Ленин и Сталин о войнах империалистической эпохи и тактике большевизма

Журнал «Большевик», № 1, 1934 г., стр. 96-120

Учение Ленина — Сталина о войнах империалистической эпохи и тактика большевизма

А. Угаров

Империализм, будучи высшей и последней стадией капитализма, доводит до крайности, до предельной остроты и напряженности присущие капита­лизму противоречия, ставит в порядок дня революционный штурм капита­лизма. В обстановке империализма «пролетарская революция стала вопросом непосредственной практики», «старый период подготовки рабочего класса к революции уперся и перерос в новый период прямого штурма капитализма» (Сталин, «Об основах ленинизма»). XIII пленум ИККИ поставил перед ком­партиями задачу быстрой подготовки к решающим революционным боям.

Но эпоха империализма не только сделала пролетарскую революцию во­просом непосредственной практики, она коренным образом изменила самый подход к революции, к оценке «зрелости» революционной ситуации.

В эпоху империализма нельзя больше по-старому производить оценку зрелости материальных предпосылок пролетарской революции, анализиро­вать конкретный ход ее развития с точки зрения экономического состояния той или иной капиталистической страны, рассматривать эти предпосылки лишь как результат внутреннего развития данной страны. «Теперь (в период империализма.—А. У.) нужно говорить о наличии объективных условий рево­люции во всей системе мирового империалистического хозяйства, как единого целого, причем наличие в составе этой системы некоторых стран, недоста­точно развитых в промышленном отношении, не может служить непреодоли­мым препятствием к революции, если система в целом, или, вернее, так как система в целом уже созрела к революции» (Сталин, «Об основах ленинизма»).

Ленинская теория империализма и пролетарской революции в условиях империализма открыла новый, всемирно-исторический по своему значению этап в развитии учения Маркса и Энгельса.

В учении Ленина и Сталина об империализме и международной пролетар­ской революции вопросы войны и тактики пролетарской партии в войнах империалистической эпохи занимают громадное место, являясь нераздельной составной частью теории краха капитализма и революционного перехода от капитализма к коммунизму.

Войны империалистические, гражданские войны пролетариата против бур­жуазии, национально-колониальные восстания и войны, войны пролетарского государства против реакционного империализма, переплетение всех этих войн — вот что образует главнейшее содержание современной эпохи.

«Марксисты никогда не забывали, что насилие неизбежно будет спутником краха капитализма во всем его масштабе и рождения социалистического общества. И это насилие будет всемирно-историческим периодом, целой эрой самых разно­образных войн, — войн империалистических, войн гражданских внутри страны, спле­тения тех и других, войн национальных, освобождения национальностей, раздавлен­ных империалистами, различными комбинациями империалистских держав, входя­щих неминуемо в те или иные союзы в эпоху громадных государственно-капита­листических и военных трестов и синдикатов. Эта эпоха — «эпоха гигантских кра­хов, массовых военных насильственных решений кризисов, она началась, мы ее ясно видим, — это только начало» (Ленин, «Доклад о пересмотре программы и на­звания партии на VII съезде РКП(б)»).

В силу этого учение Ленина и Сталина о войне, в котором воплощены взгляды основоположников научного коммунизма — Маркса и Энгельса, обо­гащенные анализом империалистической эпохи, имеют для нашей партии, для Коммунистического интернационала, для всего международного рабочего класса, для борьбы угнетенных народов колонии и полуколоний не только величайшее теоретическое, но и гигантское практическое, боевое значение.

Коммунистический интернационал в своей программе, в решениях VI ми­рового конгресса (1928 г.), XII пленума ИККИ исчерпывающе сформулировал отношение, коммунистов к войнам империалистической эпохи согласно прин­ципам научного коммунизма Маркса—Энгельса и учению Ленина—Сталина.

Ленин указывал:

«Социалисты всегда осуждали войны между народами, как варварское и звер­ское дело. Но наше отношение к войне принципиально иное, чем буржуазных пацифистов (сторонников и проповедников мира) и анархистов. От первых мы отличаемся тем, что понимаем неизбежную связь войн с борьбой классов внутри страны, понимаем невозможность уничтожить войны без уничтожения классов и создания социализма, а также тем, что мы вполне признаем законность, прогрес­сивность и необходимость гражданских войн, т. е. войн угнетенного класса против угнетающего, рабов против рабовладельцев, крепостных крестьян против поме­щиков, наемных рабочих против буржуазии. И от пацифистов, и от анархистов, мы, марксисты, отличаемся тем, что признаем необходимость исторического (с точки зрения диалектического материализма Маркса) изучения каждой войны в отдельности» (Ленин, «Социализм и война»).

Всякая война есть продолжение политики тех или иных классов насиль­ственными средствами.

Эта мысль, которая в свое время была высказана известным военным пи­сателем Клаузевицем, и которую многократно приводил в своих работах Вла­димир Ильич, служит для коммунистов руководящим принципом при опре­делении классового характера и содержания каждой данной войны, позволяя избежать всякого рода внешних и потому случайных признаков в оценке войны.

Для определения линии и тактики пролетарских партий в войне необхо­дим глубокий анализ общих условий данной эпохи и вытекающих из нее за­дач рабочего класса. Без этой предпосылки остается широкое поле для вся­кого рода софизмов, опошления и фальсификации принципов научного ком­мунизма (бесчисленные примеры такого опошления дает война 1914—1918 гг. и поведение в ней социалистов типа Каутского, Плеханова и др.).

Анализ эпохи позволяет установить, «какой класс стоит в центре той или иной эпохи, определяя главное ее содержание, главное направление ее развития, главные особенности исторической обстановки данной эпохи и т. д.» (Ленин, «Под чужим флагом»).

В развитии современного буржуазного общества следует различать четыре исторических эпохи, грани между которыми, разумеется, крайне подвижны и условны.

Владимир Ильич в своей статье «Под чужим флагом», направленной про­тив Потресова, выделяет три эпохи: первая — 1789—1871 гг.; вторая — 1871 — 1914 гг.; третья — с 1914 года. Конца третьей эпохи в ту пору (1915 г.) Вла­димир Ильич определить конечно еще не мог. Мы знаем теперь, что новая, четвертая, всемирно-историческая эпоха началась с победы Октябрьской ре­волюции в 1917 г.

«Основным объективным содержанием исторических явлений во время войны не только 1855, 1859, 1864, 1866, 1870, но и 1877 г. (русско-турец­кая) и 1896—1897 годов (войны Турции с Грецией и армянские волнения) были буржуазно-национальные движения или «судороги» освобождающегося от разных видов феодализма буржуазного общества» (Ленин, т. XVIII, стр. 109).

О самостоятельных действиях рабочего класса и пролетарской борьбе за социализм в войнах той эпохи не могло быть и речи. Народное движение в странах, охваченных войной, было тогда общедемократическим, буржуазно-­демократическим по своему классовому содержанию.

«Совершенно естественно, что элементы современной демократии, и Маркс, как представитель их, — руководствуясь бесспорным принципом под­держки прогрессивной буржуазии (способной на борьбу буржуазии) против феодализма, решали тогда вопрос о том, «успех какой стороны», т. е. ка­кой буржуазии, желательнее» (Ленин, т. XVIII, стр. 109).

Именно в эту эпоху складывались национальные рамки буржуазных госу­дарств, служившие опорой развитию производительных сил, и «защита оте­чества» была боевым паролем, боевым лозунгом массовых демократических движений против феодализма.

Войны в Европе в эпоху 1789—1871 гг. «большей частью были связаны, несомненно, с важнейшим «народным интересом», именно: с могучими, затрагивающими миллионы, буржуазно-прогрессивными, национально-освобо­дительными движениями, с разрушением феодализма, абсолютизма, чуже­странного гнета… На этой почве и только на ней выросло понятие «защиты отечества», защита освобождающейся буржуазной нации против средневе­ковья. Только в этом смысле признавали социалисты «защиту отечества» (Ленин, т. XVIII, «Оппортунизм и крах II интернационала»).

Однако позиция Маркса никогда не сливалась с позицией национал-либе­ралов, как у Лассаля. Проводя последовательно демократическую тактику, Маркс при всех военных столкновениях, сопровождавших борьбу буржуазии за власть, заботился больше всего «о расширении и обострении буржуазно-­демократических движений путем участия более широких и более «плебей­ских» масс, мелкой буржуазии вообще, крестьянства в частности, наконец, неимущих классов» (Ленин, «Под чужим флагом»).

Первая эпоха заканчивается франко-прусской войной 1870—1871 гг. Полоса национальных войн для Европы отходит в прошлое. В рамках сложив­шихся буржуазных наций рабочий класс вступает в ожесточенную борьбу с буржуазией.

Парижская коммуна, этот первый исторический опыт пролетарской дикта­туры, знаменовала собой начало новой исторической эпохи.

Маркс в следующих словах характеризовал наступивший исторический перелом:

«После самой ужасной войны новейшего времени победившая и побежденная армии соединяются, чтобы вместе избивать пролетариат. Такое неслыханное со­бытие доказывает не то, что новое, пробивающее себе дорогу общество потерпело окончательное поражение, как думал Бисмарк, — нет, оно доказывает полнейшее разложение старого буржуазного общества. Величайший героический подвиг, на который старый мир еще был способен, это — на­циональная война; но и она теперь оказывается только чи­стейшей мошеннической проделкой правительства; эта продел­ка не имеет никакой другой цели кроме отсрочки классовой борьбы, и она сразу же летит к чорту, как только классовая борьба вспыхивает пожа­ром гражданской войны. Классовое господство уже не может больше при­крываться национальным мундиром; против пролетариата национальные правительства едино суть» (Маркс, «Гражданская война во Франции». Раз­рядка моя.— А. У.).

Коренной чертой второй эпохи, продолжавшейся с 1871 по 1914 г., яв­ляется то, что буржуазия, все еще продолжая оставаться в «центре эпохи», становится реакционной, обнаруживает признаки упадка, разложения.

Это эпоха «полного господства и упадка буржуазии, эпоха перехода от прогрессивной буржуазии к реакционному и реакционнейшему финансовому капиталу. Это — эпоха подготовки и медленного собирания сил новым клас­сом, современной демократией» (Ленин, т. XVIII, стр. 108).

В этот период капитализм, победивший в передовых странах Европы, раз­вивается сравнительно «мирно» и спокойно, захватывая и включая в эксплуатацию новые земли. Однако это «мирное» развитие означало тягчайший гнет и мучения для десятков миллионов трудящихся.

