О некоторых событиях последних дней

Фашистский террор, который обрушился на рабочих и трудящихся в начале 2020 г., стал не только проклятьем. Фашизм устроил всем нам нечто вроде экзамена, как бы говоря: «Вот они, ваши люди и организации, их дела и дни. Посмотрите на них внимательно и воздайте им по заслугам». Как и война, фашистский «вирусный» террор быстро показал, кто чего стоит на самом деле. В другое время, когда буржуазия ещё баловалась кое-какой демократией, пришлось бы долго разбираться с тем или иным товарищем, смотреть на него в относительно мирной обстановке, доверять его словам, изучать его статьи, если он их писал и т. д. Фашизм быстро сдёрнул все маски и покрывала с людей, предъявив их миру без прикрас и оболочек, которыми они прикрывались в другое время.

Так, некоторые трудящиеся, которые до этого считали себя образованными и культурными людьми, превратились в перепуганных средневековых горожан, готовых ловить ведьм, колдунов, еретиков, словом, всех, от кого можно «заразиться коронавирусом».

Масла в огонь подлил очередной фашистский указ за подписью главы ДНР Пушилина от 24.09.2021 № 297. Этот указ снова вводит «режим повышенной готовности» и продолжает прошлогодние «коронавирусные» указы, начиная с № 57, которым и было начато уничтожение остатков прав и свобод в ДНР. Однако новым указом фашисты идут дальше, развивают тему, так сказать. Если в прошлогодних указах полиции, гестапо и филиалу гестапо (т. н. санстанции) ещё прямо не указывалось отлавливать «нарушителей», кто без намордника и т. д., то теперь это прямо приказывается.

Острие указа № 297 направлено на усиленный грабёж рабочих, трудящихся и мелкой буржуазии с помощью штрафов. Если в прошлом году штраф за «нарушение санитарных норм» для простого трудящегося был от 300 до 3000 рублей, то сейчас фашисты подняли его до 5000 рублей без всякой «вилки». То же и для мелких хозяйчиков, у которых магазины и ларьки: за обслуживание покупателя без намордника на 5000 штрафуют покупателя, продавца, хозяина, и дополнительно 10 000 штрафа на сам магазин как юридическое лицо.

Если в прошлом году фашисты как-то мало занимались базарами и бывшими колхозными рынками, то теперь базары взяты на прицел. Там никогда не требовали намордники, поскольку по существу торговля идёт под открытым небом, вне помещений. Теперь приучение к наморднику и штрафной террор для помещений и транспорта хотят применить и к базарам.

Кроме этого, фашисты перекрывают своими постами дороги внутри ДНР, чтобы ловить и грабить селян, которые везут свои товары в город. Полиции, «министерству налогов» и санстанции приказано грабежом и террором добиться, чтобы как можно меньше продуктов питания из села попадало простым горожанам. Те охотно берут продукты на базарах, поскольку они вкуснее, свежее и дешевле. Это стоит поперёк горла российской буржуазии и местной государственной верхушке, которые кровно заинтересованы в том, чтобы все трудящиеся ДНР шли в большие магазины и супермаркеты и покупали там. Все такие магазины и супермаркеты в ДНР, все товары в них принадлежат — через «младших партнёров» — той кучке олигархии, в интересах которой российским государством были захвачены чужие рынки и созданы «народные республики». А рынки захватываются для того, чтобы капиталистам получить сбыт своих залежалых товаров, а не для того, чтобы горожане ели хорошую еду, а село могло получать «живые» деньги из города, уводя у олигархии известную часть прибыли.

Поэтому, если говорить насчёт обстановки в целом, состояние многих трудящихся в ДНР напоминает то, о чём когда-то писал поэт Т. Г. Шевченко:

«Село неначе погоріло,
Неначе люди подуріли.
Німі на панщину ідуть
І діточок своїх ведуть.»

Кто не понимает, вот дословный перевод: «Село как будто бы сгорело, как будто бы люди сдурели. Молча идут на панщину (работать на помещика-эксплуататора) и детей своих ведут». Чувствуется некоторая пришибленность и большое недовольство народа.

