В.И.Ленин о партийной этике

Партийная этикаВыделения в тексте курсивом — В.И.Ленина, жирным шрифтом — РП.

Различие между дрязгой и критикой

«Личное поведение» «должностных лиц» либо явля­ется на самом деле личным только (вне должности, неза­висимо от должности), и тогда разбор его группой есть дрязга. Либо же личное поведение имеет отношение к дол­жности, — тогда всякий член партии, недовольный этим поведением и настаивающий на формальном, официаль­ном разборе недовольства, обязан прежде всего фор­мально обратиться в ЦК

Указанное сейчас мною различие между дрязгой и критикой должностного лица (критикой, обязательной для всякого члена партии, но в форме открытой и прямо направленной к центральным учреждениям или съезду, а не критикой подпольной, частной и кружковой), это раз­личие, видимо, неясно сознается группой.

 …всегда могут най­тись люди, способные заболеть болезнью дрязг, сплетен, пересудов; всегда могут явиться люди, очень плохо вы­полняющие порученную им Ц. К-том или съездом функцию, но очень легко судачащие о неудовлетвори­тельном исполнении другими членами партии других функций. Этих людей часто могут выслушивать всерьез товарищи по неопытности, по любопытству, по бесхарак­терности. На деле же следует не выслушивать, а сразу обрывать таких людей, не позволяя возбуждать фор­мальных вопросов о «личном поведении должностных лиц», пока эти вопросы формально же не переданы на рассмотрение подлежащих учреждений партии и не ра­зобраны, не разрешены ими.

…все молодые и здоровые нервами товарищи должны строго следить за собой и за другими, ибо единственное средство борьбы с этой болезнью со­стоит в немедленном и самом беспощадном прекраще­нии всяких поползновений к дрязге и пересудам в самом начале этих поползновений.

В.И. Ленин — П. Н. Лепешинскому, 29 августа 1905 г. ПСС, Т. 47. С. 59— 61

У каждого партийного работника есть свои недо­статки и минусы в работе, но надо быть осторож­ным, чтобы в критике недостатков или в разборе их перед центрами партии не переходить границу, где начи­наются пересуды. Весь смысл моего постановления и со­стоит целиком в этом предостережении и в просьбе сразу прекратить неправильно и нехорошо нача­тое дело.

В. И. Ленин — П. Н. Лепешинскому, 29 августа 1905 г. Т. 47. С. 62

Свобода обсуждений и критики

Принципиально мы уже не раз определяли наш взгляд на значение дисциплины и на понятие дисциплины в ра­бочей партии. Единство действий, свобода обсуждения и критики, — вот наше определение. Только такая дисцип­лина достойна демократической партии передового клас­са. Сила рабочего класса — организация. Без организа­ции масс пролетариат — ничто. Организованный, он — все. Организованность есть единство действия, единство практического выступления. Ho, разумеется, всякие дей­ствия и всяческие выступления ценны лишь потому и по­стольку, поскольку они двигают вперед, а не назад, — поскольку они идейно сплачивают пролетариат, поднимая его, а не принижая, не развращая, не расслабляя. Безы­дейная организованность — бессмыслица, которая на практике превращает рабочих в жалких прихвостней власть имущей буржуазии. Поэтому без свободы обсуж­дения и критики пролетариат не признает единство дей­ствий. Поэтому сознательные рабочие никогда не долж­ны забывать, что бывают такие серьезные нарушения принципов, которые делают обязательным разрыв вся­ких организационных отношений

Борьба с кадетствующими с.-д. и партийная дисциплина. T. 14. С.125—126.

Демократизм состоит не в том, чтобы масса по зна­комству доверяла отдельным своим представителям, а в том, чтобы вся масса сама подавала сознательно голос по существу важнейших вопросов.

Социал-демократия и выборы в Думу. Т. 14. С. 259

Единство партии нам в высшей степени дорого. Ho чистота принципов революционной социал-демократии для нас дороже.

Устроители раскола о будущем расколе. Т. 15. С. 56

Раскол есть разрыв всякой организационной связи, переводящий борьбу взглядов с почвы воздействия извнутри организации на почву воздействия извне органи­зации, с почвы исправления и убеждения товарищей на почву истребления их организации, на почву возбужде­ния рабочей (и вообще народной) массы против отколов­шейся организации.

То, что недопустимо между членами единой партии, то допустимо и обязательно между частями расколов­шейся партии. Нельзя писать про товарищей по партии таким языком, который систематически сеет в рабочих массах ненависть, отвращение, презрение и т. п. к несо­гласномыслящим. Можно и должно писать именно та­ким языком про отколовшуюся организацию.

