Испанская революция 1931 г. и гражданская война в Испании (1936-1939 гг.)

Но пасаран, 1936Экономическое и политическое положение Испании. Рабочий класс Испании и его организации.

Накануне первой мировой войны Испания была полуфеодальной страной со слаборазвитой промышленностью. Власть в стране находилась в руках земельной аристократии, князей церкви и финансовой олигархии. Опиравшаяся на армию, католическую церковь и чиновную бюрократию монархия во главе с королем Альфонсом XIII Бурбоном вызывала всеобщую ненависть в стране.

Испанская буржуазия была недовольна экономической политикой монархии, защищавшей прежде всего интересы помещиков. Значительные пережитки феодализма в сельском хозяйстве сковывали развитие производительных сил страны. Небольшая кучка помещиков имела в 2,5 раза больше земли, чем 3,5 млн. крестьян.

Испанская монархия широко открыла двери страны иностранному капиталу, установившему контроль над важнейшими отраслями промышленности. Во время первой мировой войны испанская буржуазия воспользовалась нейтралитетом для укрепления своих позиций, но пережитки феодализма и засилье иностранного капитала продолжали создавать серьезные препятствия для развития национальной промышленности. Буржуазия стремилась к уничтожению этих препятствий и была заинтересована в ликвидации монархии или значительном ограничении власти короля.

Мелкая буржуазия бурно выражала свое недовольство политическим гнетом и засильем дворянства и была охвачена реcпубликанскими настроениями.

Но еще большую ненависть к монархии испытывали рабочий класс и крестьянство. В 1917 году число промышленных рабочих в Испании превысило 1 миллион. Главную массу среди них составляли рабочие текстильной и швейной промышленности, а также строители (около 500 тыс. человек). В тяжелой промышленности и на транспорте было занято около 250 тыс. человек. Кроме того, насчитывалось почти 2,5 млн. сельскохозяйственных рабочих.

Жизненный уровень рабочего класса Испании был одним из самых низких в Европе. В стране отсутствовало рабочее законодательство. Годы войны принесли рабочему классу усиление эксплуатации, дальнейшее падение реальной заработной платы и рост налогов.

Не менее тяжелым было и положение крестьянства, политически совершенно бесправного. Оно задыхалось под бременем налогов, помещичьих поборов и малоземелья.

Испанский пролетариат отличался большой революционной активностью и шел в первых рядах борцов за республику и демократические свободы. Однако борьба анархистского и социалистического течений в рабочем движении причиняла ему большой ущерб и способствовала тому, что не рабочий класс, а мелкобуржуазные радикалы занимали ведущее место в борьбе за республику и демократизацию страны.

Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП), возникшая в 1879 году, никогда не была массовой. B начале XX века она скатилась на реформистские позиции, встала на путь беспринципных блоков с буржуазными республиканскими партиями. Такая политика руководства ИСРП приводила к тому, что революционно настроенные рабочие нередко искали выход своей энергии в анархизме. «Анархизм, — указывал В. И. Ленин, — нередко являлся своего рода наказанием за оппортунистические грехи рабочего движения»[1].

Сильное влияние анархизма и анархо-синдикализма в Испании объяснялось также наличием большой мелкобуржуазной прослойки в рабочем классе, деклассированных и отчаявшихся элементов, являющихся социальной базой анархизма. В отличие от оппортунистов анархисты принимали активное участие в забастовках, организовывали даже вооруженные выступления. Но при всей кажущейся радикальности анархизм был аполитичным, мелкобуржуазным течением, «левым» по своим лозунгам, но оппортунистическим по своей сущности. Основной базой анархизма была Каталония, отчасти Андалузия и Левант.

Борьба между социалистами и анархистами привела к расколу рабочего класса, особенно в профсоюзном движении. Образованный в 1888 году Всеобщий союз трудящихся (ВСТ) находился под влиянием социалистов. Анархо-синдикалисты в 1911 году создали свою профсоюзную организацию — Национальную конфедерацию труда (НКТ). Кроме этих профсоюзных центров, в Испании существовало множество автономных, католических и иных профсоюзных организаций.

Испания в начале XX века стояла накануне буржуазно-демократической революции. Война ускорила назревание революционного кризиса в стране, вызвала бурный подъем рабочего и крестьянского движения против дороговизны, растущих налогов и полицейских репрессий. K движению вскоре присоединились мелкая буржуазия, студенчество, интеллигенция. Движение все более приобретало политический характер.

Революционный подъем 1917—1920 годов

Летом 1917 года революционные настроения охватили большую часть трудящихся. На собраниях, митингах и демонстрациях выдвигались лозунги свержения монархии и установления республики. Рабочие требовали проведения всеобщей забастовки. Реформистские лидеры ИСРП и руководители НКТ были вынуждены согласиться с требованиями рабочих. 13 августа 1917 года в Испании началась всеобщая политическая забастовка, длившаяся почти две недели. В крупных промышленных центрах — Барселоне, Бильбао, Овьедо и других — забастовка переросла в ожесточенные уличные бои с полицией и войсками.

Правительство объявило осадное положение и с помощью армии подавило забастовку. Республиканская оппозиция и рабочий класс не добились осуществления своих требований. Тем не менее августовская забастовка была, по определению Долорес Ибаррури, «первым сражением общенационального масштаба за демократическую революцию в Испании»[2].

Великая Октябрьская социалистическая революция оказала огромное влияние на рабочее и демократическое движение Испании. Боевое настроение, царившее среди рабочих Испании, все чаще выливалось в мощные демонстрации, забастовки, вооруженные выступления. В 1918 году в Испании произошли 463 забастовки, в 1919 году — около 900, а в 1920 году — 1060. Количество бастующих выросло со 109 тыс. в 1918 году до 245 тыс. в 1920 году.

Частым явлением стали всеобщие забастовки в городах и провинциях. В марте 1919 года состоялась всеобщая забастовка против полицейских репрессий в Барселоне. Для руководства забастовкой рабочие создали совет, в который вошли представители анархистов и социалистов. В августе 1919 года и в марте 1920 года в Барселоне, Мадриде, Астурии вновь прошли всеобщие забастовки с требованием 8-часового рабочего дня. Одновременно состоялась всеиспанская забастовка железнодорожников. В Андалузии и Эстремадуре стихийная борьба крестьян и батраков за землю сопровождалась созданием комитетов борьбы, захватами помещичьих земель. Усилилось национально-освободительное движение в Каталонии, стране Басков и Галисии, требовавших национальной автономии.

В 1918—1920 годах в Испании сложилась революционная ситуация. В правящих кругах царила растерянность — за этот период сменилось восемь кабинетов.

В годы послевоенного революционного подъема  испанский пролетариат добился некоторых успехов. В марте 1920 года правительство было вынуждено ввести 8-часовой рабочий день, запретило труд детей, ввело страхование по инвалидности и старости и др.

Трудящиеся массы Испании не только вели борьбу против собственных угнетателей, но и единодушно выступали в защиту Советской России. Они заставили правящие круги Испании отказаться от участия в блокаде и вооруженной интервенции в Россию.

В условиях революционного подъема рабочие организации в Испании быстро росли. В 1920 году анархо-синдикалистская НКТ насчитывала 1200 тыс. членов против 100 тыс. в 1914 году, численность ВСТ достигла 211 тыс. человек (112 тыс. в 1915 году). В социалистической партии было около 15 тыс. членов.

