Великая Октябрьская социалистическая революция (продолжение)

окт рев 4Начало

Успехи большевистской партии в столице. Неудачное наступление войск Временного пра­вительства на фронте. Подавление июльской де­монстрации рабочих и солдат.

Партия развер­нула на основе решений Апрельской конфе­ренции огромную работу по завоеванию масс, по боевому их воспитанию и организации. Ли­ния партии в этот период заключалась в том, чтобы путем терпеливого разъяснения больше­вистской политики и разоблачения соглаша­тельства меньшевиков и эсеров изолировать эти партии от масс, завоевать большинство в Советах.

Помимо работы в Советах большевики вели громадную работу в профсоюзах, фабрично-заводских комитетах.

В особенности большую работу повели боль­шевики в армии. Повсюду стали создаваться военные организации. На фронтах и в тылу большевики неутомимо работали над органи­зацией солдат и матросов. Особенно большую роль сыграла в деле революционизирования сол­дат большевистская фронтовая газета «Окоп­ная правда».

Благодаря этой пропагандистско-агитационной работе большевиков уже в первые месяцы революции во многих городах рабочие переиз­брали Советы, в особенности районные, выши­бая меньшевиков и эсеров и выбирая вместо них сторонников большевистской партии. Ра­бота большевиков давала прекрасные результа­ты, особенно в Петрограде.

30 мая—3 июня 1917 года состоялась Петро­градская конференция фабзавкомов. На этой конференции за большевиками шло уже три четверти делегатов. Петроградский пролетариат почти полностью шел за большевистским лозун­гом — «Вся власть Советам!».

3 (16) июня 1917 года собрался I Всероссий­ский съезд Советов. Большевики были еще в меньшинстве в Советах, — они имели на съез­де немногим более 100 делегатов против 700— 800 меньшевиков, эсеров и других.

Большевики на I съезде Советов настойчи­во разоблачали гибельность соглашательства с буржуазией, вскрывали империалистический характер войны. Ленин выступил на съезде с речью, в которой доказывал правильность ли­нии большевиков, заявляя, что только власть Советов может дать хлеб трудящимся, землю крестьянам, добиться мира, вывести страну из разрухи.

В это время в рабочих районах Петрограда шла массовая кампания за организацию демон­страции и предъявление требований съезду Советов. Желая предупредить самочинную де­монстрацию рабочих и рассчитывая исполь­зовать в своих целях революционное настрое­ние масс, Исполком Петроградского Совета решил назначить в Петрограде демонстрацию на 18 июня (1 июля). Меньшевики и эсеры рассчитывали, что демонстрация пройдет под антибольшевистскими лозунгами. Большевист­ская партия энергично стала готовиться к этой демонстрации. Тов. Сталин писал тогда в «Правде», что «…наша задача — добиться того, чтобы демонстрация в Петрограде 18 июня про­шла под нашими революционными лозунгами».

Демонстрация 18 июня 1917 года, происхо­дившая у могилы жертв революции, оказалась настоящим смотром сил большевистской пар­тии. Она показала нарастающую революцион­ность масс и возрастающее доверие их к боль­шевистской партии. Лозунги меньшевиков и эсеров о доверии Временному правительству, о необходимости продолжения войны тонули в огромной массе большевистских лозунгов. 400 тысяч демонстрантов проходили с лозун­гами на знаменах: «Долой войну!», «Долой десять министров-капиталистов!», «Вся власть Советам!».

Это был полный провал меньшевиков и эсеров, провал Временного правительства в столице.

Однако, Временное правительство, получив­шее поддержку от I съезда Советов, решило продолжать империалистическую политику. Как раз в день 18 июня Временное правитель­ство, выполняя волю англо-французских импе­риалистов, погнало солдат на фронте в насту­пление. В этом наступлении буржуазия видела единственную возможность покончить с рево­люцией. В случае удачи наступления буржуа­зия надеялась взять всю власть в свои руки, оттеснить Советы и раздавить большевиков. При неудаче можно было взвалить всю вину на тех же большевиков, обвинив их в разло­жении армии.