По мере роста империалистического периода буржуазия всех крупных капиталистических стран, извлекая огромные сверхприбыли из своих коло­ниальных владений, подкупала и развращала определенные слои рабочего класса, чиновников рабочего движения, создавая «рабочую аристократию». Эта социальная группа наряду с мелкобуржуазными элементами послужила питательной почвой для оппортунизма в международном социалистическом движении.

В то же время почти во всех европейских странах внутри социалисти­ческого движения выделяются революционные элементы, выражающие корен­ные интересы пролетариата. «Левые» не мирятся с оппортунистической прак­тикой II интернационала, раболепствующего перед легальностью и реформой как якобы единственным оружием в борьбе пролетариата.

Всемирно-исторической заслугой большевизма является то, что он с пер­вых своих шагов в революции 1905—1906 гг. выдвинул такую стратегию и тактику борьбы, которая соответствовала условиям новой эпохи, воспиты­вал рабочий класс в сознании стоящих перед ним исторических задач.

Третья эпоха, начавшаяся всемирной войной 1914—1918 гг., несравненно более широко и полно выражает особенности империализма. Резко усили­вается и обостряется неравномерность и конфликтный характер капитали­стического развития.

В эту эпоху буржуазия глубоко реакционна, она занимает такое же по­ложение, в каком находились в течение первой эпохи феодалы, она тормо­зит историческое развитие.

«Это — эпоха империализма и империалистских, а также вытекающих из империализма, потрясений» (Ленин, «Под чужим флагом»).

В порядок дня в качестве непосредственной практической задачи стано­вится пролетарская революция, революционный штурм капитализма в связи с империалистической войной, создающей революционную ситуацию. Безу­словно необходимым становится отделение «рабочих революционно-социал-демократических партий от мелко-буржуазно-оппортунистических» (Ленин, т. XVIII, «Крах II интернационала»). Довоенный оппортунизм перерос в со­циал-шовинизм, призывающий к защите отечества в империалистической войне, организующий союз социалистов с правительством и генеральными Штабами.

Социалистические партии II интернационала, разведенные оппортунизмом, развращенные «легальностью» предшествующей эпохи, терпят крах, пере­ходя в империалистической войне на сторону своей империалистической бур­жуазии.

«Война 1914—1915 гг. есть такой великий перелом истории, что отно­шение к оппортунизму не может остаться старым,.. Ни повернуть назад, ни остановить колеса истории нельзя — можно и должно безбоязненно идти вперед, от приготовительных, легальных, плененных оппортунизмом, органи­заций рабочего класса к революционным, умеющим не ограничиваться ле­гальностью, способным обезопасить себя от оппортунистской измены, орга­низациям пролетариата, вступающего в «борьбу за власть», в борьбу за свержение буржуазии» (Ленин, «Крах II интернационала»).

Таково главное содержание третьей эпохи с точки зрения пролетарской партии, ведущей борьбу за коммунизм.

В «центре эпохи» — рабочий класс, единственный прогрессивный класс. Он один представляет интересы дальнейшего развития человечества, он один может обеспечить дальнейший могучий подъем производительных сил, скован­ных частнокапиталистической собственностью и сдавленных узкими рамками буржуазных национальных государств.

Завоевание власти, установление диктатуры — вот боевой политический лозунг международного пролетариата.

Четвертую историческую эпоху открыла победоносная Октябрьская ре­волюция в России. Она положила конец единому всеохватывающему капита­лизму: «единого и всеохватывающего капитализма нет уже больше в мире», «мир раскололся на два лагеря — на лагерь капитализма во главе с англо­американским капиталам, и лагерь социализма во главе с Советским сою­зом»… «международное положение все больше и больше будет определяться соотношением сил между двумя лагерями» (Сталин, «К итогам работы XIV конференции»).

Важнейшее содержание нынешней эпохи — это ожесточенные классовые битвы пролетариата, переходящие в гражданские войны внутри капиталисти­ческих стран, буржуазно-демократические, в том числе могучие национально­-революционные движения в колониях и полуколониях, войны между импе­риалистическими державами, интервенции «великих» держав в колониальные и зависимые страны, вооруженная интервенция капиталистов в пределы Со­ветского союза, революционные войны пролетарского государства против контрреволюционных империалистических стран и коалиций.

Неустанное разоблачение социал-фашизма как главной социальной опоры буржуазии, выразителя и носителя интересов рабочей аристократии, «обур­жуазившихся рабочих», составляет одну из крупнейших политических задач Коммунистического интернационала в борьбе против опасности новой импе­риалистической войны, в борьбе за пролетарскую революцию.

О тактике большевизма в империалистических войнах

Тактика большевиков в империалистических войнах получила наиболее развернутое выражение и величайшее международное значение во время мировой войны 1914—1918 гг. Это отнюдь не значит, будто принципиальная позиция большевизма и вытекающие из нее задачи практической антивоен­ной борьбы были впервые сформулированы в эти годы.

Уже в период «боксерского» восстания и объединенной империалистиче­ской интервенции (с участием России, Англии, Франции, Германии и Японии) в Китай в 1900 г., русско-японской войны 1904—1905 гг. Ленин дает глу­бокий анализ грабительского, империалистического характера этих войн и в соответствии с общими условиями начавшейся новой эпохи определяет ли­нию поведения рабочего класса России и его авангарда — большевистской партии.

В статье, посвященной падению Порт-Артура, Ленин формулирует пози­цию большевиков в войне Японии против России, исходя из интересов клас­совой борьбы русских рабочих против самодержавия, исходя из интересов международного пролетарского социализма. Он устанавливает гигантское прогрессивное значение военного краха самодержавия.

«Дело русской свободы и борьбы русского (и всемирного) пролетариата за социализм очень сильно зависит от военных поражений самодержавия. Это дело много выиграло от военного краха, внушающего страх всем европей­ским хранителям порядка» (Ленин, т. VII, «Падение Порт-Артура»).

Лозунг поражения царского правительства, который меньшевики (выдви­нувшие лозунг «мира вообще») объявили «спекуляцией на победу японского империализма», вытекал у большевиков из общей оценки роли и значения империалистической войны для революционной борьбы пролетариата, а также из особых задач русских рабочих в их борьбе с самодержавием.

Империалистическая война требует колоссального напряжения хозяй­ственных ресурсов и вынуждает господствующие классы мобилизовать мил­лионные массы трудящихся, она неминуемо создает объективные условия эко­номического и политического кризиса внутри страны. Революционная проле­тарская партия, не изменяя своему делу, не может отказаться от продолже­ния классовой борьбы в условиях войны, от использования порождаемого вой­ной кризиса для разрешения своей исторической задачи.

Рассматривая военное поражение царизма в предпринятой им колониаль­ной авантюре как начало «глубокого политического кризиса», как «пролог капитуляции царизма», Ленин призывает русский пролетариат к поддержке и расширению «серьезного революционного натиска» на самодержавие.

«Война далеко еще не кончена, но всякий шаг в ее продолжении расши­ряет необъятное брожение и возмущение в русском народе, приближает мо­мент новой великой войны, войны народа против самодержавия, войны про­летариата за свободу» (Ленин, т. VII, «Падение Порт-Артура»). И эта война началась событиями 9 января 1905 г. «Рабочий класс получил великий урок гражданской войны» (Ленин).

Ленин выдвигает перед пролетариатом боевую задачу «учиться военным урокам правительства». «И пролетариат научится искусству гражданской войны, раз он начал уже революцию. Революция есть война. Это — единственная законная, правомерная, справедливая, действительно великая война, из всех войн, какие знает история» (Ленин, т. VII, стр. 86).

После восстания броненосца «Потемкин» большевики ставят в качестве непосредственной задачи — овладеть искусством и техникой военного дела, искусством организации военных сил революции.

Ленин расценивает восстание «Потемкина» как попытку «образования ядра революционной армии», которая необходима «для военной борьбы и для военного руководства массами народа», ибо «только силой могут быть решены великие исторические вопросы, а организация силы в современной борьбе есть военная организация» (Ленин, т. VII, ««Революционная армия и революционное правительство»).

Мы знаем, что по стратегическому плану Владимира Ильича «великая на­родная война» против самодержавия должна была послужить лишь первым этапом революции (осуществление под руководством пролетариата буржу­азно-демократических задач), за которым непосредственно начиналась еще более великая по своему значению борьба русского рабочего класса за со­циализм.

Таким образом, уже в первые годы зарождения и самостоятельного суще­ствования большевизма Ленин и большевики, развивая принципы револю­ционного марксизма по отношению к империалистическим войнам, показали, во-первых, что источник этих войн лежит в природе капитализма, во-вто­рых, что нельзя вести серьезной борьбы против империалистических войн, не связывая ее с общей борьбой пролетариата за социалистическую револю­цию, в-третьих, что империалистические войны порождают экономический и политический кризис, который пролетарская партия должна использовать в своих революционных целях, и, наконец, что партия, всерьез ставящая за­дачу борьбы против империалистической войны, должна научиться искусству гражданской войны, должна уметь вести работу в армии и во флоте.

На Штутгартском конгрессе (в 1907 г.), борясь на два фронта — против оппортунизма Фольмара и анархического фразерства Г. Эрве, Ленин отстаи­вает позиции большевизма в войнах новой эпохи, единственно правильную тактику международного социализма в империалистической войне.

Излагая отношение революционного крыла международной социал-демо­кратии к вопросам милитаризма и борьбы с опасностью империалистических войн, Ленин писал в 1908 г. в статье «Воинствующий милитаризм»: «…Инте­ресы классовой борьбы пролетариата, или, лучше сказать, интересы между­народного движения пролетариата, представляют собой ту единственно воз­можную точку зрения, с которой может быть рассматриваем и решен вопрос об отношении с.-д. к тому или другому явлению в международных отноше­ниях» (т. XII, стр. 318).