При этом несколько выросла та часть одураченных и перепуганных трудящихся, которые под влиянием фашистской пропаганды превращаются в пассивных пособников фашизма. Прошедшим летом никто не патрулировал улицы и не ловил граждан без намордника. Тем не менее, «старые дуры» добровольно, без принуждения, носили намордник буквально везде. Требуют его (в магазине или в учреждении), не требуют — они таскали и таскают его, как рекламу фашизма, как витрину рабства. Дескать, смотрите все и берите пример. Всё одно, рано или поздно всех заставят так ходить. Так уж лучше сразу сдаться.

Такие граждане иногда закрывают намордником только рот или поддерживают нижнюю челюсть. Это значит, что намордник они носят не столько от какой-то там инфекции или чтобы обслужили в магазине, а именно как сигнал властям о своей лояльности. Мол, делайте со мной что угодно, я буду молчать. Рот добровольно заткнут.

Заткнутый рот трудящихся ― это как раз то, чего добиваются фашисты. И в этом деле часть трудящихся идёт навстречу своим злейшим классовым врагам, помогает им, вольно или невольно действует против своих интересов. Считает интересы фашистов своими. Намордник входит в их быт.

Но есть и другое. Появилось больше тех, кто не выдерживает и вслух критикует фашистские выходки властей, разоблачает «коронавирус», указывает гражданам на необходимость объединения и сопротивления фашизму, призывает игнорировать фашистские указы и приказы. Если такое происходит, окружающие слушают внимательно, иногда спорят на базе слухов. Но большинство явно воодушевляется, если находится кто-то смелый, кто выступает за общие права и свободы, стыдит за хамское рабство.

Что делать, если встретили на улице такого смелого демократа? Подходить и знакомиться ближе. Не стесняться — не укусит. Начать с того, что против фашизма не он один, много есть таких людей. Но эти многие пока поодиночке, хотя обстановка требует иметь единомышленников. Однако честные люди не знают, где товарищи, не видят «отличительных знаков», проходят мимо друг друга. А надо как-то налаживать связи. Не пережимать, не гнать лошадей, не раскрывать себя как марксиста, не грузить всем, что известно из теории. Начинать с прав человека, демократии. Терпеливо, постепенно, находя язык, понятный честному, но неподготовленному человеку.

Многим трудящимся стыдно за то, что они быстро растеряли честь, культуру, знания и человеческое достоинство. И готовы терпеть унижения и террор ради куска хлеба. Или из-за панического страха за свою шкурку. Но признаться в этом открыто они не могут. Тот факт, что есть другие люди, которые не испугались фашистов и зовут к борьбе с ними, ― этот факт явно задевает за живое, указывает трудящимся на всю мерзость их нынешнего положения, говорит о том, что они пока что в политическом оцепенении, т. е. невольно идут против собственных интересов.

Среди рабочих появились и фашистские активисты. Эти заявляют, что они покорились добровольно, носят намордники из-за того, что, дескать, «надо исполнять законы». Их объяснения, что не пустят в магазин, уволят с работы, оштрафует полиция и т. п. ― сродни оправданиям власовцев, что их-де «бросил Сталин», что «немцев много было», что «надо было выжить».

Чтобы заглушить совесть, бывший генерал Власов и многие другие полицаи и изменники постоянно напивались в хлам. Нынешние трудящиеся, переходящие на сторону фашизма, не напиваются в хлам по этому поводу. Они хотят и требуют от остальных, чтобы все вокруг стали такими же отвратительными рабами, опустились перед фашизмом на колени. На фоне порядочных людей негодяю всегда неуютно. А среди негодяев ему хорошо. Отсюда ― вспышки агрессии на вопросы о том, для чего нацепил намордник, на объяснения абсурдности и политической враждебности намордников и всех других «эпидемических» мер фашистского правительства.

Много раз говорилось, что главное оружие нынешних фашистов — страх. Страх штрафа, тюрьмы, что выгонят с работы или ребёнка исключат из школы. Страх попадать в лапы нынешней медицины, так как это означает разорение семьи, искалеченное здоровье или смерть. В деле нагнетания страха наряду со всякого рода фашистскими мерами огромную роль играют сплетники и сплетницы. Эта публика «доверительно» разносит по умам всякие «достоверные сведения». Чаще всего, о том, что люди там и сям валятся замертво, что в моргах нет местов, всё завалено трупами жертв «коронавируса», все больницы битком набиты больными, у которых почему-то на всех один диагноз, «двустороннее воспаление лёгких» или «ураганный отёк лёгких».

