Ревизионизм

ревизионизмРЕВИЗИОНИЗМ — враждебное марксизму тече­ние в рабочем движении, возникло в период перехода домонополистического капитализма в его империалистическую стадию, когда марксизм становится общепризнанным учением пролета­риата и побеждает все прочие идеологии рабо­чего движения.

Как оформленное течение ревизионизм сложился в конце 90-х гг. в Германии, где быв­ший марксист Бернштейн дал имя этому тече­нию, выступив с рядом «поправок» к Марксу, с «ревизией» марксизма. В статьях в «Neue Zeit» в 1896 г., а затем в изданной им в 1899 г. книге «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии» Бернштейн отказывается от марк­сизма, «ревизует» Маркса в основных вопросах философии, политэкономии и политики марк­сизма.

В области политэкономии ревизионизм ополчил­ся против марксовой теории концентрации, в частности, в области аграрных отношений про­тив теории обнищания пролетариата. Ревизионизм пы­тался утверждать, что монополистический капитализм несет с собой демократизацию капита­листической собственности (акционерные общества), уничтожает капиталистическую конкуренцию, ослаб­ляет кризисы, притупляет и смягчает классо­вые противоречия. Тем самым отвергалась марксова теория кризисов и краха капита­лизма.

В области политики ревизионизм отбрасывает тео­рию революции, насильственного захвата вла­сти пролетариатом, теорию диктатуры пролетариата, противопоставляя им путь мирного развития, врастания капитализма в социализм, затухания классовой борьбы. Ревизионизм представлял собой течение, «требовавшее отка­за от революции, от социализма, от диктатуры пролетариата». [История ВКП(б). Под редак­цией Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 37]

Социально-экономической базой ревизионизма является рабочая аристократия, подкармливаемая буржуазией, мелкобуржуазные попутчики, пар­тийные и профсоюзные бонзы. Ревизионизм опирался и на более отсталые элементы рабочего класса, на новых «рекрутов» движения, еще не отор­вавшихся от мелкобуржуазной идеологии.

Ревизионизм — интернациональное явление, проявившееся с большей или меньшей силой во всех партиях 2-го Интернационала, принимавшее в связи с различной исторической обстановкой различные формы. Во Франции идеологом ревизионизма выступал Жорес, его практическим выразителем — Мильеран, осуществивший на деле теорию классового сотрудничества с буржуазией. «В чем состоит «новое» направление, которое «критически» относится к «старому, догматическому», мар­ксизму, это с достаточной определенностью сказал Бернштейн и показал Мильеран». (Ленин, Соч., т. IV, стр. 367) «Французский мильеранизм, — указывает Ленин, — самый крупный опыт, применения ревизионистской политической тактики в широком, дей­ствительно-национальном масштабе». (Ленин, Соч., т. XII, стр. 188)

Своеобразные формы принял ревизионизм в Австрии, где он носил характер так называемого австромарксизма, наиболее тонкой и завуалированной формы ревизии марксизма.

В России ревизионизм, меняя свое обличие, прошел тот же путь, что и в Западной Европе. «Легаль­ный марксизм» (Струве, Булгаков), «экономизм» (Прокопович, Кускова, Мартынов) отстаива­ли те же взгляды, что и бернштейнианство, являясь его русской разновидностью. Мень­шевизм, троцкизм были дальнейшим этапом развития ревизионизма на русской почве; они подвергли пересмотру идеологические, тактические и организационные принципы марксизма. Годы реакции в России породили и усилили новые попытки ревизии марксизма. Знамя ревизионизма было подхвачено и теми течениями, которые долгие годы открыто вели борьбу с марксизмом, и которые в условиях гегемонии марксизма в рабо­чем движении пытались приспособиться к мар­ксизму, «исправляя» его. «Революционные синдикалисты» (Лагардель, Сорель, Лабриола) «сплошь да рядом апеллируют от Маркса, неверно понятого, к Марксу, верно понимае­мому». (Ленин, там же, стр. 189)