На Штутгартском конгрессе по настоянию Ленина и большевиков, при поддержке Розы Люксембург в резолюцию Бебеля была внесена поправка, указывающая основное направление борьбы революционной социал-демокра­тии против опасности войны и устанавливающая поведение революционной с.-д. в начавшейся войне. Резолюция Штутгартского конгресса требовала от всех социалистических партий энергичных и согласованных действий против растущего милитаризма и опасности войны, вскрывала грабительский харак­тер войн, организуемых капиталистическими государствами, призывала рабо­чий класс всемерно помешать войне сообразно политическому положению и состоянию классовой борьбы в той или иной стране. Если же война все-таки разразится, необходимо «приложить все усилия для скорейшего ее пре­кращения и всемерного использования вызванного войной экономического и политического кризиса для того, чтобы всколыхнуть наиболее глубокие общественные слои и ускорить падение власти капитала». Базельский кон­гресс 1912 г., собравшийся уже после того, как вспыхнула война на Балка­нах, подтвердил основные принципы борьбы пролетариата против войны, при­нятые в Штутгарте и Копенгагене, и обязал социалистические партии уси­лить борьбу против милитаризма и опасности мировой войны. Конгресс вновь призвал социалистов всех стран ответить на грядущую империалистическую войну энергичной революционной работой, подготовкой социалистической революции, напоминая буржуазным правительствам уроки Парижской комму­ны и русской революции 1905—1906 гг.

Мировая война 1914—1918 гг., на протяжении которой Ленин и больше­вики дают развернутое учение о войнах империалистической эпохи, явилась вместе с тем величайшей, всемирно-исторической проверкой тактики больше­виков в империалистической войне. Эта проверка доказала, что только боль­шевики оказались на высоте новых исторических задач, которые поставила перед международным социализмом война 1914—1918 гг. И это отнюдь не было случайным. К этому большевизм был подготовлен всем своим разви­тием. «…Тактика Р. С.-Д. Р. П.,— писал Ленин в брошюре «Социализм и война» в 1915 г., — представляет из себя неизбежный результат тридцатилет­него развития социал-демократии в России».

Борьба против войны неотделима от общеклассовой борьбы пролетариата. Последовательное воспитание рабочего класса в духе непримиримости к бур­жуазии и беззаветной преданности социализму, в духе подлинного интерна­ционализма, действенное сочетание в практической работе всех форм легаль­ной и нелегальной деятельности являются вместе с тем лучшей подготовкой рабочих масс к борьбе с империалистическими войнами.

«Коммунисты не отделяют борьбы против войны от классовой борьбы, рассматривая ее как часть общеклассовой борьбы пролетариата, направлен­ной к свержению буржуазии» (VI конгресс Коминтерна).

История большевизма — этого единственного до конца последовательного представителя интересов международного пролетарского социализма внутри II интернационала — является наглядным доказательством того, что лишь та партия способна всерьез бороться против империалистической войны, кото­рая и до и во время войны проводит непримиримую революционную классо­вую политику.

VI конгресс Коммунистического интернационала, опирались на учение Ле­нина и Сталина об империализме и пролетарской революции, обобщая гигант­ский опыт борьбы международного рабочего класса со времени Парижской коммуны, в своих решениях исчерпывающе излагает ленинскую концепцию войн империалистской эпохи и тактику коммунистов в войнах различного типа. Главнейший тип войн современной эпохи — это контрреволюционные войны империализма против социалистического государства и войны между империалистическими государствами, за передел мира. VI конгресс Комин­терна дал развернутую программу борьбы коммунистических партий с опас­ностью империалистической войны.

Борьба против опасности империалистической войны требует прежде все­го широчайшей агитационно-пропагандистской деятельности, разоблачения того, как подготовляется и рождается война. Владимир Ильич видел «самую большую трудность в преодолении того предрассудка, который имеется у некоторых, что это «вопрос простой, ясный и сравнительно легкий».

«Надо объяснить людям, — писал он в 1922 г. о задачах нашей делегации в Гааге, —реальную обстановку того, как велика тайна, в которой война ро­ждается, и как беспомощна обычная организация рабочих, хотя и называю­щая себя революционной, перед лицом действительно надвигающейся войны.

Надо объяснить людям со всей конкретностью еще и еще раз, как обстоя­ло дело во время последней войны и почему оно не могло обстоять иначе.

Надо объяснить, в особенности, значение того обстоятельства, что «за­щита отечества» становится неизбежным вопросом, который громадное боль­шинство трудящихся будет неизбежно решать в пользу своей буржуазии».

Только при такой постановке вопроса можно до конца разоблачить ра­дикальных шарлатанов от социализма с их «революционными» обещаниями ответить на войну «стачкой или революцией». Только так можно воспитать в пролетарских партиях способных действительно бороться против опас­ности империалистической войны.

Важнейшая линия в разоблачении механизма подготовки войны — это всесторонняя, глубокая и систематическая борьба против пацифизма всех видов.

Коммунистический интернационал различает три оттенка пацифизма:

а) официальный (империалистический) пацифизм капиталистических пра­вительств, готовящих новую войну под маской пацифизма, мирных конфе­ренций, «разоружительных конференций» и т. д.;

б) мелкобуржуазный, «социалистический» (отросток официального) па­цифизм II интернационала, представляющий собою его прямое дополнение, разбавляющий идеологию империалистического пацифизма социалистической фразой, усыпляющий революционную бдительность пролетариата;

в) «радикальный» пацифизм некоторых «левых» (Независимая рабочая партия Англии, социал-демократия скандинавских государств), пытающихся «убить», уничтожить реакционную империалистическую войну революцион­ной фразой («больше никогда не должно быть войны», «бойкот войне», «все­общая забастовка в ответ на войну» и т. д.);

г) наконец полурелигиозный пацифизм, базой которого служит церковное движение.

Беспощадно борясь с пацифизмом, насаждаемым империалистической бур­жуазией и ее агентурой из II интернационала, коммунисты терпеливо разъясняют народным массам весь вред доверия к пацифистским лозунгам буржуа­зии. В народных массах живет глубокое, стихийное, инстинктивное стремле­ние к миру, которое командующие классы усиленно и бессовестно эксплуатируют для подготовки к войне, обманывая трудящихся, будто война прихо­дит, несмотря на их «мирную политику», как неотвратимое, стихийное на­родное бедствие, вопреки воле и желанию правящих классов и что во время войны прямой долг всех граждан — сражаться до последней капли крови за честь и достоинство своей нации, своего государства.

Лихорадочная подготовка империалистических войн и разгул самого бе­зудержного пацифизма всегда идут рука об руку, ибо иначе невозможно под­чинить широкие народные массы (и прежде всего пролетариат) руководству империалистической буржуазии.

Лицемерие буржуазных государственных деятелей не есть их личный по­рок — это линия буржуазно-империалистической политики, рассчитанная на включение в русло буржуазной политики широких народных масс, без кото­рых и в настоящую эпоху (при самом совершенном техническом вооружении армии и сокращении до минимума личного состава армий) вести войну нельзя.

Тов. Сталин в своем докладе на активе ленинградской организации об итогах июльского пленума ЦК ВКП(б) (1928 г.) блестящим и вполне исчер­пывающим образом определяет роль пацифизма как орудия подготовки импе­риалистических войн:

«…Опасность новых империалистических войн и интервенций является основ­ным вопросом современности.

Самой распространенной формой убаюкивания рабочего класса и отвлечения его от борьбы с опасностью войны является нынешний пацифизм с его Лигой на­ций, проповедью «мира», «запрещением» войны, болтовней о «разоружении» и т. д.

Многие думают, что империалистический пацифизм есть инструмент мира. Это в корне неверно. Империалистический пацифизм есть инструмент подготовки войны и прикрытия этой подготовки фарисейскими фразами о мире. Без такого пацифизма и его инструмента, Лиги наций, подготовка войн в нынешних условиях невозможна.

Есть дурачки, которые думают, что ежели есть империалистический пацифизм, то значит не будет войны. Это совершенно неверно. Наоборот, кто хочет добиться правды, тот должен перевернуть это положение и сказать: так как процветает империалистический пацифизм с его Лигой наций, то наверняка будут новые импе­риалистические войны и интервенции.

И самое важное во всем этом состоит в том, что социал-демократия является главным проводником империалистического пацифизма в рабочем классе — стало быть, она является основной опорой капитализма в рабочем классе в деле подго­товки новых войн и интервенций».

Вся агитпропагандистская работа против опасности войны должна быть теснейшим образом связана с повседневной революционной работой в народ­ных массах. Особого внимания требует работа в решающих, с точки зрения подготовки и ведения войны, отраслях промышленности (металлообрабаты­вающая, химическая, транспорт). Исключительное значение для успешной борьбы с опасностью войны имеет революционная работа партии в деревне, пробуждение классового сознания сельскохозяйственного пролетариата, вос­питание в трудящихся крестьянских массах веры в рабочий класс, в его борьбу, в общность интересов пролетариата и трудового крестьянства в борь­бе против крупного капитала, против господства империалистической бур­жуазии, против империалистической войны. Вопросом решающего значения является работа среди молодежи, в первую очередь среди рабочей молодежи. Чрезвычайно важную роль играет также деятельность пролетарской партии среди работниц.

Для коммунистов антимилитаристская работа, которую необходимо вести широко и систематически, — революционная деятельность в армии, флоте, среди призываемых, запасных и т. д., «должна составлять органическое целое со всей революционной массовой работой партии и должна охватывать всех рабочих» (VI конгресс Коминтерна).

Величайший исторический урок первой мировой империалистической вой­ны 1914—1918 гг. заключается в том, что серьезную борьбу против войны нельзя вести без хорошо поставленной нелегальной организации; за исклю­чением большевистской партии (которая в течение многих лет накопила бо­гатейший опыт нелегальной работы и революционного использования даже малейших временных легальных возможностей в условиях царизма), все «ле­вые» элементы международного социализма, сохранившие верность его прин­ципам, оказались на долгий срок обезоруженными воинствующим империа­лизмом с его колоссальным аппаратом насилия и обмана, пущенным в ход против народных масс. Вся послевоенная история убедительно показала, что к нарушениям «легальности» в современную эпоху буржуазия прибегает си­стематически, ибо иначе невозможно стало управлять массами после войны в условиях всеобщего кризиса капитализма.

Без нелегальной организации и нелегального аппарата нельзя успешно организовать борьбу против опасности империалистической войны и уже со­вершенно невозможно организовать превращение вспыхнувшей империали­стической войны в гражданскую.

«…Нельзя вести к революции массы, не создавая нелегальной организации для проповеди, обсуждения, оценки, подготовки революционных средств борь­бы» (Ленин, «Социализм и война»).

Единственно возможный способ «борьбы против войны, именно сохране­ние и образование нелегальной организации для длительной работы против войны всех участвующих в войне революционеров, — все это должно быть выдвигаемо на первый план» (Ленин, «О задачах нашей делегации в Гааге»).