Можно было не сомневаться, что наступле­ние провалится. И оно действительно провали­лось. Усталость солдат, непонимание ими цели наступления, недоверие к чуждому для солдат командному составу, нехватка снарядов и ар­тиллерии, — все это определило провал насту­пления на фронте. Весть о наступлении на фронте, а потом о провале наступления вско­лыхнула столицу. Возмущению рабочих и сол­дат не было предела. Выходило, что, провозгла­шая мирную политику, Временное правитель­ство обманывало народ. Выходило, что Времен­ное правительство стоит за продолжение импе­риалистической войны. Выходило, что ВЦИК Советов и Петроградский Совет не захотели или не смогли противодействовать преступным действиям Временного правительства и сами поплелись за ним в хвосте.

Революционное возмущение петроградских рабочих и солдат переливало через край. 3 (16) июля в Петрограде, в Выборгском районе, стихийно начались демонстрации. Они продол­жались весь день. Отдельные демонстрации разрослись в общую грандиозную вооружен­ную демонстрацию под лозунгом перехода вла­сти к Советам. Большевистская партия была против вооруженного выступления в этот момент, так как она считала, что революцион­ный кризис еще не назрел, что армия и провин­ция еще не готовы для поддержания восста­ния в столице, что изолированное и прежде­временное восстание в столице может лишь облегчить контрреволюции разгром авангарда революции. Но когда стало видно, что удер­жать массы от демонстрации невозможно, партия постановила принять участие в демон­страции, с тем, чтобы придать ей мирный и ор­ганизованный характер. Партии большевиков это удалось, и сотни тысяч демонстрантов направились к Петроградскому Совету и к ВЦИК Советов, где требовали от Совета взять власть в свои руки, порвать с империалистической буржуазией и провести активную поли­тику мира.

Несмотря на мирный характер демонстра­ции, против демонстрантов были выдвинуты реакционные части — юнкерские и офицер­ские отряды. Улицы Петрограда обильно были политы кровью рабочих и солдат. Для разгрома рабочих были вызваны с фронта наиболее тем­ные, контрреволюционные воинские части.

Меньшевики, и эсеры в союзе с буржуазией и белогвардейскими генералами, подавив рабо­чую и солдатскую демонстрацию, обрушились на большевистскую партию. Помещение редак­ции «Правды» было разгромлено. «Правда», «Солдатская правда» и ряд других большевист­ских газет были закрыты. На улице был убит юнкерами рабочий Воинов только лишь за то, что продавал «Листок Правды». Началось разоружение красногвардейцев. Революцион­ные части петроградского гарнизона были вы­ведены из столицы и отправлены на фронт. Были произведены аресты в тылу и на фрон­тах. 7 июля был издан приказ об аресте Ленина. Был арестован ряд крупных деятелей больше­вистской партии. Была разгромлена типогра­фия «Труд», где печатались большевистские издания. В сообщении прокурора петроград­ской судебной палаты говорилось, что Ленин и ряд других большевиков привлекаются к суду за «государственную измену» и за организа­цию вооруженного восстания. Обвинение про­тив Ленина было сфабриковано в штабе гене­рала Деникина на основании показаний шпио­нов и провокаторов.

Таким образом, коалиционное Временное правительство, куда входили такие видные представители меньшевиков и эсеров, как Це­ретели и Скобелев, Керенский и Чернов, — скатилось в болото открытого империализма и контрреволюции. Вместо мирной политики оно стало проводить политику продолжения вой­ны. Вместо охраны демократических прав на­рода оно стало проводить политику ликви­дации этих прав и расправы с рабочими и сол­датами силой оружия.

Чего не решались делать представители буржуазии — Гучков и Милюков, то решились сделать «социалисты» — Керенский и Церетели, Чернов и Скобелев.

Кончилось двоевластие.

Кончилось в пользу буржуазии, ибо вся власть перешла в руки Временного правитель­ства, а Советы с их эсеро-меньшевистским ру­ководством превратились в придаток Времен­ного правительства.

Кончился мирный период революции, ибо в порядок дня был поставлен штык.