Отношение к ревизионизму, как идейно-теоретическому при­крытию оппортунизма, было той лакмусовой бумажкой, которая выявила подлинный харак­тер различных течений в рабочем движении, исторически проверила их. Борьба Плеханова, Р. Люксембург, Фр. Меринга против бернштейнианства принадлежит к лучшим страницам их деятельности. Плеханов отстаивал материалистическую диалектику против идеалистической похлебки Бернштейна, К. Шмидта и др. Роза Люксембург и левые германские социал-демократы вскрыли буржуазный характер ревизионизма. Но и Пле­ханов, и Роза Люксембург обошли важнейшие вопросы, поднятые Бернштейном. Плеханов обошел молчанием проблему государства и дик­татуры пролетариата, ничего не сделал, чтобы вскрыть фальсификацию Бернштейном взгля­дов Маркса по этим вопросам.

В блестящих и острых по форме статьях Р. Люксембург ска­зались ее собственные ошибки, теория автоматического краха капитализма, теория стихийности. Она также обошла вопрос о диктатуре пролета­риата, уступила ревизионизму в вопросе о на­сильственном захвате власти пролетариатом. Люксембург и другие не смогли вскрыть клас­совые корни ревизионизма, не вели подлинной борьбы за полное и окончательное размежевание с ним.

Бебель на Ганноверском съезде 1899 г. и Дрезденском 1903 г. отстаивал марксистские взгляды, заявив, что партия останется на прежних пози­циях, будет держаться старой испытанной так­тики, но борьба с ревизионизмом не была поднята им на должную идейно-политическую высоту. Осудив ревизионизм, германская социал-демократия не только не сделала ника­ких организационных выводов, но предоста­вила Бернштейну полную возможность пропаганды своих взглядов. Ревизионизм становится законным течением в рядах социалистических партий, примиренческое отношение к ревизионизму стало характерным явлением для всего 2-го Интернационала. Наи­более ярким выразителем его явился Каутский. Начав полемику с Бернштейном против своей воли, под давлением Бебеля и Р. Люксембург, Каутский, отстаивая на словах марксизм, на деле сдавал ревизионизму одну позицию за другой. Как показал Ленин, Каутский в полемике с Берн­штейном прямо обошел вопрос о пролетарской диктатуре, не разоблачая бернштейнианского извращения Маркса в вопросе о том, что про­летариат не может просто овладеть готовой государственной машиной. Он обошел этот вопрос и в своей работе «Путь к власти» (1909). Ярко сказалось примиренчество Каут­ского в резолюции, внесенной им на Париж­ском конгрессе 2-го Интернационала по поводу «казуса Мильерана». «Каучуковая» резолюция по сути дела оправдывала мильеранизм, оставляя лазейку для всех ревизионистов.

Последовательно революционную борьбу про­тив ревизионизма повел Ленин и возглавленная им пар­тия большевиков. Уже с первых шагов своей революционной деятельности Ленин задолго до Плеханова начинает борьбу с русской разновидностью ревизионизма, с «легальным марксизмом», со Струве. В знаменитом «Проте­сте», направленном против программного до­кумента русского «экономизма» «Credo», Ленин дает политическую оценку ревизионизма «Пресловутая Бернштейниада… означает попытку сузить теорию марксизма, попытку превратить революцион­ную рабочую партию в реформаторскую». (Ленин, Соч., т. II, стр. 481)