Вот почему «только заранее подготовленная и испытанная революционная партия, с хорошим нелегальным аппаратом может успешно провести борьбу против войны…» (Ленин, «К вопросу о борьбе с войной», 1922 г.).

Создание нелегальной организации (на промышленных предприятиях, в армии, во флоте и т. д.) и нелегального аппарата для борьбы с опасностью империалистической, войны до возникновения этой войны — представляет со­бой крупнейшую задачу всех секций Коминтерна.

Необходимость успешного решения этой задачи обусловлена как общими условиями эпохи краха капитализма и начавшейся международной пролетар­ской революции, так и в особенности обстановкой современного ее отрезка, когда совершается «переход ко второму туру революций и войн» (XII пленум ИККИ), когда империализм вступил в полосу непосредственной подготовки новой войны и когда интервенционистская война империалистов против Ки­тая стала уже фактом, хотя и без объявления войны.

Готовя войну, империализм применяет против рабочего класса и его аван­гарда — коммунистических партий — повсюду взрывая «легальность», свире­пый террор, преследования революционных рабочих. «…Для того, чтобы подготовить новые войны, недостаточно одного лишь пацифизма, если даже он, этот пацифизм, поддерживается такой серьезной силой, как социал-демо­кратия. Для этого нужны еще некоторые средства подавления масс в центрах империализма. Нельзя воевать для империализма, не укрепляя империалисти­ческий тыл. Нельзя укрепить тыл, не подавляя рабочих. Для этого и суще­ствует фашизм.

Отсюда обострение внутренних противоречий в странах капитализма, противоречий между трудом и капиталом» (Сталин, «Вопросы ленинизма», стр. 337, изд. 9-е).

Проводя последовательную революционную политику в классовой борьбе пролетариата, всемерно содействуя развитию национально-революционного движения угнетенных народов против империализма, соединяя «легальные» и нелегальные формы революционной деятельности, Коммунистический интер­национал борется против опасности империалистической войны, не отказы­ваясь ни от каких средств для ее предотвращения и в то же время не убаю­кивая рабочий класс пустыми революционными фразами о том, что на объявление войны во всех случаях надо ответить стачкой, восстанием, без учета конкретной обстановки в каждой отдельной стране.

В начавшейся империалистической войне, которая может быть либо вой­ной между империалистическими державами за передел мира по примеру войны 1914—1918 гг., либо империалистической войной (вооруженной интер­венцией) в колонии или полуколонии, либо контрреволюционной войной про­тив СССР — страны победившего пролетариата, в этой войне централь­ным лозунгом, объединяющим всю работу коммунисти­ческих партий в капиталистических странах, становится лозунг пре­вращения империалистической войны о войну гражданскую и конкретное воплощение его — «пораженческая» позиция рабочего класса капиталистиче­ских стран по отношению к собственному правительству.

Разумеется, коммунисты не исходят из того бессмысленного взгляда, ко­торый непрочь нам навязать наши политические противники, будто револю­цию можно вызвать в любой момент, по желанию и по усмотрению рево­люционной партии. Коммунисты исходят из того, насколько в данную исто­рическую эпоху в международном масштабе созрели объективные предпосыл­ки для перехода от капитализма к коммунизму, и из того, что империали­стическая война неминуемо создает экономический и политический кризис, порождая тем самым революционную ситуацию.

Само собой понятно, что коммунисты никоим образом не представляют себе дело так, что революционная ситуация возможна только и един­ственно в связи с империалистической войной и что «поэтому» надо до­биваться приближения войны для ускорения пролетарской революции. Рево­люционный характер нашей эпохи обнаруживается как раз в том, что «го­рючего» материала повсеместно накопилось великое множество, что социа­листические революции могут вспыхнуть в связи со стачкой, избирательной борьбой и т. д. Империалистическая же война играет роль колоссального ускорителя всего исторического развития.

Долг пролетарской партии во вспыхнувшей империалистической войне ис­пользовать революционную ситуацию для превращения империалистической войны в гражданскую. Содержание гражданской войны, требования, с кото­рыми выступает пролетариат, соответствуют тем историческим задачам, ко­торые стоят в данный момент перед отдельными отрядами международного рабочего класса.

«Гражданская война, к которой революционная социал-демократия зо­вет в настоящую эпоху, есть борьба пролетариата с оружием в руках против буржуазии за экспроприацию класса капиталистов в передовых капиталисти­ческих странах, за демократическую революцию в России (демократическая республика, 8-часовой рабочий день, конфискация помещичьих земель), — за республику в отсталых монархических странах вообще и т. д.» — писал Вла­димир Ильич Ленин в 1915 г. (т. XVIII. «Конференция заграничных секций РСДРП».).

Лозунг гражданской войны служит обобщению и направлению револю­ционных настроений и движений масс против войны, предохраняет массы от одурачивания их бессильной мелкобуржуазной и поповской проповедью мира.

Буржуазный лозунг «мира» переживает своеобразную судьбу. Накануне войны он служил маскировкой подготовки, дипломатическим средством созда­ния наиболее выигрышной позиции для начала этой войны, средством усыпле­ния и успокоения классовой бдительности трудящихся в ходе империалисти­ческой войны, он служил рычагам мобилизации народных масс на войну «до победного конца».

Только лозунг гражданской войны и поражения собственного правительства в империалистической вой­не является боевым знаменем пролетарской партии всякой капиталистической страны.

Бессильным является и лозунг «разоружения», родившийся у социалистов маленьких европейских стран, которые остались в стороне от империалисти­ческой «свалки» и «каши» (Швеция, Норвегия, Голландия, Швейцария). Под­почва этого лозунга — отрицание всякой войны. Его прямой результат — отре­чение от социалистической революции, ибо разоружение требует отказа от применения вооруженного насилия и со стороны рабочего класса.

«Угнетенный класс, который не стремится к тому, чтобы научиться вла­деть оружием, иметь оружие, заслуживал бы лишь того, чтобы с ним обра­щались, как с рабами. Не можем же мы, не превращаясь в буржуазных па­цифистов или оппортунистов, забыть, что мы живем в классовом обществе и что из него нет и быть не может иного выхода, кроме классовой борьбы и свержения власти господствующего класса» (Ленин, т. XIX, «О лозунге разоружения»).

Рассматривая практически шаги к превращению империалистической вой­ны в гражданскую, Владимир Ильич постоянно подчеркивает, что успех мо­жет быть подготовлен лишь на почве длительной и систематиче­ской революционной работы, что речь идет отнюдь не о том, что рево­люцию можно «сразу» начать в ответ на объявление войны.

Война в ходе своего развития несет революционную ситуацию, револю­ционный кризис, резко усиливая и обостряя все противоречия капитализма, доводя до неслыханных размеров бедствия и мучения масс.

В 1915 г. Владимир Ильич следующим образом характеризует револю­ционную ситуацию:

«Для марксиста не подлежит сомнению, что революция невозможна без революционной ситуации, при чем не всякая революционная ситуация приво­дит к революции. Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы, наверное, не ошибемся, если укажем следующие три главные признака: 1. Невозможность для господствующих классов сохранить в неизменном виде свое господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господ­ствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бы­вает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому. 2. Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов. 3. Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бур­ные времена привлекаемых как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами» к самостоятельному историческому выступлению».

Революционная ситуация, как об этом говорилось в Базельском манифе­сте, действительно наступила в большинстве передовых стран и великих дер­жав Европы после взрыва мировой империалистической войны, вызвавшей серьезный экономический и политический кризис. «Долго ли продержится и насколько еще обострится эта ситуация? Приведет ли она к революции?.. Это покажет только опыт развития революционных настроений и перехода к революционным действиям передового класса, пролетариата» («Крах II интер­национала»).

Сила позиции большевиков, у которых слово не расходится с делом, за­ключалась не только в установлении правильного принципиального отноше­ния к империалистической войне. Большевистская партия воплотила свои принципиальные взгляды в широкой боевой программе практических дей­ствий.

В резолюции Бернской конференции заграничных секций РСДРП в каче­стве практических шагов для превращения империалистической войны в гра­жданскую указывалось следующее:

  1. «Безусловный отказ от вотирования военных кредитов и выход из бур­жуазных министерств;
  2. полный разрыв с политикой «национального мира»;
  3. создание нелегальной организации повсюду, где правительства и буржуа­зия, вводя военное положение, отменяют конституционные свободы;
  4. под­держка братания солдат воюющих наций в траншеях и на театрах войны вообще;
  5. поддержка всякого рода революционных массовых выступлений пролетариата вообще».

Эти указания сохраняют свое значение в полном объеме и для наших дней.

Показывая пример пролетарской революционной борьбы во время войны, Ленин и большевики с первых же ее дней боролись за сплочение всех рево­люционных элементов в международном социалистическом движении, против оппортунизма, создавая в Циммервальде и Кинтале ядро Коммунистического интернационала.

Большевистская партия с первых же дней войны 1914—1918 гг. развер­нула массовую революционную борьбу против империалистической войны. Депутаты-большевики в Государственной думе бросили мужественный вызов царскому правительству, они показали образец поведения социалистических депутатов, которые, не ограничиваясь парламентской трибуной, спускаются в народные массы и ведут нелегально революционную работу. Большевистские организации в обстановке военного режима и разгула шовинизма сохраняют и руководят систематически всеми проявлениями классовой борьбы во время войны, подготовляя рабочий класс к революции.

Октябрьская революция 1917 г., превратившая империалистическую войну в победоносную гражданскую войну, «открыла новую эпоху всемирной исто­рии» в вопросе об империалистических войнах, который с 1914 г. «стал крае­угольным вопросом всей политики всех стран земного шара» (Ленин, т. XXVII, стр. 27, «К четырехлетию Октябрьской революции»).

Превращение империалистической войны в гражданскую предполагает глубокую, всестороннюю подготовку и решительное осуществление вооружен­ного восстания рабочего класса.

Учение Ленина о восстании как искусстве, являющееся продолжением и развитием взглядов Маркса и Энгельса, должно быть прочно усвоено всеми коммунистическими партиями, ибо без соблюдения выдвинутых им условий организации и проведения вооруженного восстания оно превращается в опас­ную игру, чреватую тягчайшими последствиями для пролетариата.

«Восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это во-первых. Восстание должно опирать­ся на революционный подъем народа. Это во-вторых. Восстание должно опи­раться на такой переломный пункт в истории нарастающей револю­ции, когда активность передовых рядов народа наибольшая, когда всего силь­нее колебания в рядах врагов и в рядах слабых, половинча­тых, нерешительных друзей революции. Это в-третьих» (Ле­нин, «Марксизм и восстание 1917 года»).

Тактика большевиков от Февраля до Октября в исключительно свое­образных условиях (переход от буржуазно-демократической к социалисти­ческой революции, двоевластие — советы и временное буржуазное правитель­ство с участием мелкобуржуазных социалистических министров, широкая волна «добросовестно революционного оборончества» в массах) дает блестя­щий образец революционной агитации, пропаганды и организации, обеспе­чивших пролетарский выход из империалистической войны путем социали­стического переворота.

«Русская революция февраля — марта 1917 г. была началом превращения империалистской войны в войну гражданскую. Эта революция сделала пер­вый шаг к прекращению войны. Только второй шаг может обеспе­чить прекращение ее, именно: переход государственной власти к пролета­риату. Это будет началом всемирного «прорыва фронта» — фронта интересов капитала, и, только прорвав этот фронт, пролетариат может избавить человечество от ужасов войны, дать ему блага прочного мира» (Ленин, т. XX, «Задачи пролетариата в нашей революции»).

Мы до сих пор рассматривали тактику коммунистов в войнах, происхо­дящих между империалистическими государствами. Эта тактика требует су­щественного дополнения в том случае, если какое-либо империалистическое государство (или военный блок ряда держав) начнет контрреволюционную войну против Советского союза.

Коммунистические партии империалистических стран, не ограничи­ваясь работой над превращением империалистической войны в гражданскую путем свержения власти собственной буржуазии, должны приложить все усилия к тому, чтобы поднять войну национальных меньшинств в Европе и в колониальных и полуколониальных странах и организовать национально­-освободительные войны против империалистических врагов советской власти (VI конгресс Коминтерна). Их пролетарский долг — не только способство­вать поражению собственного правительства, но и активно добиваться побе­ды советской власти и организовать прямую помощь и поддержку Красной армии, не давая себя запугать обвинениями и «в государственной измене».

Примерно тот же круг задач встает перед международным пролетариатом и в его борьбе против империалистической интервенции в колониях и полу­колониях, направленной к подавлению национально-революционных восста­ний и войн.

Национально-революционные войны эпохи империализма

Эпоха империализма коренным образом изменила постановку националь­ного вопроса и борьбы угнетенных национальностей за свое освобождение.

Одна из главнейших особенностей империализма — вывоз капитала в ко­лонии и полуколонии (что не исключает конечно вывоза капитала и в вы­соко развитые индустриальные страны). Результатом является развитие капитализма, создание местной промышленности в этих колониях и полу­колониях.

Одно из основных свойств империализма заключается в том, что он «ускоряет развитие капитализма в самых отсталых странах и тем самым расширяет и обостряет борьбу против национального угнетения» (Ленин, т. XIX, «Военная программа пролетарской революции»).

Колонии от этого, разумеется, не перестают быть колониями. Капитали­стическое развитие колоний и полуколоний означает самую беспощадную эксплуатацию их, хищническое выжимание сверхприбыли; однако обратная сторона этого развития заключается в появлении рабочего класса, местной интеллигенции, в пробуждении национального сознания, т. е. в зарождении тех сил, которые ведут к разрушению империализма.

«Появление класса пролетариев, зарождение местной интеллигенции, про­буждение национального самосознания, усиление освободительного движе­ния — таковы неизбежные результаты этой «политики». Усиление револю­ционного движения во всех без исключения колониях и зависимых странах свидетельствует об этом с очевидностью. Это обстоятельство важно для пролетариата в том отношении, что оно в корне подрывает позиции капи­тализма, превращая колонии и зависимые страны из резервов империализма в резервы пролетарской революции» (Сталин).

Ленинизм не рассматривает национального вопроса и борьбы угнетен­ных наций за освобождение изолированно от общей борьбы международного пролетариата, как отдельный, самостоятельный вопрос.

Исходя из общего анализа эпохи империализма, большевики подчерки­вают, что национальный вопрос может быть «разрешен лишь в связи и на почве пролетарской революции, что путь победы революции на Западе про­ходит через революционный союз с освободительным движением колоний и зависимых стран против империализма. Национальный вопрос есть часть общего вопроса о пролетарской революции, часть вопроса о диктатуре про­летариата» (Сталин, «Об основах ленинизма»).

Преодолев историческую ограниченность II интернационала, для кото­рого круг угнетенных наций замыкается «культурными» европейскими на­циональностями (германцы, венгры, поляки, финны, сербы), ленинизм пре­вратил национальный вопрос в «мировой вопрос об освобождении угнетенных народов зависимых стран и колоний от ига империализма» (Сталин).

Освобождение колониальных и зависимых народов, так же как освобо­ждение угнетенных национальностей в Европе, «-самоопределение их» (т. е. политическая независимость и самостоятельное государственное существо­вание) могут быть завоеваны ими в эпоху империализма только путем вос­станий и национальных войн против империализма.

Ставя обсуждение национального вопроса на конкретно-историческую почву, Владимир Ильич в 1916 г. в тезисах о социалистической революции и праве наций на самоопределение различает три типа стран по отношению к самоопределению — передовые капиталистические страны Западной Европы и Соединенные штаты, в которых буржуазно-прогрессивные национальные дви­жения лежат далеко позади и каждая из которых угнетает чужие нации в колониях и внутри страны.

Во-вторых, восток Европы: Австрия, Балканы, особенно Россия. Двадца­тый век принес в них обострение буржуазно-демократических национальных движений и национальной борьбы. Особенно важная задача для них — «слияния классовой борьбы рабочих угнетающих и рабочих угнетенных наций».

В-третьих, полуколониальные страны (Китай, Персия, Турция) и все ко­лонии, где буржуазно-демократические движения «частью едва начинаются, частью далеко не закончены».

Коммунисты отстаивают право угнетенных наций на самоопределение вплоть до отделения, ибо самоопределение «есть то же самое, что борьба за полное национальное освобождение, за полную независимость, против аннексий, и от такой борьбы во всякой ее форме вплоть до восстания или до войны — социалисты не могут отказаться, не переставая быть социалиста­ми» (Ленин, т. XIX, «О карикатуре на марксизм»).

Империализм несет с собой неслыханное усиление национального гнета, неизбежно порождая мощные национально-освободительные движения. По­добно тому, как классовая борьба пролетариата против буржуазии в опре­деленные моменты переходит в открытую гражданскую войну, национально­-освободительные движения ведут к национальному восстанию и националь­ным войнам угнетенных народов против империализма.

В период войны 1914—1918 гг. Ленин с исчерпывающей полнотой сфор­мулировал отношение большевиков к самоопределению наций, национальным восстаниям и войнам в эпоху империализма.

II интернационал разрешал все эти вопросы в пользу империализма. Но надо сказать, что в этих вопросах было немало путаницы и среди левых элементов международного социализма (Р. Люксембург, К. Радек), тяготев­ших к большевизму, а также среди групп большевиков (Бухарин, Пятаков и др.).

Роза Люксембург отрицала самую возможность национальной войны в эпоху империализма, что приводило к отрицанию лозунга защиты отечества не только в империалистической войне, но и в борьбе угнетенных наций против империализма. В тезисах группы «Интернационал» (куда вхо­дили Р. Люксембург, Меринг и др.) эта позиция была сформулирована сле­дующим образом:

«В эпоху разнузданного империализма не может более быть никаких национальных войн. Национальные интересы служат только орудием обмана, чтобы отдать трудящиеся народные массы на службу их смертельному врагу — империализму».

Эта глубоко ошибочная позиция объективно означала разрыв с проле­тарским социализмом в одном из коренных вопросов программы и тактики. Она давала пищу оппортунистическому лозунгу «разоружения», обрекая социалистическую партию на равнодушие к борьбе угнетенных наций, под­рывая гегемонию международного рабочего класса в великих битвах всех трудящихся против капитала, превращая международную пролетарскую ре­волюцию в дело одного европейского социализма.

Ленин и большевики, беспощадно разоблачая эту тягчайшую по своим последствиям уступку оппортунизму, сделали учение о национальных войнах в эпоху империализма одной из главнейших частей всей теории международ­ной пролетарской революции.

В статье «О брошюре Юниуса» (Р. Люксембург), в 1916 г., отмечая, что для Европы превращение империалистической войны в национальную мало вероятно (хотя и не исключено), В. И. писал:

«Не только вероятны, но и неизбежны в эпоху империализма националь­ные войны со стороны колоний и полуколоний. В колониях и полуколониях (Китай, Турция, Персия) живет до 1.000 миллионов человек, т. е. больше половины населения земли. Национально-освободительные движения здесь либо уже очень сильны, либо растут и назревают. Всякая война есть продолжение политики иными средствами. Продолжением национально-освободительной политики колоний не­избежно будут национальные войны с их стороны против империализма… даже в Европе нельзя считать национальные войны в эпоху империализма невоз­можными» (Ленин, «О брошюре Юниуса», 1916 г.).

В такой войне лозунг «защиты отечества» со стороны угнетенных на­циональностей есть исторически-прогрессивный лозунг, способствующий организации сил международной коммунистической революции. Полной из­меной социализму со стороны пролетарской партии было бы отрицание за угнетенными народами права на восстание и национальную войну, отказ все­мерно поддержать национальное восстание и войны против империализма.

Не ограничиваясь признанием неизбежности и прогрессивности нацио­нальных войн в эпоху империализма, Ленин указывает и те условия, которые необходимы для успеха национальных войн в эпоху империализма, выделяя три группы условий (разумеется, они могут переплетаться). Для успеха на­циональных войн «требуется либо соединение усилий громадного числа жи­телей угнетенных стран (сотни миллионов во взятом нами примере Индии и Китая), либо особо благоприятное сочетание условий интернационального положения (напр. парализованность вмешательства империалистских дер­жав их обессилением, их войной, их антагонизмом и т. п.), либо одновременное восстание пролетариата одной из крупных держав против буржуа­зии (этот последний в нашем перечне случай является первым с точки зрения желательного и выгодного для победы пролетариата» (Ленин, «О брошюре Юниуса»).

Отношение к войнам угнетенных наций, колоний и зависимых стран — один из самых лучших и надежных способов проверки интернационализма на деле. Из этой принципиальной позиции большевизма вытекает и его тактика в национальных войнах.

