Оппортунизм

ОППОРТУНИЗМ. Оппортунизм есть агентура буржуазии внутри рабочего класса, измена и предатель­ство интересов рабочего класса, беспринцип­ное соглашательство с буржуазией и отрица­ние классовой борьбы. Современные оппорту­нисты являются откровенными защитниками империализма во всех капиталистических странах и злейшими врагами пролетарской диктатуры и строительства социализма в СССР. Оппорту­нисты всегда защищали и защищают буржуаз­ный национализм, национальное угнетение, колониальное порабощение и империалисти­ческие войны. «Оппортунисты, это — буржуаз­ные враги пролетарской революции, которые в мирное время ведут свою буржуазную работу тайком, ютясь внутри рабочих партий, а в эпохи кризиса сразу оказываются откры­тыми союзниками всей объединенной бур­жуазии, от консервативной до самой радикаль­ной и демократической, от свободомыслящей до религиозной и клерикальной». (Ленин, Соч., т. XVIII, стр. 86)

Ленин и Сталин вскрыли основные формы проявления оппортунизма и показали двоякий характер оппортунистических шатаний в рабочем дви­жении и в рабочих партиях. «Мелкобуржуаз­ный реформизм, то есть прикрытое добренькими демократическими и «социал-демократически­ми» фразами и бессильными пожеланиями, ла­кейство перед буржуазией, и мелкобуржуаз­ный революционаризм, грозный, надутый, чван­ный на словах, пустышка раздробленности, распыленности, безголовости на деле — таковы два «потока» этих шатаний».  (Ленин, Соч., т. XXVII, стр. 5) Наличие двух типов мелкобуржуазных оппортунистических шатаний обязывает партию пролетариата бороться с оппортунизмом на два фронта — и против открыто-правого оппортунизма, и против оппортунизма, прикрывающего свой оппортунизм «левой» фразой, а также и против примирен­чества к оппортунизму во всех его проявлениях.

Марксизм-ленинизм учит тому, что беспо­щадная борьба с оппортунистами всех видов и мастей и «изгнание их из партии является предварительным условием успешной борьбы с империализмом». (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 71) Ленин и Сталин доказа­ли, что без освобождения от оппортунистов рабочее движение остается буржуазным рабо­чим движением, что оппортунизм неразрывно связан с условиями классовой борьбы, с развитием капитализма.

Оппортунизм — явление социальное, про­дукт буржуазного влияния на рабочий класс и его партию. Он проникает в пролетарские массы, «прорывается» в ряды пролетарских партий. Рабочий класс и его партия живут не изолированно от общества, а окружены широкими слоями мелких товаропроизводителей, мелкой буржуазией. Рабочий класс — часть общества, связанная многочисленными нитями с его, общества, разнообразными слоя­ми. Партия, являясь частью пролетариата, не может быть свободной от связей и влияния разнообразных слоев буржуазного общества. Поэтому буржуазная идеология, буржуазные настроения проникают в пролетариат и его партию, оказывают давление на определенные слои рабочего класса, связанные с буржуаз­ным обществом. (Подробнее см. Сталин, Еще раз о социал-демократическом уклоне в нашей партии.)

Нельзя забывать и того, что «капита­лизм родился и постоянно рождается из мел­кого производства. Целый ряд «средних слоев» неминуемо вновь создается капитализмом… Эти новые мелкие производители так же неминуемо опять выбрасываются в ряды пролетариата. Совершенно естественно, что мелкобуржуазное мировоззрение снова и снова прорывается в рядах широких рабочих партий». ( Ленин, Сочинения, т. XII, стр. 189) Этот слой рабочего класса, состоящий из недавних выходцев из других непролетарских классов (из кресть­ян, мещан, интеллигенции), вносит в среду про­летариата «свои навыки, свои привычки, свои колебания, свои шатания. Этот слой представля­ет наиболее благоприятную почву для всяких анархистских, полуанархистских и «ультра­левых» группировок». (Сталин, Еще раз о социал-демократическом уклоне в нашей партии, в книге: Ленин и Сталин. Сборник произведений к изучению истории ВКП(б), т. III, 1938, стр. 149)

