О настоящей коммунистической партии. Организационные основы большевизма. ч.4.

438_originalЧасть 1часть 2, часть 3

Пролетарская и буржуазная идеология

Только с того дня, как рабочий класс прони­кается идеями марксизма, коммунизма, ленинизма, можно говорить о пролетарской идеологии.

Мы уже говорили, что эта идеология, теория, наука создана Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом.

Возни­кает такой вопрос: рабочие ведут стихийную борьбу, и не зная о марксизме. Какая же в этом случае бывает у них идеология?

Ленин отвечает: буржуаз­ная идеология.

Борьба рабочего класса, не осве­щенная марксизмом, не выходит из круга буржуазных или мелкобуржуазных взглядов, идей, представлений. Рабочий борется потому, что его угнетают: он не может не подыматься стихийно на борьбу, но в этой борьбе он не подымается над уров­нем господствующих в капиталистическом обще­стве буржуазных и мелкобуржуазных взглядов. Поэтому его борьба носит узкий, ограниченный, ме­лочной, «трэдъюнионовский» характер, как выра­жается Ленин. («Трэдъюнионы» — так назы­ваются в Англии профессиональные союзы, кото­рые ни о каком социализме не думают, а погло­щены исключительно мелочной экономической борьбой)

Только революционный марксизм впер­вые открывает глаза рабочему, впервые вырывает его из плена буржуазной, «тредъюнионовской», ме­щанской идеологии.

Взгляды Ленина на этот счет чрезвычайно важны. Поэтому на них нужно остано­виться подробнее.

Побуждаемые тяжестью своего подневольного положения, рабочие массы стихийно подымаются на борьбу против своих эксплуататоров, стачками добиваясь сносного человеческого существования, лучшей заработной платы, корот­кого рабочего дня. На первых порах борьба рабо­чего класса носит чисто экономический характер.

«История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными сила­ми» — вне влияния социалистических идеоло­гов — «рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание трэдъюнионистское, т.-е. убежде­ние в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правитель­ства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т. п.» (Что делать? 1902 г.).

При «трэдъюнионизме» у рабочих еще нет созна­ния коренной, непримиримой противоположности их интересов с интересами капиталистического, эксплуататорского общества. Они мирятся с капи­тализмом. Они не думают о том, чтобы перестать быть вольнонаемными рабами капитала. Им чужда великая идея марксизма или ленинизма: револю­ционное ниспровержение буржуазии и диктатура пролетариата. Они озабочены лишь тем, чтобы по­дороже и повыгоднее продать свою рабочую силу.

Нетрудно видеть, что трэдъюнионовское понима­ние задач рабочего класса ничуточку не противо­речит интересам буржуазии. Буржуазия прекрасно понимает неизбежность пролетарского движения. Так пусть оно сведется к борьбе за мелкие эконо­мические улучшения, к «полюбовным» договорам хозяев с рабочими об  условиях труда и возна­граждения, к судебному разбирательству в третей­ских судах и примирительных камерах взаимных неудовольствий рабочих и хозяев, к мирному и без­вредному обсуждению в парламенте «рабочего во­проса». В этом и заключается тредъюнионизм, подсказываемый рабочему классу буржуазией. Поэтому Ленин и говорил, что

«трэдъюнионизм означает идейное порабоще­ние рабочих буржуазией».

Разумеется, трэдъюнионизм в миллион раз при­емлемее для буржуазии, чем грозное учение комму­нистов о диктатуре пролетариата. Буржуазия не может не трепетать, слыша слова «Коммунистического манифеста»:

«Коммунисты считают излишним скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто за­являют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего современного общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед ком­мунистической революцией. Пролетарии могут потерять в ней только свои цепи. Приобретут же они целый мир. Пролетарии всех стран, со­единяйтесь!» (Маркс и Энгельс. Коммунистический Манифест. 1878 г.).

Подымаясь на борьбу за улучшение своего по­ложения, рабочий класс в поисках средств и спо­собов борьбы невольно, бессознательно попадает в плен к буржуазной идеологии, которая одна только его и окружает.

«Стихийное движение…. идет именно к гос­подству буржуазной идеологии… по той простой причине, что буржуазная идеология по проис­хождению своему гораздо старше, чем социали­стическая, что она более всесторонне разрабо­тана, что она обладает неизмеримо боль­шими средствами распространения» (Что де­лать? 1902 г.).

