Привет от Рычагова или почему в России падают самолеты

На одном из знаменитых совещаний в Кремле командующий ВВС РККА Павел Рычагов бросил в лицо Сталину свою не менее знаменитую фразу о том, что тот заставляет ВВС летать на гробах. Так Рычагов эмоционально объяснил высокую аварийность при учебно-боевых полётах. Из опубликованной стенограммы этого заседания, а также из соответствующих мест мемуаров непосредственных свидетелей сцены можно сделать вывод о том, что Сталин в начале не просто опешил от такого обвинения, не только поднял стул за спинку и ударил им об пол, выражая таким образом свой крайний гнев. Сталин по-мужски обиделся именно так, как может обидеться  английский Кабинет в ответ на обвинения в симпатиях к России. Всё что угодно, только не это. Так реагирует верная и преданная жена на упрёки пьяного мужа в неверности. Но нам важна не мгновенная реакция руководителя государства, а его следующие действия, последней побудительной  каплей к которым и стал эксцесс с рычаговскими «гробами».

А действия Политбюро после этого заседания были стремительными, многочисленными и многообразными. В рамках статьи уместно будет лишь слегка коснуться крайне специфических сфер авиационного моторостроения и спецметаллургии, так как, во-первых, описание и анализ всех последствий заявления Рычагова потребуют целой книги, а во-вторых, именно пристальное внимание Сталина к этому частному и чрезвычайно наукоёмкому вопросу блестяще характеризует не только высокую политическую квалификацию высшего руководства СССР, но его общую эрудицию, позволявшую принимать осознанные решения не «по совету друзей», а самостоятельно.

Самолёты действительно падали. Аварийные комиссии оставили после себя статистику за 38 – 39 гг., из которой следует, что в 42% аварий дело было в отказе или разрушении техники, причём внутри этих 42-х «технических» процентов —  87%  причин были связаны с двигателями. В авиационном моторостроении мы долгое время «хромали» на обе ноги, и лишь к середине тридцатых в группах и КБ Швецова, Климова и Микулина стали получаться полностью отечественные в разработке и изготовлении моторы. Но у них был малый ресурс, причём связано это было не столько с конструктивными просчётами и «генетическим» родством с устаревшими импортными моторами, сколько с применением материалов с неудовлетворительными характеристиками. Проще говоря, главная причина была в отсутствии специальных сталей и сплавов с характеристиками, заданными специально для изготовления авиадвигателей. Металлургия ещё не давала их, эти сплавы предстояло разработать на основе ТЗ (технического задания) моторостроителей. Сталин об этой ситуации знал, металлургов торопил, моторостроителей, как вспоминает Климов, постоянно ругал, и дело двигалось, но не так быстро, как нужно было для страны. И тут Рычагов в резкой форме напоминает государству о том, что оно, мол, неспособно, в числе прочего, построить приличный двигатель. Все пределы терпения были исчерпаны.

Сталин не стал делать грустные глазки и выражать соболезнование  родственникам погибших пилотов ВВС. Он вызвал к себе на следующий день Старка и Бардина. Стенограммы этого разговора с металлургическими академиками я пока не нашёл, но зато нашёл письмо инженера Рихтеля, это ученик и продолжатель дела Бардина, в котором он пишет жене, что после возвращения шефа из Кремля вся их инженерная группа через сутки уехала в Запорожье на металлургический завод, будущий Электрометаллургический завод имени Кузьмина, больше известный как «Днепроспецсталь», с целью «срочной выработки совершенно новых сплавов». В результате работы объединённой группы на заводе через четыре месяца было получено три новых легированных стали с заданными свойствами и один новый легированный чугун. Об этих материалах вспоминают и Климов, и Микулин, едва ли не слово в слово повторяя, что испытания и доводка новых образцов авиамоторов состоялась именно благодаря тому, что вовремя появились материалы, детали из которых, особенно шатуны и коленвалы, уже не рвались и не лопались при длительных испытаниях на стенде, не истирались сверх положенного значения, хотя стендовые нагрузки на опытные моторы по существовавшему Регламенту задавались на 15% выше, нежели может быть при эксплуатации.  Сплавы и двигатели были разработаны своими головами и сделаны, выплавлены своими руками с целью удовлетворить спрос на них у всей большой страны.