Кроме этого питательного для оппортунизма слоя выход­цев из мелкой буржуазии, оппортунизм охватывает вер­хушку квалифицированных рабочих (так называемую рабо­чую аристократию). Эта немногочисленная вер­хушка «рабочей аристократии», подкупленная буржуазией, выделяет из своей среды руково­дителей социал-демократических организаций, профсоюзов, парламентских и муниципальных депутатов, кооператоров, работников печати и так далее. Буржуазия, давая им подачки и кое-какие привилегии, «приковывает» их к тачке империализма, превращает их в защитников империалистической политики «своей», отече­ственной буржуазии. Эта группа оппортуни­стов является наиболее вредной и опасной, так как она прикрывается своей принадлежностью к рабочему классу, ловко спекулирует рабочей фразой, рядится в марксизм и составляет наиболее надежную опору буржуазии, социаль­ную основу оппортунизма. Это — «рабочая аристократия, верхушка рабочего класса, наиболее обеспе­ченная часть пролетариата с ее стремлением к компромиссам с буржуазией, с ее преобла­дающим настроением приспособления к силь­ным мира, с ее настроением «выйти в люди». Этот слой представляет наиболее благоприят­ную почву для откровенных реформистов и оппортунистов». (Сталин, там же.) «Рабочая аристократия» обманывает и предает рабо­чих, разлагает и раскалывает ряды рабочего класса, защищает союз с буржуазией, пропаган­дирует буржуазную демократию, парламента­ризм как единственную форму защиты инте­ресов рабочих и единственный путь преобра­зования капиталистической системы. «Оппор­тунизм есть принесение в жертву временным интересам ничтожного меньшинства рабочих коренных интересов массы или, иначе, союз части рабочих с буржуазией против массы пролетариата». (Ленин, Сочинения, т. XVIII, стр. 267)

Одной из разновидностей оппортунизма является цент­ризм (Каутский, Троцкий и др.), политика ко­торого заключается в том, чтобы «подкрасить левыми фразами оппортунизм правых и под­чинить левых правым». (Сталин, Вопросы ленинизма, 9 изд., стр. 379) Центризм в рядах социал-демократии — это оппортунизм, прикрытый крикливой фразой. И поэтому недооценка центризма есть по суще­ству, на деле, прямой отказ от борьбы с оппор­тунизмом, от классовой борьбы. «Центризм, — пишет т. Сталин, — есть понятие политическое. Его идеология есть идеология приспособления, идеология подчинения пролетарских интересов интересам мелкой буржуазии в составе одной общей партии. Эта идеология чужда и противна ленинизму». (Сталин, там же.)

В период борьбы Ленина, Сталина, больше­виков с ликвидаторами (1907—12) центризм Иудушки Троцкого был самой гнусной формой ликвидаторства. «Но свое ликвидаторство Троц­кий маскировал центризмом, то есть примирен­чеством, утверждая, что он стоит вне большеви­ков и меньшевиков и добивается якобы их примирения. Ленин говорил по этому поводу, что Троцкий подлее и вреднее открытых лик­видаторов, потому что он обманывает рабочих, будто бы он стоит «вне фракций», на самом же деле целиком поддерживает меньшевиков-ликвидаторов. Троцкизм являлся главной груп­пой, насаждавшей центризм». (История ВКП(б). Под ред. Комиссии ЦК ВКП (б), 1938, стр. 131) Ленин и большевики вели беспощадную борь­бу с центризмом Каутского. Ленин разоблачил Каутского как «ортодоксального» марксиста на словах и центриста на деле. Партия боль­шевиков являлась единственной революцион­ной организацией, до конца разгромившей оппортунистов и центристов и изгнавшей их из партии.

Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин дали клас­сические образцы борьбы на два фронта. Клас­сики марксизма научно доказали, что борьба на два фронта против всех разновидностей оппортунизма и очищение рядов партии от оппортунизма является зако­ном развития каждой пролетарской партии. Только борясь и преодолевая оппортунисти­ческие шатания, партия закаляется и крепнет.

Оппортунистические течения начали прояв­ляться еще в 1-м Интернационале, но были разбиты марксизмом. После поражения Париж­ской Коммуны оппортунизм стал усиливаться в рабочем движении Франции, в Германии (лассальянцы) и другие. Оппортунизм проникал в недра социал-демократической партии и «ужи­вался» в единой партии, внутри которой на­чинал борьбу за пересмотр (ревизию) уче­ния Маркса (см. Ревизионисты). Центристы «ле­вой» фразой только прикрывали оппортунизм.