Такие «достоверные сведения» даются со ссылками на подружек, знакомых, друзей и т. п. Когда кто-нибудь требует конкретных цифр и доказательств, например, посмотреть на горы трупов, сравнить статистику захоронений на городских кладбищах за последние лет пять, то, конечно, вразумительных ответов нет. Доказательствами чаще всего являются «доводы», что подруга, мол, врать не будет.

Между тем, если так много умерших от «коронавируса», то население должно заметно уменьшиться. Но такого уменьшения не заметно. Если морги завалены, и трупы не принимают, то куда их девают? Ежедневно в городе умирают сотни людей от старости, разных болячек, аварий, несчастных случаев. Выходит, что город в самом деле должен быть завален трупами, как Сталинградский котёл армией Паулюса. Но этого нет. Кладбища растут с обычной скоростью, как это было в прошлые годы. Единственное, в чём сплетницы правы, это в том, что фашисты закрывают специализированные отделения больниц (кардиологию, урологию, неврологию и т. д.) и превращают их в закрытые тюрьмы для «коронавирусных больных». И в том, что набивают эти тюрьмы простудившимися и гриппующими больными, которым и нужно-то было обычное лечение при гриппе да постельный режим на несколько дней.

По сплетням выходит, что за полтора года фашисты победили рак, диабет, туберкулёз, инсульты, все сердечные, сосудистые, почечные, женские, психические и другие болезни. И за ненадобностью таких специальных отделений отдают их под инфекционные бараки. Но эти болезни никуда не делись. Больше того, болеть по этим линиям стали больше.

Закрытие специальных отделений есть большой шаг фашистской буржуазии к уничтожению народного здравоохранения. Зачем тратить прибыль на это дело? С другой стороны, олигархии нужен не здоровый народ, а массовый и постоянный покупатель лекарств, медицинских изделий и услуг платной медицины. Нужен большой и надёжный рынок сбыта для фармацевтических, химических и всех других производств, связанных, так или иначе, с банком Моргана, «Шеллом», «Газпромом», «Пфайзером» и другими королями нынешнего капиталистического мира. Больные народы есть источник наивысшей прибыли для хозяев этих монополий.

Поэтому дело явно идёт к тому, что человека с инфарктом будут везти в «коронавирусную» тюрьму и делать ему шарлатанский «тест на коронавирус». А затем, когда у больного найдут целый набор «коронавирусов», его семью разорят «лечением», а самого или убьют для статистики «жертв вируса», или будут травить — до превращения в руину, живущую на лекарствах.

Говорят, что все болезни от нервов. Это вульгарное высказывание, но доля правды в нём есть. Все органы и системы человека управляются центральной нервной системой и зависят от её состояния. Если эта система долго угнетается, человек живёт в постоянном страхе и раздражении, что фашисты везде угрожают расправой, запрещают или уничтожают самые обыденные и привычные вещи, — тогда любое заболевание, в том числе и грипп, проходят тяжелее, могут дать осложнения, вызвать усугубление болезни, которого в нормальных условиях жизни не было бы. Многие заметили у себя и у других, что стоит появиться сопле или чихнуть пару раз — начинается паника «как бы это не коронавирус». Тут же бегут к врачам и за антибиотиками. То, на что раньше и внимания не обращали из-за ничтожности, сейчас вызывает страх. И это не страх простуды, т. е. болезни самой по себе. Это страх перед обращением к медицине, страх больших затрат и страх привлечь к себе террор от фашистского государства и работодателя.

Такое состояние нервов как раз и может усугубить обычный грипп или ОРЗ, которые ранее легко переносились «на ногах» или ликвидировались бабкиными методами за три дня.

Не успел начаться учебный год, как гитлеровцы закрыли школы «на карантин» и выбросили детей на улицу. С 27 сентября школы переходят на «каникулы из-за коронавируса», которые вроде бы продлятся до 17 октября текущего года. Снова начинается т. н. «дистанционное обучение», т. е. отсутствие обучения.

