Как развалилась забастовка на Стерлитамакском ВРЗ. Дневник рабочего.

врзОт редакции РП: Текст, который следует ниже, был прислан нам в редакцию по электронной почте с просьбой опубликовать его на нашем сайте. Обычно такие письма мы публикуем в рубрике «Письмо в редакцию», о чем нашим постоянным читателям хорошо известно. Но в данном случае редакция сочла необходимым поступить по-другому — дать присланный материал в рубрике «Как бороться» раздела «Рабочее движение».

Дело в том, что вопросы, которые поднимает автор текста — обычный российский рабочий, сам лично столкнувшийся со сложностями организации рабочих в борьбе за свои трудовые права, — очень важны и близки каждому наемному работнику в нашей стране. Эти проблемы реально существуют и не в малой степени мешают развитию российского рабочего движения. И их необходимо решать, решать во что бы то ни стало, иначе шансов «встать с колен»  и гордо расправить спину у российского пролетариата просто не будет.

Тот факт, что автор письма не побоялся говорить об этой беде, в том числе своей личной, открыто и честно, не скрывая подлинных имен и фамилий всех действующих лиц и название предприятия, в котором произошла вся эта история, то, что он через наш сайт посчитал необходимым обратиться ко всем рабочим России, желая поделиться с ними своим опытом, пусть и отрицательным, говорит о том, что наши рабочие понимают свои проблемы и борются с ними. А значит есть все основания надеяться на то, они преодолеют их, и российский рабочий класс вновь пойдет в авангарде могучего мирового рабочего движения, как это было сто лет назад.

Дневник рабочего.

Времена настали сложные, пришлось устроиться работать на  Стерлитамакский Вагоноремонтный завод (ВРЗ) (Республика Башкортостан — прим. ред РП). Решил вести дневник, как сердце чувствовало, что будет о чем рассказать.

26.07.2016. Только принес пройденную медкомиссию, главврач железнодорожной больницы города Стерлитамака указал в этой самой медкомиссии тяжесть работы цифрами 3.1. Увидев эти цифры, начальник отдела кадров Корнеенко Тамар Петровна взбесилась, взяла ручку и исправила их на 4.1., сказав вслух: «Пишут тут… У нас прошла аккредитация, условия труда на заводе нормальные». Не знаю, что именно означают эти цифры, но я понял, что раз она заострила на них внимание и исправила, значит, условия моего труда на этом заводе будут не слишком хорошими.

25.09.2016. Приняли меня слесарем РПС 4-го разряда в колесно-тележечный цех на второй технологический участок. Моя работа заключалась в разборке тележки вагона. На участке сборки тележек рабочий ушел в отпуск, мастер смены Николаев Алексей Григорьевич решил перевести меня на сборку. По ЕКТСу на сборке выполняется слесарная работа 5-го разряда. Мне не хотелось выполнять более «дорогостоящую» работу за меньшую плату, т.к. зарплата начисляется в соответствие с разрядом, по которому приняли на работу.  Я ему так и заявил, что работать на сборке не стану, пока не поднимут разряд, его распоряжения исполнять не буду, т.к. оно противоречит 74 ст. ТК РФ, которая регулирует условия изменения труда без согласия работника. Он такого поворота не ожидал, попытался проявить руководительскую жесткость, которой он не особенно обладал, но на неё я ответил категорично: «Меня ты не сможешь кидать, куда тебе угодно, я буду выполнять только ту работу, на которую согласился, подписывая трудовой договор, и не более».  Мастер от меня отступился и отправил на эту работу другого рабочего с моего участка разборки. Мне не хотелось, чтобы это как-то повлияло на мои отношения с этим рабочим, для меня он был настоящим трудовым наставником, поэтому я подошел к нему и сказал: «Со мной не справился, к тебе прикопался? А ты не отказал ему, хотя мог. Зря. Пусть бы хлопотал о повышении нам разрядов — мы бы могли быть взаимозаменяемыми. Ты, в общем, возвращайся на разборку, а я встану на сборку, не хочу, чтобы ты затаил обиду на меня».

(Что сейчас перечитывая свой дневник, что тогда я не чувствую себя непоследовательным по отношению к отказу работать на сборке. Там я целый месяц заменял рабочего и сблизился с другими товарищами во время работы).

16.09.2016. Начальство повесило график прохождения ежегодной медкомиссии работников ВРЗ. Мы работаем по сменному графику, два рабочих дня, два выходных. И примечательно то, что график составлен так, чтобы рабочие проходили медкомиссию в свой выходной. Рабочие возмущены и желали бы проходить медкомиссию в рабочий день.

17.09.2016. Вчера после работы быстренько напечатал разъяснения о «прохождение ежегодной обязательной медкомиссии» в которой разъяснил, что согласно статьи 106 ТК РФ, работодатель не может заставить рабочих проходить медкомиссию в выходные дни, что администрация обязана организовать прохождение медкомиссии в рабочие дни и в соответствие со ст. 185 ТК РФ оплатить эти дни. Повесил у нас в курилке, в течение всего дня рабочие из всех цехов приходили ознакомиться с ней. Наш мастер Алексей Николаев был завален предложениями пойти к начальству и требовать прохождения медкомиссии в соответствие с законом. На все требования он ответил лишь следующие: » Сами идите к начальнику цеха и потребуйте, может и послушает, а может предложит уволиться по собственному желанию, коль не нравиться здесь работать».  Содержание листовки обсуждалось на обеде, но всё же рабочие ссылаясь на отсутствие профсоюза или лидера, решили повиноваться приказу работодателя. Никто не видел как я вешал эту листовку, но все будто бы знали кто её составил, следовательно моя первая предпосылка не верна. Мастеру кто-то доложил обо мне, он непременно расскажет начальству об этом. Пусть, это будет одно из доказательств что мастер заодно с руководством, следовательно он против рабочих. Это, конечно, для меня очевидно, но многие рабочие его считают своим товарищем.

18.09.2016. Вчера в обед были дискуссии посвящённые выборам, я придерживался тезиса об их бойкоте, ибо они не решают в общем ничего в современных условиях. Большинство моих трудовых товарищей считали, что на выборы нужно идти. Среди этого большинства не было единства: одни считали нужно голосовать за кого угодно, но только не за Единую Россию, другие предлагали портить бюллетень, чтобы никому не достался их голос, единицы предлагали голосовать за ЕР, ибо её поддерживает Путин. Сегодня я принёс брошюру, посвящённую выборам, которая разоблачала фальшивость выборов и их цель. Но брошюра не вызвала интереса у рабочих, лишь единицы внимательно её прочитали. Заинтересованность власти в декоративных выборах, которая доказывалась в брошюре, потвердело начальство ВРЗ, сдвинув график работы на час. Работаем сегодня с 9-00 до 21-00, а не как обычно с 8-00 до 20-00, чтобы все успели проголосовать. Ещё бы, во-первых: исполнительный директор Артёменко баллотируется в депутаты Стерлитамакского городского совета. Во-вторых, хозяева завода вместе с начальством, как и вся буржуазия, крайне заинтересованно в спектакле «демократические выборы» для придания законности грабежа рабочих.

12.10.2016. Месяц назад к нам устроился новый рабочий. Он тоже студент, который только поступил в ВУЗ. У него на днях установочная сессия, имеется справка-вызов. Но начальник цеха Сагадеев Ильдар в учебный отпуск не отпустил, сказав: «У нас завод негосударственный, и поэтому мы оплачиваем отпуск только тем, кто учится в железнодорожном институте, но я пойду тебе на встречу и отпущу в отпуск без содержания.» Сегодня изучу все поправки к 72 ст. ТК РФ. В стране у нас правят богачи, но всё же не может быть, чтобы такой глупый аргумент как «частный завод» так нагло игнорировал даже декоративную конституцию.

13.10.2016. Никаких поправок в статью не принималось, Сагадеев не имел права отказать в учебном отпуске. Он нагло обманул, считай, ограбил, рабочего. Если он студента отправил в отпуск без содержания, то зачем ему понадобилась справка-вызов? Может Сагадеев имеет возможность провести махинацию и надуть собственных хозяев. Это вполне возможно, учитывая, во-первых, что на заводе существуют отработанные схемы воровства (хотя бы с запчастями, в которых замешано руководство предприятия, которое это не очень-то и скрывает. Одна и та же запчасть ходит по кругу: воруется и вновь закупается), во-вторых, Сагадеев — зять главного бухгалтера.

18.11.2016. Два дня назад «сняли» исполнительного директора Артеменко и генерального директора Волошенкова (основной акционер завода). Как я понял, это было решение совета директоров холдинга, в который входит наше предприятие. Московская комиссия шастает по заводу и всё разнюхивает. Пошел слух о переходе со сменного графика (2 через 2) на «пятидневку». Если слухи правдивы, то это означает увольнение целой смены, т.е. половины рабочих!

24.11.2016. Оказывается это не комиссия из холдинга, а новые хозяева завода, которые запланировали вводить изменения.

Понимая, что нельзя сидеть и ждать, что там выдумают новенькие «оптимизаторы», а нужно всё выяснить и заранее определить свою позицию, я предложил нашей бригаде организовать комитет для работы в этом направлении. Но моё предложение было отвергнуто, так как подразумевало, по словам одного из членов бригады, «нелегальное объединение».

Тогда я предложил создать профсоюзную организацию (профсоюза на заводе нет и никогда не было). Из бригады в 16 человек согласились только четверо. Я все же предложил бригаде передать предложение о создании профсоюзной организации или рабочего комитета всем своим знакомым, поскольку они больше меня работают на заводе и бывали почти во всех бригадах и сменах. В воскресенье получу ответ, если конечно товарищи отнесутся серьезно и передадут предложение.

25.11.2016. Прошла информация, что вдобавок к изменению графика на заводе готовятся сокращения.

26.11.2016. Слух о скором сокращение стал быстро распространяться. И руководство завода тут же провело собрание, на котором обещало не сокращать рабочих. Выступить на этом совещании нашему кружку не удалось — мы замялись, никаких аргументов не было заготовлено.

Наверное, поэтому многие повелись на эти обещания и верят им, несмотря на то, что изменения графика работы остаются в силе. А если завод перейдёт на пятидневку, то куда же денутся «лишние» люди (ведь сейчас работают две смены)? Значит сокращения будут обязательно.

30.11.2016. Решился и написал листовку с призывом о создании профсоюза.

«Товарищи рабочие!

С первых дней основания ВРЗ, ещё в начале 2000-х годов, хозяева предприятия, в погоне за сверхприбылями, постоянно игнорировали наши права, подвергали наше здоровье и жизни опасности. Несправедливость, несчастные случаи и даже смерть рабочих, стали атрибутом нашей трудовой действительности. Учебный отпуск не дают. Да и в ежегодный не сходишь по-нормальному. Прачечной нет. Пожаробезопасность отсутствует как таковая. До сих пор на заводе нет медпункта, аптечки просроченные и полупустые — за ними никто не следит. Все те должностные лица, которые обязаны следить за охраной труда, в прямую нам говорят: «В случае несчастного случая — скорую не вызывать. В случае пожара спасателей — не вызывать. Ни в какие органы не жаловаться — всё стараться ликвидировать своими силами. Иначе увольнение или лишение премии!» Мы помним множество событий, где наши братья по труду погибали, ломали ноги, руки, разбивали головы, получали серьёзные ожоги, травмы и т. д. Специалист по охране труда в таких случаях прибегает самым первым оформлять задним числом выходной без содержания, будто бы получившего травму рабочего в день несчастного случая не было на работе, а травму он получил где угодно, только не на заводе! Да, иногда денег дадут немного, чтоб молчал. Но порой вообще ничего не дадут исходя из позиции «сам виноват и пусть благодарит доброе начальство, что не уволило за нарушение ТБ». То есть происходит то, что в народе называется «валить с больной головы на здоровую».

Ошибочно полагать, что такая политика в отношении рабочих есть результат безнравственности или злостного характера руководящего лица. Поведение руководящего состава обусловлены не их личными предпочтениями, а общественными закономерностями! Их нанимают, как и нас. Вот только нас нанимают создавать прибыль как непосредственных производителей, а их нанимают как надсмотрщиков, чтобы они следили за нами и всеми способами уменьшали расходы. Творящееся беззаконие по отношению к нам и есть первый способ уменьшить издержки производства,  при этом уменьшение издержек происходит путем переложения обязательств работодателя на плечи рабочих.

Если это беззаконие до 2013 года хоть как-то покрывалось относительно высокой и стабильной зарплатой по городу, то после январской аварии 2013 года в Иркутской области ухудшение нашего положения на заводе приняло катастрофический характер. Тогда в начале года развернулась сильная конкурентная борьба за рынок между нашими хозяевами и московскими «железнодорожниками». А бороться им было за что — не стоит забывать, что Стерлитамакский ВРЗ является единственным вагоноремонтным предприятием в Уральско-Поволжском регионе. И это позволяет хозяевам доминировать на региональном рынке в области ремонта грузовых вагонов. «Московские» во многом одержали победу — именно после тех событий завод вошел в холдинг ООО «ТРАНСВАГОНМОНТАЖ». Старые хозяева во главе с Волошенковым в этой борьбе потеряли прибыли, которые уже не могли компенсировать. И вся тяжесть их положения легла на плечи многострадального трудового коллектива! Чтобы сохранить прибыльность предприятия и не уменьшать свои аппетиты, наши хозяева приступили к сокращению. Чтобы тогда уволить рабочих их попросту назначили виновными в аварии! Затем начались массовые сокращения. У оставшихся увеличили интенсивность труда — один стал пахать за троих. Появилась скрытая безработица — многих отправляли в отпуск без содержания, где люди без работы просиживали целые недели. Последнее сказывалось на и так рухнувшую зарплату.

Не успели мы привыкнуть к наступившему положению, как в начале 2014 года начался очередной кризис перепроизводства: уйти стало вообще некуда, а цены на товары и услуги народного потребления росли как на дрожжах. С каждым месяцем жизнь дорожала, а зарплата оставалась неизменной. К концу 2016 года зарплата, устоявшаяся с 2013 года, потеряла до 45% покупательной способности или, другими словами, мы теперь можем купить в 2 раза меньше, чем в те дни, которые казались кошмарными. Оказывается, тогда были только цветочки, а ягодки появились сегодня. Новое руководство полностью «сожрало» Волошенкова и Ко и приступило к своей новой программе паразитирования. На заводе готовится реорганизация производства, которая означает не что иное как новые сокращения, прикрытые сладкой болтовнёй о подъёме производительности труда. Но если в 2013-ом Волошенков проводил сокращение в «законной» форме (нас тогда хотя бы предупредили), то новая команда эксплуататоров сокращение будет проводить подло и безжалостно. Они уже составили план, уже подсчитали, скольких людей они считают ненужными! Теперь остаётся ждать, кто под каким-то предлогом попадет и будет выброшен за забор в такой период, когда работы не найти. Оставшимся же придется гнуть спины ещё сильнее — теперь один будет работать за пятерых.

Товарищи рабочие! Неужели вам не надоело такое отношение, как к скотам? Сколько ещё мы безропотно будем терпеть этих паразитов, живущих исключительно за наш счет? Пора поднимать головы и требовать улучшений условий труда, а также уменьшения плана или увеличения штата. Увеличения заработной платы в соответствие с инфляцией за эти три года, а именно на 50%. Увеличение не по тарифу, а по среднему ежемесячному доходу. Но требовать по одному мы не сможем — один в поле не воин, особенно в борьбе с капиталом. Но каждый становится сильнейшим бойцом, когда все рабочие организованы. Поэтому наша первоочередная задача — это объединение в профсоюзную организацию. У профсоюза имеются все рычаги давления на руководство завода. Профсоюзная организация способна защитить каждого из нас при условии, если она будет независима от хозяев. Поэтому мы должны создавать свою профсоюзную организацию, чтобы ни один начальник не смог пролезть туда.»