Энгельс, анализируя борьбу с оппортунизмом внутри 1-го Интернационала и, особенно в Гер­манской социал-демократии, утверждает, что «по-видимому, всякая рабочая партия боль­шой страны может развиваться только во внутренней борьбе, как это вытекает из диа­лектических законов развития вообще. Герман­ская партия стала тем, чем она есть, в борь­бе эйзенахцев и лассальянцев, в которой да­же и настоящие драки играли немаловажную роль. Объединение стало возможно лишь тог­да, когда шайка прохвостов, специально с этой целью выращенная Лассалем, совсем уже изжила себя, да и тогда мы чересчур поспеш­но пошли на это объединение. Во Франции те люди, которые, хотя и пожертвовали бакунистской теорией, но продолжают пользоваться бакунистскими средствами борьбы и в то же время готовы принести классовый характер движения в жертву своим частным интересам, — тоже должны сначала изжить себя, прежде чем опять станет возможным объединение. Проповедовать при теперешних обстоятельствах объединение было бы чистейшим безрас­судством. Моральные проповеди не помогут против детских болезней, которые при нынеш­них обстоятельствах неизбежны». (Энгельс, Письмо Э. Бернштейну от 20/Х 1882, в кн.: Маркс и Энгельс, Соч., том XXVII, стр. 247—248) (Подробнее см. Интернационал 1-й).

Ленин, Сталин неоднократно говорят о мел­кобуржуазных шатаниях и о влиянии этих колебаний и шатаний на пролетариат и его партию. Общеизвестна мысль В. И. Ленина о том, что все внутрипартийные оппортунисти­ческие оппозиции и уклоны являются отра­жением колебаний и шатаний мелкобуржуаз­ной стихии, что каждый уклон, каждая оппо­зиция соответствует изменившимся формам классовой борьбы. «Каждый своеобразный по­ворот истории вызывает некоторые изменения в форме мелкобуржуазных шатаний, всегда имеющих место рядом с пролетариатом, всегда проникающих в той или иной мере в среду про­летариата». (Ленин, Соч., т. XXVII, стр. 5)

Так, XVI партийная конференция констатиро­вала, что имевшиеся тогда шатания и колеба­ния находились в связи с нашим наступлением на кулачество. Апрельский пленум ЦК (1929) и XVI партконференция (1929) установили, что «рост социалистического строительства неизбежно сопровождается изве­стными колебаниями в мелко­буржуазных слоях, а также в некоторых прослойках рабо­чего класса. Эти колебания находят свое выражение и в отдельных про­слойках партии, поддающихся воз­действию мелкобуржуазной стихии и отхо­дящих от генеральной линии партии в сторону приспособления политики партии к буржуаз­ной идеологии. Отсюда шатания и ошибки правых элементов партии, особо опасные в настоящих условиях». (см. ВКП(б) в резолюциях…, ч. 2, 5 изд., 1936, стр. 322 и 340) Для того исторического периода, когда партия и рабочий класс вели наступление на кулака, а затем пе­решли к ликвидации кулачества, как класса, эти кулацко-оппортунистические шатания и укло­ны правых (Бухарин, Рыков, Томский и др.) отражали тогда своеобразие «поворота исто­рии», изменение форм классовой борьбы. Позд­нее оппортунизм правых, этих кулацких агентов, перерос в прямую контрреволюцию, и правые стали агентами фашистских разведок, диверсантами и убийцами.

На VII расширенном пленуме ИККИ (7—13/ХII 1926 г.) т. Сталин говорил: «если взять историю нашей партии с момента ее зарожде­ния в виде группы большевиков в 1903 г. и про­следить ее последующие этапы вплоть до на­шего времени, то можно сказать без преувели­чения, что история нашей партии есть исто­рия борьбы противоречий внутри этой пар­тии, история преодоления этих противоре­чий и постепенного укрепления нашей партии на основе преодоления этих противоречий». (Сталин, Еще раз о социал-демократическом уклоне в нашей партии, в кн.: Ленин и Сталин. Сборник произведений к изучению истории ВКП(б), т. III, 1938, стр. 145) Тов. Сталин, го­воря о социал-демократических партиях на Западе, показывает оппортунистическую практику их, заключающуюся в том, что они скрывают, прячут имеющиеся противоречия и разногла­сия, занимают «среднюю» линию, что ведет к перерождению и смерти партии. «Такая поли­тика не может не вести к превращению партии в пустой бюрократический аппарат, вращаю­щийся на холостом ходу и оторванный от рабо­чих масс». (Сталин, там же, стр. 146).