Для чего это делается фашистами ― писалось не раз. Хозяевам фашистов, капиталистам, олигархам накладно содержать бесплатную среднюю школу, тратиться на неё из своего госбюджета. Ведь бюджет можно применить более рационально ― на войну и подготовку новых захватов, на выдачу безвозвратных ссуд олигархам, «пострадавшим» от кризиса, на усиление полицейской машины, строительство городов-концлагерей и т. д.

Поэтому фашистская буржуазия шаг за шагом разрушает не только здравоохранение, но и среднюю школу и ведёт дело к тому, чтобы сократить её до предела, нужного капиталистам. Производству нужны наёмные рабы, умеющие обращаться с машинами и электрической техникой. Но дело в том, что всё большая часть рабов предполагается капиталистами для простого не квалифицированного труда. Ведь капиталист покупает и применяет машины только тогда, когда затраты на эти машины меньше затрат на наём живой рабочей силы. Зачем, например, покупать и использовать экскаватор на строительстве какого-нибудь космодрома «Восточный», если ту же яму или траншею за тот же срок могут выкопать 2 000 лагерных рабов ― за баланду, нары и сухари? Экскаватор стоит 20 миллионов, а расходы на рабов за ту же работу, что сделает экскаватор до износа, ― 10 миллионов. Что выгоднее? Вот. И тут уж для капиталистов гораздо важнее (и дороже в смысле расходов) иметь в руках такое государство, которое бесперебойно обеспечивало бы их такими рабами-заменителями машин.

Отсюда ясна школьная политика капиталистов. Цель разрушения бесплатной средней школы состоит ещё и в том (это вторая сторона медали), чтобы на выходе из неё, пока она ещё действует, выходили не культурные, образованные и развитые люди, а невежественные трусливые рабы, с детства приученные выполнять всё, что скажут, не рассуждать, верить всем абсурдам и небылицам. Все шаги фашистов направлены на это. Недовольство родителей, кто ещё не разучился думать и не свихнулся от страха, власти отбивают тем, что закрытием школ в начале учебного года они якобы заботятся о здоровье детей. Расчёт на то, что это хотя и возмущает, но всё-таки понятно родителям ― вдруг и правда что-то там такое «ходит» и заражает детей.

Да, «эпидемия коронавируса» оказалась настолько удобной и универсальной штукой, что фашисты кроют ею буквально всё. Но они очень боятся, когда им задают вопросы по существу. Вот, например, когда узнали об очередном закрытии школ, наши товарищи спрашивали знакомых директоров и завучей, зачем на самом деле закрываются школы. В ответ те несли официальную брехню, на которую наши товарищи спросили: ходят ли господа директора и завучи в магазины, ездят ли в общественном транспорте? Ведь если господа директора и завучи верят властям насчёт смертельной опасности заражения «новым вирусом», то что же они не поинтересовались у них, почему «борьба с эпидемией» начинается именно со школ? Ответы были привычными: «я щас полицию вызову», или по пятому кругу эти попки талдычили фашистскую брехню.

Кое-где были стычки с начальством, которое в четвёртый раз за истекшие полтора года приказало всем работникам ходить на работе в намордниках. Начальству задавался другой вопрос: почему с 17-го по 19-е сентября, когда тысячи трудящихся из ДНР силком и угрозами возили в Ростовскую область голосовать на так называемых «выборах», «коронавирус» исчез во всех учреждениях, на совещаниях, на постах, границах, избирательных пунктах? Намордники нигде не требовали. Температуру только на участках проверяли. А как только трудящиеся сделали это чёрное дело и стали фашистам не нужны, «коронавирус» снова объявился. Ему что, телеграммы посылают: «приди — уйди»? Ответы те же, только с угрозами не допустить к работе или уволить.

Как прошли в ДНР «выборы» в российскую госдуму? В общем, так, как писали товарищи в статье «Выборы лагерного режима». Голосовать заставляли рабочих и служащих всех государственных предприятий, учреждений и организаций ДНР. Были заранее составлены списки, кто будет «голосовать» на месте через сайт «Госуслуги», а кто поедет в Ростовскую область создавать массовку для телевидения и набивать урны бумагой. Примерно 2/3 «голосовали» на месте, 1/3 должна была вывозиться за границу.