Буржуазная культура миллионами и миллио­нами путей — газетой, школой, церковью — обволаки­вает мозг пролетария и прививает ему мещанские, буржуазные, либеральные (Либерал — сторонник умеренно-буржуазных взглядов, прикрываемых фразами о свободе, народовластии и пр.), «трэдъюнионовские» взгляды и воззрения на задачи рабочего класса. Пролетариат может инстинктивно, стихийно, «ну­тром» своим тянуться к социализму, к полному освобождению, но

«наиболее распространенная (и постоянно воскрешаемая в самых разнообразных формах) буржуазная идеология тем не менее стихийно вcero более навязывается рабочему».

(Очень хорошее разъяснение той ситуации, которую мы сейчас имеем у нас в России в рабочем движении. Именно в буржуазных рамках тредъюнинизма и удерживают российских рабочих множество специально созданных буржуазией или находящихся под ее патронажем  политических или экономических организаций, начиная от политических партий типа КПРФ, РКРП, «Рот Фронта», РПР и т.п. и заканчивая всеми без исключения профсоюзными организациями, в том числе МПРА, который некоторые левые выдают за «классовый» рабочий профсоюз. На деле же этот профсоюз совсем не классовый, а корпоративный, и ничем принципиальным не отличается от того же «желтого» и всеми критикуемого профсоюза ФНПР. Особо следует отметить здесь Фонд Рабочей Академии и его бессменного лидера и идеолога тредъюнионизма и реформизма проф. М.В.Попова, широко разрекламированного повсюду чуть ли не как ведущего российского марксиста. Этот так называемый «марксист», правда, напрочь выбросил из своей теории и практики Ленина и самого Маркса, и занят исключительно пропагандой среди рабочих экономической борьбы, т.е. того самого тредъюнионизма, о котором ведет речь автор брошюры Сорин. Российский комитет рабочих, организованный по инициативе ФРА (и лично Попова) как раз и занимается тем, что учит российских рабочих бороться с буржуазией исключительно в рамках буржуазных законов и внесением в сознание рабочих масс социалистической идеологии не заморачивался и не заморачивается. В том же направлении действует и РКРП с своим клоном «Рот Фронтом» — они также давно выбросили за борт социалистическую теорию и практику классовой борьбы, и «борются» с капитализмом силами самого капитализма — с помощью его парламента и удобных ему буржуазных профсоюзов.- прим. РП)

Ленин учит, что в современном обществе могут быть только две основные идеологии: идеология буржуазная и идеология социалистическая, комму­нистическая, пролетарская, марксистская.

«Середины тут нет (ибо «никакой» третьей идеология не выработало человечество, да и во­обще в обществе, раздираемом классовыми про­тиворечиями, и не может быть никогда вне­классовой или надклассовой идеологии)».

Для большей точности нужно заметить при этом, что к буржуазной идеологии относится и та ее раз­новидность, которая носит название идеологии мелкобуржуазной, свойственной мелким хозяй­чикам, мелким собственникам. Для пролетариата особенно опасно «заразиться» именно мелкобур­жуазной идеологией, которая как будто бы и заим­ствует кое-что от социализма, — почему ее и смешать можно с социалистической идеологией, но на самом деле не подымает пролетариат над уровнем бур­жуазных взглядов и не выводит его из круга бур­жуазных представлений. О мелкобуржуазности мы будем говорить еще не раз. (Вот эта самая мелкобуржуазная идеология тотально господствует в нашем рабочем и коммунистическом движении! И избавиться от нее — есть важнейшая задача сегодняшнего дня, только решив которую, мы сможем создать ту самую настоящую коммунистическую партию рабочего класса, которая сейчас жизненно необходима. — Прим. РП)

Ленин пишет, что о «самостоятельной», то есть не буржуазной, не мелкобуржуазной, не «трэдъюнионовской», а подлинно пролетарской, действи­тельно классовой, «самими рабочими массами в самом ходе их движения вырабатываемой идеологии не может быть и речи» и что социалистическое сознание рабочим «могло быть принесено только извне», т.-е. революционными марксистами.

Рабочее движение, предоставленное самому себе, не находящееся под влиянием коммунистов, марксистов и, следовательно, подверженное влия­нию обволакивающей его со всех сторон буржуаз­ной идеологии, будет носить мелкобуржуазный ха­рактер по идеологии, задачам, способам борьбы. Это чрезвычайно важная мысль Ленина.

