Великая Октябрьская социалистическая революция

окт ревОКТЯБРЬСКАЯ ВЕЛИКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ[1].

Февральская революция. Падение царизма. Образование Советов рабочих и солдатских депутатов. Образование Временного правитель­ства. Двоевластие.

1917 год начался стачкой 9 января. Во время стачки произошли демон­страции в Петрограде, в Москве, в Баку, Нижнем-Новгороде, причем в Москве 9 января участвовало в забастовке около одной трети всех рабочих. Двухтысячная демонстрация на Тверском бульваре была разогнана конной по­лицией. В Петрограде на Выборгском шоссе к демонстрантам присоединились солдаты.

«Идея всеобщей стачки, — доносила петро­градская полиция, — со дня на день приобретает новых сторонников и становится популярной, какой она была в 1905 году».

Меньшевики и эсеры старались ввести начав­шееся революционное движение в нужные ли­беральной буржуазии рамки. Ко дню открытия Государственной думы, 14 февраля, меньшевики предлагали организовать шествие рабочих к Государственной думе. Но рабочие массы пошли за большевиками, не к думе, а на демонстрацию.

18 февраля 1917 года началась забастовка путиловских рабочих в Петрограде. 22 февраля бастовали рабочие большинства крупнейших предприятий. В Международный день работ­ницы, 23 февраля (8 марта) по призыву Петро­градского комитета большевиков работницы вышли на улицу демонстрировать против го­лода, войны, царизма. Демонстрацию работниц поддержали рабочие общим забастовочным выступлением по Петрограду. Политическая стачка начала перерастать в общую политиче­скую демонстрацию против царского строя.

24 февраля (9 марта) демонстрация возобно­вляется с большей силой. Бастовало уже около 200 тысяч рабочих.

25 февраля (10 марта) революционное дви­жение охватывает весь рабочий Петроград. Политические забастовки по районам пере­ходят во всеобщую политическую забастовку по всему Петрограду. Всюду демонстрации и столкновения с полицией. Над массами рабо­чих — красные знамена с лозунгами: «Долой царя!», «Долой войну!», «Хлеба!».

Утром 26 февраля (11 марта) политическая стачка и демонстрация начинают перерастать в попытки восстания. Рабочие разоружают полицию и жандармерию и вооружаются сами. Однако, вооруженное столкновение с поли­цией заканчивается расстрелом демонстрации на Знаменской площади.

Генерал Хабалов, командовавший Петро­градским военным округом, объявляет, что ра­бочие должны приступить к работе 28 февра­ля (13 марта), что иначе они будут отправлены на фронт. 25 февраля (10 марта) царь дает приказ генералу Хабалову: «Повелеваю зав­тра же прекратить в столице беспорядки». Но «прекратить» революцию уже нельзя было.

Днем 26 февраля (11 марта) 4-я рота запас­ного батальона Павловского полка открыла огонь, но не по рабочим, а по отрядам конных городовых, вступивших в перестрелку с ра­бочими. Борьба за войско развернулась са­мая энергичная и настойчивая, в особенности со стороны женщин-работниц, которые обра­щались непосредственно к солдатам, братались с ними, призывали их помочь народу сверг­нуть ненавистное им царское самодержавие.

Руководство практической работой больше­вистской партии осуществлялось в это время на­ходившимся в Петрограде Бюро Центрального Комитета нашей партии во главе с тов. Моло­товым. Бюро ЦК выпустило 26 февраля (11 мар­та) манифест с призывом к продолжению воору­женной борьбы против царизма, к созданию Временного революционного правительства.

27 февраля (12 марта) войска в Петрограде отказались стрелять в рабочих и стали пере­ходить на сторону восставшего народа. Еще утром 27 февраля было только 10 тысяч вос­ставших солдат, а вечером их было уже свыше 60 тысяч. Восставшие рабочие и солдаты стали арестовывать царских министров и генералов, освобождать из тюрем революционеров. Осво­божденные политические заключенные вклю­чались в дело революционной борьбы.

На улицах еще шла перестрелка с городо­выми и жандармами, которые засели на черда­ках домов с пулеметами. Но быстрый переход войск на сторону рабочих решил судьбу цар­ского самодержавия.

Когда весть о победе революции в Петрогра­де распространилась в других городах и на фронте, рабочие и солдаты всюду стали свергать царских чиновников. Февральская буржуаз­но-демократическая революция победила.

Революция победила потому, что рабочий класс был застрельщиком революции и возгла­влял движение миллионных масс крестьян, переодетых в солдатские шинели — «за мир, за хлеб, за свободу». Гегемония пролетариата обусловила успех революции.

«Революцию совершил пролетариат, он проя­вил героизм, он проливал кровь, он увлек за собой самые широкие массы трудящегося и бед­нейшего населения…», — писал Ленин в первые дни революции (Ленин, т. XX, стр. 23—24).

Первая революция 1905 года подготовила быструю победу второй революции 1917 года.

«Без трех лет величайших классовых битв и революционной энергии русского пролетариа­та 1905—1907 годов была бы невозможна столь быстрая, в смысле завершения ее началь­ного этапа, в несколько дней, вторая рево­люция», — указывал Ленин (там же, стр. 13).