Коммунисты империалистических стран, ведущих войну против колоний, должны организовать превращение империалистической войны в граждан­скую, добиваясь поражения собственного правительства в войне и оказывая широкую помощь восставшим народам колоний или полуколоний.

Долг коммунистов в колониях и полуколониях организовать и возглавить движение широких масс трудящихся против империализма, учитывая кон­кретно-исторические особенности в положении и соотношении классовых сил внутри данной страны.

Отношение пролетариата к национально-революционным движениям и национальным войнам определяется объективно-историческим содержанием и значением этих войн, их местом в борьбе пролетариата против империа­лизма. Они для него не имеют «самодовлеющего» характера; во всех слу­чаях пролетариат подчиняет свое поведение интересам международной про­летарской революции, высшему для него критерию в политической борьбе. Он не выступает во всех случаях и при всяких обстоятельствах за под­держку национальных движений и в то же время не забывает, что револю­ционное значение тех или иных национальных выступлений не всегда свя­зано с наличием в нем пролетарских элементов.

Исторические примеры такого рода движения: борьба афганского эмира против английского империализма, борьба египетских купцов и интелли­генции за независимость Египта.

Гигантское значение для международного социализма имеют националь­но-революционные движения на Востоке. Продолжая и развивая учение Ленина, т. Сталин разработал основы тактики Коммунистического интерна­ционала в национально-освободительной борьбе народов Востока (речь на собрании студентов КУТВ в 1925 г. «О политических задачах университета народов Востока»).

Своеобразие положения колоний и зависимых стран Востока в настоя­щий момент состоит в том, что единого всеохватывающего колониального Востока больше не существует. В нем выделяются три группы стран, нахо­дящиеся на различном уровне экономического развития и проходящие раз­личные стадии капиталистического развития: совершенно неразвитые в про­мышленном отношении и не имеющие своего рабочего класса (например Ма­рокко), малоразвитые в (промышленном отношении страны (например Китай, Египет), более или менее капиталистически развитые страны (например Индия).

Это различие и должно быть положено в основу тактики коммунисти­ческих партий, которая не может быть во всех случаях одинаковой.

В первой группе стран, где национальная буржуазия еще не испытывает страха перед своим могильщиком, «задача коммунистических элементов со­стоит в том, чтобы принять все меры к созданию единого национального фронта против империализма. Выделение коммунистических элементов в единую партию может происходить в таких странах лишь в ходе борьбы с империализмом, особенно после победоносной революционной войны про­тив империализма».

«В странах, вроде Египта или Китая, где национальная буржуазия уже раскололась на революционную и соглашательскую партии, …коммунисты уже не могут ставить себе целью образование единого национального фронта против империализма. От политики единого национального фронта комму­нисты должны перейти в таких странах к политике революционного блока рабочих и мелкой буржуазии» (Сталин), создавая в этом блоке необходимые условия для гегемонии рабочего класса.

В еще большей степени это верно для такой страны, как Индия, где к тому времени (1925 г.) соглашательская часть буржуазии в основном уже сговорилась с империализмом (чего в 1925 г. еще не было в Китае).

Обстановка жизни и условия развития угнетенных народов колоний и зависимых стран показывают, что двойной гнет (гнет империализма и ту­земной буржуазии), к которому нередко прибавляется гнет феодализма, неизбежно вызывает могучие массовые народные движения и восстания про­тив империализма, за свободу и независимость.

Ленинизм учит, что «1) добиться освобождения колониальных и зави­симых стран от империализма невозможно без победоносной революции; даром независимость не получишь.

2) Двигать вперед революцию и завоевать полную независимость капиталистически-развитых колоний и зависимых стран невозможно без изоля­ции соглашательской национальной буржуазии, без высвобождения мелко­буржуазных революционных масс из-под влияния этой буржуазии, без про­ведения гегемонии пролетариата, без организации передовых элементов ра­бочего класса в самостоятельную коммунистическую партию.

3) Добиться прочной победы в колониях и зависимых странах невозмож­но без реальной смычки между освободительным движением этих стран и пролетарским движением передовых стран Запада».

Все послевоенное развитие целиком и полностью подтвердило теорети­ческие соображения Ленина и Сталина о национальных войнах в эпоху империализма и тактике, которую должны вести коммунисты империалисти­ческих стран и коммунистические элементы угнетенных наций в колониях и зависимых странах.

Первой и крупнейшей исторической проверкой была Октябрьская рево­люция 1917 г. Величайший источник ее сил заключался в соединении гра­жданской войны рабочего класса против буржуазии с восстаниями ранее угнетенных народностей против национального гнета. Национальное движе­ние приобрело могучую опору в диктатуре пролетариата; для последней оно составляло могучий резерв в борьбе с контрреволюцией и международным империализмом.

Октябрьская революция, будучи воплощением подлинного интернацио­нализма, разбила цепи национально-колониального гнета.

«Именно потому, что национально-колониальная революция произошла у нас под руководством пролетариата и под знаменем интернационализма, именно поэтому народы-парии, народы-рабы впервые в истории человечества поднялись до положения народов действительно свободных и действительно равных, заражая своим примером угнетенные народы всего мира.

Это значит, что Октябрьская революция открыла новую эпоху, эпоху колониальных революций, проводимых в угнетенных странах мира в союзе с пролетариатом, под руководством пролетариата» (Сталин, «Вопросы лени­низма»).

Восстание риффов против империалистического гнета в испанском Ма­рокко (1921—1926 гг.) показало, какую громадную силу таит в себе в совре­менную эпоху национальное восстание против империализма даже в ма­ленькой стране. Война между Афганистаном и Великобританией в 1919 г. доказала, что нельзя успешно бороться за политическую независимость без организации революционной войны против империализма.

Борьба за национальную независимость разделенной и разграбленной Антантой по Севрскому договору Турции показала, какое огромное, поистине решающее значение для национально-освободительного движения имеет существование в географической близости первой страны пролетарской диктатуры, раскол в лагере империализма, обнаруживая вместе с тем, что при отсутствии рабочего класса к мощного аграрного движения плоды по­беды национального восстания внутри страны целиком и полностью доста­ются буржуазии.

«Кемалистская революция возможна лишь в таких странах, как Турция, Персия, Афганистан, где нет или почти нет промышленного пролетариата и где не имеется могучей аграрно-крестьянской революции. Кемалистская революция есть верхушечная революция национальной торговой буржуазии, возникшая в борьбе с чужеземными империалистами и направленная в своем дальнейшем развитии, по сути дела, против крестьян и рабочих, против са­мих возможностей аграрной революции» (Сталин, «Об оппозиции», стр. 573).

Наиболее поучительным является ход и развитие национально-револю­ционной борьбы в Китае.

В течение 1919—1925 гг. в Китае происходит пробуждение массового национального движения, во главе которого стоит буржуазия. Пролетариат проявляет себя стачками (гонконгская и др.). 1925—1927 гг. ознаменованы мощным подъемом национально-революционного движения. Шанхайские со­бытия 1925 г. уже показали, что рабочий класс вырос в огромную полити­ческую силу. В 1926 г. развернулся Северный поход против китайских милитаристов, поднявший к активной политической жизни широкие массы крестьянства. Во время Северного похода на китайскую компартию ложится исключительно ответственная задача.

Тов. Сталин в 1927 г., оценивая перспективы китайской революции, пос­ле анализа классовых сил и борющихся тенденций внутри национального дви­жения, писал:

«Отсюда два пути развития китайских событий. Либо национальная буржуазия разобьет пролетариат, вступит в сделку с империализмом и вместе с ним пойдет в поход против революции для того, чтобы кончить ее установлением господства капитализма. Либо пролетариат ототрет в сторону национальную буржуазию, упро­чит свою гегемонию и поведет за собой миллионные массы трудящихся в городе и в деревне для того, чтобы преодолеть сопротивление национальной буржуазии, до­биться полной победы буржуазно-демократической революции и перевести ее потом на рельсы социалистической революции со всеми вытекающими отсюда послед­ствиями».

Руководство китайской компартии оказалось не на высоте исторических задач. Китайская революция потерпела временное поражение.

Но уже кантонское восстание, создавшее советскую форму движения, ознаменовало начало нового этапа.

Начиная с 1928 г., могучее национально-революционное движение в Китае развивается под руководством рабочего класса, смело взявшего на себя за­дачу уничтожения империалистического гнета и проведения аграрной рево­люции. Советское движение в Китае в силу этого стало непобедимым.

Установление революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства при руководящей роли коммунистической партии, создание красной армии, организация народной войны против империализма привели к разгрому всех предпринимавшихся до сих пор попыток раздавить совет­ское движение в Китае.

В советском Китае воплотилось предвидение т. Сталина, еще в 1926 г. сказавшего:

«Я думаю, что будущая революционная власть в Китае будет напоминать по своему характеру такую власть, о которой у нас говорилось в 1905 году, т. е. диктатуру пролетариата и крестьянства, с той, однако, разницей, что это будет власть антиимпериалистическая по преимуществу. Это будет власть переходная к некапиталистическому или, точнее, социалистическому развитию Китая» («Об оппозиции», стр. 429, изд. 1928 г.).

О войнах пролетарского государства

Учение Ленина и Сталина о войнах пролетарского государства тесней­шим образом связано с их теорией международной социалистической револю­ции, с законом неравномерности капиталистического развития, неизбежно ведущего к победе социализма сначала в немногих или даже в одной отдель­но взятой стране. При этом «победоносная диктатура пролетариата на неко­торый период оказывается в капиталистическом окружении».

Еще в 1915 г. Владимир Ильич в статье «О лозунге соединенных штатов Европы» писал:

«Неравномерность экономического и политического развития есть безуслов­ный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма перво­начально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организо­вав у себя социалистическое производство, встал бы против остального капита­листического мира, привлекая к себе угнетенные классы других стран, поднимая в них восстание против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататореккх классов и их государств» (т. XVIII, стр. 232—233).

Установление диктатуры пролетариата в результате победоносной граж­данской войны рабочего класса неминуемо сопровождается удесятерением сопротивления свергнутой буржуазии, которая организует заговоры, восста­ния, террористические вылазки против победившего социализма. А в силу того, что пролетарская революция прорывает фронт интересов мирового капитала (ибо империализм представляет собой мировую систему господ­ства капитала), победа пролетариата в одной стране неизбежно вызывает «прямое стремление буржуазии других стран к разгрому победоносного про­летарского социалистического государства» (Ленин, «Военная программа про­летарской революций»).

