Телевидение и интернет как оружие в классовой борьбе — 3

интернет31 часть   2 часть

Из особенности 4), что каждый интернет-пользователь сам является источником информации, прямо вытекают другие особенности Интернета:

6) Интернет предоставляет пользователям реальную свободу выбора.

Интернет, в отличие от традиционных СМИ, позволяет каждому интернет-пользователю из всего громаднейшего объема имеющейся в нем информации отбирать ту информацию, которая ему требуется, которая его интересует.

Мы уже выше говорили, что в силу того, что технические средства (здания, сооружения, оборудование и пр.), обеспечивающие функционирование традиционных средств массовой информации, принадлежат господствующему в обществе классу, в настоящее время – классу буржуазии, то и информация, которую они распространяют, отражает исключительно классовые интересы буржуазии. Кинофильма, радиоканала, телеканала или книги, изданной действительно массовым тиражом, в которых бы звучала точка зрения пролетариата и трудящихся масс, хотя они и составляют подавляющее большинство населения, в капиталистическом обществе никогда не будет. Этого не позволит буржуазия, потому что СМИ, распространяющие правду, будут подрывать идейные основы господства класса буржуазии в обществе. «Кто платит» (то есть, кому принадлежат технические средства массового вещания), «тот и заказывает музыку».

Отсюда получается, что выбор информации, предоставляемый капиталистами трудящемуся населению через традиционные СМИ, фактически отсутствует. Несмотря на обилие существующих телеканалов (130 – 160 и более!), радиоканалов (их десятки!), тысячи создаваемых капиталистами кинофильмов и миллионы издаваемых книг и журналов читать и смотреть приходиться только то, что позволяет буржуазия, и слушать то, что она хочет сказать. Но не более того!

Множество телеканалов и пр. – это все та же видимость выбора (но не действительный выбор!), как и буржуазная парламентская система, и буржуазный демократизм. Политических партий в буржуазных парламентах вроде много, но на самом деле все это множество партий липовое – на деле это одна партия, выражающая волю класса буржуазии, только разделенная на несколько частей с разными названиями специально для создания у трудящихся масс иллюзии демократии.

Совсем иное дело Интернет. Здесь выбор информации не только колоссален, но главное – он реален!  Интернет-пользователя невозможно против его воли заставить смотреть или слушать то, чего он не хочет! Попав случайно на неприятный для него источник информации, который показался ему  лживым и недостоверным (к примеру, на тот же федеральный телеканал – у каждого телеканала теперь есть в Интернете свой сайт), интернет-пользователь больше никогда на него не зайдет. Он станет искать для себя другие сайты, в материалах которых отражалось бы то, что он видит в своей реальной жизни. И именно таким интернет-ресурсам он и будет доверять –  регулярно на них заходить и знакомиться с тем, что на них публикуется. Фактически каждый интернет-пользователь в Интернете сам формирует свой пакет источников информации, составленный из тех сайтов или страниц, которым он доверяет и информацией которых он интересуется.

Что это означает? А то, что теперь так легко, как это было прежде, в период господства телевидения, когда телезрителям приходилось «есть, что дают», трудящихся уже не провести. Теперь именно они, а не владельцы интернет-СМИ, сколь бы крупными они не были, будут определять «рынок» Интернет-пространства, то есть ту информацию, которая в нем востребована интернет-пользователями.  Что это будет за информация, гадать не приходится – мы ее уже назвали: это будет та самая правда жизни, которую каждый трудящийся ежедневно и ежечасно видит вокруг себя. Такую правду буржуазные интернет-СМИ дать не смогут по определению, потому что это будет означать политический конец класса буржуазии. Буржуазные ресурсы будут вынуждены продолжать тотально лгать, «рисовать» виртуальную, несуществующую действительность вместо реальной, окружающей каждого интернет-пользователя. Ничего иного трудящимся они предложить не могут, а значит, популярность их будет неизбежно падать. Система буржуазной пропаганды, известная как политика «регулируемой идеологии» (масс-технологии), потерпит окончательный крах, приближая тем самым конец идеологического господства буржуазии в обществе.

Буржуазия, понимая эту опасность, стремится максимально урезать для интернет-пользователей свободу выбора. Она использует для этого самые разнообразные средства, в том числе, например, поисковые системы, «свободные» энциклопедии и др. (подробнее о методах борьбы буржуазии против трудящихся масс в Интернете мы поговорим  в следующей части нашей статьи). Буржуазии в значительной степени удается продолжать дурачить определенную, наиболее невзыскательную часть интернет-пользователей. Однако достичь прежнего информационного господства, которое она имела в эпоху телевидения, уже не получается.

Еще одна важнейшая, если не самая важная, особенность Интернета, также являющаяся прямым следствием особенности 4):

7) Невозможность централизации Интернета.

Вот эта картинка неплохо иллюстрирует то, как устроена Всемирная Сеть.

Интернет1Она упрощенная, но показывает главное, что по самой своей архитектуре Интернет не может быть подчинен одной или нескольким (т.е. очень ограниченному количеству) информационным центрам, как это имеет место при любой из прежних технологий массового распространения информации.

Формальное множество телеканалов, радиоканалов, типографий, киностудий в любой капиталистической стране, вне зависимости от того, кто конкретно является их владельцами, управляется либо из единого центра, либо из ограниченного их числа. Делается это для того, чтобы упорядочить и строго регламентировать информационный поток для трудящихся масс, давая народу только ту информацию и только в таком объеме, которые выгодны господствующему классу (или правящей группе финансового капитала). Именно поэтому все новости во всех российских СМИ всегда бывают как под копирку – они затрагивают только строго определенный круг вопросов, подавая их в строго определенном ключе. Если вариации и допускаются, то только литературно-стилистические, чтобы уж совсем не доходить до маразма. Хотя до него и так недалеко, особенно если сравнить то, что публикуют российские СМИ, с тем, что передает, например, ВВС. Сразу становится понятно, кто кого копирует, и кто, собственно, определяет весь официальный информ-поток в России. Вот поэтому мы в России знаем подробности личной жизни королевской семьи Великобритании и происшествия, случившиеся на праздновании Хелоуина в каком-нибудь Сан-Франциско, но понятия не имеем, какие заводы имеются в нашем собственном городе и что они производят.

В Интернете организация такого, строго дозированного в интересах определенной общественной группы, информационного потока невозможна. В нем невозможно создать один или несколько информационных центров, которым бы подчинялись все остальные источники информации. В Интернете каждый интернет-пользователь сам является источником информации (см. особенность 4). То, что материальная база интернет-соединений, обеспечивающая связь пользователей Сети между собой, –  медные и оптические кабели, сервера и т.п. находятся в руках крупного капитала, нам отлично известно, но сути дела это не меняет. Информация, которая проходит по этим кабелям и которая хранится на серверах, от воли капитала не зависит: не по его команде она создается и не он определяет ее содержание – это делается по воле и желанию миллиардов пользователей Интернета.