В первые же дни революции появились Советы. Победившая революция опиралась на Советы рабочих и солдатских депутатов. Вос­ставшие рабочие и солдаты создали Советы рабочих и солдатских депутатов. Революция 1905 года показала, что Советы являются орга­нами вооруженного восстания и в то же самое время зародышем новой, революционной вла­сти. Идея Советов жила в сознании рабочих масс, и они ее осуществили на другой же день после свержения царизма с той, однако, разни­цей, что в 1905 году были созданы Советы только рабочих депутатов, а в феврале 1917 года по инициативе большевиков появились Советы рабочих и солдатских депутатов.

В то время, как большевики руководили непосредственной борьбой масс на улицах, соглашательские партии, меньшевики и эсеры захватывали депутатские места в Советах, об­разуя в них свое большинство. Этому отчасти способствовало то обстоятельство, что боль­шинство лидеров большевистской партии на­ходилось в тюрьмах и ссылках (Ленин нахо­дился в эмиграции, Сталин и Свердлов в Си­бирской ссылке), тогда как меньшевики и эсе­ры свободно разгуливали на улицах Петрогра­да. Таким образом, во главе Петроградского Совета и его Исполнительного комитета ока­зались представители соглашательских пар­тий: меньшевики и эсеры. То же самое было в Москве и в ряде других городов. Лишь в Ива­ново-Вознесенске, Красноярске и некоторых других городах большинство в Советах с са­мого начала принадлежало большевикам.

Вооруженный народ  — рабочие и солдаты, посылая своих представителей в Совет, смот­рели на него, как на орган народной власти. Они считали и верили, что Совет рабочих и солдатских депутатов осуществит все требо­вания революционного народа и что в первую очередь будет заключен мир.

Но излишняя доверчивость рабочих и сол­дат сыграла с ними злую шутку. Эсеры и мень­шевики и не помышляли о ликвидации войны, о завоевании мира. Они думали использовать революцию для того, чтобы продолжить войну. Что касается революции и революционных тре­бований народа, эсеры и меньшевики считали, что революция уже закончилась, и теперь задача состоит в том, чтобы закрепить ее и перейти на рельсы «нормального», конституционного су­ществования совместно с буржуазией. Поэтому эсеро-меньшевистское руководство Петроград­ского Совета приняло все зависящие от него ме­ры, чтобы замять вопрос о ликвидации войны, вопрос о мире и передать власть буржуазии.

27 февраля (12 марта) 1917 года либераль­ные депутаты Государственной думы по заку­лисному уговору с эсеро-меньшевистскими ли­дерами образовали Временный комитет Госу­дарственной думы во главе с председателем IV думы, помещиком и монархистом Родзянко. А через несколько дней после этого Временный комитет Государственной думы и эсеро-меньшевистские лидеры Исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов втайне от большевиков договорились о сформировании нового прави­тельства России, — буржуазного Временного правительства во главе с князем Львовым, которого еще до февральского переворота царь Николай II намечал в премьер-министры свое­го правительства. В состав Временного прави­тельства вошли глава кадетов Милюков, гла­ва октябристов Гучков и другие видные пред­ставители класса капиталистов, а в качестве представителя «демократии» был введен эсер Керенский.

Вышло так, что эсеро-меньшевистские лидеры Исполкома Совета сдали власть буржуазии, а Совет рабочих и солдатских депутатов, узнав потом об этом, одобрил своим большинством действия эсеро-меньшевистских лидеров, не­смотря на протесты большевиков.

Так образовалась новая государственная власть в России, состоявшая, как говорил Ле­нин, из представителей «буржуазии и обуржуа­зившихся помещиков».

Но рядом с буржуазным правительством существовала другая власть — Совет рабочих и солдатских депутатов. Солдатские депутаты в Совете — это были, главным образом, кресть­яне, мобилизованные на войну. Совет рабочих и солдатских депутатов являлся органом сою­за рабочих и крестьян против царской власти и вместе с тем — органом их власти, органом диктатуры рабочего класса и крестьянства.

Таким образом, получилось своеобразное пе­реплетение двух властей, двух диктатур: дик­татуры буржуазии, в лице Временного прави­тельства, и диктатуры пролетариата и кресть­янства в лице Совета рабочих и солдатских де­путатов. Получилось двоевластие.

Чем объяснить, что в Советах вначале ока­залось большинство меньшевиков и эсеров?

Чем объяснить, что победившие рабочие и крестьяне добровольно отдали власть представителям буржуазии?

Ленин объяснял это тем, что проснулись и потянулись к политике миллионы людей, не искушенных в политике. Это были большей частью мелкие хозяева, крестьяне, рабочие из недавних крестьян, люди, стоявшие посредине между буржуазией и пролетариатом. Россия была тогда наиболее мелкобуржуазной страной из всех больших европейских стран. И в этой стране

«гигантская мелкобуржуазная волна за­хлестнула все, подавила сознательный пролета­риат не только своей численностью, но и идей­но, то-есть заразила, захватила очень широкие круги рабочих мелкобуржуазными взглядами на политику» (Ленин, т. XX, стр. 115).

Эта волна мелкобуржуазной стихии и выне­сла на поверхность мелкобуржуазные партии меньшевиков и эсеров.

