдать за «демократию для всех», ведущую якобы к социализму. Правосоциали­стические прислужники империализ­ма уверяют даже, что буржуазные государства в наше время перестали быть органами господства буржуа­зии, аппаратом подавления трудя­щихся. Л. Блюм во время войны утверждал, что буржуазия уже утра­тила политическую власть, что буржуазная система «на всём европей­ском континенте лежит в руинах», а «в англо-саксонских странах буржуазия готова к обновлению», которое будет «не чем иным, как отречением»[14]. Что же получилось на поверку? Продажные французские правители вкупе с Л. Блюмом, Ги Молле, Ж. Моком и другими социал-предателями покорно пошли на поводу у «смиренной», «готовой к самоотречению» англо-саксонской буржуазии и продали англо-амери­канскому империализму суверенитет и честь, свободу и достоинство Франции.

В то время как полицейский аппа­рат буржуазных стран чинит крова­вые расправы над бастующими ра­бочими, шумахеровцы кричат об «ослаблении» у буржуазного «демо­кратического» государства функций подавления[15]. Им вторил опять-таки Л. Блюм, цинично заявлявший во время расстрелов французских гор­няков министром-«социалистом» Ж. Моком: «Сейчас, когда     госу­дарственный аппарат приводится в действие, это делается не в интере­сах предпринимателей, а единствен­но в интересах национального кол­лектива»[16].

В потугах оправдать и увековечить власть капитала растленные полити­каны из лагеря «демократического социализма» доходят до того, что политическое господство буржуазии пытаются выдать… за власть проле­тариата, и объявляют, что капита­лизм переходит в социализм. Так, К. Реннер утверждает, что рабочий класс уже в течение столетия с ус­пехом «врастает» в государство и по­литически и экономически. Англо­американский шпион и по совмести­тельству главарь западногерманских социал-демократов Курт Шумахер, выступая в мае 1946 года на кон­грессе студентов, заверял, что «…с крушением нацизма потерпел кру­шение в Германии, а затем в средней и западной Европе также и капита­лизм»[17]. В этой же речи Шумахер с беспримерной демагогией пригла­шал своих слушателей вслед за ним «маршировать прямо к социализму». Последующие события показали, что шумахеровцы ведут Западную Гер­манию прямой дорогой к превраще­нию в американскую колонию и к возрождению нацизма.

Предательские разглагольствова­ния «демократических социалистов» о «прелестях» буржуазной демо­кратии, их клятвенные заверения о «движении через демократию к со­циализму» собирают всё меньшую аудиторию. Народные массы всё более убеждаются в пресмыкатель­стве правых социалистов перед анг­ло-американским империализмом. Несмотря на все рогатки и загражде­ния, всё шире распространяется среди рабочего класса и трудящихся всего мира правда о Советском Союзе и странах народной демократии. Про­летарии всё больше убеждаются в том, что уничтожение капиталистиче­ского рабства и движение к светлому социалистическому будущему немыс­лимы без завоевания рабочим клас­сом государственной власти, без диктатуры пролетариата.

Исторический опыт стран народной демократии служит блестящим прак­тическим доказательством мудро­сти ленинского предвидения того, что «переход от капитализма к ком­мунизму, конечно, не может не дать громадного обилия и разнообразия политических форм, но сущность бу­дет при этом неизбежно одна: дик­татура пролетариата»[18].

И советская власть и народная демократия по своей социальной природе, по целям, по своему характеру и содержанию однотипны. Это лишь две различные формы диктатуры рабочего класса. При этом советская власть яв­ляется высшей формой диктатуры рабочего класса.

B условиях советского государ­ства рабочий класс не делит ни с кем своей политической власти. Коммунистическая партия является единственной партией, что позволяет ей в более развёрнутом и последо­вательном виде осуществлять свою руководящую и направляющую роль в системе диктатуры рабочего клас­са как правящей партии. Советская форма государственного устройства перед всем миром продемонстриро­вала свою силу и преимущества как в период мирного строительства, так и в условиях ожесточённых военных схваток с многочисленными врага­ми социалистического государства. Несокрушимость советского обще­ственного и государственного строя с особой наглядностью проявилась в Великой Отечественной войне Совет­ского Союза против фашистской Германии и империалистической Японии. Советская форма диктатуры рабочего класса не только обеспе­чила успешное социалистическое преобразование жизни в период пе­рехода от капитализма к социализ­му. Она является также образ­цом государственно-политического устройства общества, наиболее це­лесообразной формой государства и в условиях победившего социализма.

Учитывая преимущества советско­го государства как высшей формы диктатуры пролетариата, страны народной демократии и возглавляющие их коммунистические и рабочие партии делают единственно правиль­ный вывод — о необходимости все­стороннего изучения и широкого ис­пользования великого опыта социали­стического строительства в Совет­ском Союзе, в частности советского опыта государственного строитель­ства.

Использование странами народной демократии советского опыта госу­дарственного строительства и бли­зость их формы диктатуры рабочего класса к форме советской власти особенно ясно сказываются на при­мере местных органов государствен­ной власти. Национальные комитеты в Чехословакии и Рады народовы в Польше не только по своим функци­ям, но и по организации приближа­ются к местным советам депутатов трудящихся. В ряде стран, как, на­пример, в Венгрии, местными госу­дарственными органами являются ‘советы. В Болгарии, Румынии и Ал­бании органы местной власти име­нуются народными советами. Секре­тарь ЦК Румынской рабочей партии Теохари Джоржеску в одной из сво­их статей писал:

«Политической основой СССР являются Советы депутатов трудя­щихся. Политической основой на­родно-демократического государства становятся новые органы власти — Народные советы. Создание Народ­ных советов означает, что строй на­родной демократии и по форме при­ближается к высшей форме диктату­ры пролетариата — советской»[19].

Осуществляя функции диктатуры пролетариата, режим народной демо­кратии служит в руках рабочего класса и его революционной партии незаменимым орудием классовой борьбы за подавление эксплуатато­ров, за вовлечение в строительство социализма широких масс трудящих­ся, за уничтожение классов и утвер­ждение социалистических обществен­ных порядков.