Завоевание власти рабочим классом ставит в порядок дня прежде всего беспощадное подавление сопротивления гибнущих капиталистических классов вплоть до вооруженного разгрома всех контрреволюционных попыток бур­жуазии и, во-вторых, организацию вооруженных сил революции для того, чтобы противостоять контрреволюционным попыткам империализма заду­шить неокрепшую, молодую социалистическую власть.

Гражданская война, которую ведет пролетариат до завоевания власти, так же как и войны победившего пролетарского государства, глубоко револю­ционна. Это вытекает из всемирно-исторической освободительной роли рабо­чего класса, которую он как руководитель всех трудящихся непосредственно осуществляет в эпоху краха капиталистической системы.

Пролетариат — единственный класс, который в современную эпоху вы­ражает интересы движения человечества вперед. Войны пролетариата по су­ществу своему революционны. Не изменяя себе, своим классовым задачам, своему историческому призванию, пролетариат может вести только револю­ционно-освободительные войны. Войны рабочего класса против империали­стической буржуазии, не преследуя никаких захватнических целей, являются самыми справедливыми из всех войн, какие знает история.

Гражданская война пролетариата против буржуазии до захвата власти вырастает как неизбежный продукт жесточайшего обострения классовых противоречий в эпоху империализма (в особенности в кризисные, перелом­ные моменты исторического развития, как например мировая война 1914— 1918 гг.). Главные условия победоносной гражданской войны гениально вы­ражены Владимиром Ильичом в его учении о революционной ситуации и об искусстве пролетарского восстания.

Утверждение диктатуры пролетариата коренным образом изменяет поло­жение рабочего класса, он становится отныне господствующим классом с тем принципиальным отличием от всех прежних классов, стоявших у власти, что он не стремится увековечить свое господство, что конечной целью его является уничтожение классов.

Завоевавший власть рабочий класс приобретает свое социалистическое отечество, которое является вместе с тем и отечеством трудящихся всего мира.

С этого момента рабочий класс и его руководитель — коммунистическая партия —становятся «оборонцами», самыми пламенными поборниками защиты отечества, неутомимыми организаторами вооруженных сил пролетарской ре­волюции для разгрома сопротивления свергнутой буржуазии, для отражения атак со стороны контрреволюционного мирового империализма. При опреде­ленных исторических условиях пролетариат не отказывается и от револю­ционной наступательной войны.

Революционные войны пролетарского государства глубоко прогрессивны, ибо они ведут к избавлению человечества от капиталистического рабства. «Мы, марксисты,— писал Владимир Ильич в 1915 г.,— всегда стояли и стоим за революционную войну против контрреволюционных на­родов. Например, если социализм победит в Америке или в Европе в 1920 году, а Япония с Китаем, допустим, двинут тогда против нас — сна­чала хотя бы дипломатически — своих Бисмарков, мы будем за наступатель­ную, революционную войну с ними» (Ленин, «Крах II интернационала»).

Но «пока не вспыхнула международная, несколько стран охватывающая, социалистическая революция, настолько сильная, чтобы она могла победить международный империализм, до тех пор прямой долг социа­листов, победивших в одной (особенно отсталой) стране, не принимать боя…, выжидать, пока схватка империалистов между собою еще более ослабит их, еще более приблизит революцию в других странах» (Ленин, т. XXII, стр. 506).

Разумеется, Советский союз не может уже считаться отсталой страной. В результате первой пятилетки мы построили фундамент социализма, создали собственную базу для реконструкции всего хозяйства страны. СССР обла­дает мощной индустрией, которая в случае необходимости снабдит нашу Красную армию всеми современными средствами обороны. Обороноспособ­ность Страны советов выросла колоссально, и любая атака империалистов будет отбита трудящимися нашей страны.

Но политика СССР — это политика мира. Пусть социал-фашистские шавки по заказу своих хозяев поднимают лай о «красном империализме», им не удастся обмануть трудящихся.

Советский союз доказал на деле свою твердо проводимую политику мира. Он доказал это прежде всего организацией братского сотрудничества всех народов, живущих на территории б. Российской империи и находившихся ранее в непрерывной и острой национальной вражде, разжигавшейся цариз­мом. Он доказал это своей международной политикой, в которой добился огромных побед. В беседе с корреспондентом «Нью-Йорк таймс», г-ном Дюранти, т. Сталин дал основные положения советской внешней политики:

«Если речь идет об отношениях между САСШ и СССР, — сказал т. Сталин, — то, конечно, я доволен возобновлением отношений, как актом громадного значе­ния: политически — потому что это подымает шансы сохранения мира; экономиче­ски —потому что это отсекает привходящие элементы и дает возможность нашим странам обсудить интересующие их вопросы на деловой почве; наконец, это откры­вает дорогу для взаимной кооперации».

И далее:

«Мы хотели бы иметь хорошие отношения с Японией, но, к сожалению, это зависит не только от нас. Если в Японии возьмет верх благоразумная политика, обе наши страны могут жить в дружбе. Но мы опасаемся, что воинствующие эле­менты могут оттеснить на задний план благоразумную политику. В этом действи­тельная опасность, и мы вынуждены готовиться к ней. Ни один народ не может уважать свое правительство, если оно видит опасность нападения и не готовится к самозащите. Мне кажется, что со стороны Японии будет неразумным, если она нападет на СССР. Ее экономическое положение не особенно хорошо, у нее есть слабые места — Корея, Манчжурия, Китай, и затем едва ли можно рассчиты­вать, что она получит поддержку в этой авантюре от других государств. К сожа­лению, хорошие военные специалисты не всегда хорошие экономисты, и не всегда они различают между силой оружия и силой законов экономики».

Наконец о Лиге наций:

«Несмотря на уход Германии и Японии из Лиги наций — или, может быть, именно поэтому, — говорит т. Сталин, — Лига может стать некоторым тормозом для того, чтобы задержать возникновение военных действий или помешать им. Если это так, если Лига сможет оказаться неким бугорком на пути к тому, чтобы хотя бы несколько затруднить дело войны и облегчить в некоторой степени дело мира, — то тогда мы не против Лиги. Да, если таков будет ход исторических событий, то не исключено, что мы поддержим Лигу наций, несмотря на ее колоссальные не­достатки».

Победившая пролетарская диктатура с величайшей энергией организует вооруженную оборону революции, коммунистическая партия становится, по выражению Ленина, «самой военной партией». Однако было бы совершенно неправильным вне времени и пространства при всяких обстоятельствах авто­матически и механически считать революционную войну против империа­лизма единственным принципом тактики пролетариата, завоевавшего власть в одной стране.

При всей кажущейся «революционности» этот принцип в известной исто­рической обстановке неминуемо ведет к поражению победившего социализма, а с ним и к тягчайшему поражению мирового коммунизма.

Практическое применение этого принципа означало бы троцкистское от­рицание ленинской теории пролетарской революции и возможности победы социализма в одной стране. Верно, что диктатура пролетариата на другой же день после своей победы вступает в непримиримое противоречие с империа­лизмом, верно, что социализм не может избежать вооруженной схватки с им­периализмом, но неправильно и вредно думать, будто победившая пролетар­ская революция должна либо немедленно посредством революционной войны покончить с господством буржуазии во всем мире, либо она обречена на пора­жение.

Исторический опыт победоносной Октябрьской революции блестяще под­твердил, с одной стороны, основные принципы ленинского учения о револю­ционных войнах пролетарского государства; с другой стороны, он показал историческую роль революционной войны в процессе борьбы пролетарского государства за новое, социалистическое общество, соотношение между рево­люционными войнами и политикой мира, между революционными войнами и строительством социализма и т. д.

Победившая в октябре 1917 г. пролетарская революция после корот­кого «триумфального шествия» столкнулась с вооруженным до зубов гер­манским империализмом, и с исключительной остротой встал практически вопрос о революционной войне. Эта практическая его постановка показала глубочайшие принципиальные различия в самом понимании ближайших задач и перспектив русской революции между «левыми коммунистами» (Бухарин, Осинский и др.) и Троцким, с одной стороны, и партией во главе с Лениным — с другой.

По сути дела «левые коммунисты» не понимали ни хода развития между­народной социалистической революции, ни природы революционной войны, ни наконец нового положения рабочего класса, ставшего у власти, ибо «левые» были против победы социализма в одной стране.

В боях с «левыми коммунистами» партия развила и конкретизировала постановку вопроса о революционных войнах пролетарского государства.

В статье «Тяжелый, но необходимый урок», посвященной анализу недели (с 18/5 по 24/11 февраля 1918 г.), которая «войдет как один из величайших исторических переломов в историю русской и международной революции», Владимир Ильич писал:

«Три вывода сделает сознательный, думающий рабочий из этого исторического урока: о нашем отношении к защите отечества, к обороноспособности страны, к революционной, социалистической, войне; об условиях нашего столкновения с ми­ровым империализмом; о правильной постановке вопроса о наших отношениях к международному социалистическому движению.

Мы — оборонцы, теперь с 7 ноября (25 октября) 1917 г., мы — за защиту оте­чества с этого дня. Ибо мы доказали на деле наш разрыв с империализмом. Мы расторгли и опубликовали грязные и кровавые империалистские договоры — заговоры. Мы свергли свою буржуазию. Мы дали свободу угнетавшимся нами народам. Мы дали землю народу и рабочий контроль. Мы — за защиту Советской социалистической республики России».

Но как раз в силу этих обстоятельств Ленин требовал серьезного под­хода к боевой подготовке страны.

Именно с точки зрения защиты социалистического отечества, которая является подлинно интернационалистским принципом, ибо нет более высокой обязанности для интернационалиста, чем защита всеми средствами победив­шей пролетарской революции, диктатуры пролетариата — этой в боях за­воеванной крепости международного коммунизма.

Владимир Ильич настаивал на заключении Брестского мира, исходя из со­хранения во что бы то ни стало советской власти, так как «большего не­счастья для дела социализма теперь, чем крушение советской власти в Рос­сии, нет и быть не может». В этой позиции сказалась гениальная прозорли­вость Владимира Ильича, его изумительное понимание современной эпохи и законов ее развития. Рекомендуя партии тактику отступления, лавирования и выжидания, Ленин с колоссальной настойчивостью выдвинул перед ней и рабочим классом задачу подготовки сил для революционной войны.