Почему должно? Потому что раскол обязывает выры­вать массы из-под руководства отколовшихся…

Существуют ли пределы допустимой борьбы на почве раскола? Партийно допустимых пределов такой борьбы нет и быть не может, ибо раскол есть прекращение су­ществования партии. Смешна даже самая мысль о том, чтобы партийным путем, партийным решением и т. п. можно было бороться против способов борьбы, вытека­ющих из раскола партии. Пределы борьбы на почве ра­скола это — не партийные, а общеполитические или, вер­нее даже, общегражданские пределы, пределы уголовно­го закона и ничего более. Если вы раскололись со мной, вы не можете требовать от меня большего, чем от кадета, или эсера, или человека с улицы и т. д…

Всякий раскол есть величайшее преступление против партии, ибо он уничтожает партию, рвет партийную связь. Ho бывает раскол и раскол. Выражение «нечест­ный раскол», которое я не раз употреблял, может быть применено не ко всякому расколу. Поясню это приме­ром.

Допустим, в партии давно борются два течения, стоя­щие, скажем, за поддержку политики к.-д. или против поддержки. Происходит крупное политическое событие, обостряющее кадетские тенденции, приближающее сдел­ку к.-д. с реакцией. Сторонники поддержки кадетов раз­рывают с противниками поддержки. Такой раскол вызо­вет, как и всякий раскол, неизбежно самую обострен­ную, озлобленную, сеющую ненависть и т. д. борьбу, но нечестным расколом признать его нельзя, ибо, кроме обо­стрения принципиальных разногласий, в подкладке этого раскола нет ничего иного.

Представьте себе иной раскол. Допустите, что два те­чения в партии сошлись на разрешении в разных местах разной тактики. Если это общее согласие рвут в одном из мест, если рвут его тайком, из-за угла, предательски поступая по отношению к товарищам,— тогда всякий сог­ласится, наверное, признать подобный раскол нечест­ным расколом.

Доклад V съезду РСДРП по пово­ду петербургского раскола и свя­занного с ним учреждения партий­ного суда. Защитительная (или об­винительная против меньшевист­ской части ЦК) речь Ленина на партийном суде. Т. 15. С, 297, 300— 301, 303

Массам надо говорить всю правду

Самостоятельность и особенность нашей партии, ни­какого сближения с другими партиями — для меня уль­тимативны. Без этого помогать пролетариату идти через демократический переворот к коммуне нельзя, а другим целям служить я не стал бы.

В. И. Ленин—А. В. Луначарско­му, написано ранее 25 марта 1917 г. Т. 49. С. 411

Массам надо говорить всю правду.

Добросовестное оборончество пока­зывает себя. Т. 31. С. 316

Прикрывать неприятную правду добренькими слова­ми — самая вредная и самая опасная вещь для дела про­летариата, для дела трудящихся масс. Правде, как бы она горька ни была, надо смотреть прямо в лицо. Поли­тика, не удовлетворяющая этому условию, есть гибельная политика.

Защита империализма, прикрытая добренькими фразами. Т. 32. С. 12

Надо точно, юридически отличить понятие сплетника и клевет­ника от разоблачителя (требующего установления точно намечаемых фактов).

Надо установить принцип, что партия не должна от­вечать на сплетни и клеветы (иначе как повторением, что клеветники суть клеветники), пока в печати не заявле­но (1) за подписью определенного лица, не заведомого клеветника, точного обвинения, (2) которое должно да­вать возможность выступления перед легальным судом обеим сторонам, (3) обвинения, поддержанного полити­ческими организациями, серьезного характера.

Без этого допустим ответ не партии, а затронутого товарища и либо в особой брошюре (или листовке с до­кументами), либо только в смысле отметания сплетни.

В особенности недопустима хотя бы тень сомнения насчет честности должностного лица партии или тень попытки копаться («затребовать объяснений») в его лич­ной жизни без предварительного опроса свидете­лей… и изучения документов.

В Юридическую Комиссию, 13(26) июня 1917 г. Т. 49. С. 441— 442

Долг товарищества. Партийный долг.

Организация революционных сил, дисциплинирование их и развитие революционной техники невозможны без обсуждения всех этих вопросов в центральном органе, без коллективной выработки известных форм и правил ведения дела, без установления — чрез посредство цен­трального органа — ответственности каждого члена пар­тии перед всей партией.

Статьи для «Рабочей Газеты» «Haшa ближайшая задача. Т. 4. С. 191

Да! Мы признаем долг товарищества, долг поддерж­ки всех товарищей, долг терпимости к мнениям товари­щей, но для нас долг товарищества вытекает из долга перед русской и перед международной социал-демокра­тией, а не наоборот. Мы признаем за собой товарище­ские обязанности перед «Раб. Мыслью» не потому, что редакторы ее наши товарищи, а мы считаем редакторов «Раб. Мысли» нашими товарищами лишь потому и по­стольку, поскольку они работают в рядах русской (а следовательно, и международной) социал-демократии. И потому, если мы убеждены, что «товарищи» пятятся назад от социал-демократической программы, что «това­рищи» суживают и уродуют задачи рабочего движения, тогда мы считаем своим долгом высказать свое убежде­ние с полной определенностью и без всяких недомолвок!