В «Что делать?» Ленин развернул борьбу с ревизионизмом, как русским, так и международным, показал его единство, его интернациональный характер. «В настоящее время (теперь это уже явственно видно) анг­лийские фабианцы, французские министериа­листы, немецкие бернштейнианцы, русские критики, — все это одна семья, все они друг друга хвалят, друг у друга учатся и сообща ополчаются против «догматического» марксиз­ма». (Ленин, Соч., т. IV, стр. 366) Ленин проводил борьбу с ревизионизмом и при обсуждении программы «Искры». Благодаря настоянию Ленина, впервые после Маркса и Энгельса был в программу РСДРП включен вопрос о дикта­туре пролетариата. «Вопрос о диктатуре проле­тариата поставлен в этой программе ясно и определенно, притом поставлен именно в связи с борьбой против Бернштейна, против оппорту­низма». (Ленин, Соч., т. XXV, стр. 431) Ленин показал недостаточность борьбы с ревизионизмом со сто­роны лидеров 2-го Интернационала. Он пока­зал лицо ревизионизма как замаскированного буржуаз­ного либерализма, вскрыл его классовые кор­ни. Ленин настойчиво и систематически вел линию на раскол с ревизионизмом и примиренцами к нему как внутри РСДРП, так и во 2-м Интернацио­нале. Идейно-политическую борьбу с ревизиониз­мом  Ленин тесно увязывал с классовой борь­бой пролетариата.

Одновременно с Лениным ведет борьбу с ревизионизмом Сталин. «В реши­тельной и непримиримой борьбе против гру­зинского «легального марксизма», против большинства «Месаме-даси», возглавляемого Н. Жордания, зародилась, оформилась и вы­росла под руководством товарища Сталина революционная ленинско-искровская социал-демократиче­ская большевистская организация в Закавказье». (Берия Л., К вопросу об истории большевистских организаций в Закав­казье, 5 изд., 1939, стр. 23) Наряду с «легаль­ным марксизмом» Сталин ведет борьбу с «экономизмом», меньшевизмом. Борьбе против ревизионизма, как и против анархизма, посвящен ряд замечатель­ных статей Сталина «Анархизм или социализм».

В борьбе с ревизионизмом как русским (меньшевизм, троцкизм, отзовизм, ликвидаторство), так и международным, с примиренчеством к нему, с центризмом Ленин и Сталин выковали партию нового типа, вооруженную теорией революци­онного марксизма. В процессе этой борьбы Ленин и Сталин подняли теорию Маркса на новую высоту. Гениально, пророчески Ленин предвидел, что «идейная борьба революционного марксизма с ревизионизмом в конце 19 ве­ка есть лишь преддверие великих революци­онных битв пролетариата, идущего вперед к полной победе своего дела вопреки всем шата­ниям и слабостям мещанства». (Ленин, Соч., т. XII, стр. 189) Это ленинское положение блестяще оправдалось. В период всеобщего кри­зиса капитализма, победы Великой Октябрь­ской социалистической революции ревизионизм, ставший официальной идеологией 2-го Интернацио­нала, выступает, как открыто враждебное мар­ксизму течение, отвергающее идейно-теорети­ческие и программно-политические основы марксизма.

Ревизионизм выступил не только против политических и экономических взглядов Маркса и Энгельса, но под флагом пересмотра и «исправления» вы­ступил против философской основы марксизма-ленинизма — против диалектического мате­риализма.

Наиболее распространенными течениями фи­лософского ревизионизма являлись: неокантианство (Берн­штейн, Макс Адлер, Форлендер, Каутский и др.), махизм (Фридрих Адлер, Отто Бауэр и др.), в последнее время — неогегельянство (Зигфрид Марк) в Западной Европе, а в России — «легальный марксизм», неокантианство (Струве, Булгаков, Бердяев), махизм—эмпириокрити­цизм (Богданов, Базаров, Юшкевич и др.) и, наконец, меньшевиствующий идеализм и меха­ницизм. По-разному, но с единых позиций выступали ревизионисты против марксизма. Это единство заключалось в том, чтобы философию марксизма превратить в кантианство, махизм, идеализм, мистику и поповщину, чтобы теоре­тически разоружить рабочий класс и отравить его сознание буржуазными «теориями» прими­рения с капитализмом.