Буржуазия в силу своего идеалистического мировоззрения наивно полагает, что информация в Интернете может стать частной собственностью капиталистов. Но информация, понимаемая как сведения, знания людей (см. выше принятое нами определение информации), вообще не может быть частной собственностью! Информация по самому своему существу есть общественная собственность, достояние всего человеческого общества в целом. Вот поэтому и терпят крах все попытки буржуазии распространить частную собственность на продукты интеллектуального труда людей (т.н. «интеллектуальная собственность»). Ведь то, что становится известно другим людям, есть их неотъемлимое достояние. Его уже не отобрать назад, не присвоить, не украсть и не спрятать под замок. Отсюда старая и очень мудрая пословица – «Знание, это единственное богатство, которое у человека нельзя отнять». Народ давно понял эту истину и выразил свое понимание в пословице.

Украсть, спрятать, присвоить можно только что-то материальное. Касательно информации, это может быть только материальный носитель информации – книга, дискета, магнитная пленка и т.п. Вот на это право частной собственности может быть распространено. Это можно отобрать и присвоить себе, сделать своей частной собственностью. Но нематериальное, то есть сам нематериальный продукт  труда, присвоить невозможно! Нельзя запретить людям напевать песню или читать стихотворение, если они их услышали и запомнили. Невозможно изъять из памяти людей образ картины, написанной художником. Можно присвоить холст, на котором она изображена, но само изображение, если его хоть раз кто-то видел (а картины пишутся не для себя, для других, для общества!), частной собственностью отдельного лица уже не является, оно общая собственность всех, кто с ним знаком.

Почему так? А потому что знания, нематериальные произведения науки и культуры – это по природе своей общественный продукт. Это не только результат труда отдельных индивидуумов – научных гениев, выдающихся певцов и художников и пр., как утверждает это буржуазия. Знания, в том числе и конкретные научные открытия, литературные произведения, компьютерные программы и пр. – это результат тысячелетнего предшествующего труда и развития всего человеческого общества в целом. Вклад конкретного ученого (художника, писателя и др.) – это что-то типа вклада мышки из русской сказки про репку. Он, конечно, важен, этот вклад, но ведь никак нельзя сказать, что репку выдернула из земли мышка! Усилия мышки только завершили процесс «выдергивания репки». Но в нем участвовали все, кто тянул ее – и дедка, и бабка, и внучка, и Жучка, и даже кошка. Это итог труда всех, а не одного!

Вот поэтому борьба буржуазии за интеллектуальную собственность наивна и заведомо безуспешна. С помощью силы своего государства, своего аппарата насилия, она может попытаться ограничить массовое коммерческое использование интеллектуальной собственности, размещенной на материальных носителях, то есть вести конкурентную борьбу за прибыли внутри своего собственного общественного класса. Может различными ухищрениями попытаться заставить потребителей платить дополнительные деньги за те или иные нематериальные продукты, например, компьютерные программы, устанавливая их принудительно на новые компьютеры и включая цену этих программ в общую стоимость компьютера, и др.  Но запретить всем распространять составляющую суть этой интеллектуальной собственности информацию бесплатно невозможно в принципе – люди все равно будут это делать, ибо это достояние всех, всего общества, всего человечества.

Именно это качество Интернета – невозможность его централизации – и не позволяет буржуазии диктовать во Всемирной Сети свою волю и навязывать свою идеологию также легко как она это делает с традиционными СМИ. Почему, мы объясняли выше, в том числе по чисто технологическим причинам: потому что компьютеры пользователей Интернета являются одновременно и приемникам и передатчиками информации. И этого качества у них отнять нельзя. Стоит только попробовать это сделать, то есть изменить как-то компьютеры пользователей и лишить их владельцев возможности быть равноправными источниками информации в Интернете, лишить их технические устройства выхода в Интернет — компьютеры или смартфоны способности передавать информацию, оставив им только функцию приема информации, как тут же Интернет как таковой будет уничтожен. Такой урезанный «Интернет» не будет нужен ни пользователям (они не будут иметь возможности использовать его как средство связи, как средство коммуникации!), ни самой буржуазии, поскольку будет поставлен крест на электронных банковских переводах и физических, и юридических лиц.

Что это означает? А то, что Интернет, если понимать его как информационное пространство, а не как сумму обеспечивающих его существование материальных элементов (компьютеров, серверов, оптических кабелей и пр.) – это тоже общественная собственность, как и информация. Интернет – это, по сути, готовая производительная сила будущего коммунистического общества, и именно при Коммунизме он только и сможет раскрыть в полной мере все свои громаднейшие возможности.

Буржуазия понимает, что в Интернете ее пропаганда не настолько эффективна, как бы ей хотелось, и всеми силами пытается вернуть интерес трудящегося населения к телевидению. Действует она при этом самыми разнообразными методами, в том числе активно использует силу своего государства.

Скажем, на пакет «Интернет + ТВ» у всех провайдеров большая скидка, в итоге телевидение, подключенное через этот пакет, получается для абонента почти бесплатно. Например, крупнейший оператор связи «Ростелеком»[1] по г. Москве предлагает услуги домашней интернет-связи по оптической линии со скоростью 100 Мбит/сек с Wi-fi роутером за 500 руб/мес. То же, но с интерактивным домашним телевидением и ТВ-приставкой – всего за 550 руб/мес. Разница совершенно несущественная даже для людей с невысоким заработком.

Другой пример, когда используется сила государства, т.н. «административный ресурс». 5 сентября один из ведущих новостных интернет-ресурсов Краснодарского края «Югополис» сообщил[2], что краевым департаментом образования в школах  Кубани рекомендовано еженедельно с 1 сентября 2017 г. проводить на уроках во всех классах информационные пятиминутки (раньше в СССР они назвались «политинформации»). В ходе этих «информационных пятиминуток» ученики, начиная с 1 класса (!), должны будут рассказывать о политических событиях, происходящих в стране и мире, известных им из сюжетов Первого телеканала.

Идея возродить в российских школах и вузах политинформации муссировалась еще в 2015 году (например, с такой инициативой выступил ректор МГИМО Анатолий Торкунов, см. его интервью «Российской газете»[3]). Не прошло и двух лет, как она начала реализовываться. Несмотря на шум, поднятый в прессе относительно возрождения практики «советских политинформаций», и отговорок краевых чиновников, «информационные пятиминутки» в кубанских школах все же проводятся – об этом нам сообщают наши товарищи с Кубани. И проводятся они именно на основе теленовостей, то есть излагается точка зрения официальной российской буржуазной власти. О том же явлении, но уже в отношении высших учебных заведениях России, сообщают нам наши читатели – студенты российских вузов.

О чем говорят эти примеры? О том, что господствующий класс явно пытается вернуть к телевидению, прежде всего, молодое поколение трудящихся России. Но у него это не слишком получается. Молодежь сделала свой выбор в пользу общественного средства коммуникации – Интернета, и отказываться она от него не хочет, несмотря ни на какие административные давления. Тем более что постоянно совершенствующиеся технические средства предоставляют ей во Всемирной Сети все большие возможности и все большую независимость.

В Интернете уже имеет место тенденция частичного объединения материальных элементов обеспечения Интернета, т.е. идет постепенный процесс реального обобществления создающего его оборудования.

Что такое технология торрентов, как не начальная форма обобществления компьютеров, принадлежащих отдельным пользователям? Конечно, от личной собственности на каждый конкретный компьютер, участвующий в сети торрент, их владельцы не отказываются, но вот возможности этих компьютеров, их способность хранить и передавать информацию объединяются в общественных интересах.