01.12.2016. Инициативная группа сейчас составляет 3 человека — «кружок по выяснению бед рабочих». Вот только никак не получается заинтересовать этим остальных. Связей с другими сменами тоже пока нет.

Правда, некоторые рабочие в разговорах со мной признавались в том, что желают выдвинуть меня на место нынешнего бригадира. И тут же появился слух обо мне, что я якобы пытаюсь выдавить мастера цеха и занять его место и вся моя позиция — это цель получить должность. Кто, интересно знать, распускает эти слухи?

14.12.2016. Утром мастер приказал всем прийти к распредам (табельщицам) и написать заявление, суть которого заключается в следующем: «Я, рабочий, добровольно прошу хозяев завода изменить график работы и установить следующий распорядок: к работе фактически приступать в 7-45, отказываюсь от 15-и минутных „перекуров” в 10-00 и в 15-00, прошу установить мне обеденный перерыв с 12-00 до 12-30 вместо обеденного перерыва с 11-20 до 12-00, второй перерыв установить с 16-00 по 16-15 вместо с 17-00 по 17-20, оплату прошу рассчитывать как и раньше, с 8-00, и только за 11 часов работы, как прежде.»

Фактически это означает: работать мы будем 11 ч.-15 мин.  вместо 10 ч.-30 мин. как раньше. Но зарплата будет начисляться за 11 часов в соответствии с договором. Я не согласился писать это заявление и агитировал товарищей поступить так же, как я. В конечном счете треть наших отказалась написать это заявление.

Результат не заставил себя долго ждать — меня вызвали к начальнику цеха, который пытался меня уволить через заявление «по собственному желанию». На это я ответил отказом, и он пообещал найти причину уволить меня. Я ответил, что в этом случае буду вынужден написать жалобу в прокуратуру и Роструд.

15.12.2016. На заводе ввели систему жесткой экономии электроэнергии. В перекуры и в обед обязательно отключают освещение в цеху. Во время отдыха сходить по нужде становиться просто опасно для здоровья, т. к. естественное освещение минимальное, а в условиях зимы окна на крыше завалены снегом и естественного света нет. Мало того, не всегда получается вовремя закончить работу и приходиться её доделывать в темноте! Так, когда сегодня перед обедом цеховой кран опускал тару с запчастями, по расписанию отключили свет. Из-за темноты принимающие не уследили за опускавшейся тарой и она опрокинулась. Хорошо, что в этот раз обошлось без жертв. А на прошлой неделе с 13-00 до 17-00 свет вообще не включали, погода на улице была ясная, но в цеху мы работали в полумраке.

Вытяжки, которые и раньше редко включались, теперь вообще запретили включать — на заводе пыль, дым от сварочных работ, продукты горения желтой серы, всё это стоит столбом.

Перчатки выдают три пары на месяц. А в последний раз дали только две и сказали, что больше не будет т.к. на складе закончились. И самое главное из сегодняшних событий: все мы получили голый оклад. А это значит, что с учетом перечисленного аванса, который был аж 29 ноября, сегодня на карты пришло по 3–5 тысяч за ноябрь. И это перед Новым Годом. У всех долги по кредитам.

Напомню: система оплаты труда у нас на заводе, как и по всем бывшему СССР, оклад + премия. Вот премию мы и не получили. Руководство завода это объяснило так: мол, премия выделяется из премиального фонда, а у нас на заводе огромный перерасход электричества и тепла (рабочие в этом виноваты видите ли!), поэтому они пересчитают расход и с остатка, может быть, переведут премии. Рабочие возмущены, на каждом углу раздаются призывы, правда вполголоса, к отказу от работы до тех пор, пока хозяева не рассчитаются по долгам.

Хозяева завода объясняют отсутствие премий так, будто бы зарплаты они выдают из прибыли. Вот эту ложь я пытался разъяснить товарищам, рассказать из чего состоит цена и причину невыплаты премии. А она такова: хозяину завода необходимо уволить «лишних людей», а на оставшихся навалить огромную интенсивность труда. Но добровольно никто не хочет увольняться перед Новым Годом — в этот период работы не найдешь. Поэтому администрация проводит скрытый локаут. Руководство рассчитывает, что рабочие, особенно те у кого кредиты, будут вынуждены уволиться и пойти искать лучшего счастья в другом месте. И пока на заводе не уволится нужное количество рабочих, они так и сохранят голый оклад, если начнутся сильные волнения — придумают новый способ для выполнения намеченных целей. Затем оставшиеся начнут работать уже за пятерых, а получать только за двоих в лучшем случае. Будут держать потолок зарплат в 20 000-28 000.

Мастера и прочие служащие на мои претензии реагируют следующим, традиционным образом: «Не нравится работа — увольняйся. А если остаёшься, то соглашайся на всяческие унижения и работу за копейки». Но на то, что говорит ИТР — плевать. Страшно то, что и многие из нашей смены повторяют вслед за ними! На любой мой протест повторяют точку зрения хозяев и их лакеев. Никак не могу объяснить, что работать на заводе мы вынуждены, что нет никакого выбора, кроме как ждать чуда или оставаться голодным.

16.12.2016. Точно стало известно о закрытии на ремонт первого технологического участка (ТУ-1) колесно-тележечного цеха (КТЦ). Ремонт продлится от 6-ти до 12-ти месяцев. На ТУ-2 руководство начало планировать перенос части мощностей с ТУ-1  вместе с частью рабочих с того же участка. Другую часть рабочих, скорее всего, решили уволить. Точнее сделать так, что бы они сами уволились.

Увеличивается план. В скором времени на участке будет ремонтироваться 14 вагонов в день, вместо сегодняшних 7-ми. Смена будет такой же, как и была — 12 часов, только изменится график работы (на основании заявления, которое написала большая часть завода). Вместо двух смен появится дополнительная 3-я смена. На работу будем выходить 2 в день, 1 в ночь,  отсыпной, 2 выходных. Часть рабочих такой график назвала самым лучшим, говорили, что так уже работали до 2013 года. Слухи о пятидневке не подтвердились.

Свет наконец-то перестали отключать в дневное время. Отключают лишь в перерывы, что сохраняет опасность передвижения по заводу в это время. Но вместо этого отключили воздушные завесы на воротах и убавили температуру батарей на минимум. Вчера, когда загоняли вагоны, невозможно было работать — в цеху температура была ниже 0 градусов! При этом фуфаек не выдают. Мне, например, нечего было из теплой одежды одеть и пришлось работать в спецовке. В конце концов простудился за смену. Потребовал у мастера предписание на бушлат. Он отправил к начальнику цеха. Тот, улыбаясь, решил меня подколоть, сказав: «Ты же знаешь законы, которые требуешь соблюдать! Существуют минимальная температура, при которой ты должен работать и ничего не требовать». Поскольку в цеху нет градусников, он думал что сможет таим образом выкрутиться. Но температуру мы измерили заблаговременно, и после того, как я ему указал, что температура в цехе ниже 5-и градусов, при которой не только я, но и все рабочие могут отказаться работать. Он обещал выдать фуфайку. Хотя это и осталось обещанием, вслед за мной другие так же начали требовать выдачу теплой одежды.

Вот только в фуфайке работать очень трудно — становишься неповоротливым, движения скованны, к некоторым деталям не дотянутся. Так или иначе теплую одежду приходится снимать, хоть и на время. Поэтому всё равно простужаешься. Потребовали от мастера включить обогрев цеха. На это он ответил: «Хозяева приказали, они экономят». И вот тогда наша бригада наконец-то начала возмущаться, а не просто молчать как раньше! Появились инициативы, больше конечно челобитного характера. Одни думают написать жалобу в РЖД как основному заказчику, рассказать, как мы тут работаем, что вынуждены выполнять некачественный ремонт и т. д. Другие хотят написать письмо Президенту России, чтобы он обязательно разобрался.

Подумав я понял, что не могу им объяснить и показать, что нужно делать в первую очередь, т.к. сам не знаю что делать, какие требования выставлять первоочередными. Поэтому попытался только объяснить, что бесполезно ждать помощи от Президента: привел примеры космодрома Восточный, кинутых на Ямале рабочих из Башкирии и др. О бесполезности жалоб в РЖД: они, конечно, отреагируют на донос о плохом ремонте, но улучшений от этого не будет. Рассказал, что самое сильное оружие рабочих в борьбе за улучшение условий труда — это стачка, забастовка. Но такая, которая делается обдуманно, когда мы точно знаем, когда нужно бастовать, а когда нельзя и т.д. К моим словам отнеслись скептически, считают, что того, кто решится на забастовку, сразу же уволят, а объяснение, что весь завод они не смогут уволить, слушать не хотят — полагают, что раз одного могут уволить, то и всех могут.

17.12.2016. Вчера вечером наконец-то перечислили премию — она была меньше, чем в предыдущие месяцы: рабочие получили 80%, бригадиры и мастера — 60%, все начальники выше мастеров — 40%.

На фоне голого оклада возмущения набирали обороты. Думаю, начальство это понимало, потому и решило перечислить премию, наверняка внесли некие коррективы в свои планы. Как прислали аванс, настроение у многих поднялось, но не сильно. Холод в цеху по прежнему сильно раздражает.

20.12.2016. С 26 декабря 2016 года ВРЗ переходит на новый график работы. ЦРКП-1 закрывают, и обе его смены переводят в ЦРКП-2. В итоге там будет 4 смены. График следующий: 2 смены в день, 1 в ночь, отсыпной; потом 1 смена в ночь, отсыпной; потом 2 дня выходных. В КТЦ вводиться третья смена — 3 через 3 (2 дня в день, ночная смена, отсыпной, 2 дня выходных). Останется только один технологический участок — КТЦ. ТУ-1 закрывают: первую смену ТУ-1 перебрасывают к нам на ТУ-2 как третью смену. Вторую смену с ТУ-1 расформировывают и по 6 человек укомплектовывают в три смены на ТУ-2.

Мастер цеха после оперативки начальствующих  указал, что людей теперь много, будет происходить отсев! Поговаривают об «отсеве» 18 человек  — это состав целой смены! Но официальных сокращений не будет. Как я и предполагал, будут увольнять по любой притянутой за уши причине.

С 1 января 2017 года  для рабочих вводится новый распорядок рабочего дня (на основании «добровольного» заявления рабочих), кроме тех, кто отказался его подписывать (таких, конечно, меньшинство).

Для понимания подлости нового графика. Если посмотреть старый распорядок, то там есть графа «19-40 — начало уборки рабочего места, 20-00 — окончание работы». А в новом графике стоит только «19-45 окончание работы», графа «начало уборки рабочего места» отсутствует! Это означает, что по новому распорядку окончание работы будет означать начало уборки рабочего места, хотя, думаю, это не самое подлое, что задумало начальство. Но начальниками это преподносится так, будто нас на 15 минут раньше будут отпускать домой. Большинство не видят тут подвох, а ведь он очевиден.

Каждая смена должна будет ремонтировать 14 вагонов в день. Раньше план был такой: ТУ-1 — 12 вагонов в день (работали они 3 через 3, в 2 смены), ТУ-2 — 8,5 вагонов в день (работали мы 2 через 2, в 2 смены). Общий план раньше составлял, при условии, что в месяце 31 день, — 634 вагона в месяц. Теперь 644 вагона. Казалось бы, немного. Но выработка увеличилась для нашего участка на 65%! Для бывшего ТУ-1 — на 19% (на том участке и премия была больше 100%).

Премию фактически отменили — сказали, будем получать всего 10% премии. Директор, сволочь, попросил потерпеть всего 3 месяца, а «потом будут золотые горы».

С такой премией наша зарплата будет составлять: для рабочего *4-го разряда — 8700 руб. (раньше 17000), *5-го разряд — 9700 руб. (раньше 19000), * 6-го разряд — 10800 руб. (раньше 22000).

Всё указывает на то, что начальство стремиться спровоцировать увольнение.

Начальники советуют нам не показывать друг другу «портянки», чтобы мы «не ссорились». А практически это значит, наоборот: иметь возможность одним побольше заплатить, другим, кто послабее характером и готов все стерпеть, — поменьше. Еще эти мрази придумали разряды разбить на подразряды, и теперь у нас есть рабочие с 4-ым пониженным или повышенным разрядом, с 5-ым пониженным или повышенным и т. д. Поэтому рабочий  с 5-ым повышенном разрядом получит на 1000 больше, чем его товарищ с 5-ым пониженным разрядом, работающий вместе с ним и выполняющий столько же работы.

Также, с 1 января 2017 года, постепенно вводится «новое» оборудование: конвейер, говорят, уберут, вместо него установят «козлы», что означает технологический шаг назад. Краны тоже уберут, крановщиц уволят. Вместо них будет работать погрузчик-электрокар. Маляров тоже уволят. А их обязанности (в частности, маркировку тележек) переложат на слесарей.

Насчет «отсева». Начальник цеха сказал, чтобы мы сами решали кого нужно убрать! «Нужно избавляться от тех, которые тянут коллектив ко дну и не позволяют выполнить план». Когда-то в СССР отстающих подтягивали, а теперь нам советуют от них избавляться!

21.12.2016. Идет разговор об установке видеокамер. Они будут расположены кругом. И сделают это точно за наш счет! Так и будем три месяца на голом окладе сидеть. Про повышение разрядов сказали забыть (разряд зависел не от сложности работы, а от срока, который ты отработал на заводе). Руководство, по крайней мере мастера и начальники цехов, даже и не знают, что такое ЕТКС…

Примерный план работы каждой смены, с учетом 31 дня в месяце. До изменения:

* ТУ-1, 1-ая смена — 192 вагона, 2-ая смена — 180 вагонов; * ТУ-2, 1-ая смена — 136 вагонов, 2-ая смена — 126 вагонов.

После изменения:

* 1 смена — 224 вагона, * 2 смена — 210 вагона, * 3 смена — 210 вагона.

От выработки плана будет зависеть наша премия. Сделали все 100% — премия 100%, выполнили 50% — премия 50%. И неважно по какой причине мы с ней не справимся, хоть сами не способны или хозяева завода не предоставят столько вагонов на ремонт.

Решил обзавестись знакомствами во всех цехах, т.к. ничего до сих пор о них не знаю. Разве что получаю сведения в виде слухов.

Поднялся в отдел кадров, передал заявление на учебный отпуск и справку-вызов, на что кадровик заявила — «Вы учитесь на гуманитарном факультете, и ваша профессия нам не интересна, у нас отпуск дают лишь тем, кто учится в железнодорожном». В этот момент хотелось плюнуть ей в лицо, но вместо этого спросил: «У нас» — это у граждан Зимбабве? Если это так, то я напомню: мы  живем в РФ, а перед законом у нас все равны — это касается и любой организации, которая нанимает людей к себе на работу, даже в том случае, если вы замужем за вождем  африканского племени.» Я отлично знаю, что законы пишут богатые, и эти законы охраняют лишь их, но мне хотелось  посмотреть, как эта змея будет сейчас вертеться и придумывать нелепое оправдание. Напрасно ждал, она попросту отправила меня к начальнику цеха.