* * *

Революционные преобразования, проводимые в странах народной де­мократии, являются ярким подтвер­ждением марксистско-ленинской тео­рии классовой борьбы, учения Ленина — Сталина о переходном пе­риоде к социализму как периоде продолжения ожесточённой борьбы классов, принимающей новые фор­мы и охватывающей все области по­литической, экономической и идеоло­гической жизни общества. Каждый шаг вперёд диктатуры пролетариата, все её мероприятия в странах на­родной демократии осуществляются в процессе всё обостряющейся борь­бы рабочего класса против лишённых политической власти эксплуа­таторов, сопротивление которых усиливается. Этот закон развития народной демократии был замеча­тельно подчёркнут тов. Димитровым:

«Народно-демократическое госу­дарство является государством пере­ходного периода, призванным обес­печить развитие страны по пути к социализму. Это означает, что хотя власть капиталистов и крупных зем­левладельцев свергнута и имуще­ство этих классов превращено в соб­ственность народа, экономические корни капитализма ещё не ликвиди­рованы, капиталистические элементы ещё остаются и развиваются, стре­мясь восстановить капиталистическое рабство. Поэтому продвижение впе­рёд к социализму возможно только при условии непримиримой классо­вой борьбы с капиталистическими элементами до их полной ликвида­ции»[20].

Отрицание классовой борьбы в ус­ловиях народной демократии, измы­шления о возможности для неё мир­ного перехода к социализму были использованы кликой Тито, чтобы за­маскировать ликвидацию народно­-демократического режима в Югосла­вии, превращение её в буржуазное государство, предоставление кулаче­ству и буржуазии полной свободы в закабалении югославского народа.

Коммунистическим партиям народ­но-демократических республик при­шлось выдержать большую борьбу против титовской агентуры, против некоторых «социалистов», а также националистов и оппортунистов в рядах самих компартий, пропо­ведовавших «затухание классовой борьбы» по пути к социализму. Не­которые представители ППС (Осубка-Моравский, Швальбе и др.) отстаивали теорию «золотой середи­ны», которая выдвигала для Польши «особый», «средний» между капита­лизмом и социализмом путь — без классовой борьбы, без преодоления и ликвидации капитализма. Правые и националисты, как, например, Го­мулка, пропагандировали капиту­лянтскую теорию «гармонического сочетания» в странах народной демо­кратии трёх общественно-экономиче­ских укладов — капитализма, мелко­товарного хозяйства и социализма. По этой «теории» все три хозяйствен­ных уклада могли развиваться мир­но, без борьбы. Ясно, что подобная проповедь, повторяющая разобла­чённые в своё время товарищем Сталиным теории «равновесия» и «самотёка», рассчитана на срыв социалистического строительства, на реставрацию капитализма. Коммуни­стические партии стран народной де­мократии решительно отвергли эти капитулянтские «теории» и ведут с ними последовательную и беспощад­ную борьбу.

Неизбежность классовой борьбы и её обострение обусловливаются всей природой и переходным характером экономической и социальной струк­туры общества стран народной де­мократии. Народные республики по своей экономике и классовому строе­нию общества однотипны с Совет­ским Союзом в первые годы суще­ствования в нём диктатуры пролета­риата. В этих странах, как некогда в СССР, основными хозяйственными укладами являются социализм, част­ный капитализм и мелкотоварное хо­зяйство. Соответственно этому обще­ство стран народной демократии со­стоит из трёх классов — пролетари­ата, буржуазии города и деревни и трудящегося крестьянства, к которо­му примыкают мелкие городские ре­месленники. Основными классами являются пролетариат и трудящееся крестьянство. В Польше, положение которой более или менее типично для большинства стран народной демократии, в социалистическом сек­торе занято 24% населения, в частнокапиталистическом — 14%, из которых до 10% (по отношению ко всему населению) падает «а кулаче­ство, в мелкотоварном хозяйстве — 62% населения.

Ясно, что не может быть и речи о мирном, стихийном движении на­родной демократии к социализму. Новые, социалистические порядки рождаются в ожесточённой борьбе классов, в порядке неуклонного рас­ширения социалистического сектора хозяйства через вытеснение и ликви­дацию капиталистического уклада, через преобразование мелкотоварно­го производства. Классом, борющим­ся под руководством коммунистиче­ских партий за осуществление этой линии, является пролетариат. Ему противостоит в качестве непримири­мо враждебной, антагонистической силы буржуазия города и деревни, которая старается повернуть дело к реставрации капитализма. Перво­очередной и важнейшей задачей классовой борьбы пролетариата в странах народной демократии яв­ляется поэтому подавление сопро­тивления эксплуататорских классов, вытеснение капиталистических эле­ментов и создание условий для их окончательной ликвидации.

В деле наступления на эксплуата­торские классы народная демокра­тия добилась уже громадных исто­рических успехов. Один из эксплуа­таторских классов — класс помещи­ков — ликвидирован и сошёл с исто­рической сцены. Эта победа была завоёвана пролетариатом благодаря проведению земельной реформы. В результате аграрной реформы, в основу которой был положен прин­цип «Земля принадлежит тому, кто её обрабатывает», земельные угодья были изъяты у помещиков, монасты­рей, частично у кулачества и пере­даны нуждающимся в них крестья­нам. Тем самым были ликвидирова­ны остатки феодализма и класс по­мещиков, удовлетворены вековые чаяния крестьян, боровшихся за землю.

Сопротивление режиму народной демократии со стороны свергнутых эксплуататорских классов, по мере того как они теряют почву, по мере роста успехов рабочего класса и трудящихся в их движении по пути к социализму, всё более возрастает. Реакционные силы разгромленных помещиков и в значительной степени экспроприированной буржуазии, объ­единяя вокруг себя все подонки об­щества — затаившихся фашистов, иностранную шпионскую агентуру, контрреволюционных клерикалов и т. д.,— используют все меры поли­тической, экономической и идеологи­ческой борьбы против режима на­родной демократии. Реакция органи­зует антигосударственные заговоры, террористические акты и убийства, диверсии, саботаж и вредительство, распространяет злостные, клеветни­ческие слухи и пр. Все помыслы и надежды врагов социализма своди­лись, как сводятся и сейчас, к про­вокации иностранной военной интер­венции. Только мощная поддержка со стороны СССР, наличие его Во­оружённых Сил на территории стран Центральной и Юго-Восточной Евро­пы во время установления и в на­чальный период существования там народно-демократического режима избавили эти страны от граждан­ской войны и интервенции империа­листических держав.

Жестокую борьбу пришлось вы­держать пролетариату против бур­жуазно-помещичьей контрреволюции из-за обладания государственной властью после очищения этих стран Советской Армией от немецко-фа­шистских захватчиков. Эта борьба для пролетариата и его партии сильно затруднялась тем обстоятель­ством, что тогда ещё легально суще­ствовали возглавлявшиеся профа­шистскими элементами старые бур­жуазные и кулацкие партии, вроде «исторических партий» Манну и Братиану в Румынии, партии Миколайчика в Польше, групп Гемето и Николы Петкова — в Болгарии и т. д. Представители этих партий и политических групп входили в со­став правительств, а иногда играли в них руководящую роль.