Ленин указывал, что другой причиной является изменение состава пролетариата во время войны и недостаточная сознательность и организованность пролетариата в начале рево­люции. Во время войны произошли значитель­ные изменения в составе самого пролетариата. Около 40 процентов кадровых рабочих было мобилизовано в армию. На предприятия в годы войны попало, с целью укрыться от мобилиза­ции, много мелких собственников, кустарей, ла­вочников, чуждых пролетарской психологии.

Эти мелкобуржуазные прослойки рабочих и являлись питательной почвой для мелко­буржуазных политиков — меньшевиков и эсеров.

Вот почему не искушенные в политике широ­кие массы народа, захлестнутые волной мелко­буржуазной стихии и опьяненные первыми успе­хами революции, оказались в первые месяцы ре­волюции в плену у соглашательских партий и согласились уступить буржуазии государственную власть, наивно полагая, что буржуазная власть не будет мешать Советам вести свою работу.

Перед большевистской партией стояла за­дача — терпеливой разъяснительной работой в массах вскрыть империалистический характер Временного правительства, разоблачить преда­тельство эсеров и меньшевиков и показать, что добиться мира невозможно без замены Времен­ного правительства правительством Советов.

И партия большевиков взялась за эту работу со всей энергией.

Она восстанавливает свои легальные органы печати. Уже через пять дней после февральской революции начинает выходить газета «Правда» в Петрограде, а через несколько дней после этого — «Социал-демократ» в Москве. Партия начинает выступать во главе масс, освобождаю­щихся от доверия к либеральной буржуазии, от доверия к меньшевикам и эсерам. Она терпеливо разъясняет солдатам, крестьянам необходимость совместных действий с рабо­чим классом. Она разъясняет им, что крестья­не не получат ни мира, ни земли без дальней­шего развития революции, без замены буржу­азного Временного правительства правитель­ством Советов.

Обстановка в стране после февральской ре­волюция. Выход партии из подполья и переход к открытой политической работе. Приезд Лени­на в Петроград. Апрельские тезисы Ленина. Установка партии на переход к социалистиче­ской революции.

События и поведение Времен­ного правительства с каждым днем подтверж­дали правильность линии большевиков. Они все яснее показывали, что Временное прави­тельство стоит не за народ, а против народа, не за мир, а за войну, что оно не хочет и не может дать ни мира, ни земли, ни хлеба. Разъ­яснительная деятельность большевиков нахо­дила благоприятную почву.

В то время как рабочие и солдаты свергали царское правительство и уничтожали корни монархии, Временное правительство опреде­ленно тяготело к сохранению монархии. Оно послало тайком 2 марта 1917 года Гучкова и Шульгина к царю. Буржуазия хотела пе­редать власть брату Николая Романова — Ми­хаилу. Но когда на митинге железнодорожни­ков Гучков закончил свою речь возгласом «Да здравствует император Михаил», то рабо­чие потребовали немедленного ареста и обыска Гучкова, говоря возмущенно: «Хрен редьки не слаще».

Было ясно, что рабочие не позволят восста­новить монархию.

В то время как рабочие и крестьяне, осуще­ствляя революцию и проливая кровь, ждали прекращения войны, добивались хлеба и земли, требовали решительных мер в борьбе с раз­рухой, Временное правительство оставалось глухим к этим кровным требованиям народа. Это правительство, состоявшее из виднейших представителей капиталистов и помещиков, и не думало удовлетворять требований кре­стьян о передаче им земли. Оно не могло также дать хлеба трудящимся, так как для этого необходимо было задеть интересы крупных хлеботорговцев, надо было всеми мерами взять хлеб у помещиков, у кулаков, чего не решалось делать правительство, так как оно само было связано с интересами этих классов. Не могло оно также дать мира. Связанное с англо-фран­цузскими империалистами, Временное прави­тельство не только не думало о прекращении войны, но, наоборот, пыталось использовать революцию для более активного участия России в империалистической войне, для осуществления своих империалистических замыслов о за­хвате Константинополя и проливов, о захвате Галиции.

Было ясно, что доверчивому отношению народных масс к политике Временного прави­тельства скоро должен наступить конец. Ста­новилось ясным, что двоевластие, сложившееся после февральской революции, не может уже держаться долго, ибо ход событий требовал, чтобы власть была сосредоточена где-нибудь в одном месте: либо в стенах Временного пра­вительства, либо в руках Советов.

Правда, соглашательская политика меньше­виков и эсеров пока еще имела поддержку в народных массах. Было еще не мало рабочих, и еще больше солдат и крестьян, которые вери­ли, что «скоро придет Учредительное собрание и все устроит по-хорошему», которые думали, что война ведется не для захватов, а по не­обходимости, — для защиты государства. Таких людей Ленин называл добросовестно заблу­ждающимися оборонцами. Среди всех этих людей эсеро-меньшевистская политика обеща­ний и уговариваний расценивалась пока еще, как правильная политика. Но было ясно, что обещаний и уговариваний не может хватить надолго, ибо ход событий и поведение Времен­ного правительства с каждым днем вскрыва­ли и показывали, что соглашательская поли­тика эсеров и меньшевиков есть политика про­волочек и обмана доверчивых людей.