Образование Коммунистической партии Испании

По мере того как росла активность пролетариата и крестьянства, лучшие представители социалистической партии стали отдавать себе отчет в необходимости создания в Испании новой партии, которая могла бы возглавить могучий подъем рабочего и крестьянского движения.

Основание III Интернационала и подъем революционного движения создали благоприятные условия для образования такой партии. После Октябрьской революции в ИСРП и в Федераций социалистической (молодежи стало постепенно складываться левое крыло, стремившееся вывести партию из тупика, в котором она оказалась. Это крыло возглавили А. Кехидо, Д. Ангиано, И. Асеведо, В. Арройо, Д. Ибаррури и др.

На чрезвычайном съезде ИСРП в декабре 1919 года левые внесли резолюцию о немедленном присоединении партии к Коминтерну. Поскольку съезд не принял определенного решения, 15 апреля 1920 года съезд Федерации социалистической молодёжи, состоявшийся в Мадриде, провозгласил создание Коммунистической партии Испании.

Однако на этом процесс создания компартии не закончился. Внутри ИСРП все еще продолжалась борьба между сторонниками Коминтерна и оппортунистами. В апреле 1921 года сторонники III Интернационала, убедившись в том, что руководство партии не желает отказываться от реформистских принципов, вышли из ИСРП и образовали Коммунистическую рабочую партию. В Испании, таким образом, образовались две компартии.

Созданию единой Компартии длительное время мешали сектантские настроения, особенно среди молодежи. Только в ноябре 1921 года обе партии объединились в единую коммунистическую партию Испании (КПИ). С образованием КПИ рабочее движение сделало огромный шаг вперед, создав новую политическую организацию — «боевую, революционную марксистско-ленинскую партию нового типа, способную воспитывать и готовить пролетариат для борьбы за власть, способную правильно ориентироваться и умело руководить массами в сложных условиях, не теряя ни на минуту из виду основные цели и перспективы борьбы»[3].

Под влиянием Октябрьской революции возникла левая оппозиция и в профсоюзах. Но она была слабой и не могла оказать существенного влияния на деятельность ВСТ и HKT.

В начале 1921 года в Испании начался экономический кризис. Буржуазия использовала кризис для наступления на пролетариат. Заработная плата снизилась в среднем на 20 проц., повсеместно нарушался закон о 8-часовом рабочем дне, десятки тысяч рабочих выбрасывались предпринимателями на улицу. В Бискайе и Каталонии свыше 40 проц. рабочих оказалось без работы. Повсюду бесчинствовали полиция и банды деклассированных элементов. Начались аресты и убийства профсоюзных активистов, рабочая печать была разгромлена. Но рабочие упорно сопротивлялись наступлению буржуазии.

Летом 1921 года в связи с поражениями испанских войск в Марокко, население которого поднялось на борьбу за национальное освобождение, в стране начался новый подъем рабочего и демократического движения. В 1921 году в стране произошло около 200 стачек, а в 1922 году — 438 стачек, в которых участвовало около 120 тыс. человек. В 1923 году забастовочная борьба приобрела еще более широкий размах.

Против войны в Марокко активно выступала также мелкая буржуазия, демократически настроенные офицеры. Летом 1923 года начались восстания в воинских частях. Республиканские мелкобуржуазные партии требовали прекращения войны и отзыва войск из Марокко.

Активное участие в борьбе против колониальной политики приняла компартия, организовавшая антимилитаристские забастовки в Астурии и Бискайе.

Встревоженные новым подъемом рабочего и демократического движения, дворянско-монархические круги и крупная буржуазия решили спасти монархию путем установления военной диктатуры. 13 сентября 1923 года командующий каталонским военным округом генерал Примо де Ривера совершил государственный переворот. В Испании установился режим военно-монархической диктатуры.

Борьба рабочего класса против диктатуры Примо де Ривера

Военная диктатура обрушила на пролетариат жестокий террор. Компартия была объявлена вне закона, тысячи революционно настроенных рабочих брошены в тюрьмы, фактически запрещены забастовки, отменен 8-часовой рабочий день. В стране были ликвидированы все буржуазно-демократические свободы.

Примо де Ривера

В этом наступлении на завоевания рабочего класса активную поддержку реакции оказали правые социалисты. В период военной диктатуры социалистическая партия и ВСТ действовали легально, под охраной полиции. Анархисты распустили НКТ и длительное время не вели никакой борьбы против диктатуры.

Коммунистическая партия оказалась в особенно тяжелом положении. Только в 1925 году ЦК КПИ арестовывался трижды. Созданный в 1926 году новый ЦК пытался наладить работу в подполье, но массовые аресты и провалы настолько ослабили партию, что к 1929 году она превратилась в федерацию пропагандистских подпольных кружков, насчитывавшую 700—800 человек. Ей удалось сохранить свое влияние только в Астурии, стране Басков и отчасти в Мадриде.

Временная деморализация рабочего класса, вызванная правительственным террором, капитулянтской политикой социалистов и анархистов и слабостью компартии, позволила реакции укрепить на некоторое время монархию.

Правительство Примо де Ривера, пытаясь привлечь на свою сторону рабочих, широко использовало методы, применяемые в фашистской Италии. В 1925 году на предприятиях были созданы «паритетные комиссии» из представителей рабочих и предпринимателей, которые должны были решать вопросы труда, заработной платы, социального страхования и т. д. Деятельность этих комиссий усилила полицейский надзор за рабочим классом. Примо де Ривера пытался также придать государству корпоративный характер, что должно было еще больше усилить военную диктатуру.

Несмотря на террор, рабочий класс продолжал вести борьбу с военной диктатурой. 10 октября 1927 года коммунисты организовали в стране Басков 24-часовую всеобщую забастовку против закона о корпорациях и созыва марионеточного Учредительного собрания, созванного диктатором для пересмотра конституции. В результате этих выступлений закон о корпорациях был отменен. B 1928 году под давлением всеобщих забастовок в Барселоне и Севилье правительство отменило подоходный налог на заработную плату и восстановило 8-часовой рабочий день.

Мировой экономический кризис, захвативший и Испанию, еще более ослабил диктатуру. В обстановке растущей политической активности рабочего класса, крестьянских волнений и студенческих беспорядков, а также антимонархических выступлений в армии помещичья олигархия решила пожертвовать диктатором и искать другие пути спасения монархии. 26 января 1930 года Примо де Ривера вышел в отставку и выехал во Францию. После падения диктатуры участь монархии в Испании была решена.

Буржуазно-демократическая революция 1931 года в Испании

Падение диктатуры Примо де Ривера свидетельствовало о том, что в стране вновь начала складываться революционная ситуация. Правящие круги пытались избежать революции, обещая восстановить конституцию и демократические свободы. Они разрешили деятельность политических партий (кроме коммунистической), провели амнистию политзаключенных, ослабили цензуру. Но после падения диктатуры даже дворянство начало отходить от монархии. Огромной популярностью стали пользоваться республиканские партии — социалистическая, радикальная, «республиканское действие», радикал-социалисты и др. Оживили свою деятельность анархо-синдикалисты, восстановившие НКТ.

Рабочий класс, крестьянство и мелкая городская буржуазия все более решительно выступали против монархии. Стремительно нарастало забастовочное движение. В течение 1930 года в Испании имело место 527 забастовок с 1 млн. участников, причем 119 забастовок были политическими; нередко забастовки сопровождались баррикадными боями. Участились поджоги помещичьих имений, захват земель, демонстрации и забастовки сельскохозяйственных рабочих.

