Советы

Вся власть СоветамСОВЕТЫ, органы власти социалистического государства рабочих и крестьян, политиче­ская основа этого государства.

Советская власть — объединение и оформление Советов в одну общую государственную организацию — является государственной формой диктатуры пролетариата; через Советы рабочий класс осуще­ствляет государственное руководство обще­ством.

«Советская власть является наиболее массовой и наиболее демократической государ­ственной организацией из всех возможных го­сударственных организаций в условиях суще­ствования классов» (Сталин, Вопросы лени­низма, 11 изд., стр. 33—34).

Советская власть — новая форма государственной организации, принципиально отличная от всех форм, суще­ствовавших и существующих в других странах, новый тип государства, являющегося орудием полного освобождения трудящихся от эксплуатации и всякого угнетения.

Советская власть как государственная форма диктатуры пролетариата была открыта Лениным в резуль­тате изучения опыта пролетарской борьбы за власть в эпоху империализма и пролетарских революций.

«До второй русской революции (февраль 1917 г.) марксисты всех стран исхо­дили из того, что парламентарная демократи­ческая республика является наиболее целесо­образной формой политической организации общества в период перехода от капитализма к социализму… Однако, русская революция 1905 года и, особенно, революция в феврале 1917 года выдвинула новую форму политиче­ской организации общества — Советы рабочих и крестьянских депутатов. На основании изу­чения опыта двух революций в России Ленин, исходя из теории марксизма, пришёл к выводу, что наилучшей политической формой дикта­туры пролетариата является не парламентар­ная демократическая республика, а республи­ка Советов. На этом основании Ленин в апреле 1917 года, в период перехода от буржуазной революции к социалистической, выдвинул ло­зунг организации республики Советов, как лучшей политической формы диктатуры про­летариата» [История ВКП(б). Под ред. Комис­сии ЦК ВКП(б), 1943, стр. 340].

Опыт строительства социалистического госу­дарства, как государства нового типа, дала уже Парижская Коммуна 1871 г. Коммуна осуще­ствила целый ряд революционных мероприя­тий, характеризующих её как государство нового, социалистического типа. Она разрушила старый бюрократический государственный аппарат и заменила его новым, тесно связанным с народными массами; она уничтожила буржу­азную парламентскую систему, заменив её «работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы» (см. Ленин, Марксизм о государстве, 1932, стр. 53). Коммуна заменила старую по­стоянную армию, отделённую от народа, все­общим вооружением народа; она ввела ответ­ственность и сменяемость в любое время всех должностных лиц. Однако за 72 дня своего существования Коммуна всё же не смогла развернуть процесс строительства нового, со­циалистического государства и закрепить то, что уже наметилось в процессе этого строитель­ства. Парижская Коммуна явилась лишь зародышем той наиболее совершенной формы государственной организации, в рамках которой может быть осуществлён переход от капитализма к комму­низму. Республика Советов явилась «той искомой и найденной, наконец, политической формой», в рамках которой могла быть достигнута побе­да социализма, в рамках которой должно быть осуществлено строительство коммунистического общества (см. Сталин, Вопросы ленинизма, 11 изд., стр. 35).

Следующие характерные черты Советов объясняют их силу и совершенство как государственной формы организации народных масс.

«Советы являются наиболее всеобъемлю­щими массовыми организациями пролета­риата, ибо они и только они охватывают всех без исключения рабочих… Советы являются единственными массовыми организа­циями, которые обнимают всех угнетённых и эксплуатируемых, рабочих и крестьян, солдат и матросов, и где политическое руководство борьбой масс со стороны авангарда масс, со стороны пролетариата, может быть осуще­ствляемо ввиду этого наиболее легко и наибо­лее полно… Советы являются непосред­ственными организациями самих масс, то есть наиболее демократиче­скими и, значит, наиболее авторитетными организациями масс, максимально облегчаю­щими им участие в устройстве нового государ­ства и в управлении им и максимально развя­зывающими революционную энергию, инициа­тиву, творческие способности масс в борь­бе за разрушение старого уклада, в борьбе за новый, пролетарский уклад» (Сталин, там же, стр. 32—33).

Советы являются «постоянной и единственной основой всей государственной власти, всего государственного аппарата» (Ленин, Соч., т. XXIV, стр. 13). Советы не знают так на­зываемого «разделения власти». Все испол­нительные и распорядительные органы госу­дарственной власти создаются Советами, руководятся Советами, подотчётны Советам. Это не значит, однако, что Советы отрицают разграничение функций государ­ства. Наоборот, Сталинская Конституция чётко провела такое разграничение между государственными орга­нами: Верховными Советами, Президиумами Верховных Советов, Советами Народных Комис­саров, народными комиссариатами, местными Советами, их исполнительными комитетами, отделами исполнительных комитетов, судебными орга­нами, органами прокурорского надзора, — при этом Сталинская Конституция обеспечила зако­нодательную функцию за Верховными Сове­тами, руководство — за всеми Советами.

Объединяя в рамках своей организации всё трудящееся население, Советы и только Советы дают возможность осуществить высший принцип пролетарской диктатуры — «поддержание сою­за пролетариата с крестьянством, чтобы он мог удержать руководящую роль и государ­ственную власть» (Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 460). Союз рабочего класса и крестьян­ства, под руководством рабочего класса, осу­ществляемый в Советах, есть первый основной источ­ник мощи Советского государства.