Реакционные элементы в прави­тельствах народных республик старались сорвать революционные мероприятия, выдвигавшиеся ком­мунистами, мешали ликвидации ста­рого государственного аппарата, рассчитывая использовать его для восстановления прежних антинарод­ных порядков, всеми мерами тормо­зили проведение социально-полити­ческих преобразований.

Самый наглядный пример под­рывной, антинародной деятельности реакционных министров был отмечен в Чехословакии. Контрреволюция, инспирируемая англо-американцами, пробовала через своих ставленников в министерствах изгнать из прави­тельства коммунистов и осуще­ствить таким образом реакционный переворот в стране. Только высокая бдительность и революционная актив­ность трудящихся масс, и в первую очередь рабочего класса и комму­нистической партии, предотвратила реакционный путч. Твёрдая и непримиримая линия коммунистов, блестяще сочетавших тактику дей­ствий сверху — через правительство и парламент — с действиями снизу, чему учил пролетарских революцио­неров ещё в 1905 году В.И. Ленин, обеспечила пролетариату победу. Организовав массовые собрания, многотысячные митинги и демон­страции рабочих и крестьян, активно и решительно поддержавших ком­партию, коммунисты не только удер­жали свои места в правительстве, но и добились изгнания из его состава реакционеров. Это было замечатель­ной исторической победой рабочего класса Чехословакии, обеспечившей установление в стране диктатуры пролетариата.

Битва за власть была выиграна пролетариатом и в других странах народной демократии. Буржуазная государственная машина была сло­мана, возникли государства нового типа — с армией, преданной рабоче­му классу и трудящемуся народу, с органами безопасности, с судебным и карательным аппаратом, зорко охраняющим завоевания рабочего класса. Была создана политическая власть, обеспечивающая продвиже­ние по пути строительства социа­лизма.

После этого сокрушительного по­ражения буржуазная контррево­люция изменила свою тактику, затаилась в подполье и перешла к организации всевозможных антина­родных государственных заговоров, к экономическим формам борьбы, к диверсиям, шпионажу и т. д.

В Чехословакии после февраль­ских событий 1948 года потерпевшие поражение реакционеры из нацио­нально-социалистической, народной, демократической и социал-демокра­тической партий частично бежали за границу, частично ушли в подполье. Созданные ими заговорщические ор­ганизации готовили новые попытки свергнуть народно-демократическую власть в стране, но были разоблаче­ны и обезврежены. В Болгарии были ликвидированы заговоры Гемето, Петкова, Лулчева, разоблачены под­польные организации фашистского офицерства — «царь Крум», «царь Симеон», «нейтральный офицер» и т. д. Немало контрреволюционных организаций, пытавшихся свергнуть режим народной демократии и вос­становить старые порядки, было ликвидировано и в других странах. Функцию диктатуры пролетариата, сводящуюся к подавлению сопротив­ления эксплуататорских классов, ре­жим народной демократии выпол­няет с честью.

Большие успехи достигнуты в странах, приступивших к построению социализма, и в области подрыва экономической мощи буржуазии. В первое время в промышленности был введён и широко применялся рабочий контроль над предприя­тиями; национализация же част­ных предприятий проводилась в довольно ограниченных размерах, распространяясь прежде всего на средства производства, принадле­жавшие немцам и их прислужникам. Но по мере укрепления строя народной демократии практика от­чуждения капиталистической собственности и превращения её в собственность государства во всех народных республиках всё более расширялась. Наряду с ростом со­циалистического сектора в промыш­ленности страны народной демокра­тии значительных успехов достигли и в области вытеснения частного капитала из сферы товарооборота, где неуклонно увеличивается доля государственной и кооперативной торговли. В результате наступления на капиталистические элементы ос­новные командные высоты в эконо­мике теперь безраздельно принадле­жат социалистическому укладу хозяйства. Осуществлена национа­лизация банков, преобладающей части промышленности, транспорта, земельных недр и т. д. В среднем доля государственного сектора в про­мышленности превышает уже 95%.

В Болгарии социалистический сек­тор в промышленности составляет 98,2%. Оптовая торговля здесь цели­ком находится в руках государства и кооперации, на их долю приходит­ся 67.8% розничного товарооборота. В Польше в руках государства со­средоточено 96% промышленности, частный капитал полностью вытес­нен из оптового товарооборота. В результате принятого в декабре 1949 года закона о национализации всех промышленных, транспортных и горнодобывающих предприятий с количеством рабочих в 10 и более человек в Венгрии фактически вся фабрично-заводская промышлен­ность перешла в руки государства.

Наглядную картину успехов со­циализма в Чехословакии в области промышленного производства и транспорта даёт таблица, приведён­ная тов. Готвальдом в докладе на заседании ЦК КПЧ 24 февраля 1950 года[21].

Социалистический сектор Капиталистический сектор Мелкие производители

Промышленность           98,0%                               2,0%                                        —
(включая пищевую)
Ремёсла                               14,3%                              58,8%                                       26,9%
Строител.пром-ть           94,3%                                 5,5%                                        0,2%
Транспорт                         95,5%                                   —                                            4,5%[22]

Крупная торговля в Чехослова­кии, как внутренняя, так и внешняя, принадлежит социалистическому сектору на 100%.

Проведённая в таких широких раз­мерах национализация промышлен­ных средств производства и торгов­ли решительно подорвала частнока­питалистическое хозяйство. Вопрос «кто — кого» в городах стран на­родной демократии уже решён в пользу социализма, дело быстрыми темпами идёт к полной ликвидации промышленного и торгового капи­тала.

Экономическая политика стран на­родной демократии в основных сво­их чертах тождественна политике, вошедшей в историю СССР под на­званием нэпа.