Еще интереснее то, что называется в сфере ИТ «меш-сеть». Смысл её очень прост. Большинство современных электронных устройств, таких как ноутбуки и смартфоны, оборудованы радиоканалом связи. Чаще всего это — WiFi. Обычно, группа пользователей WiFi подключаются к единой точке доступа, через которую они выходят в Интернет. И через Интернет они оказываются связаны друг с другом. Однако такой «окольный путь» технически вовсе не обязателен: само оборудование WiFi каждого компьютера или телефона способно контактировать напрямую с подобным ему оборудованием! Проще говоря, при достаточной плотности WiFi оборудования на квадратный километр возможно связать его единой «самоорганизующейся» сетью, т.е. сетью не имеющей централизованного управления, все узлы которой равны по своим правам и функциям. Каждый компьютер (смартфон) в такой сети передаёт как свои, так и чужие данные (транзитом), т.е. оказывает услуги другим, равным с ним, узлам сети и сам пользуется их помощью.  Меш-сеть – самая настоящая обобществленная сеть, за ней видится большое будущее, вполне возможно, что уже и в рамках капитализма. По крайней мере, бороться рабочему классу против буржуазии она может серьезно помочь.

То, что Интернет как информационное пространство является общественной собственностью и что в нем невозможна централизация, определяет еще одну его важную особенность:

8) Невозможность контроля за Интернетом

Вероятно, кого-то из наших читателей этот наш вывод удивит, ведь они привыкли к тому, что буржуазная власть везде и всюду твердит о том, что она, мол, непременно наведет порядок в Интернете, и Всемирная Сеть будет функционировать только по ее воле. Однако практика показывает, что подчинить Интернет своей власти буржуазии не удается, а логика наших рассуждений доказывает, что и в будущем у нее не получится это сделать.

Контролировать Интернет в капиталистическом обществе действительно невозможно. Никакая отдельная группа пользователей во Всемирной Сети господствовать не способна. Интернет как общественная собственность поддается только общественному контролю, то есть когда за порядком и соблюдением правил в нем будет зорко следить все общество в целом.

Да, материальные средства обеспечения интернет-связи (сервера, кабели и пр.) пока принадлежат крупному капиталу. Но он не может контролировать то, что на этих серверах хранится и что по этим кабелям распространяется. Чтобы было понятнее, позволим себе аналогию с построенной капиталистами дорогой. Установленные вдоль дороги полицейские посты и камеры слежения позволяют следить за проезжающими по дороге автомобилями и проходящими людьми, но контролировать передвижение по ней, извините, муравьев, они не в состоянии! Муравьи будут пользоваться этой дорогой так, как хотят, сколько им надо и как им надо. Примерно такая же картина и с оборудованием, обеспечивающим интернет-связь. Буржуазия, владея им, не может знать, какая информация находится в каждом хранящемся на ее оборудовании или переданном с его помощью файле.

Контролировать по-другому, например, следить за пользователями, у буржуазии тоже не слишком получается. Интернет-пользователей очень много – их уже миллиарды! За всеми просто не уследить! Тут никаких силовых структур и спецотделов не хватит, так как для такой работы требуется людей больше, чем вообще живет на планете.

Можно пугать интернет-пользователей, распространяя слухи о всевластии политической полиции в Интернете, даже устраивать показательные суды над единичными участниками Сети за нарушение буржуазных законов той или иной страны. Но в Интернете как информационном пространстве, как бы не старалась буржуазия, диктата буржуазных законов не будет, ибо информация в Интернете буржуазии не принадлежит. Она есть общественное достояние, а значит, все более в Интернете будут набирать силу законы, диктуемые информационному пространству его собственной сущностью – его общественным характером. Действительный контроль за каждым человеком, использующим Интернет, могут обеспечить только сами пользователи Всемирной Сети вместе взятые.

Поручить контролировать Интернет машинам, т.е. компьютерам со специальными программами, которые будут анализировать все сообщения и всю информацию интернет-пользователей, тоже не выход. Хотя именно на это средство буржуазная власть и надеется сейчас больше всего.

Но, во-первых, это попросту нереально, так как каждый интернет-пользователь выбрасывает в Сеть громадный объем информации, а суммарный объем информации от всех интернет-пользователей получается настолько гигантским, что никакие сверхсовременные компьютеры его обработать не могут.

Во-вторых, даже попытки осуществить автоматизированный контроль в урезанном варианте, например, сохранять и анализировать не весь, а только некоторый объем информации, накопленный, например, за последние несколько лет или даже месяцев, приводят к тому, что коммерческие интересы капиталистов (интересы их прибыли – главной движущей силы всей деятельности буржуазии) входят в серьезное противоречие со стремлением буржуазной власти защитить их классовое господство в обществе. Как пример, история с «законом Яровой», принятым в РФ в рамках «антитеррористического пакета» в июне прошлого года.

Первоначальное предложение инициаторов этого закона было таковым: они требовали 3-х летнего хранения всей поступающей от абонентов (т.е. интернет-пользователей) информации — требовали от операторов связи, интернет-провайдеров и даже от владельцев любых интернет-ресурсов, которые можно отнести к «организаторам распространения информации»[4]. Последнее – явный маразм, учитывая то, что мы говорили выше об особенностях Интернета, в котором каждый пользователь сам является источником информации. Но буржуазная власть в принципе не понимает, с какой производительной силой она имеет дело –  ей этого не позволяет ее идеалистическое мировоззрение. Отсюда и такие абсурдные идеи и заведомо невыполнимые «прожекты».

Но дело даже не в этом. Важно то, что эта законодательная инициатива, которая, бесспорно, является мерой, способствующей укреплению политического господства буржуазии в обществе (буржуазное государство честно пыталось исполнить свои обязанности, порученные ей капиталистами!), вызвала резкое противодействие самого класса буржуазии, и прежде всего крупного монополистического капитала, который ныне все и определяет в политике и экономике капиталистических стран. Крупный капитал быстренько посчитал, во что ему обойдется данная «законотворческая инициатива» мадам Яровой, и немедленно заявил, что подобный закон, если он будет принят, он исполнять не собирается. Вообще говоря, этот закон в том виде, как он был предложен, и невозможно исполнить, так как, по словам самих монополистов, «для хранения такого количества данных в течение трех лет нужны хранилища данных практически с неограниченным объемом»[5], которых не существует в природе.

В итоге после многомесячных торгов капитал и власть пришли к компромиссному решению, которое и было оформлено в виде закона в июне 2016 г. В соответствии с ним все операторы связи в РФ теперь обязаны хранить информацию о фактах соединений абонентов 3 года, содержание их переговоров и переписки – 6 месяцев; а интернет-провайдеры должны хранить информацию о фактах соединений – 1 год, содержание переговоров своих абонентов, включая видео – 6 месяцев. (Интернет-ресурсы, слава богу, додумались освободить от «почетной» обязанности «стучать» на своих посетителей!) Но даже в такой редакции не факт, что этот закон будет исполняться крупным капиталом. Вполне возможно, что принят он был в качестве пугала для трудящегося населения, которое и составляет подавляющее большинство пользователей Интернета.