В обстановке назревания революции буржуазные республиканцы совместно с социалистической партией в августе 1930 года провели в Сан-Себастьяне конференцию, на которой заключили пакт о борьбе за республику. Развертывая борьбу против монархии, республиканцы рассчитывали предотвратить в стране революцию и свергнуть монархию, не прибегая к помощи народных масс. Лидеры социалистов охотно шли на союз с буржуазными республиканцами, считая, что руководящая роль в ликвидации монархии должна принадлежать либеральной буржуазии. Они обрекали рабочий класс, как отмечала Д. Ибаррури, «на роль пешки на шахматной доске политических комбинаций республиканских партий».

Торжества по случаю Апрельской революции. Барселона, 14 апреля 1931 г.

Созданный на конференции «революционный комитет» разработал план переворота, который был задуман как серия военных восстаний в сочетании со всеобщей забастовкой. Но на деле подготовка к восстанию почти не велась. Когда 12 декабря восстал гарнизон Хака, республиканцы не смогли обеспечить ему поддержку, и правительство разгромило восставших. Не удалась и всеобщая забастовка.

Декабрьское выступление испанской демократии было подавлено, но это была последняя победа монархии. Правительство было вынуждено объявить о проведении 12 апреля 1931 года выборов в муниципалитеты, рассчитывая, что монархисты одержат победу. Но на выборах в 45 провинциальных центрах из 49 победу одержали республиканцы. 12 апреля во всех крупных городах начались демонстрации рабочих, ремесленников, студентов. Демонстранты освобождали политзаключенных, захватывали правительственные учреждения. Муниципалитеты Овьедо, Сарагоссы, Севильи, Валенсии, Барселоны и ряда других городов провозгласили республику. 14 апреля Альфонс XIII бежал во Францию, Испания была провозглашена республикой. Свержение монархии в апреле 1931 года явилось началом буржуазно-демократической революции в Испании.

Борьба трудящихся масс за демократические преобразования

Рабочий класс сыграл решающую роль в апрельских событиях, но власть в стране оказалась в руках политически и социально разнородной коалиции, которая не могла обеспечить прочность республиканского строя. В правительство наряду с правыми и левыми буржуазными и мелкобуржуазными республиканцами вошли и социалисты. Эта коалиция не желала дальнейшего углубления революции, не торопилась с осуществлением демократических преобразований. Поэтому уже в мае 1931 года рабочие Мадрида, возмущенные деятельностью монархистов и клерикалов, разгромили редакции монархических и клерикальных газет и некоторые монастыри. В июле 1931 года в Севилье состоялась всеобщая политическая забастовка против террора полиции. Забастовка переросла в баррикадные бои рабочих с войсками.

Майские события и июльские бои в Севилье явились началом мощного подъема стачечного движения в Испании. За период с 14 апреля 1931 года по 14 апреля 1932 года в Испании произошли 3693 стачки, из них 30 всеобщих и 20 политических. В 1932—1933 годах в забастовках участвовало более 2 млн. рабочих и батраков. Крестьянские волнения охватили большую часть страны.

Борьба народных масс, заставила правительство буржуазных республиканцев приступить к проведению некоторых демократических преобразований. Была провозглашена свобода слова, печати и собраний, церковь отделена от государства, имущество церковных конгрегаций конфисковано, запрещена деятельность ордена иезуитов. В сентябре 1932 года Учредительное собрание приняло закон об аграрной реформе и предоставило Каталонии статут национальной автономии. Но все эти реформы почти не затронули экономической базы реакции. Аграрная реформа не ликвидировала помещичьего землевладения, так как отчуждалась лишь небольшая часть земель помещиков. Церковь в основном сохранила свои богатства и влияние. Не была очищена от реакционеров и армия. Правительство терпимо относилось к проискам монархической контрреволюции и сурово подавляло выступления рабочих и крестьян. Буржуазная республика не оправдала чаяний трудящихся масс.

Демократические преобразования в Испании были бы, несомненно, более значительны, если бы социалистическая партия, проводила не реформистскую, а революционную политику в интересах трудящихся масс.  Значительный  ущерб  рабочему  и крестьянскому движению нанесли анархисты и анархо-синдикалисты. После апрельского переворота они призывали массы к немедленной «социальной» революции. С этой целью они организовали ряд вооруженных выступлений, но потерпели поражение.

Коммунистическая партия в начале революции из-за своей малочисленности и сектантской политики руководства не могла оказать сколько-нибудь существенное влияние на рабочее и крестьянское движение. Группа Бульехоса, стоявшая во главе ЦК, не поняла сущности апрельского переворота. Она не выработала правильной тактики и своими путаными лозунгами дезориентировала коммунистов, мешала партии развернуть работу в массах. До апреля 1931 года эта группа, проникнутая сектантством, призывала партию к пассивному выжиданию, считая, что борьбу против монархии должна вести буржуазия. После апреля, не считаясь с обстановкой, она выдвинула лозунг социалистической революции, но затем вскоре сняла его. Ничего не делала группа Бульехоса для руководства забастовочным движением и установления связи с трудящимися, входившими в ВСТ и НКТ.

Хосе Диас, оборона Мадрида, 1936 г.

Во второй половине 1931 года в компартии усилилась борьба против оппортунистической политики группы Бульехоса. Особенно энергично выступали X. Диас, Д. Ибаррури, В. Урибе, А. Михе и др. Большую помощь испанским коммунистам оказал Исполком Коминтерна. Состоявшийся в марте 1932 года IV съезд партии подверг резкой критике политику группы Бульехоса. На съезде была выработана четкая программа борьбы за завершение буржуазно-демократической революции, за создание единого рабочего фронта, а также союза рабочего класса и крестьянства.

Поскольку группа Бульехоса продолжала отстаивать старую тактику, в августе 1932 года пленум ЦК исключил ее из партии. Генеральным секретарем КПИ был избран севильский рабочий Хосе Диас, в состав Политбюро вошла Д. Ибаррури. Разгром сектантов укрепил идейное и организационное единство партии и положил начало ее большевизации.

Укрепление компартии совпало с началом бешеного наступления монархо-клерикальной реакции. 10 августа 1932 года в Севилье и Мадриде под руководством генерала Санхурхо вспыхнул монархо-фашистский мятеж, не имевший, впрочем, успеха благодаря активному выступлению рабочих, поднявшихся по призыву компартии и социалистов. В феврале—марте 1933 года реакционные партии создали единый политический блок, получивший название Испанской конфедерации правых автономных организаций (СЕДА). Главную роль в СЕДА играла клерикально-помещичья партия «Аксьон популяр», лидером которой был Хиль Роблес; к ней примкнула также правореспубликанская партия Леруса. СЕДА использовала недовольство масс политикой республиканцев для завоевания на свою сторону крестьянства, отсталых слоев рабочих и мелкой буржуазии.

Долорес Ибаррури, 1936 г.

Одновременно в Испании быстро росла и фашистская опасность. Уже в первые месяцы республики фашистские организации — «Испанская фаланга» и хунты национал-синдикалистского наступления — развернули активную деятельность. Но испанский фашизм в отличие от германского и итальянского не имел массовой базы. Он представлял в первую очередь интересы наиболее реакционных монархо-феодальных элементов, клерикалов и военщины. Отсутствие массовой опоры заставляло испанских фашистов активно поддерживать реакционные партии, и в первую очередь СЕДА, где имелось довольно влиятельное профашистское крыло, а также искать поддержку со стороны германского и итальянского фашизма.