22.12.2016. Первое и самое важное: на заводе сегодня кругом появились листовки, написанные от руки, с призывом объединяться для борьбы с капиталистами! Я не знаю, кто их писал и кто распространял. Но судя по тому, что они написаны вручную, их автор из старшего поколения. Не знаю, как с ним теперь связаться. Буду приглядываться, возможно тот, кто эти листовки распространял, сам на меня выйдет, потому что теперь я стал, наверное, самым обсуждаемым рабочим на заводе. Правда пока такое приходиться слышать о себе в виде слуха от других смен: «дурачок, который напрашивается на побои». Но раньше говорили: «Понтуется, чтобы занять место мастера цеха или начальника цеха». Так что теперь всё-таки рабочие лучшего мнение обо мне, чем ранее.

Второе. Сессия на носу и она до сих пор не оплачивается. Посовещались с товарищами, они предложили скомпрометировать начальство. После,  в разговоре с начальником цеха КТЦ Саетгареевым об учебном отпуске, он предложил поступить «по-человечески». «Мы же люди, давай  ты возьмешь основной отпуск, мы его оплатим, а ты иди, учись» — говорит он мне. «А как же закон, который гарантирует мне учебный отпуск?» — спрашиваю я. На это начальник заявил:  «Черт с этим законом, не обязательного же его соблюдать, ты мне хорошо сделаешь, а я потом тебе» — план сработал, этот наглец не подозревал о том, что наша беседа записывается. «Нетушки, я пойду в учебный отпуск, а потом и в основной, который вы оплатите, и не только мне, а каждому студенту». После услышанного, он обещал проверить мою квалификацию на соответствие должности, намекая, что уволит или понизит зарплату. «Тогда я пожалуюсь в свой профсоюз (это был блеф, в профсоюзе я не состоял) и обращусь в комитет по труду, т.к. в соответствии с законодательством меня одного проверять на соответствие квалификации не допускается» — ответил я ему.  «Ты состоишь ещё и в профсоюзе?» — взволнованно спросил начальник цеха. После чего мы оба закурили, озлобленно посмотрели друг на друга и после этого разошлись. Я отлично понимал, что он пошел придумывать, как бы меня наказать, и главным помощником в этом будет мастер Николаев. Не теряя времени я сразу же пошел к последнему. Мастеру рассказал про разговор с начальником цеха и пригрозил, что если Николаев вздумает помогать ему меня как-то «топить»,  то я ему покажу где раки зимуют, так же я заявил, что имею компромат на них обоих, достаточный, чтобы их уволить, а может и засудить.

Под конец рабочего дня (4-ая беседа с начальником цеха за смену), Саетгареев подсунул дополнение к трудовому договору, по которому я перевожусь в должность грузчика 5-го разряда с завтрашнего дня на 20 дней. Однако я не стал подписывать это доп.соглашение. Мало того, я попросил выдать мне на руки этот документ для изучения, так как я не понял некоторые пункты. Саетгареев выхватил доп.соглашение, не дав мне его сфотографировать, и только нервно ответил: «Не хочешь подписывать — сам увидишь что будет». Боится меня и желает уволить, а не знает как. Тогда я попер на него: включил запись, где он бормочет о «Человеческом  поступке», посмотрел на него и добавил:  «Этой записью заинтересуются в прокуратуре и, соответственно, тобой. Ты лучше подумай, чем это может закончиться для тебя». После этого он вообще ничего не смог сказать.

Сегодня мой цех был со мной солидарен и считал администрацию сволочью.

23.12.2016. Вчера вечером, после очередного спора с начальником цеха касающегося моего учебного отпуска, у распредов (табельщиц) я написал заявление на отпуск без содержания на сегодняшний день, с мыслью с утра поехать в прокуратуру писать заявление. Думал, что после этого будет так: хозяин, как только получит запрос от прокуратуры, скажет, что я и не обращался с заявлением на отпуск (документов о приеме/отказе моего заявления мне никто не давал), вызовет и подпишет его. И я пойду преспокойно в учебный отпуск.

Но сегодня, в 9-00 утра звонит мне начальник цеха и спрашивает: почему меня нет на рабочем месте? Я напомнил ему, что вчера написал заявление и на основании его отсутствую, на что он заявил: «Я ничего не подписывал, у тебя есть один час, чтобы появиться на работе (хотя он прекрасно знает, что в течение часа я не смогу прибыть на работу физически, т. к. живу далеко) или я тебя уволю по статье за прогул». Я напомнил начальнику цеха, что в соответствие со статьёй   81 ТК, ч. 1, п. 1, пп А  у меня есть 4 часа, и что я готов дать объяснительную. Попросил его приготовить листок для этого.

Я передумал ехать в прокуратуру и поехал прямиком на завод. По дороге оформил больничный. На завод я приехал через пару часов с веским оправданием своего отсутствия.

Начальник цеха ждал меня в отделе кадров,  начальник отдела кадров Корнеенко, эта змея с высоким чувством уникальности, странновато сидела молча. Вместо привычных подлецов разговор со мной начал незнакомый тип, который никак не желал представляться. «Почему ты отсутствуешь без уважительной причины?» — спрашивает он в нагловатой форме. Я рассказал про больничный, в котором он усомнился и обещал проверить его подлинность. Затем незнакомец спросил, почему я не подписываю дополнительное соглашение о переводе в грузчики. Я ответил, что мы займемся этим вопросом после окончания моего больничного и после того, как мне обоснованно, ясно и четко, в письменной форме объяснят причину моего перевода. Тут впряглась начальница отдела кадров, но не дерзко как всегда, а  как лиса: «Мы это можем сделать в соответствие со статьей 72 ТК.» В таком случае я потребовал выдать мне после больничного направление на медкомиссию, чтобы в соответствии с этой статьёй проверить моё здоровье: вдруг я не могу работать на этой должности?

Далее передал заявление и справку этому незнакомому типу уголовной наружности и задал вопрос: почему меня не отпускают в законный отпуск? Он ознакомился и отвел меня к первому заму г-ну Гейру, тот тоже ознакомился и нашел ошибку в справке-вызове (в деканате год не тот поставили, а я сам, дурак невнимательный, не заметил). Обещал, что как я исправлю справку, он подпишет.

Тут я спросил: «А как же остальные студенты, которых нагло обманывает начальство?». Он заявил, что никого никогда не обманывал, а во всем виноваты нижестоящие начальники. И пообещал, что теперь все студенты получат отпуска, как только предоставят справку-вызов. И на Корнеенко, мол, не стоит обижаться, у неё работа — рабочих обманывать. (Это была моя первая встреча с ним, позже его высочайшая способность к софизмам меня поражала, мне не хватало теоретических знаний, чтобы каждый раз поспевать разоблачать его софистские выверты).

С завода уезжал с чувством страха, ожидая последствий. Но и с небольшим чувством победы. Хотя то ли ещё будет? Всё, что мне наобещали — это наверняка ложь. Тянут время.

Одного пока не могу понять: зачем переводить меня в грузчики? Решили там меня избить? Но глупо так поступать, это, напротив, сделает меня мучеником, а значит, вызовет сострадания со стороны рабочих. Или хотят навалить непосильную тяжесть труда, чтобы я сам завыл и сбежал? Также предполагаю, что хотят изолировать меня от основных рабочих на заводе (грузчики работают отдельно в безлюдном цеху) — это было бы логичнее всего.

Однако разбирательство руководства со мной стало сегодня темой номер один для рабочих завода. Малая часть даже позвонила мне спросить, чем все кончилось, и выразить слова солидарности моей упёртости. Но каждый при этом напомнил о бесполезности моих поступков…

29.12.2016. Приехал на завод отдать больничный лист и уточнить дату выхода в смену после новогодних праздников. Начальник цеха отправил меня в отдел кадров, в отделе кадров отправили к ТБ-шнику, последний приготовил мне направление на прохождение медкомиссии для перевода в грузчики.

Пока был на больничном изучил все статьи, касающиеся перевода рабочего, решения судов, постановления Пленума Верховного Суда, в общем, подготовился.

Тут я попросил хотя бы у него ознакомиться с приказом и доп. соглашением о моем переводе, но у него этих документов не оказалось. Тогда я спросил: «Раз вы решили перевести меня на другое место работы «в связи с производственной необходимостью», то на основании какой статьи ТК вы изменяете трудовые отношения со мной?». «Статья 72.2 ТК РФ» — рапортует он мне. «Интересно» — говорю я ему. — «Но в прошлый раз была 72 ТК, а 72.2 ТК — это уже совершенно другая статья». Тут ТБ-шник начал межеваться. Тогда я пошел в наступление и сказал, что у них нет основания переводить меня по этой статье, так как отсутствует чрезвычайный фактор. И добавил, что обязательно обращусь, куда следует, чтобы там разобрались, как это так работодатель пытается поменять договор, прыгая от статьи к статье, с огромными нарушениями. ТБ-шник отстал от меня и отпустил домой. Сказав по секрету, что, мол, он желает мне лишь добра, а это всё Саетгареев мутит, зол на меня, привык, что все покладистые.

Прежде чем поехать домой я дождался студента. Поднялся вместе с ним к секретарям и попросил зарегистрировать его справку-вызов вместе с заявлением на отпуск. Документ приняли, поставили печать, но указать должность и фамилию того, кто принял, отказались. 13 января должны оплатить отпускные. Если это произойдет, то значит, брешь в обороне хозяев пробита.

Через час позвонил начальник цеха, сказал выходить 7 января к себе в смену. Приказ о моем переводе аннулирован.

07.01.2017. У нас получилось добиться учебных отпусков для студентов  — раньше студенты писали заявления на выходные без содержания. С этого момента, как отпускные стали оплачеваемы, я, по признанию мастера, стал находиться у начальства «на особом счету»: постоянно вызывают на беседы к руководству, следят за каждым моим шагом, пытаются вычислить моих соратников.

Увеличен план почти в 2 раза. Завод работает в 3-смены с новым режимом (который добровольно-принудительно «попросили» вести рабочие). Мне выдали бушлат без какого-либо «выноса мозга» (хотя до этого я 2-е недели требовал мне теплую спецодежду). Готовлюсь к новым условиям труда.

Но уже в обед мастер провел собрание (как всегда именно  в обед). На этом собрании он объявил, что наша смена расформирована. Одну половину кидают во вторую, другую — в третью смену. Ночные смены отменяются. Режим работы вводиться 2 через 2 с сохранением плана. Все в шоке, у всех вопросы. Дело в том, что неделю назад нас уплотнили расформированным технологическим участком № 1 и теперь весь штат заполнен, свободных мест нет. А  раз теперь еще половину нашей бригады кинут в другую смену, то там будет негде повернуться: человек 12 будут слоняться без дела. Что происходит? Хотите сократить людей? Так и скажите прямо! Мы пойдем искать новую работу. А то сидим, ждем у моря погоды. Мастер не ответил на вопросы. Просто напомнил, чтобы завтра никто не выходил и ждал телефонного звонка — он позвонит и объявит, кому куда и когда выходить.

Я попросил показать приказ. Как всегда, все эти изменения проводятся с устного приказа хозяина, а вот письменного никогда нет. Мастер ушел, начались бурные обсуждения.

Но вдруг один из слесарей, который прежде всегда мне перечил, придерживаясь обывательской позиции, предложил провести собрание с рабочими других смен и решить, что делать, так как очевидно, что нас ожидают сокращения. А  раз такие перестановки мутные, то значит, сокращение будет проводиться простым увольнением. Кое-кто начал ему возражать, что все не поддержат. Основная масса молча наблюдала за дебатами.

Тут в разговор вступил я и сказал, что все и не нужны — достаточно инициативной группы делегатов, 2-3 человека от бригады, которые были бы уполномочены говорить от имени всей смены. И ещё, что нужно сделать обязательным исполнения решения этого собрания. На том и порешили.

Товарищи, которые работают долгое время, должны будут обзвонить рабочих других смен и предложить провести собрание 12 января, на котором определить порядок действий.

Все происходит на фоне обещанной оплаты по голому тарифу в течение трёх последующих месяцев, включая декабрь и январь. Мы ждем зарплату от 9 до 12 тысяч рублей.

08.01.2017. Оказалось, что вагонов на ремонт нет, ремонтировать нечего! Налицо простой по вине капиталиста-работодателя. Теперь я уверен, что это и есть одна из причин происходящих на заводе изменений. Узнал, уже когда ехал домой с работы.

Ещё летом нам давали мало вагонов на ремонт. Несмотря на то, что план стоял огромный, порой нам давали 7-10 вагонов на 2 дня, хотя по плану мы должны были делать 17. Летом часто мы в первый день делали всю работу, а во второй слонялись без дела или занимались мелочёвкой. Уже тогда я подумал, что раз нет заказов у завода, тогда обязательно будут увольнения и маленькие зарплаты. Но всё лето ЗП была стабильная и высокая (относительно высокая, в сравнении с ЗП по городу) и даже шел приём на работу.

Осенью всё изменилось. Нам проиндексировали на 10% оклад, появились вагоны, закрыли все вакансии, реальная зарплата за счёт сокращения премии стала уменьшаться. В конечном счете поменялись хозяева. Теперь все становится еще хуже: объём работы уменьшился, капиталистам требуется уволить часть людей, но увольнять они хотят без сокращений, чтобы не платить рабочим за три месяца вперёд. Поэтому делают всё, чтобы мы сами бежали без оглядки. С другой стороны, многие придерживаются мнения, что завод специально банкротят. Но этому противоречит тот факт, что новый хозяин выкупил все акции завода, а это сотни миллионов. Зачем тратить столько денег чтобы завалить завод?

На прямой вопрос — будут проводить сокращения или нет — начальство не дает вразумительного ответа. Оно отвечает «Не знаю, посмотрим, может быть» и т. п. Что будет — сейчас неизвестно. Но то, что сейчас вагоны закончились — это факт.

Тут ещё для нас непонятно, зачем руководство закрыло один участок. Говорили, что будет ремонт, но там никакого ремонта не ведется. В других цехах идут какие-то подготовительные работы — с завода чуть ли не каждый день уходит вагон с 15-20 тоннами металлолома.

Совершенно точно, что сегодня нашу смену расформировали по причине простоя.

09.01.2017. Подумал, что нужно разобраться с вопросом о поставщиках.

Оказалось, что до 2013 года ПГК («Первая грузовая компания») являлась основным поставщиком вагонов для ремонта на Стерлитамакском ВРЗ. Рассказывают, что после аварии 2013 года ПГК отозвала из ремонта свои вагоны, и с тех пор на нашем заводе все полетело кувырком. Сокращения, людей отправляли в отпуск без содержания, уменьшали зарплату. Старый хозяин завода провел собрание, на котором предложил людям искать работу, так как завод, скорее всего, ожидало закрытие. Рабочие массово стали увольняться. Но затем всё как-то устаканилось. Волошенков (старый хозяин) попросил рабочих остаться на заводе, немного потерпеть, и тогда все будет хорошо. Когда мне рассказали про последствия аварии, я посчитал, что её кто-то использовал, что бы отжать рынок.

Сегодня позвонил нач. цеха, утром мне выходить в смену.

10.01.2017. Сегодня всю нашу смену вызвали на работу. Вышли мы, как уплотнение, во вторую смену. Мастер цеха объявил, что наша смена теперь выходит каждый день и работает до 5 часов вечера. Суббота, воскресенье — выходной. Такой график работы устанавливается на три месяца. Что примечательно, никакие письменные приказы не фигурируют и официально получается, что оба цеха работают как и прежде. Но по факту один закрыт.

Вчера начальники ходили и выявляли желающих уйти в очередной отпуск. Наша смена, которая нынче стала работать в пятидневку, теперь будет получать ЗП за 140 часов в месяц, ранее мы отрабатывали 161–172 часа в месяц. А это означает уменьшение зарплаты. Все ждут 13 числа, посмотреть начисленную зарплату за декабрь, чтобы сделать выводы.