Буржуазная контрреволюция все­ми мерами и способами стремится сорвать экономические мероприятия народно-демократической власти, чтобы удержать свои позиции и ис­пользовать их для возврата к капи­тализму. Первое время реакционные элементы старались легально захва­тить в свои руки руководство нацио­нализированными отраслями хозяй­ства и предприятиями. Потерпев в этом поражение, буржуазия перешла к организации саботажа, вредитель­ства и диверсий. На судебных процессах банды Трайчо Костова, 37 вредителей в Албании (июнь 1946 года), вредителей в нефтяной промышленности Венгрии и так называемого «Венгеро-американского нефтяного акционерного общества» (декабрь 1948 года), на процессе 12 заговорщиков и вредителей во главе с крупным промышленником Максом Аушнитом в Румынии (ок­тябрь— ноябрь 1948 года) и т. д. было убедительно доказано, что те­ряющие почву под ногами капитали­стические элементы и их англо-американские вдохновители не останав­ливаются ни перед чем, чтобы пако­стить народной власти, искусственно создавать для неё всевозможные хо­зяйственные затруднения.

Оценивая экономические успехи социализма в Венгрии, тов. Вороши­лов в речи на торжественном засе­дании в Будапеште в связи с пятиле­тием освобождения Венгрии отме­чал:

«Венгерский народ не просто вос­станавливает и развивает своё на­родное хозяйство. Он одновременно успешно перестраивает его на со­циалистических началах.

В Венгрии нет теперь класса по­мещиков. Капиталистические элемен­ты полностью вытеснены из крупной промышленности, транспорта, бан­ков, внешней и внутренней оптовой торговли»[23].

Эти слова тов. Ворошилова пол­ностью применимы и к другим стра­нам народной демократии. В каждой из них дело социализма успешно продвигается вперёд, эксплуататор­ские классы обречены на гибель.

В борьбе против народно-демо­кратической власти на сторону бур­жуазно-помещичьей контрреволюции целиком стали и лидеры правых социалистов, участвовавшие после установления нового строя в много­численных заговорах и сами созда­вавшие подпольные организации. Так, в Польше была разоблачена террористическая деятельность орга­низации, именовавшейся «Вольность, рувность и неподлеглость» (ВРН), созданной правыми из ППС. Правые лидеры социал-демократов в Румы­нии во главе с Титель Петреску выступали вместе с контрреволюци­онными «историческими» партиями и пробовали даже создать своё пра­вительство. Группа Петреску была разоблачена как прямая агентура ре­акции. Правосоциалистическая груп­па в Болгарии, во главе которой стоял Коста Лулчев, осуждённый в ноябре 1948 года, сначала вела подрывную работу внутри правитель­ства, затем образовала так назы­ваемую «оппозицию» и развернула подпольную антинародную работу, связавшись с фашистским отребьем и выполняя задания англо-амери­канского империализма. Лулчев на процессе признал близость фашист­ских элементов к его группе. Другой подсудимый, Рачев, в показаниях сообщил, что они стремились «уста­новить в стране режим, основанный на принципах буржуазного правле­ния»[24] ‘.

Подавляя сопротивление эксплуа­таторских классов и их приспеш­ников, государственные органы на­родной демократии твёрдой рукой пресекли и заговоры продажных правых руководителей социал-демо­кратии.

Ожесточённая классовая борьба в условиях народной демократии на­ходит своё отражение и внутри ком­мунистических и рабочих партий. Внутренняя и внешняя контрреволю­ция всячески старается заслать в ряды партий, руководящих социали­стическим строительством, свою растленную агентуру, чтобы взорвать эти партии изнутри и подорвать та­ким образом самые основы нового, демократического режима. Для этого используются провокаторы и шпио­ны, завербованные иностранными разведками ещё в период войны и даже в довоенное время. Особенно «благодарным» материалом для та­ких антикоммунистических диверсий являются люди с троцкистским про­шлым, подонки провокаторских групп, насаждавшихся некогда в от­дельных компартиях международ­ным шпионом и бандитом Троцким.

Подрывная работа врагов социа­листического развития внутри ком­мунистических партий была развёр­нута, в частности, упоминавшимися уже представителями правонациона­листических уклонов в ряде партий. Правый национализм получил долж­ный отпор и был разгромлен.

Омерзительная картина преступ­ной деятельности контрреволюцион­ной агентуры, пробравшейся в ком­мунистические партии, с наибольшей наглядностью была раскрыта в ходе судебных процессов 1949 года шай­ки троцкистов и предателей албан­ского народа, возглавлявшейся под­ручным Тито — Ранковича в Албании Коча Дзодзе, банды англо-американ­ских и титовских наёмников — Райка Ласло и его сообщников, стремившихся свергнуть демократи­ческий строй в Венгрии и продать страну заправилам Уолл-стрита, и, наконец, на суде по делу бывшего «левого» сектанта и троцкиста, став­ленника Тито — Ранковича, заклято­го врага народной Болгарии Трайчо Костова и его шпионско-диверсион­ной группы. Следствие и судебное разбирательство дел Райка и Косто­ва показали, что ставка империали­стов на буржуазные партии в стра­нах народной демократии была би­та и они в качестве главного козыря двинули своих наймитов, заранее заброшенных в компартии этих стран. Процессы разоблачили хитро запутанный заговор, направленный против всех народно-демократиче­ских республик и имевший целью по­вернуть вспять колесо их историче­ского развития, превратив их в раз­менную монету в крупной биржевой игре англо-американских поджигате­лей войны.

В обвинительном акте по делу Грайчо Костова и его банды отмеча­лось, что обвиняемые привлекаются к ответственности за «организацию противогосударственного заговора с целью свержения установленной Конституцией Народной республики Болгарии законной власти, за преда­тельство, шпионаж и измену роди­не»[25].

Карающая рука народно-демокра­тического правосудия положила ко­нец зловещей контрреволюционной деятельности агентов империалисти­ческой реакции, орудовавших под прикрытием партийных билетов и пролезших на высокие государствен­ные посты народной власти. Комму­нистические и рабочие партии из фактов разоблачения этих банд из­влекли должные уроки, осознав не­обходимость всемерного повышения революционной бдительности, реши­тельного очищения собственных ря­дов и укрепления их идейного уров­ня, необходимость овладения бога­тейшей сокровищницей опыта борь­бы Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) против всяких антиленинских групп и течений, против троцкистско-бухаринских преда­телей.

Большую пользу судебные процес­сы Райка Ласло в Будапеште и Трайчо Костова в Софии принесли и в том отношении, что позволили окончательно сорвать маску с банды Тито — Ранковича — Карделя — Джиласа. Материалы процессов по­казали, что коварный план использования Югославии, а через неё и всех Балкан для борьбы против СССР был составлен провокатором Тито совместно с американцами и англичанами ещё во время войны. При помощи Тито Черчилль и его американские партнёры по грязной закулисной игре рассчитывали под­чинить себе все балканские страны и закрепить за ними прежнюю роль порохового погреба в Европе, создав одновременно антисоветский кордон у западных границ СССР.