Советская форма организации государства позволила российскому пролетариату устано­вить союз с трудовым, в основном крестьян­ским, населением национальных областей и разрешить неразрешимый в других условиях национальный вопрос. Никакие националь­ные, национально-религиозные и расовые раз­личия между людьми не являются препят­ствием для разрешения задач, стоящих перед советским многонациональным государством, основанным на добровольном союзе и равноправии наций. Федерация и автономия, по­строенные на базисе Советов, дали возможность ранее угнетённым, бесправным национально­стям создать местные органы власти, местную администрацию, местный суд, местную школу, местные общественные, политические и куль­турные учреждения, с гарантией полноты прав местного, родного для трудовых масс языка во всех сферах общественно-политической рабо­ты. Равноправие и дружба советских народов, осуществляемые в Советах, есть другой основной источник мощи Советского государства.

«Идея советской организации, — говорил Ле­нин, — проста, и может быть применяема не только к пролетарским, но и к крестьянским феодальным и полуфеодальным отношениям» (Соч., т. XXV, стр. 353).

Это указание Ленина проверено на опыте Советского государства, в условиях которого многие национальности, стоявшие в момент Великой Октябрьской социалистической революции на стадии феодальных, и даже патриархальных отношений, пришли к социализму, минуя капиталистическую стадию развития.

Отмечая особенности Советов, Ленин уделил боль­шое внимание организации одного из важ­нейших органов Советского государства — Ра­боче-Крестьянской Красной армии.

«Советы, — указывал Ленин, — суть новый государствен­ный аппарат, дающий, во-первых, вооружён­ную силу рабочих и крестьян, причём эта сила не оторвана от народа, как сила старой постоянной армии, а теснейшим образом с ним связана; в военном отношении эта сила не­сравненно более могучая, чем прежние; в революционном отношении она незаменима ничем другим» (Ленин, Соч., т. XXI, стр. 258).

И это указание Ленина целиком подтверди­лось на опыте Советского государства, в осо­бенности на опыте войны Советского Союза против фашистской Германии. Красная армия, представляющая вооружённую силу тех двух классов, которые создали Советское государство и кровно заинтересованы в его обороне, пока­зала себя наиболее могучей силой как по своим боевым качествам, так и по своей тес­нейшей связи с народом. Красная армия есть третий основной источник мощи Советского государства.

Указанные особенности Советов, как наиболее совершенной формы организации государства, раскрываются, однако, лишь в том случае, когда эта социалистическая форма запол­няется соответствующим содержанием, т. е. когда деятельность Советов направлена на разре­шение революционных задач, служит делу и задачам построения социализма и коммунизма. В истории Советов известны и такие моменты, когда Советы поддерживали контрреволюционные правительства: так было, например, с эсеро-меньшевистскими Советами в 1917 г. Точно так же не могли служить делу пролетарской революции и те сельские Советы, в которые в первые месяцы после Октября проникли кулаки. Лишь после устра­нения из их состава кулацких элементов при посредстве комитетов бедноты во второй по­ловине 1918 г. эти Советы стали подлинными органами Советской власти.

«Стало быть, дело не только в Советах, как в форме организации, хотя сама эта форма представляет величайшее ре­волюционное завоевание. Дело, прежде всего, в содержании работы Советов, дело в харак­тере работы Советов, дело в том, кто именно руководит Советами, — революционеры или контрреволюционеры» (Сталин, Вопросы ленинизма, 11 изд., стр. 404—405).

Не является случайным тот факт, что Советы возникли именно в России. Создать эту наибо­лее совершенную форму массовой организации трудящихся мог только российский пролета­риат, наиболее развитый политически, наибо­лее осознавший стоявшие перед ним задачи, прошедший суровую школу непрерывной борь­бы с царизмом и с капиталистической эксплуатацией, создавший в лице большевиков свою политическую партию, которая руководство на­родными массами осуществляет на основе пе­редовой марксистско-ленинской науки об об­ществе и государстве.

Партия большевиков нашла в лице Советов ту форму организации, при посредстве которой она теснее всего могла связаться с народными — пролетарскими и крестьянскими — массами. Как основная и направляющая сила в системе диктатуры пролетариата, призванная руково­дить всеми другими массовыми организациями, составляющими «рычаги» этой системы, — Со­ветами, профсоюзами, кооперацией, союзом молодежи, — коммунистическая партия имеет в лице Советов такую массовую непартийную орга­низацию, которая связывает её со всеми трудя­щимися прежде всего по линии государствен­ной, в то время как профсоюзы связывают её с рабочим классом прежде всего по линии производственной, кооперация связывает её главным образом, с крестьянством и прежде всего по линии хозяйственной, а Союз моло­дёжи помогает партии руководить социали­стическим воспитанием нового поколения и подготовкой молодых резервов.

Как авангард рабочего класса коммунистическая партия руководит обществом, составляет руко­водящее ядро всех государственных и об­щественных организаций трудящихся. Но пар­тия «не может быть отождествлена с государ­ственной властью… Партия, имеющая несколь­ко сот тысяч членов, руководит Советами и их разветвлениями в центре и на местах, охва­тывающими несколько миллионов людей, пар­тийных и беспартийных, но она не может и не должна заменять их собою» (Сталин, там же, стр. 124). Как руководящая и на­правляющая сила коммунистическая партия (большевиков) является четвёртым основным источником мощи Советского государства.