Из плюсов: эти перестановки позволяют мне контактировать со всеми рабочими завода.

05.02.2017. Навалились семейные проблемы, которые нужно было непременно решить. Поэтому 2 недели просидел без денег. Сегодня был первый день на работе после учебного отпуска.

Неделю назад произошло ЧП! При такелажных работах сорвалась колесная пара вагона (вес 2 тонны) и упала одному рабочему на ногу. Он получил повреждение икроножной мышцы, разорваны сухожилия и вены, но артерия, к счастью, не была повреждена. Приезжала скорая и полиция (ждали 40 минут, хотя крупный госпиталь в 7 минутах от завода). Руководство «начало расследование». Предварительно называется причина: ЧП вызвал обрыв строп (какая новость!). И, кончено же, «во всем виноват рабочий». Нарушил ТБ и вдобавок не проверил стропы. Вот только это никогда не входило в обязанности слесарей — за стропы всегда отвечали стропальщики, но их сократили в 2013 году. Пострадавший товарищ не из нашего цеха, поэтому мне трудно получить точную информацию о произошедшем — пишу со слов рабочих второй смены.

Дальше. Пятидневку отменили — всех окончательно раскидали по двум сменам. Я попал в 1 смену. Попросил, чтобы мне дали один день работать в 1-ой, а второй день — во 2-ой. Но пока так не разрешили.

Нам увеличили план — теперь 18 вагонов в день.

Мастера требуют написать заявление о переводе в другой цех, т.к. официально наш КТЦ больше не существует, а существует на бумаге цех с другим названием. И вот в этот новый, а по сути всё в тот же цех, нужно перевестись в связи с производственной необходимостью. Я потребовал, чтобы мне разъяснили причину, по которой вызвана эта необходимость, и сказал, что только после этого готов написать заявление. Моё требование было проигнорировано, поэтому заявление я пока писать не стал.

Ещё известие. Один из товарищей сказал, что отменили вредность, которую мы раньше получали за тяжелые условия труда (где-то 600 рублей). Проблема в том, что когда я начал об этом расспрашивать других рабочих, то оказалось, что никто не знает, т. к. «портянок» не получали у табельщиков. Тогда я заказал свою «портянку» — завтра посмотрю, какие были начисления.

И ещё одно. Новый исполнительный директор, г-н Гейер, удосужился неделю назад провести собрание, на котором назвал уборщиц и маляров паразитами, от которых желательно избавиться. И также напомнил о лишнем штате слесарей, зарплату сказал не ждать, т. к. у предприятия огромные долги, оставшиеся в наследство от старых хозяев. Последнее он произнес, как ответ на замечание одного рабочего о том, что раньше, при старом хозяине, никогда не задерживали ЗП. «Посмотрите, какие нам оставили долги» — произнес он гордо. К огромному сожалению, меня там не было. А никто другой почему-то за язык этого болтуна не поймал! «Не нам, а вам!» — сказал я, когда выслушивал эту новость, и добавил, что нужно было попросить показать бухгалтерскую отчетность, согласно которой он утверждает о долгах.

Что ещё интересно: выполнив на 100% план за декабрь, мы в январе недополучили 30% своей средней зарплаты. Начальство постоянно оправдывается за это отсутствием денег на ЗП. Но! После Нового Года купили погрузчик стоимостью 2 500 000 рублей. Теперь этот погрузчик на заводе называют «Наша премия».

11.02.2017. Опять подняли план — уже до 20 вагонов в день. Но в то же время появились простои. Сегодня первая смена не вышла на работу, а завтра и вторая не выходит.

Реорганизация производства, видимо, заканчивается — остаётся только юридически закрепить новую форму эксплуатации рабочих. Поэтому заставляют написать заявление для перевода в новый цех, который остаётся всё тем же. А следующим шагом будет, я уверен, заключение трудовых договоров на новых условиях, где обязанности рабочих будут расширены с сохранением прежней зарплаты.

Исполнительный директор заявил: «На заводе много паразитов, от которых нужно избавиться, но раз они самостоятельно не хотят уволиться, то решение этого вопроса мы передадим в руки рабочих». Вот в чём эта подлость заключается! Хозяевам необходимо сократить численность рабочих не то чтобы с минимальными затратами, а вообще без каких либо затрат! Да ещё так, чтобы их перчатки на кровавых руках не запачкались. Для этого они, в частности, и скорректировали старую форму премирования.

Раньше на цех давали 200 000 рублей, и эта сумма делилась поровну среди всех рабочих, вне зависимости от специальности. Теперь же они эту сумму в 200 тыс. поделят между участками. Допустим, участку разборки всегда будет начисляться 40 000 рублей. На нём работают 4 человека, которые получат эту сумму на всех, т. е. по 10 000. Чтобы увеличить свой доход рабочие с участка разборки должны будут решить, кто из них лишний, подтолкнуть к увольнению одного из своих товарищей! И тогда 40 000 разделится уже на троих — тех, которые «подсидели» своего товарища. И теперь уже они решают, кто теперь у них лишний. И снова повторяется тот же процесс, пока 40 000 не делится уже на двоих, при удвоенной же нагрузке на каждого! Директор называет это «системой мотивации к труду» или «самой честной формой повышения зарплаты». Но, кроме того, что эта схема превращает всех в корыстных и подлых крыс, эта сволочь-директор «забывает» сообщить о том, что оклад в 10 000 рублей, который мы сейчас получаем помимо премии, никак не учитывается при разделении нагрузки на оставшихся! В примере, у оставшихся двух рабочих, оклад  при двойной нагрузке столько же, сколько они получали бы, работая вчетвером с меньшей интенсивностью.

Вот расчет моего примера:

Дано. 4 рабочих, которые должны разобрать за день 20 вагонов, или по 5 вагонов каждый. Хозяин выделяет 80 000 рублей им на зарплату: 40 000 в форме оклада + 40 000 в форме премии. Получается каждому по 20 000.

Следствие 1. Рабочие избавились от одного товарища, теперь каждый получает по 22 500, но разбирают они 6,5 вагонов каждый. А хозяин выделяет уже всего 70 000 рублей.

Следствие 2. Рабочие избавляются от еще одного и оставшиеся двое получают теперь по 30 000 рублей и разбирают за смену по 10 вагонов каждый. А вот хозяин выделяет теперь на ЗП всего 60 000 рублей.

Итог закономерной подлости. Рабочие остались у разбитого корыта, хозяин сократил статью расхода, будто бы и не имея на то никакой цели, избавился от рабочих.

Заявление некоторых рабочих, что, мол, всё равно теперь получаем больше — более чем очевидно, походит на бред сумасшедшего.

Из личного. На заводе за мной начали следить, и о том, как я работаю, докладывают начальнику цеха. Новый бригадир (его недавно назначили из рабочих) мне рассказал о том, что новый начальник производства поставил ему задачу всегда наваливать на меня работу, т. к. я у них в каких-то особых списках. Похоже, что очень обиделись на меня за то, что я добился оплачиваемого отпуска, да ещё и товарища с собой в отпуск на тех же условиях захватил — простить не могут.

13.02.2017. Сегодня ознакомили с людоедским приказом следующего содержания:

«Приказ ППр-55-02 от 01.02.2017 г.

В связи с оптимизацией тех. процесса и в целях упорядочения оплаты труда, экономии ресурсов, увеличения производительности и качества труда приказываю:

  1. с 01.02.2017 г. ввести прогрессивную схему начисления размера премиальных выплат работникам отделений Цеха по ремонту подвижного состава следующих специальностей: слесарь РПС, электрогазосварщик, фрезеровщик, слесарь МСР, согласно приложению № 1 к приказу;
  2. размер премии начислять по среднемесячным производственным показателям;
  3. зам. ген. директора по производству осуществить контроль за ежемесячным учетом производительности труда и выполнением производственного плана;
  4. главному бухгалтеру осуществить контроль за расчетом и начислением премии;
  5. контроль за исполнением этого приказа оставляю за собой;
  6. настоящий приказ ввести в действие с 01.02.2017 г.»

С утра было 13 число. И только сегодня нас знакомят с приказом от 1 января! Я сделал большую оплошность: после того, как прочёл приказ, у меня в голове были одни непонятные цифры, и я не обратил внимания на то, какое число было указанно в ведомости ознакомления с приказом.

«Приложение №1 к приказу.

Прогрессивная схема начисления размера премиальных выплат за выполнение производственных показателей по ремонту вагонов Цехом ремонта подвижного состава.

Средняя выработка, пр. ед

Размер премии, %

0,15

65%

0,16

70%

0,17

75%

0,18

80%

0,19

85%

0,20

90%

0,21

95%

0,22

100%

0,23

110%

0,24

120%

0,25

130%

0,26

140%

0,27

150%

0,28

160%

0,29

170%

0,30

180%

Примечание: за приведенную единицу принимается 1 вагон деповского ремонта. Капитальный ремонт = 1,5 единицы деповского ремонта.»

Непонятные цифры, уже до тошноты заезженные буржуйские фразы, за которыми скрывается подлая суть. Никто сразу не понял приказа и того, как рассчитываются эти коэффициенты. Только возвращаясь домой я понял всю их отвратительную суть.

Достаточно было вспомнить, как совершенно недавно нас заставляли подписывать заявление о формальном переходе в новый цех, который на самом деле всё тот же. Теперь уже в нашем цеху в одной смене около 100 человек.

И вот, что получается в феврале. Всего 12 смен в месяце. В течение 6 смен делалось по 18 вагонов. Первая смена — 14 вагонов. Допустим, в последующих сменах будет 20 вагонов каждый день, по плану. Итого, в среднем, получается 9,5 вагонов в смену. Теперь высчитываем коэффициент: 9,5 вагонов на 120 человек = 0,079. Это куда меньше, чем указанно даже в первой строчке таблицы с наименьшим размером премии!

Хозяин предприятия предлагает «единственный» выход в такой ситуации: самим рабочим избавиться от своих товарищей, чтобы увеличить этот коэффициент «средней выработки»! Одним словом, это все та же крысиная схема, только теперь стал виден её механизм. Меня и моих товарищей с ним любезным образом ознакомили, будто мокрою тряпку в лицо бросили.

15.02.2017. Через час мне срочно нужно быть на заводе — часть рабочих второй смены решили делать забастовку прямо сегодня! Но без четких целей, слаженности с рабочими других смен это может привести к полному провалу. Их активность меня очень радует, но спонтанность действий огорчает.

Дополнение. Они позвонили мне и попросили выступить их представителем в разговоре с начальством, которое вызвали на общение в цех к 12 часам дня по Уфе.

Итог. Приехав на завод, попал в уже начавшееся собрание, на котором присутствовал исполнительный директор. Рабочие напали на него с вопросами о том, почему почему происходят переводы в другой цех маляров и уборщиц, почему выплатили маленькую ЗП, и с жалобами на то, что с этой зарплатой теперь невозможно жить. В конечном итоге исполнительный директор признался, что маляров с 1 марта больше не будет, а их работу, в конечном счёте, будут делать слесари. Я от имени рабочих заявил, что мы понимаем что происходит! Что мы в курсе о планах руководства уволить подлым образом часть людей, а их прогрессивная реформа имеет цель грабежа трудящихся. На мои доводы, выдвинутые от имени рабочих, он назвал меня демагогом, который сеет смуту. А затем, догадавшись, что я работаю в другой смене и сегодня у меня выходной, потребовал меня удалиться с территории завода. В этот момент все рабочие второй смены за меня заступились, заявив, что я нахожусь здесь по просьбе всего коллектива.

По правде сказать, во многом я растерялся — был очень взволнован. Даже не сразу сообразил, что его вопросы ко мне не относятся к существу дела.

После собрания я попросил рабочих второй смены отказаться от забастовки, т. к. сейчас мы ещё не организованны, и что нужно чётко продумать свои действия. А иначе эта забастовка будет администрации на руку. Не успел я договорить, как пришел начальник смены и, вежливо обратившись ко мне, прямо сказал, что сверху поступил приказ удалить меня с территории прямо сейчас. Тогда мне пришлось уйти. Когда шёл через проходную, охранники поддержали меня и сказали, что со мной солидарны, а также передали, что им позвонило начальство и сказало, что я, мол, пьяный барагожу на заводе и поэтому если в течение трех минут сам не появлюсь на проходной, то меня следует вывести силой.

Завтра ожидаю нападки на меня со стороны администрации.

16.02.2017. Нужно подготовиться к завтрашнему собранию. Говорят, что начальство попытается нас в добровольно-принудительном порядке заставить работать в ночных сменах до конца февраля. А это значит без выходных! (2 дневные смены, на следующий день в ночь, после ночи поспать и опять на 2 смены).

Нами составлена листовка:

«Товарищи рабочие ВРЗ!

Надо что-то делать. Мы с вами не можем больше терпеть весь тот беспредел, который учиняет над нами заводская администрация.

Когда мы устраивались на завод, нам заводское руководство обещало определенную зарплату в соответствие с нашей квалификацией. Но, получив расчетный лист уже за первый месяц своей работы, многие из нас обнаружили, что обещанная зарплата состоит из двух частей: оклад и премия, которые делились между собой обычно 50/50.

Кто-то скажет, что какая разница, что оформлено все не как оклад, а еще фигурирует какая-то «премия», которая никакой премией, то есть дополнительным вознаграждением за хорошую работу, не является?

Разница, как оказалось, большая. Ибо оклад уменьшить просто так нельзя — для этого нужны серьезные основания, например, перевод рабочего на другую работу с более низкой ставкой и согласие на это самого работника.

Совсем иное дело премия. Давать ее или не давать, решается не по существующему в нашей стране закону, а по воле заводского начальства: хочет — дает, не хочет — не дает. Это значит, что половина нашей зарплаты стала для начальства хорошей плеткой, чтобы стегать нас, рабочих, при всяком удобном случае. Например, увеличили рабочему объем работы, а зарплату оставили прежней. Не успевает он сделать этот увеличенный объем — долой его премию! Сиди на копейках, получай половину своей зарплаты.

Но что из этого в итоге получается? А получается то, что вот так увеличивать нам работу начальство теперь может до бесконечности! Всего лишь спекулируя премией, которая на деле превращена в примитивный штраф за всякую провинность или просто за то, что не нравишься непосредственному начальству.

Получается еще и другое, что реально наша зарплата в 2 раза ниже той, что обещали, ибо вторая половина (премия) не факт, что нам будет выдана, а значит, наши семьи на нее рассчитывать не могут.

Есть еще и третье — наш страх перед начальством, страх лишиться вот этой премии. И этот страх заставляет нас молчать и подчиняться гнилым порядкам, установившимся на заводе.

А эти порядки день ото дня все хуже. Хозяева завода пользуются тем, что на дворе сейчас экономический кризис, они пытаются свалить все его сложности и тяготы нам на плечи, выжить за нас счет и еще больше разбогатеть, деря теперь с нас не три шкуры, а десять.

Вы все помните, что сделал Волошенков три года назад — уволил с завода треть рабочих и на 30% уменьшил остальным зарплату, после чего часть рабочих ВРЗ уволилась сама, по собственному желанию.

Теперь пришел Иванов и еще больше прижимает рабочих, вынуждая их так же уволиться с завода, чтобы их работу выполняли оставшиеся, надрывая свой пуп ради его прибылей.

Но мы терпим все его выверты и притеснения, понимая, что идти нам некуда — в городе нет работы. Уйдешь с завода и останешься совсем без денег. А у нас семьи, дети, квартплата, кредиты… Кто все это будет оплачивать? Чем?