Бдительность народов Юго-Во­сточной Европы, прозорливость сталинской политики сорвали пре­ступные замыслы империалистиче­ской реакции. Титовская «пятая колонна», марширующая под дири­жёрскую палочку Лондона и Ва­шингтона, разоблачена и изолиро­вана. Друзья мира и демократии окончательно убедились, что титов­ская клика — марионетка в руках империалистической реакции. Наро­ды стран, строящих социализм, поняли, что Тито и его агентура — непримиримые, злобные враги социа­лизма, враги рабочего класса и всех трудящихся. Всё больше начинает понимать это и многострадальный народ Югославии. Он усиливает свою борьбу против банды убийц и шпионов, усевшейся в качестве пра­вителей на его шее.

В ожесточённом сопротивлении со стороны реакции строительству со­циализма в странах народной демократии не последнее место отво­дится, как показал ход событий, служителям различных религиозных культов, сект и церковных организа­ций. Особенно усердствуют в этом чёрном деле ставленники католиче­ского Ватикана. Контрреволюцион­ные, антигосударственные заговоры верхушки католического духовенства были раскрыты в ряде стран народ­ной демократии. Происходившие в 1949 и 1950 годах судебные процес­сы по делу кардинала Миндсенти (Венгрия) и 10 католических священ­ников в Праге показали, что преступ­ная агентура Ватикана готовила свержение народно-демократическо­го строя и создание в Центральной Европе фашистской католической империи, возглавляемой династией Габсбургов.

Не отстают от своих католических коллег в служении англо-американ­скому империализму и представители евангелической церкви, субсидируе­мой американскими миллиардерами. Убедительным доказательством этого является, например, процесс 15 евангелических пасторов-шпионов, дело которых слушалось в фев­рале— марте 1949 года в Софии.

Классовая борьба, через которую происходит движение народной де­мократии к социализму, целиком подтверждает ту истину, что против пролетариата стран, строящих со­циализм, объединённым фронтом выступает как внутренняя, так и внешняя реакция. Это ещё раз пока­тывает, насколько прав товарищ Сталин, неоднократно отмечавший, что классовая борьба пролетариата в переходный период при существо­вании капитализма в других странах имеет два конца — внутри и вне страны.

С первых дней установления на­родно-демократической власти в странах Центральной и Юго-Восточ­ной Европы империалистические ин­триганы англо-американской реак­ции всеми силами стараются заду­шить новый режим в этих странах и вернуть их в свой лагерь. В ход пу­скаются меры дипломатического на­жима и экономического давления, поддержка и организация контрре­волюционных заговоров и засылка шпионов и диверсантов. По отноше­нию к Болгарии США прибегли да­же к разрыву дипломатических отно­шений. Ни одного заговора контрре­волюции внутри народных республик не обошлось без подстрекательства и участия англо-американской аген­туры. Она использовала всех отще­пенцев внутри этих стран — от ста­рых буржуазных партий и правых социалистов до титовской агентуры в компартиях и государственных аппаратах этих стран и клерикаль­ной реакции.

Американо-английские поджигате­ли новой войны против лагеря со­циализма широко используют аппа­рат Организации Объединённых На­ций в целях безудержной травли стран народной демократии и гряз­ной клеветы на них. Под диктовку государственного департамента США послушной машиной голосования большинства ООН была создана пресловутая «Балканская комиссия» для вмешательства во внутренние дела балканских стран. Этим же большинством по указке из Вашинг­тона на заседаниях различных ко­миссий, комитетов, советов и на ассамблеях ООН навязываются дли­тельные дебаты о привлечении на­родно-демократических республик к ответственности за мнимое «наруше­ние прав человека и основных сво­бод», за вымышленное англо-амери­канской реакцией нарушение со сто­роны этих государств мирных до­говоров и т. д.

Какую дикую ненависть к силам демократии и социализма питают американо-английские империали­сты, сколь сложную и разветвлён­ную сеть заговоров и шантажа со­ткали они против народных респуб­лик, особенно ярко показывает то, что ни одного месяца не проходит без разоблачения и осуждения в той или иной стране народной демо­кратии агентов американской, ан­глийской или югославской разведок. Против героического корейского на­рода американский империализм предпринял уже открытую военную интервенцию, стараясь фашистскими зверствами задушить всякое демо­кратическое движение сначала в Ко­рее, а затем в Китае и других стра­нах Востока.

Однако наглые происки внешней империалистической контрреволюции наталкиваются на сокрушительный отпор. Народы, взявшие свою судь­бу в собственные руки и идущие под руководством рабочего класса и коммунистических партий по пути строительства социализма, опираясь на братскую помощь, международ­ный авторитет и могущество Совет­ского Союза, твёрдо пресекают все провокационные замыслы англо-аме­риканского империализма и неук­лонно идут своей дорогой, беспощад­но ломая сопротивление эксплуата­торских классов.

* * *

Успешно протекает классовая борьба в странах народной демокра­тии и в области руководящего воз­действия рабочего класса на кре­стьянство с целью вовлечения его в строительство социализма и преоб­разования сельского хозяйства в со­циалистическом духе. Мощным ору­жием классовой борьбы являет­ся для народной демократии опыт партии Ленина—Сталина по пре­образованию мелкотоварного, в пер­вую очередь крестьянского, хозяй­ства. Ленин в докладе о тактике РКП (б) на III Конгрессе Коминтер­на указывал, что этот опыт будет полезен и для других стран. Тов. Георгиу Деж в одной из своих ста­тей писал:

«Не подлежит сомнению, что и в этом отношении большевистской партии принадлежит великая исто­рическая заслуга, ибо она нашла единственно правильное решение во­проса о социалистической пере­стройке сельского хозяйства не толь­ко для собственной страны, но и для всех стран, идущих по пути к со­циализму. Положение о том, что путь к социализму, который в основ­ном является общим для всех стран, был проложен Советским Союзом, лежит в основе политики нашей пар­тии в области социалистического строительства»[26].