Попятное направление в русской социал-демократии. Т. 4. С. 254

Нисколько не совестно бороться, — раз дело дошло до того, что разногласия затронули самые основные вопро­сы, что создалась атмосфера взаимного непонимания, взаимного недоверия, полнейшей разноголосицы…, раз на этой почве возник уже ряд «расколов». Чтобы избавиться от этой томящей духоты, можно (и должно) приветствовать даже бешеную грозу, а не только полемику в литературе.

И нечего так особенно бояться борьбы: борьба вызо­вет, может быть, раздражение нескольких лиц, но зато она расчистит воздух, определит точно и прямо отноше­ния,— определит, какие разногласия существенны и ка­кие второстепенны, определит, где находятся люди, дей­ствительно идущие совсем другой дорогой, и где сото­варищи по партии, расходящиеся в частностях.

В.И. Ленин — А. А. Якубовой, 26 октября 1900 г. Т. 46. С. 55

Призвать — не в общем, а в конкретном смысле слова — можно только на месте действия, призвать может только тот, кто сам и сейчас идет… Единственным серь­езным организационным принципом для деятелей на­шего движения должна быть: строжайшая конспирация, строжайший выбор членов, подготовка профессиональ­ных революционеров. Раз есть налицо эти качества,— обеспечено и нечто большее, чем «демократизм», имен­но: полное товарищеское доверие между революционе­рами. А это большее безусловно необходимо для нас, ибо о замене его демократическим всеобщим контролем у нас в России не может быть и речи. И было бы большой ошибкой думать, что невозможность действительно «де­мократического» контроля делает членов революционной организации бесконтрольными: им некогда думать об игрушечных формах демократизма (демократизма вну­три тесного ядра пользующихся полным взаимным дове­рием товарищей), но свою ответственность чувствуют они очень живо, зная притом по опыту, что для избав­ления от негодного члена организация настоящих рево­люционеров не остановится ни пред какими средствами. Да и есть у нас довольно развитое, имеющее за собой целую историю, общественное мнение русской (и между­народной) революционной среды, карающее с беспощад­ной суровостью всякое отступление от обязанностей то­варищества (а ведь «демократизм», настоящий, не игру­шечный демократизм входит, как часть в целое, в это понятие товарищества!).

Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения. Т. 6. С. 71, 141-142

Мы получили известие, что Аким печатает «Впе­ред»11. Мы отказываемся этому верить и просим разъ­яснить, не недоразумение ли это. Чтобы люди, собирав­шие сотни и тысячи рублей от имени «Искры» на ти­пографию «Искры»,— люди, составляющие русскую организацию «Искры»,— перебежали тайком в другое предприятие и притом в момент как раз критический для нас, когда транспорты встали, когда весь север и центр (да и юг!!) завалили нас жалобами на отсутствие «Ис­кры» и когда все спасение было в воспроизведении «Искры» в России,— чтобы люди сделали еще это обман­ным путем, ибо Аким писал нам, что печатает № 10, и мы в этом были уверены, а Красавец не известил нас ни словечком о своих великолепных планах,— этакому по­ступку, нарушающему не только все правила организа­ции, но и некие более простые правила, мы отказываем­ся верить.

Если же это невероятное известие верно, то мы тре­буем немедленного свидания для улажения этого неслы­ханного разврата.

В.И. Ленин — И. Г. Смидович, 18 декабря 1901 г. Т. 46. С 163

Приветствуем энергичное поведение Новицкой и еще раз просим продолжать в том же боевом духе, не допу­ская ни малейших колебаний. Война вышибаловцам и к черту всех примирителей, людей с «неуловимыми взгля­дами» и мямлей!! Лучше маленькая рыбка, чем большой таракан. Лучше 2—3 энергичных и вполне преданных человека, чем десяток рохлей.