Вот что заявляют руководители компаний – крупнейшие операторы связи в России:

«Пресс-секретарь МТС Дмитрий Солодовников… оценил сумму затрат на выполнение требований законодательства в 2,2 трлн руб.  … в эту сумму входят не только траты на создание центров обработки данных (ЦОДов), но и издержки на умощнение сетей, создание системы съема и индексации трафика…

Представитель «Вымпелкома» оценил создание всей системы сбора, идентификации и хранения информации примерно в 2 трлн руб., а траты каждого оператора —  примерно в 200 млрд руб.»[6]

Но самое интересное – это сделанные капиталистами выводы из этой информации. Тот же самый представитель «Вымпелкома», который сетовал на непомерную дороговизну исполнения нового закона, логично продолжил:

«Поскольку эти расходы не приведут к появлению новых доходов и являются, по сути, неподъемными, то есть вероятность, что…»

Закончить фразу каждый читатель сможет самостоятельно. Мы не случайно ее оборвали. Совершенно неважно, что именно далее сказал «представитель «Вымпелкома», давая интервью буржуазным журналистам – он просто «отбалтывался», ушел от конкретного ответа. И так ясно, что тратить триллионы рублей, чтобы потом не получить от этих затрат ни одной лишней копейки, никакой буржуй не будет. За «чужие» деньги, т.е. за счет государственных средств, может быть они еще и сделают что-то, и то не факт – финансовый капитал рассматривает государственный карман как свой собственный кошелек, именно поэтому государство постоянно «подкармливает» монополии разного рода безвозвратными субсидиями.

Российская власть хотела этим законом иметь возможность в случае чего вытащить из кучи интернет-информации нужные ей сведения о конкретных лицах, которые в определенный момент времени могут стать для нее серьезной угрозой. Но дело закончилось тем, что сами капиталисты, для вида согласившись на принятие такого закона (чтобы напугать трудящиеся массы!),  фактически отказались его исполнять. Это их попросту разорит! Затраты на организацию подобного надзора в Интернете (всего лишь хранение информации российских интернет-пользователей, накопленной за 1‑3 года, об анализе информации мы пока речи не ведем) лишают смысла само существование их коммерческих предприятий.

Теперь что касается анализа. Вот тут буржуазная власть вообще полностью положилась на машины. Она не особенно доверяет даже своим собственным служащим, поскольку они тоже наемные работники, и, следовательно, в большей или меньшей степени классово противостоят крупному капиталу (ведь материальные интересы рядовых служащих полностью противоположны материальным интересам их работодателей!). Буржуазия наивно полагает, что машины надежнее, они не так капризны и притязательны, и главное – способны во всем заменить человека. Но она ошибается. В простейших однотипных операциях – да, способны. Еще более способны машины заменить человека в выполнении физической работы. Но даже самые совершенные машины – компьютеры не умеют думать, как человек! Они созданы человеком и выполняют только те операции, которые посредством программ поручил им человек.

Идеи буржуазных «ученых» о «самообучающихся» машинах есть утопия, просто красивая фраза о якобы имеющем место «самостоятельном обучении» машины. Но на деле ничего иного, кроме того, чтобы сделать выбор по определенным  критериям, в том числе статистическим, из опять-таки предусмотренных заранее человеком ряда конкретных действий (операций) для машины, это «самообучение» не предполагает. Никаких новых критериев выбора машина сама ввести не способна, как не способна и совершить какие-то иные действия, не входящие в перечень заранее заданных ей человеком.

Показательный пример здесь поисковики – поисковые программы в Интернете. Сколько ни бьются с ними самые крупные программистские фирмы, но научить их «думать» не получается. На каждый запрос эти программы как результат своих действий («поиска») непременно выдают кучу ненужного информационного мусора, в то время как действительно нужная пользователям информация часто поисковиками отбрасывается, так как она не соответствует тем формальным критериям, в соответствии с которыми они осуществляют «поиск». (Ситуацию, когда поисковики специально отбрасывают информацию, нужную пользователям, но опасную для буржуазной власти, мы здесь рассматривать не будем — поговорим об этом в следующей части нашей статьи).

Приведем конкретный пример, чтобы было понятнее. Допустим, вас интересует, где сегодня, 30 сентября 2017 г., происходят забастовки. В поисковой строке Яндекса или Гугл вы указываете: «забастовка 30 сентября 2017 г.» Как результат поиска получаете список страниц сайтов, на которых в тексте встречаются, как вместе, так и по отдельности, слова «забастовка», «30», «сентябрь», «2017». Валится куча инфы про забастовку дальнобоев, которая никаким местом не относится к 30 сентября 2017 года, предлагается информация о забастовках, произошедших, например, 30 марта 2011 года, и т.п. и т.д. То есть, как итог запроса, получаете 99% мусора. Понятно, что поисковики настроены специально, чтобы как можно меньше сообщать о забастовках рабочих (эта информация явно под запретом), но показательно другое, что никакого осмысления запроса нет и в помине, есть только посимвольное сравнение текста с указанными вами словами — ничего иного поисковые системы как механические машины предложить вам не могут!

Точно так же любые машины будут действовать и при попытке «контролировать» интернет-пользователей, к примеру, «анализировать» по составленным человеком программам собранную операторами связи информацию об абонентах. Этот «анализ» поручен тем же поисковикам или аналогичным им программам, а они дадут приемлемые ответы только на конкретно поставленные вопросы. Например, ответ на вопрос «Сколько звонков за такой-то период времени сделал конкретный абонент и куда, на какие именно телефонные номера?» будет дан четкий и ясный. Но если той же поисковой программе (или любой другой программе!) поставить вопрос абстрактно, к примеру, вот так: «Кто из абонентов в последний месяц вел противоправные разговоры?», то никакая машина и никакая программа с такой задачей не справится. Она просто не понимает, что такое «противоправные разговоры»! И ей этого «не объяснить» никаким способом. Потому что абстрактное и очень сложное смысловое понятие «противоправные разговоры» невозможно перевести на единственный язык, который «понимает» машина – 0 или 1, «да» или «нет».

Не поможет и статистика встречаемости «противоправных» слов и их сочетаний, причем не факт, что круг поиска при этом будет при этом сужен, скорее всего, как раз наоборот — значительно расширен. И обрабатывать результаты поиска придется потом живым людям «вручную», что, собственно, всегда и происходит после «анализа информации» машиной.

Проблема все та же  — машина с самой совершенной программой не понимает смысла слов, она их оценивает только по форме, по используемым символам (буквам).

Характерный пример — слово «революция». Как по нему искать, когда есть научная революция, культурная революция, социальная революция, буржуазная революция и т.п. и т.д. Если в истории этих революций была тьма-тьмущая, и соответственно, машина выдаст множество материалов, никак не относящихся к угрозе новой соцреволюции, которая как раз может подразумеваться запрашивающими спецслужбами? Это не говоря уже о том, что заинтересованные в соцреволюции лица всегда могут применить в разговоре синонимы, например, «кардинальные политические перемены», «социальный переворот», и др., вплоть до «часа Х». Могут и вообще не употреблять «опасных» для власти слов, но весь смысл их разговора будет именно об этом. Человек сможет понять, что речь идет именно о революции, но машине это в принципе не под силу — она не понимает контекста, потому что вообще не понимает смысла слов, она не умеет думать!