Почти во всех странах народной демократии крестьянство составляет большинство населения. Это обстоя­тельство ещё более усиливает значе­ние и важность задач установления правильных взаимоотношений между рабочим классом и крестьянством в интересах привлечения всей массы трудящихся к делу социалистическо­го строительства. Руководствуясь историческим примером ВКП(б), коммунистические партии народных республик ставят перед собой задачи укрепления союза рабочего класса с трудовым крестьянством, огра­ничения и вытеснения, а затем и ликвидации кулачества на основе преобразования раздробленного кре­стьянского хозяйства в крупные, коллективные, социалистические хо­зяйства. В решениях XVI пленума ЦК Болгарской рабочей партии (коммунистов) указывалось, что единственным путём строительства социализма в деревне является:

«а) всемерное укрепление союза рабочего класса с бедными и сред­ними крестьянами;

…в) продолжение политики огра­ничения капиталистических, эксплуа­таторских элементов в деревне — ку­лачества;

г) поощрение и поддержка объ­единения трудящихся крестьян в ко­операцию и в первую очередь — б трудовые кооперативные земледель­ческие хозяйства на началах полной добровольности, через разъяснение и доказательство на основе положи­тельных результатов этих хозяйств преимуществ коллективной обработ­ки земли»[27].

Налаживание правильных взаимо­отношений с крестьянством, при­влечение его на сторону рабочего класса происходит в странах народ­ной демократии на основе острой классовой борьбы. Буржуазная реак­ция стремится оторвать крестьянство и противопоставить его рабочему классу и коммунистической партии. Кулацкие провокаторы типа Гемето и Николы Петкова в Болгарии выдвигали идею «самостоятельной крестьянской (читай — кулацкой) власти» в Болгарии, возрождая контрреволюционную чаяновщинм, разгромленную некогда в СССР. Коммунистические партии и возглав­ляемый ими рабочий класс дали надлежащий отпор этим кулацким провокациям. Преодолены в компар­тиях и оппортунистические стремле­ния бухаринского толка, отстаи­вавшие прокулацкую линию союза рабочего класса со всем крестьян­ством. Решительная борьба ведётся с левацкими извращениями больше­вистской политики по отношению к крестьянству. БКП категорически осудила имевшие место в Болгарии попытки действовать по отношению к крестьянству методами военного коммунизма, практику изъятия в виде обязательных поставок всех излишков сельскохозяйственных продуктов, причисление к категории кулачества середняков и т. д. ЦК БКП наметил и осуществил ряд прак­тических мер по укреплению эконо­мической смычки города с деревней, по налаживанию правильного това­рооборота между ними и т. д. Смысл политики коммунистической партии в деревне чётко выражен в статье тов. Георгиу Деж о пятилетии осво­бождения Румынии, где он писал:

«Что касается сельского хозяй­ства, то Румынская рабочая партия ясно наметила политику, творчески применив к конкретным условиям нашей страны великий опыт коллек­тивизации в СССР. Классовая политика партии в деревне руковод­ствуется ленинско-сталинскими ло­зунгами: опереться на бед­ное крестьянство, крепить союз со средним крестьян­ством, вести непрерывную борьбу с кулаком»[28].

Проведение в жизнь этого испы­танного и полностью оправдавшего себя большевистского лозунга по­зволяет рабочему классу установить прочные и правильные связи с кре­стьянством, обеспечивающие усло­вия построения социализма не только в городе, но и в деревне.

Симпатии трудового крестьянства были завоёваны рабочим классом и коммунистами уже в результате аг­рарной реформы, по которой в стра­нах народной демократии, вместе взятых, деревенская беднота и се­редняки получили около 14 млн. гектаров земли из 20 млн. гектаров, изъятых у помещиков и предателей. Поддержка народно-демократическо­го строя со стороны трудящегося крестьянства обеспечивается громад­ной заботой народной власти о его нуждах, о развитии сельского хозяй­ства. Рабочий класс организовал шефство над деревней. Многочислен­ные бригады, выезжающие из города на село, оказывают огромную политическую, хозяйственную и культур­ную помощь крестьянству и расту­щим формам социалистического сельского хозяйства. Благодарность крестьянства новой власти, рабочему классу и компартии хорошо была выражена на заседании Великого национального собрания Румынии при обсуждении проекта новой кон­ституции. Депутат крестьянин Прутяну в своём выступлении заявил:

«В конституции помещиков были вписаны лишь обязанности крестьян, но ничего не говорилось об их пра­вах. Когда мы пытались требовать своих прав, нам отвечали пулями. Нынешняя конституция закрепляет наши права на землю, права на пло­ды нашего труда. Горький опыт на­учил нас ценить союз с рабочим классом и его партией. Лишь бла­годаря этому союзу нам удалось со­хранить завоёванные нами права»[29].

Борьба коммунистических партий за укрепление союза рабочего клас­са с крестьянством и за социалисти­ческую переделку сельского хозяй­ства приносит всё новые и новые плоды. Во всех странах народной де­мократии неуклонно возрастает со­циалистический сектор хозяйства в деревне. Создано уже большое коли­чество государственных земледель­ческих хозяйств и имений, показы­вающих образцы социалистического ведения сельского хозяйства. В Бол­гарии имеется 91 государственное земледельческое хозяйство, распола­гающее земельной площадью в 85 тыс. гектаров. В Польше 4800 го­сударственных имений обрабаты­вают 10% всей пахотной земли (2,3 млн. гектара). В Румынии су­ществуют 692 государственные фер­мы с 662 тыс. гектаров земли. Рас­ширяется сеть государственных хо­зяйств и в других странах народной демократии. Громадную роль в со­циалистической переделке и подъёме производительных сил сельскохозяй­ственного производства играют орга­низованные на селе государственные машинно-тракторные станции.

Исходя из сталинской теории кол­лективизации, компартии стран на­родной демократии основную задачу своей борьбы за внедрение социа­лизма в деревне видят в коопериро­вании трудовых масс крестьянства, в развитии потребительской, сбыто­вой, снабженческой и производствен­ной кооперации. Громадное влияние в решении этой грандиозной задачи оказывают успехи СССР, достиже­ния советского колхозного крестьян­ства. Из всех стран народной демокрагии в СССР приезжают делега­ции крестьян, чтобы познакомиться с постановкой дела в советских кол­хозах и перенять их опыт. Советские крестьяне, в свою очередь, выезжают в страны народной демократии в ка­честве провозвестников новой, колхозной жизни.

В деле кооперирования кресть­янства в странах народной демокра­тии достигнуты уже значительные успехи. В Чехословакии, как указы­вал генеральный секретарь КПЧ тов. Сланский в статье, опубликован­ной в газете «Правда» 9 мая 1950 года, в 3 тыс. деревень уже созданы трудовые кооперативы, в 1500 деревнях работают подготови­тельные комитеты по организации кооперативов.