Временное правительство не всегда ограни­чивалось политикой скрытой борьбы с рево­люционным движением масс, политикой заку­лисных комбинаций против революции. Оно иногда делало попытки перейти в открытое наступление против демократических свобод, попытки «восстановить дисциплину», особенно среди солдат, попытки «навести порядок», то-есть ввести революцию в нужные для буржу­азии рамки. Но как оно ни старалось в этом направлении, ему это не удавалось, и народные массы с рвением осуществляли демократические свободы — свободу слова, печати, союзов, со­браний, демонстраций. Рабочие и солдаты ста­рались полностью использовать впервые завое­ванные ими демократические права для актив­ного участия в политической жизни страны, что­бы понять и осмыслить создавшееся положение и принять решение — как действовать дальше.

После февральской революции организации большевистской партии, работавшие нелегаль­но в тяжелейших условиях царизма, вышли из подполья и стали развертывать открытую политическую и организационную работу. Чи­сленность членов организаций большевиков в это время была не больше 40—45 тысяч чело­век. Но это были закаленные в борьбе кадры. Комитеты партии были реорганизованы на на­чалах демократического централизма. Была установлена выборность всех партийных ор­ганов снизу доверху.

Переход партии на легальное положение выявил разногласия в партии. Каменев и не­которые работники московской организации, например, Рыков, Бубнов, Ногин стояли на полуменьшевистской позиции условной под­держки Временного правительства и политики оборонцев. Сталин, который только что вер­нулся из ссылки, Молотов и другие, вместе с большинством партии, отстаивали политику недоверия Временному правительству, высту­пали против оборончества и призывали к актив­ной борьбе за мир, к борьбе против империали­стической войны. Часть работников партии колебалась, отражая свою политическую отста­лость в результате долговременного пребыва­ния в тюрьме или ссылке.

Чувствовалось отсутствие вождя партии — Ленина.

3 (16) апреля 1917 года, после долгого из­гнания, вернулся в Россию Ленин. Приезд Ленина имел огромное значение для партии, для революции.

Еще из Швейцарии, получив только первые известия о революции, Ленин писал партии и рабочему классу России в «Письмах из далека»:

«Рабочие! Вы проявили чудеса пролетар­ского, народного героизма в гражданской вой­не против царизма. Вы должны проявить чуде­са пролетарской и общенародной организации, чтобы подготовить свою победу во втором этапе революции» (Ленин, т. XX, стр. 19).

В Петроград Ленин приехал 3 апреля ночью. На Финляндском вокзале и на площади перед вокзалом встречать Ленина собрались тыся­чи рабочих, солдат и матросов. Неописуемый восторг охватил массы, когда Ленин вышел из вагона. Они подхватили Ленина на руки и так внесли своего вождя в большой зал вокзала, где меньшевики Чхеидзе и Скобелев стали было произносить от имени Петроградского Совета «приветственные» речи, в которых они «выражали надежду», что Ленин найдет с ними «общий язык». Но Ленин не стал их слушать, прошел мимо них к массе рабочих и солдат и с броневика произнес свою знаменитую речь, в которой призывал массы к борьбе за победу социалистической революции. «Да здравствует социалистическая революция!» — так закончил Ленин эту свою первую после долгих лет из­гнания речь.

По приезде в Россию Ленин со всей энергией отдался революционной работе. На другой день после приезда Ленин выступил с докла­дом о войне и революции на собрании боль­шевиков, а затем повторил тезисы своего доклада на собрании, где кроме большевиков присутствовали также меньшевики. Это были знаменитые Апрельские тезисы Ленина, дав­шие партии и пролетариату ясную револю­ционную линию перехода от буржуазной ре­волюции к социалистической.

Тезисы Ленина имели огромное значение для революции, для дальнейшей работы партии. Революция означала величайший перелом в жизни страны, и партия в новых условиях борьбы, после свержения царизма, нуждалась в новой ориентировке, чтобы смело и уверенно пойти по новой дороге. Эту ориентировку да­вали партии тезисы Ленина.

Апрельские тезисы Ленина давали гениаль­ный план борьбы партии за переход от буржуаз­но-демократической революции к революции социалистической, за переход от первого этапа революции ко второму этапу — к этапу социа­листической революции. Всей своей предше­ствующей историей партия была подготовлена к этой великой задаче. Еще в 1905 году Ленин говорил в своей брошюре «Две тактики социал-демократии в демократической револю­ции», что после свержения царизма пролета­риат перейдет к осуществлению социалистиче­ской революции. Новое в тезисах состояло в том, что они давали теоретически обоснованный, конкретный план приступа к переходу к со­циалистической революции.

В области экономической переходные меры сводились: к национализации всех земель в стране при конфискации помещичьих земель, к слиянию всех банков в один национальный банк и введению контроля над ним со стороны Совета рабочих депутатов, к введению конт­роля над общественным производством и рас­пределением продуктов.

В области политической Ленин предлагал переход от парламентарной республики к республике Советов. Это был серьезный шаг вперед в области теории и практики марксизма. До сих пор марксистские теоретики считали парламентарную республику лучшей полити­ческой формой перехода к социализму. Теперь Ленин предлагал заменить парламентарную республику республикой Советов, как наиболее целесообразной формой политической органи­зации общества в переходный период от капи­тализма к социализму.