Поход против филосо­фии марксизма оформился в 90-х годах прош­лого века, когда марксизм и диалектический материализм завершили свою победу над всеми враждебными рабочему классу идеологиями. Остатки этих враждебных марксизму идео­логий продолжали борьбу против марксиз­ма, изменив методы и формы этой борьбы. Враги марксизма под видом его исправле­ния и дополнения пытались выхолостить его революционное содержание. Те элементы, которые раньше занимали явную антимарксистскую позицию, теперь выступали на почве победив­шего марксизма как его ревизионисты. Ревизионизм был удобной формой прикрытия, маскировки для врагов марксизма. В 1913 г. в статье «Историче­ские судьбы учения Карла Маркса» Ленин писал: «Диалектика истории такова, что теоре­тическая победа марксизма заставляет врагов его переодеваться марксистами». (Ленин, Соч., т. XVI, стр. 332)

Ревизионисты «призна­вали» марксизм и философский материализм Маркса, но это признание имело целью подо­рвать марксизм изнутри, чтобы, используя его авторитет, под флагом марксизма, протаскивать реакционные и враждебные пролетар­скому движению теории. Они являлись провод­никами буржуазного влияния на пролетариат. В своей борьбе с марксизмом ревизионисты, заявляя «о согласии» с философскими основами марксизма, так «поправляли» марксизм, что это приводило к отказу от марксизма, к извраще­нию его в угоду идеализму, поповщине, в уго­ду реакционным классам. Пересмотр теорети­ческих основ марксизма начал Эд. Бернштейн. Свою ревизию марксизма он начал с обвине­ния марксистов в гегельянстве, с доказатель­ства несостоятельности диалектики. «Диалектика, — писал он, — предательница, она — заса­да на пути к правильному суждению о вещах».

Диалектика как развитие на основе борьбы противоположностей, как развитие со скачка­ми, катастрофами, переходами от старого к новому, революциями в природе и обществе вы­зывает дикую злобу и ненависть со стороны ревизионистов. Диалектика у ревизионистов за­меняется вульгарной теорией эволюции, рас­сматривающей движение как простой процесс роста, где медленное, постепенное развитие и количественное изменение не ведут к каче­ственным изменениям, к скачкам. ««Конечная цель — ничто, движение — все», это крылатое сло­вечко Бернштейна, — писал Ленин, — выражает сущность ревизионизма лучше многих длин­ных рассуждений». (Ленин, Соч., т. XII, стр. 188) Учение об эволюции является теоре­тическим обоснованием отрицания революции пролетариата, обоснованием мирного сотрудни­чества классов — буржуазии и пролетариата. Общее стремление философских ревизионистов заключается в уничтожении материалистической диалектики, так как это мировоззрение дает объективное реальное представление о ходе развития природы и человеческого общества, так как это мировоззрение способствует осозна­нию исторической роли пролетариата. Эти лакеи буржуазии пытались отвлечь массы от мате­риализма и отравить их сознание идеализ­мом и религией. Все ревизионисты апелли­руют к Канту, утверждая необходимость со­единения Маркса с Кантом. Форлендер разви­вает ту мысль, что марксизму недостает этиче­ского обоснования социализма, якобы обоснованного и развитого Кантом. Он считает, что «категорический императив Канта оживляет Маркса в наше время».

Другой кантианец, Макс Адлер, доказывал, что у Маркса нет своей философии, а есть лишь материалистическое понимание истории. Кантовскую теорию чи­стого разума и ее априорных форм, о которой сам Кант говорил, что в ней он ограничил разум, чтобы дать место вере, Адлер считает необходи­мым объединить с материалистическим пониманием истории. В угоду буржуазии все философские ревизионисты клевещут на материализм, назы­вая его метафизикой и мистикой.