Борьба рабочего класса за единство действий, против фашизма

После прихода германских фашистов к власти силы реакции в Испании еще более активизировались. На выборах в кортесы в ноябре — декабре 1933 года блок правых партий, в том числе и СЕДА, одержал внушительную победу, получив в кортесах 212 мест, в то время как левые партии провели всего 98 депутатов.

Реакционное правительство во главе с Лерусом приступило к ликвидации «наследия республики». Оно провело амнистию участников монархических мятежей, вновь разрешило деятельность ордена иезуитов, приостановило осуществление аграрной реформы. Феодально-клерикальная реакция все более сближалась с фашизмом. В Испании создалась угроза установления фашистского режима легальным путем. Наступлению реакции необходимо было противопоставить единство действий рабочего класса и всех демократических сил. Борьбу за единство рабочего класса возглавила компартия.

В начале 1934 года в социалистической партии и ВСТ определилось три течения: правое во главе с Бестейро, центр, возглавляемый И. Прието, и левое крыло во главе с Л. Кабальеро. Левое крыло социалистической партии при известных обстоятельствах было готово пойти на союз с коммунистами, но не для завоевания диктатуры пролетариата, а для захвата власти социалистической партией.

К этому времени коммунистическая партия, преодолевшая в значительной степени свои ошибки, уже пользовалась значительным влиянием в стране. Она насчитывала 23 тыс. человек, на выборах 1933 года собрала 400 тыс. голосов и провела в кортесы одного депутата. Серьезным успехом компартии явилось создание в конце 1931 — начале 1932 года революционной профоппозиции в ВСТ и НКТ и установление тесных связей с рядом автономных профсоюзов. Когда правые лидеры ВСТ и НКТ встали на путь массового исключения членов профоппозиции, компартия в июне 1932 года создала Унитарную всеобщую конфедерацию трудящихся (УВКТ), сыгравшую большую роль в забастовочном движении.

Компартия все больше становилась руководителем массового антифашистского движения. Принимая активное участие в политической и экономической борьбе пролетариата, компартия постоянно прилагала все усилия к тому, чтобы «убедить остальные течения рабочего класса в том, что единство является необходимым условием для победы», — писал Хосе Диас.

В течение 1933—1934 годов ЦК КПИ неоднократно обращался к социалистам и анархистам с предложениями установить единство действий для борьбы против фашизма и реакционной политики правительства Леруса. Трудящиеся массы активно поддерживали призывы компартии. В начале 1934 года в городах и провинциях возникли из представителей различных рабочих партий и организаций так называемые «рабочие альянсы». Активное участие в их создании приняли левые социалисты и ВСТ. Компартия вначале не входила в альянсы, поскольку некоторые из них включали в себя и представителей троцкистской Объединенной рабочей партии марксистов (ПОУМ), созданной в 1930 году. Эта партия, действовавшая преимущественно в Каталонии, состояла в основном из лиц, изгнанных из КПИ за раскольническую деятельность. Ее лидеры, прикрываясь ультралевой фразой, вели ожесточенную борьбу против компартии с троцкистских позиций и пытались использовать в этих целях альянсы. Но, поскольку влияние альянсов росло и за ними шли массы, пленум ЦК КПИ в сентябре 1934 года принял решение о вступлении партии в рабочие альянсы для превращения этих организаций в органы борьбы трудящихся против реакции. Вступление компартии в альянсы явилось важным моментом в борьбе за создание единого фронта. Лишь анархисты продолжали отклонять предложения о единстве действий.

Быстрое сплочение сил пролетариата вызвало среди реакционных партий растущее беспокойство. Реакция решила предотвратить установление единства действий рабочего класса и, по циничному признанию вождя СЕДА X. Роблеса, «спровоцировать революцию, чтобы ее легче было подавить».

Октябрьские бои 1934 года

4 октября 1934 года в правительство Леруса были введены три министра, члены СЕДА. В тот же день все организации, входящие в рабочие альянсы, призвали трудящихся ко всеобщей забастовке. Руководство НКТ отказалось поддержать забастовку, ссылаясь на ее политический характер, но массы анархистских рабочих приняли в ней самое активное участие. Свыше 1 млн. рабочих прекратили работу. Однако большая часть бастующих держалась пассивно, так как руководство ИСРП не призывала рабочих к активной борьбе.

Только в Астурии, где основная масса рабочих находилась под влиянием коммунистов, забастовка сразу переросла в вооруженное восстание. В Овьедо, Трубии и других городах рабочие альянсы приступили к вооружению рабочих. К 10 октября вся Астурия была очищена от правительственных войск, власть перешла в руки альянсов.

Правительство мобилизовало все силы для подавления забастовки и астурийского восстания. Испания была объявлена на осадном положении, в Астурию направлены крупные соединения войск. Забастовка и восстание астурийских рабочих были жестоко подавлены. Свыше 3 тыс. рабочих было убито в боях, более 7 тыс. ранено и свыше 30 тыс. арестовано. По всей стране свирепствовали военные суды. Компартия, сыгравшая решающую роль в восстании, была вынуждена уйти в подполье.

Основная причина поражения испанского пролетариата в октябре 1934 года заключалась в том, что к тому времени он еще не преодолел раскола в своих рядах. Отсутствовало единое руководство движением, единый план борьбы, массы не имели ясного представления о целях движения. Ничего не было сделано для установления связи с крестьянством и армией.

Поражение, понесенное рабочим классом Испании в октябре 1934 года, было тяжелым. Но октябрьские бои помогли трудящимся массам на собственном опыте убедиться в необходимости единого фронта для борьбы с реакцией и фашизмом. После октября 1934 года процесс создания единого рабочего фронта в Испании развернулся с еще большей силой. Опыт октябрьских боев показал также, что для успешной борьбы с фашизмом, кроме единства рабочего класса, необходимо и единство всех антифашистских сил Испании. В огне октября зародилась новая форма сплочения антифашистских сил — народный фронт.

Создание и победа Народного фронта

Октябрьское поражение не сломило боевого духа рабочего класса. Не успели утихнуть бои, как по призыву компартии по всей стране прокатилась волна забастовок, демонстраций и митингов против зверств военщины в Астурии.

Все попытки правящих кругов стабилизировать положение в стране провалились. С каждым днем росло забастовочное движение, носившее ярко выраженный антифашистский характер. Правительственные кризисы следовали один за другим. За период с октября 1934 года по февраль 1936 года в Испании сменилось семь правительств.

Компартия вела самую энергичную борьбу за единство действий рабочего класса. B конце 1934 года она добилась соглашения с ИСРП о совместной борьбе против белого террора и за восстановление демократических свобод.

В марте 1935 года ЦК компартии обратился ко всем трудящимся Испании с призывом создать широкий антифашистский Народный фронт. Призыв компартии нашел поддержку среди самых широких слоев трудящихся, встревоженных за судьбу республики. Когда в июне 1935 года правительство сняло осадное положение, по всей стране начались грандиозные антифашистские митинги, созываемые компартией, социалистами и республиканцами. На этих митингах нередко присутствовало по 200—400 тыс. человек.