«Своеобразие текущего момента в России, говорилось в тезисах, состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть бур­жуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко вто­рому ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев кресть­янства» (там же, стр. 88).

И дальше:

«Не пар­ламентарная республика, — возвращение к ней от Советов рабочих депутатов было бы шагом назад, — а республика Советов рабочих, батрац­ких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху» (там же, стр. 88).

Война, говорил Ленин, и при новом, Вре­менном правительстве остается грабительской, империалистической войной. Задача партии состоит в том, чтобы разъяснить это массам и показать им, что кончить войну не насиль­ническим, а истинно демократическим миром нельзя без свержения буржуазии.

По отношению к Временному правительству Ленин выдвинул лозунг: «Никакой поддержки Временному правительству!».

Ленин указывал, далее, в тезисах, что наша партия пока что находится в Советах в мень­шинстве, что там господствует блок меньшеви­ков и эсеров, проводящий буржуазное влияние на пролетариат. Поэтому задачу партии соста­вляло:

«Разъяснение массам, что Совет рабо­чих депутатов есть единственно воз­можная форма революционного правитель­ства и что поэтому нашей задачей, пока это правительство поддается влиянию буржуазии, может явиться лишь терпеливое, систематиче­ское, настойчивое, приспособляющееся осо­бенно к практическим потребностям масс, разъяснение ошибок их тактики. Пока мы в меньшинстве, мы ведем работу критики и выяснения ошибок, проповедуя в то же время необходимость перехода всей государствен­ной власти к Советам рабочих депутатов…» (там же, стр. 88).

Это означало, что Ленин не призывал к восста­нию против Временного правительства, поль­зовавшегося в данный момент доверием Советов, не требовал его свержения, а добивался того, чтобы путем разъяснительной и вербовочной работы завоевать большинство в Советах, из­менить политику Советов, а через Советы — изме­нить состав и политику правительства.

Это была установка на мирное развитие революции.

Ленин требовал, далее, сбросить «грязное белье» — отказаться от названия партии социал-демократической. Социал-демократами назы­вали себя и партии II Интернационала, и рус­ские меньшевики. Это название было загрязне­но, опозорено оппортунистами, изменниками социализма. Ленин предложил назвать большевистскую партию коммунистической партией, как называли свою партию Маркс и Энгельс. Такое название является научно правильным, потому что конечной целью боль­шевистской партии является достижение коммунизма. От капитализма человечество может перейти непосредственно только к социализ­му, то-есть общему владению средствами про­изводства и распределению продуктов по мере работы каждого. Ленин говорил, что наша партия смотрит дальше. Социализм неизбежно должен постепенно перерасти в коммунизм, на знамени которого написано: «От каждого —  по его способностям, каждому — по его потреб­ностям».

Наконец, Ленин требовал в своих тезисах создания нового Интернационала, создания III, Коммунистического Интернационала, свобод­ного от оппортунизма, от социал-шовинизма.

Тезисы Ленина вызвали яростный вой среди буржуазии, меньшевиков, эсеров.

Меньшевики обратились к рабочим с воззва­нием, которое начиналось предостережением, что «революция в опасности». Опасность, по мнению меньшевиков, была в том, что больше­вики выдвинули требование перехода власти к Советам рабочих и солдатских депутатов.

Плеханов в своей газете «Единство» поме­стил статью, в которой назвал речь Ленина «бредовой речью». Плеханов ссылал­ся на слова меньшевика Чхеидзе, который за­явил: «Вне революции останется один Ленин, а мы пойдем своим путем».

14 апреля состоялась Петроградская общего­родская конференция большевиков. Она одоб­рила тезисы Ленина и положила их в основу своей работы. Спустя некоторое время мест­ные организации партии также одобрили те­зисы Ленина.

Вся партия, за исключением нескольких одиночек типа Каменева, Рыкова, Пятакова, приняла тезисы Ленина с огромным удовле­творением.

Начало кризиса Временного правительства. Апрельская конференция большевистской пар­тии.

В то время как большевики готовились к дальнейшему развертыванию революции, Вре­менное правительство продолжало творить свое противонародное дело. 18 апреля министр ино­странных дел Временного правительства Милю­ков заявил союзникам о «всенародном стрем­лении довести мировую войну до решительной победы и намерении Временного правительства вполне соблюдать обязательства, принятые по отношению к нашим союзникам».

Таким образом, Временное правительство клялось в верности царским договорам и обе­щало пролить еще столько народной крови, сколько потребуется империалистам для до­стижения «победного конца».

19 апреля это заявление («нота Милюкова») стало известно рабочим и солдатам. 20 апре­ля Центральный Комитет партии большеви­ков призвал массы к протесту против импе­риалистической политики Временного пра­вительства. 20—21 апреля (3—4 мая) 1917 года рабочие и солдатские массы в количестве не менее 100 тысяч человек, охваченные чувством возмущения против «ноты Милюкова», вышли на демонстрацию. На знаменах пестрели ло­зунги: «Опубликовать тайные договоры!», «До­лой войну!», «Вся власть Советам!». Рабочие и солдаты шли с окраин к центру, к месту на­хождения Временного правительства. На Нев­ском и в других местах произошли столкнове­ния с отдельными группами буржуазии. Наи­более откровенные контрреволюционеры, как генерал Корнилов, призывали к расстрелу де­монстрантов и даже отдали соответствующие приказы. Однако воинские части, получив такие приказы, отказались их исполнить.