В.И. Ленин — И. В. Бабушкину, 16 января 1903 г. T. 46. С. 256

Корень ошибки тех, кто стоит за формулировку Мар­това, состоит в том, что они не только игнорируют од­но из основных зол нашей партийной жизни, но даже освящают это зло. Состоит это зло в том, что в атмо­сфере почти всеобщего политического недовольства, при условиях полной скрытности работы, при условиях сосре­доточения большей части деятельности в темных тай­ных кружках и даже частных свиданиях, нам до послед­ней степени трудно, почти невозможно отграничить бол­тающих от работающих. И едва ли найдется другая стра­на, в которой бы смешение этих двух категорий было так обычно, вносило такую тьму путаницы и вреда, как в России. He только в интеллигенции, но и в среде рабо­чего класса мы страдаем от этого зла жестоко, а форму­лировка тов. Мартова узаконяет это зло. Формулировка эта неизбежно стремится всех и каждого сделать члена­ми партии; тов. Мартов сам должен был признать это с оговоркой — «если хотите, да», сказал он. Именно этого-то и не хотим мы! Именно поэтому мы и восстаем так решительно против формулировки Мартова. Лучше, чтобы десять работающих не называли себя членами партии (действительные работники за чинами не гонят­ся!), чем чтобы один болтающий имел право и возмож­ность быть членом партии. Вот принцип, который мне кажется неопровержимым и который заставляет меня бороться против Мартова. Мне возражали, что прав-то членам партии мы никаких не даем, поэтому и злоупо­треблений быть не может. Такое возражение совершен­но несостоятельно: если у нас не указано, какие именно особые права получает член партии, то заметьте, что у нас не приведено и никаких указаний об ограничении прав членов партии. Это во-первых. А во-вторых, и это главное, независимо даже от прав, нельзя забывать, что всякий член партии ответственен за партию и партия от­ветственна за всякого члена… Наша задача — оберегать твердость, выдержанность, чистоту нашей партии. Мы должны стараться поднять звание и значение члена пар­тии выше, выше и выше — и поэтому я против формули­ровки Мартова.

II съезд РСДРП, 17(30) июля. — 10(23) августа 1903 г. Речи и вы­ступление при обсуждении устава партии 2(15) августа. Т. 7. С. 289— 291

…Без полного взаимного доверия невозможна успеш­ная совместная работа.

II съезд РСДРП, 17(30) июля — 10(23) августа 1903 г. Выступления при обсуждении устава партии 4(17) августа. T 7. С. 293

Рассматривая поведение мартовцев после съезда, их отказ от сотрудничества (о коем редакция ЦО их офи­циально просила), их отказ от работы на ЦК, их пропаганду бойкота, — я могу только сказать, что это безум­ная, недостойная членов партии попытка разорвать пар­тию… из-за чего? Только из-за недовольства составом центров, ибо объективно только на этом мы разошлись, а субъективные оценки (вроде обиды, оскорбления, вышибания, отстранения, пятнания etc. etc.) есть плод обиженного самолюбия и больной фантазии.

Эта больная фантазия и обиженное самолюбие при­водят прямо к позорнейшим сплетням, когда, не зная и не видя еще деятельности новых центров, распространя­ют слухи об их «недееспособности», об «ежовых рукави­цах» Ивана Ивановича, о «кулаке» Ивана Никифорови­ча 15 и т. д.

Доказывание «недееспособности» центров посредст­вом бойкота их есть невиданное и неслыханное наруше­ние партийного долга, и никакие софизмы не могут скрыть этого: бойкот есть шаг к разрыву партии.

Русской социал-демократии приходится пережить последний трудный переход к партийности от кружков­щины, к сознанию революционного долга от обыватель­щины, к дисциплине от действования путем сплетен и кружковых давлений.

Кто ценит партийную работу и дело на пользу соци­ал-демократического рабочего движения, тот не допустит таких жалких софизмов, как «правомерный» и «лояль­ный» бойкот центров, тот не допустит, чтобы дело стра­дало и работа останавливалась из-за недовольства де­сятка лиц за то, что они и их приятели не попали в цент­ры,— тот не допустит, чтобы на должностных лиц пар­тии воздействовали приватно и тайно путем угрозы не сотрудничать, путем бойкота, путем пресечения денеж­ных средств, путем сплетен и лживых россказней.

Рассказ о II съезде РСДРП. T. 8. С. 19-20

ЦК партии и редакция ЦО считают своим долгом об­ратиться к вам, после ряда неудачных попыток отдель­ных личных объяснений, с официальным сообщением от имени партии, которую они представляют. Отказ от ре­дакции и от сотрудничества в «Искре» тов. Мартова, от­каз бывших членов редакции «Искры» от сотрудничества, враждебное отношение нескольких товарищей-практиков к центральным учреждениям нашей партии создает совершенно ненормальные отношения этой так назы­ваемой «оппозиции» ко всей партии. Пассивное отстране­ние от партийной работы, попытки «бойкота» централь­ных учреждений партии… упорное наименование себя в беседе с членом ЦК «группой», вопреки уставу партии, резкие нападки па личный состав центров, утвержден­ный съездом, требование видоизменить этот состав как условие прекращения бойкота,— все это поведение не мо­жет быть признано соответствующим партийному долгу. Все это поведение стоит на границе прямого нарушения дисциплины и обращает в ничто принятое съездом (в пар­тийном уставе) постановление, что распределение сил и средств партии поручено Центральному Комитету.