История ВКП(б) «есть история преодоления внутрипартийных противоречий и неуклонного укрепления рядов нашей партии на основе этого преодоления». (Сталин, там же.) Тов. Ста­лин показал, что всегда, на всех этапах борь­бы — в период «Искры» и II Съезда РСДРП, накануне революции 1905, и после поражения революции 1905, и в период перед Великой Октябрьской социалистической революцией, и в период Брестского мира, и в период 1921, и в период индустриализации страны, и в пери­од коллективизации, и в период развернутого строительства социализма — во все эти периоды, как в прошлом, так и в настоящем, наша партия росла и крепла через преодоление внутренних противоречий, в борьбе с оппортунистически­ми шатаниями и уклонами, как правыми, так и троцкистско-«левыми». Все эти правые и «левые» оппортунисты, и примиренцы к ним, начиная с разногласий с партией по основным вопросам политики, скатывались в болото контр­революции. «Выходит, — говорит т. Сталин, — что преодоление внутрипартийных разногласий путем борьбы является законом развития нашей партии» (там же, стр. 147). И этот закон раз­вития нашей партии находится в полном соот­ветствии с законами диалектического развития и является общим законом развития каждой рабочей партии. «Могут сказать, что это — закон для ВКП, а не для других пролетарских партий. Это неверно. Этот закон является законом раз­вития для всех сколько-нибудь больших пар­тий, все равно, идет ли речь о пролетарской пар­тии СССР или о партиях на Западе». (Сталин, там же.)

Ленин и большевики вели ожесточенную борьбу против оппортунизма 2-го Интернационала. Ленинизм «вырос и окреп в схватках с оппортунизмом II Интернационала, борьба с которым являлась и является необходимым предварительным условием успешной борьбы с капитализмом. Не следует забывать, что ме­жду Марксом и Энгельсом, с одной стороны, и между Лениным — с другой, лежит целая полоса безраздельного господства оппортуниз­ма II Интернационала, беспощадная борьба с которым не могла не составить одной из важнейших задач ленинизма». (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 2.)

Еще в 90-х гг. Ленин развернул решительную борьбу против русского и международного ревизионизма и до конца разоблачил его буржуазную сущность. Ленин и большевики вели последовательную борьбу против международного оппортунизма, начиная с 1903 г., после оформления больше­визма. Ленин и русские большевики «выдви­гали на первый план коренные вопросы русской революции, вроде вопросов о партии, об отно­шении марксистов к буржуазно-демократиче­ской революции, о союзе рабочего класса и крестьянства, о гегемонии пролетариата, о парламентской и внепарламентской борьбе, об общей забастовке, о перерастании буржуазно­-демократической революции в социалистиче­скую, о диктатуре пролетариата, об империа­лизме, о самоопределении наций, об освободи­тельном движении угнетенных наций и коло­ний, о политике поддержки этого движения и т. п.». (Сталин, там же, стр. 473). На этих вопросах они вскрывали оппортунистическую сущность политики и тактики партий 2-го Ин­тернационала, проверяли революционность тех или иных групп и вели с ними непримири­мую борьбу.

На Амстердамском конгрессе 2-го Интер­национала (1904) большевики выступали против ревизионизма, экономизма и меньшевизма. Большевики решительно поставили вопрос о завоевании диктатуры пролетариата. Это вы­ступление большевиков вождями 2-го Интер­национала было встречено враждебно. На Штуттгартском конгрессе 1907 г. Ленин вел борь­бу против оппортунистов по колониальному вопросу и по вопросу о борьбе с милитаризмом. Ленин указывал на опасность заражения про­летариата некоторых стран колониальным шови­низмом и призывал к решительной борьбе с такого рода оппортунизмом. На этом конгрессе Ленин стремился организовать левых 2-го Ин­тернационала против открытых оппортунистов и их разновидности — центристов. На Копенга­генском Международном конгрессе 1910 г. Ленин определил наличие кризиса в германской социал-демократии, тре­бующего решительного и неизбежного разме­жевания с оппортунистами. Ленин и больше­вики вели непримиримую борьбу и против левых 2-го Интернационала. Германские левые, возглавляемые Розой Люксембург, оказались неспособными стать на последовательно ре­волюционные позиции. Левые поддерживали меньшевиков во всех основных вопросах стра­тегии и тактики социалистической революции. Ленин резко критиковал и настойчиво разъяс­нял левым их полуменьшевистские ошибки в вопросах: перерастания буржуазно-демокра­тической революции в социалистическую, свержения империализма, национально-колониаль­ном, аграрно-крестьянском, партийно-органи­зационном и других. Левые не хотели довести борьбы с открытыми оппортунистами и центри­стами до полного размежевания, до полного раскола. Вот почему Ленин и большевики, не изменяя интересам пролетариата, не изменяя делу коммунизма, не могли поддерживать ле­вых без серьезных оговорок и без основательной критики их ошибок. Эта критика помогала левым 2-го Интернационала освобождаться от политических и теоретических ошибок.