Ленин разоблачил реакционную, буржуазную сущ­ность ревизионистов, которые «отвергают некото­рые более или менее существенные стороны уче­ния Маркса, становятся, например, в философии не на сторону диалектического материализ­ма, а на сторону неокантианства». (Ленин, Соч., т. III, стр. 499) Почти все ревизионисты в своей критике марксизма примыкали к нео­кантианству, этой официальной философии социал-демократии. В России в качестве прямого лозунга борьбы с марксизмом и революционным рабо­чим движением лозунг «назад к Канту» был вы­двинут в 1890—900-х гг. тогдашними «легаль­ными марксистами» Струве, Булгаковым, Бер­дяевым. Весь политический смысл «легального марксизма» и его философии заключался в том, чтобы выхолостить революционное содержание марксизма и приспособить его к полицейскому режиму русского самодержавия. Ленин вскрыл кантианские основы «легального марксизма» (струвизма), показав сплошную реакционность этого течения. После поражения революции 1905 г. «наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали револю­цию, издевались над ней, воспевали предатель­ство, воспевали половой разврат под видом «культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами». [История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 96—97]

Богданов, Базаров, Юшкевич, Луначарский и другие выступили с критикой марксизма. «Кри­тика эта отличалась от обычной критики тем, что она велась, не открыто и честно, а завуали­рованно и лицемерно под флагом «защиты» основных позиций марксизма. Мы, говорили они, в основном марксисты, но хотели бы «улучшить» марксизм, освободить его от неко­торых основных положений. На самом деле они были враждебны марксизму, ибо стара­лись подорвать теоретические основы марксизма, хотя на словах лицемерно отрицали свою враждебность к марксизму и продолжали двурушнически называть себя марксистами». (там же, стр. 97)

Ленин и большевики рассчитывали, что про­тив «нового» ревизионизма выступит Плеханов, но эти ожидания не оправдались. Плеханов больше отделывался от эмпириокритиков, чем разделывался с ними. Он написал ряд статей фельетонного порядка, но не дал критики по существу. Эту задачу выполнил Ленин в своей знаменитой книге «Материализм и эмпирио­критицизм». Вскрыв классовые и гносеологические корни эмпириокритицизма, Ленин показал, что представители его, «объединен­ные — несмотря на резкие различия политиче­ских взглядов — враждой против диалектиче­ского материализма, претендуют в то же вре­мя на то, что они в философии марксисты! Энгельсовская диалектика есть «мистика», — говорит Берман, взгляды Энгельса «устаре­ли», — мимоходом, как нечто само собою разу­меющееся, бросает Базаров, — материализм ока­зывается опровергнутым нашими смелыми воинами, которые гордо ссылаются на «современ­ную теорию познания», на «новейшую фило­софию» (или «новейший позитивизм»), на «фило­софию современного естествознания» или даже «философию естествознания 20 века»». (Ленин, Соч., т. XIII, стр. 11)

В 1906—09 гг., в связи с ростом философской реакции, Сталин написал ряд теоретических статей, где разоблачил ревизионистов и пока­зал всю их враждебность марксизму. (см. Берия Л., К вопросу об истории больше­вистских организаций в Закавказье). В этих статьях Сталин дает глубокое изложение основ диалектического материализма, дает их в единстве с насущными задачами революционной клас­совой борьбы пролетариата. Философскую, тео­ретическую борьбу Ленин и Сталин всегда свя­зывали с политическими течениями в партии и рабо­чем классе, с основными вопросами революции. Все же формы философского ревизионизма, так или иначе, характеризуются отрывом теории от практики, отрывом политических идей марксизма от философ­ской основы, эклектизмом, софистикой и т. п. Партийность философии отвергается всеми. Бернштейн настаивал на строгом отграничении области науки от практики. Каутский противо­поставляет научный социализм Маркса «чистой науке». Не понят принцип партийности в фило­софии и Плехановым. Отрицание партийности в философии характерно и для разновидностей современного философского ревизионизма — механицизма и меньшевиствующего идеализма.