Компартия была душой движения за создание народного фронта. Она сформулировала проект его программы, который предусматривал конфискацию помещичьей земли и передачу ее беднейшему крестьянству и батракам, самоопределение угнетенных национальностей, улучшение условий жизни и труда рабочего класса и крестьянства, всеобщую амнистию политзаключенных. Социалистические вожди и лидеры республиканцев довольно сдержанно отнеслись к этой программе, поскольку они были склонны рассматривать народный фронт как обычный избирательный блок, победа которого должна была вернуть Испанию к временам апрельской республики. Но, несмотря на некоторые противоречия среди антифашистских партий, движение за единство росло с каждым днем. B октябре 1935 года после длительных переговоров ВСТ и УВКТ слились в единую профсоюзную организацию, объединившую свыше 650 тыс. человек.

В конце 1935 года СЕДА была вынуждена уйти из правительства. Новое правительство, составленное из независимых республиканцев и социалистов, распустило в начале января 1936 года кортесы и назначило на 16 февраля новые выборы.

Накануне выборов завершилось создание Народного фронта. 15 января 1936 года представители компартии, социалистической партии, ВСТ, молодежных организаций, левореслубликанской партии, рабочих партий Каталонии, республиканского союза и «Эскерра Каталана» подписали программу Народного фронта. Она предусматривала амнистию политзаключенных, восстановление на работе тех, кто был уволен за политические убеждения, восстановление конституционных гарантий, снижение налогов и арендной платы, повышение цен на сельскохозяйственные продукты, оказание помощи крестьянству со стороны государства, отмену реакционных законов об аренде, поддержку мелкой промышленности и торговли, проведение общественных работ и др. Несмотря на умеренный характер, эта программа позволила сплотить все демократические силы страны. В Испании возникла, говорил X. Диас, «самая многочисленная и широкая политическая организация, какую когда-либо имел испанский народ, — Народный фронт».

Выборы 16 февраля принесли победу Народному фронту. Из 473 депутатов 268 были избраны от партий Народного фронта, причем 88 депутатов представляли социалистическую партию и 17 — коммунистическую. Сразу же после выборов при поддержке левых партий было образовано левореспубликанское правительство Асанья, заявившее, что оно в своей практической деятельности будет опираться на Народный фронт.

Победа Народного фронта нанесла серьезное поражение фашизму, но не подорвала его материальной базы. Сила потерпевшего поражение фашизма состояла в том, что он сохранял серьезные позиции в армии и государственном аппарате, опирался на финансовую поддержку крупной буржуазии, церкви и иностранного капитала.

franko

Фашистский генерал Франко, впоследствии диктатор Испании, 1937 г.

Потеряв возможность прийти к власти легальным путем, реакция взяла курс на установление в Испании фашистской диктатуры путем военного мятежа. Реакционеры организовали экономический саботаж: вывозили за границу капиталы, закрывали предприятия, выбрасывали на улицу десятки тысяч рабочих, уничтожали посевы, искусственно взвинчивали цены. Фашистские банды из-за угла убивали видных деятелей Народного фронта, рабочих, обстреливали митинги и демонстрации. Одновременно велась активная подготовка к военному мятежу. Во главе фашистского заговора встали генералы Франко, Санхурхо, Кейпо де Льяно и др. Активную поддержку заговорщикам оказывали Германия и Италия, а также Англия.

Трудящиеся массы давали решительный отпор действиям реакции. В конце февраля — начале марта по всей Испании прошли грандиозные демонстрации трудящихся с требованиями немедленного осуществления программы Народного фронта. В ответ на саботаж предпринимателей рабочие захватывали предприятия, изгоняли администрацию и устанавливали рабочий контроль. Для борьбы с фашистскими террористами была создана рабочая милиция. Под давлением масс правительство стало осуществлять программу Народного фронта. Была проведена амнистия политзаключенных, восстановлены демократические свободы, вновь началось осуществление аграрной реформы, восстановлена национальная автономия Каталонии. Были установлены также дипломатические отношения с Советским Союзом.

В то же время левые республиканцы ничего не сделали для того, чтобы обуздать реакцию, и либерально относились к фашистским заговорщикам.

В борьбе против фашистской опасности компартия много внимания уделяла дальнейшему укреплению единого рабочего и Народного фронта и добилась в этом отношении новых успехов. В марте 1936 года произошло слияние федераций коммунистической и социалистической молодежи в Объединенную федерацию социалистической молодежи. В начале марта ЦК КПП поставил перед руководством социалистической партии вопрос о создании единой партии рабочего класса, но социалисты отклонили предложение КПИ под предлогом его «несвоевременности». Только в Каталонии в конце июля 1936 года рабочие партии слились в Объединенную социалистическую партию Каталонии (ОСПК). Коммунисты искали также пути для сотрудничестза с НКТ, руководство которой занимало сектантские позиции, отказываясь от совместных действий с другими рабочими организациями. Усилия компартии не пропали даром. Состоявшийся в мае 1936 года в Сарагоссе II чрезвычайный съезд НКТ под давлением рабочих-анархистов принял решение о единстве действий с ВСТ.

Упорная борьба компартии против фашизма, за единство рабочего класса усилила ее влияние и авторитет, привела к росту ее рядов. Если к моменту выборов партия насчитывала 30 тыс. человек, то в июне 1936 года число коммунистов выросло до 100 тысяч.

В середине июля обстановка в стране накалилась до предела. Компартия настойчиво требовала от правительства самых решительных мер против фашистских заговорщиков. Но правительство так ничего и не сделало для защиты республики.

Фашистский мятеж и итало-германская интервенция

В ночь с 17 на 18 июля 1936 года фашистские заговорщики подняли мятеж в Испанском Марокко, на Канарских и Балеарских островах. 19 июля мятеж охватил почти все гарнизоны Испании. Поднимая восстание, фашистские реакционеры рассчитывали захватить власть в течение нескольких дней, но они не учли позицию народных масс, рабочего класса. Все рабочие партии и организации призвали трудящихся к беспощадной борьбе с фашизмом. ВСТ и НКТ объявили всеобщую забастовку. Десятки тысяч трудящихся явились в местные организации партий и профсоюзов, требуя оружия. Народные массы были готовы к борьбе с фашизмом, но среди республиканских партий, входивших в Народный фронт, царила паника. Лидер республиканского союза М. Баррио пытался сформировать правительство с участием мятежников.

Когда компартии стало известно о целях формируемого правительства, она призвала массы отказать ему в доверии. Правительство Баррио было свергнуто, а новое правительство республиканцев во главе с X. Хиралем заявило о своем твердом желании бороться с мятежом. Отряды народной милиции разгромили мятежников в Мадриде, Барселоне, Валенсии, стране Басков, Астурии (кроме Овьедо), Кастилии, Эстремадуре и части Андалузии. На стороне республики осталась большая часть военно-морского флота.

Мятежникам удалось закрепиться только в некоторых изолированных районах — в Севилье, Галисии и на северо-востоке Кастилии. От полного разгрома мятежников спасли фашистские державы, начавшие интервенцию в Испанию. С конца июля 1936 года в Испанию непрерывным потоком стали прибывать из Германии и Италии самолеты, танки, боеприпасы, воинские соединения. За период с 1936 по 1939 год Германия послала в Испанию 50 тыс. солдат и офицеров, Италия — 150 тысяч.