Здесь кратко описан лишь мелкий, рабочий эпизод деятельности реального главы государства и его подчинённых. Но вот прошло 77 лет, в Египте падает чужое, изношенное  изделие и уносит собой две с лишним сотни жизней подданных другого главы государства. По исторической аналогии можно предположить, что тут же в т.н. «элите» должен найтись эрзац Пашки Рычагова и бросить этому никчемному главе в лицо: Вы  — негодяй! Вы виноваты в том, что наш народ летает на гробах! Скажите, весь Ваш трёп о развитии отечественного авиапрома, это что? Если не наглая ложь, то тогда где свои надёжные самолёты? Если Ваши слова о народе – победителе предназначены не для оболванивания уверовавших в геополитическую трескотню о «вставании России с колен», то где свои сверхнадёжные двигатели? Их нет! Если Вы, как Вы сами утверждаете, чем-то управляете в России (смешно!), то Вы не могли не знать, например,  о том, о чём Вам ещё в 2008 году наивно писал коллектив Рыбинского моторостроительного завода, а именно о том, что у них готов новый опытный образец перспективного двигателя для пассажирских самолётов, но нет денег для его доводки. О том, что сейчас очень нужен, как специальная сталь в 41-м году, новый керамический материал для лопаток. Кого Вы вызывали в Кремль, кому из химиков и металлургов Вы на следующий же день по получении рыбинского письма дали задание на разработку сплава? Никому!

Химиков и металлургов олигархия и две её «фарфоровые куклы» в Кремле не вызывают за ненадобностью. И не вызовут никогда. Олигархия и российский комитет по  обслуживанию её интересов приговорили граждан РФ к смерти, в том числе через крушение в авиакатастрофах. Иначе квалифицировать политику буржуазии в сфере транспорта, и в первую очередь гражданской авиации просто нельзя.  «Философия», так сказать, этой политики давно известна и проста — она описывается классической марксистской формулировкой основного закона капиталистического производства: главной целью капиталиста – владельца авиакомпании является не удовлетворение спроса на безопасное, удобное и быстрое перемещение пассажиров в пространстве, а получение максимальной прибыли, её увеличение любыми путями, за счёт любых резервов, средств и способов.

Какие, к чертям, Технические Регламенты и своевременная замена двигателей? Летает – и ладно. С позицией преднамеренного массового убийства пассажиров ради денег вполне согласна и государственная власть, что означает открытое, уже без словесной шелухи, утверждение абсолютного приоритета частной собственности над интересами всего народа.

Буржуазные прихвостни уже давно треплют якобы фразу Сталина о том, что гибель отдельных людей – это трагедия, гибель миллионов – это статистика. Приписывая её Вождю Рабочего Класса и придавая ей явный людоедский оттенок, буржуазные писаки делают «оговорку по Фрейду»: перекладывая полное отрицание гуманизма с больной головы на здоровую, эти деятели формулируют неотъемлемое условие существования империализма, а именно, получение олигархией прибылей и сверхприбылей, обусловленное войнами, т.е. массовой гибелью простых людей в борьбе буржуазии между собой за рынки сырья, сбыта, вывоза капитала, за колонии, за политическое и экономическое влияние на иностранные государства. В такой борьбе, реализуемой руками одураченных трудящихся масс, гибель этих масс не просто допускается буржуазной идеологией, но и приветствуется вполне в духе теории Мальтуса. Но с другой стороны, всякое повреждение драгоценной шкуры «отдельных людей», под которыми следует понимать только их — олигархов, представителей крупного капитала, действительно считается страшнейшей трагедией (вспомните катастрофу во Внуково, в которой погиб президент французского энергетического концерна Total Кристоф де Маржери), и для защиты интересов этих шкур они не считаются ни с какой статистикой, даже самой чудовищной. А гибель по вине империалистов сотен тысяч, миллионов людей преподносится «прогрессивными философами» естественной платой за цивилизацию, за исторический процесс. Здорово!

Сталин считал гибель каждого честного советского человека трагедией для государства. Кто не верит – внимательно прочтите хотя бы многочисленные телеграммы Сталина на фронт в 1941-м году, командирскому звену от комдива и выше. Почти в  каждой  — «Берегите людей!», «Берегите людей!», «Воюйте умением!», Не заваливайте трупами!». Он что, словами бросался? Многим генералам крепко влетало от Верховного именно за неумение решать боевые задачи с малыми потерями. Это так, к слову.