Одним из условий, обеспечивающих руково­дящую роль партии в системе Советов, является единство организационного принципа в по­строении как коммунистической партии, так и со­ветской системы. Этим организационным прин­ципом является демократический централизм. Наряду с выборностью и подотчётностью избирателям всех руководя­щих органов, демократический централизм предполагает строгое подчинение мест — центру, нижестоящих органов — вышестоящим, однако при сохранении за местами самостоятельно­сти в решении местных вопросов, при максимальном развитии местной инициативы и само­деятельности, при обязательном учёте местных особенностей и устранении какого бы то ни было шаблона в централизованном руковод­стве деятельностью местных органов.

«Вели­кий образчик сочетания почина, самостоятель­ности, свободы движения, энергии размаха снизу — и добровольного, чуждого шаблонов, централизма показала ещё Парижская Ком­муна» (см. Ленин, Соч., т. XXII, стр. 166).

Советы пошли по тому же пути, и в построении их системы принцип демократического централизма по­лучил полное, всестороннее выражение. Одной из характерных особенностей Советов является их выборность, подотчётность и подконтрольность депутатов избирателям, право избирателей в любое время отозвать депутата, не оправдав­шего их доверия, и избрать на его место дру­гого. Вместе с тем Советы показали, что демократии, централизм, в отличие от централизма бюро­кратического, «нисколько не исключает авто­номию, а напротив — предполагает её необхо­димость». Точно так же Советы показали, что и «федерация нисколько не противоречит демо­кратическому централизму» (Ленин, Соч., т. XXII, стр. 415 и 416).

Построенная и действующая на началах де­мократического централизма система Советов состоит из целого ряда звеньев, соответствующих нацио­нально-государственным образованиям внутри единого многонационального Советского государства (союзные республики, автономные рес­публики, автономные области, национальные округа) и административно-территориальным делениям советских республик (область, край, район и др.). В пределах данного национально­государственного образования, как и в пре­делах данного административно-территориального деления, вся власть принадлежит соответствующему Совету.

Исполнительными и распорядительными органами Верховных Советов являются Советы народных ко­миссаров — высшие органы государственного управления Союза ССР, союзных и автономных республик, а отраслевыми органами государственного управления слу­жат народные комиссариаты. Исполнительны­ми и распорядительными органами местных Советов являются их исполнительные комитеты, а отраслевыми органами государственного управления — отделы исполнительных комитетов.

Система советских органов государственного управления строит свою работу по принципу двойного подчинения, тесно связанному с принципом демократического централизма. Сущность двой­ного подчинения заключается в том, что тот или иной орган государственного управления, будучи подот­чётен или подчинён органу государственной власти или государственного управления, его образовавшему, одновре­менно подотчётен или подчинён соответствую­щему вышестоящему органу государственного управления. Так, например, исполнительные комитеты подот­чётны избравшим их Советам как местным органам государственной власти; одновременно исполнительные комитеты подотчётны и вышестоящим органам государственного управления. Точно так же отделы испол­нительного комитета как отраслевые органы государственного управления подчиняются в своей деятель­ности как Совету, которым они образованы, и его исполнительному комитету, так и соответ­ствующему вышестоящему органу отраслевого государственного управления.

Деятельность всей системы советских орга­нов базируется на едином для всего Советского Союза основном законе (Конституция CСCP) и на тех общесоюзных законах, которые издаются высшим органом государственной власти Советского Сою­за — Верховным Советом СССР — и имеют оди­наковую силу на территории всех союзных республик. Этим обеспечивается единство со­ветской социалистической законности во всём Сою­зе ССР. Надзор за точным исполнением совет­ских законов и пресечение нарушений этих законов возложены на органы прокуратуры. Необходимость единой во всем Советском Союзе законности требует назначения прокуроров из центра и не допускает подчинения их мест­ным органам государственной власти.

Этапы развития Советов до Великой Октябрьской социалистической революции. Советы возникли ещё в период первой русской революции (1905 г.) в результате революционного творчества широ­ких масс рабочего класса. Представляя собой собрания делегатов от рабочих фабрик и заво­дов, Советы создавались вначале как органы руко­водства стачками. В дальнейшем развитии ре­волюционной борьбы те Советы, в которых руковод­ство принадлежало большевикам (напр., Мо­сковский), превращаются в органы вооружён­ного восстания. В ходе борьбы против царского самодержавия Советы принимают на себя функции новой, революционной власти. Они создают свои исполнительные органы — исполнительные комитеты (бюро, комиссии), — создают свою вооружённую силу — рабочие дружины.

«Эти органы создавались исключительно револю­ционными слоями населения, они созда­вались вне всяких законов и норм всецело ре­волюционным путём, как продукт самобыт­ного народного творчества, как проявление самодеятельности народа, избавившегося или избавляющегося от старых полицейских пут. Это были, наконец, именно органы власти, несмотря на всю их зачаточность, стихийность, неоформленность, расплывчатость в составе и в функционировании. Они действовали, как власть, захватывая, напр., типографии (Пе­тербург), арестуя чинов полиции, препятствовавших революционному народу осуще­ствлять свои права (примеры бывали тоже в Петербурге, где соответствующий орган но­вей власти был наиболее слаб, а старая власть наиболее сильна). Они действовали, как власть, обращаясь ко всему народу с призывом не да­вать денег старому правительству. Они конфисковывали деньги старого правительства (железнодорожные стачечные комитеты на юге) и обращали их на нужды нового, народ­ного, правительства, — да, это были, несомнен­но, зародыши нового, народного, или, если хоти­те, революционного правительства» (Ленин, Соч., т. IX, стр. 116—117).

