Станкозавод им. Седина. Как рабочим не стать игрушкой в руках буржуазии. (Окончание)

Начало     Продолжение

Часть 2. Как рабочим не стать игрушкой в руках буржуазии

Как видит решение проблемы долгов руководство завода

Позицию собственников выразил «один из руководителей, попросивший не называть его имени»: «Рентабельность станкостроения в районе 10%, брать в банках кредиты под 20% мы не в состоянии, без государственной поддержки отрасли не выжить. Власть должна помогать выстраивать отношения с корпорациями, чтобы мы могли обслуживать их заказы. Продукция «Седина» отвечает международным требованиям, об этом свидетельствуют наши поставки в Украину, Германию, Белоруссию, Австралию. Только на российский рынок полноценно выйти не дают.» Он также сообщил, что для решения проблемы с долгами руководство МОАО пытается продать непрофильные активы, главный из которых – детский лагерь «Восход» в Анапе.

Из других заявлений представителей руководства компаний группы «Седин» мы знаем также, что ее гендиректор Соболев предпринимает усилия для заключения второго этапа госконтракта с Минпромторгом. Об этом, в частности, сообщил председатель профкома МОАО Муханов в телепрограмме «Через край» на кубанском ТВ 19 октября этого года.

Известен и третий путь, каким идет руководство предприятия — это путь банкротства Станкозавода. С 30 апреля в Арбитражном суде Краснодарского края находится соответствующее заявление его директора.

А пока суд да дело, гражданин из руководства, не желающий себя называть, посоветовал трудовому коллективу Станкозавода, год сидящему без зарплаты, «искать подработки, если есть возможность — взять отпуск без содержания»[1], т.е. рабочим как-то самим решать свои проблемы.

Хорошенькое дело! Кушать людям требуется вообще-то каждый день, и наемные работники, продавшие свою рабочую силу капиталу, вовсе не обязаны отвечать за то, как он ее использует — плохо или хорошо, получает ли потом прибыль или нет.

К сожалению, среди наемных работников у нас в России еще широко распространено убеждение, что при капитализме заработную плату им платят за труд, за выполненную работу, хотя на деле это совсем не так. Это заблуждение, активно распространяемое и поддерживаемое буржуазией, наносит большой вред рабочему движению, ибо дезориентирует рабочий класс, не позволяет ему видеть главного — как и за счет чего осуществляется его эксплуатация, как и почему работодатели все время богатеют, а рабочие беднеют, оказываются все время «в дураках».

Отсутствие элементарных политэкономических знаний о капитализме —  общая беда всех российских рабочих, с которой надо бороться всеми силами. Ибо наш рабочий только тогда станет жить хорошо, как человек, когда он будет понимать происходящее, видеть мир таким, каков он есть и свое место в нем, а следовательно, осознавать стоящие перед ним задачи. Вот тогда рабочий и действовать станет так, как должен действовать уважающий себя человек, он будет способен изменить мир вокруг себя как удобно ему и его товарищам по классу — подавляющему большинству населения страны и всего человечества.

Капитализм — это товарное производство, там всё — товар. Не случайно говорят, что при капитализме «всё продается и всё покупается». Это практически так и есть. Капиталист покупает у наемного работника за заработную плату не его труд, а его способность трудиться — рабочую силу. А уж как он ее будет использовать — это его дело. Может вообще никак не использовать, и работник будет сидеть весь день и поплевывать в потолок, как нередко сидят офис-менеджеры (по-простому, секретарши) или иной офисный планктон. А может гонять наемного рабочего в хвост и в гриву по 10-12-14 часов в сутки. И не пикнешь — ты продал свою способность к труду, передав покупателю (капиталисту) право использовать тебя как ему заблагорассудиться.

Что из этого следует? А то, что наемный работник никак не зависит от прибыли или каких-либо доходов, получаемых капиталистом! Обратное утверждение — это ложь, на которой постоянно спекулируют работодатели, выискивая повод, чтобы задержать зарплату рабочим или не выплачивать ее вообще.

Наемный работник не партнер собственника-капиталиста — рабочий для капиталиста такой же товар, как, к примеру, сырье для производства продукции, которое тот покупает, желая что-то произвести. Заработная плата это те же первоначальные затраты (авансированный капитал, по Марксу), которые должен сделать капиталист, чтобы «закрутилось его дело», или иначе говоря, это вложенный в дело капитал, та его часть, которая как раз и имеет способность увеличиваться в размерах, принося капиталисту желанную прибыль. (Почему она увеличивается, мы сейчас рассказывать не будем, подробнее об этом смотрите здесь.)

Из всего сказанного прямо вытекает единственно верный и абсолютно логичный вывод, что заработную плату работодатель обязан выплачивать рабочим вне зависимости от того, есть у него прибыль или доходы или нет, рассчитались с ним по заказам или нет. А значит и рабочий не должен поддаваться ни на какие уговоры подождать зарплату и потерпеть — лучше предложить работодателю-капиталисту самому потерпеть без товара «рабочая сила», т.е. без рабочих рук. Пусть попробует без них что-то произвести и заработать хоть копейку! У него сразу найдутся деньги на зарплату, ибо без рабочих ни о какой прибыли для капиталиста и речи быть не может!

Отсюда становится ясно, что такое «отпуск без содержания», который с большим удовольствием предлагают сейчас наши работодатели своим наемным работникам и который предложил «стеснительный» руководитель Станкозавода его рабочим, целый год не видящим толком своих зарплат, это фактически перекладывание на плечи рабочих издержек капиталиста, уменьшение их объема, а значит это помощь капиталисту в увеличении его прибыли.

Но что получает рабочий за эту свою помощь от капиталиста? А ничего — полный ноль! Иллюзорную надежду, что когда-нибудь он снова может понадобиться капиталисту и тот будет готов купить его рабочую силу. Мало того, эту свою помощь рабочий еще и сам оплачивает! Ибо не получая в период «отпуска без содержания» заработную плату (отпуск же «без содержания»!  содержи, работяга, сам себя, как знаешь!), он вынужден урезать свои потребности по максимуму!

Что из этого получается? А то, что увеличение прибыли капиталиста как раз и складывается из уступок рабочих, из их согласия жить впроголодь! Насколько рабочий готов урезать свои потребности, настолько и становится богаче капиталист. Капиталист жиреет потому, что рабочий голодает!

Теперь оценим позицию руководства холдинга «Седин».

Жалобы на то, что предприятию «на российский рынок полноценно выйти не дают», не состоятельны, ибо на деле такого желания нет и у самого руководства завода, а не только у российского правительства. Стремление поставить серийное производство обрабатывающих центров в Китае и учреждение для этих целей фирмы «Далян-Седин-Шисс» еще 10 лет назад тому лучшее доказательство. Кстати, станки ее производства на российский рынок скорее всего поступают.

Конечно, собственники завода не отказались бы от исполнения 100% оплаченного государством госзаказа. Да вот только государство российское, будучи государством буржуазным, руководствуется точно такими же интересами, как и сами буржуи — количеством прибыли, которое даст то или иное его действие, и ничем иным! А прибыль государства и его частных партнеров (если кто не в курсе, госпредприятия у нас в России только формально государственные — по большей части это такие же частные предприятия только с долей государственного капитала!) будет выше, если станки будут закупаться за рубежом — у тех стран, где стоимость рабочей силы и иные издержки производства много ниже, чем в России. Так что нежелание нашего правительства развивать собственное производство станков, как и иной продукции, имеет под собой серьезное экономическое обоснование — это следствие действия экономических законов капитализма. Это вполне логичный и единственно возможный результат существования в стране частной собственности на средства производства!

Так что не надо, господа, жаловаться, что вам что-то там не дают развивать. Наверху сидят такие же, как вы, только покрупнее, и аппетиты у них побольше. Руководствуются они точно такими же, как и вы, интересами. Потому «нечего на зеркало пенять, коли рожа крива».

Что же касается расчета  по накопившимся у Станкозавода долгам и в первую очередь, перед его трудовым коллективом, то ни первый, ни второй путь, указанные выше представителями руководства холдинга «Седин», т.е. продажа «непрофильных активов» или заключение второго этапа госконтракта, результата не дадут.

С продажей «непрофильных активов», т.е. бывшего пионерского лагеря, явно опоздали. В самый разгар экономического кризиса в стране, да еще такого глубокого, которому конца и края не видно, покупатели на него вряд ли найдутся: и запрашиваемая цена в несколько сотен миллионов рублей слишком высока, и вкладываться сейчас в период падения производства и колоссального обнищания трудящихся масс никто никуда не хочет. К слову сказать, вот ведь как был богат Завод им. Седина в советское время, всего только 25 лет назад! Для детей своих рабочих строил прекрасные и почти бесплатные летние лагеря на море, а для работников завода — дома отдыха и санатории-профилактории. Не чета нынешним частным собственникам, от которых даже зарплаты не допросишься! Это к вопросу об «эффективном управлении» и кто на самом деле управлял эффективно (и заводом, и всей страной!), рабочий класс или частные собственники-капиталисты.

О заключении нового госконтракта в соответствии со вторым этапом Программы импортозамещения мы уже говорили выше во второй части нашей статьи. Этот госконтракт только ухудшит положение завода, и ни в коей мере не решит проблемы работников с выплатой им задержанной заработной платы. По крайней мере, если такой контракт будет вдруг заключен (мы не исключаем такой возможности) нынешний долг перед работниками Станкозавода может быть закрыт только за счет нового кредита, и никак иначе. Государственные средства на покрытие долгов тратить никто не позволит — в условиях госконтракта есть специальный пункт об обязанности Исполнителя вести раздельные счета для учета расходования государственных и внебюджетных средств.

Но суть в том, что это погашение задолженности перед рабочими Станкозавода в любом случае будет временным! Очень скоро образуется новый долг по заработной плате, возможно в еще большем размере. Ибо, как мы выше показали, этот контракт прибыли заводу не принесет, а напротив, заставит его еще больше «затянуть пояс», если не разорит предприятие подчистую. Огромные банковские проценты ведь никто не отменял! А из каких доходов погашать проценты и основную сумму кредита, если эти доходы ниоткуда «не вырисовываются»? По крайней мере, не вырисовываются для Станкозавода «Седин», а не всего холдинга — холдинг-то как раз «в прогаре» не останется — его китайско-немецкое предприятие и прочие «дочки» обеспечат прибылью, и немалой. И хотя заработная плата наемных работников никак от прибыли предприятия не зависит, она имеет к прибыли самое прямое отношение в том смысле, что частный собственник в любом случае будет стремиться ограбить работников ради увеличения полноты своего кармана.