Сам сокращать рабочих Иванов не хочет — ему это выльется в копеечку, ведь по закону он тогда должен будет выплатить компенсацию за несколько месяцев. А на десятки и сотни заводских рабочих это будут потерянные миллионы, которые бы он мог преспокойно положить себе в карман, если бы рабочие уволились сами — ведь тогда ему ничего не придется им выплачивать!

Вот он и жмет нас без предела:

1) Ликвидировал ТУ-1, перекинул рабочих на ТУ-2, объединил два цеха в один, набив людей в одном цеху так, что стоять негде. А всю нагрузку, которую раньше выполняли два участка, перекинул на один участок.

По техпроцессу наш завод мог ремонтировать 10 вагонов за смену, теперь в нарушении технологии и ТБ, в ущерб качеству мы ремонтируем 20 вагонов, подвергая опасности тех людей, которые могут находиться вблизи от «отремонтированных» вагонов.

2) Изменил график работы так, что заставил нас часть своего рабочего времени работать на него бесплатно. У нас, как и прежде 12-часовая смена, но если раньше мы фактически работали 10,5 часов, а оплату получали за 11 часов в соответствие с договором и законодательством, то с введением нового графика (который нас заставили принять насильно!) у нас украли законные перекуры и сократили обед на 15 минут. Теперь мы работаем 11 часов 15 минут, а оплату нам начисляют за 10,5 часов. В итоге мы теперь обедаем второпях, как заключенные, глотаем на ходу, не прожевываем — иначе не успеешь!

Если 45 минут украденного у каждого из нас времени (32 рубля) умножить на всех рабочих ВМЗ, получится кругленькая сумма часов отдыха, которую этот буржуй ворует у нашего здоровья. А в деньгах за год — это целое состояние. Эти деньги нам, рабочим, самим бы не помешали. Можно было бы создать рабочую кассу, и за год мы бы скопили серьезную сумму (больше миллиона рублей!), могли бы помогать тем из нас, кому остро требуется помощь. Например, семье рабочего, попавшего в больницу с производственной травмой. Вы знаете, что такие случаи у нас на заводе происходят часто — ведь ТБ у нас на ВРЗ отсутствует как таковая, а с хозяев завода, как с гуся вода — от них ни копейки не допросишься. Каждую травму рабочих по их вине они списывают на самих рабочих.

3) Убрал доплату за вредность и ввел «прогрессивную систему премирования», по которой премия нам будет теперь рассчитываться в соответствии с коэффициентом среднемесячной выработки. Такую систему хитрого ограбления рабочих он применил на своем заводе в Старом Осколе.

В чем суть этой схемы? Предположим, смена состоит из 100 рабочих и ремонтирует в день 20 вагонов. Получается, что на каждого человека в смене приходится 0,2 вагона в день, или 90% премии к окладу. Вроде неплохо. Но это только в теории. В реальности, с учетом простоев, среднемесячное количество отремонтированных вагонов всегда будет меньше 20 — кризис сейчас, однако! Например, в феврале оно будет равняться 10-11 вагонам. Получается коэффициент = 0,11 вагона на каждого рабочего или 45% премии к окладу.

При этом от нас, рабочих, ничего не зависит! Мы не можем увеличить количество вагонов, потому что это дело руководства завода привлечь большее количество клиентов. Получается, что единственный способ увеличить коэффициент выработки — это уменьшить количество рабочих в цеху. Тогда делить отремонтированные за смену вагоны придется на меньшее число рабочих, и коэффициент, приходящийся на каждого рабочего, будет выше. Этот путь и предлагает нам, рабочим, команда Иванова.

Но что он для нас означает? А то, что нас просто нагло стравливают между собой! Типа игры такой, помните, по ТВ была? «Слабое звено». Выкидывайте сами лишних, и будет вам счастье!

Но это означает еще и другое, что мы, рабочие, должны сами согласиться на дополнительные переработки, чтобы сохранить уровень своих прежних зарплат. Ведь чтобы отремонтировать те же 20 вагонов и получить з/п, как раньше, 50 человек должны просто надорваться!

Вот эту антирабочую подлость начальники, нанятые лизать задницу хозяевам завода, расхваливают на все лады, называя ее «самой справедливой системой расчета»! Они приводят нам в пример завод ВКМ в Старом Осколе, только ни слова не говорят о штрафах и большой текучести кадров на этом заводе. Почему рабочие оттуда бегут без оглядки? Видно потому, что там работать невозможно!

При коэффициенте в 0,11-0,16 вагонов мы будем по новой системе получать в среднем 10400–11800 рублей в месяц. А чтобы увеличить свою зарплату, по мнению хозяев завода, мы должны начать грызть друг друга, объединяться во временные «союзы по выявлению тех, кто тянет вниз», т.е. выбирать себе жертву из своей среды, чтобы вытравить из своего трудового коллектива одного своего товарища, другого, третьего. Низкая зарплата, нападки товарищей, откровенная травля и грызня в коллективе, не говоря уже о все новых притеснениях заводской администрации, будут теми существенными условиями, при которых многие из нас начнут увольняться «по собственному желанию».  В итоге руководство ВРЗ добьется своего — увеличения прибыли завода — нашими руками, нервами и здоровьем.

Но вы посмотрите, как хитрит капиталист Иванов, выдавая свою хитрость и подлость за прямую выгоду рабочих. Допустим, ему удается стравить между собой рабочих — они, как собаки за кость, стали драться за премиальные, выдавливая из коллектива то одного своего товарища, то другого. Каждый рабочий-«победитель» вроде бы выиграл от такой травли — стал премии получать больше, чем прежде. Но он стал и работать много больше, да еще за зарплату, много меньшую, чем до введения схемы! На деле выиграл только хозяин ВРЗ! Рабочие-то дерутся между собой только за премиальную часть, а хозяину с каждого уволившегося рабочего достается полная окладная часть зарплаты!

Плюс Иванов введением такой системы оплаты полностью разрушит рабочую солидарность, и теперь ему нечего будет опасаться, что рабочие плечом к плечу выступят против любых его новых грабительских схем. Теперь он сможет вводить любые системы оплаты, «оптимизируя» заводчан вдоль и поперек! И никто слова против не скажет — некому будет: все будут коситься друг на друга, стремиться подставить подножку и каждый будет винить другого в своей нищете. Хотя истинный виновник ее — Иванов, который выставляет себя сейчас чуть ли не нашим благодетелем, поднимающим завод с колен.

Новая ивановская система премирования — это плеть, предназначенная для нас, для рабочих, а не сладкий пряник, как утверждает хозяин завода. Новый режим работы — это наглый грабёж рабочих, их крайнее унижение, а не упорядочивание режима работы.

Хватит, товарищи, терпеть притеснения и оскорбления нашего человеческого достоинства! Мы — люди, и требуем к себе относиться по-человечески.

Пора всем вместе четко и ясно сказать Иванову и его холуям из заводской администрации, что мы полностью отказываемся от работы по этой варварской системе премирования.

Мы требуем от руководства ВРЗ следующего:

  • Прекращения искусственного разделения нашей зарплаты на окладную часть и фиктивную премию. Вся наша зарплата на 100% должна быть оформлена как оклад и полностью соответствовать сумме среднемесячной зарплаты, увеличенной на 50% (индексация за последние несколько лет).
  • Премиальная часть должна начисляться рабочим на основании четко установленного Положения о премировании сверх суммы заработной платы, указанной в п.1).
  • Недопущение введения штрафов для рабочих.
  • Возвращение компенсации за вредность, т.к. улучшить условия труда руководство неспособно.
  • Обеспечить рабочим при 12-часовой смене полноценный обеденный перерыв в размере 60 минут и 2 перерыва по 15 минут для отдыха.
  • Улучшение условий труда рабочих, в том числе:

6.1. В цехе открыть постоянно работающий медпункт со штатным врачом.

6.2. В цехе организовать нормальную столовую, в которой должно хватать места работающей смене.

6.3.Вернуть отопление в цехе.

6.4.Установить достаточное освещение.

6.5. Установить выдачу средств защиты в должном количестве и качестве: перчатки, спецодежда и т.д.

Подпись: Рабочий комитет ВРЗ»

Решил распространять листовки не в своей смене.  Но  так, чтобы они передавались от рабочих второй смены нашей смене. Потому как за мной теперь следят. Особенно после вчерашнего. Чуть ли не за каждым шагом! Это мне передал бригадир. Предполагаю, что ищут моих единомышленников, которые не засветились. Так же хозяева обеспокоены ростом сознательности рабочих, боятся создания рабочей организации на заводе любой формы.

Все эти выводы делаю из следующего: сегодня утром меня вызвали для беседы к начальнику службы безопасности. Там один из видных новых начальников, Баннов, вместе с начальником службы безопасности мне передал, что нужно потерпеть, что всем тяжело и им тоже, что скоро все восстановиться. Сообщил о большой радости: нашелся хороший хозяин Иванов, который исправляет плачевное состояние завода, если бы не он, то завод вообще бы закрыли. Это заявление у меня вызвало смех, я напомнил ему, что завод имеет уникальное экономическое положение, что такой завод без хозяина не остался бы. Мало того, что рабочие подозревают о том, что нестабильное экономическое положение завода — это дело рук Иванова и тех кто стоит за ним, именно они, скорее всего, создавали проблемы этому заводу, чтобы легче и дешевле его купить. Баннов промолчал, услышав от меня это заявление, лишь  убедительно попросил передать тем рабочим, которых я представляю, что скоро всё наладится, и причин для бунта нет. (Конечно же я их передам! И ещё кое-что добавлю от себя!) Выходит, когда вчера рабочие за меня заступились — они испугались. Испугались даже такой небольшой организованности среди рабочих!

И вот ещё что. Когда я пришел с утра на завод, то оказалось, что мои товарищи со смены уже все знают о случившемся. Назвали меня Павкой Корчагиным и добавили, что за столько лет работы впервые видят человека, который настолько горит за весь рабочий коллектив! Мне было очень приятно это слышать, особенно вспоминая, как в самом начале меня называли дурачком, который тут корежит из себя невесть что.

18.02.2017. Последняя листовка получила хороший отклик среди рабочих, со всеми пунктами требований рабочие согласны. Но и начальство было ознакомлено с этими листовками, они провели даже оперативку, посвященную именно этому событию.

Вчера, перед началом работы, Сабитов Тимур начальник «нового» цеха, провел собрание. На нём он долго ныл, как всем сейчас тяжело и ему в том числе, что он точно так же как и мы получил маленькую ЗП и т. д. Затем он предложил «выход». Чтобы в этом месяце была достойная зарплата, нам требуется отремонтировать 600 вагонов, а для этого выходить в счет своего выходного в ночную смену до конца месяца. Первая ночная смена будет рассчитываться по дневному тарифу за счет простоя, который был на прошлой неделе, остальные — как и следует по закону.

После этого мы на своих участках провели собрания и постановили направить по 3 делегата от участков и передать начальству наше решение:

  1. разъяснить начальнику цеха незаконность его требований о выходе на работу в наш выходной в счет простоя, который произошел по вине работодателя (этот нач. цеха, та ещё скотина, присутствовал во время встречи, но этим требованием мы его таки вогнали в краску);
  2. требуем простой не учитывать при формировании заработной платы;
  3. от ночных смен отказываемся;
  4. предлагаем возобновить работу на ТУ-1, что позволило бы разделить нагрузку и увеличить производительность.

Получив эти требования, исполнительный директор перевел внимание с меня на других делегатов и уточнил, все ли поддерживают эти требования. Все как один ему ответили: «Да!». Исполнительного директора это взбесило, но он удержал себя в руках. Прямых угроз и оскорблений мы от него не получили. Однако согласился он только со вторым пунктом — не учитывать простой — и даже признал:  «Да, это моя вина, что не смог найти вагонов на две смены». Остальные пункты отверг, сказав следующее: «Забудьте тут о демократии и всяких там делегатах, вы сюда пришли работать! Не нравится — мы вас не держим, увольняйтесь». Потом добавил: «Значит так, я сейчас издам приказ, и на основании закона смены будут включены в график». Я напомнил, что он предлагает работать нам без выходных, а это — незаконно. Он ответил, что между сменами предусмотрен отдых 12 часа, а значит, никакого нарушения нет. Сказал, что предлагает возможность больше заработать, а те, кто не хочет этого, пусть пишут заявление, что отказываются подчиниться приказу. Но сказал это так, что было ясно: кто откажется, того уволят.

Верные холуи — нач. безопасности цеха и замы директора — одобрительно закивали, соглашаясь с тем, что тут нет ничего противозаконного.

Я от имени рабочих напомнил, что речь идет о выходных днях, а не о времени отдыха между сменами. Этим самым я хотел перед рабочими обнажить его демогогию, как он подменяет понятия, при помощи чего он вводит рабочих в заблуждение, и показать его обыкновенным мошеником. Но он будто это почувствовал, предугадал, что его софизм мною раскрыт. Непозволив открыть мне рта, сказал: «Законы мы тут все знаем, и вы (указывая на меня) тоже с ними хорошо ознакомлены. Получите приказ, там всё будет обосновано.»

Тогда я уточнил, когда ознакомимся с приказом: сегодня или, как всегда, задним числом? «Приказ будет готов сегодня!» — рявкнул он мне. — «Начальники подразделений вас с ним ознакомят лично».

После мы разошлись по рабочим местам и рассказали о случившемся. Выслушав нас, остальные сами начали подсказывать, что он не имеет права, что трудовая неделя не может превышать 40 часов, а выходные дни — неприкасаемые, и мы сами решаем как ими располагать. Я, полистав быстренько ТК, нашел статью 113, в которой говорится о запрете приказывать работать в выходные.

Наш коллектив решил, что раз директор хочет, чтобы мы писали заявления, в которых отказываемся подчиниться приказу, то отказ в этих заявлениях нужно обосновать. Выбрали статьи 108, 111 и 113. Отказ решили писать не отдельно каждый, а составить коллективное заявление, под которым расписались бы все.

После обеда появился приказ «О восполнении бюджета времени», в котором начальникам подразделений приказывают только организовать ночные смены, а расчет провести по факту. Мастер дал бланк и предложил тем, кто хочет выйти вписать себя. Мы уточнили: «А кто не хочет?» «Тот пусть не пишет — ничего ему за это не будет!». Все остались как один — нет ночным сменам! Нет работе без выходных! В конечном итоге, начальник цеха получил выговор за неисполнение приказа, а ночные смены для нашей смены отменили.

Разъяснил товарищам, что нас хотели обмануть. Хозяин согласился «по-срочному» отремонтировать 100 вагонов и «срубить» себе дополнительных денег, а нам, несмотря на работу без выходных, заплатить только 100% зарплаты как и раньше. Отказ от ночных смен нам припомнят и обязательно накажут. Но если бы мы согласились, то мы бы продешевили и, вдобавок, рисковали бы здоровьем. Не выйдя в ночные смены мы наказали хозяйчика! Не сильно, конечно, но припомнили ему, как он обошёлся с рабочими при расчетах за декабрь и январь. Самое главное — сегодня на заводе был сделан первый, маленький, но очень твердый и важный для организации защиты наших интересов шаг. И главное на этом не останавливаться.

19.02.2017. Жду решения от второй смены: как они себя повели с учетом вчерашнего нашего опыта, о котором мы сообщили самым активным их товарищам. Чует моё сердце, что начальники тоже учли вчерашний опыт.

21.02.2017. Последние два дня встречался с рабочими разных смен. Задачу поставил: подготовить товарищей оставаться на позиции отказа работать в ночные смены по приказу начальства. Оказалось, что результат первой победы нашей смены над капиталистом стал широко обсуждаемым на заводе среди рабочих. И поэтому товарищей со второй смены даже не пришлось уговаривать повторять наш опыт — все они были с нами солидарны и готовы продолжить борьбу!