«Мне кажется, — писал Ленин о роли столич­ного Совета рабочих депутатов, — что Совет должен как можно скорее провозгласить себя времен­ным революционным правительством всей Рос­сии или (что то же самое, лишь в иной форме) должен создать временное революционное правительство» [Ленин, Наши задачи и Совет рабочих депутатов. Письмо в редакцию боль­шевистской газеты «Новая жизнь» (ноябрь 1905), см. газета «Правда», 1940, 5/XI, № 308].

Советы     рабочих депутатов возникли в 1905 г. почти во всех главных городских центрах, где суще­ствовали крупные промышленные предприятия или пред­приятия ж.-д. транспорта, — в Петербурге, Мо­скве, Иваново-Вознесенске, Костроме, Самаре, Ростове-на-Дону, Новороссийске, Николаеве, Луганске, Харькове, Екатеринославе, Одессе, Красноярске, Иркутске, Чите и т. д. После поражения революционного восстания в де­кабре 1905 г. вместе со спадом революционной волны Советы прекращают своё существование, чтобы вновь возникнуть в 1917 г. в условиях новой русской революции.

В первые же дни революции 1917 г. Советы органи­зуются в Петрограде, Москве и в ряде других наиболее крупных городов, а вскоре Советы покры­вают своей сетью всю Россию, возникая не только в губернских центрах, но и во множе­стве уездных городов и промышленных пунктов. Если в 1905 г. были созданы только Советы рабочих депу­татов (Советы солдатских депутатов являлись ред­ким исключением), то в 1917 г. в массовом мас­штабе развёртывается также организация Советы солдатских депутатов и Советы крестьянских депу­татов, причём в большинстве городов Советы сол­датских депутатов сливаются с Советами рабочих депутатов, — создаются объединённые Советы рабочих и солдатских депутатов. Таким обра­зом, все группы революционной демократии — рабочие, солдаты, крестьяне — охватываются в 1917 г. Советами как формой организации революцион­ных масс. Именно в этот начальный период революции 1917 г. Ленин открывает в Советах, в рес­публике Советов, новую форму организации госу­дарства переходного от капитализма к социа­лизму периода.

В своём развитии в период перерастания буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую Советы прошли три этапа.

Пер­вый этап (март—июнь 1917 г.) характеризовал­ся двоевластием — разделением власти между Советами и Временным правительством, возникшим в результате Февральской буржуазно-демократической революции. В этот период большинство депу­татских мест в Советах, за немногими исключениями (как в Иваново-Вознесенске и Красноярске), принадлежало эсерам и меньшевикам, которые и передали добровольно власть Временному правительству, стремясь оставить за Советами лишь роль контролирующих действия правительства организаций. Меньшевики и эсеры рассматри­вали Советы лишь как временные, до созыва Учре­дительного собрания, организации («времен­ные бараки революции»), не претендующие на то, чтобы стать органами власти. Наоборот, большевики доказывали необходимость сосре­доточения в руках Советов всей полноты власти и выдвинули в этот период лозунг «Вся власть Советам». Политика меньшевиков и эсеров дала Временному правительству возможность сорганизовать силы для того, чтобы нанести удар револю­ции, — загнать в подполье партию пролетариа­та, закрыть её печатные органы, начать пре­следование её вождей. Правительство нанесло этот удар в начале июля 1917 г., причём не встретило в этом никакого противодействия со сто­роны меньшевистско-эсеровских Советов. Период двоевластия с этого момента закончился в пользу буржуазии. Вся власть перешла в руки Временного правительства.

С Июльских дней начался второй этап раз­вития Советов в революции 1917 г. Меньшевистско-эсеровские Советы скатились в лагерь буржуазии, превратились в придаток Временного правительства. В силу этих условий VI Съезд партии большевиков в своём решении по докладу тов. Ста­лина указал на необходимость временного сня­тия лозунга «Вся власть Советам». Партия обратила все свои силы на подготовку воору­жённого восстания против Временного правительства и на завоевание большинства в Советах с тем, чтобы превратить их в действительно боевые револю­ционные органы. Возможность мирного исхода борьбы за переход всей власти к Советам, существо­вавшая на первом этапе их развития, отпала.

«Мирный период революции кончился, — ука­зывал И. В. Сталин в своём выступлении на VI Съезде большевистской партии, — насту­пил период не-мирный, период схваток и взрывов» [История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), 1943, стр. 188—189].

Переломным моментом в дальнейшем разви­тии Советов на пути к социалистической революции яви­лось контрреволюционное восстание генерала Кор­нилова.

«Борьба с корниловщиной оживила захиревшие было Советы рабочих и солдатских депутатов, освободила их из плена соглаша­тельской политики, вывела их на широкую дорогу революционной борьбы и повернула их в сторону большевистской партии. Влияние большевиков в Советах выросло, как никогда» (там же, стр. 193).

Быстрый рост большевист­ского влияния в Советах, большевизация Советов, является характерной чертой третьего этапа их развития (сентябрь—октябрь 1917 г.). В конце августа — начале сентября Советы Петрограда, Москвы, Киева переходят на сторону большевиков. Партия пролетариата закрепляет своё боль­шинство в Советах промышленных городов Цент­ра, Урала, Донбасса и ряда городов других районов (Сибирь, прифронтовая полоса и др.). Быстрыми темпами развёртывается в этот период процесс организации вооружённых сил, находящихся в исключительном распоряжении Советов (Красная гвардия). Опираясь на эти силы, Советы (в частности Иваново-Вознесенский) на дан­ном этапе начинают захватывать функции ор­ганов власти, всецело противопоставляя себя Временному правительству и его местным органам. Временное правительство, когда это ещё оказывалось для него возможным, наносило Советам тяжёлые уда­ры (разгром Ташкентского и Калужского Советов).