Любое предприятие для частного собственника — это всего лишь способ вытянуть из рабочего класса бесплатный труд и таким образом увеличить свой личный капитал.

А какое это будет предприятие — то или это, Станкозавод Седина или «Седин-Шисс» или еще какое, ему разницы нет. Это означает, что государственные и кредитные средства по максимуму будут разными способами и путями перекачаны на личные счета собственников МОАО или на счета других предприятий холдинга, не имеющих долгов и дающих высокую прибыль. К примеру, на какие-нибудь немецкие или китайские, где до них не доберутся российские кредиторы, в том числе обманутые наемные работники-сединцы и действующие в их интересах судебные приставы-исполнители.

И дело, повторим еще раз, тут совсем не в Соболеве и прочих нехороших и непорядочных руководителях МОАО «Седин» — так действуют ВСЕ частные собственники! Так действует и российское государство — коллективный буржуй. Они все «кидают» и рабочих, и друг друга! И по-иному они действовать не могут — иначе они не выживут как капиталисты на капиталистическом рынке. Для них такое поведение нормально, это их классовая мораль и этика, их классовая честность и справедливость!

Что же касается третьего пути — банкротства завода, то сам факт подачи заявления о банкротстве, причем не кредиторами, а руководством предприятия (!), означает, что администрация МОАО «Седин» всерьез заниматься погашением своих долгов и не собиралась. Убеждая сотрудников потерпеть еще, она заведомо знала, что никакого расчета с ними не будет. Ибо другие пути вырваться из долговой ямы и спасти предприятие, кроме указанных двух, руководством холдинга даже не рассматривались! Хотя такие пути имеются, и выше мы о них говорили.

Мало того, руководство холдинга еще и отказывалось от той помощи, которую ему предлагало российское государство, сообщая, что на предприятии всё в порядке, что уж точно бы никогда не сделал тот, кто действительно стремится сохранить завод. Вот ответ из Минпромторга от 26 октября 2015 года:

«…Минпромторгом России неоднократно предпринимались попытки оказать поддержку предприятию, однако с октября 2014 года руководство не обращалось в Минпромторг России по вопросам оказания поддержки. Более того, 10.12.2014 поступило благодарственное письмо от ЗАО «Станкозавод Седин» о том, что ситуация на предприятии стабильная».

А ведь в декабре 2014 года ситуация с невыплатой заработной платы и процентами про кредиту  была уже критической, а трудовой коллектив не получал зарплату уже 2 месяца!

Отсюда становится ясно, что все уговоры работников Станкозавода администрации холдинга нужны были только лишь для того, чтобы еще раз обмануть рабочих, заставить их бездействовать! Пока рабочие завода живут надеждами и обещаниями, руководство МОАО стремилось самое ценное, что имеется на заводе, перекинуть на другие свои предприятия (пример вот).

В случае банкротства завода у работников КСЗС формально есть шанс получить свою заработную плату. Но проблема в том, что шанс этот ничтожно мал — выше мы давали ссылку на общероссийскую статистику, которая подтверждает наши слова.

Получается, что ни один путь, предложенный руководством завода, гарантированно к расчету по долгам с трудовым коллективом Станкозавода не ведет. А значит, полагаться на добрую волю руководства холдинга и помощь в этом деле государства российского, его законов и судов, не приходится — они все составлены и организованы так, чтобы удовлетворять интересы капиталистов и только капиталистов!

Вот вам пресловутое «социальное партнерство» на деле! Одни могут творить что угодно, а у других ни на что нет прав, даже на то, чтобы получить заработанное. А государство российское мило молчит — мол, что хозяин хочет, то он с заводом и делает, на то она и частная собственность!

Что из этого вытекает? Только одно — расчет с рабочими по долгам может быть произведен только в том случае, если у руководства МОАО «Седин» не будет другого выбора, как рассчитаться, если сделать так, чтобы не рассчитаться с рабочими оно просто не могло! Это значит, собственников МОАО «Седин» нужно заставить заплатить по долгам, и заставить силой — иного варианта просто нет. Вопрос в том, где искать эту силу, что ею может стать.

Чтобы разобраться теперь с этим важным вопросом, давайте посмотрим, как видят работники Станкозавода разрешение их ситуации, на что они надеются и каким путем идут.

Позиция работников Станкозавода и предпринимаемые ими действия

Чего хотят рабочие, мы уже знаем — выплаты им всех долгов по зарплате и чтобы завод работал дальше и процветал. Теперь нам хотелось бы выяснить, как работники Станкозавода намерены этого достичь, что, по их мнению, должно произойти, чтобы их вполне справедливые желания осуществились. Поскольку люди не действуют, если в голове у них нет идей[2], хотелось бы знать, какие это идеи — это позволит нам понять, почему рабочие Станкозавода действовали так, как они действовали.

17 октября в Краснодаре состоялся митинг работников Станкозавода, организованный инициативной группой. Видео митинга здесь.

Митинг 17 октября 2015 г. 

А 5 ноября в г. Краснодаре перед зданием городской администрации состоялся народный сход.

Народный сход «сединцев» на площади перед зданием Администрации Краснодарского края.

Из выступлений обманутых рабочих и конструкторов мы узнаем, что работники требуют немедленного расчета с ними по всем накопившимся долгам по заработной плате и во всем винят в основном собственников завода и их представителей — заводское руководство, которые «оказались крайне неэффективными менеджерами и не смогли принять кардинальных спасительных мер». Надо было, мол, «сразу, пока имелись средства, сокращать работников. Процедура болезненная и неприятная, но она позволила бы снизить расходы. Вместо этого дирекция, оставив всех на местах, перестала платить зарплату.»[3]

Член инициативной группы Алексей Кузнецов, считает, что «Выход из ситуации — привлечение инвестора либо государственная поддержка. Учитывая непростое положение, упор нужно делать на серийные станки, продажа которых приносит реальный доход, а не новые разработки. Финансирование инноваций должно происходить по остаточному принципу.»

Главный конструктор станкозавода Вячеслав Ветер полагает, что «руководству не нужно было  бросать все ресурсы на Макроцентр. Это неправильно выстроенные стратегические цели. Переходить на новый формат надо было постепенно, а не идти ва-банк. С нами нужно поступить как с Уралвагонзаводом — национализировать[4]

Позицию рабочих выразил слесарь Алексей Злыденко: «Когда стало понятно, что госконтракт не продлят, нужно было оперативно искать новые заказы, с их помощью перекрывая долги. Но целый год руководство фактически бездействовало. Вместо сокращения коллектива дирекция лишь накапливала задолженность, которая росла как снежный ком. Думаю, единственный выход – вернуть завод под контроль государству, как раньше. Мы же не микроволновки или чайники производим, а станки для стратегических отраслей, здесь нужны и государственная поддержка, и государственный контроль.»[5].

Как видим, мнение трудового коллектива — и рабочих и ИТР фактически единодушное. Кратко претензии трудового коллектива и предлагаемые им пути разрешения ситуации можно выразить следующим образом:

Причины возникновения огромной задолженности завода: плохой менеджмент, неверная политика, не проведенное вовремя сокращение персонала, которое «позволило бы вовремя снизить расходы».

Способы разрешения ситуации: хороший инвестор, смена руководства, национализация предприятия.

Исходя из такого понимания, и боролись сединцы за свои права. Вот только у них мало что пока получилось — кидало им руководство «на бедность» пару раз какие-то крохи денег, и на этом всё — полным расчетом с трудовым коллективом не пахнет до сих пор. Работодатель даже не чешется и потихоньку все ценное вытаскивает с предприятия несмотря на возмущение рабочих и своевременное информирование о том соответствующих государственных органов, которые вроде как призваны следить за сохранностью имущества предприятия, находящегося в стадии банкротства.

Почему так получилось? А потому что понимание причин возникновения у предприятия гигантских задолженностей у работников Станкозавода не научное материалистическое, а обывательское — идеалистическое. Как раз такое идеалистическое понимание и удобно буржуазии, поскольку оно позволяет ей беспрепятственно облапошивать тех, чью рабочую силу она использует для собственного обогащения.

В первых частях нашей статьи мы говорили о крайней необходимости рабочим владеть хотя бы основами политических знаний, показав на примере анализа ситуации со Станкозаводом, насколько это знание оказывается полезным в конкретных случаях. Оно, например, позволяет понять, что на самом деле произошло с заводом, почему он оказался в долгах и почему его руководство не считает нужным рассчитываться со своими работниками. Кратко повторим наш основной вывод — потому что это выгодно собственникам завода и российской власти! Отсюда всё и вытекает. Обратите внимание, что никто — ни собственники Станкозавода (и МОАО), ни российское государство — от фактического банкротства завода не пострадали, напротив, они стали только богаче, а планируют быть еще богаче, когда доведут дело до конца. В проигравших оказался только трудовой коллектив (все остальные кредиторы, как было выше показано, тем или иным способом свое возьмут непременно).

Вот потому ни в коей мере нельзя винить во всем «плохой менеджмент» и якобы «неверную политику» руководства предприятия! «Плохими» и «неверными» менеджмент и политика руководства Станкозавода и холдинга в целом являются для наемных работников, а вот для собственников предприятия, для буржуазии, они хорошие и даже отличные — такие, какие и нужны капиталистам, поскольку обеспечивают им в существующих условиях максимум прибыли!

Твердая классовая точка зрения — корень всего вопроса. Рабочие, не научившиеся железно стоять на своей классовой точке зрения, всегда будут в дураках, ибо они никогда не смогут понять сущность происходящего!!!  Понимание же это крайне важно, ибо только оно позволяет найти верный вывод из положения.

Что же касается не проведенного вовремя сокращения персонала, которое якобы «позволило бы вовремя снизить расходы», то здесь мы опять видим все тот же иллюзорный, идеалистический взгляд на проблему, отражающий наивную веру наемных работников в тысячекратно разоблаченное самой жизнью «социальное партнерство».

Какое дело наемным рабочим до расходов работодателя? Что они получат от того, что станут экономить его расходы? Прибылью собственник предприятия с ними не делится — он считает ее своей собственной и преспокойно кладет себе в карман, ни в какой степени не делясь ею с рабочими. Так почему о полноте его кармана должен думать тот, кто и так еле-еле сводит концы с концами, у кого свои карманы пустые? Предлагается ведь сократить не просто абстрактные расходы, а вполне конкретныерасходы на заработную плату наемного персонала, т.е. расходы на трудовой коллектив завода и так отнюдь не живущий в роскоши! Голодный должен делиться последним куском хлеба с тем, кто лопается от жира — вот что означает на деле это заявление о непроизведенном вовремя сокращении персонала, которое якобы позволило бы снизить капиталисту расходы!