«Россия, — писал он, — идет к новой и настоящей отечественной войне, к войне за сохранение и упрочение Советской власти» (Ленин, т. XXII, стр. 303, «Странное и чудовищное»).

VII съезд партии формулировал следующим образом программу подго­товки революционной войны:

«Исторически неизбежны в настоящий период качавшейся эры социалистиче­ской революции многократные военные наступления империалистских государств (как Запада, так и с Востока) против Советской России. Историческая неизбеж­ность таких наступлений при теперешнем крайнем обострении всех внутри­государственных, классовых, а равно международных отношений, может в каждый, самый близкий момент даже в несколько дней привести к новым империалистиче­ским наступательным войнам против социалистического движения вообще, против Российской Социалистической Республики в особенности.

Поэтому Съезд заявляет, что первейшей и основной задачей и нашей партии, и всего авангарда сознательного пролетариата, и Советской власти Съезд признает принятие самых энергичных, беспощадно решительных и драконовских мер для повышения самодисциплины и дисциплины рабочих и крестьян России, для разъяснения неизбежности исторического приближения России к освободительной, отече­ственной, социалистической войне для создания везде и повсюду строжайше свя­занных и железной единой волей скрепленных организаций масс, организаций, способных на сплоченное и самоотверженное действие как в будничные, так и в особенно критические моменты жизни народа, наконец, для всестороннего си­стематического всеобщего обучения взрослого населения, без различия пола, воен­ным знаниям и военным операциям».

Гражданская война победоносной пролетарской диктатуры была подлинно народной войной, которую вели сами трудящиеся массы под руководством большевистской партии. Бои Красной армии переплетались с могучим пар­тизанским движением в тылу у белых и империалистических армий, с вос­станиями угнетенных народностей против буржуазно-помещичьей контрреволюции, с классовой борьбой пролетариата в областях, захваченных контрреволюцией. Рабочий класс вышел победителем из вооруженных столк­новений с объединенными силами империалистической реакции, несмотря на огромное военное и техническое превосходство последней.

Ни колоссальные богатства, ни совершенство военной техники, ни воен­ное искусство империалистических полководцев не могли сломить железной воли трудящихся, их стремления к выходу из капиталистического рабства. Что дало победу рабочим и крестьянам в этих героических битвах против свергнутой буржуазии и мирового империализма?

Во-первых, и это самое решающее и главное, победу обеспечило твердое руководство и выдержанная пролетарская политика большевистской партии во главе с Лениным и Сталиным, разбившей наголову мелкобуржуазные соглашательские партии эсеров, меньшевиков и героев революционной фра­зы — анархистов, победу обеспечило ленинское стратегическое руководство вооруженной борьбой.

Война не только продолжает иными средствами политику тех или иных классов. Политика пролетарской партии — могучий рычаг организации по­бедоносной революционной войны, и опыт гражданской войны в России бле­стяще подтверждает это.

Во-вторых, победу обеспечило создание Красной армады, беззаветный героизм миллионных масс трудящихся, готовность их вынести во имя рево­люции тягчайшие жертвы и лишения. Рабочие и трудящиеся крестьяне вели эту войну за свои интересы, за свои фабрики, заводы, за землю, свободу, за рабоче-крестьянскую власть; Страна советов имела такой прочный тыл, какого не может иметь ни одно капиталистическое государство.

Организатором и руководителем всех трудящихся был рабочий класс, прошедший суровую школу трех революций, вырвавший страну из граби­тельской, империалистской войны.

В-третьих, победе способствовала широкая могучая поддержка советской власти международным пролетариатом, сочувствие нашей борьбе угнетенных всех стран. В интервенционистских армиях немцев, англичан, французов происходили такие нарушения военной империалистической дисциплины, что посылать эти армии против революции становилось по меньшей мере крайне рискованным.

Четвертой предпосылкой было умелое использование советской властью в течение всего периода гражданской войны противоречий внутри империа­листического лагеря. Освободительная революционная война рабочего класса закончилась в конце 1920 г. очищением территории Советского союза от бе­логвардейских и империалистических полчищ.

Позиция Владимира Ильича и нашей партии во время Бреста дает ответ и на вопрос о соотношении между революционной войной и миром.

Владимир Ильич внимательнейшим образом анализирует ряд исторических примеров (войны Пруссии против Наполеона, Тильзитский мир, войны Вели­кой французской революции), вскрывает особенности положения пролетар­ской революции и ее коренное отличие от революции буржуазной.

Владимир Ильич рассматривал Брестский мир как передышку, необходи­мую не только для непосредственной организации вооруженных сил («эпоха войн учит нас, что мир играл нередко в истории роль передышки и собирания сил для новых битв»), но и для укрепления пролетарской диктатуры в це­лом, для налаживания новых организационных, социалистических отношений.

Владимир Ильич подчеркивал глубокое принципиальное различие между буржуазной и пролетарской революцией.

«Одно из основных различий между буржуазной и социалистической револю­цией состоит в том, что для буржуазной революции, вырастающей из феодализма, в недрах старого строя постепенно создаются новые экономические организации, которые изменяют постепенно все стороны феодального общества. Перед буржуаз­ной революцией была только одна задача — смести, отбросить, разрушить все путы прежнего общества. Выполняя эту задачу, всякая буржуазная революция выпол­няет все, что от нее требуется: она усиливает рост капитализма.

В совершенно ином положении революция социалистическая. Чем более отста­лой является страна, которой пришлось, в силу зигзагов истории, начать социали­стическую революцию, тем труднее для нее переход от старых капиталистических отношений к социалистическим. Здесь к задачам разрушения прибавляются новые неслыханной трудности задачи — организационные» (т. XXII, стр. 315).

Пролетарская революция опирается на беззаветную поддержку совет­ской власти народными массами. Трудящиеся должны вести революционную войну как свое близкое, кровное дело. Чем глубже трудящиеся массы овладе­вают завоеваниями революции, чем полнее, если так можно выразиться, «осваивают» их, тем выше обороноспособность пролетарской диктатуры. «Ле­вые» коммунисты частенько ссылались на пример революционных войн бур­жуазной Франции, забывая, что «чудо», порожденное французской революци­ей, было обусловлено тем, что «могучая революционная армия явилась над­стройкой над экономической основой нового, высшего способа произ­водства».

«Побежденный феодализм, упроченная буржуазная свобода, сытый кре­стьянин против феодальных стран — вот экономическая основа «чудес» 1792— 1793 годов в военной области» (Ленин, «О революционной фразе», т. XXII, стр. 263).

Ничего подобного в Советской России во время Брестского мира не было. Новый, социалистический порядок едва лишь начал складываться на пред­приятиях, крестьянин, измученный войной, избавленный революцией от по­мещичьей кабалы, не начал еще жить по-новому, работая на себя.

Надо было «ловить» каждый час, каждый день передышки, ибо она умно­жала силы и ресурсы пролетарской власти, способствовала скорейшему сози­данию железного, революционного порядка внутри страны, подготовляла пе­реход народных масс (и в особенности крестьянства) к новой, освободи­тельной революционной войне.

Ленинская теория передышки, его учение о соотношении между револю­ционной войной и мирным социалистическим строительством имеют громад­ное значение для понимания всей политики нашей партии. Революционная война и мирное строительство социализма не являются противоположностью. Это различные формы классовой политики и классовой борьбы проле­тариата за социализм. Успешная революционная война расширяет и укреп­ляет плацдарм социалистического строительства. Успешное строительство со­циализма подготовляет в экономическом, политическом и военном отноше­нии победу рабочего класса в революционной войне.

Политика мира пролетарского государства и революционная война точно так же не образуют противоположности. Это различные формы классовой политики победившего пролетариата. Политика мира Советского союза столь же революционна и необходима, как и вооруженная оборона советской власти против империализма. Только соединение того и другого, только пра­вильный учет внутренней и международной обстановки дают правильную так­тическую линию коммунистических партий по отношению к войне.

Весь героический путь вооруженной борьбы Октябрьской революции про­тив царских генералов, чехо-словаков, белогвардейской Польши, блока 14 империалистических держав, успехи политики мира и победоносное строи­тельство социализма в СССР явились огромной исторической проверкой уче­ния Ленина и Сталина о революционных войнах пролетарского государства, учения о соотношении между революционной войной, политикой мира и строительством социализма.

Десятилетний путь, пройденный партией и рабочим классом без Ленина, показал, что наша партия высоко держит знамя ленинизма; она воплотила великое учение Ленина—Сталина в гигантских завоеваниях социализма, в ко­лоссальном укреплении международной мощи Советского союза.

Теснейшая связь между строительством социализма и укреплением оборо­носпособности страны (т. е. подготовкой успешной революционной войны пролетарского государства против империализма) с исключительной яр­костью обнаружилась за последние годы, когда наша партия, руководимая т. Сталиным, гениальным продолжателем дела Ленина и самым выдающимся теоретиком революционного марксизма нашей эпохи, осуществила всемирно-­историческую задачу построения фундамента социалистической экономики, создала из старой, отсталой, полуколониальной России могучую индустриаль­ную страну, подняла на небывалую высоту обороноспособность пролетар­ского государства, обеспечила решающую роль Советского союза во всей ми­ровой политике.

Собственная тяжелая индустрия, рост материального благосостояния ра­бочего класса, разгром кулачества, победа колхозного строя в деревне, борь­ба за большевистские колхозы и превращение всех колхозников в зажиточ­ные, мощный подъем социалистической активности и рост культуры миллион­ных масс рабочих и колхозников, растущая активность всех слоев советской интеллигенции, наша могучая Красная армия, оснащенная передовой техникой, — вот несокрушимый источник обороноспособности и непобедимости Советского союза. В этом заложен колоссальный запас хозяйственных, поли­тических и военных возможностей для победоносной революционной войны.

В случае империалистической интервенции в пределы Советского союза эти возможности будут превращены в действительность. Тому порукой ле­нинский ЦК нашей партии во главе с т. Сталиным, в совершенстве владею­щий искусством руководства не только мирным строительством социализма, но и революционной войной против империализма.

Журнал «Большевик», № 1, 1934 г., стр. 96-120

Ленин и Сталин о войнах империалистической эпохи и тактике большевизма: Один комментарий

  1. Вся вторая половина века двадцатого прошла под флагом социалистических национально освободительных войн Корея Вьетнам Китай.Процесс деколонизации захватил Индию Алжир Страны Африки Революция на Кубе. О чем это говорит? Вдумайтесь !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.