Наиболее полную и глубокую характери­стику ревизионизма дал Ленин. «В области философии, — писал он, — ревизионизм шел в хвосте буржуаз­ной профессорской «науки». Профессора шли «назад к Канту», — и ревизионизм тащился за неокантианцами, профессора повторяли тысячу раз сказанные поповские пошлости против философского материализма, — и ревизионисты, снисходительно улыбаясь, бормотали…, что материализм давно «опровергнут»; профессора третировали Гегеля, как «мертвую собаку», и, проповедуя сами идеализм, только в тысячу раз более мелкий и пошлый, чем гегелевский, през­рительно пожимали плечами по поводу диалек­тики, — и ревизионисты лезли за ними в болото философского опошления науки, заменяя «хит­рую» (и революционную) диалектику «простой» (и спокойной) «эволюцией»; профессора отраба­тывали свое казенное жалованье, подгоняя и идеалистические и «критические» свои системы к господствовавшей средневековой «философии» (т.е. к теологии), — и ревизионисты пододвига­лись к ним, стараясь сделать религию «частным делом» не по отношению к современному госу­дарству, а по отношению к партии передового класса.

Какое действительное классовое зна­чение имели подобные «поправки» к Марксу, об этом не приходится говорить — дело ясно само собой». (Ленин, Соч., т. XII, стр. 184— 185) Ленин показывает, что все виды философ­ского ревизионизма питаются враждебными марксизму буржуазными и мелкобуржуазными идеологиями.

Философия диалектического материализма как неразрывная составная часть единого цело­стного мировоззрения марксизма-ленинизма, как теоретический фундамент коммунизма вы­ковывалась в борьбе против ревизионизма — против идеа­лизма и против вульгарного, механического матери­ализма. Маркс и Энгельс боролись как с идеалистическими взглядами Прудона и т. д., так и с механическим материализмом и эклектиз­мом Дюринга и других, и вульгаризаторством школы Бюхнера—Фогта—Молешотта. Ленин показал нам классические образцы последо­вательной непримиримой борьбы с ревизио­низмом против субъективного метода в социо­логии народников, против кантианства и объек­тивизма Струве, против махизма Богданова и др., против механистических тенденций в лагере материалистов, против отступлений Плеханова от философии марксизма.

Товарищ Сталин повседневно показывает нам классические образцы борьбы с оппортунизмом и ревизионизмом за линию партии на философ­ском фронте, за очищение и оттачивание тео­ретического оружия пролетариата, строящего, коммунизм. «История партии учит…, что без непримиримой борьбы с оппортунистами в своих собственных рядах, без разгрома капиту­лянтов в своей собственной среде партия рабочего класса не может сохранить единство, и дисциплину своих рядов, не может выпол­нить свою роль организатора и руководителя пролетарской революции, не может выполнить свою роль строителя нового, социалистиче­ского общества. История развития внутрен­ней жизни нашей партии есть история борьбы и разгрома оппортунистических групп внутри партии — «экономистов», меньшевиков, троцки­стов, бухаринцев, национал-уклонистов». [Исто­рия ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 343]

Лит.: Ленин В. И., Соч., 3 изд., т. I (Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве, гл. II); т. II (Еще к вопросу о теории реализа­ции, стр. 411); т. III (Некритическая критика, стр. 500— 501); т. IV (Что делать? [раздел] I); т. XII (Марксизм и ревизионизм); т. XIII (Материализм и эмпириокри­тицизм, стр. 11—12); т. XV (Разногласия в европейском, рабочем движении, О некоторых особенностях истории развития марксизма); т. XXI (Государство и револю­ция, стр. 382—383); т. XXVIII ([Письма], стр. 20, 25, 39—40); т. XXX [Karl Kautsky, Bernstein und das socialdemokratische Programm—Eine Antikritik (Рецен­зия), стр. 10]; Сталин И., Вопросы ленинизма II изд., [М.], 1939; Берия Л., К вопросу об исто­рии большевистских организаций в Закавказье, [М.], 1939; Плеханов Г., Соч., 3 изд., т. XI, М.—Л., 1928 (см. статьи против Бернштейна, статьи против К. Шмидта, статьи против П. Струве); Люксем­бург Р., Избранные сочинения, т. I — Против рефор­мизма, ч. 1, М.—Л., 1928, ч. 2, М., 1930.

БСЭ, 1 изд., т.48 , к.363-370

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.