Откуда оно взялось в головах работников?

С одной стороны, его источник — остатки советского мировоззрения, всё той же советской жертвенности, когда было «все вокруг общее, все вокруг моё». Тогда рабочим в экстремальных ситуациях имело смысл ужиматься — всё было действительно общенародным, и, урезая себя в чем-то сегодня, рабочие создавали себе счастливое и сытое завтра. Но сейчас же не социализм! И вокруг «не народное», а частное, к которому рабочие никакого отношения не имеют! От урезания и ущемления рабочих себя во всем собственник заводы не сохранит — он их все равно угробит, если это даст ему большую прибыль, чем работающие заводы. Здесь не рабочие решают, что делать с заводом, а значит и с их рабочими местами, а те, у кого в руках все средства производства — буржуазия!

С другой стороны, это заявление — иллюзии, привнесенные уже капитализмом. Это обывательское, мелкобуржуазное мировоззрение, которое усердно навязывается всем укладом капиталистической жизни — урвать сейчас и разницы нет, что будет завтра. Наемные работники, ратующие за сокращение и сожалеющие о том, что оно не было в свое время произведено, всего лишь думают о своем кармане, причем думают точно так же, как и капиталист — только о дне сегодняшнем, а не о завтрашнем.

Сокращение по Трудовому кодексу, кроме полного расчета по заработной плате с работником,  предполагает еще немалые выплаты, которые бы в течение некоторого срока могли поддерживать сокращенного работника материально, пока он не найдет другую работу. Это своего рода откупные, которыми капиталист стремится прикрыть свою подлость, ибо сокращая работников, он оставляет их без гарантированного дохода, а значит и средств существования. Между сокращением и прямой невыплатой зарплаты разница только в том, что голодное время для наемного работника при сокращениях наступает чуточку позже. Но зато невыплата зарплаты сохраняет рабочее место и может оказаться временной неприятностью, в то время как сокращение — это уже окончательная потеря работы, а значит и всякого дохода, позволяющего человеку жить. Это не значит, что невыплата лучше сокращения, что из двух зол надо непременно выбирать меньшее, это значит другое — что они оба хуже, и с ними надо бороться, а не принимать зло в любом его варианте как должное и неизбежное!

Желание получить эти дополнительные выплаты и есть основная причина упования недальновидных наемных работников на сокращение. Это следствие политической апатии, когда работник смирился со своей участью наемного раба капитала и даже не пытается сопротивляться. Он рассуждает обычно так: раз уж все равно остаюсь без работы, то пусть работодатель хоть денег побольше заплатит! И эта его позиция была бы верной, если бы действительно не было никакой возможности бороться за сохранение рабочих мест. Но в том-то и суть, что такие возможности есть всегда или почти всегда! Только неверие рабочих в свои силы, их неумение бороться за свои трудовые права, а часто и нежелание этого делать, ведут к тому, что работодатели закабаляют рабочих все больше и больше.

К сожалению, такая позиция рабочих еще очень широко распространена у нас в России. И основная причина тому не столько жадность самих рабочих, сколько активная пропаганда этой якобы меры «социальной защиты» оппортунистическими рабочими  организациями (например, «желтыми профсоюзами) и представителями работодателя, которому сокращение, несмотря на определенные издержки, обычно очень выгодно. Какая это на деле «защита», понятно и так — только что продержаться пару месяцев, и не более того, а дальше как жить — этого уже никто не говорит, видимо, как хочешь, так и живи, можешь сразу гроб заказывать, а можешь на паперти стоять. В случае с сединцами работодатель сокращение работников посчитал ненужной роскошью, он предпочел просто не выплачивать им зарплату, заведомо зная, что предприятие будет пущено на убой, а значит с руководства и взятки гладки.

С иллюзиями работников Станкозавода в отношении причин возникновения задолженности завода мы более-менее разобрались. Теперь давайте обсудим те меры, которые, как они полагают, способны разрешить возникшую ситуацию. Это, напомним, «хороший инвестор», «смена руководства» и самый лучший и желанный для трудового коллектива Станкозавода выход — «национализация предприятия».

Полагаем, из всего сказанного нами в данной статье должно быть уже понятно, что ни «хороший инвестор», ни новый руководитель завода или холдинга в целом кардинально ситуацию не изменят не только в отношении выплаты трудовому коллективу Станкозавода долга по зарплате, но и в обеспечении станкостроительного предприятия заказами и нормальной организации его работы.

Новый инвестор, кстати, уже был, и даже не один. Если помните, то сначала это была не последняя германская фирма Schiess AG в лице ее бессменного представителя и, скорее всего, одного из собственников Вольфганга Твардзиока, а чуть позднее таким инвестором стала китайская компания SMTCL. Что-то принципиально в холдинге изменилось? Ничего! Предприятие как убивали, начиная с конца Перестройки, так и продолжают убивать. Положение его трудового коллектива стало только хуже.

Сомневаетесь, что это и есть инвесторы? Увы, именно так они и выглядят. Их задача одна — дать поменьше, а взять побольше.  В противном случае это будут не инвесторы, а меценаты, благотворители. Либеральные сказки, что инвесторы бывают другими — приходят как добрые феи, все налаживают, а потом уходят, оставляя после себя процветающее предприятие — стоит оставить «для самых маленьких» — это как раз их уровень.

Рабочим следует понять, наконец, что никакого иного инвестора не будет! Инвесторам нужна ПРИБЫЛЬ, а не то, каким способом она достигается — работой завода или его уничтожением. Что дает больше прибыли, то они и будут требовать сделать. В этом весь корень проблемы! И это надо крепко запомнить на будущее, ибо борьба предстоит серьезная, и не только по поводу этой конкретной невыплаты заработной платы. Наемному работнику, раз уж он лишен средств производства («фабрик, заводов, газет, пароходов»), придется всегда и везде — на любом месте работы драться за свои права, зубами вырывая их у работодателя, ибо как было сказано здесь уже не раз, прибыль работодателя (буржуя) складывается только из объема того бесплатного труда, который он смог выжать из своего работника. Сколько работник уступит буржую — настолько тот и станет богаче.

Аналогично и с «нехорошим» руководством. Потому гражданин Соболев и сидит на своем месте аж с 1987 года, что он замечательно устраивает в качестве управляющего всех собственников холдинга «Седин». Может он не умеет конструировать обрабатывающие центры, собирать и отлаживать их, но вот выжимать прибыль из рабочих для частных собственников он научился очень и очень хорошо. Всякий «новый инвестор», а точнее очередной хапуга, стремящийся высосать из предприятия и его работников последние соки, будет беречь Соболева как зеницу ока, ибо другого такого же беспринципного управляющего капиталом найти непросто. В крайнем случае, если Соболева, ставшего уже ненавистным трудовому коллективу, все-таки уберут, то на его место назначат другого такого же — умеющего «мягко стелить» рабочим, чтобы им было «жестко спать». (Пример «Автоваза» перед глазами: был Каданников генеральным директором — рабочие жаловались на притеснения, теперь «новые инвесторы» поставили Бу Андерсона — так рабочие совсем завыли, ибо житья не стало совсем!)

Теперь самое главное — о национализации завода. На этом вопросе стоит остановиться подробнее, ибо с подобной идеей все чаще стали выступать работники наших российских предприятий, видя в ней панацею от всех бед.

В принципе, мысль-то у сединцев верная. И понятно, откуда она взялась — закономерно всплыла из памяти о светлом советском прошлом, когда завод процветал и горя не знал, когда его рабочий коллектив был раз в 10 больше нынешнего, и работы всем было невпроворот, когда производили такое, что сердце радовалось, и гордились своей работой, потому что она была нужна всей стране.

Только, увы, дорогие товарищи рабочие! Это же было при социализме, когда все в стране принадлежало вам! А теперь кругом частная собственность, капитализм, и вам ничегошеньки в стране не принадлежит, как и рабочим других российских предприятий. Тогда в СССР государство было вашим, рабочим, и власть была ваша, рабочая. А сегодня власть в стране отражает интересы соболевых и твардзиоков, а вовсе не ваши интересы — не интересы рабочих, служащих и инженеров. Нынешнее государство российское — буржуазное, и управлять Станкозаводом, если он вдруг будет национализирован, будет такой же Соболев или подобный ему. И точно также из вас, как и прежде, будут выжимать до последней капельки прибыль. Причем жаловаться уже будет некому, как некому жаловаться тем же рабочим Уралвагонзавода или РЖД, хотя проблем у них ничуть не меньше, чем у вас, в том числе и с задержкой зарплаты, и с «оптимизацией», и с сокращениями и прочими наемными «прелестями».

Правда, задержку зарплаты на госпредприятиях обычно не доводят до такого критического уровня, как у вас — аж целый год! Но и для частных предприятий 12-ти месячная задолженность по зарплате тоже явление уникальное. В том, что такое стало возможным на Станкозаводе Седина, есть ваша прямая вина — слишком долго вы раскачивались и терпели (почти полгода!!!), верили своему руководству и его обещаниям, хотя видели, как оно обманывало и «кидало» ваших товарищей из других предприятий холдинга, да и на вашем же собственном заводе в предыдущие годы. Просто тогда вас лично это не касалось, и вы наивно полагали, что уж с вами-то такого никогда не случится. (Увы, так думает сегодня еще немало рабочих в России, и это дает возможность их работодателям наглеть без предела!) Да вот только случилось. И не могло не случиться! Ибо классовый враг только тогда не решается нападать, когда понимает, что взамен получит адекватный ответ. А когда он видит перед собой беззубую и бессловесную жертву, он ее кушает без зазрения совести.

Уповая на национализацию как на решение всех проблем, вы забываете, что государство РФ это такой же буржуй, как и ваши нынешние хозяева завода. Оно, если сочтет нужным, обанкротит ваш завод в момент, и нисколько не расстроится от того, что вы останетесь без работы, без денег и всяких жизненных перспектив. Наше государство уже столько раз это проделывало с рабочими за последнюю четверть века, что выкинуть на улицу очередную партию, ему не составит никакого труда. (Как вы сами видели из предыдущих частей нашей статьи, оно совершенно не препятствует, а даже помогает вашим хозяевам добивать завод!) Последний пример, имеющий самое прямое к вам отношение — сознательное уничтожение вполне прибыльного предприятия, принадлежащего государственной компании «Ростех» — Волгоградского «Химпрома». Почти 3,5  тысячи его работников уже уволены в этом году, а оставшимся 492 — вручены уведомления об увольнении. Но то, что предприятие, способное отлично работать, добьют к концу года, в этом уже никто не сомневается.