ЦК и редакция ЦО напоминают поэтому всем членам так называемой «оппозиции» об их партийном долге. Недовольство личным составом центров, вытекает ли оно из личных раздражений или из разногласий, кажущихся тому или иному члену партии серьезными, не может и не должно вести к нелояльному образу действий. Если центры, по мнению тех или иных лиц, делают те или иные ошибки, то обязанность всех членов партии указы­вать на эти ошибки перед всеми членами партии и, пре­жде всего, указывать самим центрам. ЦК и редакция ЦО равным образом обязаны, во имя партийного дол­га, рассмотреть все такие указания со всей тщатель­ностью, независимо от кого бы они ни поступили.

Проект обращения ЦК и редакция ЦО к членам оппозиции, T.8, С. 30, 33

Я протестую самым энергичным образом, как против жалкого приема борьбы, против постановки Мартовым вопроса о том, кто солгал или кто интриговал в изложе­нии частной беседы между мною, им и Старовером. Я констатирую, что этот прием противоречит вопиющим образом вчерашним заявлениям самого Мартова о брезг­ливости, мешающей доводить дело до неразрешимого вопроса о правдивости изложения частных бесед! Я за­являю, что Мартов совершенно неверно изложил частный разговор en question (=о котором идет речь). Я заявляю, что принимаю всякий третейский суд и вызываю на него Мартова, если ему угодно обвинять меня в поступках, несовместимых с занятием ответственного поста в партии. Я заявляю, что нравственный долг Мартова, выдвигающего теперь не прямые обвинения, а темные намеки, что его долг иметь мужество поддержать свои обвинения открыто и за сво­ей подписью перед всей партией, и что я, как член ре­дакции ЦО партии, предлагаю Мартову от имени всей редакции немедленно издать отдельной брошюрой все его обвинения. He делая этого, Мартов докажет только, что он добивался одного скандала на съезде Лиги, а не нравственного очищения партии.

II съезд «Заграничной лиги рус­ской революционной социал-демо­кратии», 13—18(26—31) октября 1903 г. Заявление по поводу док­лада Мартова, 15(28) октября. Т. 8. С. 53

Пора, в самом деле, решительно отбросить традиции сектантской кружковщины и — в партии, опирающейся на массы,— выдвинуть решительный лозунг: побольше света, пусть партия знает все, пусть будет ей доставлен весь, решительно весь материал для оценки всех и вся­ческих разногласий, возвращений к ревизионизму, от­ступлений от дисциплины и т. д. Побольше доверия к са­мостоятельному суждению всей массы партийных работ­ников: они и только они сумеют умерить чрезмерную горячность склонных к расколу группок, сумеют своим медленным, незаметным, но зато упорным воздействием внушить им «добрую волю» к соблюдению партийной дисциплины, сумеют охладить пыл анархического инди­видуализма, сумеют одним фактом своего равнодушия документировать, доказать и показать ничтожное значе­ние разногласий, преувеличиваемых тяготеющими к рас­колу элементами.

На вопрос: «чего не делать?» (чего не делать вообще и чего не делать для того, чтобы не вызвать раскола) я ответил бы прежде всего: не скрывать от партии возни­кающих и нарастающих поводов к расколу, не скрывать ничего из тех обстоятельств и происшествий, которые яв­ляются такими поводами. Более того, не скрывать не только от партии, но, по возможности, и от сторонней публики. Я говорю «по возможности», имея в виду то, что необходимо скрыть в силу требований конспирации,— но в наших расколах обстоятельства такого рода играют самую ничтожную роль. Широкая гласность — вот самое верное и единственно надежное средство для избежания расколов, которых можно избежать, для уменьшения до minimum’a вреда от тех расколов, которые стали уже не­избежными.

В самом деле, вдумайтесь в те обязанности, которые налагает на партию то обстоятельство, что она имеет уже дело с массой, а не с кружками. Чтобы не на словах только стать партией масс, мы должны к участию во всех партийных делах привлекать все более и более широкие массы, постоянно поднимая их от политического безраз­личия к протесту и борьбе, от общего духа протеста к сознательному принятию социал-демократических воз­зрений, от принятия этих воззрений к поддержке движе­ния, от поддержки к организационному участию в пар­тии. Можно ли достигнуть этого результата, не внося са­мой широкой гласности в дела, от решения которых за­висит то или иное воздействие на массы?