Известно, что служащих гораздо легче принудить исполнять фашистские приказы, чем рабочих. Поэтому основная масса голосовавших — служащие и трудовая интеллигенция. Тем не менее, недовольство принудиловкой к бессмысленному «голосованию» среди этих групп было большое. Наши товарищи почти нигде не слышали от рядовых служащих одобрения или необходимости «исполнить гражданский долг». Особенно недовольны были те, кого приговорили ехать на избирательные участки в Ростовскую область.

За пару дней до 17-го сентября начались «накачки». Назначили старших по автобусам и ответственных за «выборы» в данном учреждении. Этих служащих вызывали в правительство, где какие-то чины с московским говором инструктировали, как везти людей на «выборы» и за кого голосовать. Голосовать призывали за «Единую Россию» — на том основании, что «только она одна ДНР и помогает». Иначе говоря, сначала российский империализм захватывает чужую территорию, рынок, богатства и рабов, приносит в Донбасс войну. А затем призывает рабов голосовать за новых хозяев. На том основании, что крохи от грабежа и эксплуатации рабочих остаются в ДНР, чтобы кое-как поддерживать там жизнь и производство.

Для перевозки трудящихся из ДНР к избирательным участкам была организована «зелёная волна» через три пограничных КПП. Везли людей в междугородных автобусах бесплатно. Даже пайками снабдили: каждому выдали мусорный пакет с бутылкой воды, печеньем, сникерсом и салфетками. На въезде в РФ был лёгкий таможенный контроль, без «рентгена», и быстрый паспортный. ФСБ разрешила поставить донецкие автобусы для ожидания на территории КПП РФ, чего дончане не ожидали.

Далее на российской стороне бедных голосовальщиков рассаживали по городским автобусам и везли «голосовать» в ближайший подходящий пункт. После «голосования» тем же порядком отвезли народ обратно. На выезде таможенного контроля практически не было, только быстрый паспортный. Трудящиеся завершили цикл «голосования» в среднем за час, не считая дороги туда-сюда. Намордники нигде не спрашивали и не требовали, так как, уже говорилось, «коронавирус» на время «выборов» был отключён. Словом, «зелёная волна» и хорошая организация, как будто при коммунизме.

Как голосовали? Это значения для буржуазии не имеет — хотя названий в бюллетенях было несколько, но партия на «выборах» была всего одна — партия класса капиталистов. Однако результат кое-что говорит о настроениях трудящихся. Кое-кто сказал, что перечеркнул всю портянку бюллетеня. А большинство из тех служащих, которых удалось разговорить «по душам», призналось, что голосовали за КПРФ, «Коммунистов России» и «Справедливую Россию». Это означает, что левый «крен» в сознании масс никуда не делся. Люди политически не грамотны, но нутром хотят социализма, особенно хлебнув фашистского произвола за последний год.

Рабочие в той массе, о которой знают наши товарищи в ДНР, «выборы» игнорировали за ненадобностью. Как очередной фальшивый балаган олигархии. Но кое-где были и такие рабочие, которые в свой выходной, 18-19 сентября, ездили «голосовать» в РФ. Примечательно, что эти факты выяснились как раз тогда, когда сознательные рабочие на разных предприятиях приступили к борьбе за коллективные договоры, за переизбрание полностью продавшихся профсоюзных органов. Очень тяжело было организовать собрания рабочих. Главная трудность была не в том, что запрещают сверху, а в том, что инициатива собрания шла снизу, от самих рабочих, не по приказу, а на сознательности. Если бы начальство приказало собрать собрание, оно собралось бы моментально в любой день недели. А когда инициативные группы начали агитировать за собрания, перевыборы, т. е. За то, чтобы пожертвовать обед, задержаться после работы на час для решения своих кровных дел, часть рабочих сразу отказалась, сославшись на занятость, срочные дела, тяжёлое положение в семьях.

Но когда на предприятия пришёл приказ направить кого-то на «выборы» в РФ, эти же рабочие добровольно пожертвовали своими выходными, чтобы только не расстраивать начальство. Со стороны выходит, что многие служащие оказались в этом деле сознательнее некоторых рабочих.