Но это одна сторона дела. А есть и другая, и вам на нее прозрачно намекнули, когда ваш коллектив обратился с просьбой о национализации к Президенту России. Помните, что он вам ответил? Если, мол, собственник вашего предприятия попросит его национализировать, то государство этот вопрос рассмотрит. Типа, а вашего мнения, работяги, никто не спрашивает — что вы там себе хотите, нас не интересует. Почему ответ был таким, а не другим? Потому что вам тем самым четко и ясно дали понять, кто в этой стране хозяин, кто в ней имеет все права —  буржуазия, частные собственники, владельцы предприятий — соболевы и тварзиоки. А вы, наемные работники, для действующей власти никто — вас нет, не существует, понимаете? Вы — вещи, которые, когда надо используют, а не надо — выкидывают. Точно также относятся нынешние «хозяева жизни» и к рабочим государственных предприятий — как к вещам, механизмам для производства прибыли, но не как к живым людям из плоти и крови, которые имеют разум, душу, чувства, свои желания и эмоции.

Если же вы надеетесь на то, что став государственным, ваш завод станет получать госзаказы, то выше мы вам разъяснили, почему этого никогда не произойдет, пока у власти в стране находятся частные собственники (буржуазия). Потому что им это не требуется! И иностранные «партнеры», от которых они зависят напрямую, не позволят. Вспомните, как наше чиновничество и олигархат  заверещали от западных санкций, когда дело коснулось их личных счетов за границей. Удел буржуазной России — полуколониальное существование. Наша страна нужна мировому империализму только как сырьевой придаток, и «прыгнуть выше», пока в ней царствует капитализм, Россия не сможет — ей никто этого не разрешит. Да и само государство российское вместе с главными нашими «господами» — олигархами этого не желают, они вполне довольны той ролью, которая им отведена мировым капиталом — ролью поставщиков сырья и энергоресурсов.

Не укладывается станкостроение в эту роль, понимаете? Станкостроение требуется действительно независимым странам, чтобы не зависеть ни от кого и никому не быть обязанным. Вот СССР такую цель перед собой ставил, и ему жизненно важно было самому всем себя обеспечивать, ибо буржуазные страны ему не только ничем не помогали, но еще и вредили изо всех сил. А буржуазной России это не нужно, ее все устраивает и так. Ей не требуется обеспечивать всем необходимым миллионы людей — ее задача осчастливить только «элиту», новоявленных господ — какие-нибудь жалкие несколько тысяч человек в стране. А уж на «счастье» этих нескольких тысяч природных ресурсов России вполне хватит на сотни лет!

Видите, как все непросто и как все взаимосвязано, как тесно политика переплелась с экономикой, с вашей заработной платой? А вы хотели «без политики»…

Не получится без политики, ибо она есть концентрированное выражение экономики[6], и от нее напрямую зависит, будете ли вы получать свою зарплату или не будете. Вы, как и множество рабочих коллективов в России, просите о национализации, а наше дорогое правительство ускоряет ПРИВАТИЗАЦИЮ, распродавая уже и стратегические предприятия страны, которые раньше не трогало! И распродает ведь за бесценок — по принципу «лишь бы кто взял»!

Вопрос о национализации, вообще говоря, более чем серьезный — это действительно единственное решение проблемы восстановления и развития станкостроения в стране (как, собственно, и других отраслей нашего народного хозяйства). Но положительный результат национализация даст только при условии, что государство, в чьей собственности будут находиться эти национализированные предприятия, не будет буржуазным! Только пролетарское государство способно вновь возродить в России и промышленность, и сельское хозяйство, и все остальное, что сейчас разгромлено и пребывает в дичайшем упадке.

Это значит, что путь решения проблемы только один — возврат к социализму. Вот когда власть будет снова в руках рабочего класса, когда рабочий класс уничтожит частную собственность на средства производства и вновь вернет общенародную собственность, вот тогда национализация, т.е. переход из частной в общественную собственность, управляемую от имени трудового народа пролетарским государством, действительно сможет помочь возродить завод. Только тогда завод Седина, как и множество других заводов в нашей стране, вновь став государственным (общенародным), обретет новую жизнь, заработав так, как он работал прежде, в советское время — во всю свою мощь, радуя страну и ее трудовой народ своей уникальной продукцией. А его коллектив никогда больше не будет страдать от задержек зарплат, эксплуатации и бесконечного унижения.

Что нужно сделать, что бы этого достичь? Это долгий и тяжелый путь, если уж потеряли то, что в свое время великими жертвами добились наши деды и прадеды. Но идти по нему надо — выбора нет. И на этом пути первое, что следует сделать, научиться бороться за свои права. Как минимум, вспомнить всё, что знали и умели рабочие «Кубаноли».

Да, работники Станкозавода тоже не сидели и не сидят, сложа руки. Они боролись и борются. Но, видимо, что-то делают не так, раз их борьба до сих пор не дала желаемого результата. Давайте попробуем выяснить, что именно.

Как работники Станкозавода боролись за свои права

Первое, что следует отметить, рассказывая о борьбе коллектива КСЗС за свои трудовые права, это то, что борьба сединцев есть замечательный пример коллективных протестных действий без какой-либо инициативы извне! Это та самая самоорганизация трудящихся, о которой так много говорят наши левые и коммунисты, но так мало для ее развития делают.

По этой самой причине РП не любит этот термин «самоорганизация», ибо он зачастую абсолютизируется оппортунистами до крайности. Их упование на «самоорганизацию» рабочего класса оказывается на деле упованием на стихийность в рабочем движении с практическим отрицанием в нем ведущего элемента — сознательности, без которого классовая борьба рабочего класса никогда не выйдет из буржуазных рамок, а значит, никогда не даст окончательного разрешения его коренных классовых проблем. Абсолютизация «самоорганизации» — это не что иное, как новая форма старого «экономизма» — той самой основы, на которой потом развился меньшевизм, принесший нашей стране немало горя. Говоря о самоорганизации рабочего класса и трудящихся масс, следует всегда понимать, что этому процессу, чтобы он активнее развивался, нужно оказывать помощь. А это значит, что коммунистам необходимо вести широкую разъяснительную работу в среде трудящихся масс и в первую очередь рабочего класса. Ведь, чем больше будут люди понимать происходящее, тем быстрее и правильнее они станут действовать. И хотя это отступление от темы нашего разговора, но отступление обоснованное — оно имеет самое прямое отношение к борьбе рабочих-сединцев.

Стихийные собрания рабочих Станкозавода и образование ими инициативной группы — это показатель серьезно возросшей сознательности трудового коллектива предприятия, который, наконец, понял, что если он сам о себе не побеспокоится, то никто за него беспокоиться не станет. Осознав, что профсоюзный комитет холдинга предал их, полностью встав на сторону работодателя, почти год не выплачивающего им заработную плату, рабочие и конструктора завода не сложили руки, не смирились, а стали бороться за свои экономические интересы, как и должен бороться за свои человеческие права всякий уважающий себя человек. В образованный работниками Станкозавода инициативный комитет вошли самые активные и убежденные в своей правоте представители трудового коллектива — рабочие и ИТР, и это огромный плюс рабочего класса Завода Седина, проснувшегося от многолетней апатии.

Но одновременно это и огромный минус коммунистам г. Краснодара и Кубани (КПРФ, РКРП и прочих), которые предпочитают демонстрировать свою «коммунистичность» где угодно — в буржуазном парламенте, в местном ЗакСобрании, на памятных акциях и т.п., но только не вести действительную коммунистическую работу в трудовых коллективах. Хотя называть этим высоким именем членов опорочивших себя партий с названием «коммунистические» давно нет никаких оснований. В том, что это никакие не коммунисты, а ряженные под коммунистов, рабочему классу нашей страны известно. Если бы на Кубани действительно были коммунисты, то трудовой коллектив Завода Седина, как и множество других предприятий края, не остался бы сегодня один на один со своими проблемами.

Представители КПРФ и ребята из СКМ (молодежная организация ОКП, недавно образованной из осколков КПРФ) могут сказать, что они участвуют в трудовых протестах сединцев. Да, участвуют, только как именно они в них участвуют? Они появляются на мероприятиях обманутых работников Станкозавода исключительно с целью самопиара — с фирменными шарфами и флагами своей партии, в дурацких буденовках на голове, как будто это развлекательное шоу, а не настоящее горе людей, которые почти год вынуждены жить впроголодь!

КПРФ на митинге «сединцев» 17 октября  2015 г.

И эта самореклама настолько бросается в глаза, что не выдержали даже буржуазные журналисты местного краснодарского телевидения, задав вопрос представителям КПРФ, чьи члены занимают немало депутатских кресел и в органах местной кубанской власти, и в российском парламенте — чем, собственно, они помогли рабочим Станкозавода, кроме того, что вышли на митинг прорекламировать сами себя? Высокий депутат от этой партии, присутствовавший на телепередаче, ответить на этот вопрос ничего не смог, он юлил и вихлялся, как представительница древней профессии. Правда, позднее КПРФ на публичную критику все же отреагировала — депутат Госдумы РФ от КПРФ С.П.Обухов обратился к Д.А.Медведеву с просьбой о поддержке завода, но выйдет ли из этой просьбы какой-то толк, пока неизвестно.

Работники Станкозавода, как все рабочие нашей страны, цену кпрфовцам давно знают и особо на их помощь не надеются. Однако, как сказали нам члены инициативной группы, положение трудового коллектива настолько печальное, что они рады будут всем, кто действительно сможет как-то помочь, даже хотя бы толковым советом. И советы такие сединцам периодически даются, правда, в массе своей не слишком толковые, но об этом чуть ниже.

Итак, что предпринимали сединцы, чтобы решить свою проблему?

В принципе, все то же, что предпринимает множество других рабочих нашей страны, попусту бегающих все по одному и тому же замкнутому кругу, который предусмотрительно предложила им действующая буржуазная власть. Это переговоры, соглашения и компромиссы с работодателем, которые ни к чему не ведут и ничего не дают (закономерный итог пресловутого «социального партнерства»!), обращения во всевозможные государственные инстанции, начиная от местной прокуратуры, трудовой инспекции и мэрии Краснодара до органов федеральной власти вплоть до Правительства и Президента страны. И, разумеется, разрешенные властью протестные акции: пикеты и митинги. На днях был устроен даже народный сход у здания администрации Краснодарского края, на который по закону разрешения не требуется. Результат всех этих усилий пока не радующий и, увы, уже ставший традиционным для наших российских рабочих: обещаний от власти посодействовать решению проблемы трудового коллектива полно, но дело с мертвой точки не сдвинулось, расчетом пока не пахнет, задолженность работодателя перед работниками только растет.