…Ни один политический деятель не проходил своей карьеры без тех или иных поражений, и если мы серьез­но говорим о влиянии на массы, о завоевании нами «доб­рой воли» масс, то мы должны всеми силами стремиться к тому, чтобы эти поражения не скрывались в затхлой атмосфере кружков и группок, чтобы они выносились на суд всех. Это кажется неловким с первого взгляда, это должно иногда представиться «обидным» для того или другого отдельного руководителя,— но это ложное чувство неловкости мы обязаны преодолеть, это наш долг перед партией, перед рабочим классом. Этим, и только этим, мы дадим возможность всей массе (а не случайно­му подбору кружка или группки) влиятельных партий­ных работников узнать своих вождей и поставить каждо­го из них на надлежащую полочку. Только широкая ог­ласка направляет все прямолинейные, однобокие, кап­ризные уклонения, только она превращает иногда неле­пые и смешные «контры» «группок» в полезный и необ­ходимый материал партийного самовоспитания.

Письмо в редакцию «Искры». Т. 8. С. 94—95, 96

…Уважаемый товарищ! Устранение личного конфлик­та между мной и Мартовым могло бы быть удостоверено в приложении к протоколам съезда Лиги. Я, с своей сто­роны, был бы, конечно, только рад этому. Ho сокращать что бы то ни было в протоколах съезда, удалять кое-что из описания того, что было, никто не имеет ни формаль­ного, ни морального права.

В.И. Ленин — Ф. И. Дану, 2 де­кабря 1903 г. Т. 46. С. 327

…Духом бюрократизма, духом местничества, духом погони за чинами оказались пропитанными люди, кото­рые решительно не в состоянии были работать в партии вне центральных партийных учреждений. Да, ваше по­ведение действительно воочию показало нам, что партия наша больна бюрократизмом, который место ставит выше работы, который не чурается бойкота и дезорганизации ради завоевания места…

Товарищи! Кто серьезно смотрит на себя, как на чле­на партии, тот должен поднять решительный голос про­теста и положить конец этому безобразию!

К членам партии. T. 8. С. 108, 109

У нас теперь подъем духа и заняты все страшно: вче­ра вышло объявление об издании нашей газеты «Впе­ред». Все большинство ликует и ободрено, как никогда. Наконец-то порвали эту поганую склоку и заработаем дружно вместе с теми, кто хочет работать, а не сканда­лить!

В.И. Ленин — М. М. Эссен, 24 де­кабря 1904 г. Т. 46. С. 429

Te или иные разногласия по самым различным вопро­сам всегда бывали и будут неизбежно обнаруживаться в партии, которая опирается на гигантское народное дви­жение, которая ставит своей задачей явиться сознатель­ной выразительницей этого движения, решительно отвер­гая всякую кружковщину и узко-сектантские взгляды. Ho чтобы быть достойными представителями сознатель­ного борющегося пролетариата, достойными участника­ми всемирного рабочего движения, члены нашей партии должны всеми силами стремиться к тому, чтобы никакие частные разногласия в понимании и способах проведения принципов, признанных нашей партийной программой, не мешали и не могли мешать дружной совместной работе под руководством наших центральных учреждений…

Никакие разногласия между членами партии, ника­кое недовольство личным составом того или иного центра не могут оправдать бойкота и тому подобных приемов борьбы, свидетельствующих именно об отсутствии прин­ципиальности и идейности, свидетельствующих о прине­сении в жертву интересов партии интересам кружка, ин­тересов рабочего движения — интересам узкого местни­чества. У нас есть, конечно, и в большой партии всегда будут случаи, когда то или другое число членов недо­вольно известным оттенком деятельности того или дру­гого центра, известными чертами его направления или его личным составом и т. п. Такие члены могут и должны выяснять причины и характер своего недовольства в то­варищеском обмене мнений и в полемике на страницах партийных изданий, но было бы совершенно непозволи­тельно и недостойно революционеров проявлять свое не­довольство в бойкоте или отстранении от поддержки все­ми силами всей положительной работы, объединяемой и направляемой обоими центрами партии. Поддержка обоих центров, дружная работа под их непосредственным руководством — есть наш общий и прямой партийный долг.