Вооружённое восстание 24—25 октября (6—7 ноября) 1917 г. в Петрограде, поддержан­ное пролетариатом, солдатской массой и бед­нейшим крестьянством во всей России, имело своим результатом свержение Временного правительства, ликвидацию всей системы буржуазно­-помещичьих органов государственной власти и управления и переход всей полноты государственной власти в руки Советов. На протяжении ноября 1917 г. — января 1918 г. (период «триумфального шествия Советской власти») власть переходит в руки Советов в пода­вляющем большинстве губернских центров. В этот же период быстрыми темпами развёрты­вается процесс слияния Советов крестьянских депу­татов с Советами рабочих и солдатских депутатов, — создаётся единая система Советов рабочих, солдат­ских и крестьянских депутатов. Советы становятся политической основой советского социалистического го­сударства. Республика Советов становится государ­ственной формой диктатуры пролетариата. Своё законодательное выражение и закрепле­ние эти завоевания социалистической революции получают в статье I «Декларации прав трудя­щегося и эксплуатируемого народа», приня­той 25 (12)/1 1918 г. 3-м Всероссийским съездом Советов:

«Россия объявляется Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Советам».

Система Советов в первую и вторую фазы развития Советского государства. Система Советов не есть нечто застывшее, принявшее раз навсегда установленные формы. Наоборот, демокра­тизм Советского государства, неразрывная связь Советов с массами трудящихся, предпола­гает непрерывный процесс их развития в соот­ветствии с непрерывным развитием экономи­ческой и общественно-политической жизни. «Нет ничего глупее, как превращение Советов в нечто застывшее и самодовлеющее», —писал Ленин весной 1918, в период, когда ещё только складывалась советская конституция (см- Соч., т. XXII, стр. 467). С того момента Советы как государственная форма диктатуры пролета­риата прошли огромный путь развития. На этом пути менялись задачи и функции Совет­ского государства, и в соответствии с этим происходили изменения в системе Советов.

«Со вре­мени Октябрьской революции наше социали­стическое государство, — указывал И. В. Ста­лин на XVIII Съезде ВКП(б) в 1939 г., — прошло в своём развитии две главные фазы. Первая фаза — это период от Октябрьской революции до ликвидации эксплуататорских классов. Основная задача этого периода состояла в подавлении сопротивления свергнутых клас­сов, в организации обороны страны от напа­дения интервентов, в восстановлении промы­шленности и сельского хозяйства, в подготов­ке условий для ликвидации капиталистических элементов. Сообразно с этим наше государство осуществляло в этот период две основные функ­ции. Первая функция—подавление свергну­тых классов внутри страны… Вторая функ­ция—оборона страны от нападения извне… Была здесь ещё третья функция—это хозяй­ственно-организаторская и культурно-воспи­тательная работа органов нашего государства, имевшая своей целью развитие ростков нового, социалистического хозяйства и перевоспитание людей в духе социализма. Но эта новая функ­ция не получила в этот период серьёзного развития» (Сталин, Вопросы ленинизма, 11 изд., стр. 605).

Система Советов в том её виде, в каком она сложилась в начале первой фазы развития Советского государства, законодательно закреплена была в Конституции РСФСР 1918 г., послужившей образцом для конституций всех других советских республик. Органами государственной власти, согласно этой Конституции, являлись городские и сельские Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и Съезды Сове­тов — волостные, уездные (районные), губерн­ские (окружные), областные — и Всероссийский съезд Советов, являвшийся высшей властью в стране. В период между съездами функции государственной власти и государственного управления осуществляли избиравшиеся съездами Советов исполнительные комитеты, а высшей законодательной и ис­полнительной властью республики был Все­российский Центральный Исполнительный Ко­митет Советов.

С изменением административно-территориального деления республики эта система несколько изменялась, оставаясь в основном той же. Высшими органами государственной власти в автономных республиках, образование которых происходило уже после принятия первой советской Консти­туции, являлись съезды Советов этих респу­блик, а в период между съездами — избираемые ими Центральные исполнительные комитеты Советов.

После образования Союза ССР вер­ховным органом государственной власти СССР являлся Всесоюзный съезд Советов, а в период между съездами — Центральный Исполнительный Ко­митет Союза ССР. Делегаты на всесоюзные съезды избирались губернскими (областными) и республиканскими (в республиках, не имев­ших губернского или областного деления) съездами Советов.

Выборы высших органов государственной власти Союза ССР, союзных и автономных республик, а также выборы всех местных органов государственной власти (кроме городских и сель­ских Советов) являлись многостепенными, что пол­ностью отвечало условиям первой фазы раз­вития Советского государства. В соответствии с этими же условиями советская Конституция предоставила права выбирать и быть выбран­ными в Советы только трудящимся, лишила этих прав эксплуататорские элементы, временно от­казавшись, таким образом, от всеобщего из­бирательного права. По выборам на республи­канские и губернские (областные) съезды Советов советская Конституция предоставила некоторые преимущества городскому (в основном — про­летарскому) населению перед сельским. Всё это имело своей задачей усилить пролетар­ское руководство в системе Советов, укрепить пози­ции пролетарской диктатуры в условиях оже­сточённой борьбы с эксплуататорскими клас­сами на внешних фронтах и внутри Советской страны. Конституционное оформление этой системы совпало с начальным периодом ожесто­чённой гражданской войны, продолжавшейся два с половиной года после принятия первой советской Конституции. Характерным момен­том для организации и деятельности советских органов за этот, военный, период являлось возрастание роли исполнительных органов, органов государственного управления в системе Советов.