«Всякое преклонение пред стихийностью рабочего движения, всякое умаление роли «со­знательного элемента» (т.-е. роли маркси­стов, коммунистов, коммунистической партии. — Вл.С.)… означает тем самым, — совершенно независимо от того, желает ли этого умаляющий или нет, — уси­ление влияния буржуазной идео­логии на рабочих».

(Вот и у нас сейчас в России именно так — члены всей вышеперечисленных партий и организаций вроде бы искренние сторонники социализма, а действуют они на деле в интересах буржуазии, укрепляют в нашем обществе ее господство. Почему так? А потому что полнейшее отрицание необходимости знания и понимания теории научного социализма! И сами не знают, и рабочих не учат! Вот и сидим поэтому третий десяток лет в вонючем капитализме, когда подавляющее большинство страны убеждать в правильности социализма нет никакой необходимости — все бы туда с радостью побежали, не остановить. Все вроде бы в наших руках, да головы дурные. Не рабочим надо поправлять сознание, а сначала тем, кто пытается быть их авангардом — самим «коммунистам»! — прим. РП)

Малейшее отклонение от марксизма, ленинизма представляет собой переход на почву мелкобур­жуазных воззрений. История нашей партии осо­бенно наглядно показывает, что группы, сходив­шие с почвы ленинизма, тотчас же оказывались в плену у мелкобуржуазной идеологии и начи­нали — против своей воли и желания —проповедывать какую-либо разновидность мелкобуржуазного мировоззрения. Середины нет: или ортодоксаль­ный (не допускающий никаких отклонений) лени­низм или мелкобуржуазность. (Здесь выражение автора статьи «ортодоксальный ленинизм» нельзя понимать догматически, что-де все сказанное Лениным до последней буквы есть непреложный закон и истина в последней инстанции. Как всегда и везде, истинный марксизм-ленинизм требует диалектического подхода — «конкретный анализ конкретной ситуации»! Марксизм-ленинизм категорически против общих истин и абсолютных схем, верных во все времена. Ленина и Маркса нужно не повторять, а понимать! Понять у них главное — почему в той или иной ситуации они действовали так, а не так. Только тогда можно научиться видеть по-марксистски и думать по-марксистски, а значить давать новым события, ситуациям и обстоятельствам истинно марксистские оценки. — прим. РП)

Ошибка «рабочей оппозиции»

В 1920—21 годах в партии существовало тече­ние, именовавшее себя «рабочей оппозицией». «Ра­бочая оппозиция» расходилась с партией в целом ряде вопросов, в том числе и в области партий­ного строительства. «Рабочая оппозиция» предста­вляла собой антипартийное, враждебное партии те­чение; поэтому X партийный съезд осудил «рабо­чую оппозицию» и прекратил ее дальнейшее существование.

Из многочисленных ошибок «рабочей оп­позиции» нас здесь интересует только одна. «Рабочая оппозиция» пыталась восстановить одну часть пар­тии, состоящей из рабочих, против другой ее части — интеллигентов и слу­жащих.

Она, в частности, требовала, чтобы чле­нов партии нерабочих каждый год отправлять на три месяца на фабрики и заводы для физического труда.

В основе этого предложения лежала следую­щая мысль: рабочий класс по природе своей социалистичен; интеллигенты или служащие по природе своей мелкобуржуазны; надо поэтому время от времени ставить их в положение рабочего, заставлять заниматься физическим трудом, и тогда они приобретут социалистическое (коммунистиче­ское) сознание.

Представитель «рабочей оппозиции» высказал на X съезде партии такой взгляд: «В пар­тии нужно провести коммунистическое воспитание. Это коммунистическое воспитание заключается не только в том, чтобы рабочие по книжке понимали теорию марксизма, когда они хорошо понимают ее и на, практике, но в том, чтобы тот нерабочий элемент, который вошел в ряды партии, понял трудовую пролетарскую пси­хологию». Дальше пояснялось, что в целях «ком­мунистического воспитания» надо каждого нерабо­чего посылать на завод и каждый новичок (нера­бочий) «должен изучить простейшие процессы фи­зической работы».

В подчеркнутых нами словах представителя «рабочей оппозиции» сквозит та мысль, что для коммунистического воспитания можно было бы, собственно, обойтись и без «книжки», так как рабочие все равно хорошо постигают марксистскую теорию и «на практике», независимо от «книжки».