Ввиду изменившейся обстановки больше­вистская партия решила изменить свою так­тику. Она перешла в подполье, укрыла своего вождя Ленина в глубоком подпольи и стала готовиться к восстанию, чтобы свергнуть власть буржуазии силой оружия и установить Советскую власть.

Курс партии большевиков на подготовку вооруженного восстания. VI съезд партии.

В обстановке невероятной травли со стороны буржуазной и мелкобуржуазной печати собрал­ся в Петрограде VI съезд партии большевиков. Собрался он через десять лет после V Лондон­ского съезда и через пять лет после Пражской конференции большевиков. Съезд продолжал­ся с 26 июля по 3 августа 1917 года и про­ходил нелегально. В печати было объявлено только о созыве съезда, место съезда не указывалось. Первые заседания происходили на Выборгской стороне. Последние заседания бы­ли проведены в здании школы у Нарвских ворот, где теперь построен Дом культуры. Буржуазная печать требовала ареста участ­ников съезда. Сыщики сбились с ног, что­бы найти место заседания съезда, но так и не нашли его.

Так, через пять месяцев после свержения царизма, большевики вынуждены были соби­раться тайком, а вождь пролетарской партии, Ленин вынужден был скрываться в это время в шалаше близ станции Разлив.

Преследуемый ищейками Временного прави­тельства, Ленин не мог быть на съезде, но он руководил им из подполья через своих соратни­ков и учеников в Петрограде: Сталина, Сверд­лова, Молотова, Орджоникидзе.

На съезде присутствовало 157 делегатов с решающим и 128 с совещательным голосом. Партия к тому времени насчитывала около 240 тысяч человек. К 3 июля, то-есть до раз­грома рабочей демонстрации, когда большевики работали еще легально, партия имела 41 печат­ный орган, из них 29 на русском и 12 на дру­гих языках.

Гонения на большевиков, на рабочий класс в июльские дни не только не уменьшили влия­ния нашей партии, а, наоборот — еще более увеличили его. Делегаты с мест приводили мас­су фактов о том, что рабочие и солдаты стали массами покидать меньшевиков и эсеров, пре­зрительно называя их «социал-тюремщиками». Рабочие и солдаты, члены партий меньшевиков и эсеров, рвали свои членские билеты и с проклятием уходили из их партий, прося боль­шевиков принять их в свою партию.

Основными вопросами съезда были полити­ческий отчет Центрального Комитета и вопрос о политическом положении. В докладах по этим вопросам тов. Сталин со всей четкостью показывал, что, несмотря на все усилия буржуа­зии подавить революцию, революция растет и развивается. Он показывал, что революция ста­вит вопрос об осуществлении рабочего контро­ля над производством и распределением про­дуктов, о передаче земли крестьянам, о пере­даче власти из рук буржуазии в руки рабо­чего класса и крестьянской бедноты. Он го­ворил, что революция становится по своему характеру — социалистической.

Политическое положение в стране после июльских дней резко изменилось. Не стало двоевластия. Советы с их эсеро-меньшевист­ским руководством не захотели взять всю власть. Поэтому Советы стали безвластными. Власть сосредоточилась в руках буржуазного Временного правительства, а последнее про­должало разоружать революцию, громить ее организации, громить партию большевиков. Возможности мирного развития революции исчезли. Остается, говорил тов. Сталин, одно — взять власть силой, свергнув Временное пра­вительство. Но взять власть силой может лишь пролетариат в союзе с деревенской беднотой.

Советы, все еще руководимые меньшевиками и эсерами, скатились в лагерь буржуазии и при нынешнем положении могут выступить только в роли пособников Временного прави­тельства. Лозунг «Вся власть Советам», гово­рил тов. Сталин, после июльских дней должен быть снят. Однако временное снятие этого ло­зунга отнюдь не означает отказа от борьбы за власть Советов. Речь идет не о Советах вообще, как органах революционной борьбы, а лишь о данных Советах, руководимых меньшевиками, и эсерами.

«Мирный период революции кончился, — го­ворил тов. Сталин, — наступил период не-мирный, период схваток и взрывов…» (Протоколы VI съезда РСДРП(б), стр. 111].