Всего же на стороне мятежников в годы войны сражались не менее 300 тыс. иностранных солдат и офицеров. Только одна Италия израсходовала на интервенцию 14 млрд. лир.

Опираясь на помощь фашистских держав, мятежники сумели нанести ряд поражений народной милиции и захватить юго-западные провинции страны. В захваченных районах они установили режим кровавого террора. Созданное в августе 1936 года в Бургосе фашистское правительство во главе с Франко распродавало испанские природные ресурсы в обмен на военную помощь со стороны Германии и Италии.

Фашистская интервенция в Испанию создала угрозу миру в Европе, но западные державы, в первую очередь Англия, Франция и США, несмотря на то что фашистский мятеж и итало-германская интервенция угрожали их собственным интересам в западной части Средиземного моря и в Северной Африке, встали на путь поощрения фашистских агрессоров, проводя политику «невмешательства в испанские дела». Политика «невмешательства» лишила республиканскую Испанию возможности закупать оружие за границей. Она была подвергнута блокаде, ее границы закрыты. Стремясь сговориться с фашистскими агрессорами против Советского Союза, правящие круги западных держав шли на уступки Германии и Италии и не желали прислушиваться к предостережениям Советского Союза о том, что в Испании разыгрывается пролог новой мировой войны.

Советское правительство заявило о своей готовности сотрудничать со всеми державами, для того чтобы помочь законному испанскому правительству подавить фашистский мятеж. Поскольку западные державы под видом «невмешательства» проводили политику поощрения агрессоров, Советское правительство разрешило правительству Испанской республики закупать в СССР оружие и военную технику, предоставило ему заем и разрешило выезд в Испанию добровольцев из числа советских граждан. Тем самым Советский Союз оказал неоценимую помощь героическому испанскому народу в его борьбе против фашизма. 24 октября 1936 года газета «Мундо обреро» — орган компартии Испании — писала: «Испанский народ всегда будет благодарен братскому народу Советского Союза». В приветствии советскому народу 1 Мая 1937 года Хосе Диас отмечал: «Наш народ никогда не забудет Вашей помощи и навсегда сохранит глубокую любовь и благодарность к Советскому Союзу, стране социализма».

Огромную моральную и материальную поддержку испанскому народу оказали также демократические силы всего мира. Во многих странах антифашисты организовали сбор средств, продовольствия, медикаментов для республиканской Испании. Тысячи антифашистов, преодолевая все препятствия, прибыли в Испанию и создали там интернациональные бригады, сражавшиеся до сентября 1938 года на самых трудных участках фронта. В авангарде этого великого движения солидарности с испанским народом шли коммунистические партии и Коммунистический Интернационал. Видные деятели компартий Л. Лонго, ди Витторио, Ф. Мюнних, К. Сверчевский, В. Кодовильи, Г. Беймлер, Ф. Бийу, Р. Фокс, С. Нельсон и другие сражались в рядах интернациональных бригад. Плечом к плечу с интернационалистами сражались и советские добровольцы А. Родимцев, К. Мерецков, А. Серов и многие другие (подробнее см. здесь).

Организуя движение солидарности с испанским народом, компартии и Коминтерн неоднократно обращались к руководству социалистических партий и Социалистического интернационала с призывом установить единство действий и совместными усилиями сорвать фашистскую агрессию против Испанской республики. Но правые социалисты отклоняли все предложения компартий. Подобная позиция руководителей социалистических партий помешала международному пролетариату оказать более серьезную помощь испанскому народу.

Национально-революционная война испанского народа

Начавшаяся в Испании летом 1936 года вооруженная борьба народных масс против военно-фашистской реакции и иностранных интервентов сразу же приняла, как подчеркивает Д. Ибаррури, «характер национально-революционной войны. Национальной потому, что народ боролся против сил иностранной интервенции, грозившей превратить Испанию в колонию итало-германских империалистов; революционной потому, что испанский народ боролся за сохранение, укрепление и развитие демократических свобод, завоеванных в ходе длительной и жестокой борьбы с испанской реакцией».

Бомбардировка Барселоны, 1938

Бомбардировка Барселоны фашистами Франко, 1938 г.

Republican-militia-men-searching

Республиканские ополченцы разбирают завалы — всё что осталось от их казарм после авианалета мятежников. 8 сентября 1936 г.

Немецкие советники франкистов

Советник из фашистской Германии осматривает войска франкистов,

Guernica, Ruinen

26 апреля 1937 года франкисты подвергли массированной бомбардировке испанский город Герника, Целью фашистов были — жилые кварталы с мирным населением. Это все, что осталось от Герники.

Испанские беженцы у французской границы

Испанские беженцы у французской границы.

Рабочий класс с первых же дней войны стал играть решающую роль в антифашистской войне. Он составил ядро народной милиции, из его среды вышли такие талантливые военачальники, как Модесто, Листер и др. Рабочий класс играл решающую роль в осуществлении демократических преобразований в стране.

Неразбериха, царившая в начале мятежа во многих районах республики, усугублялась еще и тем, что анархисты выдвинули требование о немедленном осуществлении «анархо-коммунизма». В Каталонии, Арагоне, Леванте они проводили насильственную «коллективизацию» в деревне, захватывали предприятия и отказывались переводить их на производство военной продукции. Созданные ими «советы» не подчинялись распоряжениям правительства.

Серьезную опасность для республики представляла также авантюристическая политика группы Л. Кабальеро, лидера левого крыла ИСРП. Возглавив в сентябре 1936 года первое правительство Народного фронта, Кабальеро и его сторонники, опасаясь усиления компартии и стремясь удержать власть в своих руках, встали на путь поддержки анархистов и троцкистских элементов ПОУМ. Кабальеристы настаивали на немедленной коллективизации деревни, всячески стремились ограничить влияние КПИ на армию, препятствовали чистке армии и тыла от предателей и т. д. Подобная политика вела республику к катастрофе. Компартии пришлось вести самую энергичную борьбу против кабальеристов.

Компартия была единственной партией страны, которая выработала ясную и четкую программу борьбы за национальную независимость и демократию, против фашизма. Она требовала создания регулярной народной армии с железной дисциплиной и единым командованием, организации резервов, укрепления тыла, развития военной промышленности, проведения аграрной реформы.

Преодолевая сопротивление анархистов и кабальеристов, компартия приступила к реализации своей программы. В конце июля она создала в Мадриде знаменитый Пятый полк, ставший кузницей кадров для рождавшейся в огне боев народной армии. Только за период с июля по ноябрь 1936 года Пятый полк подготовил и отправил на фронт около 70 тыс. бойцов и офицеров, причем половину из них составляли коммунисты.

Испания, 1936Войдя в правительство Л. Кабальеро и заняв там посты министров сельского хозяйства и просвещения, компартия добилась создания регулярной народной армии, что позволило покончить в основном с милиционной системой и анархией в организации обороны республики. По инициативе компартии в армии был создан институт политических комиссаров, большинство которых были коммунисты. Эти меры позволили несколько укрепить мадридский фронт, но положение республики все еще оставалось крайне тяжелым. Фашистские войска продолжали наступление на Мадрид.

По призыву компартии десятки тысяч мадридцев вышли на строительство укреплений. Вся Испания повторяла боевые лозунги, выдвинутые компартией в эти невероятно тяжкие дни: «No pasaran!» («Они не пройдут!»), «Мадрид должен стать красным Верденом!», «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях!». Тысячи добровольцев вступали в армию. 90 проц. членов мадридской организации КПИ ушли на фронт. В то время как правительство Л. Кабальеро бежало в Валенсию, бросив столицу на произвол судьбы, компартия ценой невероятных усилий сумела сплотить защитников Мадрида и 7 ноября 1936 года остановила фашистские войска на его окраинах.