Период восстановления народного хозяйства вы­двинул необходимость максимальной активи­зации роли Советов и съездов Советов и установление самой тесной связи Советов с избирателями, с мас­сами трудящегося населения. К 1924—25 гг. ряд фактов показал, что во многих районах стра­ны Советы не успели перестроить методы своей работы в соответствии с условиями восстано­вительного периода. Эти недостатки необхо­димо было немедленно устранить, — в этом заключалась задача кампании, развёрнутой в 1925—26 гг. В результате её значительно воз­растает в этот период роль секций Советов, объеди­нявших в рамках своей организации депута­тов Советов и актив избирателей и занимавшихся разработкой различных вопросов хозяйствен­ной и культурно-просветительной деятельно­сти Советов.

В период борьбы за социалистическую индустриа­лизацию страны громадное значение стали приобретать вопросы организации городского хозяйства и, следовательно, вопросы организации работы городских Советов. Необходимость тесной связи Советов с социалистическим производством вызы­вает появление в этот период таких организа­ций, как депутатские группы, проводившие свою работу главным образом на предприя­тиях и объединявшие депутатов, выбранных в Советы от того или иного предприятия.

В работе сельских Советов переломным и очень важным моментом явился переход к сплош­ной коллективизации и ликвидации на её основе кулачества как класса (1930—34 гг.). Пе­ред Советами в деревне встали новые задачи, связан­ные с социалистическим переустройством сельского хозяйства, с организацией колхозов и их органи­зационно-хозяйственным укреплением. Как ор­ганы государственной власти сельские Советы должны были взять на себя активную роль в руководстве колхозным строительством и больше, чем ког­да-либо, укрепить свою работу, вовлечь в неё широкие массы колхозного крестьянства. Ком­мунистической партии пришлось в этот момент столкнуться в районах сплошной коллекти­визации с вредительскими тенденциями к ли­квидации сельских Советов, к передаче их функций правлениям колхозов. Эти тенденции были решительным образом пресечены.

Вторая фаза в развитии Советского госу­дарства —

«это период от ликвидации капита­листических элементов города и деревни до полной победы социалистической системы хо­зяйства и принятия новой Конституции. Основная задача этого периода — организация социалистического хозяйства по всей стране и ликвидация последних остатков капитали­стических элементов, организация культур­ной революции, организация вполне совре­менной армии для обороны страны. Сообраз­но с этим изменились и функции нашего социа­листического государства. Отпала — отмерла функция военного подавления внутри страны, ибо эксплуатация уничтожена, эксплуататоров нет больше и подавлять некого. Вместо функ­ции подавления появилась у государства функция охраны социалистической собствен­ности от воров и расхитителей народного доб­ра. Сохранилась полностью функция военной защиты страны от нападений извне, стало быть, сохранились также Красная армия, Военно-Морской флот, равно как карательные органы и разведка, необходимые для вылавли­вания и наказания шпионов, убийц, вредите­лей, засылаемых в нашу страну иностранной разведкой. Сохранилась и получила полное развитие функция хозяйственно-организатор­ской и культурно-воспитательной работы госу­дарственных органов. Теперь основная задача нашего государства внутри страны состоит в мирной хозяйственно-организаторской и куль­турно-воспитательной работе. Что касается на­шей армии, карательных органов и разведки, то они своим остриём обращены уже не во внутрь страны, а во вне её, против внешних врагов» (Сталин, Вопросы ленинизма, 11 изд., стр. 605—606).

Происшедшие за этот период коренные изме­нения в экономике страны, приведшие к пол­ной ликвидации эксплуататорских элементов, коренные изменения классовой природы двух трудящихся классов, приведшие к установле­нию морально-политического единства совет­ского общества, укрепление дружбы и брат­ского сотрудничества народов в системе еди­ного многонационального Советского государ­ства, — всё это сделало возможной и необхо­димой дальнейшую демократизацию советского государственного строя, что повело к изменению системы Советов. Сталинская Конституция, утверждённая в 1936 г., отменила некоторые, существовавшие ранее, ограничения избирательных прав и ввела вы­боры на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосова­нии. С отменой многостепенных выборов от­пали съезды Советов: выборы в Советы всех звеньев вплоть до высших стали производиться непо­средственно избирателями на местах. Были последовательно проведены начала демокра­тизма в построении высших органов государственной вла­сти Союза и советских республик. Были раз­граничены функции Советского государства между его органами с оставлением законода­тельной функции исключительно за Верхов­ными Советами или непосредственно за избирателями (в случаях проведения референдумов). Были расширены и уточнены права местных Советов. Последовательная демократизация советского государственного строя усилила политическую активность народ­ных масс, вовлекла в управление государством новые слои трудящихся, расширила социаль­ную базу Советской власти, укрепила союз рабочего класса и крестьянства, дружбу совет­ских народов, морально-политическое единство советского общества, теснее связала органы Советской власти с народными массами и по­высила их авторитет, усилила контроль изби­рателей над всей работой государственных органов, сделала диктатуру рабочего класса более мощной и гибкой.