Небольшая группа членов Петроградского комитета партии (Багдатьев и другие) выста­вила во время демонстрации лозунг немедлен­ного свержения Временного правительства. ЦК партии большевиков резко осудил поведение этих «левых» авантюристов, считая такой ло­зунг несвоевременным и неправильным, мешаю­щим партии завоевать большинство Советов на свою сторону и противоречащим установке партии на мирное развитие революции.

События 20—21 апреля означали начало кризиса Временного правительства. Это была первая серьезная трещина в соглашательской политике меньшевиков и эсеров. 2 мая 1917 года под давлением масс из состава Временного пра­вительства были выведены Милюков и Гучков.

Образовалось первое коалиционное Временное правительство, в состав которо­го наряду с представителями буржуазии во­шли меньшевики (Скобелев, Церетели) и эсеры (Чернов, Керенский и др.). Таким образом, меньшевики, отрицавшие в 1905 г. допустимость участия представителей социал-демократии во Временном революционном правитель­стве, нашли теперь допустимым участие своих представителей во Временном контррево­люционном правительстве. Это был пере­ход меньшевиков и эсеров в лагерь контрре­волюционной буржуазии.

24 апреля 1917 года открылась VII (Апрель­ская) конференция большевиков. Впервые за время существования партии открыто собра­лась конференция большевиков, которая по своему значению занимает в истории партии такое же место, как съезд партии. Всероссий­ская апрельская конференция показала бур­ный рост партии. На конференции присут­ствовало 133 делегата с решающим и 18 с сове­щательным голосом. Они представляли 80 ты­сяч организованных членов партии. Конфе­ренция обсудила и выработала линию партии по всем основным вопросам войны и револю­ции: о текущем моменте, о войне, о Временном правительстве, о Советах, об аграрном вопросе, о национальном вопросе и т. д.

В своем докладе Ленин развивал положе­ния, уже высказанные им раньше в Апрель­ских тезисах. Задача партии состояла в том, чтобы осуществить переход от первого этапа революции, «давшего власть буржуазии… ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства» (Ленин). Партия должна взять курс на подготовку социалистической револю­ции. В качестве ближайшей задачи партии Ленин выдвинул лозунг: «Вся власть Советам!».

Лозунг «Вся власть Советам» означал, что необходимо покончить с двоевластием, то-есть с разделением власти между Временным прави­тельством и Советами, что нужно передать всю власть Советам, а представителей помещиков и капиталистов — изгнать из органов власти.

Конференция установила, что одной из важ­нейших задач партии является неустанное разъяснение массам той истины, что «Времен­ное правительство по своему характеру яв­ляется органом господства помещиков и бур­жуазии», равно как разоблачение пагубности соглашательской политики эсеров и меньше­виков, обманывающих народ лживыми обеща­ниями и подводящих его под удар империали­стической войны и контрреволюции.

На конференции против Ленина выступили Каменев и Рыков. Они вслед за меньшевиками повторили, что Россия не созрела для социали­стической революции, что в России возможна только буржуазная республика. Они предла­гали партии и рабочему классу ограничиться тем, чтобы «контролировать» Временное прави­тельство. По существу они, так же как и мень­шевики, стояли на позиции сохранения ка­питализма, сохранения власти буржуазии.

Зиновьев также выступил на конференции против Ленина по вопросу о том, оставаться ли большевистской партии в Циммервальдском объединении или порвать с этим объединением и создать новый Интернационал. Как показали годы войны, это объединение, ведя пропаганду за мир, все же фактически не порывало с бур­жуазными оборонцами. Поэтому Ленин настаи­вал на немедленном выходе из этого объедине­ния и организации нового, Коммунистического Интернационала. Зиновьев предложил остать­ся с циммервальдцами. Ленин решительно осу­дил это выступление Зиновьева, назвав его так­тику «архиоппортунистической и вредной».

Апрельская конференция обсудила также аграрный и национальный вопросы.

По докладу Ленина об аграрном вопросе конференция приняла решение о конфискации помещичьих земель с передачей их в распоряже­ние крестьянских комитетов и о национализа­ции всех земель в стране. Большевики звали крестьянство на борьбу за землю и доказывали крестьянским массам, что партия большевиков является единственной революционной пар­тией, помогающей на деле крестьянам сверг­нуть помещиков.

Большое значение имел доклад тов. Сталина по национальному вопросу. Ленин и Сталин еще до революции, накануне империалистиче­ской войны, разработали основы политики партии большевиков по национальному вопро­су. Ленин и Сталин говорили, что пролетар­ская партия должна поддерживать националь­но-освободительное движение угнетенных на­родов, направленное против империализма. В связи с этим большевистская партия отстаи­вала право наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. Эту точку зрения защищал на кон­ференции докладчик ЦК тов. Сталин.

Против Ленина и Сталина выступал Пята­ков, который вместе с Бухариным еще в годы войны занимал в национальном вопросе национал-шовинистическую позицию. Пятаков и Бухарин были против права наций на само­определение.