Партия шла к вооруженному восстанию.

На съезде нашлись люди, которые, отражая буржуазное влияние, выступили против курса на социалистическую революцию.

Троцкист Преображенский предлагал в резо­люции о завоевании власти указать, что толь­ко при наличии пролетарской революции на За­паде можно будет направить страну по социа­листическому пути. Против этого троцкист­ского предложения выступил тов. Сталин.

«Не исключена возможность, — говорил тов. Сталин, — что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму… Надо отки­нуть отжившее представление о том, что толь­ко Европа может указать нам путь. Существует марксизм догматический и марксизм творче­ский. Я стою на почве последнего» (там же, стр. 233—234).

Бухарин, находясь на троцкистских позици­ях, утверждал, что крестьяне настроены обо­рончески, что они находятся в блоке с буржуа­зией и не пойдут за рабочим классом.

Возражая Бухарину, тов. Сталин доказывал, что крестьяне бывают разные: есть зажиточные крестьяне, которые поддерживают империали­стическую буржуазию, и есть крестьянская беднота, которая ищет союза с рабочим клас­сом и поддержит его в борьбе за победу революции.

Съезд отверг поправки Преображенского и Бухарина и утвердил проект резолюции тов. Сталина.

Съезд обсудил экономическую платформу большевиков и утвердил ее. Ее основные пунк­ты: конфискация помещичьей земли и нацио­нализация всей земли в стране, национализа­ция банков, национализация крупной про­мышленности, рабочий контроль над произ­водством и распределением. Съезд подчеркнул значение борьбы за рабочий контроль над производством, который сыграл большую роль при переходе к национализации крупной про­мышленности.

VI съезд во всех своих решениях с осо­бой силой подчеркнул ленинское положение о союзе пролетариата и беднейшего крестьян­ства, как условии победы социалистической революции.

Съезд осудил меньшевистскую теорию ней­тральности профсоюзов. Съезд указал, что серьезные задачи, которые стоят перед рабо­чим классом России, могут быть выполнены лишь в том случае, если профсоюзы будут оставаться боевыми классовыми организация­ми, признающими политическое руководство партии большевиков. Съезд принял резолю­цию «О союзах молодежи», которые, в то время нередко возникали самочинно. Партии уда­лось в результате последующей работы закре­пить эти молодые организации за партией, как партийный резерв.

На съезде обсуждался вопрос о явке Ленина на суд. Каменев, Рыков, Троцкий и другие еще до съезда считали, что Ленину надо явиться на суд контрреволюционеров. Тов. Сталин ре­шительно высказывался против явки Ленина на суд. VI съезд также высказался против явки Ленина на суд, считая, что это будет не суд, а расправа. Съезд не сомневался в том, что буржуазия добивается только одного — физиче­ской расправы с Лениным, как со своим опас­нейшим врагом. Съезд выразил протест против буржуазно-полицейской травли вождей рево­люционного пролетариата и послал привет­ствие Ленину.

VI съезд принял новый устав партии. В ус­таве партии было указано, что все организации партии должны строиться на началах демократического централизма. Это означало: 1) выборность всех руководя­щих органов партии сверху донизу; 2) периоди­ческую отчетность партийных органов перед своими партийными организациями; 3) строгую партийную дисциплину и подчинение мень­шинства большинству; 4) безусловную обяза­тельность решений высших органов для низ­ших и для всех членов партии. В уставе партии было сказано, что в партию принимаются люди местными организациями по рекоменда­ции двух членов партии и после утвержде­ния общим собранием членов партийной ор­ганизации.

VI съезд принял в партию «межрайонцев» вместе с их лидером Троцким. Это была неболь­шая группа, которая существовала в Петро­граде с 1913 года и состояла из троцкистов-меньшевиков и части бывших большевиков, отколовшихся от партии. «Межрайонцы» во время войны были центристской организацией. Они боролись против большевиков, но они не были также во многом согласны с меньшевика­ми, занимая, таким образом, промежуточное, центристское, колеблющееся положение. Во время VI съезда партии «межрайонцы» заявили, что они во всем согласны с большевиками и просят принять их в партию. Съезд удовле­творил их просьбу, рассчитывая на то, что они со временем могут стать настоящими больше­виками. Некоторые из «межрайонцев», напри­мер, Володарский, Урицкий и другие действительно стали потом большевиками. Что касается Троцкого и его некоторых близких друзей, то они, как оказалось потом, вошли в партию не для работы в пользу партии, а для того, чтобы расшатывать ее и взорвать изнутри.