Своим товарищам эти рабочие объяснили такую двойственность тем, что должны были «по зову сердца выполнить свой гражданский долг». Перед кем? Оказывается, «перед Россией, которая кормит, поит и защищает от украинского фашизма». А как насчёт долга перед своим классом? Ведь классовые интересы выше и важнее всех остальных интересов в мире. Ведь голосовали за партию российского империализма, за главных угнетателей и эксплуататоров рабочего класса. Как это стыкуется с положением рабочего?

«Стыковалось» так. Чтобы прикрыть свою трусость и измену рабочему делу, наших товарищей обвинили в том, что они «против Путина», «против Пушилина», «против России» и «за укропов». Товарищи отвечали, что лично граждане Путин и Пушилин их не волнуют, лично пусть их оценивают жёны, дружки, любовницы и т. п. А вот как руководители фашистских государств и как крупные буржуа, эти деятели являются вдвойне заклятыми врагами рабочих. Теми деятелями, кто олицетворяет и проводит фашистскую политику буржуазии, её коренные интересы, категорически враждебные и непримиримые с интересами рабочих. Только так рабочим можно и нужно оценивать этих деятелей.

Что касается «против России» и «за укропов», то Россия — не кирпич. Она состоит из разных классов, слоёв и прослоек. Против какой именно России наши товарищи? За какую именно Россию те, кто обвинял их в нелюбви к ней? Наши товарищи на стороне рабочего класса и всех угнетённых трудящихся России, на стороне своих братьев. Наши товарищи против класса капиталистов России, которые являются также злейшими врагами рабочих ДНР, Украины, Литвы, Казахстана и т. д. Это означает, что у наших товарищей тот же озверевший враг, что и у российского пролетариата, а именно буржуазно-фашистское государство РФ, которое возглавляет В. Путин.

Тогда за какую Россию несознательные донецкие рабочие? Они «за Россию вообще», потому что считают интересы российского империализма своими, верят без всякой критики фашистской пропаганде «единой России и русского патриотизма». Они против «Украины вообще», потому что не признают пока что классов и не могут разделить Украину на рабочий класс и его врагов. Они до сих пор считают, что в 2014 г. украинские трудящиеся сами по себе организовались, где-то взяли оружие и сами по себе поехали «убивать Донецк».

Буржуазные лозунги «единой страны, единого народа», без классов и борьбы между ними, такие рабочие переносят в свою производственную жизнь. И считают, что на предприятии нет никаких классов и борьбы за интересы. Что все, кто работает на одном предприятии, это, типа, одна семья, корпорация с общими интересами для всех её членов.

Отсюда — вольный или невольный переход рабочего на сторону администрации, т. е. классового врага. Этот переход чаще всего сопровождается страхом потерять работу и идёт в форме игнорирования всего, что идёт снизу от передовых рабочих, в форме неучастия в коллективных делах рабочих, даже если они затрагивают самый шкурный, понятный и насущный интерес. Нет разрешения на всё это от начальства. Было бы оно, такой рабочий мог бы что-то сказать и даже сделать для своей пользы. Общую пользу рабочего коллектива он понимает смутно, что-то вроде поездок выходного дня от профсоюза.

Такой рабочий смутно чувствует, что любой вопрос рабочей борьбы и любая «самочинная» организация для такой борьбы, так или иначе, затрагивают политику. По-другому уже не получается. А «влезть в политику» — означает, что затронуты самые важные общественные отношения, основы господства буржуазии. За что могут не просто лишить хлеба, выкинуть с работы, а могут оторвать голову, поскольку любая попытка организованной борьбы рабочих за свои экономические интересы тут же влечёт внимание фашистского государства. Буржуазия хорошо усвоила, что из искры возгорается пламя и что экономическая борьба вынуждает рабочих к организованности и рано или поздно подводит их к борьбе за власть.

Страх потери хлеба, разорения и тюрьмы толкает некоторых рабочих в сторону. Их позиция «каждый за себя» — это не только алиби для начальства. Это своего рода ответ на подкуп. Рабочих такого типа подкупают не столько деньгами, как раньше. Их подкупают обещаниями не уволить, когда других будут увольнять. Подкупают тем, что против них не вводят пока что казарменный режим и надзор, оставляют некоторые вольницы и лазейки, известные каждому рабочему.