Решительная и последовательная позиция партии в национальном вопросе, борьба пар­тии за полное равноправие наций и за уни­чтожение всех форм национального гнета и национального неравноправия обеспечили ей симпатии и поддержку угнетенных нацио­нальностей. Вот текст резолюции по нацио­нальному вопросу, принятый Апрельской кон­ференцией:

«Политика национального угнетения, бу­дучи наследием самодержавия и монархии, поддерживается помещиками, капиталистами и мелкой буржуазией в интересах охраны их классовых привилегий и разъединения рабо­чих разных народностей. Современный импе­риализм, усиливая стремления к подчинению слабых народов, является новым фактором обострения национального гнета.

Поскольку достижимо в капиталистическом обществе устранение национального гнета, это возможно лишь при последовательно-демокра­тическом республиканском устройстве и упра­влении государства, обеспечивающем полное равноправие всех наций и языков.

За всеми нациями, входящими в состав России, должно быть признано право на сво­бодное отделение и на образование самостоя­тельного государства. Отрицание такого пра­ва и непринятие мер, гарантирующих его практическую осуществимость, равносильно поддержке политики захватов или аннексий. Лишь признание пролетариатом права на­ций на отделение обеспечивает полную соли­дарность рабочих разных наций и способ­ствует действительно демократическому сбли­жению наций…

Вопрос о праве наций на свободное отделе­ние непозволительно смешивать с вопросом о целесообразности отделения той или другой нации в тот или иной момент. Этот последний вопрос партия пролетариата должна решать в каждом отдельном случае совершенно само­стоятельно, с точки зрения интересов всего общественного развития и интересов классовой борьбы пролетариата за социализм.

Партия требует широкой областной автоно­мии, отмены надзора сверху, отмены обяза­тельного государственного языка и определе­ния границ самоуправляющихся и автономных областей на основании учета самим местным населением хозяйственных и бытовых условий, национального состава населения и т. д.

Партия пролетариата решительно отвергает так называемую „культурно-национальную ав­тономию», т.-е. изъятие из ведения государ­ства школьного дела и т. п. и передачу его в руки своего рода национальных сеймов. Ра­бочих, живущих в единой местности и даже работающих в одних и тех же предприятиях, культурно-национальная автономия искус­ственно размежевывает по принадлежности к той или иной „национальной культуре», т.-е. усиливает связь рабочих с буржуазной куль­турой отдельных наций, между тем как зада­ча социал-демократии состоит в усилении ин­тернациональной культуры всемирного про­летариата.

Партия требует включения в конституцию основного закона, объявляющего недействи­тельными какие бы то ни было привилегии од­ной из наций, какие бы то ни было нарушения прав национальных меньшинств.

Интересы рабочего класса требуют слияния рабочих всех национальностей России в еди­ных пролетарских организациях, политиче­ских, профессиональных, кооперативно — про­светительных и т. д. Только такое слия­ние в единых организациях рабочих различ­ных национальностей даст возможность про­летариату вести победоносную борьбу с меж­дународным капиталом и с буржуазным на­ционализмом» [ВКП(б) в резолюциях, часть I, стр. 239 — 240].

Таким образом, на Апрельской конферен­ции была разоблачена оппортунистическая, антиленинская линия Каменева, Зиновьева, Пятакова, Бухарина, Рыкова и их немного­численных единомышленников. Конференция единодушно пошла за Лениным, заняв чет­кую позицию по всем важнейшим вопросам и ведя линию на победу социалистической революции.

Продолжение

[1] Ниже мы печатаем следующие извлечения из Кратко­го курса истории Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков), под редакцией Комиссии ЦК ВКП(б): 1) из главы VI раздел 5, стр. 168—173; 2) из главы VII разделы 1—8, стр. 174—214.

Великая Октябрьская социалистическая революция: 14 комментариев

  1. У вас в разделе «Литература» уже есть книга «История СССР (учебник для 10 класса) под ред А.М.Панкратовой, 1952 г.». Но я предлагаю добавить еще такие книги: https://sheba.spb.ru/shkola/istoria-sssr8-1953.htm, https://sheba.spb.ru/shkola/istoria-sssr9-1953.htm. Потому что, как вы знаете, у нас в Казахстане (и других азиатских республиках) историю феодального периода капитально извратили.А в этих книгах про такой период написано правильно, я считаю. Да и вообще, они будут отличным дополнением к «Краткому курсу истории ВКП(б)».

  2. У В. С. Акшинского рассказывается: «В столице явственно ощущалось нарастание революционной борьбы. К. Е. Ворошилов связался с М. И. Калининым и другими старыми товарищами, установил контакты с Петербургским комитетом партии. По их задантю он встречается с путиловцами и рабочими других заводов, начинает вести антивоенную работу среди солдат местного гарнизона».
    Выдержка из газеты 30х.
    «Тов. К. Е. Ворошилов.

    В феврале 1917 года тов. Ворошилов организовал восстание в гвардейских полках.
    Собрался питерский совет. Тов. Ворошилов был туда избран. Совместно с другими товарищами организовал фракцию большевиков…».
    Интересно!