Все решения VI съезда были направлены на подготовку пролетариата и беднейшего кре­стьянства к вооруженному восстанию. VI съезд нацелил партию на вооруженное восстание, на социалистическую революцию.

Выпущенный съездом манифест партии при­зывал рабочих, солдат, крестьян готовить силы для решительных схваток с буржуазией. Он оканчивался такими словами:

«Готовьтесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стой­ко, мужественно и спокойно, не поддаваясь на провокацию, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролета­рии и солдаты! Под наше знамя, угнетенные деревни!».

Заговор генерала Корнилова против револю­ции. Разгром заговора. Переход Советов в Пе­трограде и Москве на сторону большевиков.

За­хватив всю власть, буржуазия стала готовить­ся к разгрому обессиленных Советов и созда­нию неприкрытой контрреволюционной дикта­туры. Миллионер Рябушинский нагло заявил, что выход из положения он видит в том, что «костлявая рука голода, народная нищета схватит за горло лжедрузей народа — демокра­тические Советы и Комитеты». На фронте сви­репствовали полевые суды и смертная казнь для солдат. 3-го августа 1917 года главнокоман­дующий генерал Корнилов потребовал введе­ния смертной казни и в тылу.

12-го августа в Москве в Большом театре открылось созванное Временным правитель­ством для мобилизации сил буржуазии и по­мещиков Государственное совещание. На совещании присутствовали, главным образом, пред­ставители помещиков, буржуазии, генерали­тета, офицерства, казачества. Советы были представлены на совещании меньшевиками и эсерами.

В день открытия Государственного совеща­ния большевики организовали в Москве в виде протеста всеобщую забастовку, охватившую большинство рабочих. Одновременно происхо­дили забастовки и в ряде других городов.

Эсер Керенский, расхваставшись, грозил в своей речи на совещании «железом и кровью» подавить всякие попытки революционного дви­жения, в том числе попытки самовольного за­хвата крестьянами помещичьих земель.

Контрреволюционный генерал Корнилов пря­мо требовал «упразднить Комитеты и Советы». В Ставку, как назывался тогда штаб главно­командующего, — к генералу Корнилову потя­нулись банкиры, купцы, фабриканты, обещая деньги и поддержку. К генералу Корнилову явились и представители «союзников», то-есть Англии и Франции, требуя не медлить с вы­ступлением против революции. Дело шло к заго­вору генерала Корнилова против революции. Заговор Корнилова подготовлялся открыто. Чтобы отвлечь от него внимание, заговор­щики пустили слух, что большевики в Петро­граде подготовляют восстание ко дню полугодовщины революции — 27 августа. Временное правительство во главе с Керенским обруши­лось на большевиков, усилило террор против пролетарской партии. Вместе с тем генерал Корнилов собирал войска для того, чтобы двинуть их на Петроград, ликвидировать Со­веты и создать правительство военной дик­татуры.

О своем контрреволюционном выступлении Корнилов предварительно сговаривался с Ке­ренским. Но в самый момент корниловского выступления Керенский круто изменил фронт, отмежевался от своего союзника. Керенский опасался, что народные массы, поднявшись про­тив корниловщины и разгромив ее, заодно сметут и буржуазное правительство Керенско­го, если оно не отмежуется теперь же от корниловщины.