С другой стороны, многие рабочие деморализованы. Они хотят защиты и помощи от коллектива, даже готовы действовать за свои интересы, но только при том условии, что за спиной будет «единая толпа своих» (это высказывание одного из рабочих), от лица которой они действуют. И поскольку такая организация очень нужна (это понимают), но её нет, то делают вывод, что организация рабочих «идёт против природы», что она вообще невозможна или возможна в далёком будущем. Когда созреют особые условия.

Ясно, что большинству нужны готовенькие союз, ячейка, партия. И какие-то наглядные победы этих рабочих организаций. Но грош цена такой рабочей организации, какой её видят такие товарищи. Это бюро добрых услуг, а не ячейка боевой партии пролетариата.

А пока что у думающих рабочих настроения такие: если в момент наибольшей смелости сделать практический шаг для организации или борьбы, то можно остаться брошенным всеми другими рабочими на растерзание, т. е. остаться в дураках. Ведь все вокруг только за себя. И рабочий думает, что попал в замкнутый круг: бороться страшно, т. к. нет своей организации; нет своей организации, потому что страшно принять участие в её создании, так как опереться не на кого.

Такие рабочие, конечно, разорвут этот круг в известный момент, когда преступления фашизма крепко затронут их самих и их семьи, когда попадут в лагерь или польётся кровь их детей. Но это будет хуже, с опозданием. Поэтому товарищам нашим остаётся говорить с наименее испорченными из таких рабочих, убеждать их путём настойчивой, терпеливой и кропотливой работы.

Можно сказать, что для большинства наших рабочих классовая борьба настолько непривычна, что многие не сразу понимают, о чём вообще речь. Свои беды, бедность и издевательства на работе они часто связывают не с условиями капитализма, а с личными качествами тех или иных начальников. Стоит, мол, поменять мастера, как жизнь в цеху улучшится. И так далее — до самого верху. Очень силён страх пополам с иждивенческими настроениями, когда передовых рабочих поддерживают, но до первого окрика начальства, до первого шага, где надо проявить хотя бы крошечное гражданское мужество. Передовых поддерживают, но имеют в виду, чтобы на амбразуры шли только они, и принесли бы остальным улучшения на блюде.

Поэтому медленно идёт кадровое дело на производствах. Но есть и другое явление. Появились рабочие, открыто критикующие большевизм. Но они очень не любят начальство. Когда доходит до стычек за конкретное рабочее (экономическое, союзное) дело на данном производстве, в цеху, со стороны таких рабочих идёт неожиданная поддержка нашим товарищам.

Это означает, что такие рабочие заблудились. Они, с одной стороны, забиты и одурачены буржуазной пропагандой, а с другой стороны, положение рабочего и трезвый ум толкают их к борьбе. Отбрасывать таких людей нельзя. В настоящем деле они могут стать намного выше тех, кто на словах выступает за большевизм и классовую борьбу, а на деле тут же прыгает в кусты.

Такова вкратце обстановка в ДНР. Ясно, что фашизм сам копает себе яму. Но этого мало. Его нужно уронить, свалить, подтолкнуть туда. А это уже дело рабочих и остальных угнетённых масс. Основа этого дела одна: организация рабочих. Ни один вопрос в пользу труда уже не решается без организации. Это, пожалуй, самое главное из того, что доказали полтора года фашистской диктатуры.

Д. Куснутдинов.

О некоторых событиях последних дней: 9 комментариев

  1. У меня на работе рабочие (говорю про тех, которые выполняют работу с помощью машин и спецтехники), конечно, не осознают классовых интересов. Они себя рабочими не считают. В их понимании рабочие — низкооплачиваемые, занятые тяжелым ручным трудом, достойные своего положения из за низкого ума (видать от рождения), грязные, голодные, пьющие, живут в нечистых общагах, либо строительных вагончиках, как правило, считают, что досталось им это насоедственно раз и навсегда. Себя же они гордо считают средним классом, достойным хорошей долей в этом мире, благодаря их достоинствам и способностям управлять техникой, которые им даны природой

      1. Они понятия такого не знают, как рабочая аристократия, да и к сожалению, знать не хотят.
        Но одному рассказал, как уже затянули гайки на соседнем предприятии. Ну он сказал, что они сами виноваты, что позволили это. Здесь был полностью с ним согласен. Молодец, правильно мыслит.
        А так много еще иллюзий в голове у них. Плюс сытые, в частности собственники домиков, разносят всякие свои мелкобуржуазные идейки.