Наибольший расцвет оппортунизм получил во время первой мировой империалистической войны, когда он принял во всех воюющих странах опреде­ленный характер социал-шовинизма. Партии 2-го Интернационала окончательно отказались от революции, классовой борьбы и марксизма и стали на деле пособниками буржуазии. В этот период, период краха 2-го Интернационала, Ленин и большевики продолжают борьбу с международным оппортунизмом, социал-шовиниз­мом. Ленин организует левых в целях создания Коммунистического Интернационала. После империалистической войны социал-шовинисты под­держивают свои контрреволюционные империа­листические правительства против единствен­ного в мире социалистического государства — СССР. (Подробнее см. Интернационал 2-й).

В российском рабочем движении оппортунизм берет начало от «экономистов», появившихся в 90-х гг. прошлого столетия.

«Ленина особенно занимал в это время вопрос об «экономистах». Он понимал лучше, чем кто-либо другой, что «экономизм» есть основная ячейка соглашатель­ства, оппортунизма, что победа «экономизма» в рабочем движении будет означать подрыв ре­волюционного движения пролетариата, пора­жение марксизма.

И Ленин стал громить «экономистов» с первых же дней их появления.

«Экономисты» утверждали, что рабочие должны вести только экономическую борьбу, что же ка­сается политической борьбы, то ее пусть ведет либеральная буржуазия, которую должны под­держивать рабочие. Ленин считал подобную проповедь «экономистов» отступничеством от марксизма, отрицанием необходимости самосто­ятельной политической партии для рабочего класса, попыткой превратить рабочий класс в политический придаток буржуазии.

В 1899 году группа «экономистов» (Прокопович, Кускова и другие, ставшие потом кадетами) выпустила свой манифест. Они выступили против револю­ционного марксизма и требовали отказа от со­здания самостоятельной политической партии пролетариата, отказа от самостоятельных по­литических требований рабочего класса. «Эко­номисты» считали, что политическая борьба — дело либеральной буржуазии, что касается ра­бочих, то с них достаточно и экономической борьбы с хозяевами.— Ознакомившись с этим оппортунистическим документом, Ленин созвал совещание находившихся поблизости политиче­ских ссыльных марксистов, и 17 товарищей во главе с Лениным вынесли резкий обличитель­ный протест против взглядов «экономистов».— Этот протест, написанный Лениным, был распро­странен в марксистских организациях по всей России и имел громадное значение в деле раз­вития марксистской мысли и марксистской партии в России.

Русские «экономисты» проповедовали те же взгляды, что и противники марксизма в заграничных социал-демократиче­ских партиях, так называемые бернштейнианцы, то есть сторонники оппортуниста Бернштей­на.

Поэтому борьба Ленина против «эконо­мистов» была в то же время борьбой против международного оппортунизма.

Основную борьбу против «экономизма», за создание само­стоятельной политической партии пролетариата провела организованная Лениным нелегальная газета „Искра»». (История ВКП(б). Под редакцией Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 23—24)

До борьбы с «экономистами» марксистам в России пришлось провести борьбу с мелкобур­жуазным народничеством, а позднее — с пар­тией эсеров и с анархистами.

«История партии учит,… что без разгрома мелкобуржуазных партий… невозможна победа пролетарской ре­волюции… Без разгрома этих партий, стоявших сначала за сохранение капитализма, а потом, после Октябрьской революции — за восстановление капитализма, невозможно было бы сохра­нить диктатуру пролетариата, победить ино­странную военную интервенцию, построить со­циализм.