В Венгрии в августе текущего го­да было более 1860 кооперативов коллективного производства, объеди­няющих свыше 70 тыс. крестьян. В Болгарии к середине октября 1950 года насчитывалось 2566 трудовых кооперативно-земледельческих хо­зяйств (ТКЗХ), объединяющих бо­лее 46% всех крестьянских хозяйств страны и располагающих 42% всей обрабатываемой земельной площа­ди. В Румынии создано около 700 коллективных сельских хозяйств. В Польше число крестьянских произ­водственных кооперативов почти до­стигло 1900, увеличившись за 10 месяцев в 6 с лишним раз.

Типы кооперативных объединений крестьянства в странах народной де­мократии очень разнообразны. Раз­личия определяются степенью обоб­ществления хозяйства, организацией труда и способами распределения до­ходов. В большинстве кооперативов доходы распределяются не только по труду, но и в виде ренты, размеры которой определяются количеством земли, принадлежащей крестьянам, вступившим в кооператив. Однако за последнее время появляются и та­кие кооперативы, где доходы рас­пределяются только по количеству и качеству затраченного труда.

Наличие в странах народной де­мократии частной собственности на землю обостряет классовую борьбу в деревне и создаёт дополнительные трудности в процессе социалистического преобразования сельского хо­зяйства. Сохранение нетрудового дохода в виде земельной ренты слу­жит источником серьёзных противо­речий также и внутри сельскохозяй­ственных кооперативов.

Крестьянские кооперативные объ­единения, в которых остаётся част­ная собственность на землю и свя­занный с этим нетрудовой доход, иногда даже превышающий размеры доходов, получаемых членами коопе­ративов за выполненную ими работу, не могут рассматриваться как социа­листические по своему типу. Более справедливо расценивать их как некоторую промежуточную ступень, переходную форму к социалистиче­скому хозяйству, в которой перепле­таются элементы как социалистиче­ского, так и мелкотоварного и даже частнокапиталистического обще­ственно-экономических укладов. Эти кооперативные объединения подго­тавливают крестьянство и вплотную подводят его к переходу на социали­стический путь развития. Полити­ческая власть в руках рабочего класса, союз рабочего класса с крестьянством под руководством про­летариата и тот факт, что ключевые позиции в экономике принадлежат государству, — всё это, несомненно, обеспечит переход кооперативных объединений крестьян на более вы­сокую ступень и полное включение их в социалистическую систему хо­зяйства.

Генеральный секретарь ЦК КПЧ тов. Сланский, разбирая вопрос о природе единых сельскохозяйствен­ных кооперативов в Чехословакии, пишет:

«Во всех этих кооперативах земля остаётся частной собственностью их членов. Таким образом, эти коопера­тивы ещё не являются социалистиче­ской формой производственных ко­оперативов, так как урожай делится отчасти по труду, отчасти по разме­рам земли. Наряду с элементами социалистическими там имеются и ча­стновладельческие. Но, несмотря на это, эти кооперативы, будучи самой первоначальной школой коллектив­ной работы, всё же показывают кре­стьянам путь к социализму, являют­ся пионерами будущей социалистиче­ской перестройки села»[30].

Рабочий класс народно-демокра­тических государств, укрепляя в непримиримой классовой борьбе свой союз с середняком и опираясь на бедноту, проводит ряд мероприя­тий по ограничению и вытеснению кулачества.

Этой задаче служит запрещение аренды, а также купли и продажи земли, дифференцированная налого­вая политика и организация обяза­тельных государственных поставок сельскохозяйственных продуктов. Основная тяжесть в выплате налогов и в хлебопоставках государству воз­ложена на кулачество. Экономиче­ская мощь кулаков в деревне была сильно подорвана уже при осуще­ствлении аграрной реформы, серьёз­но ограничившей размеры частного землевладения. Значительно сокра­щена собственность кулачества на крупный сельскохозяйственный ин­вентарь. В Болгарии, например, был произведён выкуп части инвентаря у кулаков. В результате этого у кула­чества были изъяты и переданы в распоряжение МТС 3301 трактор, 3751 молотилка, 749 сноповязалок, 141 рядовая сеялка и т.д. На осно­ве земельной реформы кулачество в Болгарии потеряло 450 тыс. декаров земли (декар — 0,1 гектара) По закону о национализации предприятий в собственность государства перешло свыше 1500 мельниц, большая часть которых принадлежала кула­кам, более 400 маслобоен и пр.[31]2

В ряде стран народной демокра­тии проповедовались теорийки «мир­ного сожительства с кутком», «осо­бого пути» деревни этих стран к со­циализму — без коллективизации и без ликвидации кулачества, «тео­рии» «мирного» и «хорошего» кула­ка. Коммунистические партии разоб­лачили весь вред и буржуазно-ре­ставраторский смысл этих «теорий» и организуют решительную борьбу с кулачеством, поднимая на эту борьбу массы бедняков и среднего крестьянства.

Отчаянно сопротивляясь режиму народной демократии, стараясь со­рвать социалистическую переделку деревни и предотвратить свою ги­бель, кулачество организует саботаж сева и хлебопоставок, распростра­няет клеветнические слухи среди крестьянства, прибегает к угрозам и насилию, не останавливаясь и перед террористическими актами. Особенно злобную борьбу ведёт кулачество против кооперирования крестьянства. Кулаки и реакционное духовенство пробуют запугать крестьян, объеди­няющихся в кооперативы, играя на их религиозных предрассудках, угро­жая всеми «ужасами ада» и призы­вая на головы кооператоров «кары божественного гнева».

О звериной злобе кулаков к вла­сти рабочего класса наглядно сви­детельствует дело, рассмотренное в феврале 1950 года трибуналом горо­да Сегед (Венгрия). Приговорённые судом кулаки состояли в подпольной кулацкой организации, руководимой агентами титовской разведки. 3 ян­варя 1950 года эти бандиты зверски убили крестьянина села Ленделка-полна Имре Киша — секретаря мест­ной организации Венгерской партии трудящихся. Целью этой контррево­люционной кулацкой организации были убийства руководителей трудя­щегося крестьянства и срыв работы производственных кооперативов.

Массовое кооперирование кресть­янства, укрепление и развитие сельскохозяйственных кооператив­ных объединений подготавливают в условиях народной демократии осуществление важной предпосылки окончательного социалистического преобразования деревни — национа­лизации земли.