Смог наладить три контакта для распространения листовок. Одна из листовок, про подлую тарифную схему и переработки, уже вчера распространялась на заводе. Практически вся вторая смена изучала её: передавали из рук в руки, во всем были согласны. Единственное замечание, которое я получил, — это отсутствие призыва к конкретным действиям. Мой связной, по нашей предварительной договоренности, оставил часть листовок в конце смены. Так что сегодня, ещё до моего прихода на рабочее место, их уже прочла и наша смена (я прихожу в 7-55, а больше половины находятся на заводе в 7-30).

Вчера вечером товарищ из другой смены позвонил мне и рассказал, что собрания и приказа о выходе в ночные смены так и не было, хотя им пообещали, что теперь встреча будет проходить не просто с исполнительным директором, но и вместе с главным юристом.

На работу сегодня я ехал с тревогой, всю дорогу думал, как же они теперь проведут этот приказ и, самое главное, как будут нам мстить?

Долго ответа ждать не пришлось. На проходной мой электронный пропуск был заблокирован. Охранник, увидевший мою фамилию на табло, махнул кому-то рукой, и тут же появился нач. службы безопасности. Прикидываясь «шлангом» он поинтересовался, в чем проблема? Я же, ожидая дальнейшего развития, показал, что не работает пропуск. «Техническая ошибка, наверное. Ну, пойдем ко мне в кабинет — я выдам новый пропуск».

Мне открыли турникет и мы пошли. Тут вижу, как из машины, припаркованной прямо на территории завода, к нам присоединяется ещё одно тело, мне не знакомое, которому как бы вдруг по пути с нами. Это всё было так топорно, прямо как у гопников.

Зайдя в кабинет главной ищейки завода, он начал бурно имитировать замену моего пропускного, а незнакомец предложил кофе и начал подходить с разговором издалека. От кофе я отказался. Не желая наблюдать отвратительную театральную постановку, я пошел в наступление.

— Говорите по существу. Ваша постановка с отключенным пропускным и случайным знакомым, зашедшим на чашку кофе к коллеге, до абсурдности очевидна, — сказал я обращаясь к незнакомцу.

— Никакой постановки нет. Просто так совпало, — вступает тут начальник службы безопасности. На это я махнул рукой и повернулся к незнакомцу.

— Слушаю, — говорю я ему.

— Я слышал, что рабочие не вышли в смену. Расскажите, что случилось, а то я только вышел с больничного и не в курсе последних событий, — убогая игра продолжалась.

— К существу, — напомнил я ему ещё раз.

— Вы отстранены сегодня от работы на своем участке. Сейчас готовиться приказ о вашем переводе и направление на мед. комиссию. О ней не беспокойтесь, она уже оплачена. Вы переводитесь в связи с производственной необходимостью на один месяц в холодный склад грузчиком.

Вот тут я начал кое о чём догадываться. Холодный склад. Недавно на нём поймали трех грузчиков на воровстве металлолома, который вывозился или выносился с чьей-то помощью. Третьего лица так не установили. Я предположил, что они уже назначили это третье лицо — меня.

— Вы кто? — спрашиваю у незнакомца.

— Я Магизов Азамат, начальник юридического отдела, — отвечает он мне.

— На основании какой статьи вы готовите приказ о моём переводе?

После моего вопроса, он пошел за компьютер и начал листать ТК. Не желая тянуть резину я спросил, — Наверное, 72.2?

— Точно, точно, по ней самой, — отвечает он мне.

— На основании какой части этой статьи?

Услышав вопрос, он полез обратно в компьютер. — Не знаю, какая часть, но я вам прочту абзац, — (главный юрист, чёрт возьми, части он не знает). Зачитывает частично часть 2 этой статьи и говорит, — Вот на основании этого и переводим!

— Может быть, вы не до конца ознакомились с ней? — отвечаю я. — Там черным по белому написано, что перевод на основании этой статьи может быть произведен только в случае угрозы жизни населению или её части. Ваш липовый перевод я обжалую. Не полагайте, что раз работодатель чего-то захотел, то это непременно будет возможно сделать.

— Обжалуй, как хочешь! Я юрист, и в суде буду основываться именно на этой, — (вырванной из общего контекста!), — статье законодательства, — добродушно заявляет мне он.

— А я буду основываться на постановлении с разъяснением этой статьи Верховного Суда России, — отвечаю я и на ходу продумываю, как бы сорвать их план оторвать меня от рабочих.

А дальше этот юрист высказал главную свою мысль:

— Нам загоняют вагоны на ремонт. Если мы их не успеваем сдать, то мы выплачиваем огромные штрафы, компании, которые с нами сотрудничают очень серьезные. Эти штрафы сказываются на зарплате руководства, в том числе и моей (юриста), и начальника охраны. Всё это на фоне огромных долгов, оставленных нам после Волошенкова, что является причиной маленькой прибыли. А это уже сказывается на зарплатах рабочих: ну неоткуда брать деньги на зарплаты, если нет прибыли! Срыв ночных смен, которые сорвались по твоей вине, очень сильно ударил по нашим карманам, мало того — начальника смены уволили. Понимаешь, в чем дело? Твоё противостояние сказывается на всех, в том числе и на тебе.

Выслушав это, я ему заявил:

—  Уже не первый раз слышу демагогию о долгах Волошенкова, за которые расплачивается Иванов. Я как и все рабочие заявляю: Иванов отлично знал, что у завода, который он покупает, есть долги. А раз знал, значит, брал и ответственность за них. Это значит, что все долги должен выплатить тот, кто под них подписался: либо Волошенков, либо Иванов, но никак не рабочие! Иначе это очевидный грабеж, который рабочие отлично понимают. Заработная плата рабочего не зависит от прибыли, а вот ваша и ваших коллег зависит. Не буду тут это разжевывать вам. На заводе есть экономист, вот он вам и расскажет. Ночные смены были не сорваны, тем более мной. От них отказались сами рабочие, потому что считают выходные неприкосновенными. Причина моего перевода — это попытка отомстить за неудачи вашей «оптимизации» и реакцию рабочих на неправомерные действия администрации. Да и сам приказ — это форма репрессий против меня: хотите уволить — сокращайте, оплачивайте три месяца как положено. Это всё, что вы можете сделать.

Я был уверен, что через сокращение меня не уволят — попудрят мозги, как в прошлый раз, и отвяжутся. Но тут юрист ушел, и моё внимание переключил на себя на начальник охранки, который вернулся из другого кабинета. Предполагаю, что там собрались все крупные начальники, с которыми он советовался. Как он выходил туда я не заметил — был отвлечен юристом.

Он дал мне телефон и попросил посмотреть видео, на котором был снят мужик в больнице с ножкой табуретки в спине. «Пугает, полицай проклятый», — подумал я. Я понял его намеки, но меня это не впечатлило, и начальник охраны это заметил.

— Сейчас еще одно видео интересное покажу: там изображена жена террориста, которого ликвидировали, — и показывает видео женщины в парандже, которую расстреливают полицейские, а затем она взрывается.

Вот это меня испугало — это был недвусмысленный намёк на мою семью. Я стал нервничать, думал, как позвонить жене и узнать как у неё дела. Но это надо было сделать так, чтобы он не догадался о моей слабости. Но всё-таки он её понял. Я не стал звонить домой. Меня немного потрясывало от ненависти и страха за семью, но больше от ненависти к этой сволочи.

Тут вернулся юрист с заявлением:

— Сократить не можем, готовы подписать соглашение сторон. Если уволишься сегодня, сегодня же получишь расчет: 30000 пособие, 9500 отпускных и 3500 зарплаты за февраль.

Давление и страх взяли вверх и я согласился.

Подписали заявление, и я пошел подписывать обходной лист. Везде меня сопровождал нач. безопасности. Рабочие, видя моё отсутствие, названивали. Оставшись на какое-то время один, я перезвонил и сообщил что уволился — руководство нашло способ меня убедить, что позже сообщу подробности.

До обеда протянули время. В обед пришел к товарищам и рассказал всё, как было: про видео, про сообщения о штрафах, про компенсацию и т. д. Товарищи меня подбадривали и говорили о том, что сожалеют, что я увольняюсь. В этот момент я себя почувствовал настоящим предателем…

Уходя я напомнил: пришел день, который должен был прийти. Уволить меня пытались уже с декабря, и сегодня это у них получилось. Главное, чтобы складывающаяся организация рабочих не развалилась из-за того, что я здесь больше не работаю. Что мы должны поддерживать тесную связь и прорабатывать нашу тактику. По вопросу ночных смен, который сейчас опять очень остро встанет — нужно действовать до конца и т. д.

Сегодня, под конец дня, вспоминая свои слова, они мне кажутся оправданием в моей трусости.

Между тем товарищи сами начали предлагать тактику. Предполагая, что сегодня снова принесут приказ о ночных сменах, и, скорее всего, всех будут вызывать по одному, постановили, что они должны будут сделать так, чтобы никто не остался один на один с начальниками — иначе сломают всех по одному, как меня. Решили требовать, чтобы разговаривали со всеми коллективно. И тогда всем вместе отказаться от ночных смен. Выслушав и поддержав это решение, я пошел на выход.

Мне выдали бушлат, и я в нем ездил на работу. Теперь я должен был сдать спец. одежду. Но тогда бы мне не в чем было возвращаться домой. Тогда исполнительный директор «подарил» мне бушлат, а кладовщикам приказали списать с меня без компенсации и выдать подписанный бланк, не получив от меня спецовку. Кладовщица — забитая женщина, — расплакалась, что теперь возможно за отсутствие сданного бушлата её накажут, что эти сволочи вполне на это способны! Жаловалась, что ездит теперь на работу как на каторгу. Бушлат я решил сдать и ехать так. Наблюдая это нач. охраны сказал оставить его себе, а кладовщицу обещал ни в коем случае не наказывать. В общем, я уехал. Очень надеюсь, что не появится недостача во время ревизии, которая «повиснет» на несчастной женщине.

На выходе меня ждал нач. безопасности, который любезно поинтересовался, на машине ли я или на общественном транспорте. «На маршрутке», — ответил я ему. «Ну, тогда удачи тебе», — сказал на прощание начальник охранки.

Вечером ждал звонков с сообщениями от рабочих как прошел день. Но так ни один и не позвонил…

Тогда я сам набрал одного, второго и узнал, что их всё-таки по одному, а некоторых маленькими группами, ознакомили с приказом под наблюдением начальника цеха, и вся смена таким образом согласилась выйти на работу в ночь, в свой законный выходной. На мой вопрос: «Как же так?!», мне отвечали: «Нет тебя, нет такого, кто начнет бой с ними, а остальные подключились бы. Скорее всего, начнем увольняться и искать новую работу».

Я пустился было в объяснения, что сейчас нужно держаться друг за друга, ни в коем случае не начинать грызться друг с другом, т. к. это всё на руку руководству, что не так страшно, что нас сегодня смогли сломить — страшно, если мы опять станем каждый сам по себе… Но в этот момент в моей голове звучало только одно: «Предатель! Недальновидный, должен был понимать, в какой момент оставил рабочих!».

22.02.2017. Самыми первыми заставили подписать ознакомление с приказом именно мою смену. Подписались все. Как и в первый раз, директор приказывает всего лишь организовать смены. Иначе он не мог его составить — это было бы незаконно. Но начальники цехов дали понять, что те, кто не поставит подпись, будут уволены, а сама подпись в ознакомлении является согласием выйти в ночь. Естественно, это нигде не отображено письменно, т. к. эти действия начальников сами по себе незаконные.

Сегодня я всё-таки встретился с товарищами и объяснил им, что подпись в ознакомлении с приказом не является основанием выходить в ночную смену в обязательном порядке, потому что это противоречит статьям 108, 111 и 113 ТК. Но товарищи ответили мне, что никто не хочет выступить заводилой. Поэтому протест вместо коллективного, принял частный характер — половина смены пошла на больничные.

Также сегодня кто-то откопировал мою последнюю листовку, и она распространилась по смене. Но отзывов по ней я не получил.

Сегодня ещё раз прокрутил вчерашние события, анализируя их. Вчера меня отстранили от работы и хотели отправить дальше на медкомиссию. Почему — вот этого я и не понял тогда. У них была цель напугать рабочих, а для этого нужно было меня убрать на время этого запугивания, потому что я прямо на собраниях всегда перечил начальникам, разоблачая их перед всеми рабочими, и мог бы сорвать этот их план. Всегда высмеивал их любимое заявление, что «Мы плывем в одной лодке и поэтому у нас одна цель». На это я всегда отвечал, что плывем мы и впрямь на одной лодке, только мы — гребем на вёслах, а вы, начальники, плетью задаёте ритм, и что в таких условиях у нас совершенно разные цели.

Медкомиссия занимает 3 дня. И значит, все эти три дня у меня не работал бы пропуск и я не мог бы присутствовать и на таком же принуждении второй смены.

Начальство, поняв, что не сможет избавиться от меня по своему первому плану, смогло, тем не менее, избавиться от меня вовсе, после того, как я испугался.

Вчерашние товарищи общаются со мной сейчас вяло. Не то, чтобы они мне не доверяют, но так, будто бы не верят в коллективность и товарищество. За исключением двух-трёх человек, которые во многом меня поддерживают. Они считают, что я поступил правильно, что моё увольнение было вопросом времени. Но именно перед этими верными товарищам я сильнее всего чувствую себя предателем.

26.03.2017. Передал новую листовку :

«О НАШЕМ ПОЛОЖЕНИИ

Прошло уже 5 месяцев, как один паразит сменил другого паразита в должности хозяина завода. С первых дней бесхребетные начальники, переобувшись, стали оплевывать Волошенкова, которого ранее они восхваляли, начали воспевать оды новому хозяину. Самым ярким подхалимом выступил начальник цеха Тимур Сабитов. Мы помним, как он на собраниях нахваливал новую систему премирования, раздувая щеки обещал повсеместное увеличение зарплаты для трудящихся. В первый же месяц после нововведений у нас украли законные перекуры и часть обеда, заставив работать больше на 45 минут, причём бесплатно. Первая зарплата при новом хозяине была уменьшена на 30%, вторая на 20% — тем самым и так небогатые рабочие были поставлены в ужасное положение. Ложь администрации завода, уменьшенная зарплата, беззаконие, ухудшение условий труда и увеличение его интенсивности… Наконец, в середине февраля, наши угнетатели решили заставить нас работать без выходных — это стало последний каплей терпения славных рабочих ВРЗ!

Понимая, что рабочие теперь осознали подлую сущность хозяев завода, которые говорят одно, а делают совершенно другое, когда любое нововведение непременно ухудшает положение рабочих, администрация послала усыпить бдительность справедливо возмущённых трудящихся всё того же Тимура Сабитова.

На собрание он явился с опечаленным лицом и разглагольствовал о том, как разочарован в новом руководстве, но хозяин завода его убедил, что всё непременно будет хорошо. Он гордо сообщил нам: «Я поверил ещё раз руководству и призываю вас тоже поверить. Мы плывем в одной лодке и цель у нас одна, поэтому нам требуется сплотиться для общего результата». Именно поэтому, мол, нам следует выйти работать без выходных до конца февраля. Вот только этот подлец забыл сообщить нам, что его специально наняли заставлять нас, рабочих, делать то, что прикажет хозяин завода. А это значит, сколько раз ему прикажут поверить в добродетель паразитов, столько раз он им «ещё раз поверит»! И про «лодку» он не сказал главного — что лодка эта есть не что иное, как галера, где мы — наёмные рабы, прикованные к веслам, а он — та сволочь, что, исполняя приказы руководства, плетью задаёт нам ритм! Из этого следует, что мы стремимся к освобождению, а руководство, напротив, стремится к ещё большему порабощению нас для увеличения своих прибылей, которые именно мы, рабочие, и создаём своим потом и кровью. Поэтому и цели у нас прямо противоположные.