Совет РСДРП, 15—17 (28—30) янва­ря 1904 г. Проект резолюции о ме­рах по восстановлению мира в пар­тии. внесенный 15 (28) января. Т. 8. С. 114-116

Моральный авторитет большинства

…Вы говорите, что ЦК выбран небольшим боль­шинством. Это верно. Ho это небольшое большинство со­ставилось из всех тех, кто самым последовательным об­разом, не на словах, а на деле, боролся за проведение искровских планов. Моральный авторитет этого боль­шинства должен быть поэтому еще несравненно выше его формального авторитета,— выше для всех, кто ценит преемственность направления «Искры» выше преемст­венности того или иного кружка «Искры»…

Интеллигентскому индивидуализму, который выказал себя уже в спорах о § 1, обнаружив свою склонность к оппортунистическому рассуждению и к анархической фразе, всякая пролетарская организация и дисциплина кажутся крепостным правом. Читающая публика скоро узнает, что и новый партийный съезд кажется этим «членам партии» и «должностным лицам» партии — кре­постным учреждением, страшным и невыносимым для «избранных душ»… Это «учреждение» и в самом деле страшно для тех, кто охоч попользоваться титулом пар­тийности, но чувствует несоответствие этого титула с ин­тересами партии и волей партии…

Отказ от подчинения руководству центров равняется отказу быть в партии, равняется разрушению партии, это не мера убеждения, а мера сокрушения. И именно эта замена убеждения сокрушением показывает отсутствие принципиальной выдержанности, отсутствие веры в свои идеи.

Толкуют о бюрократизме. Бюрократизм можно пере­вести на русский язык словом: местничество. Бюрокра­тизм означает подчинение интересов дела интересам карьеры, обращение сугубого внимания на местечки и игнорирование работы, свалку за кооптацию вместо борьбы за идеи. Такой бюрократизм, действительно, без­условно нежелателен и вреден для партии…

В интересах оздоровления атмосферы и избавления членов партии от обязанности брать всерьез всякие больные выходки 25, может быть, следовало бы на треть­ем съезде установить такое правило, которое есть в орга­низационном уставе немецкой соц.-дем. рабочей партии. § 2 этого устава гласит: «К партии не может принадле­жать тот, кто оказался виновным в грубом нарушении. принципов партийной программы или в бесчестном по­ступке. Вопрос о дальнейшей принадлежности к партии решает третейский суд, созываемый партийным правле­нием. Половину судей назначает тот, кто предлагает иск­лючение, другую половину — тот, кого хотят исключить, а председателя назначает правление партии. Апелляция на решение третейского суда допускается в контрольную комиссию или в партийный съезд». Подобное правило может послужить хорошим орудием борьбы против всех тех, кто легкомысленно бросает обвинения (или распро­страняет слухи) относительно чего бы то ни было бес­честного. При существовании такого правила все такие обвинения раз навсегда относимы были бы к недостой­ным сплетням, пока у тех, кто обвиняет, не находится нравственного мужества выступить перед партией в роли обвинителя и добиваться вынесения вердикта подле­жащим партийным учреждением.

Шаг вперед, два шага назад (Кри­зис в нашей партии). Т. 8. С. 335, 344, 351, 413—414

Никакие колебания невозможны для тех, кто не на словах только является членом партии, для тех, кто на деле хочет отстаивать насущные интересы нашего рабо­чего движения… Мы боремся за сплоченную партийную организацию нашего рабочего авангарда против интел­лигентской распущенности, дезорганизации и анархии. Мы боремся за уважение к партийным съездам против дряблой переметчивости, против слов, расходящихся с делами, против издевательства над договорами и реше­ниями, сообща принятыми. Мы боремся за партийную гласность против тактики новой «Искры» и нового Сове­та партиизатыкать рот большинству и прятать под спудом свои протоколы…

Кто честно относится к партии, кто искренне хочет работать вместе, тот не боится, а желает съезда для уст­ранения смуты, для приведения в соответствие партии и ее должностных коллегий, для уничтожения недостой­ной двусмысленности. Выдвигать раскол, как, пугало, значит лишь наглядно показывать нечистую совесть. Без подчинения меньшинства большинству не может быть партии, сколько-нибудь достойной имени рабочей партии, и если необходимы взаимные (а не односторонние) ус­тупки, если требуются иногда сделки и договоры между частями партии, то единственно на съезде они возможны и они допустимы.

Чего мы добиваемся? (К партии). Т. 9. С. 6, 7-8

Тотчас после съезда они бойкотировали созданные им центральные учреждения и образовали тайно от пар­тии особую организацию внутри ее. Организация эта пре­следовала цели насильственного введения шести отверг­нутых съездом кандидатов в редакцию Центрального Органа и в Центральный Комитет партии. В борьбе за эту цель, противоречащую воле и интересам партии, мень­шевики дезорганизовали повсюду положительную работу партии, внося повсюду тайный раскол, деморализуя това­рищеские отношения между социал-демократами, превра­щая Центральный Орган партии в орган сплетни и дряз­ги, позволяя себе пошлые и бранные выходки против из­бравших центральные учреждения и требовавших отчета от них комитетов партии, низводя Совет партии до ору­дия кружковой мести, не останавливаясь перед прямой подделкой голоса партии, которая требовала третьего съезда.