Созданная благодаря усилиям компартии регулярная армия весной и летом 1937 года нанесла крупные поражения фашистским войскам в районе Гвадалахары и провела ряд других наступательных операций. Но на остальных участках фронта, где не удалось преодолеть анархию, фашистская армия продолжала вести наступление и в апреле — октябре 1937 года захватила страну Басков и Астурию. Кроме того, отсутствие резервов привело к крупному поражению республиканцев в марте — мае 1938 года в Арагоне и Леванте. Каталония оказалась отрезанной от Центральной Испании. (Подробнее о военных действиях — см. в книге А. Яновского «На подступах к большой войне», 2018 г., начальные главы книги здесь).

Республиканское ополчение, июль 1936 г.

Республиканское ополчение, июль 1936 г.

Мобилизуя массы на отпор врагу, компартия большое внимание уделяла укреплению тыла. Вследствие попустительства кабальеристов и анархистов в тылу республики почти беспрепятственно действовала фашистская агентура. В начале мая 1937 года анархисты и троцкисты из ПОУМ совместно с фашистской агентурой спровоцировали контрреволюционный путч в Барселоне, который был подавлен с большими жертвами. Этот путч вызвал отставку правительства Л. Кабальеро и создание второго правительства Народного фронта во главе с X. Негрином. Компартия стремилась убедить руководство других партий и профсоюзов в необходимости беспощадной борьбы с фашистской агентурой, но обеспечить полный порядок в тылу ей так и не удалось.

Республиканцы двигаются в направлении линии фронта, проходящей в горах Гвадаррамы. 9 сентября 1936 г

Солдаты-республиканцы двигаются в направлении линии фронта, проходящей в горах Гвадаррамы. 9 сентября 1936 г.

Fascist-machine-gun-squad-and-riflemen

Отряд республиканцев удерживает позицию неподалеку от г.Уэска, на севере Испании. 30 декабря 1936 года

Много усилий компартия затратила на то, чтобы провести в республике такие демократические преобразования, без осуществления которых невозможно было обеспечить победу над фашизмом. Ломая сопротивление кабальеристов, анархистов и руководства республиканских партий, компартия добилась в октябре 1936 года принятия закона об аграрной реформе. В ходе осуществления реформы в республике было ликвидировано помещичье землевладение и земля безвозмездно передана крестьянам и батракам. Крестьяне и батраки получили 5 423 212 га помещичьих земель и лесов, большое количество семян, скота, инвентаря и более 150 млн. песет кредитов. Компартия добилась прекращения насильственной «коллективизации», проводимой анархистами. В то же время, учитывая широко распространившееся среди крестьян стремление к коллективным формам труда, компартия активно поддерживала кооперативное движение в деревне. Осуществление аграрной реформы укрепило союз рабочего класса с крестьянством и обеспечило участие в борьбе с фашизмом самых широких слоев испанского народа.

Компартии удалось в основном покончить с хаосом и в промышленности. В течение 1936—1938 годов все брошенные владельцами предприятия и железные дорога перешли во владение государства. В руках государства сосредоточилось свыше 30 проц. промышленных предприятий, а на остальных был установлен рабочий контроль.

Несмотря на войну, компартия вела большую работу по ликвидации неграмотности. Двери высшей школы были открыты для рабочих и крестьян. Женщины получили равные права с мужчинами. В годы войны получила автономию страна Басков.

Благодаря проведению демократических преобразований Испанская буржуазно-демократическая республика, какой она была в начале войны, стала превращаться в народно-демократическую республику, во многом предвосхитившую режим народной демократии на первом этапе его развития в странах Центральной и Юго-Восточной Европы после второй мировой войны.

Одной из важнейших задач, стоявших перед испанским рабочим классом и его партиями, было дальнейшее укрепление единства всех демократических сил, объединенных в Народный фронт. Коммунисты постоянно подчеркивали необходимость единства антифашистских партий и организаций.  В  октябре 1936 года Народный фронт расширился, в него вошла НКТ. Но единство Народного фронта было возможно лишь при условии, если рабочий класс обеспечит свою гегемонию в нем. «Гегемония пролетариата внутри народного фронта, — подчеркивал X. Диас, — это возможность твердого руководства, возможность проведения последовательной и решительной политики, ведущей к победе»[4]. Обеспечить гегемонию пролетариата в Народном фронте можно было лишь при условии ликвидации раскола рабочего класса, создания единой партии и единых профорганизаций.

Уже в конце 1936 года в Мадриде, Валенсии, Картахене, Альмерии и в других городах низовые организации КПИ и ИСРП стали заключать соглашения о единстве действий, создавать комитеты связи. Весной 1937 года ЦК КПИ вновь поставил перед социалистами вопрос о создании единой партии рабочего класса. В июне 1937 года состоялся пленум ЦК КПИ, специально посвященный этой проблеме. Призыв коммунистов к созданию единой партии пролетариата нашел горячую поддержку со стороны рядовых социалистов. Не дожидаясь соглашения между КПИ и ИСРП, в ряде провинций коммунисты и социалисты стали создавать комитеты слияния.

Но руководство ИСРП, крайне встревоженное этими объединительными тенденциями, угрожая расколом Народного фронта, добилось ликвидации комитетов слияния и сорвало создание единой партии. Раскольническая позиция, занятая лидерами социалистов, вызвала среди рядовых членов ИСРП большое разочарование. Тысячи социалистов переходили в компартию, авторитет и влияние которой непрерывно росли. Компартия в годы войны превратилась в крупнейшую партию Испании: в марте 1937 года она насчитывала в своих рядах 249 тыс. человек, а к концу войны — свыше 300 тыс. человек.

Несмотря на все усилия, компартии не удалось ликвидировать раскол и в профсоюзном движении. ВСТ и НКТ, значительно выросшие во время войны, объединяли к концу 1938 года 3,5 млн. человек. Но все предложения компартии о слиянии этих организаций встречали сопротивление среди кабальеристского руководства ВСТ и анархистов.

Только после удаления в конце 1937 пода Кабальеро с поста генерального секретаря ВСТ создались условия для установления единства действий между ВСТ и НКТ. 8 марта 1938 года после острой борьбы компартии с руководством НКТ было, наконец, подписано соглашение о единстве действия ВСТ и НКТ. Но фактически оно так и не было выполнено.

Раскол рабочего класса привел к тому, что он не смог обеспечить свою безраздельную гегемонию в национально-революционной войне. Это облегчало подрывную деятельность капитулянтских элементов Народного фронта. Во второй половине 1938 года международное и внутреннее положение республики резко ухудшилось. После мюнхенского соглашения правящие круги Англии, Франции и США спешили покончить с Испанской республикой. От правительства X. Негрина требовали немедленной капитуляции. В феврале 1939 года Англия и Франция признали правительство Франко.

Не менее тяжелым было и внутреннее положение республики. Хотя предпринятое республиканцами летом 1938 года наступление на реке Эбро и увенчалось успехом, но оно не могло предотвратить наступления фашистских войск на Каталонию. В декабре 1938 — феврале 1939 года она была захвачена фашистами. Отступившие во Францию части республиканской армии и сотни тысяч беженцев были загнаны французским правительством в концлагеря.