Тогда, в феврале, рабочие обеих смен, сплотившись, отказались работать без выходных. Тогда они стали плечом к плечу для борьбы с несправедливостью. Но плохая организованность, неопытность, отсутствие лидеров, страх остаться без премий сделали своё дело, и рабочих всё-таки заставили выйти работать без выходных. Но не сразу! Тогда у нас получилось отвоевать несколько дней. Это был первый бой, в котором мы сделали пусть маленький, но очень важный шаг на пути отстаивания справедливых требований рабочих и создания рабочей организации. Руководство завода испугалось роста сознательности рабочих и пошло на уступки. Наобещав, что мы получим 160% премии, ночные смены будут оплачиваться не менее 2500 руб., одновременно администрация начала наступать на нас, воспользовавшись нашей неопытностью и слабой организованностью, недостаточной сознательностью. Они угрожали увольнять каждого, кто не будет подчиняться приказам.

Рабочие тогда не устояли, их протест ненадолго смогли законсервировать.

Прекратив тогда борьбу в самом её начале, мы к сегодняшнему дню получили следующее: вводятся штрафы, увеличивают план, незаконно изменяют график работы. Справедливо боясь любой организации рабочих, они следуют старому принципу — разделяй и властвуй. Теперь они придумали, как поссорить рабочих, используя всё ту же проклятую фиктивную систему премирования. Рабочих разделили на «основных» и «вспомогательных». «Основные» получают по 150–160% премии, а «вспомогательные» (крановые, маляры, дефектоскописты и т. п.) лишь половину от премии основных, несмотря на то, что они работают столько же. Расчет начальства простой: во-первых, не увеличивая зарплатный фонд, создать видимость увеличения зарплаты; во-вторых, расколоть рабочий коллектив тем, что та часть рабочих, которая получает повышенную премию, не станет участвовать в протестах, и оставит без поддержки тех, кто получил меньше; в-третьих, администрация завода следует своему плану по сокращению рабочих, собираясь переложить всю возросшую нагрузку на оставшихся наших товарищей.

Товарищи рабочие! Из всего этого становиться ясно: разноликие хозяева превратили нашу с вами зарплату в плеть, применяемую против нас же самих! Это их главный козырь для усмирения голодных — тех, за чей счёт они сами жируют. Сегодня наши хозяева-капиталисты искусственного разделили нашу зарплату на окладную и фиктивную премиальную часть. Это разделение является оружием террора работодателя, которое применяется против трудящихся ежедневно.  Да, да, именно террора, ведь терроризм — это форма борьбы с целью устрашения, которое может быть как физическим, так и моральным, и экономическим.

Хозяин завода через своих лакеев выжимает из нас все силы простым увеличением плана, беспощадным ухудшением условий труда. Игнорируя трудовые договора и трудовое законодательство, он произвольно изменяет режим работы, заставляет нас работать без отдыха, а порой — и без выходных! Сокращает заработную плату. На любое справедливое возмущение со стороны рабочих, на любое неисполнение антирабочих приказов и распоряжений, руководство завода начинает попросту запугивать нас. Главным аргументом с их стороны является лишение премии, а это — львиная часть зарплаты, лишение которой означает, что быть рабочему голодному. Ладно ещё, если одному. А если рабочий семейный? Лишившись половины зарплаты, голодать будет вся его семья. Что это, если не террор?

Такое положение вещей заставляет рабочих, взятых по отдельности, бояться и соглашаться с людоедскими порядками. От того, что не достаточно у нас в заводском коллективе солидарности, ослабевает способность каждого рабочего противостоять этим паразитам. То есть происходит ровно то, на что рассчитывают эти самые паразиты — они живут припеваючи за счет рабочих.  Вдобавок, фиктивная система премирования позволяет хозяину завода изымать огромную часть из премиального фонда и затыкать ею свои долги, увеличивать жалованье своим директорам и их замам, а также попросту пускать рабочие деньги в оборот.

А вагоны ремонтируются каждый день, и план выполняется на 100%! К тому же этот план ещё и возрастает каждый месяц. Не значит ли это, что заказы и клиенты у завода есть? Видно, потому заказы и текут к нам рекой, что хозяин берёт наш труд за бесценок и, экономя на нашем здоровье, всячески угождает клиентам?

Пора всем вместе ясно и четко дать понять Иванову и его холуям из заводской администрации, что мы полностью отказываемся от работы по этой варварской системе премирования!

Мы требуем от руководства ВРЗ следующего:

  • Прекращения искусственного разделения нашей зарплаты на окладную часть и фиктивную премию. Вся наша зарплата на 100% должна быть оформлена как оклад и полностью соответствовать сумме среднемесячной зарплаты, увеличенной на 50% (индексация за последние несколько лет).
  • Премиальная часть должна начисляться рабочим на основании четко установленного Положения о премировании, сверх суммы заработной платы, указанной в п. 1.
  • Недопущения введения штрафов для рабочих.
  • Возвращения компенсации за вредность и улучшений условия труда.
  • Обеспечить рабочим при 12-часовой смене полноценный обеденный перерыв в размере 1 часа и два дополнительных перерыва по 15 минут для отдыха.
  • Улучшение условий труда рабочих, в том числе:
    1. в цехе открыть постоянно работающий медпункт со штатным врачом;
    2. организовать в цехе нормальную столовую, в которой должно хватать места всей работающей смене;
    3. установить достаточное освещение;
    4. установить выдачу средств защиты в должном количестве и качестве — перчатки, спецодежду и т. д.

 Рабочий комитет ВРЗ»

28.03.2017. Как стало известно, листовка не получила распространения, практически никто с ней не ознакомлен. По плану она должна была распространиться в конце рабочей смены, так, чтобы на следующий день рабочие могли с ней ознакомиться. Руководство завода зачистило всё, никто не видел листовок.

Как развалилась забастовка на Стерлитамакском ВРЗ. Дневник рабочего.: 44 комментария

  1. Я свою мразь буржуя поставил перед фактом. Ухожу. Тогда поднял зарплату капиталист.

    1. Это борьба одиночки. Она редко приносит успех. Важна именно коллективная борьба.

      1. Это всё хорошо: плохие условия труда зарплаты — забастовка, борьба. Здесь алгоритм действий более — менее понятен. Но как, например, бороться против плохого качества продуктов, например, еды, высоких цен ? Проблемы работы, труда — понятно. Что бы вы советовали делать в этом случае ? Какие, хотя бы «временные», меры можно применять ?

        1. Никак.

          Сделайте небольшой анализ. У меня он примерно такой получился:

          Бороться с низким качеством продуктов можно только действующими законами в защиту потребителя.
          Кто у нас главный потребитель продуктов? Рабочая сила — 95% населения страны. Что означает производство качественных продуктов? Это означает повышение уровня жизни. Повышение уровня жизни рабочих при буржуазном строе происходит за счет уменьшения возможных прибылей буржуа. Готов ли капиталист отказываться от части прибыли? Нет. У него строго противоположный интерес.

          Стало быть, такие законы идут вразрез с интересами буржуазии и буржуазное гос-во никогда их не примет (для себя, для категории luxury — возможно, для рабочих — наоборот. Что мы и видим, когда в хлеб допускают уже фуражную муку добавлять).

          Посему, для претворения Ваших желаний в жизнь следует сперва сменить диктатуру буржуазии на диктатуру пролетариата.

    1. Вывод здесь не один получается, но каждый взаимосвязан.

      Во-первых, не отдельно взятый рабочий должен думать за всех рабочих, рабочие должны выробатывать тактику совместно, а лидеры должны выражать требования рабочих, в нужных моментах суметь предвидеть определенные события, а значит подсказать как проводить борьбу в тот или иной момент. А для этого нужно быть подкованным теоретически и не только рабочему лидеру, но и самому рабочему коллективу, в первую очередь это касается актива. От сюда следует, что после работы не только тот или иной лидер готовится к борьбе, изучает теорию, занимается организационными вопросами, но и сами рабочие должны этим заниматься, принимать хотя бы активное участие в организационных вопросах. А не быть «революционером» лишь на работе, а после работы бежать пить водку, мчаться на дачу, в гараж и т.д. одним словом забывать о том, что на работе есть какие либо проблемы (которые определяют его благосостояние и свободу ), мол- мой выходной ,трачу как хочу. Иначе получается так — один рискует за всех, другие приветствуют такие действия, но участия не принимают. Ждут когда им с неба свалится мана небесная, ну или добъется этой маны небесный вон тот парень с высоким чувством справедливости.

      Во-вторых, коллектив обязан хранить как зеницу ока своих лидеров, прикрывать, загараживать при необходимости. При потере лидеров, его место должен занять другой рабочий. Ибо наши лидеры не падают с неба, не присылаются как мессия неким абсолютом когда загорается северная звезда. Лидеры всегда выходят из коллектива, их выталкивает сама жизнь, его отличие от других — способность быстрее и точно замечать те беды, которые нас окружают и следовательно быстрее находить способы борьбы с ними.

      В третьих, рабочий который встаёт на борьбу с эксплуататорами должен помнить что это самое главное, а семья отодвигается на второй план, ради которой мы рабочие и рискуем своей свободой, а порой и жизнью. А это означает, рабочие лидеры должны либо «прятать » свою семью, свои слабые места, прятать от всех, в условиях капитализма это необходимо делать даже от 9 из 10 членов рабочих организаций. Или уходить, бросать семью как это делали многие большевики.

      1. «Коллектив обязан хранить как зеницу ока своих лидеров, прикрывать, загораживать при необходимости» — пишет В. Боков. А необходимость возникает сразу же, как только лидер выступает вперед. И рабочие в начале 20 века это знали. В художественной книге о Плеханове, изданной в 1970-е годы, автор, видимо, опираясь на источники из архивов (газетные хроники, воспоминания) рассказывает как это делали рабочие. Плеханов в молодости на чужих квартирах вел активное обучение 2-3-5 сознательных рабочих. А те, в свою очередь разъясняли устройство нарождающегося капитализма в своих цехах и, конечно, применительно к конкретной обстановке. Обстановка потребовала прямого выступления на демонстрации на похоронах погибшего в цехе товарища. Рабочие ещё не умели выступать с речами и тогда выступил молодой Плеханов. Уже на площади к нему начали подбираться полицейские, но рабочие предусмотрительно образовали плотное кольцо, взявши друг друга под локти, пока он говорил. Когда Плеханов закончил, его тут же подхватили два рабочих и отвели далеко в сторону на ходу переодевая до неузнаваемости. Из ближайшей подворотни всех троих увез извозчик, так же предварительно нанятый рабочими. В течение суток Плеханов скрывался по домам знакомых, хозяева квартир — тоже сочувствующие рабочие. Затем уже его друзья по студенческим кружкам принесли ему поддельные документы, по которым он смог выехать из Петербурга. Как видите, малограмотные рабочие начала 20 века не питали иллюзий относительно зверств, на которые способен капитал. А рабочие 21 века никак не предусмотрели элементарной защиты своего лидера. Хотя бы ходить к начальству нужно по двое, по трое.

        1. Плеханов тогда не пострадал. Окружавшие его люди решили, что этот человек гораздо ценнее их устоявшейся жизни и сознательно рисковали. Почти все рабочие, что защищали его, получили травмы, тюремные сроки разной степени. Тот, кто защищал его на площади получил увечья, сдерживая полицейские дубинки. Тот, кто его умчал и потом размещал по квартирам, были схвачены полицией и получили сроки от одного года тюрьмы и больше. Но почти все эти люди после «гостинцев» царской охранки стали настоящими революционерами, а не отошли от борьбы. Рабочий тогда становится настоящим борцом, когда идет в бой, защищает товарища, основываясь на убеждении, что это необходимо, что жизнь его — борьба. Именно так жил много месяцев герой дневника, герой нашего времени.

        2. Это и есть политический опыт классовой борьбы. Тогда он был у русских рабочих. Сейчас, после 30х поколений жизни при социализме, его нет, он только вновь нарабатывается. Вот потому и отстаем от всего мира, не знаю элементарного…

      2. Виктор баков 17.10.2017 в 09:33
        Или уходить, бросать семью как это делали многие большевики.

        То же не вариант. Вы бы что, не переживали, если бы знали, что вашего ребенка фашисты все равно в таком случае мучают в застенках?

        1. Как сказать вариант или не вариант. Если личное дороже общественного, значит до понимания коммунизма еще не дорос. Виктор прав, большевики именно так часто и поступали, в том числе для того, чтобы не подставлять семью.

          1. Как говорил Сталин, ошибочно утверждать, что социализм можно построить в белых перчатках

        2. Уходить, бросать семью — я имел ввиду сделать так что бы не подставить семью под плети полицейщины. Правильно понял меня т. Алекс.

  2. Спасибо, товарищ тебе огромное за твой героизм! Что ты решился делать то, что делал и увере, будешь продолжать делать! Радостно читать, что рабочее движение сдвигается с мертвой точки. Да, могу подтвердить, что сознательность у рабочих больших предприятий сейчас почти на нуле и все те трудности с которыми ты сталкивался есть и на других предприятиях! Но, то ли еще будет!!!

  3. Молодец товарищ. Ничего страшного что испугался. На твоём месте мало кто бы не испугался. Спасибо за статью

  4. Автор все правильно сделал,выжал из ситуации все что было возможно.
    И перестаньте заниматься самоедством!
    Есть один нюанс почему не пошло дело дальше,но все же еще надо подумать и на счет всех остальных выводов тоже.

    1. Нет не все он выжал из этой ситуации. Когда его электронный пропуск был отключен, этому рабочему необходимо было потребовать от охранника сделать запись времени его прихода на работу в вахтовый журнал. Потом предупредить непосредственного руководителя об случившимся, затем как услышал что его отстранили, потребовать приказ о переводе, нет его , тогда уходить на своё рабочие место. Отстранение, в таком случае, не законное. Работодатель поставил цель уволить этого рабочего. Если бы даже он отказался брать деньги, подписывать перевод в другой цех, его бы уволили за прогул. Это легко доказать: рабочий день начинается в 8-00, его рабочие увидели лишь в обед. Вход этого рабочего не зафиксирован, значит юридически он отсутствовал на работе болен 4-х часов, а это прогул, значит статья. Вот этого товарищ не продумал, а если бы догодался, вспомнил статью 81, к которой он как-то апеллировал — сломал бы все их планы.

  5. Хочу поздравить автора дневника с первым боевым крещением.

    И для первого раза это было сделано отлично. Результаты на лицо. Рабочие предприятия поверили в свои силы, возможно что попозже, воодушевленные примером, повторят выступления.
    Администрация и владелец испугались рабочего движения и теперь будут по сговорчивее, наглеть будут поменьше.

    По поводу предательства, Виктор Баков правильно написал, предательство было со стороны рабочих, а не его. Винить ему себя не за что.

    P.S. Товарищ автор дневника, если не трудно, можете связаться со мной? ..адрес удален модератором…, есть несколько вопросов.