Вот это-то и неверно. Это та же оши­бочная мысль, о которой мы уже говорили выше, будто рабочий класс сам собой, собственными уси­лиями, из практики своего быта и своего стихий­ного движения может вывести марксистскую идео­логию.

Не может. «Трэдъюнионовскую», мещанскую, либеральную, мелкобуржуазную (под влиянием буржуазной идеологии) — да, марксистскую — нет.

«Трудовая пролетарская психология», о которой го­ворила «рабочая оппозиция», создается, разумеется, на фабрике и заводе процессом и условиями самой работы, но в том-то и дело, что из самой наилуч­шей трудовой пролетарской психологии никогда не может само собой вырасти марксистское, коммуни­стическое сознание, оно приходит только из книжки, из теории, только со сто­роны, — от Маркса, Энгельса, Ленина и других, и самое внимательное, самое терпеливое и добросо­вестное изучение и применение «простейших про­цессов физического труда» никогда не озарит нас теорией марксизма.

Тому наилучшее доказатель­ство — сама «рабочая оппозиция»: людей с «трудовой пролетарской психологией» у «рабочей оппозиции» было достаточно, но это нисколько не помешало тому, что идеология ее была насквозь мелкобуржу­азной, антимарксистской.

Наивно до последней степени думать, будто до­статочно людям стоять у станков, чтобы у них сама собой образовалась коммунистическая (мар­ксистская) идеология. Если бы вопрос о классовой идеологии пролетариата решался так просто, мы уже давно имели бы социализм.

Дело обстоит го­раздо сложнее. В Англии, например, больше 10 мил­лионов человек стоит у станков, а лишь немного больше 10 тысяч из них — коммунисты, то есть люди с действительно классовой идеологией. И эту идеологию они получили не сами от себя, так ска­зать «изнутри», а именно «извне» — из теории, от агитаторов и пропагандистов марксизма, от революционеров-марксистов.

Пролетариат существует более ста лет. Высвобождение его от мелкобуржуазной идеологии, стихийно навязываемой ему капиталистическим обществом, и проникновение его идеоло­гией коммунистической есть долгий и трудный про­цесс. Он не идет сам собой, стихийно, а только благо­даря усилиям марксистских групп, организаций, партий, «терпеливо» и настойчиво разъясняющих рабочим их классовые интересы и тем высвобожда­ющих их от влияния мелкобуржуазной идеологии.

(Здесь интересен тот факт, что, как нам рассказывали товарищи, хорошо знающие реалии КНДР, в этой стране умудрились реализовать идеи «рабочей оппозиции» — там служащие и интеллигенция, особенно руководящего звена, должны 1 день в неделю (если не ошибаемся, по пятницам) отработать на производстве. Это их якобы сближает с рабочими массами. Мелкобуржуазный характер подобных мер раскрыт автором брошюры Сориным достаточно хорошо. Более подробно интересующиеся могут узнать из материалов X  съезда партии. Но тот факт, что такие мелкобуржуазные и наивные предложения через десятилетия умудрились осуществить на практике, показывает, насколько далеко реалии Северной Кореи ушли в сторону от научного социализма.

Кстати, в предложении «рабочей оппозиции» имеются еще и ошибки философского, мировоззренческого характера. Это чистой воды проявление механицизма, буржуазной идеологии — стремление к созданию абсолютных схем, свойственных механистическому материализму, которые якобы способны разрешить сложный  вопрос общественного развития раз и навсегда. Однако, как показывает историческая практика, истинно научным является не механистический, а диалектико-материалистический подход, и только он может привести на деле к успеху рабочий класс в его борьбе с буржуазией и построении нового коммунистического общества. — прим. РП)

Продолжение

О настоящей коммунистической партии. Организационные основы большевизма. ч.4.: Один комментарий

  1. «там служащие и интеллигенция, особенно руководящего звена, должны 1 день в неделю (если не ошибаемся, по пятницам) отработать на производстве.»

    Сразу вспомнил.
    У В. Пикуля в книге «Барбаросса » есть эпизод где рассказывается, что НСДАП для сплочения экипажей военных кораблей и подводных лодок (одна империя, один народ) издали устав (приказ etc) по которому морские офицеры и ниже рангом моряки были обязанны принимать пищу в одной и той же столовой, чего в кайзеровской Германии не было.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

С правилами комментирования на сайте можно ознакомиться здесь. Если вы собрались написать комментарий, не связанный с темой материала, то пожалуйста, начните с курилки.