Советская демократия выдержала тяжелей­шие испытания в годы Великой Отечественной войны. Быстрота и успешность перестройки всей государственной жизни СССР на военный лад, ги­гантская работа по перебазированию предприя­тий на восток, мобилизация всех ресурсов го­сударства — людских, материальных, финансо­вых — для обеспечения победы показали всему миру прочность и мощь советского государственного строя, советского тыла и Красной армии. В ходе войны возросла организованность и дисципли­на на всех участках государственной, хозяй­ственной, общественной, военной жизни; в грозную силу выросла советская армия; во всю ширь развернулась творческая самодея­тельность советского народа, обеспечившего фронт всем необходимым.

«Если советский строй так легко выдержал испытание и ещё больше укрепил свой тыл, то это значит, что советский строй является теперь наиболее прочным строем» (Сталин, О Великой Оте­чественной войне Советского Союза, 3 изд., стр. 20).

Советы оказались на высоте положения повсе­местно: в глубоком тылу и в зоне боевых дей­ствий, в освобождённых от немецких захват­чиков местностях, в осаде и в тылу у врага они являлись первыми помощниками Красной армии, руководителями масс, организаторами военной, хозяйственной, культурной работы и самодеятельности населения. Особой славой покрыли себя Советы Севастополя, Сталинграда, Ленинграда, Одессы, Тулы, Москвы.

В условиях войны организационные формы деятельности Советов претерпели некоторые измене­ния. С целью быстрой мобилизации всех сил советского народа для отпора врагу был соз­дан 30/VI 1941 г., во главе со Сталиным, Госу­дарственный Комитет Обороны, в руках которого сосредоточена вся полнота государственной власти. В ряде городов (Севастополь, Сталинград, Тула, Мур­манск и др.) были образованы городские коми­теты обороны, получившие всю полноту власти в данном месте, при сохранении городских Советов, продолжавших свою работу. В деятельности местных Советов большой удельный вес получила работа их исполнительных комитетов, их от­делов и постоянных комиссий местных Советов. Были образованы новые отделы исполнитель­ных комитетов: отдел по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих, сельско-хозяйственный отдел (подсобные хозяйства промышленных предприятий, подсобные личные хозяйства рабочих и служащих), бюро по учёту и распределению рабочей силы. В условиях войны, при введе­нии военного, а кое-где и осадного положения советская демократия не была ни свёрнута, ни ограничена. Она продолжала развивать свою деятельность и укрепляться в новых формах, соответствующих чрезвычайным об­стоятельствам, возникшим в силу военного нападения на Советский Союз.

Советское го­сударство является главным и основным ору­дием, обеспечивающим советскому народу победу в Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков.

Лит.:

  • Ленин В. И., Соч., 3 изд., т. VIII («Умираю­щее самодержавие и новые органы народной власти»), т. XIX («Доклад о революции 1905 г.»), т. XX [«Пись­ма издалека», «Речь на совещании большевиков — членов Всероссийской конференции Советов Р. и С. Д. 17(4) апре­ля 1917 г.», «О двоевластии», «Письма о тактике», «Задачи пролетариата в нашей революции», «Наброски к тезисам революции о Советах», «Материалы по пересмотру партий­ной программы», «„Кризис власти»», «Наказ выбираемым по заводам и полкам депутатам в совет Р. и С. Д.», «1 Всероссийский съезд крестьянских депутатов 17 мая — 10 июня (4—28 мая) 1917 г.», «I Всероссийский съезд Сове­тов Р. и С. Д. 16 (3) июня — 6 июля (23 июня) 1917 г.», «Набросок статьи о советах Р., С. и К. Д.»], т. XXI («К лозунгам», «О конституционных иллюзиях», «Боль­шевики должны взять власть», «Марксизм и восстание», «Задачи революции», «Кризис назрел», «Удержат ли боль­шевики государственную власть?», «К пересмотру партий­ной программы», «Письмо к товарищам», «Письмо к чле­нам партии большевиков», «Письмо членам ЦК», «Госу­дарство и революция»), т. XXII [«К гражданам России», «Доклад о задачах власти Советов [на заседании Петро­градского совета Р. и С. Д. 7 ноября (25 октября) 1917]», «Второй Всероссийский съезд Советов Р. и С. Д. [7—8 ноября (25—26 октября) 1917]», «К населению», «От Цен­трального Комитета Российской социал-демократической партии (большевиков)», «Чрезвычайный съезд Советов крестьянских депутатов [23 ноября—8 декабря (10—25 ноября) 1917]», «Проект декрета о праве отзыва», «Речь на Втором Всероссийском съезде крестьянских депутатов 15(2)декабря 1917», «Тезисы об Учредительном собрании», «Проект декларации прав трудящегося и эксплуатируе­мого народа», «Люди с того света», «Речь о роспуске Учредительного собрания на заседании ВЦИК 19 (6) января 1918», «III Всероссийский съезд Советов [23—31 (10—18) января 1918]», «Странное и чудовищное», «IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов (Д4—16 марта 1918)», «Очередные задачи Советской власти»], т. XXIII («V Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, солдатских и красноармейских депутатов 4—10 июля 1918», «Речь на съезде председателей Губ исполкомов 30 июля 1918», «Пролетарская революция и ренегат Каутский»), т. XXIV [«Ценные признания Питирима Сорокина», «Что такое Советская власть?» [Речи, записанные на граммофонных пластинках], «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре проле­тариата 4 марта (I конгресс Коммунистического Интернационала 2—6 марта 1919)»], т. XXVII («Как нам ре­организовать Рабкрин»); его же, Марксизм о государ­стве, Ленинский сборник XIV, М.—Л., 1930;
  • Сталин И., Вопросы ленинизма, 11 изд., [М.], 1941; его же, На путях к Октябрю. Статьи и речи, М.—Л., 1925; его же. Марксизм и национально-колониальный вопрос. Сб. изб­ранных статей и речей, [М.], 1939; его же, Об оппозиции. Статьи и речи 1921—19 27, М.—Л., 1928; его же, Статьи и речи об Украине. Сб., [Киев], 1936; его же, Об Октябрьской революции. Сб. статей и речей, М., 1932; его же, О Великой Отечественной войне советского на­рода, 3 изд., М., 1943;
  • Молотов В. М., Об изменениях в Советской Конституции. Доклад на VII Съезде Советов Союза ССР 6 февраля 1935, [М.], 1935; его же, 21-ая годовщина Октябрьской революции (Доклад на торжест­венном заседании Московского Совета 6 ноября 1938), [М.], 1938;
  • История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс, под ред. Комиссии ЦК ВКП(б), [М.], 1943;
  • Калинин М., Могущество советского государства, [М.], 1944, стр. 7—12;
  • Первая советская конституция (Конституция РСФСР 1918 года). Сб. документов под ред. А. Я. Вышинского, М., 1938;
  • Конституция (Основной закон) Союза Советских Соци­алистических Республик, [М.], 1944;
  • Конституции и кон­ституционные акты Союза ССР (1922—1936). Сб. доку­ментов под ред. И. П. Трайнина, М., 1940;
  • Вышин­ский А. Я., Советское государство в Отечественной войне [Доклад на конференции в Моск. универси­тете], газета «Правда», М., 1944, от 16 и 17 июня, №№ 144 и 145.