Особой формой классовой борьбы в условиях народной демократии яв­ляется также привлечение пролета­риатом на сторону новой власти и перевоспитание интеллигенции. В этой области достигнуты большие успехи. Основная масса специали­стов честно служит новому обще­ственному строю. Постоянная забо­та, неослабное внимание уделяются широкому выдвижению трудящихся на руководящую работу в админи­стративный и хозяйственный аппарат, а также усиленной подготовке квалифицированных кадров из рабо­чих и крестьян, созданию собствен­ной передовой интеллигенции.

В процессе развернувшейся клас­совой борьбы, в ходе строительства социализма рабочий класс, идущий во главе этого строительства, изме­няет и свою собственную природу, перевоспитывает себя в духе новой, социалистической дисциплины. В странах народной демократии на­блюдается небывалый подъём трудо­вого энтузиазма. Осваивая методы работы советских стахановцев, рабо­чие народно-демократических рес­публик всё шире развёртывают со­циалистическое соревнование.

Классовая борьба пролетариата в условиях народной демократии, на­правленная на социалистическое преобразование всей общественной жизни, принесла уже реальные и ощутительные плоды и вносит всё более существенные изменения в со­циально-экономическую структуру общества. Непрерывно нарастающее наступление на капиталистические элементы и рост социалистического уклада в народном хозяйстве ведут к постепенному вытеснению и лик­видации буржуазии. Буржуазия по­теряла уже не только политическую власть, но и основные свои позиции в области экономики. В сфере фаб­рично-заводского производства капи­талистические элементы доживают последние дни. Значительной остаёт­ся ещё роль частного капитала в розничной торговле. Но наиболее сильными являются пока позиции самого многочисленного капитали­стического класса — кулачества в де­ревне. Однако весь ход развития и дальнейшего укрепления народной демократии ведёт к полной ликвида­ции всех эксплуататорских классов. Не спасёт их и та поддержка, кото­рой они пользуются со стороны им­периалистических государств.

Всё более укрепляется в странах народной демократии ведущая роль рабочего класса, усиливается и креп­нет его союз с трудящимся крестьян­ством. На сторону этих основных общественных классов переходит и ин­теллигенция. Под руководством ком­мунистических партий совершается процесс развития, ведущий к уста­новлению полного морально-политического единства общества.

Направляющим началом в классовой борьбе пролетариата стран на родной демократии служит гениаль­ное учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина и исторический опыт великой партии большевиков.

* * *

Всем ходом исторических собы­тий, опытом СССР и стран народной демократии практически доказана незыблемая сила и жизненность мар­ксистско-ленинского анализа зако­нов общественного развития. Жизнь полностью разоблачила беспомощ­ность и полное банкротство бур­жуазно-апологетических «теорий» оппортунизма, его установок на «мирное врастание» капитализма в социализм.

Марксизм-ленинизм учит, что уничтожить капитализм и построить социалистическое общество немысли­мо без упорной и последовательной классовой борьбы пролетариата. Это положение превратилось в неопро­вержимую истину, доказанную прак­тическим опытом народов ряда стран. Непримиримая классовая пролетарская политика, неуклонно проводимая большевистской парти­ей, обеспечила всемирно-историче­скую победу социализма в СССР. Построив социалистическое обще­ство, народы СССР под испытанным руководством партии большевиков и великого Сталина идут по пути к коммунизму. Успешно и неудержимо продвигаются к светлому социали­стическому будущему и страны на­родной демократии, вступившие на путь, начертанный марксизмом-ле­нинизмом и проложенный для всех стран мира Союзом Советских Со­циалистических Республик.

[1] В И. Ленин. Соч. Т. 31, стр. 5—6, 4-е изд

[2] В. И. Ленин. Соч. Т. 26, стр. 374.

[3] В. И. Ленин. Соч. Т..27, стр. 181 —182.

[4] В. И. Ленин. Философские тетради, стр. 73. Госполитиздат. 1947.

[5] Там же, стр. 329.

[6] В. Червенков. За основните поукн от раскриването на трайчокостовската банда и борбата за нейния разгром, за недостатците в партийната работа и нашите задачи. Цит. по газете «Работническо дело» от 4 февраля 1950 года.

[7] И. В. Сталин. Соч. Т. 10. стр. 51.

[8] В. И. Ленин. Соч. Т. 9, стр. 112.

[9] И. Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 541. 11-е изд.

[10] Конституция Венгерской народной рес¬публики. Журнал «Советское государство и право» № 10 за 1949 год, стр. 74.

[11] Устав на Българската комунистическа партия, стр. 3. София. 1949.

[12] Газета «За прочный мир, за народную демократию!» от 1 января 1949 года.

[13] Пети Конгрес на Българската комуни- стичсска партия. Стенографически протоко ли. Ч. 1, стр. 155

[14] L. Blum. Blick auf die Menschheit, S. 122. Wien.

[15] «Das Sozialistische Jahrhundert» № 23 за 1948 год, стр. 352.

[16] Цит. по газете «Правда» от 12 апреля 1950 года.

[17] Цит. по брошюре Otto Winzeг. Sozialistische Politik? S. 14. Dietz Verlagv 1947.

[18] В. И. Ленин. Соч. Т. 25, стр. 385.

[19] Газета «За прочный мир, за народную демократию!» от 1 июня 1949 года.

[20] Пети Конгрес на БКП. Стенографически протокола. Ч. I, стр. 154.

[21] Газета «За прочный мир, за народную демократию!» от 3 марта 1950 года.

[22] Владельцы мелкого транспорта.

[23] Газета «Правда» от 5 апреля 1950 года.

[24] Цит. по книге Рено де Жувенэль. Интернационал предателей, стр. 71. Издательство иностранной литературы. Москва. 1949.

[25] Судебный процесс Трайчо Костова и его группы, стр. 5. София. 1949.

[26] Газета «За прочный мир, за народную демократию!» от 1 октября 1948 года.

[27] Цит. по журналу «Ново време» № 6—7 за 1948 год, стр. 510.

[28] Газета «За прочный мир, за народную демократию!» от 15 августа 1949 года.

[29] Цит. по газете «Правда» от 13 апреля 1948 года.

[30] Газета «За прочный мир, за народную демократию!» от 17 марта-1950 года.

[31] Данные заимствованы из статьи Е. Матеева в журнале. «Ново време» № 10 за 1948 год, стр. 865—866

Борьба рабочего класса за победу социализма в странах народной демократии: Один комментарий

  1. Замечательный материал, хорошо показывает гнилость попыток хлебниковцев заставить думать левых, что «мирное врастание капитализма в социализм» возможно на примере стран народной демократии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.