Съезд самым решительным образом осуждает это дезорганизаторское поведение…

Съезд признает, что сторонники партийного большин­ства, составляя резолюции против дезорганизаторов и требуя III съезда, исчерпали все средства честной това­рищеской борьбы против сочленов партии. Теперь, когда созданные партией центры окончательно уклонились от ответственности перед партией, съезд вынужден при­знать их стоящими вне партии. Съезд констатирует, что для сторонников партийности нет иного выхода, как ра­бота отдельно и независимо от дезорганизаторов.

Общий план работ и решений III съезда РСДРП. Резолюция о дезорганизаторском поведении меньшевиков или новоискровцев. Т. 9. С. 321, 322

Чтобы партийность была не словом только, а делом

Работа политической агитации никогда не пропадает даром. Успех ее измеряется не только тем, удалось ли нам сейчас же и сразу добиться большинства или согла­сия на координированное политическое выступление. Возможно, что мы этого не добьемся сразу: на то мы и организованная пролетарская партия, чтобы не смущать­ся временными неудачами, а упорно, неуклонно, выдер­жанно вести свою работу хотя бы при самых трудных условиях.

Студенческое движение и совре­менное политическое положение. Т. 17. С. 218

К идейной ясности зовем мы тт. большевиков и к от­метанию всех подпольных сплетен, откуда бы они ни ис­ходили. Подменять идейную борьбу по серьезнейшим, кардинальнейшим вопросам мелкими дрязгами, в духе меньшевиков после второго съезда, есть тьма охотников. В большевистской среде им не должно быть места. Рабо­чие-большевики должны дать таким попыткам решитель­ный отпор и требовать одного: идейной ясности, опреде­ленных взглядов, принципиальной линии.

По поводу статьи «К очередным вопросам». Т. 17. С. 369

Давно уже сказано, что лицемерие есть дань, кото­рую порок платит добродетели. Ho это изречение отно­сится к области личной морали. По отношению к идейно­политическим направлениям надо сказать, что лицеме­рие есть то прикрытие, за которое хватаются группы, внутренне неоднородные, составленные из разношерст­ных, случайно сошедшихся элементов, чувствующих себя слабыми для открытого, прямого выступления.

О фракции сторонников отзовизма и богостроительства. Т. 19. С. 96

Ho именно потому, что мы отстаиваем партийность принципиально, в интересах широких масс, в интересах их освобождения от всякого рода буржуазных влияний, в интересах полной и полнейшей ясности классовых груп­пировок, именно поэтому нам надо всеми силами до­биваться того и строжайше следить за тем, чтобы пар­тийность была не словом только, а делом.

Еще о партийности и беспартийно­сти. Т. 19. С. 110

Партия есть добровольный союз, и объединение воз­можно и полезно лишь тогда, когда объединяются люди, которые хотят и могут вести хоть сколько-нибудь добро­совестно общую партийную линию, вернее: которые за­интересованы (своими идеями, своими тенденциями) ве­дением общей партийной линии.

Объявление об издании «Рабочей Газеты», Т. 19. С. 413

Как и всякая революционная партия, наша партия может существовать и развиваться лишь при условии хотя бы элементарного желания революционеров помо­гать друг другу при проведении общей работы.

О положении дел в партии. T. 20. С. 52

Собрание напоминает всем членам РСДРП, что для того, чтобы быть партийцем на деле, недостаточно на­зывать себя так, недостаточно вести пропаганду «в духе» программы РСДРП,— необходимо еще вести всю прак­тическую работу в согласии с тактическими решениями партии. В нашу контрреволюционную эпоху, во время всеобщего ренегатства, отречения, уныния,— среди бур­жуазной интеллигенции особенно,— тактические решения партии одни только формулируют оценку переживаемого момента, оценку практической линии поведения с точки зрения принципов революционного марксизма…

Партиец тот, кто на деле ведет тактическую линию партии…

Партиец тот, кто действительно помогает строить организацию, соответствующую с.-д. принципам.

Резолюция II Парижской группы РСДРП о положении дел в пар­тии. Т. 20. С. 290—291, 292

Факт разброда и шатания налицо, и этот факт требу­ет объяснения. И объяснения не может быть иного, как необходимость новой разборки…

Нам ни в каком случае не приходится бояться этой разборки. Мы должны приветствовать ее, мы должны по­мочь ей. Пусть хныкают мягкотелые люди, которые здесь и там будут кричать: опять борьба! опять внутренние трения! опять полемика! Мы отвечаем: без новой и но­вой борьбы никогда и нигде не складывалась действи­тельно пролетарская, революционная социал-демократия. А у нас в России она складывается даже в теперешний тяжелый момент, и она сложится.

По поводу двух писем. T. 17. С. 293, 294

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.