Почему невозможно разработать механическую машину, думающую как человек, создать т.н. «искусственный разум», теоретически было объяснено еще в начале 50-х годов советскими учеными диалектиками-материалистами в разгар дискуссии о кибернетике в СССР. Коротко приведем их ответ: потому, что сознание – это свойство высокоорганизованной материи. К такой высокоорганизованной материи относится только человеческий мозг, но ни в коей мере ею не является электронно-механическая машина. ЭВМ (компьютер) примитивна, несмотря на свое кажущееся совершенство в сравнении со всеми существовавшими до нее механизмами. Человеческому мозгу она и в подметки не годится. Она не имеет не только 2-й сигнальной системы, благодаря которой у человеческого мозга образуются абстрактные понятия о тех или иных наблюдаемых человеком в окружающей жизни явлениях и вещах, учитывающие все черты и особенности этих вещей и явлений. У нее отсутствует даже 1-я сигнальная система, которая имеется у животных – биологических организмов, которые бесконечно сложнее и совершеннее любой электронно-механической машины (см. учение акад. И.П. Павлова о высшей нервной деятельности)!

Это доказано и наукой и тысячелетней человеческой практикой. Но классовые интересы буржуазии таковы, что она отказывается от любых научных выводов и открытий, если они мешают ей получать прибыль и не способствуют укреплению ее политического и идеологического господства в обществе. Капиталисты кидаются в объятия любой, самой абсурдной антинауки, лишь бы та обещала им то, чего они хотят – вечного процветания и вечной власти над обществом, над трудящимися массами. Потому они предпочитают верить в то, чего не может быть, и тратить громадные средства на заведомо провальные проекты типа кибернетики и создания «искусственного разума».

Что ж, в данном случае, для рабочего класса это неплохо. Пусть капиталисты расшибают себе лоб, гоняясь за иллюзиями и утешая сами себя, главное, что факт останется фактом – Интернет контролировать они не смогут, эта производительная сила будущего им не по зубам. Пакостить они в нем могут и будут, это однозначно. Усложнить жизнь интернет-пользователей тоже смогут. Смогут и вытащить всю или почти всю информацию о конкретном человеке, которая только имеется о нем в сети Интернет. Но подчинить своей воле весь Интернет, следить за всеми действиями и разговорами всех пользователей, они не смогут никогда!

Разъясним чуть подробнее, чтобы наши читатели поняли то, о чем мы говорим, ибо мифов на тему всевластия буржуазных спецслужб в Интернете немало, тем более что действующая власть всемерно поощряет их распространение.

Мы ни в коей мере не преуменьшаем возможности спецслужб в сети Интернет. Вполне возможно, что если они «сядут» на человека, то вытащат из Сети за последние полгода-год все его контакты, тексты сообщений, перемещения и т.п. Но «сесть» на этого человека, то есть «вычислить» его, понять, что буржуазной власти он чем-то опасен, спецслужбы могут только в реале, не в Интернете. Перебрать и проанализировать громаднейший объем интернет-информации на предмет выяснения, кто опасен господству буржуазии, а кто нет, они не могут: этого не позволяют, даже самые совершенные поисковики, а необходимого количества людей, которые бы могли выполнить такую работу «вручную», у спецслужб просто нет и быть не может.

Да и не требуется политической полиции особо вот такой анализ, вот в чем дело! Буржуазии не опасны разговоры в Интернете, буржуазии опасны действия трудящихся масс в реале, ибо ее волнует власть в реальной действительности, а не в виртуальном пространстве. И разговоры в Интернете ее интересуют только в той мере, в какой они ведут к реальным действиям против ее политической власти в реале. То есть можно сколько угодно ругать власть в Интернете, но если в реальной жизни ты продолжаешь исполнять все ее указания и не «рыпаешься», не пытаешься протестовать, не организуешь других людей на протестные действия, ты для буржуазной власти угрозы не представляешь. Ты – никто, тебя для нее не существует, и что ты там себе думаешь, ей неинтересно. Соответственно, и наоборот, можно не иметь выхода в Интернет вообще, но бороться против «оптимизации» на своем предприятии, организовывая для этого своих коллег по работе. И этого будет вполне достаточно, чтобы вызвать немалый интерес к себе сначала службы безопасности своего предприятия, а затем и государственных спецслужб (они всегда взаимосвязаны и действуют «рука об руку»).

С другой стороны, капиталисты заняты не только классовой борьбой с рабочим классом и трудящимися массами, но и конкурентной борьбой друг с другом. Причем сегодня второе им кажется гораздо важнее, чем первое. Видимо, капиталисты рассуждают так: когда, мол, пролетарские массы еще сорганизуются и перейдут в наступление на капитал, а конкуренты вот они  – реальны, дышат в спину, стараются побыстрее сожрать нас и захватить себе нашу долю рынка. По крайней мере, именно это направление сегодня доминирует в деятельности всех спецслужб мира. Они заняты, прежде всего, борьбой друг с другом, и эта их борьба есть отражение конкурентной борьбы их хозяев – различных групп мирового финансового капитала.

Недавние откровения WikiLeaks, решившего поделиться информацией о системе слежки за гражданами России, подтверждают этот наш вывод.  WikiLeaks сообщает немало интересного о российской Системе оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ) и ее разработчиках, приводит любопытные подробности, показывающие широкие возможности СОРМ не только в Интернете, но и в реале. Но направленность всех этих разработок очевидна – это в гораздо большей степени средства в конкурентной борьбе одних групп крупного капитала против других его групп (например, промышленный шпионаж и пр.), чем средства борьбы против революционного движения пролетариата и трудящихся масс, хотя, безусловно, значительная часть этих средств в борьбе с пролетариатом использоваться может.

Материалы, приведенные WikiLeaks, также свидетельствуют том, что мы были правы, когда указывали на главную «болевую точку» любой системы машинного контроля за человеком.

Из презентации компании «Петер-сервис», одного из разработчиков российского СОРМ (выделение мое — В.К.):

«Мы заявляем о своём опыте и технологиях. От DPI и решений для СОРМ до контекстной рекламы, имеем опыт и решения. Предлагаем выступить в роли координатора темы по созданию решений национального масштаба для контроля над цифровыми сетями. Стремимся эффективно сотрудничать в рамках обозначенного альянса: оператор – поставщик – поисковик – бизнес – госорганы»

«Петер-сервис» указывает на корень всей системы СОРМ — на поисковик, без которого вся эта СОРМ не имеет никакого смысла. Несмотря на амбициозную рекламу одного из разработчиков СОРМ о якобы «создании решений национального масштаба для контроля над цифровыми сетями», неустранимые недостатки поисковиков однозначно свидетельствуют, что никакого действительного «контроля над цифровыми сетями» быть не может! Повторим еще раз – подчинить своей воле весь Интернет, следить за всеми действиями всех пользователей Сети капиталистам никогда не удастся.

Наши читатели могут сказать, почему мы судим так категорично, ведь в собственности буржуазии находятся сейчас основные материальные средства интернет-связи, а значит она способна в любой момент «вырубить» Интернет. Но и здесь не все так просто, как хотелось бы капиталистам. Теоретически – да, они могут отключить интернет-связь (хотя тоже уже не совсем, см. выше про «меш-сеть»), а вот практически…

Практически они сами вырыли себе такую яму, попали в такой капкан, из которого выхода для них уже не существует. Из этого «практически» как раз и рождается последняя важнейшая особенность Интернета (последняя из тех, что нам удалось выявить, вполне возможно, что имеются еще и другие особенности этой мощнейшей производительной силы, о которых мы пока не знаем):

9) Опасность отключения Интернета.