А. Аверьев и А. Аскеров.

БСЭ 1 издания, т.51, 1945 г., к.542-554

Советы: 14 комментариев

  1. Как редакция оценивает сталинскую конституцию 36 года и ее результаты? Значит ли, что с принятием этой конституции Советы превратились в парламентскую демократическую республику, оставив только название? Ведь ввелось всеобщее избирательное право, и если я не ошибаюсь, стало невозможно отзывать депутатов в любое время.

    1. Позицию РП по сталинской конституции см здесь https://work-way.com/blog/2013/03/11/o-glavnoj-oshibke-stalina-konstitu/
      Но, вероятно, по этой меньшевистской байке, что с принятием Конституции 1936 года «Советы превратились в парламентскую демократическую республику, оставив только название», потому что «ввелось всеобщее избирательное право» и якобы «стало невозможно отзывать депутатов в любое время», придется писать еще. Показательно, что ни одна так называемая «компартия» об этой выдающейся и единственной в истории действительно демократической конституции для самых широких трудящихся масс доброго слова не скажет. Видимо, власть трудового народа для этих «коммунистов» поперек горла.

      1. Возможность отзывать депутатов в любое время, по-моему, сохранилась до последних дней СССР, если я не ошибаюсь. Иное дело, что этой возможностью по мере приближения страны к гибели трудящиеся пользовались всё реже и реже.

    2. с 1959 по 1991 r. было отозвано 13 депутатов Верховного Совета СССР, около 140 депутатов Верховных Советов союзных и автономных республик и примерно 2500 депутатов местных Советов.
      Стенографический отчет заседания Верховного Совета СССР. Пятая сессия. Бюллетень N 72. M., 1991, С. 26

  2. А что из себя представляет КНДР? Парламентская демократия? Или Советы? Меня сильно смущает существование там президентской должности!

  3. «… Нынче лезут фашистские гости.
    Видно, стала им жизнь не мила…»

    из песни (1937)-го года.

    Похоже, что и до 41-го фашисты нас сильно тревожили?

    1. Я, что бы нечестью тут не разбрасываться, просто ссылку на индивидуума дам. Как обстояли дела на самом деле показывают документы тех лет. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%BE%D0%B4%D0%B7%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

  4. Очень полезная публикация. У нас (в НРБ) тоже были «советы (народные)», но не точно(?) как в СССР. Ни Ваши, ни Наши не знал. (безграмотник): (kk).бг

  5. Здравствуйте, уважаемые редакторы РП. Скажите, пожалуйста, а почему выборы в Советы стали прямыми? Как я понимаю, пролетариат мог сразу избирать кандидатов в Верховный Совет. А как же тогда действовал принцип отзыва нижестоящим Советом делегатов из выжестоящего? Не могли бы вы рассказать именно про этот аспект Сталинской Конституции? Что именно означали «прямые выборы?»

    1. По моему, Вы не разобрались, и сами себе противоречите. Многоступенчатые выборы в СССР были до сталинской конституции. Там нижестоящие Советы могли отзывать из вышестоящих. А после принятия Конституции 1936 года из всех уровней власти отзывал сам народ.
      Да дело-то совсем не в отзыве! Важно выбирать тех, кого отзывать не придется! Отзыв важен, когда власть не твоя, а другого класса. Сейчас при капитализме, при власти буржуазии, можно биться за отзыв, в этом хоть какой-то смысл, хотя и не слишком большой. А при диктатуре пролетариата проще сразу предложить в депутаты такого товарища, который не подведет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.