Нельзя считать случайностью, что все мелкобуржуазные партии, именовавшие се­бя для обмана народа «революционными» и «социалистическими» партиями — эсеры, меньшеви­ки, анархисты, националисты — стали контрре­волюционными партиями уже перед Октябрь­ской социалистической революцией, а впослед­ствии превратились в агентов иностранных бур­жуазных разведок, в банду шпионов, вредите­лей, диверсантов, убийц, изменников родины» (там же, стр. 343).

«Если 1884—1894 годы были периодом побе­ды над народничеством и идейного подготовле­ния социал-демократии, а 1894—1898 годы — периодом попытки, правда, неудачной, создать из отдельных марксистских организаций со­циал-демократическую партию, то период после 1898 года стал периодом усиления идейной и организационной неразберихи в партии. Побе­да марксизма над народничеством и революци­онные выступления рабочего класса, показав­шие правоту марксистов, усилили симпатии революционной молодежи к марксизму. Мар­ксизм стал модой. Это привело к тому, что в марксистские организации нахлынули целые массы революционной молодежи из интеллиген­ции, слабые в теории, неопытные в организа­ционно-политическом отношении и имевшие лишь смутное, большей частью неправильное представление о марксизме, почерпнутое из оппортунистических писаний «легальных мар­ксистов», заполнявших печать. Это обстоятель­ство привело к снижению теоретического и по­литического уровня марксистских организа­ций, к внесению туда «легально-марксистских» оппортунистических настроений, к усилению идейного разброда, политических шатаний и ор­ганизационной неразберихи» (там же, стр. 30).

Ленин в исторической работе «Что делать?» разгромил «экономизм», разгромил идеологию оппортунизма, хвостизма, самотека. «Историче­ское значение «Что делать?» состоит в том, что Ленин в этой своей знаменитой книге… первый в истории марксистской мысли обнажил до кор­ней идейные истоки оппортунизма, показав, что они заключаются, прежде всего, в преклоне­нии перед стихийностью рабочего движения и в принижении роли социалистического сознания в рабочем движении» (там же, стр. 37).

II Съезд партии «закрепил победу марксизма над «экономизмом», над открытым оппортуниз­мом… С переходом «Искры» в руки меньшеви­ков она стала органом борьбы с Лениным, боль­шевиками, органом пропаганды меньшевист­ского оппортунизма в области, прежде всего, организационных вопросов. Соединившись с «экономистами» и бундовцами, меньшевики от­крыли на страницах «Искры» поход против, как они говорили,— ленинизма. Плеханов не смог удержаться на позициях примиренчества и через некоторое время тоже присоединился к походу. Так оно и должно было случиться по логике вещей: кто настаивает на примирен­честве с оппортунистами, тот должен скатиться к оппортунизму» (там же, стр. 42 и 44).

«Подводя итоги анализу разногласий, и определяя позицию меньшевиков, как «оппорту­низм в организационных вопросах», Ленин считал, что одним из основных грехов меньшевизма является недооценка значения пар­тийной организации, как оружия пролетариата в его борьбе за свое освобождение. Меньшевики считали, что партийная орга­низация пролетариата не имеет серьезного значения для победы революции. Вопреки меньшевикам Ленин считал, что одного лишь идейного объединения пролетариата не­достаточно для победы, — чтобы побе­дить, необходимо «закрепить» идейное единство «материальным единством организации» пролетариата. Ленин считал, что только при этом условии пролетариат может стать непобедимой силой» (там же, стр. 49).

В знаменитой работе «Шаг вперед, два шага назад» Ленин отстоял партийность против кружковщины и партию против дезорганизато­ров, разгромил меньшевистский оппортунизм в органи­зационных вопросах и заложил организацион­ные основы большевистской партии.

Позднее меньшевики к оппортунизму в организационных вопросах добавили оппортунистические разногласия по тактическим вопросам. (Подробнее см. Историю ВКП(б). Под редакцией Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 60).

В годы реакции (1908—12) меньшевики в своей массе превратились в лик­видаторов (см. Ликвидаторство), став на деле прямой агентурой буржуазии в рабочем классе. Внутри большевиков появилась группа так называемых отзовистов — ликвидаторов наизнанку. В этот пе­риод «большевики осуществляли свою револю­ционную линию, борясь на два фронта, против двух видов оппортунизма в партии: против ликвидаторов, прямых противников партии, и против так называемых отзо­вистов, скрытых недругов партии.

Ленин, большевики вели непримиримую борьбу с лик­видаторством с самого начала зарождения этого оппортунистического течения. Ленин указывал, что ликвидаторство есть агентура либеральной буржуазии в партии» (там же, стр. 129).