  2. Дополню свой ответ Пупсику.
    Мелкобуржуазные иллюзии у них ещё связаны с их положением: у некоторых знакомые их что то в аренду сдают, например, средства производства какие-то: тромбовщик, мотоблоки, переделанные для разных нужд, небольшие краны на небольшой механической тяге и т.д., кто то сдает недвижимость; причём очень наивно приговаривают(такие рабочие) о такой мелкой буржуазии: «вот всем бы нам так жить».
    Некоторые сами рабочие подкишаривают «сами на себя», т.е. имеют гараж, там у них мастерские разные, одного такого точно знаю на предприятии, поэтому даже не стесняясь ездит он на работу на роскошной машине. Один мечтает в своем домишке после специальной подготовки выращивать грибочки-шампиньончики. Другие мечтают работать тоже «на себя». Мол пусть только начнут крутить гайки по зарплате, уволимся. У некоторых желания устроиться на крупное предприятие, стратегически важное в городе, от которого вся экономика города зависит, государственное, по крайней мере основная часть. И сегодня с ударной компанией по уколизации и освобождением некоторых мест, в связи их отказом и увольнением, для наших рабочих уколотых появились реальные возможности для трудоустройства, а там полный соцпакет, зарплаты значительно выше и некоторые другие няшки. Плюс фильмов насмотрелись, как живут по буржуазному там заграницей в Америке и Европе.
    Вообщем мелкобуржуазных иллюзий полная голова, словами просто не вымыть.

    1. Помню работал в цехе по сбору мебели у мелкого буржуйчика который арендовал часть цеха, и в кредит взял средства производства, разные станки для обработки дерева, кромкооблицовочный станок, стационарная циркуляра и т д. В общем работало на него всего человек 8, и те кто больше всего получал это были двое, они тысяч за 30 и больше получали, так они его больше всего поддерживали и стояли на его стороне всегда, могу сказать что типичные мещане, свои домики, машинки, гулянки и спаивание «товарищей» по работе по праздникам и выходным. Главное они видели все его документы, знали сколько прибыли он делает, но за свои 30 серебренников верно служили. Смысл таким как они быть чем то недовольным особо. Вот кому действительно нужно бороться пи становится коммунистами так это тем пролетариям которые получают столько сколько хватает всего лишь на скудную еду, оплату арендного жилья и налогов, и у которых на шее кредиты в довесок из за того что им не выплатили зарплату вовремя или просто кинули, а жить на что то нужно, либо они хотели исполнить свои хотелки типа модного смартфона или ещё чего то.

      1. Вот мне на работе один жалуется, что без денег сейчас вообще, в кармане несколько рублей, снимает жильё, платит не большой кредит.
        «Что делать, что делать….» — вопросительно он причетает.
        Думаю дай скажу, что нужно делать, для эксперимента посмотреть реакцию и что скажет (хотя я догадывался, что скажет, тоже мелкобуржуазных иллюзий полная голова).
        «Бороться надо, организовываться надо, как наши предки решали такие вопросы» — говорю ему.
        Ответ его был: «Да ну нах…»
        Пока подыскивает себе и смотрит другие места, для работы. Где то предложения со старых работ от знакомых ждёт. Ждёт что нибудь вдруг подвернётся. О работе мечтает с высокой заработной платой, чтоб большинство мелкобуржуазных потребностей удовлетворялись по полной программе.

    1. Корона-афера вполне может подойти под кровопролитие. Это уже и есть самая настоящая война. С многочисленными жертвами, бедствиями, разорением и разрушениями. И устроена она фашистами.

  3. Всё так, жаль наши народы рассорены и слушают насаждаемую фашистами пропаганду звериной ненависти друг к другу. Что дальше будет у нас без коммунистической организации, страшно предстваить.

Добавить комментарий для Rambo Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.

*

code