Но надо отдать должное сединцам — они не сдаются, а напротив ищут новые способы борьбы и находят их.

Не так давно они растянули на крыше здания завода огромный баннер 1,5 м х 10 м с надписью «SOS! ГОД БЕЗ ЗАРПЛАТЫ». Он был хорошо виден с автомобильной дороги и ЖД ветки, по которой круглосуточно курсируют поезда. Баннер провисел почти четыре дня, пока его не сняла администрация холдинга, видимо, побаивающаяся все-таки публичного освещения тех подлостей, что творятся на предприятии. Но фотографии баннера успели разойтись по всей России.

А на 7 ноября сединцы вышли на праздничную демонстрацию, организованную Краснодарской организацией КПРФ в годовщину Великого Октября, чтобы и там громко заявить свой протест против действий руководства завода и российской власти, добивающих предприятие и издевающихся над его трудовым коллективом.

Если бы к ним тогда присоединились рабочие других кубанских предприятий, у которых тоже немало серьезных проблем, то праздничная демонстрация «официальной оппозиции ее величества» вполне могла бы превратиться в боевую протестную акцию, которая  непременно бы принесла успех всем рабочим коллективам края. КПРФники, разумеется, организовать такое мероприятие не почесались. А вот молодое поколение ОКП оказалось более сознательным и преданным делу рабочей борьбы за социализм — именно они, комсомольцы СКМ, предложили сединцам принять участие в праздничном шествии, на что трудовой коллектив Станкозавода благодарно откликнулся, понимая, что необходимо использовать эту редкую возможность пройти по центру краевой столицы со своими лозунгами.

Очень радует тот факт, что сознательность трудового коллектива Станкозавода, оказавшегося в столь критической ситуации, растет прямо на глазах, но, к сожалению, она еще недостаточна для того, чтобы работники этого многострадального предприятия смогли развернуть классовую борьбу в полную силу. Основное препятствие тому — вредные буржуазные иллюзии, сохранившиеся еще в их собственном сознании, и главная из этих иллюзий — боязнь политики.

«Мы уже не раз заявляли, что спасение Завода им. Седина это не политическая акция, и стоит избегать излишней политизации (это решение было принято изначально, т.к. даже среди работников завода нет единых политических предпочтений).», — так объясняют свое отношение к политике члены инициативной группы.

Формально кажется, что это правильное решение. Трудовой коллектив пришел к компромиссу, решив отложить идейно-политические дискуссии в сторону, чтобы решить конкретный вопрос их реальной жизни — добиться удовлетворения общих для всех материальных интересов.

Но что такое этот их общий для всех материальный интерес? Да ведь это интерес классовый! Это интерес наемных работников, пролетариев. И этот интерес полностью противоположен материальному интересу буржуазии, всяких там соболевых и твардзиоков. Потому «политическое предпочтение» у наемного работника может быть только одно — классово-пролетарское, но никак не классово-буржуазное. Ибо если стоять на позиции буржуазии и отражать ее материальный интерес, то нечего и просить у работодателя свою зарплату, нужно согласиться с тем, что он имеет полное право вам ее не платить — ведь это многократно увеличивает его прибыль — цель всей его деятельности!

В том-то и суть, что на самом деле политические предпочтения у всех сединцев не разные, а одинаковые — это политические предпочтения наемных работников, пролетарские политические предпочтения — освободиться от угнетающего их наемного рабства, работать свободно, радостно и жить при этом свободно и радостно, имея для жизни все необходимые материальные и духовные блага. Но ведь это и есть коммунистическое будущее, которое возможно будет только на основе общественной собственной на средства производства!

Вы ж все сами стремитесь к коммунизму, товарищи, даже те из вас, которые якобы имеют другие «политические предпочтения»!

Но для того, чтобы это коммунистическое будущее реализовалось в нашей реальной жизни, нужно уничтожить частную собственность на средства производства, ведь именно потому, что существует частная собственность, и имеют возможность работодатели не выплачивать своим наемным работникам заработную плату!

В итоге оказывается, что никакого такого особого компромисса в трудовом коллективе Станкозавода достигать и не требовалось, ибо на самом-то деле все работники думают и хотят одного и того же. Если что и было необходимо, то только провести хорошую разъяснительную работу с трудовым коллективом, в ходе которой более сознательные и политически грамотные товарищи должны были просветить политически менее грамотных, рассказав им, как это сделали мы выше, что к чему.

Это означает, что нет никаких препятствий для того чтобы политизировать протест трудового коллектива Станкозавода, если к этому вынуждают сами обстоятельства, само развитие ситуации. Никто не мешал работодателю рассчитаться с рабочими вовремя. Никто не мешал и государству, которое строит из себя защитника народа действительно помочь этому народу в борьбе против угнетающих и нагло издевающихся над ним работодателей. Но если они не желают добровольно удовлетворять справедливые требования рабочих, значит последним ничего не остается, как заставить их это сделать. И заставить теми способами, которые дадут реальный ощутимый эффект. Политическими, значит, политическими. Это и есть самая правильная позиция, потому как только такой подход к делу может дать решение проблем рабочих коллективов. Всякий иной есть заведомый проигрыш.

Предшественники сегодняшних сединцев — рабочие «Кубаноли» в свое время это хорошо понимали. Они тоже бы не отказались тогда жить мирно и спокойно, не нарушая существующий закон и ни с кем не ведя жесткой классовой борьбы. Вот только выбора у них, как сегодня у сединцев и многих других рабочих коллективов нашей страны, не было. Эта жесткость не от рабочего класса идет, ее инициаторы — собственники средств производства, капиталисты. Как жить, если тебе и твоим детям элементарно нечего кушать? И что поделать, если живешь в обществе, где царствует частная собственность на средства производства, которая и разделяет людей на классы? У одних есть фабрики, заводы, газеты, пароходы, а у других ничего этого нет, и они вынуждены, чтобы жить, в ножки кланяться первым, чтобы те купили единственное, что у них есть — их рабочую силу, способность трудиться и приносить прибыль. Классовую борьбу начинает не пролетариат против буржуазии, а она сама самым безжалостным образом ведет ее против рабочего класса постоянно, стремясь сжать тисками голода его горло так, чтобы он и дернуться не мог. И выжить тут можно только одним способом — не висеть в руках капиталистов как бессловесная тряпка, а укусить эту руку так, чтобы у мучителя разжались пальцы, чтобы в другой раз он поостерегся сжимать их так сильно. Это как минимум.

Что для этого надо? Сначала понять, что в классовом обществе твои друзья только те, кто из одного с тобой класса и примыкающих к нему трудящихся слоев, и никакой дружбы («партнерства», «солидарности» и т.п.) между угнетателями и угнетенными быть не может! Что главным угнетателем в таком обществе является даже не столько работодатель-капиталист, сколько его верный помощник — государство, единственная и главная задача которого как раз и состоит в том, чтобы «тащить и не пущать» в угоду капиталисту.

Не управляет буржуазное государство страной и ее хозяйством — не нужно ему это и не его это дело!

Не стоит путать государство буржуазное с государством советским, социалистическим, функция которого действительно в большей степени была управлять, чем применять насилие. У буржуазного государства основная и главная задача другая — силой обеспечить покой и стабильное течение прибыли в карман буржуазии (собственников средств производства), ее политическое и экономическое господство, любым давлением и любым притеснением добиться того, чтобы наемные работники, создающие бесценную прибыль капиталу, и дальше висели безжизненными куклами в его равнодушных к их страданиям и бедам руках!

Вот когда есть такое понимание, тогда появляется и понимание того, ЧТО надо делать, чтобы добиться желаемого. Но для начала, ЧТО делать не следует.

Совершенно очевидно, что никогда не дадут результата, действия:

1) спонтанные, неподготовленные;

2) индивидуальные или узкой группы лиц;

3) заранее ограничиваемые рамками существующего буржуазного закона;

4) заранее ограничиваемые только рамками экономической борьбы;

5) коленопреклоненные просьбы.

Разъясним почему.

1. Спонтанные, неподготовленные действия практически никогда не позволяют добиться успеха — они не страшны работодателю, и он легко их пресекает. У него вполне хватает для этого «специальных отрядов вооруженных людей» — полиции, ОМОНа, спецназа, армии, наконец. Бороться за свои права тоже надо уметь. Классовая борьба — это серьезная наука, и ей необходимо учиться. Важно не только знать, что делать, но еще и КАК делать. Ибо самые замечательные и верные действия трудового коллектива, но осуществленные неправильно, могут принести не удачу, а поражение.

Ведь для того, чтобы победить мощного и опытного врага, у которого в руках все козыри — деньги, полиция, суды, законы, СМИ, наконец, которые тоже немалая сила в современном обществе, надо знать не меньше, чем он, а больше него. Надо стать хитрее, чем он, дальновиднее. Не верить обещаниям и заверениям своего классового врага, не искать того, кто всё сделает за вас (мэр, губернатор, президент, депутат и пр.), а действовать самим — только тогда можно достичь успеха.

В каждом трудовом конфликте, чтобы победить, необходимо:

— выработать свою тактику действий, наиболее подходящую к данному случаю при данных условиях;

— выбрать правильный момент, когда лучше всего начать борьбу, когда она даст наибольший эффект, и также важно уметь ее вовремя закончить с максимально возможными в данном конкретном случае приобретениями для рабочего класса;

не терять духа, если борьба не принесла в этот раз результата — принесет в следующий раз, когда выступите более организованно и продумано;

верить в себя и в своих товарищей, поддерживать у них уверенность в вашей обязательной победе.

2. Борьба индивидуальная, отдельного рабочего или небольшой группы работников не представляет никакой опасности для работодателя, ибо она практически никогда не может ущемить его так, чтобы вынудить его выполнить требования рабочих. Успех приносит только массовая борьба. Чем больше борется людей, тем лучше — тем страшнее их протест работодателю, и тем скорее он идет на уступки.

3. Протестные действия рабочих, ограниченные рамками существующего законодательства, в современном капиталистическом обществе крайне редко могут дать какие-то положительные результаты. И вот почему.

Буржуазия для того законы и пишет, чтобы связать наемных работников по рукам и ногам, чтобы все их протесты, организованные в соответствии с этими законами, никакого ущерба капиталу нанести не могли. Хочешь — не хочешь, а надо разрывать эти путы, освобождаться от гнета установленных буржуями норм и правил, выходить за них, иначе ничего добиться от работодателей и покрывающего их правительства будет невозможно.