25 августа Корнилов двинул на Петроград 3-й конный корпус под командованием генера­ла Крымова, объявив, что он намерен «спасти родину». В ответ на корниловское восстание ЦК большевистской партии призвал рабочих и солдат к активному вооруженному отпо­ру контрреволюции. Рабочие быстро начали вооружаться и готовиться к отпору. Красно­гвардейские отряды в эти дни выросли в несколько раз. Профсоюзы мобилизовали своих членов. Революционные воинские части Петро­града также приведены были в боевую готов­ность. Вокруг Петрограда рыли окопы, ста­вили проволочные заграждения, разбирали подъездные пути. Несколько тысяч вооружен­ных кронштадтских матросов прибыло на за­щиту Петрограда. В «дикую дивизию», насту­павшую на Петроград, были посланы делегаты, которые разъяснили горцам-солдатам смысл корниловского выступления, и «дикая дивизия» отказалась наступать на Петроград. Агита­торы были посланы и в другие корниловские части. Всюду, где была опасность, создавались ревкомы и штабы по борьбе с корниловщиной.

Насмерть перепуганные эсеро-меньшевистские лидеры, в том числе Керенский, искали в эти дни защиты у большевиков, ибо они убедились, что единственная реальная сила в столице, способная разбить Корнилова, — это большевики. Но, мобилизуя массы на раз­гром корниловщины, большевики не прекра­щали борьбы и с правительством Керенского. Большевики разоблачали перед массами пра­вительство Керенского, меньшевиков и эсеров, которые всей своей политикой объективно помогали контрреволюционному заговору Кор­нилова. В результате всех этих мер корнилов­щина была разгромлена. Генерал Крымов за­стрелился. Корнилов и его сподвижники — Дени­кин и Лукомский были арестованы (вскоре, впрочем, Керенский их освободил).

Разгром корниловщины одним ударом вскрыл и осветил соотношение сил между революцией и контрреволюцией. Он показал обреченность всего контрреволюционного лагеря от генера­лов и кадетской партии до запутавшихся в плену у буржуазии меньшевиков и эсеров. Стало очевидным, что политика затягивания непо­сильной войны и вызванная затяжной войной хозяйственная разруха окончательно подорва­ли их влияние среди народных масс.

Разгром корниловщины показал, далее, что большевистская партия выросла в решающую силу революции, способную разбить любые происки контрреволюции. Наша партия не была еще правящей партией, но она действовала в дни корниловщины, как настоящая правящая сила, ибо ее указания выполнялись рабочими и солдатами без колебаний.

Наконец, разгром корниловщины показал, что казавшиеся умершими Советы на самом деле таят в себе величайшую силу революцион­ного отпора. Не подлежало сомнению, что именно Советы и их ревкомы преградили дорогу корниловским войскам и надломили их силы.

Борьба с корниловщиной оживила захирев­шие было Советы рабочих и солдатских депу­татов, освободила их из плена соглашатель­ской политики, вывела их на широкую дорогу революционной борьбы и повернула их в сто­рону большевистской партии. Влияние боль­шевиков в Советах выросло, как никогда. Влияние большевиков стало быстро расти также и в деревне.

Корниловское восстание показало широким массам крестьянства, что помещики и гене­ралы, разгромив большевиков и Советы, нася­дут потом на крестьянство. Поэтому широкие массы крестьянской бедноты стали все теснее сплачиваться вокруг большевиков. Что ка­сается середняков, колебания которых тормо­зили развитие революции за период от апреля до августа 1917 года, то они, после разгрома Корнилова, стали определенно поворачивать в сторону большевистской партии, присоеди­няясь к бедняцкой массе крестьянства. Ши­рокие массы крестьянства стали понимать, что только партия большевиков может избавить их от войны, способна сокрушить помещиков готова отдать землю крестьянам. Сентябрь и октябрь 1917 года дают огромное повыше­ние количества захватов крестьянами помещи­чьих земель. Самовольная запашка помещичь­их земель принимает повсеместный характер. Ни уговоры, ни карательные отряды уже не останавливают крестьян, поднявшихся на революцию. Подъем революции нарастал. Раз­вернулась полоса оживления и обновления Советов, полоса большевизации Советов. Фабрики, заводы, воинские части, перевы­бирая своих депутатов, посылают в Советы, вместо меньшевиков и эсеров, представителей большевистской партии. На другой день после победы над корниловщиной, 31 августа, Пе­троградский Совет высказывается за полити­ку большевиков. Старый меньшевистско-эсе­ровский президиум Петроградского Совета во главе с Чхеидзе уходит в отставку, очищая место для большевиков. 5 сентября Москов­ский Совет рабочих депутатов переходит на сторону большевиков. Эсеро-меньшевистский президиум Московского Совета также уходит в отставку, очищая дорогу для большевиков. Это означало, что основные предпосылки, необхо­димые для успешного восстания, уже назрели.