    1. Товарищ Донской, вы меня не правильно поняли. Я не делал оценочных суждений по поводу действий автора дневника, я лишь написал выводы которые вытекают из событий описанных в дневнике. Обвинять огульно рабочих в предательстве не верно. Да, на многих предприятиях бывшего СССР рабочие политически безграмотные, не сознательные, но это никак не значит что это чисто их субъективная проблема. Если, так утверждать — то это значит подпевать буржуазии, которая любит объяснять многие беды рабочих, через оппортунистов, следующим тезисом : » Народ наш невежественен, глуп и тёмен , и пока он не осознает, не просветлеет, бессмысленно его призывать к борьбе, а те редкие герои нашего времени, которые пытаются донести правду , рискуют напрасно. Вот когда просветлеет народ, тогда и нужно его поднимать» т.е. никогда! Во-первых, несознательность масс, их безграмотность прививается насильно капиталистическим государством через реформы образования, религию (которая исторически отмерла и поддерживается буржуазным государством как финансово, так и юридически) , разнообразными философскими теориями, которые восхваляют капитализм. Во-вторых, рабочие стеснённые до придела налогами, интенсивностью труда (те кто работают) и заботой о куске хлеба(те что страдают от безработицы), находящиеся под огромным влиянием буржуазного СМИ, гнёта полицейщины, не могут найти свободного времени для самостоятельного самообразования. На всё что они способны сами -это объединиться для разовой экономической борьбы и в случае, как поражения, так и победы(получив подачку) развалиться тут же. Борьба рабочих должна проходить одновременно по трем направлениям : экономическом, политическом, идеологическом. Рабочим необходима связь с коммунистами. Не обязательно коммунист должен работать вместе с рабочими, но связь должна быть всегда. Только настоящие марксисты могут принести рабочим теорию их освобождения. Это не рабочие предали — это коммунистов практически нет.
      Теперь по поводу автора, а именно последнего дня на заводе. Не зря он чувствовал что предаёт, в такой момент оставил рабочих. Он понимал что рабочие услышали его, смотрят на него, берут пример — а значит он был ответственен за всех рабочих завода в тот момент. Судя по дневнику ему чуть-чуть осталось довести рабочих в сплоченную организацию и у него был вариант остаться на заводе, хотя бы грузчиком. А там глядишь и рабочие помогли, вернули бы его к себе в цех. А так уволился по соглашению «законно», как рабочим выставить требования в его защиту, если автор дневника сам сжег мосты за собой?
      Хорошо бы, если бы автор узнал и написал намкак обстоят дела сейчас на заводе, что говорят рабочие, как живут.
      Так же уверен, автору нужна товарищеская критика, которая поможет ему увидеть свои ошибки и в будущем их не допускать . А дружеских похлопываний по плечу ему будет достаточно и от своих трудовых товарищей и от обывателей, которые хлопали бы ему плечо даже в том случае, если бы он занялся одиночным террором.

      1. Хочу обратить ваше внимание на то, что автор дневника не коммунист, а простой сознательный рабочий. Он заранее не учился организовывать рабочую борьбу, его не посылала на завод ячейка, у него за спиной не стоял коллектив единомышленников. Он, практически в одиночку, боролся с текущим произволом капиталистов, у которых есть организация, СБ, опыт борьбы против рабочих. А по поводу того что рабочим нужна связь с коммунистами абсолютно согласен. Вопрос с кем? Можете дать ему контакты хоть одного грамотного, подготовленного, настоящего коммуниста в Стерлитамаке или хотя бы Уфе?

        Предательство рабочих я вижу в том что они спокойно, без борьбы, отдали то что было завоевано за этот период. Но они решили «Пускай за нас борются, а мы посмотрим. Получится — хорошо, не получится — ну и фиг с ним, не сильно и хотелось». Единственная надежда что этот пример борьбы не забудется, и они смогут повторить выступления, в случае необходимости.

        И меньше всего ему нужна сейчас критика. Вы уверены что что-то будет в будущем, что после такого отношения рабочих автор захочет повторить? Он за них боролся, а они считают что он их предал, якобы не довел борьбу до конца, они ведь так «переживали».

  6. А была бы марксистская партия куда автор дневника мог бы обратиться , то и эту экономическую (ещё не политическую) борьбу было бы вести намного легче

  7. Таких рабочих, как автор этого дневника, нужно на руках носить и беречь, как зеницу ока! Согласен с Натальей. Это единичные экземпляры! Как этого не поняли рабочие этого завода сразу?! А вообще, при прочтении, было такое чувство, как будто читаешь записи столетней давности рабочего лидера с путиловского. Самое интересное, что ничего не отложилось от прошлого опыта ни у рабочих, ни у буржуинов — у первых нет абсолютно никакой организованности (всё с нуля начинать), а вторые используют все те же беспардонные методы ужесточения эксплуатации.

  8. Автору, давай с рабочим звони. Спрашивай, увеличился гнёт капиталиста или нет? Что делать собираются? Назначь встречу лучше и поговори с теми, кто придёт. Результаты обдумай.

  9. > Виктор баков 17.10.2017 в 09:33
    > Или уходить, бросать семью как это делали многие большевики.

    Но есть ведь и исключения. Навскидку — Свердлов и Калинин. У них дети родились в самое, что ни на есть, революционное время (и даже реакционное — 1907). Кажется, и другие фамилии попадались в разных воспоминаниях.

    1. Дети-то рождались, только отцы жили отдельно, а дети с матерями — отдельно. И встречались в лучшем случае раз в год. А иначе никак, на нелегальном-то положении. Охранка и жандармы ведь не церемонились с каким-то детьми и женами. Не зря Ленин называл царизм тем же фашизмом.

      1. В автобиографии советского писателя Степана Злобина (родился в 1903 г) наткнулась на такие строки. Воспроизведу по памяти. — В далеком селе жил замечательный доктор и было у него более 20 детей. Все дети — приёмные, среди них жил и я. Это были дети революционеров, родители их были кто в тюрьме, кто в ссылке, кто на нелегальном положении. Так что лет с 5-ти, когда я начал себя осознавать в моем лексиконе уже были слова «бомба», «полицейские», «допрос». — это пишет сам писатель в предисловии к книге. А википедия выдает нейтральное — «воспитывался у бабушки». Вырос Степан в талантливого писателя в Советской России, а революционером стал с мальчишеских лет. Таким сильным был пример далеких родителей, променявших обывательское родительское «прокормить-выучить, поднять на ноги» на революционный путь. Революционеры-родители дали своему сыну неизмеримо больше, чем мог мечтать самый богатый — они ему дали возможность стать частью огромной семьи советских народов.

        1. «А википедия выдает нейтральное – «воспитывался у бабушки»» :: это просто ложь… (кк).bg

  10. Ух, это почище любого триллера.
    Очень переживал за товарища, но в конце он не дожал — всё-таки без теории трудновато, а тут можно было её воплотить на практике.
    Что касается рабочих коллективов, то создаётся такое впечатление, что всё за что боролись большевики в своё время просто так отдаётся без боя новым «хозяевам».

    По организации забастовок пришла в голову РП-статья про Ленский расстрел, вот что могли рабочие начала 20 века.

    1. К сожалению, да, пока все отдается без боя. Именно поэтому и царствует капитализм в нашей стране. Но то, что рабочие бороться могут и будут, показывает в том числе и этот случай. Вы правильно сказали — «не дожал». Но мог «дожать» и это главное.
      Как воздух сейчас нужны нашему рабочему классу те, кто сможет и умеет дожимать! Рабочие лидеры нужны. Настоящие коммунисты. А там, держитесь, господа капиталисты! Вашему историческому существованию останутся считанные часы…

      1. Вот, кстати, со слов т. Реми Мейснера, он со своим творческим коллективом помогает рабочим производств. Не думаю, что масштаб велик, но лучше, чем ничего. Правда выглядит это всё глубоко законспирировано для читателей его блога. Но, лидеры на крупных (и не только) производствах нужны как воздух, вы правы. Я вот только на таком не работаю, приходится самозанятым быть, но всё больше звоночков, что хотят трудоустроить на фиксированную зарплату, даже заказы нам на фоне кризиса и санкций урезали. А работать как-то и негде, да и возраст уже не юношеский( Искали куда пойти — 14-16 т. р. на 20-30 т. р уже запрос быть электронщиком, но кадры готовить никто не хочет — хотят готовых.
        По поводу развала производств — у нас завод закрыли — другу чего-то там вроде тогда не выплатили, отдали или нет позже — не в курсе. Но его позиция похожа на позицию всех — сокращали зарплату, «оптимизировали» — молчали. А потом всех пинком под зад. Молчать — не выход. Истерить и бегать по митингам типа Навального и Лимонова — тоже. Друг пролетарий, но мнит себя интеллигентом, прочитавшим уйму художественных книг, однако это всё голое эстетство и снобизм, мелкобуржуазное сознание даже у пролетария умудрились вырастить.

        1. «мелкобуржуазное сознание даже у пролетария умудрились вырастить.»
          Именно так. Современному империализму, с учетом его максисмально монополизации и как следствие, фактического противопоставления своих интересов интересам всех остальных слоев и классов общества, ничего иного и не остается, это для него единственный способ выжить. Отсюда идеологическая борьба сейчас на 1 месте, она должна идти рука об руку с организационной деятельностью коммунистов.

  11. «Можно было бы создать рабочую кассу, и за год мы бы скопили серьезную сумму (больше миллиона рублей!), могли бы помогать тем из нас, кому остро требуется помощь. Например, семье рабочего, попавшего в больницу с производственной травмой.»

    Конечно со стороны судить всегда легче. Тут «каждый суслик — агроном». Но, не ясно почему сразу после несчастного случая нельзя было обойти рабочих с предложением скинуться для оказания помощи товарищу.

    Думаю, что многие согласились бы дать кто сколько сможет. Ведь в такой ситуации может оказаться любой. Можно было бы сделать видеоотчет для рабочих о том, что деньги передали семье пострадавшего.

    Да и любопытно бы было посмотреть на тех, кто отказался бы помочь мотивировав это тем, что пострадавший из другого цеха.

    Сумма конечно же получится небольшая. Не думаю, что каждый выкроил бы больше 100-250 рублей. Но коллектив бы это немного сплотило.

    Вероятно, что администрация, видя такое дело, чтоб откупиться и совсем не противопоставлять себя рабочим что ни будь бы дала. С паршивой овцы, как говорится… Особенно если бы начались разговоры о том, что нищие работяги и то скинулись, а разбухшие от денег ни копейки не дали.

    А хранить в кубышке или на счете большие суммы «на всякий случай», на мой взгляд плохая идея. Да и как их тратить. Один палец сломал, другой ногу. Кому сколько из кассы дать? Переругаетесь только, а всего не предусмотришь.

    Не знаю как были устроены рабочие кассы в ленинские времена. Но думаю, что начинались они с ситуационных сборов и выплат. Возникла общая нужда — тут же скинулись и потратили.

    Возможно сначала «касс» в нашем понимании не было. А «кассой» был актив собиравший деньги в подобных ситуациях.

    1. Были тогда в рабочих РИ кассы, страховые и больничные точно. Только деталей, как они были устроены, пока не найдем.
      А идея заставить администрацию завода выплатить пособие пострадавшему на производстве рабочему товарищу, хороша. Так и надо было бы делать. И самим рабочим скинуться, и начальство заставить дать денег от фирмы.

  12. «Были тогда в рабочих РИ кассы, страховые и больничные точно. Только деталей, как они были устроены, пока не найдем.»

    Я тоже только упоминание о них встречал. Без подробностей.

    «Неделю назад произошло ЧП! При такелажных работах сорвалась колесная пара вагона (вес 2 тонны) и упала одному рабочему на ногу. Он получил повреждение икроножной мышцы, разорваны сухожилия и вены, но артерия, к счастью, не была повреждена. Приезжала скорая и полиция (ждали 40 минут, хотя крупный госпиталь в 7 минутах от завода). Руководство «начало расследование». Предварительно называется причина: ЧП вызвал обрыв строп (какая новость!). И, кончено же, «во всем виноват рабочий». Нарушил ТБ и вдобавок не проверил стропы. Вот только это никогда не входило в обязанности слесарей — за стропы всегда отвечали стропальщики, но их сократили в 2013 году. Пострадавший товарищ не из нашего цеха, поэтому мне трудно получить точную информацию о произошедшем — пишу со слов рабочих второй смены.»

    В СССР было принято – навещать своих больных товарищей. И выяснять не нужно ли им чего. Медицина и социалка были такие, о которых мы сейчас, и мечтать не можем, а навещали.

    Из дневника не ясно к нему в больницу или домой хоть кто-то заходил? Понятно, что администрация попрется туда, если только для буржуазного гнилого пиара. Но им другие головы не приставишь.

    А вот что рабочих остановило? Денег надо только на проезд, а кто рядом живет и пешком дойдут. Администрация завода этому не препятствует. В чем дело? Я так думаю просто не догадались.

    Сейчас те, кто постарше уже стали забывать, как живет минимально здоровый коллектив. А те кто моложе, может его и в глаза не видели.

    Еще их могла остановить поганая ситуация, которую в СССР и представить не могли. Придешь туда, а там огромная нужда, чем и как помогать не известно. Когда у нас серьезно товарищ заболел мы по людям с рюкзаком ходили. Кто консервов даст, кто крупы, кто денег, а кто подсолнечного масла. 4 литра супа как то дали. Сколько бы мы продержались, если бы товарищ наш не выздоровел, не знаю. Но как то выкрутились.

    А возможно, что товарища этого навещали, просто автору дневника это неизвестно, или он на это внимания не обратил. Что тоже не очень хорошо.

    Если автор дневника будет читать комментарии, то вот что я бы ему хотел сказать. Для коллективной классовой борьбы нужен коллектив, которого в вашем дневнике и не видно.
    Не видно даже в виде микро групп, которых не может не быть.

    Ситуация с серьезной болезнью (не обязательно производственной травмой) не будет последней. Вот и подумайте: пойдет или не пойдет на пользу коллективу, если вы начнете больных товарищей навещать, да не один, а в компании с коллегами по работе?

    1. Да, коллектив нужен, но ведь он не с потолка берется, его создают. По-моему, именно это и хотел сделать этот товарищ, создать рабочий коллектив на заводе, чтобы рабочие там не были бессловесной собакой для хозяев-капиталистов.

  13. «По-моему, именно это и хотел сделать этот товарищ,»

    Хотел. И выяснил, что на предложенные им коллективные действия люди сейчас не готовы. А на какие готовы?

    А можно еще и так посмотреть: прилетит активисту в классовых боях, его навестить желательно будет, или пусть так валяется? Усилит ли это взаимовыручку, которая при забастовке не лишней будет? Будут ли рабочие чувствовать себя более уверенно, если будут знать, что товарищи о них вспомнят?

    Как-то так я это вижу.

  14. Автора этого дневника сегодня уволили за его публикацию. Хотя он работал совсем на другом предприятии. Боятся капиталисты активных рабочих, до зеленого поноса боятся. И даже нет никаких причин для увольнения — придумывают на ходу.

    1. Вот, товарищи. КЛАССОВАЯ БОРЬБА!!! Сейчас надо вспомнить о РАБОЧЕЙ СОЛИДАРНОСТИ, и не только… /написал для тех товарищи, которые ещё не поняли/ (кк).bg

    2. «Автора этого дневника сегодня уволили за его публикацию.»
      Почему вы уверены, что за «публикацию», а не просто по «волчьему билету»?

        1. Под «грамотные» могли иметь в виду все что угодно, расхожее выражение.

          Возможно, что это еще не конец истории. В 2000-х одному знакомому после конфликта с собственниками и администрацией фирмы кроме увольнения с волчьим билетом, еще и нервы помотали. Нервы мотали образцово показательно. В назидание другим наемным работникам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.