Возьмите распространенные ныне разрешенные властью митинги и демонстрации. Току от них — чуть. И это не случайно, хотя сами формы борьбы, в частности митинги и демонстрации, очень эффективны, при условии, конечно, что власть о них предварительно не уведомляется, и никто ей не дает возможность подготовиться к атаке рабочих заранее. Но нынешняя буржуазия оказалась так хитра, что со всех сторон защитила себя с помощью государства и его институтов: закона, суда и полиции. Она не стала тупо запрещать рабочие протесты, а просто потребовала информировать ее об их проведении — кто, где, когда, зачем и сколько. Для чего? А для того, чтобы к ним подготовиться и быть во всеоружии! Чтобы рабочие не могли взять ее врасплох и добиться от нее в виду ее слабости желаемого! Не случайно на всех подобных мероприятиях полиции и представителей администрации бывает больше, чем самих участников. Все сказанное выступающими там записывается, все участвующие — снимаются на видео, чтобы потом было легко выявить активистов и разными способами нейтрализовать их поодиночке.

Стоит ли удивляться тому, что в этих поистине провокаторских акциях рабочие массы участвовать не желают? Что на них никогда толком не соберешь людей? Отчего это происходит? Бороться наши рабочие не хотят? Некоторая их малосознательная часть, безусловно, пока еще трусит и не понимает необходимость и важность борьбы за свои права. Но главная причина в другом — рабочие у нас на порядок умнее, честнее и сознательнее тех, кто пытается ими руководить, предлагая вести классовую «борьбу» подобными провокаторскими мероприятиями, ибо они интуитивно понимают, что предупредить своего противника о том, где ты собираешься его атаковать и как именно, это значит заведомо проиграть бой.

Предлагать разрешенные властью протестные акции или уведомлять листовками о том, что планируется массовое протестное мероприятие  — это то же самое, что предавать своих товарищей. Тот факт, что значительная, если не подавляющая часть рабочих лидеров делает это по глупости, по своему крайнему политическому невежеству, никакой роли не играет. Факт остается фактом — это предательство своего трудового коллектива и заведомый провал того дела, за которое этот коллектив борется.

Не случайно предложения о проведении такого рода «протестных» мероприятий как из рога изобилия поступают рабочим, поднявшимся на борьбу, от всяких политических или общественных доброхотов. На деле такие советчики, в роли которых постоянно выступают представители российских «желтых» профсоюзов и известных политических партий и общественных организаций, в том числе с коммунистическими названиями, есть примитивные агенты буржуазии в рабочем движении, цель которых нейтрализовать рабочий протест, сделать его безопасным для правящего класса, а значит совершенно бесполезным для возмущенных трудящихся масс.

Нас могут спросить, а как же разрешенные шествия, за участие в одном из которых мы выше хвалили сединцев?

Шествия по самой своей природе очень специфическое мероприятие. Контролировать шествие полностью власть не может. Для этого ей необходимо привлечь огромнейшее число полицейских, учитывая, что это действие не локальное, а имеющее немалую протяженность. Но даже в этом случае не факт, что полиция сможет выйти победителем из схватки, если вдруг такая произойдет. Действительно массовая и хорошо организованная демонстрация может оказаться значительно сильнее. А если к тому же речь идет о насущных политических вопросах, в которых действующей власти противостоит подавляющее большинство населения, то помощников у демонстрантов может найтись столько, что закончиться она потом может где-нибудь мэрии, а то и повыше. Именно поэтому добиться от буржуазной власти разрешения на проведение шествий несравненно сложнее, чем на остальные формы протестов — власть отлично понимает опасность демонстраций. К тому же демонстрация в принципе не позволяет выявить всех ее участников, ведь по пути следования к движущимся колоннам стихийно присоединяются все новые и новые участники. Как всех учтешь и сфотографируешь, если их сотни и тысячи в разных местах и в разное время?

Участие в разрешенных массовых шествиях, выгодно для поднимающихся на борьбу рабочих масс, еще только получающих первые уроки классовой борьбы, тем более когда не они выступают их организаторами, а значит не сообщают власти никаких сведений о своих активистах. В дальнейшем, набрав достаточный опыт классовой борьбы, им уже не будут требоваться чужие организаторы и разрешения властей — рабочий класс станет проводить демонстрации там и тогда, где и когда удобно и нужно ему самому.

Но даже разрешенные мероприятия типа митингов, в обычных условиях абсолютно безопасные для власти и работодателей, могут иногда оказаться для них крайне нежелательными. Такое происходит обычно в преддверии выборов, когда действующая власть, отлично понимающая, что подавляющее большинство населения относится к ней негативно, боится любого шороха и любого возмущения трудящихся, тем более такого, которое может всколыхнуть весь город. Вот в такие моменты она обычно не дает разрешения на протестные акции, а те, которые разрешила, пытается остановить, «спустить на тормозах».

Подобный случай произошел в конце августа этого года и с сединцами. Тогда в преддверии Единого дня голосования, назначенного на 13 сентября, краснодарская власть залебезила перед трудовым коллективом Станкозавода, уговаривая работников отменить уже назначенный на 24 августа митинг. Быстренько подключили и гендиректора МОАО «Седин» гр. Соболева, который в своей обычной манере наобещал рабочим «горы золотые». Краснодарские чиновники освятили обещание сединского руководства своими высокими заверениями, что, мол, они всё проконтролируют. Был даже утвержден график мобилизации средств предприятий группы “Седин”, обеспечивающих погашение задолженности по заработной плате перед сотрудниками ЗАО “КСЗС”. К сожалению, работники Станкозавода тогда поверили своим классовым врагам. Результат известен. Хороший шанс добиться полного расчета по долгам был упущен… А надо было действовать с точностью до наоборот. Пользуясь таким удобным случаем, так насесть на местную власть, развернуть такую активную протестную деятельность, чтобы ей было проще заставить Соболева рассчитаться с трудовым коллективом, отдав хоть последнее, чем рисковать срывом Единого дня голосования, за который федеральная власть местным чиновникам голову бы оторвала!

Удастся ли теперь решить дело в рамках буржуазного закона, неизвестно. Пока все, что был сделано, показывает, что толку от такого рода действий немного. А значит не стоит заранее ограничивать свою классовую борьбу рамками буржуазного закона — как потребует ситуация, так и следует рабочим действовать, если они, конечно, хотят добиться победы.

4. Выше мы, по сути, разъяснили этот вопрос. Здесь можно добавить только одно, что пока классовая борьба рабочих не выходит из рамок чисто экономической борьбы с хозяевами, буржуазия особо не чешется и не беспокоится. У нее имеются все возможности, особенно в условиях империализма (эта стадия капитализма характеризуется тесным сращиванием государственного аппарата с крупным монополистическим капиталом), нивелировать такие протесты, свести их на «нет». Даже когда буржуазия идет на уступки рабочим, эти уступки всегда оказываются временными. Настоящее решение проблем рабочего класса лежит только в области борьбы политической. Последнее доказано всей многовековой историей классовой борьбы рабочего класса с угнетающим его капиталом.

Что касается сединцев, то они сами видят, что все предпринимаемые ими действия мало волнуют как руководство холдинга, так и российскую власть. Но можно гарантировать, что ситуация изменится на 180%, как только они станут выдвигать не экономические требования, а политические. Вот тут власть и капиталисты обеспокоятся всерьез. А значит вынуждены будут уступить рабочим, боясь, что подобные политические протесты охватят и другие рабочие коллективы города, края, всей страны (Вспомните опыт рабочих «Кубаноли»!) В условиях империализма иного способа добиться победы у рабочих просто не существует.

Разумеется, шаг, который должны будут сделать в этом случае наши рабочие в своем сознании, огромен и непрост. Он станет показателем их готовности к высшим формам классовой борьбы рабочего класса. Понимая, что сегодня такой шаг вряд ли возможен, мы сединцев к нему не призываем. Но то, что он ими рано или поздно будет сделан, это однозначно. (Кстати, последние события в России, в частности Всероссийская забастовка дальнобойщиков, проведенная 11 ноября, показывают, что к политическим требованиям рабочий класс переходит достаточно быстро, если его вынуждают к тому сложившиеся обстоятельства.)

5. Нам кажется, что сединцы уже и сами поняли, постучавшись лбами в глухие стены, что просить и кланяться своим классовым врагам — работодателям и власти — бесполезно. Они не слышат просьб и ничуть не сочувствуют рабочим. Надо требовать и угрожать, а если не поймут, то и приводить свои угрозы в исполнение.

Как требовать и чем угрожать, это уже другой вопрос. Ответ на него зависит от конкретных обстоятельств конкретной ситуации, в которой оказался конкретный трудовой коллектив.

И вот это понять очень важно, ибо выше мы говорили о том, как не надо бороться, что не надо делать, а далее, соответственно, скажем о том, что же все-таки стоит делать, чтобы добиться победы. Потому мы сразу предупреждаем читающих нас товарищей — не ждите, что вам сейчас напишут здесь рецепт эффективной классовой борьбы за свои права на все случаи жизни — его не будет. Для одних работников в их условиях может стать эффективной забастовка — отказ от работы, а значит, невозможность для буржуазии получить прибыль; для других условий это может быть саботаж; в третьих — угроза изготовления брака; в четвертых — политическая демонстрация, или еще что-то.

Что делать конкретно, решается в каждом отдельном случае индивидуально с учетом всех имеющихся в наличии обстоятельств.

И если вам кто-нибудь когда-нибудь станет предлагать универсальную схему действий, знайте, что она будет ложной — это обман, вас просто пытаются ввести в заблуждение, сознательно или неосознанно, разницы нет. Универсального рецепта (схемы действий) на все случаи жизни быть не может, ибо каждая ситуация имеет свои особенности. И знать их может только тот, кто работает в этом коллективе, кто сам борется. Людям со стороны во все детали вникнуть очень сложно, если вообще возможно. Для этого, как минимум, они должны быть своими в данном  трудовом коллективе, работать с его рабочими давно и знать все тонкости и особенности, как людей, так и обстоятельств ситуации.

Со стороны можно дать только основные принципы, в соответствии с которыми нужно вести классовую борьбу, чтобы имелась большая вероятность победы. Именно в таком ключе мы и подходим к настоящему вопросу о борьбе работников трудового коллектива Станкозавода Седина за свои права и считаем его единственно правильным.

Как надо бороться

1. Основа — рабочий класс.

Ведущую роль в борьбе трудового коллектива за свои права должны играть рабочие, тогда вероятность добиться успеха значительно выше. Только рабочий класс есть последовательно революционный класс капиталистического общества.