Меньшевики превратились в откровенных соглашателей с буржуазией, стали проводни­ками ее влияния на рабочий класс. «Боль­шевики оказались единственной революцион­но-марксистской силой в партии и стране» (там же, стр. 90). Пражская конференция (январь 1912), подведя итог всей многолетней борьбе большевиков с оппортунизмом, изгнала меньшевиков из партии. «После изгнания меньшевиков и оформления большевиков в самостоятельную партию партия большевиков стала крепче и сильнее. Партия укрепляется тем, что очищает себя от оппортунистических элементов — в этом один из лозунгов большевистской партии, как партии нового типа, принципиально отличной от социал-демократических партий 2-го Интернационала. Партии 2-го Интернационала, называя себя на сло­вах марксистскими, на деле терпели в своей среде противников марксизма, открытых оппортунистов, и дали им разложить, погубить 2-й Интернационал. Большевики, наоборот, вели непримиримую борьбу с оппортунистами, очищали пролетарскую партию от скверны оппортунизма и добились того, что создали пар­тию нового типа, партию ленинскую, партию, завоевавшую потом диктатуру пролетариата.

Если бы в рядах пролетарской партии остава­лись оппортунисты, большевистская партия не смогла бы выйти на дорогу и повести за собой пролетариат, не смогла бы взять власть и организовать диктатуру пролетариата, не смогла бы выйти из гражданской войны победителем, не смогла бы построить социализм» (там же, стр. 137—138).

После победы Великой Октябрьской социалистической революции, в условиях пролетарской диктатуры, в условиях строительства социализма, различные оппортунистические, капитулянтские группировки внутри ВКП(б) отражали капиталистические элементы, имев­шиеся внутри страны, и интересы хищнических групп империалистов зарубежных стран. Борь­ба с ними проходила в новых, ожесточенных формах классовой борьбы. Несмотря на разно­образие групп и форм классовой борьбы, «все эти капитулянтские группы являлись по сути дела агентами меньшевизма внутри нашей пар­тии, его охвостьем, его продолжением. Они, как и меньшевизм, выполняли роль проводни­ков буржуазного влияния в рабочем классе и в партии. Поэтому борьба за ликвидацию этих групп в партии была продолжением борьбы за ликвидацию меньшевизма.

Не разбив «эконо­мистов» и меньшевиков, мы не смогли бы по­строить партию и повести рабочий класс на про­летарскую революцию.

Не разбив троцкистов и бухаринцев, мы не смогли бы подготовить условия, необходимые для построения социа­лизма.

Не разбив национал-уклонистов всех и всяких мастей, мы не смогли бы… отстоять знамя великой дружбы народов СССР, не смог­ли бы построить Союз Советских Социалисти­ческих Республик» (там же, стр. 343—344).

Коммунистический Интернационал под руко­водством Ленина и Сталина продолжает непри­миримую борьбу против открытого оппорту­низма и его разновидности — центризма и «ле­вых».

На I Конгрессе Коминтерна 1919 г. Ленин поставил важнейшую задачу — борьбу за миро­вую диктатуру пролетариата — и разгромил социал-предательские каутскианские взгляды на государство как «надклассовую» организацию.

На II Конгрессе 1920 г. Ленин, считая оппортунизм главной опасностью, вел решительную борьбу против центристов и «левых». Конгресс принял усло­вия приема в Коминтерн, преграждавшие про­никновение оппортунистов в ряды компартий и сыгравшие громадную роль в деле образования подлинно коммунистических партий.

III Конгресс Коминтерна 1921 г. дает решительный отпор центристам (Серрати, Леви) и «левым» сектантским группам. Конгресс выдвинул лозунг «в массы!» и призывал к созданию единого пролетарского фронта. Конгресс поставил задачу очищения рядов Коминтерна от элементов, способных разлагать коммунистические партии.

IV Конгресс Коминтерна 1922 г. определил полное предатель­ство интересов рабочего класса со стороны пар­тий 2-го Интернационала. Конгресс поставил задачу дальнейшего развертывания борьбы за образование единого пролетарского фронта, выдвинул лозунг рабочего правительства и призывал коммунистов к организации сопроти­вления масс международному фашизму.