Правительство X. Негрина, отступившее вместе с армией во Францию и вернувшееся в Центральную Испанию 10 февраля 1939 года, застало там крайне напряженную обстановку. Капитулянты из числа правых социалистов и анархистов открыто вели пораженческую пропаганду. Неудачи и поражения, блокада и капитуляция западных держав перед фашистскими агрессорами подрывали моральный дух армии и народа. Компартия предпринимала героические усилия, чтобы спасти республику от поражения. По ее предложению правительство X. Негрина начало всеобщую мобилизацию. В начале марта оно приняло решение о расформировании армий центра, не повиновавшихся правительству, и создании новых соединений, командирами которых были назначены коммунисты Модесто, Листер, Талан и др. Но правительство X. Негрина действовало крайне нерешительно, чем и воспользовались предатели.

3 марта 1939 года они подняли фашистский мятеж в Картахене, а 6 марта — в Мадриде, где была создана «хунта обороны» во главе с Касадо и Бестейро. Анархистские части, главная опора хунты, захватили стратегические пункты города. Хунта отдала приказ об аресте правительства X. Негрина и ЦК КПИ. Начались массовые аресты и расстрелы коммунистов. Народный фронт распался, армия и народ были деморализованы.

Компартия пыталась организовать сопротивление предателям. В Мадриде, Валенсии, Картахене шли ожесточенные бои.

Однако тот факт, что партия, озабоченная главным образом положением на фронтах, не обратилась к массам с призывом развернуть решительную борьбу с предательством, помешал ей разгромить хунту. Хунте удалось подавить сопротивление частей, руководимых коммунистами. 28 марта предатели открыли фронт врагу. 29—30 марта фашистские войска захватили всю территорию республики. В стране был установлен кровавый фашистский режим. Генерал Франко провозгласил себя «абсолютным диктатором Испании». Все политические партии, кроме фашистской «фаланги», были запрещены;  все реформы и преобразования, проведенные правительством Народного фронта, отменены. Началась жестокая расправа с революционным народом. Военные фашисткие трибуналы осуждали в среднем до 400 человек в день, причем 70% осужденных приговаривались к расстрелу. Десятки тысяч патриотов были казнены вообще без суда и следствия. Число арестованных было настолько велико, что в тюрьмы превращались монастыри и и стадионы. Подлинными хозяевами страны стали немецкие и итальянские фашисты, хищнически грабившие национальные богатства Испании. Франкистский режим угодливо обслуживал своих хозяев, поставляя фашистской Италии и гитлеровской Германии стратегическое сырье — медь, ртуть, свинец, вольфрам, марганец, железную руду, продовольствие и т.п.

Причины поражения и уроки национально-революционной войны

Поражение Испанской республики явилось следствием итало-германской интервенции, а также политики «невмешательства», проводившейся западными державами. К числу внутренних причин поражения относятся: отсутствие прочного единства рабочего класса и Народного фронта, капитулянтская политика правых социалистов, кабальеристов, лидеров анархистов и республиканских партий, скатившихся в конце войны к открытому предательству.

Опыт героической борьбы испанского народа против монархии и фашизма имеет огромное международное значение. Испания — первая страна, где монархия была ликвидирована путем демократических выборов, когда большинство населения страны высказалось против монархического режима. В Испании трудящиеся массы благодаря единству действий социалистов и коммунистов сумели предотвратить приход фашизма к власти легальным путем. В Испании успешно была применена в борьбе с фашизмом тактика народного фронта. В годы националыно-революционной войны трудящиеся благодаря существованию Народного фронта в течение трех лет вели успешную борьбу против испанского фашизма и всей международной реакции, показав огромную жизнеспособность Народного фронта, а также необходимость единства рабочего класса в борьбе за демократию и национальную независимость, против фашизма.

Народный фронт во время войны являлся не только формой единства демократических сил и рабочею класса, но и своеобразной формой развития революции, в ходе которой были осуществлены глубокие революционные преобразования в Испанской республике. Этот опыт борьбы испанского народа был тщательно изучен коммунистическими партиями и творчески применен ими в своей деятельности, особенно в годы второй мировой войны, в борьбе за победу народно-демократических революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы.

[1] В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 16.

[2] Д. Ибаррури. Октябрьская социалистическая революция и испанский рабочий класс. Госполитиздат, 1960, стр. 9.

[3] Долорес Ибаррури. Рабочее движение Испании и Коммунистический Интернационал. «Новая и новейшая история» № 2 за 1959 год, стр. 31.

[4] Хосе Диас, Антон, Урибе. К современному положению в Испании. Партиздат, 1938, стр. 69.

Подготовил В. Кожевников

Источники:

  • История международного рабочего и национально-освободительного движения, Часть II, Издательство ВПШ и АОН при ЦК КПСС, Москва, 1962 г., стр. 162-183.
  • Большая советская энциклопедия, 2 изд., т.18, 1953 г., стр. 553-558
  • Фотографии времен Гражданской войны в Испании (1936-1939 г.г.) http://armedman.ru/fotogalereya/fotografii-vremen-grazhdanskoy-voynyi-v-ispanii-1936-1939-g-g-1-chast.html

Испанская революция 1931 г. и гражданская война в Испании (1936-1939 гг.): 13 комментариев

      1. Хех, недавно по пруфу попал на статью блохера из ЖЖ, от рядовой_рус. Там про троцкизм было написано. Глянул кто тиснул — секта СВ. Алекс, а Вы не напомните, в какой статье разбиралось отличие троцкизма, связанное с пренебрежением Троцким крестьянским вопросом?

  1. В феврале 1937 г. высадившихся в Испании добровольческий итальянский корпус взял Малагу, но марте потерпел поражение под Гвадалахарой. Но республиканцы не смогли перехватить инициативу и в июне-сентябре 1937 г. потеряли страну Басков и Астурию. Перелом в развитии Испанской революции произошел во время Барселонских столкновений в мае 1937 г., когда произошел раскол широкого антифашистского фронта, и стало ясно стратегия анархо-синдикалистов и левых социалистов (кабальеристов) трудно совместима с этатизмом коммунистов и умеренных социал-демократов (приетистов). Президент М. Асанья, враждебно относившийся к синдикалистскому эксперименту, поддержал правое крыло ИСРП и коммунистов. Правительство широкой антифашистской коалиции сменилось более узким по составу правительством Народного фронта во главе с социалистом Х. Негрином. Его правительство взяло курс на прекращение революционных преобразований, что вызвало разочарование среди широких масс, деморализовало республиканцев. В 1937-1938 гг. война шла с переменным успехом (см. Тируэльская операция), но в апреле 1938 г. в ходе Арагонской операции территория республики была расчленена надвое. Попытка республиканцев исправить положение во время битвы на Эбро не удалась. В феврале 1939 г. франкисты захватили Каталонию.

  2. Алекс, Вам известна художественная литература об этой войне, рассказывающая о происходящем с большевистских позиций?

  3. Отдельные малые гос-ва, окруженные кап.странами, могут построить социализм только при организации всех сознательных рабочих и трудящихся своей страны, руководимых своей ком.рабочей партией, и только при активной и мощной поддержке пролетариата других социалистических стран.

  4. Сегодня можно предположить, что этот опыт может быть применен к быстро нарастающему фашизму в России и других странах?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code