На капиталистическом предприятии два полюса — буржуазия (работодатель) и рабочий класс, а служащие и ИТР занимают между ними промежуточное положение, что и определяет их сознание и поведение.  По самому роду своих профессиональных обязанностей они стоят обычно не на стороне рабочего класса, а на стороне буржуазии (работодателей), исполняя порученные ею функции надзора и контроля за рабочими, что, как правило, поощряется дополнительными материальными вознаграждениями. В силу самого характера своего труда ИТР и служащие, несмотря на то, что формально являются тоже наемными работниками, бывают неустойчивы, склонны к компромиссам с работодателем, часто проявляют мелкобуржуазные тенденции и стремления, индивидуализм, что однозначно мешает коллективной борьбе рабочих за свои права, сводя ее в некоторых случаях на нет.

В случаях подобных сединскому, например, при массовой и поголовной невыплате заработной платы всему трудовому коллективу, сама жизнь заставляет ИТР и служащих встать на сторону рабочего класса. Но в полной мере рассчитывать на них не стоит — они легко уступают работодателю, идут с ним на сговор, способны бросить своих товарищей по борьбе, если им лично пообещают какие-то материальные преференции, ибо по своей должности служат капиталу, а не рабочим. И уж тем более стоит десять раз подумать, прежде чем поручать им руководство борьбой трудового коллектива за свои права. В общем и целом рабочий класс на этом посту гораздо надежнее, он твердо стоит на своей классовой позиции и способен обеспечить более верную тактику борьбы. Хотя, конечно, в каждом конкретном случае нужно решать индивидуально. И представители ИТР и служащих могут твердо стоять на классовой позиции рабочего класса и быть убежденными и решительными борцами за социализм (история нашей страны знает немало таких примеров), но не как система, а как исключение, о чем надо помнить. В любом случае лидерами в трудовых протестах должны быть самые сознательные, ответственные и политически грамотные товарищи, а основой борющегося за свои права трудового коллектива  рабочий класс. Тогда ошибок будет значительно меньше и успех борьбы гораздо более вероятным.

2. Постоянно учиться классовой борьбе

Мы уже говорили о том, что классовая борьба не простое дело, и ей, как и всякой сложной деятельности, тоже надо учиться.

Возьмите на первый взгляд простой, казалось бы, вопрос — выдвижение требований трудовым коллективом в случае трудового конфликта. На деле оказывается, что подготовить перечень требований к работодателю дело очень сложное. По сути, надо так ясно понимать существующую ситуацию, что суметь хотя бы в общих чертах предвидеть ход борьбы, предугадать, какие уступки работодатель готов или может сделать, а на какие в нынешних обстоятельствах не пойдет ни при каких условиях. И здесь политически неразвитых рабочих очень легко обвести вокруг пальца, что, собственно, практически всегда и делают лидеры и активисты «желтых» профсоюзов или оппортунистических партий, нередко возглавляющих борьбу трудового коллектива за свои права. Работодатели по сговору с ними идут на формальные уступки, соглашаясь на мелкие и непринципиальные требования рабочих, но ни шагу не уступают в том главном, ради чего, собственно, и возник трудовой протест. А продажные представители «желтых» организаций убеждают расстроенных рабочих, что, мол, работодатель же пошел нам на уступки, мы же добились победы, а большее нам и не светит, надо радоваться и этому! В итоге борьба рабочих оканчивается пшиком. Боролись-боролись, а результат ничтожный. Ничего по большому счету и не добились.

В чем здесь проблема? Почему так получается? Такого рода поражения рабочих имеет в своей основе две причины: предательство лидеров и политическое невежество самих рабочих. Второе даже важнее, чем первое, ибо было бы у рабочих знание и, следовательно, понимание существа ситуации, то и люди, действующие против интересов рабочего класса, никогда не смогли бы стать лидерами борющегося за свои права трудового коллектива. На их место рабочий класс всегда бы нашел честных и политически грамотных товарищей, которые способны твердо и непреклонно отстаивать интересы рабочего класса, не прогибаясь под буржуев. С другой стороны, тупо требовать выполнения всех требований трудового коллектива часто бывает неумной тактикой — так можно потерять даже уже достигнутое. Тут важна гибкость и умение уступить в мелком, добившись удовлетворения важнейших требований.

То есть знание приемов и методов, форм и способов классовой борьбы рабочего класса приобретает важнейшее значение.

За многие сотни лет борьбы с буржуазией рабочий класс накопил огромный опыт борьбы за свои права. Понятно, что тот, кто усвоит этот опыт, кто вооружит себя знаниями этой науки, за которую рабочий класс прежних исторических эпох заплатил своей кровью, сможет бороться на порядок эффективнее тех, кто не владеет даже самыми элементарными ее правилами и приемами.

Что это за наука? Это марксизм-ленинизм. Он и есть научно осмысленный и проанализированный исторический опыт революционной борьбы рабочего класса за свои права и за свое окончательное освобождение от гнета капитала. Это мировоззрение и идеология рабочего класса, которое показывает мир таким, каков он есть, и именно поэтому он является эффективнейшим оружием рабочих в борьбе с работодателями. Ибо понимая, как все устроено на самом деле, научившись смотреть на мир без «розовых» идеалистических очков, которые все время пытается напялить на глаза рабочим буржуазия и ее ученые лакеи, рабочий класс приобретает способность видеть и тот путь, который ведет его к победе.

Отсюда вывод — политическое просвещение рабочего класса и всех наемных работников есть основа их успешной классовой борьбы. «Как люди думают, так они и действуют» — это положение марксизма было тысячу раз доказано самой историей человечества. (Но не стоит, однако, впадать в крайность, понимая его буквально — в этом выражении отражена только одна сторона дела. Другая, более важная сторона, выражается основополагающим принципом марксизма — «Бытие определяет сознание».)

Второе условие успешной классовой борьбы — организация.  Борьба трудящихся за свои права может иметь успех только в том случае, если она будет хорошо организована. Это значит, что должны обязательно быть созданы особые организационные структуры (комитеты, советы, рабочие союзы, кружки просвещения, ячейки, кассы взаимопомощи — неважно!), задача которых объединять и направлять борьбу рабочих. В эти организации, каждая из которых может заниматься каким-то своим направлением, должно входить большинство рабочих трудового коллектива. Официальный статус этим организациям не требуется. Важна их реальная работа и степень воздействия на трудящиеся массы. Но вот то, что все они должны координировать свою деятельность так, чтобы в острые моменты иметь возможность поднять на борьбу весь трудовой коллектив предприятия, и что руководить ими должна высшая форма организации рабочего класса — его политическая организация (политическая партия рабочего класса, отражающая его коренные классовые интересы), это однозначно.

3. Объединение и солидарность рабочих.

Вспомните историю приватизации Завода Седина — главное, на что были направлены все меры «приватизаторов», это на раскол советских трудовых коллективов, на уничтожение былого единства советского рабочего класса. Именно единства рабочих капиталисты боятся больше всего, ибо здесь они рабочим ничего противопоставить не могут! Сила рабочих не только в их численности, а то, что в коллективе, чувствуя за собой поддержку своих товарищей, каждый рабочий становится сам многократно сильнее и увереннее в себе. Вернуть былое единство российского рабочего класса — вот главная задача классовой борьбы рабочих за свои права!

В холдингах подобных «Седину», необходимо добиться того, чтобы классовую борьбу вел не один только трудовой коллектив Станкозавода, которому «горит». К борьбе рабочих за свои права надо подключать всех наемных работников, или, по крайней мере, всех рабочих (ИТР и служащие могут отказаться бороться, пока их самих лично не задевает) всех предприятий МОАО «Седин». Ведь притеснения, угнетения и унижения работодателей испытывают все наемные рабочие холдинга! Вот и надо этим воспользоваться как основой для объединения всех классовых сил.

Но объединение рабочих это одна сторона дела. Самое главное — это их классовое сознание, понимание того, что за своих товарищей по классу они должны стоять так же твердо и непреклонно, как за самих себя. Солидарность рабочих — вот где секрет успеха классовой борьбы рабочего класса!

Если бы такое единство и солидарность были достигнуты (а к этому надо стремиться обязательно — это залог успешной борьбы рабочих!), то уже сейчас все проблемы работников Станкозавода и некоторых других предприятий холдинга, где положение трудовых коллективов наиболее тяжелое, были бы на 99 % решены. Да и на других предприятиях МОАО «Седин» наемным работникам стало жить гораздо легче. Рабочие могут очень многого добиться, когда они действуют вместе, как одна сила, когда они горой стоят друг за друга, даже если это объединение и солидарность в пределах одного холдинга. Тогда им не страшны не «оптимизации», ни увольнения, ни сокращения, не говоря уж о невыплатах заработных плат. Тогда в их руках было бы мощнейшее средство классовой борьбы рабочего класса — забастовка, которым бы крепко можно было прижать хозяев холдинга.

4. Координация действий с рабочими других заводов.

Изолированная борьба рабочих одного трудового коллектива, даже если он выступает чуть ли не в полном составе, средство очень действенное, но все же на настолько эффективное, как борьба рабочих нескольких предприятий.

Вспомним опыт рабочих «Кубаноли». Кто их выручил? Кто помог им одержать победы? Рабочие других предприятий! Одни отказались исполнять заказ, предназначенный для «Кубаноли», а другие, узнав, что их пригласили на роль штрейкбрехеров (подлых предателей своих товарищей), повернули назад. Потеряли они зарплату? Да, потеряли. Но они приобрели многократно больше — они обеспечили свое будущее, в том числе материально. Сегодня ты помог другому — завтра он поможет тебе. Ведь надеяться-то рабочим, кроме как друг на друга, больше не на кого!

Необходимо установить тесные связи с рабочими других предприятий, как своей отрасли, так и их других отраслей экономики. Особенно важны связи территориальные — предприятий одного города, района, области. Ведь значительную часть вопросов, волнующих рабочих, могут решить местные власти, а значит надавить на них можно, подняв на борьбу всех рабочих предприятий, расположенных в данной местности.

В частности, если бы к борьбе «сединцев» подключились сейчас рабочие коллективы других предприятия г.Краснодара и Кубани в целом, проблемы трудового коллектива Станкозавода могли бы быть уже решены, как и многие проблемы других рабочих коллективов. С такой уймой наемных работников, выступающих единым фронтом за свои права, никакие работодатели и никакая власть не справится.

5. Превратить профсоюз из корпоративного в классовый, рабочий.

Вместе с работой по консолидации рабочего класса на всем холдинге очень важно также вести работу в его профсоюзной организации. Надо добиться того, чтобы профсоюзная организация МОАО «Седин» из «желтой», отражающей интересы работодателя, стала настоящей профессиональной рабочей организацией, классовой и боевой. Чтобы она твердо отстаивала интересы трудового коллектива, идя в авангарде его борьбы за трудовые права. Это сделать непросто, но можно. Решение вопроса лежит все там же — в единстве действий и солидарности наемных работников всего холдинга.

Представитель «Союза коммунистической молодежи» Краснодарского отделения ОКП Антон Капшук, помогающий иногда сединцам в организации протестных акций, предложил «для решения проблем рабочих нужно создать реально независимый межотраслевой профсоюз». Мы этим предложением полностью согласны в том смысле, что нужно заставить существующий отраслевой профсоюз работать так, как это нужно рабочим. Профессиональная организация — общественная, и все в ней определяется активностью и заинтересованностью самих рабочих. Захотят они того — значит, сделают. Даже профлидеров заменят с фальшивых, удобных руководству предприятия, на настоящих, твердо стоящих на классовых позициях рабочего класса. Но для этого «сединцам» нужно крепкие связи с другими рабочими коллективами станкостроительной отрасли, только тогда можно добиться того, чтобы весь отраслевой профсоюз стал действительно классовой рабочей организацией.

Новую профсоюзную организацию имеет смысл создавать только в крайнем случае, если уж совсем невозможно будет «приструнить» существующие сегодня на предприятиях корпоративные профсоюзы. То, что борьба за профсоюз развернется жесткая, это однозначно. Ведь холуи буржуазии просто так свои доходные местечки, где можно прекрасно паразитировать как на деньгах рабочих (на профсоюзных взносах), так и на подачки работодателей, не отдадут. Но если борьба за превращение корпоративных профсоюзов в классовые будет проиграна (российские «желтые» профсоюзы фактически входят в систему государственной власти в стране, и используются капиталистами как одно из эффективнейших средств борьбы против рабочего движения), то лучшим решением будет создание новой профсоюзной организации, независимой от существующей, в которую важно перетянуть подавляющее большинство рабочих холдинга. Искать какой-нибудь иное профсоюзное объединение, к которому приткнуться, не стоит — они у нас в России все такие же «желтые», как и ФНПР. Лучше уж тогда оставить что-то вроде неофициальной организации, ведь свою задачу координировать и направлять борьбу рабочих за свои права она прекрасно может решать и так. (В истории рабочего движения такие неофициальные рабочие союзы известны. Именно такими были в основном в дореволюционной России профессиональные рабочие организации, ведь царское правительство не очень-то жаловало любые рабочие объединения и официально не дозволяло иметь их на предприятиях. И через них, в том числе шла социалистическая агитация большевиков.)

Взять в свои руки существующий профсоюз для всех «сединцев» было бы очень большим подспорьем в борьбе против своего работодателя. Ведь притеснения руководства МОАО не ограничиваются только невыплатой заработной платы конкретному трудовому коллективу. И но и этот вопрос вполне можно было бы решить внутри предприятия, без привлечения органов государственной власти.

6. Рабочий контроль.

Из пояснений представителя Краевой Прокуратуры, куда обращались рабочие-сединцы в поисках правды, известно, что возможности у предприятия рассчитаться с работниками были — денежных средств на расчетном счету даже завода, не говоря уже о МОАО в целом, вполне хватало, но по воле руководства расчет этот произведен не был. Деньги ушли совершенно в другом направлении — туда, куда было более выгодно собственникам предприятия. Разумеется, этого никогда не могло бы произойти, если бы рабочие контролировали деятельность предприятия, особенно его финансовую деятельность. Но именно ее-то как раз и скрывает от своих работников руководство завода в первую очередь! Не случайно в своем выступлении в телепрограмме «Через край» на кубанском ТВ представитель трудового коллектива Станкозавода Седина тов. Алексей Кузнецов сообщил, что доступа к финансовым документам предприятия инициативная группа, представляющая интересы обманутых работников Станкозавода, не имеет.

И это понятно почему. Подлые делишки и сомнительные махинации можно проворачивать только в узком кругу, когда «все свои», когда информация о том, что на самом деле происходит с денежными средствами предприятия, не выходит за рамки его бухгалтерского отдела, когда рабочие не в курсе какие дела проворачиваются за их спиной, как их надувает и обманывает руководство предприятием. В противном случае они бы просто не позволяли так с собой поступать! Отсюда следует вполне логичный вывод, что не допустить подобных задержек заработной платы рабочие смогут только тогда, когда будут иметь возможность контролировать финансовую деятельность предприятия.

Это означает, что рабочий контроль на производстве стал жизненной необходимость для российских рабочих, учитывая, что задержки заработной платы у нас в стране стали явлением широко распространенным и повсеместным (в России только ленивый коммерсант-предприниматель не пользуется такой замечательной возможностью заработать себе дополнительный капиталец!).

Понятно, что собственники предприятий будут всемерно препятствовать стремлению рабочих контролировать деятельность предприятий, особенно их финансовую деятельность, ибо это  святая святых капитала — в ней наглядно видны все те способы и приемы, которыми пользуются работодатели для обмана рабочих. Добиться контроля рабочих на предприятии очень непросто, но бороться за рабочий контроль надо, идя к нему шаг за шагом, ибо только на этом пути лежит окончательное освобождение рабочего класса от гнета капитала.

Причем работникам МОАО «Седин» в силу некоторых обстоятельство достичь его проще, чем рабочим коллективам другим заводов и предприятий нашей страны.

Мы упоминали выше, в самом начале нашей статьи, что профкому предприятий группы МОАО принадлежит треть акций МОАО «Седин», т.е. он является самым крупным собственником холдинга. По закону об акционерных обществах  всякий собственник, а тем более обладающий значительной долей, имеет полное право знать о том, как управляют его собственностью (капиталом). И бухгалтерия предприятия обязана предоставлять собственнику по его запросу все сведения о финансово-хозяйственной деятельности принадлежащего ему предприятия. Также собственники предприятия имеют право в любой момент провести независимый аудит (экспертизу финансово-экономической деятельности) предприятия, а управляющий персонал (администрация предприятия) по закону обязаны предоставить для нее все необходимые документы. Все это уже дает огромные возможности  трудовому коллективу следить за всем, что происходит в холдинге. И скрыть от рабочих что-либо, учитывая, что они осуществляют весь производственный процесс предприятия, становится практически невозможно.

Но это еще не все. Тот же буржуазный закон об акционерных обществах (воспользоваться которым в данном случае трудовому коллективу Станкозавода и МОАО в целом очень выгодно) позволяет владельцам крупных пакетов акций (напомним, что профкому МОАО «Седин» принадлежит 33% акций) заблокировать не устраивающее их решение руководства холдинга, а также серьезно влиять на решение многих важных вопросов как его организационной, так и хозяйственной деятельности, в частности вопроса о назначении его исполнительных органов (руководителей предприятия). (Детали, что конкретно имеет право делать владелец трети акций МОАО, надо выяснить по Уставу  общества.)

То есть получается, что если трудовой коллектив МОАО «Седин» возьмет в свои руки профсоюзную организацию предприятия, то тем самым он фактически получает и контроль над всем холдингом в целом (и его «дочками в том числе!). А значит проблемы трудового коллектива Станкозавода (и не только его!) будут решены. Ясно, что за это побороться стоит. По крайней мере, попробовать.

7. Инициатива и самостоятельность

Последний принцип успешной борьбы трудовых коллективов за свои права, который следует обязательно отметить, это инициатива и самостоятельность трудового коллектива, всех его членов, всех входящих в него наемных работников. Здесь полный простор самодеятельности рабочих, их сообразительности и смекалке. Ведь все те, ныне ставших достаточно известными и популярными, способы классовой борьбы рабочего класса были придуманы самими рабочими и когда были применены впервые. Вот и теперь, несмотря на то, что наша буржуазия защитила себя со всех сторон всякими судами, законами, тюрьмами и полицией, надо не останавливаться на тех видах и способах классовой борьбы, которые применяют все, а искать новые, свои, которые могут помочь в данной конкретной ситуации. Повторяем, трудовой коллектив должен заставить руководство предприятия считаться с ним. И для этого все методы, которые дадут рабочим нужный им результат, будут хороши.

Перечислять здесь все те способы и виды борьбы, которые использует мировой рабочий класс для борьбы с капиталистами, мы не будем — это и долго, и не имеет смысла. Все равно с трудовым коллективом надо вести просветительскую работу — вот активисты рабочего движения и займутся этой темой, подготовят доклады и расскажут рабочим кто, где и как борется.

Главное другое — важно, чтобы каждый наемный рабочий не считал себя винтиком, простым исполнителем, за которого должны и обязаны думать другие, а стремился сам найти верное решение проблем трудового коллектива, которое может привести к успеху.

Инициатива и самостоятельность каждого рабочего в поиске способов и методов борьбы при единых слаженных действиях всего трудового коллектива — вот залог успеха классовой борьбы!

Один предложит остановить работу, когда у хозяина «горит» заказ, потребовав от него поднять зарплату рабочим, другой — разобрать только что выполненную работу, за которую не заплатили, потребовав от обманщика-работодателя заплатить дважды, а то и трижды  (сборка-разборка-и опять сборка). Главное — найти слабое место у работодателя, и так надавить на него, чтобы мало не показалось. А потом стоять на своем, пока не выполнит.

*  *  *

Не рабочий класс начал классовую войну. Но именно рабочий класс ее закончит — закончит тогда, когда уничтожит всякую возможность эксплуатации человека человеком.

С.Агапченко, г.Краснодар, 22.10-12.11.2015 г.

 


[1] » http://krasnodar.rusplt.ru/index/sovetuem-kollektivu-iskat-podrabotki-19279.html
[2] Это одно из важнейших положений исторического материализма.
[3] http://krasnodar.rusplt.ru/index/sovetuem-kollektivu-iskat-podrabotki-19279.html
[4] Там же.
[5] Там же.
[6] Выражение В.И.Ленина

P.S. Работникам Завода им.Седина но нового 2016 года выплачены все долги по зарплате !!!

30 миллионов рублей выплачено работникам ЗАО «Краснодарский станкостроительный завод «Седин» и группы компаний МАО «Седин».

Станкозавод им. Седина. Как рабочим не стать игрушкой в руках буржуазии. (Окончание): 2 комментария

  1. На счёт профкома полностью с Вами согласен, в случае с Заводом им. Седина, профком полностью обслуживает интересы чуждых работнику топ-менеджеров! И при этом профком является прикрытием — в случае чего Соболев сразу же заявляет что его наделили полномочиями работники через профком. Хотя при этом решения принимаемые работниками и профкомом (в лице председателя Муханова), чаще всего, являются диаметрально противоположными и работники уже неоднократно выражали недоверие председателю профкома.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.