Еще более парадоксальный вывод, не так ли? Однако для такого вывода есть все основания – сама буржуазия дала их нам в руки.

С одной стороны, все знают о блокировках неугодных буржуазной власти интернет-ресурсов. Но что при этом происходит? Сам «нежелательный сайт» при его блокировке из Интернета не удаляется – буржуазной власти конкретной страны сделать такое, как правило, не под силу. Теоретически это возможно, но вот практически – опять мешает конкурентная борьба, непрерывно идущая внутри класса буржуазии, которая не позволяет капиталистам действовать солидарно. В итоге буржуазная власть той или иной страны, блокируя ресурс, может всего лишь ограничить доступ к нему. Именно ограничить, но не закрыть совсем.

Что это означает? А то, что будет перекрыт только один или несколько путей в Интернете, которые ведут к этому ресурсу, но тысяча других путей к нему как были, так и останутся. И через них отлично можно будет попасть на якобы «заблокированный» сайт. И с этим ничего поделать нельзя – Интернет так устроен (см. схему выше).

Далее, при блокировке доступ к нежелательному интернет-ресурсу ограничивается не для всех интернет-пользователей, а только для тех, у кого выход в Интернет обеспечивается операторами связи или провайдерами, с которыми буржуазной власти удалось договориться. Именно они и выполняют блокирование, то есть просто не пускают пользователей на указанный интернет-адрес через систему фильтрации (которая, вообще говоря, тоже является программой со всеми вытекающими из этого изъянами). Соответственно, интернет-пользователи, которые пользуются услугами других провайдеров или операторов связи, с которыми у буржуазной власти соглашения не было, никакой блокировки не ощущают,  нежелательный для власти ресурс для них вполне открыт и доступен.

Еще одна проблема блокировки – как именно ее осуществлять. В настоящее время операторы связи, которые этим непосредственно и занимаются, выполняя распоряжения государственных структур, каждый по своему решают, как именно ограничивать доступ к указанному интернет-ресурсу. Единого решения не существует, потому что ни одно из возможных решений не дает 100% гарантии блокировки[7].

Можно попробовать еще такой способ воздействия на нежелательные для буржуазной власти элементы в Интернете – пользуясь тем, что технические средства обеспечения интернет-связи находятся в руках буржуазии, взять и лишить отдельного пользователя или группу пользователей выхода в Интернет. Но и здесь, как говорится, «мимо кассы». Лишить выхода в Интернет кого-либо можно только из какой-то конкретной точки доступа, с какого-то конкретного устройства (конкретного компьютера или конкретного смартфона), а вот запретить этому пользователю выход в сеть из других точек или с других устройств нельзя – это в принципе невозможно!

Точнее, возможно, но только в одном случае – в случае полного отключения интернет-связиинтернет-блэкаут»), то есть когда операторы связи и провайдеры, технически обеспечивающие выход пользователей в Интернет, по распоряжению правительства отказываются предоставлять свои услуги всем пользователям вообще.

Но что при этом произойдет? И вот тут выясняется очень интересная вещь.

Во-первых, ясно, что компании-операторы связи и провайдеры, как правило, принадлежащие крупным и крупнейшим капиталистам, понесут немалые убытки. Огромные убытки возникнут у торговых и промышленных капиталистических компаний, в том числе управляющих всей инфраструктурой и жизнеобеспечением страны (или региона, где было произведено такое отключение). Но самое главное – громадные, просто фантастические убытки понесет финансовый капитал, которому верно служит всякое буржуазное правительство.

Дело в том, что банки – центры капиталистической экономики сами полностью «завязаны» на Интернет. Все платежи населения, все банковские операции, все их любимые финансовые сделки – «транзакции» идут теперь только через Интернет. При отключении Интернета река прибыли, питающая финансовый капитал, мгновенно пересохнет, и одного этого уже достаточно, чтобы правительства буржуазных стран даже думать забыли об интернет-блэкауте.

Мы ничего здесь не выдумываем. В последние годы практику частичного отключения Интернета пытались применять в некоторых странах мира. Например, в Индии «с начала 2017 года в разных районах производилось 20 частичных отключений»[8].  Большая часть отключений пришлась на неспокойный штат Кашмир, из-за территорий которой у Индии идет давний спор с Пакистаном. Имели место также отключения Интернета в Харьяне, Раджастхане, Уттар-Прадеше, Мадхья-Прадеше, Западной Бенгалии и Махараштре, но здесь уже по причине «социальных волнений».

Собственно, именно в этом и состоит главная цель такого рода отключений – борьба с трудовым народом своей страны, решившим всерьез побороться за свои права и свою свободу от гнета капитала. Ради этого в некоторых странах мира (по состоянию на 2016 год таких стран было 27), например, в Индии, Китае и др., были даже приняты специальные законы, позволяющие капиталистической власти «повернуть рубильник» Интернета.

Но чем закончилось дело? А вот чем.

«Согласно исследованию Института Брукингса, в 2015 году Индия потеряла почти миллиард долларов из-за остановок интернета».

«…в период с 1 июля 2015 года по 30 июня 2016 года страны мира понесли ущерб в размере $2,4 млрд в связи с локальными отключениями.»[9]

И это при локальных и кратковременных отключениях – от нескольких часов до максимум нескольких дней! Банковскому капиталу этого вполне хватило, чтобы понять, чем может грозить отключение Интернета в более широком масштабе. Он тут же четко выразил свою позицию (выдел. — В.К.):

«Инвесторы больше не будут закрывать глаза на финансовые потери, вызванные приостановкой обслуживания, — считает Питер Мисек (Peter Micek), юрисконсульт в Access Now. — Отключение напрямую вредит крупнейшим мультинациональным компаниям…, препятствуя мобильным транзакциям и блокируя доступ к рынкам».

А правительствам тех стран, которые не поймут этого предупреждения, было недвусмысленно заявлено:

«…все больше инвесторов, банков и кредитных организаций будут тщательно пересматривать свое отношение к государствам, которые практикуют подобные вещи»[10].

То есть, в лучшем случае правительства, которые отключают Интернет, останутся без денег, а в худшем, сами понимаете… «Непонятливых» просто поменяют на более сообразительных.

Ситуации, в которую попали капиталисты, не позавидуешь.

Катастрофическое обнищание трудящихся масс, ставшее закономерным следствием все более углубляющегося мирового экономического кризиса, уже вызвало рост протестных настроений во многих, если не всех странах капиталистического мира. И поскольку капитал на уступки трудовому народу не идет, а продолжает проводить антинародную политику, «социальные волнения» и «беспорядки», т.е. революционные выступления пролетариата и даже, вполне возможно, настоящие народные восстания, становятся более чем вероятными. И если это случится, работающий Интернет, безусловно, станет способом консолидации восставших, средством координации их совместных выступлений. Буржуазии, чтобы сохранить свою политическую власть, необходимо будет максимально затруднить все способы связи для революционного народа, ей потребуется отключить все – телефон, телеграф, сотовую связь и, разумеется, Интернет. Но коммерческие интересы финансового капитала не позволяют трогать главное средство связи – Интернет. Его отключать нельзя, поскольку это принесет банкирам неисчислимые убытки. И не только банкирам!  Отключение Интернета на значительной территории, например, на территории всей страны, фактически остановит всю экономическую жизнь в этой стране! Как быть? Буржуазия оказалась в ловушке – нельзя «вырубать» Интернет и нельзя его не «вырубать». Что делать?

Что может произойти, если Интернет-связь не отключить, гадать не надо. И так понятно, что революционное выступление пролетарских и трудящихся масс станет мощнее, поскольку восставшие будут иметь возможность лучше организоваться и координировать свои действия против правительственных силовых структур, если вдруг те попытаются подавить восстание силой. Вдобавок восстание легко может перекинуться на соседние страны (и не только на соседние!), тем более, что положение у пролетариата разных стран сегодня везде оставляет желать лучшего. Громадное недовольство антинародной политикой, проводимой правительствами олигархата, имеется даже у трудящихся самых развитых стран мира. Так что «цепная реакция» революционных выступлений трудящихся масс более чем вероятна. А когда революционный пожар заполыхает не в одной, а в нескольких странах мира, затушить его буржуазия не сможет физически – у нее для этого просто не хватит сил. Политической власти буржуазия может прийти конец.

Ясно, что допустить этого буржуазные правительства не могут – они для того и поставлены капиталом, чтобы охранять господство класса буржуазии в обществе. Это значит, что Интернет отключать надо и бог с ними, с убытками. Но тут возникает еще большая коллизия, которая не только не облегчает задачу сохранения власти капитала, но скорее помогает ее побыстрее уничтожить.

Корень проблемы – банковская система, электронные транзакции и отмена наличных денег, к которой усиленно стремится сейчас финансовый капитал. Понять империалистов можно: печатание бумажных денег сегодня – это громадные затраты, во-первых, и во-вторых, самое главное, «непрозначность» их движения – уследить за тем, как и куда расходуются наличные деньги, невозможно.

Совсем иное дело записи о деньгах в памяти банковских компьютеров, т.е. так называемые «электронные деньги» (не путать с криптовалютами!). Полностью перейдя на электронные деньги и отменив наличку, финансовый капитал сразу получает громадную власть над трудящимися и пролетарскими массами. Он будет точно знать, куда ушла каждая копеечка рабочего человека, сколько тот потратил на пропитание, сколько на коммуналку и пр. Все эти операции (транзакции) будут проводить банки, а значит, они всегда смогут отказаться от их проведения, т.е. заблокировать счета неугодным рабочим, тем, кто решил побороться за свои права – в качестве наказания за «строптивость» оставить их и их семьи без средств существования, без самого необходимого – еды, тепла и пр. Ведь разницы нет, сколько денег лежит у рабочего на счету. Главное, будет банк проводить с ними операции или нет, станет он исполнять указания владельца счета и денег – рабочего перевести их туда-то и туда-то или откажется это делать. Банк станет определять, будет сегодня рабочий кушать или нет. Именно к этому – к тотальной зависимости пролетарских и трудящихся масс от своей воли идет финансовый капитал, широко внедряя Интернет, электронные платежи и электронные деньги. А чтобы трудящиеся не возмутились и не попытались освободиться от цепей, которыми их связали по рукам и ногам, финансовый капитал в срочном порядке пытается заменить пластиковые карты, которые он недавно сам принудительно навязывал каждому наемному работнику и даже пенсионерам, технологиями распознания лица и голоса клиентов — они дадут ему возможность на расстоянии идентифицировать любого человека.

Но к чему эта тотальная зависимость трудящихся перед банками приведет при отключении Интернета в период революционных выступлений или народных восстаний?

К тому, что капиталисты непременно попытаются удушить восставших голодом! Так в мировой истории эксплуататоры поступали не раз, и нет никаких оснований сомневаться в том, что в будущем они постыдятся использовать этот метод. Это значит, что при отключении Интернета будет отключена не только интернет-связь для населения, но полностью или частично будет отключена и банковская интернет-связь, которая функционирует как отдельная сеть, связывающая между собой банки и розничные магазины. Купить в магазинах самое необходимое для жизни будет невозможно не только участникам восстания или их семьям, но и остальному населению, проживающему на всей территории, охваченной революционным выступлением. Ведь в случае народного восстания буржуазная власть не станет разбираться и выяснять, кто прав, а кто виноват, кто участник восстания, а кто обычный обыватель, не вмешивающийся в политику (хотя много ли таких останется, если дело дойдет до народного восстания?). Она станет «рубить с плеча», «мести всех под одну гребенку», тем более, что разобраться в таких условиях, когда земля горит под ногами, просто невозможно.

Но суть-то в том, что народ с таким положением дел не смирится. Во-первых, число восставших резко увеличится — к ним примкнут многие тысячи простых жителей, «наказанные» буржуазной властью голодом ни за что, ни про что. Но главное то, что оказавшись в таких критических условиях, люди неизбежно попытаются решить вопрос своего физического выживания, и первое, что они сделают, не имея возможности спокойно покупать еду в магазинах, это станут реквизировать для общественных нужд у коммерсантов все продовольствие и остальные предметы первой необходимости.  Чтобы этот процесс был организованным, и досталось всем пострадавшим от действий буржуйской власти, неизбежно будет создан некий выборный орган — комитет или совет, который станет тесно взаимодействовать с организационным центром восстания. Этому выборному органу придется взять на себя и функцию организации охраны порядка на территории восстания, а также вопросы обеспечения бесперебойной работы всей инфраструктуры.

Что это означает? А то, что этот выборный орган станет ничем иным, как начальной формой государственной пролетарской власти на территории, охваченной восстанием! (Вот когда станут образовываться те самые Советы, о которых грезят сегодня некоторые левые в России, призывая  трудящихся создавать их прямо сейчас! Советы появятся только тогда, когда в них возникнет острая необходимость, когда без них будет невозможно жить всему трудящемуся населению, т.е.  как минимум, тогда, когда финансовый капитал сам фактически дезорганизует всю экономическую жизнь в стране. То, что все его действия с неизбежностью ведут именно к этому, это однозначно.) Но образование новых органов государственной власти это показатель того, что политическая власть вырвана из рук класса буржуазии, что она перешла в руки другого общественного класса — пролетарских и трудящихся масс. А это и есть настоящая социальная революция. Конечно, еще не победа ее, ибо важно не только взять власть, но и удержать ее, но это уже громадный задел для победы. И немалым фактором для революции, как можно видеть, способен стать Интернет, вопрос его отключения.

Конечно, это только один из возможных вариантов развития событий. Никто не может гарантировать, что в случае народного восстания или революционного выступления пролетарских масс события станут развиваться именно так. Но то, что такая вероятность существует, что само стремление финансового капитала поставить пролетарские и трудящиеся массы в полную зависимость от себя, в том числе через электронные платежи и электронные деньги, в итоге неизбежно закончится крахом самих империалистов, в этом нет уже никаких сомнений. В острых для себя ситуациях капиталисты не преминут воспользоваться своей властью, они стянут цепи на трудящихся так туго, что у тех, чтобы выжить, уже не будет никакой иной возможности, как только разорвать их и выбросить.

В любом случае, как видим, задача с отключением Интернета для буржуазии является действительно практически неразрешимой. И так плохо, и так нехорошо. Что бы она ни делала, всё в итоге оборачивается против нее самой.

Странно это? Нет, как раз закономерно. Интернет — производительная сила будущего общества — бесклассового, в обществе отжившем свой исторический век он укрощению не поддается. Джин выпущен из бутылки, и загнать теперь его обратно эксплуататорскому классу не под силу. Это сможет сделать только Коммунизм, в котором Интернет как важнейшая производительная всеми своими особенностями будет действительно служить Человеку.

В.Кожевников

Продолжение следует

 

[1]             https://moscow.rt.ru/?utm_source=yandex&utm_medium=cpc&utm_campaign=raketa&utm_term=%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%BC&utm_content=v2%7C%7C4526904972%7C%7C10460566034%7C%7C%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%BC%7C%7C1%7C%7Cpremium%7C%7Cnone%7C%7Csearch%7C%7Cno&yclid=5690020830834854979

[2]             http://www.yugopolis.ru/news/kubanskih-shkol-nikov-zastavyat-pereskazyvat-novosti-pervogo-kanala-105861

[3]             https://rg.ru/2015/06/08/uchebniki.html

[4]             https://geektimes.ru/post/274022/

[5]             Там же

[6]             https://rns.online/it-and-media/Operatori-svyazi-otsenili-uscherb-ot-zakona-Yarovoi-v-trillioni-rublei-2016-06-23/?utm_source=rnews

[7]             https://rb.ru/opinion/provider/

[8]             https://habrahabr.ru/company/vasexperts/blog/337584/

[9]             Там же

[10]           Там же

Телевидение и интернет как оружие в классовой борьбе — 3: 20 комментариев

  1. Спасибо за статью, очень оптимистичная. По поводу этого отрывка:
    ————————————————————————————————————
    «Другой пример, когда используется сила государства, т.н. «административный ресурс». 5 сентября один из ведущих новостных интернет-ресурсов Краснодарского края «Югополис» сообщил[2], что краевым департаментом образования в школах Кубани рекомендовано еженедельно с 1 сентября 2017 г. проводить на уроках во всех классах информационные пятиминутки (раньше в СССР они назвались «политинформации»). В ходе этих «информационных пятиминуток» ученики, начиная с 1 класса (!), должны будут рассказывать о политических событиях, происходящих в стране и мире, известных им из сюжетов Первого телеканала»
    ————————————————————————————————————
    Вот у нас в Казахстане такая инициатива от властей не высказывалась, но в моём классе так делает учительница истории сама, с мотивом «вы должны знать, что происходит в мире и в стране». Думал, мелочь, а оно вон как оказывается

    1. > Думал, мелочь, а оно вон как оказывается

      1996 год. «Голосуй сердцем!»
      У нас даже линейка была внеплановая, где всех учеников средней (не начальной) школы собрали и директор лично втирала 40 минут, какой же Ельцин хороший и как же важно не потерять будущее РФ. Влияйте на родителей-то, чтоб за кого попало не голосовали!

  2. А возможен ли такой переход из количества в качество, когда количество правдивой информации в интернете и рост её популярности вынудит буржуазию отказаться от интернета? Или я чего-то не учёл

    1. Вот так, как Вы говорите, невозможен. Правда ценна не сама по себе, а тем, что она вызывает соответствующие действия. Будут действия пролетарских масс в реале, будет завоевание ими политической власти — будет и отказ буржуазии от интернете. А иначе никак. Все решается в реале. А Интернет только может помочь.

  3. А разве буржуины не могут сделать полноценный интернет только для правительства,спецслужб и банков,а остальное население пересадить на внутрений интранет без выхода на всемирную паутину? Ну как в КНДР к примеру? При этом банкоматы работать будут,население не сможет лишь переводить деньги зарубеж, отключать интернет во время восстания в этом случае необязательно,так как все сайты будут в зоне .ру и их админы с погонами на форумах легко пресекут любые попытки назначения времени и места збора народа?

    1. :) Не смешите. Восстания не происходят по назначению времени и места сбора в Интернете. Это наивная мелкобуржуазная байка, которую той же власти очень выгодно раскручивать. Восстание — это очень серьезное дело, которое организуется только в реале с участием громадного числа пролетарских организаций.

      1. Но меня некоторые таки-спрашивают: «Когда революция»? «Когда всё начнётся»? …. типа, «…тогда и я подтянусь.»

        1. А вы таким умникам отвечайте: «Когда такие, как ты, подтянутся, тогда и начнется.»

      2. Методы врага надо всеже знать:
        Исповедь провайдера. Как ФСБ и прокуратура контролируют интернет
        http://theins.ru/confession/15487

        в любом случае Вы полностью правы,за всеми уже не уследишь и все не прочитаешь,тем более сейчас уже идет массовое применение народом VPN и TOR, а значит и записывать весь этот зашифрованный траффик всякими СОРМами уже совершенно бесполезно. Буржуины сами готовят себе погибель.

  4. кажется началось
    — «В Каталонии началась первая мировая интернет-война, поскольку люди и правительство используют его (интернет – прим. ред.) для организации референдума о независимости в воскресенье, а испанские спецслужбы – атакуют, замораживая телекоммуникации, занимая здания операторов связи, осуществляя цензуру сотен сайтов, протоколов (передачи данных – прим. ред.) и прочее», – отметил он.
    https://newdaynews.ru/inworld/616142.html

  5. Красные и белые — враги непримиримые!
    И в смертный бой стремиться нам опять!
    За Родину Советскую — родимую, любимую —
    Придётся вновь рабочим воевать!

    тов. Святов

  6. Судя по всему что то случилось с сайтом https://news.work-way.com/, гугл хром уже давно не дает на него зайти никакими способами,пишет про незащищенное соединение,что его взломали злоумышленники /уверен что ими является ФСБ/ что и что сертификат этого сайта кем то отозван. Скорее всего изза информации о забастовках. При попытке открытия сайта через интернет эксплорер выдает только заголовок сайта и висит.

    Также нашел вот еще одну офигенную лазейку для ФСБ и прочих спецслужб,она спецально встроена во все браузеры,даже VPN не поможет,ее нужно немедленно закрыть:
    Как отключить WebRTC в Firefox, Chrome, Opera, Yandex Браузере?
    http://www.spy-soft.net/kak-otklyuchit-webrtc/
    Со включенной дырой практически любой опредилитель IP
    https://whoer.net/ru
    запросто выдает ваш настоящий IP.

  7. > Судя по всему что то случилось с сайтом https://news.work-way.com/, гугл хром уже давно не дает на него зайти никакими способами,пишет про незащищенное соединение,… что сертификат этого сайта кем то отозван.

    > С РПИ все нормально. Это у вас что-то с настройками.

    Нет, всё верно. Сертификат, выданный китайской WoSign, действительно отозван. Корневой сертификат. Пишут, что китайская фирма «не оправдала доверия».

    В ближайшее время попробую перевести его на сертификат от Let’s Encrypt — тоже бесплатный.

  8. Ответ на клеветнический сериал буржуев «Демон революции» — это фильм «Рассказы о Ленине» 1957 г. «Рассказы о Ленине» – это биографический диптих, Снят в 1957 году, получил множество премий, включая Ленинскую премию «За исполнение роли Ленина». Пока доступен в Интернет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.