Так вот. Коммунисты, столкнувшись с проблемой высокой аварийности самолётов, по существу, тут же устроили себе и большей части своей научно-технической элиты экстренный мозговой штурм. Были грамотно определены сферы приложения сил, быстро устранены инженерная и организационная распылённость ресурсов, каждое ведомство получило конкретное и срочное задание – как часть общего решения проблемы. Процесс работы выдвинул новые способные кадры и кое-где «задвинул» тех, кто, называясь коммунистом, советским деятелем, работать для страны не мог или не хотел, причём сделано это было решительно и быстро, без учёта прежних заслуг. Через два – три месяца (!!!!) были готовы не только опытные образцы материалов и конечных изделий, но и новые технологические приёмы, научные разработки, сложились целые направления в прикладной науке.

А что предложила народу буржуазная власть сегодня по факту египетской катастрофы? Что она предлагала раньше в подобных случаях? Только лицемерный плач убийц по телевизору и заявления так называемого президента на камеру насчёт «всё исправить и углубить». Ну, еще и страховые выплаты, чтобы заткнуть рот родственникам, откупиться от них за смерть их близких! Цинизм высшей марки!

Буржуазные чиновники говорят о пресловутой «оптимизации авиабизнеса» (чудовищное словечко, но и очень точное – оно показывает совмещение несовместимого — высшего человеческого гения и патологическую жадность тупого, грязного лавочника!), что следует понимать как:

а) Удобный повод одним буржуям ограбить другого буржуя, владевшего разбившимся самолётом. Нам сожранного собратьями буржуя нисколько не жаль. Это тот случай, когда, по выражению Черчилля, хорошо уничтожать одного врага руками другого — будет на одного действующего подонка меньше;

б) свести к самому ничтожному минимуму авиаперевозки, регламентное обслуживание самолётов, ещё более сократить заказ отечественной промышленности на изготовление наших, значительно более надежных машин, и в конечном итоге – уничтожить к радости иностранных транснациональных компаний и авиацию, особенно её лётно-подъёмную часть, и вообще всё авиастроительное производство в стране РФ.

И всё это — под громкий треск чиновников в течение двух – трёх недель о глубоком сочувствии и пристальном расследовании трагедии!

И, разумеется, полное забвение жертв.

Тут мы на отдельном примере авиакатастрофы приходим уже не просто к политическому, а к цивилизационному противоречию между народом и буржуазией. Пассажиром в РФ потенциально может оказаться любой её гражданин. Большинство граждан РФ – простые люди, трудящиеся. Значит, если буржуазия ради получения прибылей сознательно обесценивает жизнь абсолютного большинства населения, а государство ей в этом помогает, то буржуазия и обслуживающее её государство являются организованными преступными группами, действующими против своего народа. Преступные олигархические группы и подконтрольные им буржуазные политические институты для любого народа смертельно опасны, и на том основании, что ничтожное меньшинство угрожает жизни большинства, подлежат безусловному уничтожению — и как класс, и как идеология этого класса. Это те же террористы, только действующие на порядок более масштабно и организовано! А с террористами даже по буржуазным законам обязаны бороться все!

Справедливость такого подхода наиболее рельефно проявилась за последние 25 лет именно в сферах повышенной опасности. Об этом свидетельствует, к примеру, череда безнаказанных и никак не осмысленных катастроф в гражданской авиации. Диалектический анализ происшествий с неизбежностью приводит к выводу о том, что авиация может быть только общенародной собственностью, что единственным собственником транспорта могут быть только трудящиеся всей страны, что любые т.н. «эффективные собственники», «оптимальные управленцы от буржуазии» – есть не что иное, как массовые убийцы и сумасшедшие людоеды. Путь возврата «крыльев Родины» трудящимся только один – пролетарская революция, уничтожение капитализма как общественного строя диктатурой пролетариата, т.е. господствующей политической организацией трудящихся масс. Это вопрос физического выживания нашего народа, единственный способ для нас обеспечить свое будущее.

В.Бородаенко

Прим. от РП: В сокращенном варианте данная статья была напечатана на сайте Форум.мск.

Привет от Рычагова или почему в России падают самолеты: Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code