Вновь на очередь стал лозунг: «Вся власть Советам!».

Но это уже не был старый лозунг перехода власти в руки меньшевистско-эсеровских Со­ветов. Нет, — это был лозунг восстания Сове­тов против Временного правительства с целью передачи всей власти в стране Советам, руко­водимым большевиками.

Среди соглашательских партий начался раз­брод. У эсеров выделилось под давлением рево­люционно настроенных крестьян левое кры­ло — «левые» эсеры, которые начали выражать недовольство политикой соглашательства с буржуазией. У меньшевиков в свою очередь появилась группа «левых», так называемых «интернационалистов», которые стали тяго­теть к большевикам. Что касается анархистов, то они, будучи и так ничтожной по своему влиянию группой, теперь окончательно распа­лись на мелкие группки, из которых одни смешались с уголовно-воровскими и провока­торскими элементами подонков общества, дру­гие ушли в «идейные» экспроприаторы, гра­бившие крестьян и мелкий городской люд и отбиравшие у рабочих клубов их помещения, их сбережения, а третьи перекочевали откры­то в лагерь контрреволюционеров, устраивая свою личную жизнь на задворках у буржуа­зии. Все они были против всякой власти, в том числе и особенно — против революционной вла­сти рабочих и крестьян, так как были уверены, что революционная власть не даст им грабить народ и расхищать народное имущество.

После разгрома корниловщины меньшевики и эсеры сделали еще одну попытку ослабить нарастающий революционный подъем. С этой целью 12 сентября 1917 года они созвали Все­российское демократическое совещание из пред­ставителей социалистических партий, согла­шательских Советов, профсоюзов, земств, тор­гово-промышленных кругов и воинских частей. Совещанием был выделен Предпарламент (Вре­менный совет республики). Соглашатели дума­ли при помощи Предпарламента приостано­вить революцию и перевести страну с пути советской революции на путь буржуазно-кон­ституционного развития, на путь буржуазного парламентаризма. Но это была безнадежная попытка обанкротившихся политиков повер­нуть назад колесо революции. Она должна бы­ла потерпеть крах и действительно потерпела крах. Рабочие издевались над парламентскими упражнениями соглашателей. Они для смеха окрестили Предпарламент «предбанником».

ЦК партии большевиков решил бойкотиро­вать Предпарламент. Правда, большевистская фракция Предпарламента, где сидели такие люди, как Каменев, Теодорович, не хотела покинуть стены Предпарламента. Но ЦК пар­тии заставил их уйти из Предпарламента.

Участие в Предпарламенте упорно отстаи­вали Каменев и Зиновьев, стремясь отвлечь этим партию от подготовки восстания. Против участия в Предпарламенте решительно высту­пал на большевистской фракции Всероссийско­го демократического совещания тов. Сталин. Он называл Предпарламент «выкидышем кор­ниловщины».

Ленин и Сталин считали серьезной ошибкой даже кратковременное участие в Предпарла­менте, так как оно могло посеять обманчивые надежды среди масс, будто Предпарламент действительно может что-то сделать для тру­дящихся.

В то же время большевики настойчиво го­товили созыв II съезда Советов, где рассчиты­вали получить большинство. Несмотря на все увертки меньшевиков и эсеров, сидевших во ВЦИК’е, под напором большевистских Советов II Всероссийский съезд Советов был назначен на вторую половину октября 1917 года.

Окончание

Великая Октябрьская социалистическая революция (продолжение): 2 комментария

    1. Musasi 24.10.2017 в 20:35
      Спасибо! Очень познавательно

      Будет ещё лучше, если вы прочтете полностью первую часть краткого курса Истории ВКП(б)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.