V Конгресс Коминтерна 1924 г. призывал к решительной борьбе с социал-демократическими пережитками, на­чинающими проникать в компартии. Конгресс уделил большое внимание большевизации ком­партий и разгромил люксембургианские тен­денции недооценки значения партии. Главный удар Конгресс направил против правых; Кон­гресс отверг правооппортунистические установ­ки в понимании тактики завоевания большин­ства рабочего класса. Конгресс осудил и «ультралевых», требовавших немедленного ухо­да коммунистов из реформистских профсоюзов. Конгресс обсудил итоги борьбы РКП(б) с контр­революционным троцкизмом и принял решения XIII Конференции и XIII Съезда партии, как решения Конгресса. После V Конгресса опре­делился коренной перелом в жизни коммунистических партий Запада в смысле большевизации партийных рядов, ликвидации социал-демокра­тических пережитков и изоляции оппортуни­стов. VII расширенный Пленум ИККИ нанес сокрушительный удар контрреволюционному троцкизму и троцкистско-зиновьевской оппо­зиции. Троцкизм был разгромлен и в ВКП(б) и в других секциях Коминтерна.

VI Конгресс Коминтерна 1928 г. прошел под знаком упорной борьбы против правой опасности, как глав­ной опасности на данном этапе борьбы, против остатков троцкизма, против сектантства и дру­гих антиленинских уклонов. Конгресс развер­нул острую борьбу против социал-демократии и ее агентуры в коммунистических партиях.

VII Кон­гресс Коминтерна 1935 г. являлся Конгрессом победы социализма в СССР, Конгрессом единого пролетарского и народного фронта против фа­шизма и войны. Считая необходимым дальней­шее укрепление компартии, VII Конгресс в своих работах направил главный удар против «левого» сектантства, наносившего большой вред в деле борьбы за единый фронт и ставшего укоренившимся пороком. Конгресс одновременно призывал коммунистов усилить бдительность и к правому оппортунизму, так как при широком применении тактики единого фронта возможно нарастание правой опасности. Во всей своей многогранной деятельности, во всех своих ре­шениях Коминтерн проводил и проводит последовательную и непримиримую борьбу на два фронта и с примиренчеством. (Подробнее см. Коммунистический Интернационал).

Партия под гениальным руководством т. Сталина разгромила все группы и фракции, враждебные ленинизму, смыкавшиеся с пря­мыми врагами советского народа и социалисти­ческого Советского государства, — троцкистов, бухаринцев, националистов — весь контррево­люционный право-троцкистский блок, давно переставший быть политическим течением, дав­но превратившийся в беспринципную банду убийц, диверсантов, вредителей и шпионов, состоящих на службе фашистских разведок.

«История партии учит,… что победа пролетар­ской революции, победа диктатуры пролета­риата невозможна без революционной партии пролетариата, свободной от оппортунизма, не­примиримой в отношении соглашателей и капи­тулянтов, революционной в отношении буржуа­зии и ее государственной власти… История партии учит, что такой партией не может быть обычная социал-демократическая партия за­падно-европейского типа, воспитанная в усло­виях гражданского мира, плетущаяся в хвосте за оппортунистами, мечтающая о «социальных реформах» и боящаяся социальной револю­ции.

История партии учит, что такой партией может быть лишь партия нового типа, маркси­стско-ленинская партия, партия социальной революции, способная подготовить пролетариат к решительным схваткам с буржуазией и ор­ганизовать победу пролетарской революции». (История ВКП(б). Под редакцией Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 337). «Эта новая партия есть партия ленинизма». (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 63). Эта партия должна овладеть передовой революционной теорией, теорией марксизма-ленинизма, и беспощадно бороться со всяким оппортунизмом, должна обеспечить победу пролетарской революции, завоевать диктатуру пролетариата и обеспе­чить победу социализма, а это возможно только при условии последовательной и непримири­мой борьбы с оппортунистами всех мастей при сохранении монолитного единства партии и железной дисциплины. «История нашей партии есть история борьбы и разгрома мелкобуржу­азных партий: эсеров, меньшевиков, анархи­стов, националистов». (История ВКП(б). Под редакцией Комиссии ЦК ВКП(б), 1938, стр. 343). Без разгрома этих партий невозможна была бы победа социалистической революции, сохране­ние и развитие диктатуры пролетариата, по­строение социалистического общества и дальнейшее движение к коммунизму.

БСЭ, 1 изд., т.43, к. 205-216

Оппортунизм: Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь.