Агностицизм

агностицизмАГНОСТИЦИЗМ (от греч. agnostos — непо­знаваемый), теоретико-познавательная точ­ка зрения, присущая позитивистам и кан­тианцам.

Агностицизм считает основой знания ощуще­ния от внешних предметов, но отказывается считать представления верными их отраже­ниями; вещь, как она существует сама по себе, нам неизвестна и никогда не будет из­вестна (знаменитое «ignorabimus» — «никогда не будем знать» — Э. Дюбуа-Реймона); «вещь в себе» лежит якобы по ту сторону опыта, а следовательно, и нашего познания. Мы не можем доказать существование или несуществова­ние высшего существа по ту сторону данного в опыте мира. Этим самым теоретически при­знается нечто абсолютно непознаваемое и лежащее вне нашего опыта, хотя практи­чески агностицизм не считается с подобным допуще­нием.

Как теория познания, агностицизм не выдер­живает критики. Конечно, вещь сама по себе не такова, как она преломляется в наших органах чувств. Конечно, мы познаем ее через эти преломления, т.-е. через наши ощущения, но отсюда не следует, что мы не знаем самой вещи и ее объективных свойств. Деятельностью своей, всей повсе­дневной практикой доказывает человек зна­ние вещей. Употребляя для себя вещь, сооб­разно чувственно воспринимаемым ее свой­ствам, мы безошибочно испытываем степень истинности данных наших чувств. Положи­тельный результат использования вещи свидетельствует, что в данном случае вос­приятие вещи и ее свойств соответствует на­ходящейся вне нас действительности. Позна­вая же свойства вещи, мы познаем самую вещь, какова она сама по себе. «Вещи в себе», отличной от ее свойств, — нет.

Отрыв сущ­ности вещи от ее явления есть метафизика, ничем не обоснованная. Когда познаны свой­ства вещи, познана и сама вещь. И здесь критерием оказывается практика. Воспро­изведение вещи (например, жиров, углеводов) есть доказательство, что свойства ее, а следовательно, и она сама — познаны.

Признание агностицизмом трансцендентного бытия (Г. Спенсер) есть своего рода компромисс с религией, до­пущение, хотя бы теоретическое, божества.

Агностики обычно придерживаются науч­ных взглядов в конкретных, положитель­ных областях знания (О. Конт, Ч. Дарвин, Г. Спенсер, Гёксли), но заявляют о своем «незнании», когда дело касается общих принципов бытия и его происхождения. За это Энгельс называл агностицизм «стыдливым мате­риализмом».

Критику агностицизма см.:

  • Ф.Энгельс, Разви­тие социализма от утопии к науке;
  • его же, Людвиг Фейербах.

И. Луппол.

БСЭ, 1 изд., т.1, 1926 г., к.426-427

* * *

АГНОСТИЦИЗМ (от греч. — недоступный познанию), философское учение, согласно которому не может быть окончательно решён вопрос об истинности позна­ния окружающей человека действительности. Диалектический материализм, признавая объективность мира, признаёт и его познаваемость, способность человечест­ва достигать объективной истины (см. Основной вопрос философии).

Термин «агностицизм» введён англ. естествоиспы­тателем Т. Гексли в 1869 г., однако выражение позиции агностицизма можно обнаружить уже в античной философии, в част­ности у Протагора, софистов, в античном скептицизме. Первоначальные формы агностицизма возникли в связи с обнаружением несовершенства, изменчивости знания.

Наиболее последовательно в истории философии агностицизм проведён в системе Юма, который полагал, что всё позна­ние имеет дело лишь с опытом и принципиально не мо­жет выйти за его пределы, а потому не может судить о том, каково отношение между опытом и реальностью.

Положив в основание своей теоретико-познавательной кон­цепции резкое разграничение «вещи в себе» (которая недо­ступна познанию как таковая) и «вещи для нас», т. е. фактически приняв позицию агностицизма, Кант использовал это разграничение как отправную точку для анализа внутренней активности познающего мышления. Показав, что чисто логическим путём невозможно установить соответствие меж­ду объективным миром и системой знания и что при­рода познания не может быть раскрыта без специального ана­лиза познавательных возможностей субъекта, Кант — и имен­но в силу свойственного ему агностицизма — фактически остано­вился на полпути. Настаивая на существовании прин­ципиальной границы между познанием и действитель­ностью, он не смог объяснить, каким образом познание увеличивает мощь человечества в овладении им при­родой.

В некоторых направлениях и школах послекантовской буржуазной философии элементы агностицизма оказываются весьма живучими, особенно в области социального познания. Это прежде всего характерно для различных школ позитивизма и неопозитивизма. Ещё в начале 20 века B. И. Ленин подверг критике агностицизм махизма и эмпирио­критицизма. В настоящее время одним из характерных вы­ражений агностицизма является гносеологическая позиция т. н. конвенционализма, согласно которой отношение между фак­том и относящимся к нему высказыванием — чисто условно, поскольку возможно описание одного и того же факта в различных высказываниях. Отсюда делается вывод о произвольности познания. Другой характер­ной для неопозитивизма формой агностицизма является отказ от какого бы то ни было решения вопроса об отношении познания к действительности под тем предлогом, что этот вопрос относится к числу «метафизических» и не допускает «строгого» решения.

Позицию агностицизма защищает и критический реализм. Один из главных представителей этого направления Дж. Сантаяна утверждает, например, что познание носит принципиально символический характер, а убеждение в истинности позна­ния коренится в конечном счёте в свойственной человеку животной вере. Эта форма агностицизма основывается на преуве­личении отдельных сторон процесса познания, на игнориро­вании органической взаимосвязи мышления и предметно-практической деятельности.

Диалектический материализм, развивая проблему актив­ной природы познания, подверг последовательной критике кантовский агностицизм. В работах К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина было показано, что действенность мышле­ния нельзя установить, оставаясь на точке зрения созерцательного подхода, что для этого необходимо рассмотреть само мышление как момент целостной предметно-чувственной деятельности человека, причём сам человек должен быть понят как исторически-конкретный общественный субъ­ект. Тем самым обоснование истинности познания, доказательство соответствия между познанием и дейст­вительностью было перенесено из сферы умозрения в сферу практики. Если общественно-историческая практика позволяет человеку всё более увеличивать свою власть над природой, совершенствовать общественные отношения, развивать методы и средства мыслительной деятельности, то это значит, что познание всё более адекватно отражает действительность.

  • Маркс К., Тезисы о Фейербахе, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3;
  • Энгельс Ф., Людвиг Фейербах и конец клас­сической немецкой философии, там же, т. 21;
  • Ленин В. И., Материа­лизм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18, гл. 2;
  • Xилл Т. И., Современная теории познания, пер. с англ., М., 1965; (читать с осторожностью — прим. РП)
  • Ойзерман Т. И., Главные философские направления, М., 1971; (читать с осторожностью — прим. РП)
  • Основы марксистско-ленин­ской философии, М., 1980. (читать с осторожностью — прим. РП)

Э. Г. Юдин.

«Философский энциклопедический словарь»,  М., Советская энциклопедия, 1983 г., стр. 12

Агностицизм: 2 комментария

    1. Да, под редакцией Ильичева, Федосеева и др. В России у букинистов он стоит недорого. http://www.alib.ru/5_filosofskij_qnciklopedicheskij_slovarnmn_w1t111704ee09f22291d0f95d626936fde56d38.html
      Но здесь он издавался в одном томе. Думаю, вы сможете его заказать. Букинисты пришлют в Грецию.
      Или РП может его отсканировать и выложить в электронном виде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.