  3. В распоряжении ред. РП есть интересные материалы о том, как развивались революционные события в Москве. Со старыми фотографиями. Свидетельство выдающегося советского ученого-экономиста большевика К.Ф. Островитянова, который играл в этих событиях, оказывается, не последнюю роль. Стоит их публиковать здесь на сайте к юбилею Октября? Они достаточно объемные. 5-6 частей будет, не меньше.

    1. alex обязательно опубликуйте!Как говориться дьявол кроется в деталях,и поэтому развитие революции обязательно нужно изучить во всех подробностях.

  4. Рабочепутинцы всё пробавляются агитками политпропа на которых выросло поколение реставраторов капитализма.
    Хоть бы указали, что к Февралю приложили руку союзники, ибо царь склонялся к сепаратному миру с Германией.
    И перечитайте Апрельские тезисы — там нет и намёка на социалистическую революцию (власть рабочих и крестьян — это ещё не социализм). Даже в «Грозящей катастрофе», написанной перед самой революцией, Ленин пишет только о рабочем контроле над буржуями, и говорит: «Нельзя идти вперёд не идя к социализму», т.е. социализм только в перспективе, а не в плане. Но так как буржуазия не согласилась после Октября на «рабочий контроль» и организовала саботаж — пришлось форсировать социалистические преобразования.

    1. А вы ведь все-таки классовый враг рабочего класса. Яркий и уже почти не прикрытый. Лжете почище буржуазной пропаганды. И не понимаете, что пишете под статьей, в которой вся ваша ложь уже разоблачена.
      Хоть бы читали прежде чем писать…

    2. Извините, но вы:
      — либо совершенно не знаете историю 1917 года и даже не читали статьи, которую пытаетесь комментировать (как вам указывает РП);
      — либо враг, коряво пытающийся исказить суть событий 1917 года, извратить смысл действий большевиков, внести буржуазную оценку событий 1917 года в сознание трудящихся, пользуясь их политической малограмотностью.

  5. Очень часто либералы в споре выдвигают такой тезис, что дескать Временное правительство было законно избранным представителем народа, а большевики были узурпаторами и захватили власть силой. Тут хорошо было бы привести в пример деятельность Временного правительства, которая раскрывает ее антинародный характер:

    Придя к власти, Временное правительство не решило и не могло решить ни одного из главных вопросов революции: вопросов войны и мира, аграрного, рабочего вопроса, борьбы с разрухой и голодом, национального, государственного устройства и т.п. Свою программу Временное правительство изложило в декларации, опубликованной 3 (16) марта, а затем в обращении к гражданам России 6 (19) марта. Обходя молчанием коренные вопросы революции, Временное правительство заявило о стремлении довести войну «до победного конца» и неуклонно выполнять договоры и соглашения, заключённые царём с союзными державами. В области внутренней политики В. п. обещало ввести ряд политических свобод, приступить к подготовке созыва Учредительного собрания, заменить полицию народной милицией. Временное правительство проводило курс на сохранение старого государственного аппарата. Вместо демократизации армии оно пыталось сохранить власть реакционных офицеров над солдатскими массами. После долгих проволочек 12 (25) апреля Временное правительство приняло закон о свободе собраний и союзов.

    Аграрная политика

    В аграрной политике Временное правительство ограничилось указом о передаче государству кабинетских земель [12 (25) марта] и удельных земель [16 (29) марта]. 9 (22) марта было издано распоряжение о привлечении крестьян к уголовной ответственности за участие в «аграрных беспорядках». 19 марта (1 апреля) Временное правительство в специальном воззвании признало необходимость земельной реформы, но объявило всякие самочинные захваты земли противозаконными. 11(24) апреля Временное правительство издало закон «Об охране посевов», гарантировавший помещикам возмещение убытков в случае «народных волнений». Временное правительство обещало поставить аграрный вопрос на решение Учредительного собрания. В целях «подготовки» материалов по земельному вопросу для Учредительного собрания постановлением от 21 апреля (4 мая) создавались главные, губернские, уездные и волостные земельные комитеты, большинство в которых принадлежало буржуазно-помещичьим представителям.

    Национальный вопрос

    Временное правительство не решило национального вопроса, поскольку исходило из великодержавной идеи «великой и неделимой России». Оно отказалось признать право на самоопределение и даже на автономию за отдельными народами (Финляндия, Украина и др.) до решения Учредительного собрания. Право на государственное отделение было признано по внешнеполитическим соображениям в воззвании от 17 (30) марта лишь за польским народом.

    Положение рабочих

    Временное правительство не декретировало 8-часовой рабочий день и не провело ни одного закона по улучшению положения рабочих. Закон от 23 апреля (6 мая) о рабочих комитетах на промышленных предприятиях, формально легализовавший повсюду возникшие революционным путём фабрично-заводские комитеты, по сути ограничивал их деятельность «законными» рамками.

    Продовольственная политика

    В продовольственной политике Временное правительство под давлением народных масс 25 марта (7 апреля) лишь декларировало введение хлебной монополии. В финансовой области оно заявило [8 (21) марта] о принятии на себя всех внутренних и заграничных финансовых обязательств царского правительства. Главная цель Временного правительства на этом этапе состояла в том, чтобы

    А что цитируем-то?
    Внешняя политика

    В области внешней политики Временное правительство проводило курс на укрепление связей с союзниками, в особенности с США.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.